Аффективные расстройства и шизофрения

Аффективные расстройства и шизофрения

Термин «аффективные расстройства» понимается двояко. В широком смысле к аффективным расстройствам можно отнести все нарушения, где эмоциональный (аффективный) компонент является основным,— от острых аффективных реакций до эмоциональной тупости при шизофреническом дефекте. Однако обычно в психиатрии этот термин используется в узком смысле — в отношении аффективных синдромов, которые характерны для маниакально-депрессивного психоза, хотя встречаются и при других психических расстройствах, а именно для различных вариантов маниакальных, депрессивных и смешанных состояний [Снежневский А. В., 1983]. В американском психиатрическом руководстве DSM-III (1980), кроме перечисленных состояний, в группу аффективных включены также дистимические расстройства.

При шизофрении депрессивные и маниакальные состояния (последние иногда называют маниакальноподобными, чтобы отличить от типичных маний при маниакально-депрессивном психозе) характерны для ее особой — рекуррентной формы (циркулярной, периодической шизофрении), которую часто называют также шизоаффективным психозом, а иногда рассматривают как особую нозологическую единицу («третий психоз») или как вариант маниакально-депрессивного психоза (атипичный аффективный психоз).

У подростков, вероятно, вследствие свойственной возрасту эмоциональной лабильности, депрессия как преходящий или даже как относительно устойчивый симптом встречается при разных синдромах шизофрении. Но маниакальноподобные состояния присущи именно шизоаффективному психозу. В этом возрасте, в отличие от детей, встречаются все описанные у взрослых варианты депрессивных и маниакальных состояний. Однако чаще, чем у взрослых, возникают их атипичные проявления. Картина нарушений может быть настолько необычной, что заслоняет депрессивную основу всего психического расстройства. Такие случаи принято называть подростковыми депрессивными эквивалентами [Toolan J., 1971]. Примером может послужить описанный нами делинквентный эквивалент депрессии [Личко А. Е., 1979].

На высоте маниакальных (реже — депрессивных) состояний могут возникать онейроидные переживания, содержание которых в подростковом возрасте отражает распространенные в среде сверстников суждения, интересы, увлечения.

В данной главе будут описаны особенности различных вариантов аффективных расстройств в подростковом возрасте: маниакальные и гипоманиакальные состояния:

— типичная («веселая») мания,

депрессивные и субдепрессивные состояния:

— депрессия со страхом и тревогой,

— делинквентный эквивалент; смешанные состояния;

онейроидные состояния на высоте аффективных расстройств.

Все эти варианты аффективных расстройств чаще всего встречаются при шизоаффективном психозе. В стертом виде их можно выявить при тимопатическом типе ремиссий, а также при других формах шизофрении у подростков, как вялотекущей, так и прогредиентной.

www.psychiatry.ru

Наличие депрессии при шизофрении было настоящей проблемой для Крепелиновской дихотомии, пытающейся сохранить фундаментальные различия и уточнить такие диагнозы, как шизоаффективное расстройство. Исторически сложилось мнение, что наличие аффективных расстройств при шизофрении является хорошим прогностическим признаком. Считалось, что пациенты с выраженными аффективными симптомами располагаются ближе к «биполярному», нежели «дефицитарно/аутистическому», концу континуальной модели психоза. Однако современные данные свидетельствуют о том, что депрессия ассоциирована с более плохим исходом шизофрении. Так, например, депрессия является более значимым фактором совершения суицида при шизофрении, чем императивные галлюцинации. Более того, лица с шизофренией и сопутствующей депрессией имеют более высокий риск рецидива и зависимости от наркотических веществ, а также более низкий уровень удовлетворённости жизнью, приверженности к лекарствам и умственной активности.

Распространенность депрессивного расстройства при шизофрении составляет около 40%, однако стадия болезни (ранняя или хроническая) и состояние (острое или постпсихотическое) сильно влияют на показатели, которые могут значительно варьировать. Так, в течение острых эпизодов показатели распространенности депрессии могут составлять до 60%, тогда как при постпсихотической шизофрении показатели умеренной и тяжелой депрессии варьируются между 20% при хронической шизофрении и 50% после лечения первого психотического эпизода. Также стоит отметить, что при изучении преморбидных фаз болезни в группах ультравысокого риска (УВР) развития психоза выяснилось, что 40% пациентов отвечают критериям депрессивного расстройства.

В лонгитудинальных исследованиях депрессии при шизофрении, подавляющее большинство, (до 80% пациентов) испытывает как минимум один клинически значимый депрессивный эпизод на ранней стадии. Эти данные ещё раз подчеркивают тот факт, что поперечные исследования заметно недооценивает истинную распространенность депрессии, и, что на ранней стадии болезни симптомы аффективных расстройств могут быть более чем «сопутствующими» переживаниями.

Разнообразие представленных данных о депрессии также частично объясняется проблемой дифференцировки симптомов депрессии от негативных симптомов, что свидетельствует о сложном и пока еще плохо понимаемом совпадении данных симптомов на феноменологическом уровне. Так, например, ангедония, алогия, асоциальность и притупленный аффект могут быть результатом сопутствующей депрессии.

Как заключают авторы статьи, депрессия при шизофрении бросает вызов категориальной и иерархической диагностической системе психических расстройств: «Если мы принимаем тот факт, что депрессия часть шизофрении, то каковы тогда последствия для психотической депрессии и шизоаффективного расстройства в качестве диагностических категорий? Этот вопрос открыт для обсуждения». По мнению авторов, рассматривать депрессию как сопутствующее шизофрении расстройство неправильно, т.к. её роль может быть намного более глубокой, а доказательные исследования методов терапии аффективных расстройств при шизофрении должны стать приоритетным направлением для спонсоров.

sch.psychiatr.ru

Аффективные расстройства при шизофрении

Выраженность аффективных расстройств при эндогенных заболеваниях может быть различна и в разных случаях проявляться по-разному, и зависеть от тяжести продуктивной или негативной симптоматики. В некоторых случая с когнитивными нарушениями.

Депрессия при шизофрении достаточно распространенное явление. Как правило, может предшествовать, сопровождать или протекать после периода обострения. Некоторыми авторами депрессия при шизофрении рассматривается как отдельное заболевание. Другими же это аффективное расстройство рассматривается как проявление шизофрении. И как следствие, подход в лечение депрессии при шизофрении может быть разным.

Аффективные расстройства при шизофрении, как уже говорилось раньше, могут проистекать по-разному: атимии (отсутствие эмоций, «эмоциональная тупость»), паратимии, амбивалентность чувств (одновременное возникновение двух противоположных эмоций ). Депрессия при шизофрении проявляется плохим, пониженным настроением. Подавленностью. Плохое настроение и депрессия синонимы в рамках эммоциональных расстройств при шизофрении. Плохое настроение при депрессии тоже может быть разной степени выраженности. От небольшой раздражительности, до дисфории.

Колебания настроения в зависимости от тяжести психоза могут быстро меняться от печали и тоски до немотивированной радости, смеха и эйфории. Иногда, наоборот, больной находится в одном неизменном настроении продолжительное время.

При аффективных расстройствах при шизофрении амбивалентные эмоции могут быть ярко выражены на остроте психоза. Амбивалентные эмоции проявляются в виде одновременного плача и смеха, страха и блаженства, моет испытывает любовь и одновременно ненавидеть.

Для начальных симптомов шизофрении характерно поверхностное капризное настроение, не соответствующее происходящим событиям. Плохое настроение и депрессия, тревога , тоска, апатия, раздражительность – симптоматика периода начала шизофрении.

Зачастую, при таком состоянии больного, врачу трудно установить с ним контакт.

При последующем развитии, депрессия при шизофрении меняет свой характер. Эмоциональные реакции сглаживаются, становятся менее разнообразными, по содержанию более скудными. Эмоциональная жизнь больного уплощается, становится менее насыщенной односторонней. Контакт с окружающими и близкими снижается иногда вовсе исчезает. Меняются привычные связи и круг интересов. Больные больше замыкаются в собственном мире, переживаниях идеях. Общение с окружающими почти сводится к нулю.

Эмоции больного шизофренией в период обострения мешают выразить свои чувства и желания должным образом. Человек может выглядеть несколько заторможенным, равнодушным, бесчувственным к происходящему вокруг него. Тревога при шизофрении является неотъемлемым компонентом депрессии при шизофрении.

Наиболее часто выраженным аффективным расстройством при шизофрении является депрессия. Депрессия при шизофрении встречается почти в 30-40% случаев остро возникшего психоза. С преобладанием страха, растерянности, тревогаb ярости иногда неудержимого веселия.

На эмоциональный фон при шизофрении большую роль играют галлюцинации. Большая часть аффекта наблюдаемая в остром периоде шизофрении, чаще всего связана с наличием голосов, обвиняющих и упрекающих больного.

Вместе с аффективными расстройствами при шизофрении может наблюдаться так называемый депрессивныйбред,. Бред самоуничижения, самообвинения, греховности, ипохондрический, дисморфоманический.

Больные, как правило, мнительны, неуверенны в себе, избегают лишних контактов. При запущенных стадиях больные отказываются от еды и перестают себя обслуживать.

Диагноз шизоаффективного расстройства может ставиться только тогда, когда симптомы аффективного расстройства и симптомы шизофрении возникают в одно и то же время и имеют сопоставимое выражение по своей интенсивности. При аффективном расстройстве при шизофрении, ведущей симптоматикой в отличие от шизоаффективного расстройства является симптоматика шизофрении.

Дифференциальную диагностику депрессии при шизофрении следует проводить с органическими заболеваниями головного мозга, алкоголизмом , интоксикацией, вызванной, употреблениями наркотических веществ.

psihiatrov.net

Выраженность аффективных расстройств не обнаруживает отчетливой корреляции не только с тяжестью негативной или позитивной симптоматики шизофрении, но и даже с выраженностью когнитивных нарушений.

Некоторые психиатры считают аффективные расстройства, особенно депрессивного спектра, при шизофрении самостоятельным по своему генезу проявлением болезни. Нам представляется обоснованным раздельное описание аффективных нарушений в клинической картине заболевания.

В разное время среди проявления аффективных расстройств, встречающихся при шизофрении, описывали колебания настроения, атимию («эмоциональная тупость»), и паратимии («искажение эмоций»), амбивалетность чувств (одновременное переживание противоположных эмоций).

Отмечалось, что колебания настроения могут быть неожиданными и быстрыми, выраженными в различной степени: от печали до счастья, от неуверенности до упрямства, от благодушия до напряженности.

Иногда эмоции больного остаются в одном ключе достаточно продолжительное время («аффективная неподвижность»).

Амбивалентность чувств проявляется в том, что они возникают одновременно: «плачет и смеется в одно и то же время», «испытывает страх и вместе с тем блаженство», «считает себя святым и распутным», «любит и при этом ненавидит».

Для начального этапа шизофрении характерно поверхностное настроение с капризностью и неадекватностью, причем, как правило, эмоциональные реакции не соответствуют происходящим событиям. Депрессивное состояние может иметь место в продромальной фазе шизофрении.

Общеизвестно, что врачу сложно установить эмоциональный контакт с больным шизофренией, добиться сопереживания (praecox feeling). Предполагается, что этот симптом может быть следствием проявления негативной симптоматики или результатом осложнений терапии психотропными средствами. Однако с учетом последних исследований спорным является предположение, что аффективные расстройства при шизофрении являются одним из ее осевых синдромов (Cooper S., 2000), проявлением негативной симптоматики (Lindenmayer J., 1992).

При шизофрении эмоции становятся менее разнообразными, менее глубокими и яркими. Эмоциональная жизнь становится скудной в связи с этим, круг интересов больного сужается, деятельность его становится менее разнообразной, а общение с окружающими менее интенсивным или почти прекращается.

Больному шизофренией трудно выразить свои чувства, точно эмоционально отреагировать на изменение ситуации. Он может выглядеть несколько заторможенным, равнодушным («тупым и бесчувственным даже к смерти близкого человека»).

Эмоции неадекватны по силе, а иногда и извращены по качеству, на те или иные стимулы внешнего мира (Семенов С. Ф., 1962). Часто эмоциональное состояние характеризуется повышенным уровнем тревоги.

Депрессия при шизофрении.

Наиболее распространенным аффективным нарушением при шизофрении является депрессия или снижение выраженности эмоциональных реакций. В то же время иногда встречаются яркие, неадекватные ситуации эмоции, крайней степени выраженные проявления ярости, страха, тревоги, веселья.

При остро возникающем эпизоде шизофрении у 30-40% больных депрессия может быть недостаточно заметна в клинической картине заболевания. Одним из диагностических маркеров в этом случае являются так называемые «хулящие голоса», обвиняющие и упрекающие больного. По мере купирования острой фазы психоза депрессия также утрачивает свою выраженность (Любов Е.Б., 2006). Бред вины при шизофрении может иметь грандиозно-фантастический характер.

Симптомы депрессии нередко сопровождаются мнительностью, неуверенностью в себе, боязнью физического контакта.

Больные могут отказываться от еды и принимать ее в отсутствие посторонних. Отмечена связь депрессии с особенностями нейролептической терапии заболевания (Siris S. et al., 1988).

Отметим, что диагноз шизоаффективного расстройства должен ставиться тогда, когда когда симптомы депрессии и симптомы шизофрении возникают в одно и то же время и имеют сопоставимое выражение по своей интенсивности.

В процессе дифференциальной диагностики депрессии при шизофрении, последнюю также следует отличать от расстройств аффективного спектра, обусловленных органическим поражением мозга, хронической алкогольной интоксикацией, употреблением психоактивных веществ.

Врач-психиатр, психотерапевт высшей категории,

www.depressia.com

ЛЕКЦИЯ № 4. Аффективные расстройства настроения. Современное состояние вопроса о сущности шизофрении

1. Аффективные расстройства настроения

Настроение – преобладающее на определенный период и оказывающее влияние на всю психическую деятельность эмоциональное состояние.

Все нарушения настроения характеризуются двумя вариантами: симптомами с усилением и ослаблением эмоциональности. Гипертимия, эйфория, гипотимия, дисфория, тревога, эмоциональная слабость относятся к расстройствам с усилением эмоциональности.

Гипертимия – повышенное, радостное настроение, проявляющееся легкостью в решении всех вопросов, наплывом бодрости, прекрасным физическим самочувствием, переоценкой собственных возможностей.

Эйфория – беспечное, благодушное, беззаботное настроение, сопровождающееся переживанием полного удовлетворения своих потребностей и недостаточной оценкой происходящих событий.

Гипотимия – сниженное настроение, переживание подавленности, тоскливости, безысходности. Внимание зафиксировано только на отрицательных событиях, настоящее, прошлое и будущее воспринимаются в мрачных тонах.

Дисфория характеризуется злобно-тоскливым настроением с чувством недовольства собой и окружающими, зачастую протекает с выраженными аффективными реакциями гневливости.

Тревога – чувство внутреннего беспокойства, ожидание беды, неприятностей, катастрофы; может сопровождаться вегетативными реакциями, двигательным беспокойством. Достаточно часто тревога перерастает в панику, при которой больные мечутся, не находят себе места или застывают в ужасе.

Эмоциональная слабость, или так называемая лабильность, проявляется неустойчивостью настроения, изменением его под влиянием незначительных событий. Такие люди легко могут впасть в состояние умиления, сентиментальности с появлением слабодушия (слезливости).

Болезненное психическое бесчувствие. Больные мучительно переживают утрату всех человеческих чувств – сострадания, горя, тоски, любви к близким. Пациенты говорят, что стали «как дерево», уверяют, что тоска легче, так как в ней человеческие переживания.

Такие состояния, как апатия, эмоциональная монотонность, эмоциональное огрубение, эмоциональная тугость относятся к нарушениям настроения со снижением эмоциональности.

Апатия – бесчувственность, расстройство эмоциональноволевой сферы, проявляющееся безразличием к себе, окружающим лицам и событиям, отсутствием желаний, побуждений и полной бездеятельностью. Больные в таком состоянии не проявляют никаких интересов, не высказывают никаких желаний, не интересуются окружающими из-за безразличия, на свиданиях с близкими молча забирают подарки и уходят.

Эмоциональная монотонность отличается ровным, холодным отношением ко всем событиям, независимо от эмоциональной значимости.

Эмоциональное огрубение характеризуется утратой наиболее тонких дифференцированных эмоциональных реакций: исчезает деликатность, сопереживание, появляется расторможенность, назойливость, бесцеремонность. Данное состояние наблюдается при алкоголизме, при атеросклеротических изменениях.

Эмоциональная тупость – расстройство, которое характеризуется слабостью эмоциональных реакций и контактов, оскудением чувств, эмоциональной холодностью, переходящее в полное равнодушие и безучастность. Больные становятся равнодушными и холодными к близким людям, их не трогает ни болезнь, ни смерть родственников, иногда сохраняются грубо эгоистические интересы.

Нарушения настроения и эмоционального реагирования обычно сопровождаются изменениями выразительных движений. Они могут быть неадекватными по силе и выраженности эмоциональному состоянию, не соответствуют переживаемым эмоциям.

Гипермимия характеризуется живой, быстро меняющейся мимикой, которая отражает картину быстро появляющихся и исчезающих аффектов. Мимические реакции зачастую утрированы, чрезмерно бурные и яркие.

Амимия, гипомимия характеризуются ослаблением, обеднением мимики. При осмотре отмечается однообразная, застывшая мимика горя и отчаяния, характерная для депрессивных состояний. На лице больного отмечается застывшее скорбное выражение, губы плотно сжаты, углы рта опущены, между бровями залегают складки. Характерно появление кожной складки верхнего века на границе внутренней трети, которая оттянута кверху и назад, – складки Верагута. В этом месте дуга превращается в угол.

Парамимия проявляется неадекватностью мимики и выразительных действий. В ряде случаев парамимия выражается в появлении улыбки на похоронах, слез, гримас и плача – при торжественных и приятных событиях. В другой ситуации мимическая реакция не соответствует каким-либо переживаниям. Это различные гримасы, например больной зажмуривает глаза и открывает рот.

2. Современное состояние вопроса о сущности шизофрении

Шизофрения – прогридиентное психическое заболевание, появляющееся на базе генетической предрасположенности, которое имеет непрекращающееся в течение длительного времени либо приступообразное течение и провоцирует появление своеобразных личностных изменений в виде дезинтеграции психики, аутизма, эмоционального обеднения и снижения активности.

Шизофрения занимает особое место среди всех форм психической патологии из-за своей частотности и распространенности, в большинстве случаев характеризуется неблагоприятным развитием, возникновением у некоторых больных сильного психического нарушения и негативными социальными последствиями для личности, вплоть до потери трудоспособности.

Симптоматология шизофрении многообразна и своеобразна. Легче перечислить психопатологические симптомы и синдромы, которые не характерны для шизофрении, чем те, которые встречаются часто.

Некоторые симптомы и синдромы встречаются у большинства больных шизофренией, однако их диагностическая значимость относительно невелика, поскольку эти же симптомы и синдромы характерны для большинства других психических заболеваний (например, бред преследования). Другие выявляются далеко не у всех больных шизофренией, но точно появляются почти только при шизофрении (разорванность мышления и речи) и являются для этой болезни патогномоничными, близкими к специфическим проявлениями.

Как и в общей психопатологии в целом, клинические проявления шизофрении принято разграничивать на отрицательные и положительные.

В отечественной практике диагностика шизофрении преимущественно основывается на выявлении характерных для шизофрении негативных расстройств, особенно при значительной давности болезни. На более ранних этапах шизофрении основное диагностическое значение часто имеют особенности продуктивной симптоматики (наряду с динамикой клинических проявлений).

Отрицательные симптомы шизофрении. К основополагающим отрицательным проявлениям шизофрении относится схизис (интрапсихическая атаксия). Под схизисом понимают дезинтефацию, разлаженность психики, неравномерность, мозаичность нарушений психических функций. Одни психические функции могут быть грубо расстроенными, а другие могут оказаться без изменений. Например, возможно тяжелое расстройство мышления и речи в виде их разорванности при достаточной сохранности памяти. Конкретными проявлениями расщепления психики являются также сама разорванная речь (страдает логическая сторона речи при сохранности грамматической), переживание раздвоения «я» в рамках деперсонализации, амбивалентность (сосуществование полярных эмоций) и многие другие симптомы шизофрении. Проводят аналогию между схизисом и игрой оркестра без дирижера.

Еще один кардинальный симптом шизофрении – аутизм, под которым понимают ослабление связей с реальностью, чрезмерное погружение в свой внутренний мир. Внешние обстоятельства мало влияют на содержание душевной жизни больного, которое определяется необычными, оторванными от повседневности мыслями, фантазиями, грезами, галлюцинаторно-бредовыми переживаниями. В одних случаях больные почти полностью отгорожены от окружающего, в других проявления аутизма ограничиваются чрезмерной склонностью к самоанализу, некоторой отстраненностью от действительности. К частным проявлениям аутизма могут быть отнесены глазная интраверзия (взгляд, «устремленный в себя»), аутоэротизм.

Типичные для шизофрении малообратимые эмоциональные изменения заключаются прежде всего в апатической окраске настроения или в глубокой апатии. Часто эти изменения в зависимости от их выраженности называют эмоциональным притуплением или тупостью, учитывая холодность, черствость больных по отношению к близким. Эмоциональная тупость иногда своеобразно сочетается с ранимостью, хрупкостью эмоций.

Из других стойких аффективных изменений характерны эмоциональная неадекватность и амбивалентность.

Для больных шизофренией типична патология волевых функций. Особенно часто выявляются в разной степени выраженные слабость побуждений, снижение активности. В одних случаях отмечается лишь некоторое ослабление стремления к деятельности, вялость (гипобулия, или снижение энергетического потенциала), в других больные почти полностью бездеятельны. Их активность в лучшем случае сводится к бессмысленному хождению, курению, удовлетворению простейших биологических потребностей (абулия).

Больные шизофренией нередко живут и действуют как бы механически, без чувства внутренней активности. В соответствии со сложившимися стереотипами они выполняют служебные, семейные обязанности, не пытаясь что-либо изменить к лучшему.

С другой стороны, при общей слабости побуждений у части больных долго сохраняется профессиональная активность.

Апатия и абулия сочетаются, образуя апатоабулический, или вялоапатический, синдром, чрезвычайно характерный для шизофрении. Преимущественно у больных шизофренией возникают такие волевые расстройства, как парабулия, амбитендентность, импульсивность.

Нередко встречающаяся при шизофрении патология влечений выражается в их угнетении, усилении или извращении. Больным с выраженным или грубым психическим дефектом иногда свойственны: прожорливость, поедание несъедобных предметов, сексуальные отклонения (вплоть до публичного мастурбирования), нанесение телесных самоповреждений, попытки самоубийства, выполняемые необычными, мучительными способами, жестокое обращение с людьми, истязание животных и другие проявления так называемых садомазохистских тенденций.

Формальные расстройства мышления, выявляемые у больных шизофренией, многочисленны и своеобразны. Главным образом при шизофрении отмечаются: разорванность мышления и речи, разноплановость мышления, паралогичное мышление, аутистическое мышление, символическое мышление, формальное мышление, резонерское мышление, аморфное мышление (недостаточная категоричность, уклончивость суждений), неологизмы, соскальзывания, ответы не в плоскости вопроса.

Вместе с тем у значительной части больных нарушения мышления мало выражены или клинически не определяются. Некоторым больным свойственны: высокий уровень абстрактного мышления, нестандартность, самобытность мыслительных процессов. Такие особенности мышления порой позволяют больным добиваться выдающихся результатов в различных областях профессиональной деятельности. Весомая доля непреходящих общечеловеческих ценностей создана больными шизофренией. Среди них есть выдающиеся математики, астрономы, физики, художники, писатели, артисты и спортсмены. В качестве примеров достаточно назвать И. Ньютона, Ф. Ницше, Н. В. Гоголя, В. Ван Гога.

Формальные способности памяти у большинства больных шизофренией не страдают. Нередко возникающее впечатление недостаточности памяти обусловлено слабостью побуждений и эмоционального компонента памяти.

Мимика у многих больных шизофренией болезненно изменена. Особенно характерны гипомимия, парамимия (вычурная, манерная мимика, гримасничанье). Возможна амимия. Иногда отсутствие лобной мимики сочетается с усиленными, странными мимическими проявлениями в нижней половине лица, что может рассматриваться как частное проявление схизиса.

Психомоторике больных шизофренией нередко свойственны угловатость, неуклюжесть, неловкость, необычность движений.

Коммуникативные функции у большинства больных шизофренией в той или иной мере нарушены. Чаще встречается замкнутость, избирательная общительность, формальный контакт. В крайних случаях больные полностью нелюдимы. Они нередко бывают «квартирантами в собственном доме». Выполняя семейные обязанности (хозяйственные дела, материальное обеспечение), больные дома стремятся к уединению, не могут установить теплых отношений с членами семьи, мало интересуются их делами и заботами. Вместе с тем больные иногда оказываются в полном подчинении, зависимости от кого-либо из близких, не страдая от этого.

Общение врачей с больными также затруднено, часто носит формальный характер «по вине» больного. Между врачом и больным как бы существует незримая стена. Врачу бывает сложно становить доверительные отношения с пациентом, получить доступ к его внутреннему миру, вчувствоваться в переживания.

Редкая, но в основном встречающаяся при шизофрении форма контакта с окружающими – психическая обнаженность (утрированная, неуместная откровенность, порой с малознакомыми людьми).

Поведению больных шизофренией часто свойственны различного рода странности, чудаковатость, парадоксальность. Странности, чудачества могут касаться самых разных сторон поведения: бытовых привычек, манеры одеваться, увлечений и интересов, профессиональной деятельности.

Больные бывают неряшливыми, запущенными в санитарно-гигиеническом отношении, неопрятными и одновременно претенциозными в одежде. Разрабатывают сложные и необычные системы мероприятий для поддержания здоровья и продления жизни. Например, постоянно пытаются задерживать дыхание, так как на человеческую жизнь «отпущено определенное количество дыханий». Одни в любое время года ходят босые, полуголые. Другие занимаются бессмысленным коллекционированием, лишая семью средств к существованию. Третьи необычными способами выполняют профессиональные обязанности: преподаватель латыни сводит занятия со студентами к хоровому пению на латинском языке.

Продуктивная психопатологическая симптоматика. Шизофренический бред отличается особой неправдоподобностью, абсурдностью содержания и часто явным несоответствием поведения тематике бредовых идей. Возможны любые варианты бреда по содержанию. Вместе с тем ряд бредовых фабул встречается преимущественно или почти исключительно у больных шизофренией: бред реформаторский, психического воздействия, особого значения, космический, антагонистический, чужих родителей.

Из обманов восприятия типичны псевдогаллюцинации, особенно вербальные, комментирующего или антагонистического содержания. Зрительные псевдогаллюцинации, обонятельные, тактильные, висцеральные и другие обманы восприятия бывают значительно реже. Существенное место среди клинических проявлений шизофрении занимают психические автоматизмы, особенно идеаторные, которые возникают почти исключительно при этой болезни: симптом открытости, наплывы мыслей, обрывы мыслей, эхо мыслей, чужие мысли, параллельные мысли, симптом разматывания воспоминаний, транзитивизм.

Почти все галлюцинаторно-параноидные синдромы достаточно типичны для шизофрении: паранойяльный, синдром Кандинского-Клерамбо, парафренный. Реже встречается вербальный галлюциноз.

Кататонические и гебефренные расстройства возникают в основном в рамках шизофрении.

Мании и депрессии бывают у больных шизофренией достаточно часто. Шизофреническим маниям и депрессиям свойственен ряд особенностей. У больных шизофренией преимуществен но развиваются атипичные мании: гневливая, непродуктивная, дурашливая, неистовая. Для шизофренических депрессий характерны эндогенные качества (витальная окраска, суточные колебания аффекта, сезонность возникновения), а также кататонические включения, бредовая симптоматика, не являющаяся вторичной по отношению к меланхолическому аффекту (бред преследования, воздействия), и психические автоматизмы.

Состояния помраченного сознания при шизофрении бывают относительно редко. У подавляющего большинства больных сознание оценивается как ясное или формально ясное. Если расстройство сознания развивается, оно носит онейроидный характер. В особо редких случаях возможно аментивноподобное помрачение сознания.

Непсихотические продуктивные расстройства. В рамках шизофрении могут возникать любые неврозоподобные и психопатоподобные нарушения: тревожно-фобические, обсессивно-компульсивные, истероформные, небредовая ипохондрия, психопатоподобные состояния эксплозивного, гебоидного, тормозимого типа. В одних случаях эти расстройства клинически трудноотличимы от проявлений соответствующих неврозов и психопатий. В других они обладают клиническим своеобразием.

Так, фобиям шизофренической природы нередко свойственны необычность, нелепость содержания, обрастание страхов сложными, причудливыми ритуалами. Некоторые устойчивые страхи (загрязнения, сумасшествия, острых предметов) в основном встречаются при шизофрении. Для сенестопатий у больных шизофренией характерны вычурность, насильственная окраска патологических ощущений.

Хроническая деперсонализация (особенно аутопсихическая) преимущественно развивается в рамках шизофрении.

В целом клиническим проявлениям шизофрении присущи полиморфизм и атипичность, парадоксальность.

К психопатологическим синдромам, которые не характерны для шизофрении, относятся все синдромы помраченного сознания, кроме онейроида (оглушение, делирий, сумеречное состояние, аменция), психоорганический синдром, эпилептиформный синдром, Корсаковский симптомокомплекс и органическая деменция.

Классификация шизофрении. В России широко используется классификация шизофрении, основанная на типах течения, степени профедиентности и синдромальной характеристике клинических проявлений болезни. В отличие от систематики шизофрении, представленной в МКБ-10, которая основана на синдромальном принципе, данная классификация базируется на клинико-динамических критериях. Она более дифференцирована, информативна, позволяет более уверенно строить клинический, социальный прогноз и планировать терапию.

1. Непрерывнотекущая шизофрения:

1) грубопрогредиентная (злокачественная):

2) среднепрогредиентная параноидная;

3) малопрогредиентная (вялотекущая):

2. Рекуррентная (периодическая).

3. Приступообразно-прогредиентная (шубообразная).

4. Особые формы шизофрении.

Данная классификация предусматривает выделение трех типов течения шизофрении: непрерывного, рекуррентного и приступообразно-прогредиентного. Непрерывнотекущая шизофрения включает (с учетом выраженности прогредиентных тенденций), грубопрогредиентный (злокачественный), среднепрогредиентный (параноидный по синдромальной характеристике) и малопрогредиентный (вялотекущий) варианты. Грубопрогредиентная шизофрения исходя из клинических особенностей подразделяется на параноидную, кататоническую, гебефреническую и простую формы. В рамках вялотекущей шизофрении различают неврозоподобную, психопатоподобную и простую формы.

Предусмотрено выделение и особых форм шизофрении: паранойяльной и фебрильной.

Непрерывнотекущая шизофрения. Эта шизофрения характеризуется неуклонно-поступательной динамикой. Бывают периоды обострения и послабления психопатологической симптоматики. Однако полноценные ремиссии не наступают. Лишь спустя много лет от начала болезни (на стадии ее стабилизации) иногда отмечается частичная редукция продуктивных и негативных расстройств.

Грубопрогредиентная (злокачественная) шизофрения. Больные грубопрогредиентной шизофренией составляют 5–8% от всех больных шизофренией. Эта шизофрения начинается, как правило, в подростково-юношеском возрасте (до 20 лет). Начало болезни постепенное. В инициальном периоде появляются и медленно усиливаются признаки шизоидизации личности в виде некоторого эмоционального однообразия, снижения активности, сужения круга интересов, трудностей общения, чудаковатости, странностей поведения. Далее наступает манифестация психоза. Возникают и быстро нарастают разнообразные продуктивные психотические расстройства: кататонические, гебефренные, галлюцинаторно-параноидные. Параллельно быстро прогрессируют негативные изменения личности: апатия, снижение энергетического потенциала, аутизм, формальные расстройства мышления.

Клиническая картина характеризуется не только полиморфизмом, тяжестью, но и изменчивостью, синдромальной незавершенностью симптоматики. На основе преобладания тех или иных продуктивных расстройств различают злокачественную, кататоническую, гебефреническую, параноидную и простую формы грубопрогредиентной шизофрении.

При кататонической форме доминирует люцидная (без онейроидного помрачения сознания) кататония в виде субступора, прерывающегося эпизодами кататонического возбуждения. Галлюцинаторно-параноидные расстройства находятся на втором плане.

Гебефреническая форма проявляется нелепо-дурашливым поведением, эйфорией, грубыми, жестокими шутками, кривлянием, разорванной речью, расторможенностью влечений, неряшливостью. Кататонические и галлюцинаторно-бредовые расстройства возникают эпизодически.

Для параноидной формы злокачественной шизофрении характерны: несистематизированный бред преследования, воздействия, величия, непостоянные вербальные псевдогаллюцинации, психические автоматизмы. Эта симптоматика сочетается с кататоническими эпизодами. Проследить типичный стереотип развития хронического бреда в виде последовательной смены паранойяльного, параноидного и парафренного синдромов у больных злокачественной параноидной шизофренией обычно не удается.

При злокачественной простой форме состояние определяется неуклонно нарастающими негативными расстройствами: эмоциональной тупостью, бездеятельностью, спонтанностью, нарушениями речи, вплоть до речевой разорванности. Формируется тяжелый апатоабулический синдром. Временно могут появляться кататонические, галлюцинаторно-параноидные расстройства.

Динамика злокачественной шизофрении катастрофическая. Современные методы терапии в большинстве случаев не позволяют добиться не только ремиссии, но и сколько-нибудь стойкой приостановки эндогенного процесса. В течение 2–5 лет наступает конечное состояние: своеобразное шизофреническое слабоумие в форме эмоционально-волевого опустошения, грубых расстройств речи, влечений, поведения. Глубокий эмоционально-волевой дефект сочетается с остаточной кататонической, галлюцинаторно-параноидной симптоматикой. Конечное состояние сохраняется всю последующую жизнь.

Среднепрогредиентная параноидная шизофрения. Эта форма шизофрении чаще всего развивается в возрасте от 25 до 40 лет.

Начало болезни медленное. Инициальный период, продолжающийся часто многие годы, характеризуется появлением фобий, обсессий, сенестопатий, отрывочных бредовых идей.

Уже в инициальном периоде нередко выявляются негативные изменения личности. В дальнейшем наступает манифестация болезни. Ее прогрессирование в типичных случаях проходит несколько последовательных этапов: паранойяльный, параноидный и парафренный. Нередко выделяют еще один, заключительный этап: распад галлюцинаторно-параноидных расстройств и выявление грубого психического дефекта.

На манифестном (паранойяльном) этапе постепенно или остро (по типу озарения) возникает систематизированный бред ревности, преследования, сутяжный, изобретательства или реформаторства, который медленно прогрессирует в течение нескольких лет. На следующем, параноидном этапе возникают вербальные галлюцинации, постепенно трансформирующиеся в псевдогаллюцинации. Появляются психические автоматизмы и чувственный бред воздействия. В итоге формируется синдром Кандинского-Клерамбо (синдром психического автоматизма). Наступление парафренного этапа выражается в присоединении к проявлениям синдрома психического автоматизма фантастического бреда величия.

Параллельно с прогрессированием хронических галлюцинаторно-параноидных расстройств постепенно нарастают негативные изменения личности. На заключительном этапе негативные расстройства достигают степени глубокого психического дефекта. Галлюцинаторно-бредовые расстройства утрачивают синдромальную завершенность, распадаются. Конечное состояние при параноидной шизофрении характеризуется сочетанием апатоабулического симптомокомплекса, остаточных галлюцинаторнобредовых проявлений и шизофазии (комбинация симптома монолога, т. е. спонтанной многоречивости, и разорванной речи).

Следует отметить, что в некоторых клинических ситуациях течение параноидной шизофрении бывает более благоприятным. Болезнь останавливается в своем развитии на парафренном этапе. Изменения личности не носят выраженного характера. Поведение больных остается относительно упорядоченным, несмотря на массивность галлюцинаторно-параноидных расстройств.

Малопрогредиентная (вялотекущая) шизофрения. Вялотекущая шизофрения составляет от 17 до 35 % всех учтенных случаев шизофрении и занимает второе место по частоте после приступообразно-прогредиентной формы.

Это непсихотическая или субпсихотическая форма шизофрении с относительно благоприятным течением. Характеризуется крайне медленным прогрессированием дефицитарных изменений личности, никогда не достигающих степени шизофренического слабоумия, и столь же медленным, вялым развитием продуктивной симптоматики непсихотического или субпсихотического регистра.

Начало болезни часто настолько незаметное, постепенное, что его сроки установить не удается. Появляются и очень медленно нарастают: некоторое эмоциональное однообразие, определенное снижение активности, аутистические тенденции, сужение круга интересов, отдельные странности, чудачества в поведении, резонерская окраска, витиеватость мышления и речи.

Столь же постепенно прогрессируют те или иные продуктивные непсихотические расстройства: фобии, обсессии, истероподобная симптоматика, деперсонализация, сенестопатически-ипохондрические расстройства, хроническая субдепрессия, сверхценные интересы и увлечения или стойкие нарушения поведения возбудимого, истерического, психастенического типа. Эпизодически могут возникать отрывочные бредовые идеи, галлюцинации, отдельные психические автоматизмы.

В зависимости от преобладания продуктивной симптоматики, напоминающей проявления неврозов или сходных с психопатиями стойких расстройств поведения, различают неврозоподобный и психопатоподобный варианты вялотекущей шизофрении.

У некоторых больных картина шизофрении определяется негативными изменениями личности, продуктивные нарушения могут возникать лишь эпизодически, в рудиментарном виде (вялотекущая простая шизофрения).

Рекуррентная (периодическая) шизофрения. Эта форма шизофрении течет в виде клинически очерченных приступов продуктивных психических расстройств и приводит, как и вялотекущая шизофрения, к неглубоким изменениям личности.

Приступы рекуррентной шизофрении имеют разную клиническую структуру.

Аффективные приступы проявляются депрессией или манией разной степени выраженности.

Аффективно-параноидные приступы тоже бывают двух видов: депрессивно-параноидные и маниакально-параноидные. Расстройства настроения при этих приступах сочетаются с бредом воздействия, инсценировки, антагонистическим бредом, иногда с бредом величия, а также с психическими автоматизмами, ложными узнаваниями, вербальными псевдогаллюцинациями.

При онейроидно-кататонических приступах кататонический ступор или субступор, прерываемый эпизодами кататонического возбуждения, сосуществует с онейроидным помрачением сознания.

Иногда приступы периодической шизофрении длятся всего несколько дней, чаще они продолжаются от нескольких недель до нескольких месяцев. Количество их тоже варьируется в широком диапазоне. Некоторые больные переносят в течение жизни всего один приступ, другие несколько, третьи более десяти приступов. У одних больных все приступы имеют сходную клиническую картину (однотипные приступы). У других возникают клинически разные приступы. При этом удается проследить типичные тенденции в видоизменении приступов: первые онейроидно-кататонические приступы сменяются аффективно-бредовыми и далее – аффективными, или выявляется обратная последовательность видоизменения приступов (от аффективных к онейроидно-кататоническим).

Выделяют особую разновидность рекуррентной шизофрении – циркулярную шизофрению, при которой возникают только аффективные (маниакальные, депрессивные) приступы и которую бывает трудно отграничить от маниакально-депрессивного психоза.

После первого и второго приступа часто не удается выявить какие-либо изменения личности. Последующие приступы в большинстве случаев сопровождаются легкими негативными изменениями личности, которые несколько усиливаются от приступак приступу, но никогда не достигают степени выраженного психического дефекта. У некоторых больных после 1–2 приступов наступает стойкая, длящаяся десятилетиями интермиссия, при которой какие-либо последствия перенесенного психоза не определяются. Такие интермиссии квалифицируют как практическое выздоровление.

Следует отметить, что часть отечественных и зарубежных психиатров выделяют случаи рекуррентной шизофрении с наиболее благоприятным течением (не приводящие к клинически определяемым изменениям личности) в особую группу шизоаффективных психозов и отводят им промежуточное положение между шизофренией и маниакально-депрессивным психозом.

Приступообразно-прогредиентная (шубообразная) шизофрения

Шубообразная шизофрения – самая частая среди всех форм шизофрении. Сущность приступообразно-прогредиентного типа динамики шизофрении заключается в совмещении двух вариантов течения – непрерывного и периодического.

В инициальном периоде появляются и постепенно прогрессируют типичные для шизофрении негативные изменения личности, а в части случаев и продуктивная симптоматика в виде навязчивостей, деперсонализации, сверхценных или паранойяльных идей. Далее возникают манифестный и последующие приступы в виде преходящих, качественно новых по отношению к перманентной симптоматике расстройств.

Приступы шубообразной шизофрении отличаются особым клиническим разнообразием. Выделяют острые паранойяльные, острые параноидные, кататоно-гебефренные, кататоно-депрессивные, депрессивно-галлюцинаторные, депрессивно-обсессивные и другие приступы. Каждый приступ сопровождается личностным сдвигом, углублением негативных изменений личности и усилением постоянных продуктивных нарушений.

У части больных шубообразной шизофренией негативные изменения личности и хронические продуктивные расстройства медленно прогрессируют и в интервалах между приступами.

Степень прогредиентности шубообразной шизофрении, глубина формирующегося психического дефекта значительно варьируют. В одних случаях шубообразная шизофрения близка к злокачественной форме и в итоге завершается конечным состоянием (шизофреническим слабоумием), в других по малой выраженности прогредиентных тенденций она близка к вялотекущей шизофрении и приводит к неглубокому личностному дефекту. Большинство случаев шубообразной шизофрении занимает промежуточное положение между этими крайними вариантами.

Особые формы шизофрении. Сущность паранойяльной шизофрении заключается в возникновении и многолетнем существовании систематизированного бреда. У одних больных бред развивается остро – по типу озарения, у других постепенно – на основе предшествующих сверхценных идей. Клинические проявления паранойяльной шизофрении обладают значительным сходством с паранойяльным этапом параноидной шизофрении, описанным выше.

Отличие состоит в том, что при паранойяльной шизофрении картина болезни на всем ее протяжении ограничивается систематизированным бредом. Перехода паранойяльного синдрома в параноидный не происходит.

Паранойяльная шизофрения проявляется бредом преследования, физического недостатка, ипохондрическим, изобретательским, реформаторским, религиозным, сутяжным бредом. У многих больных бред монотематичен.

Патологические идеи прогрессируют крайне медленно. Спустя десятилетия бред может подвергнуться частичному обратному развитию, сохраняясь в виде резидуальных или инкапсулированных (в значительной мере утративших актуальность) бредовых идей. Типичные для шизофрении негативные изменения личности удается выявить не всегда.

Фебрильной шизофренией (смертельной кататонией, гипертоксической шизофренией) называют острые приступы онейроидной кататонии в рамках рекуррентной и приступообразно-прогредиентной шизофрении, сопровождающиеся гипертермией и другими соматическими расстройствами. Наряду с кататонией в виде ступора или возбуждения возникают подъемы температуры тела до 38–40 °C длительностью до 2 недель. Температурная кривая не соответствует типичным колебаниям температуры при соматических и инфекционных заболеваниях. Отмечаются сухость слизистых, гиперемия кожи, кровоподтеки, иногда буллезные высыпания, изъязвление кожных покровов.

В наиболее тяжелых случаях на высоте приступа онейроидное помрачение сознания сменяется аментивноподобным с глубокой дезориентировкой, бессвязным речевым и однообразным двигательным возбуждением, ограниченным постелью. Возможно появление хореиформных гиперкинезов.

Обычно через несколько недель наступает ремиссия. В редких случаях возможен летальный исход. Иногда больной переносит несколько приступов фебрильной шизофрении.

Лечение и реабилитация. В лечении больных шизофренией используются практически все методы биологической терапии и большинство методов психотерапии.

Биологическая терапия. Ведущее место в биологическом лечении шизофрении принадлежит психофармакотерапии. Основные используемые классы психотропных средств – нейролептики и антидепрессанты. Препараты других классов применяются реже.

При злокачественной шизофрении назначают высокие дозы наиболее мощных нейролептиков с общим антипсихотическим действием с целью приостановить прогрессирование болезни и смягчить ее проявления. Однако терапия, как правило, оказывается недостаточно эффективной.

При параноидной шизофрении используют нейролептики-антипсихотики (галоперидол, трифтазин, рисполепт, азалептин, флюанксол). После улучшения состояния, частичной редукции галлюцинаторно-бредовых расстройств проводят длительную (обычно многолетнюю) поддерживающую терапию, часто теми же препаратами, но в меньших дозах. Нередко применяются инъекционные депонированные формы нейролептиков (галоперидол деканоат, модитен-депо, флюанксол-депо). В первые 2 года после развития галлюцинаторно-параноидных расстройств возможно проведение инсулинокоматозной терапии (с согласия больного или его родственников). Особой резистентностью к терапии обладают паранойяльный синдром и хронический вербальный галлюциноз.

Длительное использование нейролептиков нередко приводит к непереносимости больным препаратов, преимущественно в виде неврологических побочных эффектов и осложнений (нейролепсия, поздние дискинезии). В этих случаях должны применяться нейролептики, не вызывающие или почти не вызывающие побочных неврологических действий (лепонекс, рисполепт, зипрекса).

При рекуррентной и приступообразно-прогредиентной шизофрении выбор препаратов определяется синдромальной структурой приступов. Больным с депрессивными приступами показаны наиболее активные антидепрессанты (амитриптилин, мелипрамин, анафранил), которые обычно сочетают с невысокими дозами нейролептиков, не обладающих депрессогенным действием (трифтазин, этаперазин, рисполепт).

У больных с депрессивнопараноидными состояниями применяют ту же комбинацию препаратов, но дозы нейролептиков должны быть значительными или высокими. При неэффективности вышеназванных антидепрес-сантов могут быть назначены золофт, паксил или другие тимоаналептики из группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина. Маниакальные приступы чаще всего лечат галоперидолом в сочетании с оксибутиратом или карбонатом лития. Те же препараты используют у больных с маниакально-бредовыми состояниями. При онейроидной кататонии назначают нейролептики с ратормаживающим эффектом. В случае неэффективности нейролептиков показана электросудорожная терапия.

У больных с психомоторным возбуждением в структуре разных приступов используют инъекционные нейролептики с затормаживающими свойствами (клопиксол-акуфаз, аминазин, тизерцин, галоперидол, топрал).

Лечение фебрильной шизофрении по возможности проводят в реанимационных отделениях. Применяют активную дезинтоксикацию, включая гемосорбцию, гемодез, а также симптоматическую терапию и иногда аминазин. В случаях особой тяжести состояния (по витальным показаниям), проводят ЭСТ.

В межприступных интервалах осуществляется амбулаторная терапия для стабилизации ремиссии и предупреждения новых приступов. Часто применяются те же препараты, что и во время приступов, но в меньших дозах. При высоком удельном весе аффективных расстройств в структуре приступов назначают на длительное время нормотимики (карбонат лития, финлепсин, вальпроат натрия).

Медикаментозное лечение вялотекущей шизофрении проводится сочетанием малых или средних доз нейролептиковантипсихотиков или нейролептиков с более мягким действием (сонапакс, неулептил) и антидепрессантов.

Во многих случаях назначают и транквилизаторы. При вялотекущей шизофрении с преобладанием фобий и обсессий назначают транквилиза-торы – седатики (алпразолам, феназепам, лоразепам, реланиум), высокие дозы антидепрессантов и умеренные – нейролептиков.

Психотерапия. Психотерапия занимает существенное место в лечении больных шизофренией.

При наличии выраженной психотической симптоматики (параноидная шизофрения, психотические приступы рекуррентной и шубообразной шизофрении) больные нуждаются в участии, ободрении, поддержке врача. Демонстрация скептического отношения к бредовым суждениям, попытки их опровержения непродуктивны, приводят лишь к нарушению контакта между врачом и пациентом. Оправданы разъяснения, какие высказывания и формы поведения пациента оцениваются окружающими как болезненные. Полезна семейная психотерапия (психотерапевтическая работа с родственниками пациента, направленная на формирование правильного отношения к его болезненным высказываниям и поведению, на устранение внутрисемейных конфликтов, часто возникающих вследствие болезненно измененного поведения члена семьи).

При непсихотическом уровне расстройств (ремиссии приступообразной шизофрении, вялотекущая шизофрения) показана систематическая психотерапия, преимущественно рациональная (когнитивная) и поведенческая.

Используются приемы стимулирующей, отвлекающей психотерапии. Применяются специальные методики, направленные на устранение тех или иных расстройств, например функциональные тренировки при транспортных фобиях.

Такие методы, как гипносуггестивная психотерапия, аутогенная тренировка, психоаналитическая психотерапия применяются у больных шизофренией ограниченно в связи с риском ухудшения состояния больных и невысокой эффективностью.

Социальная реабилитация показана почти всем больным шизофренией (исключение составляют больные с сохранной трудоспособностью и достаточной социальной адаптацией).

Даже при хронической психотической симптоматике, глубоком личностном дефекте с полной инвалидизацией систематическое применение социально-реабилитационных мероприятий в сочетании с фармако– и психотерапией позволяет у ряда больных частично восстановить основные навыки самообслуживания, вовлечь больных в несложную трудовую деятельность.

В таких случаях процесс социальной реабилитации носит многоэтапный характер. Он часто начинается еще в период госпитализации с привлечения больных к выполнению простых хозяйственных заданий.

Далее больные систематически выполняют несложную работу в отделении, а затем в лечебно-трудовых мастерских при больнице. После выписки из стационара они продолжают работу в лечебно-трудовых мастерских, переходя ко все более сложным операциям.

При успешном реабилитационном процессе возможно возвращение к труду, не требующему высокой квалификации, на специальных предприятиях для психически больных или даже в условиях общего производства. Для этого больных приходится обучать новым, доступным по психическому состоянию трудовым навыкам.

При вялотекущей шизофрении, рекуррентной шизофрении с редкими приступами правильно организованная социальная реабилитация в комплексе с лечением нередко позволяет сохранить или восстановить доболезненный профессиональный, семейный и общественный статус.

www.nnre.ru