Алопеция после стресса

Облысение (алопеция)

Самой распространенной формой облысения является андрогенная алопеция. Приблизительно 95 % из всех лысеющих имеют эту форму. Следующая по численности — очаговая алопеция (менее 4 %). На все другие типы алопеции, вместе взятые, приходится менее 1 %.

Алопеция (этим термином называется облысение) — патологическое выпадение волос и серьезная психологическая проблема для человека. Ведь волосы всегда считались символом жизненной силы и энергии. У многих народов существовал обычай сбривать волосы на голове в знак скорби, а католические монахи в знак отречения от мирских соблазнов выстригали на голове кружочек — тонзуру.

В наше время вера в магическую роль волос не столь сильна, одноко волосы по-прежденму остаются мощным сексуальным стимулом. Длинные пышные волосы привлекают внимание мужчин не меньше, чем красивая фигура. Для женщин внешний вид мужчины традиционно не играет столь большой роли, поэтому состояние его волос ее волнует в меньшей степени. Считается, что боязнь облысения терзает мужчин чуть меньше страха перед импотенцией.

Причины того, почему человек на фоне полного здоровья начинает терять волосы, можно разделить на две основные группы: внутренние и внешние. К внутренним причинам относятся гормональные колебания и нарушения обмена веществ, аутоиммунные процессы, генетическая предрасположенность. К внешним — психическое состояние (стресс), инфекция, физическая травма (повреждение кожного покрова), действие ядовитых веществ и т.п. Нередко все перечисленные факторы сочетаются.

Что происходит?

Человек ежедневно теряет от 50 до 150 волос, что находится в пределах нормы. Однако, усиленное выпадение волос может привести к облысению.

Самой распространенной формой облысения является андрогенная алопеция, которая встречается как у мужчин, так и у женщин. Приблизительно 95 % из всех лысеющих имеют эту форму. Следующая по численности — очаговая алопеция (менее 4 %). На все другие типы алопеции, вместе взятые, приходится менее 1 %.

Связь андрогенной алопеции и уровня мужских гормонов в крови была подмечена давно — недаром говорят о гиперсексуальности лысых мужчин. Однако здесь речь идет об индивидуальной чувствительности волосяных фолликул каждого конкретного человека к наличию андрогенов (мужских половых гормонов) в крови. Причем фолликулы, более чувствительные к андрогенам, у женщин распределены по всей поверхности головы, а у мужчин располагаются на макушке и на границе роста волос, чем и объясняется характерная форма мужской лысины и отсутствие таковой у женщин.

Очаговая алопеция может проявиться и у мужчин, и у женщин, и у детей. Она обычно начинается с появления на голове нескольких кругов, лишенных волос, но иногда поражаются и другие области, например, брови и борода. Пролысины могут со временем перемещаться, а могут и вовсе зарасти. До сих пор не выяснена природа этого вида облысения, однако многое говорит о том, что это аутоиммунное заболевание, т.е. клетки иммунной системы препятствуют росту собственных волос. Кроме того, почти в 30% случаев прослеживается наследственная предрасположенность к очаговой алопеции.

Схожие симптомы наблюдаются при вторичном сифилисе, дерматофитии, дискоидной красной волчанке, травматической алопеции и трихотилломании (навязчивое действие, выражающееся в выдергивании волос).

При внезапных сильных стрессах может произойти замедление роста волос, на фоне чего их выпадение становится более заметным. Стресс вынуждает большую часть фолликул войти в фазу покоя и через несколько месяцев после стрессовых событий все «отдыхающие» фолликулы отбрасывают волосы примерно в одно и то же время, а мы, соответственно, с грустью наблюдаем усиленное их выпадение. До облысения в данном случае еще далеко, но волосы при этом заметно редеют.

Однако не стоит путать причину со следствием. Например, эстрогены (женские половые гормоны) удлиняют жизненный цикл волос и препятствуют их росту на подбородке и т.д. Во время беременности, когда организм женщины буквально переполнен эстрогенами, жизненный цикл волоса удлиняется, в результате чего увеличивается количество волос. Однако после родов, когда уровень эстрогенов падает, волосы начинают выпадать, что естественно вызывает сильное беспокойство. Помимо вышеперечисленного, массовое выпадение волос является побочным эффектом химиотерапии онкологических больных.

Диагностика и лечение

Диагностирует заболевание врач-дерматологили трихолог. Они же и назначают лечение.

Тем не менее, большинство людей занимается самолечением. Вера в чудодейственные свойства препаратов от облысения привела к появлению огромного количества всевозможных средств, которые в лучшем случае являются чисто косметическими и не приносят вреда. По сути, истинное предназначение шампуней с биодобавками, кремов, кондиционеров — скрыть потерю волос, например, за счет увеличения объема шевелюры. Эти средства могут применяться для маскировки потери волос, с этой же целью используются и парики. Кроме того, замаскировать поредевшие волосы можно с помощью процедуры наращивания волос.

Существуют и специальные препараты для лечения алопеции, но подбирать и применять их следует только после консультации с врачом. Тем более что перед началом лечения необходимо выявить истинную причину активного выпадения волос.

Кроме того, бороться с облысением можно с помощью хирургического метода — пересадки волос. Наиболее перспективным считается метод трансплантации, когда с областей, не подверженных облысению, то есть там, где располагаются фолликулы, не реагирующие на андрогены, участки ткани с волосами (от 1 до 8) переносят в район облысения.

medportal.ru

Выпадение волос при стрессе

Стрессовое выпадение волос не всегда легко диагностировать. Это связано с тем фактом, что выпадают волосы от стресса не сразу же, а через несколько месяцев спустя – иногда этот период растягивается до 6 месяцев.

  • Испарение телогена
  • Очаговая алопеция.
  • Большое количество волосяных фолликул одновременно впадают в фазу покоя. Рост части волос приостанавливается, а спустя 3-6 месяцев эти волосы внезапно выпадают. С таким состоянием знакомы многие женщины в возрасте от 30 до 60 лет, именно их зачастую настигает испарение телогена. Такой тип выпадения волос из за стрессовых ситуаций – самый частый.

    Такое заболевание часто сопровождается трихофагией – поеданием своих волос. Трихотилломания и трихофагия нужно лечить в обязательном порядке. Кроме того, что эти болезни являются симптомами серьезного нервного расстройства человека, трихофагия нередко становится причиной заболеваний желудочно-кишечного тракта. Съеденные волосы могут скапливаться в желудке и образовывать безоары, препятствующие нормальному пищеварению.

    Хотя природа возникновения очаговой алопеции не изучена досконально, многие врачи считают стрессовые ситуации пусковым механизмом, вызывающим данный тип облысения. Природа очаговой алопеции – аутоиммунная, это значит, что организм сам атакует волосяные фолликулы, в результате чего они прекращают функционирование. Разовый или хронический стресс способен запустить подобные аутоиммунные процессы в организме.

    Первым шагом при поредении шевелюры должен стать визит к трихологу. Только трихолог сможет диагностировать у вас стрессовое выпадение волос и истинные причины, вызвавшие этот процесс. Помимо консультации врача, нужно научиться бороться со стрессом, чтобы в будущем предотвратить повторное выпадение волос.

      Травяной чай — прекрасная помощь организму в борьбе с излишней нервозностью

      Если у вас выпадают волосы из-за стресса, лучше всего обратиться за помощью к психотерапевту. Возможно, вам понадобится медикаментозная помощь в борьбе со стрессовым состоянием. Если вы не хотите обращаться к психотерапевту, хотя бы поговорите по душам с близким человеком. Нередко проблемы становятся не такими страшными, после того как вы посмотрите на них со стороны.

      stopvypadenie.ru

      Частой причиной выпадения волос у мужчин и женщин является сильный стресс. Депрессия, постоянное напряжение, сильные эмоциональные всплески способны влиять на состояние шевелюры. Кроме того, стресс косвенным образом может запустить механизмы целого комплекса проблем со здоровьем: гормональный сбой, ослабление иммунитета, рецидив хронических заболеваний – в итоге выпадают волосы из-за стресса.

      Каким образом стресс влияет на волосы?

      На разовое сильнейшее потрясение организм реагирует выбросом адреналина. Этот гормон воздействует на микромышцы, приподнимающие волоски – животные точно так же во время испуга или нападения на врага поднимают шерсть дыбом. Если такие встряски организм получает постоянно, мышцы пережимают сосочки, которые доставляют питание волосяным фолликулам. Сокращение мышцы способствует изменению фолликула – рост волоса приостанавливается. Иногда большое количество волос впадает в фазу телогена – этот процесс еще называют испарение телогена. Волосы в телогене перестают расти и выпадают в течение нескольких месяцев.

      Плохо влияют на волосы и разовая эмоциональная встряска, и вялотекущая затяжная депрессия. После однократного стресса волосы не редеют так сильно и восстанавливаются довольно быстро. Хронический же стресс воздействует на волосы исподтишка и подтачивает здоровье в целом, и последствия иногда приходится лечить в течение нескольких лет.

      Организм может ответить выпадением волос как на разовое эмоциальное потрясение, так и на длительный стресс

      От стресса выпадают волосы, что делать?

      В первую очередь необходимо установить, какому виду выпадения подверглась ваша шевелюра после испытанного стресса:

    • Трихотилломания
    • От типа выпадения волос будет зависеть способ терапии.

      Испарение телогена

      Трихотилломания

      Так называется нервное расстройство, при котором больной испытывает навязчивое неосознанное желание выдергивать волосы (брови, ресницы). Обычно трихотилломания усиливается в стрессовых ситуациях – человек использует выдергивание волос как способ самоуспокоения. Такое заболевание чаще всего развивается у людей с низкой самооценкой, склонных к депрессии и высокой тревожности. Можно определить трихотилломанию по поредению бровей и ресниц без видимых повреждений кожи, на голове обычно остаются следы от выдергивания волос в виде небольших неравномерно расположенных залысинок.

      Очаговая алопеция

      Выпадение волос при стрессе: лечение

      Вы можете самостоятельно снизить напряжение с помощью простых мер:

      Помогите своему организму бороться с нервозностью с помощью травяных чаев и успокаивающих процедур.

    Очаговая алопеция и методы ее лечения

    Целенаправленные демографические исследования показали, что гнездное облысение, или очаговая алопеция встречается у 0,05-0,1% населения хотя бы один раз в жизни. Начало заболевания может быть в любом возрасте, однако первые его признаки у большинства людей отмечены преимущественно в 15-30-летнем возрасте. У 34-50% больных выздоровление наступает в течение 1 года, но почти всеми больными отмечено более одного эпизода болезни.

    Очаговое облысение, несмотря на отсутствие прямой угрозы для здоровья, приводит к серьезным косметическим дефектам, особенно при тяжелых формах. У многих людей из-за этого происходят нарушения психического состояния, вплоть до тяжелой депрессии, что еще больше утяжеляет течение болезни. Неэффективность лечения или возникновение рецидивов на его фоне — это высокий риск социальной изоляции и самоизоляции, особенно у подростков и женщин.

    Гнездная алопеция — это хроническое заболевание воспалительного характера без формирования кожных рубцов, поражающее волосяные фолликулы и, в некоторых случаях — ногти. В результате этого выпадают волосы на голове, лице и других участках тела. Обычно эти участки имеют округлую форму.

    Причины и клинические формы заболевания

    Среди механизмов развития гнездного облысения последние 10 лет основное значение придается аутоиммунному механизму. Смысл его состоит в том, что организм воспринимает волосяные фолликулы, имеющие различное строение в разных участках тела, как чужеродные образования. Основанием для такого предположения стало обнаружение в разных участках волосяных фолликул иммунных комплексов C3 и иммуноглобулинов G, M, A, нарушение соотношения иммуноглобулинов в плазме и дефицит клеточного иммунитета. Очаговая алопеция у женщин встречается с той же частотой, что и мужчин, но чаще у людей с темными волосами.

    Предрасполагающими и провоцирующими факторами считаются:

  • генетическая предрасположенность, так как в 10-25% патология носит семейный характер;
  • острая вирусная инфекция;
  • наличие в организме очагов хронической инфекции — риносинусит, тонзиллит, кариес зубов и другие;
  • стрессовые состояния;
  • нарушения функции эндокринных органов: у таких больных нередко обнаруживаются отклонения от нормальной функции коры надпочечников, щитовидной железы, гипоталамуса или гипофиза;
  • расстройства функции вегетативной нервной системы, приводящие к нарушению микроциркуляции в виде выраженного спазма прекапилляров и артериол, снижения числа функционирующих капилляров, повышенной вязкости крови, замедления скорости ее тока; чем больше выражены такие нарушения, тем тяжелее течение.
  • Клинические формы

    Очаговая алопеция проявляется шестью клиническими формами:

  • локальной, которая характеризуется изолированными округлыми или овальными очагами выпадения волос;
  • лентовидной (офиазис Цельса), характерной неблагоприятным течением; очаг облысения распространяется от затылочной до височной области в виде ленты;
  • субтотальной, характеризующейся слиянием мелких очагов с образованием больших участков поражения;
  • тотальной, при которой волосы отсутствуют на всей голове, выпадают полностью ресницы и брови;
  • универсальной — отсутствие волос на всей поверхности тела; эта форма может длиться постоянно десятилетиями, когда после ликвидации старых очагов возникают новые или после периодов ремиссии наступают рецидивы; обычно повторные обострения протекают в более легких формах;
  • гнездное облысение, сопровождаемое поражением ногтей — наиболее тяжелая форма течения процесса.
  • Заболевание чаще поражает только волосистую часть головы. Значительная потеря волос наблюдается редко — не более чем у 7% заболевших. Очаговая алопеция у мужчин может иногда ограничиваться лишь областью подбородка (отсутствует рост бороды). Клинические формы способны переходить одна другую, что особенно выражено при злокачественном течении болезни.

    Стадии и признаки заболевания

    В зависимости от течения процесса и симптоматики различают три стадии облысения:

  • Прогрессивная, или активная стадия. Кожа в очагах поражения становится отечной и гиперемированной (красной), имеет воспаленный вид. Больного беспокоят зуд, покалывание и жжение. Характерно наличие обломанных волос и так называемой зоны «расшатанных волос» на границах участка облысения. Она имеет ширину приблизительно от 3 мм до 1 см. При легком потягивании волос в этой зоне они безболезненно и достаточно легко извлекаются. Луковичные концы стержней волос дистрофичны и имеют вид «оборванного каната».
  • Подострая, или стационарная стадия. Она характерна незначительными воспалительными явлениями или их отсутствием, бледной кожей в месте поражения и отсутствием зоны «расшатанных волос».
  • Стадия регресса, при которой начинается постепенный рост пигментированных терминальных волос и рост пушковых светлых волос (веллюс), со временем постепенно утолщающихся и приобретающих пигментацию.
  • Дистрофическое поражение ногтей при легкой форме очаговой алопеции встречается редко (в 20%), при тотальной и универсальной — у 94% больных. Ногтевые пластинки приобретают тусклый вид, продольную исчерченность и/или точечные «наперсточные» углубления, а также волнистую узорчатую линию по краю ногтя.

    Дистрофия ногтевой пластины при тяжелых проявлениях очаговой алопеции

    Если длительность заболевания составляет более полугода, то речь идет уже о хроническом течении.

    Лечение очаговой алопеции

    В связи с отсутствием четкого представления о причинах и механизме развития болезни, нет достаточной ясности в вопросах ее профилактики и предотвращения рецидивов. Немалые затруднения представляет собой и выбор способов лечения. Поэтому большинство авторов считают необходимостью комплексный и максимально индивидуальный подход при выборе средств и методов воздействия.

    Основными составляющими в лечении являются:

  • Оказание психологической помощи, разъяснении причин сложности индивидуального подбора препаратов и методов, длительности заболевания и возможности самоизлечения. Необходимо объяснять, что эффект лечения на каждом участке наступает не раньше 3 месяцев после его возникновения. Существуют также случаи, когда с прекращением эффективного лечения облысение возобновляется.
  • Применение медикаментозных средств, способствующих коррекции нарушений в организме и лечению сопутствующих болезней, которые выявлены в ходе полного обследования. К ним относятся:
  • (1) противовоспалительные препараты (при наличии в организме очагов инфекции);

    (2) седативные, сосудорасширяющие и улучшающие микроциркуляцию (Трентал, Троксевазин, Кавинтон, Сермион);

    (3) улучшающие питание тканей (Солкосерил, Актовегин);

    (4) ноотропные (Пирацетам, Ноотропил) препараты;

    (5) комплексы витаминов с микроэлементами, кремнийсодержащие препараты, адаптогены и биостимуляторы (экстракты лимонника, эхинацеи, элеутерококка, мумие, мед), иммунокорректоры, мезотерапевтические коктейли (Dermaheal HL);

    (6) назначаются также Фенибут, обладающий седативным, психостимулирующим, антиоксидантным и антиагрегантным (предотвращающим склеивание элементов крови) действиями. В особо тяжелых и резистентных случаях заболевания взрослым рекомендуется прием внутрь глюкокортикоидных препаратов.

  • Наружно применяются различные крема, мази, лосьоны, настойки. В их состав входят гепарин, уменьшающий тромбообразование в мелких сосудах, верапамил, блокирующий кальциевые канальца клеток, которые участвуют в регенерации и функции кератиноцитов. Назначаются также ирритантные (раздражающие) препараты, способствующие улучшению микроциркуляции — бодяга, кротоновое масло, настойка (10%) красного перца, соки чеснока, лука и черной редьки, 20% раствор скипидара в касторовом масле. При тяжелых и упорных формах лицам старше 14 лет назначаются мази с высоким содержанием максимально активных гормональных (глюкокортикоидных) препаратов, а также введение их в очаги облысения способами мезотерапии и микронидлинга волосистой части головы, электрофореза. Глюкокортикоиды обладают выраженным иммуносупрессивным (снижение местного иммунитета), противовоспалительным и противоотечным эффектами.
  • Проведение процедуры мезотерапии мезороллером

      1. Физиотерапевтические методы — ионо— и фонофорез, микротоковая терапия, криомассаж, токи Дарсонваля, небольшие дозы УФО, лазеротерапия лучами низкой интенсивности, парафиновые аппликации волосистой части головы, озонотерапия. С целью подавления местного иммунитета применяется ПУВА-терапия, представляющая собой воздействие мягкими длинноволновыми ультрафиолетовыми лучами (УВА) в сочетании с приемом псораленов (П) внутрь в виде таблеток, капсул или местно в виде лосьонов и кремов перед УФ-облучением.
      2. При тяжелых течениях очаговой алопеции эффект может наступить только в результате длительного комплексного индивидуально подобранного лечения. При его отсутствии рекомендуется трансплантация волос или ношение парика.

        bellaestetica.ru

        Люди с алопецией — о болезни и реакции общества

        21 октября 2016 в 14:18

        По статистике, почти 75 % населения России в той или иной степени страдают заболеваниями кожи головы и волос, а девять из десяти пациентов, пришедших на прием к трихологу, жалуются на выпадение волос. При этом, согласно норме, здоровый человек теряет в день до сотни волос, а потеря большего количества является патологией и ведет к развитию облысения.

        Алопеция — это заболевание, для которого характерно облысение, то есть частичное или полное выпадение имеющихся на голове волос. Алопеция бывает нескольких видов, но самых распространенных из них — два: очаговая и андрогенетическая. Очаговая алопеция проявляется чаще всего у женщин: волосы начинают неравномерно выпадать в больших количествах, и причина такого заболевания неясна и не поддается лечению. Также существует андрогенетическая алопеция (в основном встречающаяся у мужчин), которая передается по наследству и проявляется постепенно, — волосы с годами истончаются до тех пор, пока не перестают расти. Различают в том числе тотальную и субтотальную алопецию. В первом случае человек теряет не только волосы на голове, но также брови и ресницы, а во втором — только на голове.

        The Village встретился с людьми, которые живут с алопецией, и узнал, как они справляются со своей болезнью и почему считают алопецию меньшим из зол, с которым могли столкнуться.

        40 лет, автор проекта для женщин и детей с алопецией

        Активное выпадение волос у меня началось, когда мне было 16 лет, — тогда я до конца не верила, что это надолго. Конечно, сильно переживала, полгода не ходила в школу, ждала, пока мне сделают парик на заказ. Тогда еще нельзя было просто зайти в магазин и купить подходящий парик, нужно было найти «донора», который бы сдал свои волосы, и потом из них уже делали парик.

        Мне очень повезло — у меня любящая семья, которая меня поддерживает во всем. В одиночку в принципе тяжело справляться с любой внештатной ситуацией, поэтому, когда есть некий любящий «инкубатор» (как я называю всех своих близких), который буквально помогает встать на ноги после стресса и жить дальше, — это бесценно.

        К тому же у меня изумительные друзья. Кстати, первое мое официальное признание перед моими подружками произошло, когда мне было 17 лет. Это была пижамная вечеринка, ну и во время боя подушками у меня слетел парик. Девчонки не знали, как реагировать, да и я не знала, то ли плакать, то ли смеяться. Ситуация была как в плохой комедии. Закончилось все тем, что мы наконец поговорили по душам, вместе поплакали, посмеялись. У меня есть подруга, которая сейчас живет в Италии, она специально отращивала свои волосы, наверное, больше года, чтобы потом их остричь и отправить мне на парик. Когда я узнала про это, я расплакалась, это было трогательно.

        Я начала свой проект два года назад, когда поняла, что нет открытого источника, где можно было бы что-то узнать про жизнь таких же, как я. Не просто узнать, но и вдохновиться. Есть закрытые сообщества, женщины прячутся и очень сильно боятся, что кто-то из их близких узнает про их нестандартную внешность. Меня до глубины души потрясли истории женщин, которые ходили и спали в париках 24 часа в сутки, а если снимали их, то только в ванной и так, чтобы не видеть себя в зеркале.

        Женщины по природе склонны к самокопанию. Я называю этот феномен «женщина и зеркало». Дайте женщине зеркало, и она накопает в себе огромное количество недостатков, при этом неважно, красивая она или нет. Интересно, что женщины жестче относятся и к другим женщинам.

        Поэтому, конечно, когда происходит что-то с внешностью, для женщины это трагедия номер один. Они очень боятся быть непривлекательными. Хотя по своему опыту могу сказать, что мужчины гораздо проще к этому относятся. У меня был забавный случай, я пришла на восточный массаж как-то, снимая шапочку, предупреждаю массажиста, чтобы не испугался: «Вы знаете, у меня такая особенность — у меня нет волос», на что массажист отвечает: «Не волнуйтесь, этот массаж никак не повлияет на вашу прекрасную внешность». То есть он даже не понял, зачем я ему это сказала. У мужчин, мне кажется, другие механизмы восприятия красоты. Они чувствуют женскую энергетику.

        Для меня очень важно донести до женщин, которые столкнулись с потерей волос, что красота — это наше внутреннее состояние. Можно представить это в виде лампочки, и пока она не горит, света нет, нет и тепла, но включите ее — и на ваш свет будут слетаться. И сейчас наше женское комьюнити понемногу растет, и среди нас есть изумительные женщины, которые и прекрасные жены, и заботливые мамы, и активные люди во всех жизненных аспектах. И многие признаются, что очень сильно сожалеют о тех моментах, когда вместо того, чтобы жить, они закрывались и страдали.

        Андрей (отец Саши): Я работаю врачом-неврологом и врачом-физиотерапевтом в поликлинике. Помимо того, занимаюсь общественной деятельностью. У моей дочери Саши алопеция. До этого учебного года Саша ходила в детский сад, а сейчас пошла в первый класс.

        Саше было два года, когда появился первый очажок на затылке. Сперва мы не придали ему особого значения: думали, что это может быть проявлением рахита, когда стирается область на затылке. Если коротко — мы попытались найти этому максимально простые и понятные объяснения. Сдали анализы, но там оказалось все в порядке. Потом появились новые очаги, постепенно они стали увеличиваться, и волосы начали массово выпадать. Мы принялись проходить очередные обследования, по которым, правда, никто ничего не мог сказать. Мы сдали и генетический анализ, и спектральный анализ на токсины — в общем и целом все было в порядке, и никаких проблем у нас не обнаружили. После этого были периоды, когда волосы выпадали, а потом отрастали, но в один прекрасный момент они все выпали и больше не появлялись. Саше тогда было около четырех лет.

        Диагноз «очаговая алопеция» был поставлен в педиатрической академии и у нас никакого сомнения не вызвал. Какого-то особо сложного периода в нашей жизни в связи с Сашиной болезнью я не помню. В садике дети еще маленькие и ни на что не обращают внимания, потому что не владеют понятиями «хорошо/плохо» и «красиво/некрасиво». Это начинается с возрастом, когда дети начинают меряться: у меня такая-то курточка, у меня такая-то игрушка. Примерно в это же время они перенимают от родителей и общества понятия, что красиво, а что нет. Но многое им нужно объяснять. Если не объяснить, они начинают придумывать что-то свое. Так что объяснить ребенку, почему у кого-то нет волос, — первостепенная задача их родителей. Самые страшные враги для ребенка — это родители, которые от своей неосведомленности и неграмотности делают недопустимые вещи.

        Мы начали искать способы лечения — связывались с Германией, даже писали в Штаты. В Америке есть такая организация Children’s Alopecia Project — они занимаются именно работой с детьми, столкнувшимися с алопецией. Мы написали им письмо, объяснили проблему и попросили совета. Собственно говоря, они ответили, что лекарства нет. Волосы могут возвращаться, затем самостоятельно исчезать, но это никак не связано с потенциальным приемом каких-либо препаратов. Есть гормональные препараты, которые могут как-то замедлить процесс выпадения. Но у них свои неприятные побочные действия, а эффект от приема такого средства никто не гарантирует — он может быть поначалу, но в дальнейшем, если процесс запущен, никто не гарантирует, что волосы не выпадут полностью опять.

        После того как мы поняли, что никакого эффекта нет, а психологически для ребенка все становится только хуже, мы просто решили не использовать никаких препаратов.

        Мы никогда не пытались скрывать Сашину болезнь — и родственникам, и всем близким спокойно рассказывали о проблеме. Возможно, нам проще, потому что мы с женой врачи и за счет большей осведомленности относимся ко всему попросту спокойнее. На то, чтобы прятаться, уходит очень много энергии, а ребенок тем временем все чувствует и получает определенную психологическую травму. Так, родители, скрывая болезнь, делают это не для ребенка, а для себя — просто потому, что боятся лишних вопросов, боятся, что их ребенок не такой, как другие. Но никакой пользы ребенку от их скрытности нет.

        Что может быть хуже, чем замкнуть человека в себе через изоляцию от окружающих? А другие дети всегда найдут повод для издевательств: кто-то носит очки, кто-то полный, у кого-то проблемы с ногой, у кого-то — косоглазие

        У нас даже мысли не было изолировать Сашу и пойти на домашнее обучение. Ребенок абсолютно здоров: он занимается спортом, и никаких физических отклонений у него нет. Психологические сложности есть. Но что может быть хуже, чем замкнуть человека в себе через изоляцию от окружающих? А другие дети всегда найдут повод для издевательств: кто-то носит очки, кто-то полный, у кого-то проблемы с ногой, у кого-то — косоглазие. При этом если у ребенка есть внутри стержень и он может дать отпор, то все достаточно легко преодолимо. А если он забивается в угол, не находя поддержки в семье, и сам себя считает ущербным, потому что родители его постоянно ото всех прячут — человек вырастает с очень большими психологическими проблемами и комплексами, которые не дают ему полноценно жить и развиваться. Если человека не воспринимает и не принимает семья, то о чем тут говорить? Говорят, что у нас жестокое общество, но все начинается с семьи.

        Как-то у меня родилась идея — почему бы не попробовать собираться и общаться с другими людьми с аналогичной проблемой. Сперва мы создали группу во «ВКонтакте», начали знакомиться, добавляться друг к другу в друзья. Очень большим шагом стало появление нашего комьюнити в Facebook — если во «ВКонтакте» круг людей ограничен русскоязычным контингентом, то Facebook — это весь мир.

        Там есть разные закрытые группы — добавляешься и видишь, что людей с алопецией очень много и такие люди совершенно спокойно живут, как и любые другие, ни в чем себя не ограничивая. Ты берешь с них положительный пример. Плюс встречи в офлайне — это действительно очень здорово, когда собираются сотни детей с алопецией, чтобы пообщаться друг с другом и послушать взрослых людей с тем же заболеванием. Ведь есть и олимпийские чемпионы с алопецией, есть и известные артисты, которые не стесняются появляться на публике без париков, — они делятся с детьми опытом и переживаниями, и, в принципе, это все очень мощная психологическая поддержка. Большей я и представить себе не могу.

        К приезду Мэри Маршалл (общественный деятель, занимающийся проблемами алопеции и сама страдающая алопецией с 40 лет. — Прим. ред.) мы заранее организовали встречу в Москве, на которой готовили русские национальные блюда, — устроили кулинарный мастер-класс. А затем в Петербурге, уже при поддержке международной клиники, нам выделили для встречи с ней большой конференц-зал.

        Знакомые и близкие нам тоже помогают. Например, помогли организовать фотосессию с визажистами, стилистами и модной одеждой. Плюс сейчас в наших планах создать команду для участия в соревнованиях. И необязательно что-то спортивное, это может быть и игра «Что? Где? Когда?» или нечто похожее. Просто продолжать общение действительно очень важно — многие девочки и женщины впервые в жизни снимают парики, для многих из них открывается некий новый мир. Трудно себе представить, например, что ты живешь 20 лет, каждое утро с детства надевая парик, и постоянно боишься, что он слетит или намокнет, — для человека это постоянный стресс, такой, который не знаю с чем сравнить.

        Мне 30 лет, я работаю редактором одного небольшого сайта в РИА «Новости». В общем-то, живу обычной жизнью и только недавно узнал, что у меня алопеция. Вообще алопеция — жутко расплывчатое понятие. Я не сразу нашел определение тому, что со мной происходило и происходит. Примерно семь лет назад я впервые заметил на фотографиях, что сверху, посередине головы, у меня все светится. А потом, когда друзья начали в шутку тыкать мне: «Эй, лысый», — я задумался. Сперва считал, что это какая-то чушь и наверняка все пройдет, а потом присмотрелся получше и обнаружил, что мои волосы на темени отчего-то действительно поредели. Постепенно я понял: еще немножко — и я стану «зачесывателем», как Лукашенко или Трамп. Так что я решил срочно положить этому делу конец — купил машинку и обрился.

        Период принятия себя таким, какой я есть, для меня до сих пор не закончился. Было и такое время, когда мне было трудно посмотреть на себя в зеркало. Причем у меня довольно удачная форма черепа и никаких шрамов на голове нет — в этом смысле мне, можно сказать, повезло.

        Очень многое зависит от того, как ты сам к этому относишься, — окружающие примут тебя любым. Когда я стал лысым, многие женщины стали рассказывать мне, что лысые мужчины — самые крутые, и вдобавок сравнивали меня с Брюсом Уиллисом. Даже моя жена говорит, что, не будь я лысым, она бы не обратила на меня внимания. Я, конечно, верю, но мне кажется, что она немного лукавит. Не думаю, что с изменением прически поменялся какой-то мой стиль одежды. Да, я ношу кепку, потому что голова обгорает, и раньше других начинаю надевать осенью шапку — потому что голова мерзнет. Но в целом как-то радикально мой облик не изменился.

        Я категорически отказываюсь воспринимать то, что со мной происходит, как какую-то болезнь. Мне недавно пришла в голову одна мысль: если называть то, что происходит, алопецией, становится не по себе. Сразу представляется такая сценка: я прихожу в бар к друзьям, сажусь за стол и трагическим голосом сообщаю: «У меня алопеция», — и друзья сразу решают сбросить денег мне на предполагаемые лекарства и все такое. В общем, если считать происходящее простым облысением, становится намного легче принять это как простой факт.

        Конечно, какое-то время назад я рефлексировал: «А почему это случилось именно со мной?» — и так далее. Но ответ очевиден: у меня все деды такие же лысые, как и я. Облысел отец, да и у брата на темени довольно редкие волосы — в общем, можно долго думать и спрашивать себя, почему, но толку от этого ноль. Так уж устроен мой характер: мне очень помогает, например, постоянно помнить о куда более несчастных людях со смертельными заболеваниями. Так сразу понимаешь — ты в полном порядке. Но если я заявлю, что меня не парит отсутствие волос, я смирился и все такое прочее, то это будет неправдой.

        Конечно, я слышал о куче народных средств из серии «берешь яйцо, рюмку коньяка, красный перец, перемешиваешь и получаешь чудодейственную маску». Но я такое никогда не пробовал — мне сейчас кажется, что при этом я бы выглядел полным идиотом. Я отправился сперва к одному трихологу, а потом к другому. Оба посоветовали мне разные эликсиры в маленьких тюбиках, которые надо втирать в голову, — такие производят бренды, выпускающие линейки для роста волос. Это стоило порядочных денег — пять лет назад 30 капсул обошлись мне в 8 тысяч рублей. И это при том, что никто не гарантирует мне положительного результата. Количество таких курсов неограниченно. Я могу с началом каждого нового курса говорить себе: «Так, видимо, этот бренд мне не подходит, надо попробовать другой». Первое время я что-то там покапал, что-то повтирал — и бросил, убедившись, что никакого в этом смысла нет.

        Есть и какие-то другие способы лечения. Например, оперативный способ избавления от алопеции: человеку из задней части головы пересаживают волосы вперед. Грубо говоря, вынимают фолликулы и пересаживают. Я не пробовал, а только слышал о подобных процедурах — они, честно говоря, какие-то баснословно дорогие. Боюсь соврать, но, кажется, что-то в районе 600 тысяч рублей. Причем гарантии даже в этом случае никто не дает — волосы могут банально не прижиться на голове.

        Мне часто задают вопросы по поводу моих волос — но это, к счастью, не вопросы из серии «Почему ты лысый?» Друзья интересуются, чем лучше брить голову. Да я и сам недавно подошел в баре к одному мужчине (он тоже был лысый) и просто, хлопнув его по плечу, спросил: «Братан, чем голову бреешь?» Дело в том, что станки сейчас очень дорогие и приходится долго думать, прежде чем какой-то из них купить. В итоге я даже не помню, что тот мужчина мне ответил, — мы с ним запросто выпили по шоту, и все. Еще я заметил за собой, что если в метро или где-то еще замечаю лысого мужчину, то чуть ли не киваю ему головой. То есть сразу чувствуется какая-то, можно сказать, солидарность.

        Алопеция — это не то же самое, как если бы обычный человек вдруг решил побриться налысо. У такого человека всегда есть выбор — он может принять решение отрастить волосы обратно, если ему не понравится новый образ. Я вот какое-то время не брился три недели, но потом понял, что никуда не деться: мои светящиеся пятнышки на голове видно даже издалека. То есть выбора, о котором я говорю, у меня не было и нет — я уже никогда не смогу отрастить волосы.

        МАРИНА, МАМА ДАНИ: По образованию я юрист, работаю в госструктуре. У меня двое детей. У младшего, Данилы, восемь лет назад началась алопеция. Первые признаки дали о себе знать, когда Дане было семь лет. Я заметила на его голове два небольших очага размером с пятикопеечную монету. Естественно, мы сразу побежали к дерматологу в районную поликлинику. Он сказал нам, что это очаговая алопеция. Причем врач никак не уточнил возможных причин: он только объяснил, что это может быть стресс, а также что в виде источника заболевания могут быть домашние животные — собаки или кошки.

        Поскольку ни кошек, ни собак у нас нет, болезнь Дани я связала со стрессом — Даня очень впечатлительный мальчишка, и он как раз пошел в школу. Самое интересное, что после первого класса он поехал вместе с нашей бабушкой на месяц в Черногорию и там прекрасно себя чувствовал. Он вернулся весь заросший — не было никаких признаков облысения. Весь второй класс у него все было прекрасно. Но когда он пошел в третий класс, с головы опять посыпались волосы. Он просыпался утром и каждый раз с ужасом смотрел на подушку.

        Начались походы к врачам — опять к дерматологам. Потом на место дерматологов пришли трихологи — детских трихологов не так много в Москве, но у нас сменилось несколько докторов. Все это время мы пытались установить причину. Наличия серьезного стресса как такового, кроме школы, не было — и мы это исключили.

        Я искала и традиционные, и нетрадиционные способы лечения. Я обращалась даже к различным целителям, пробовала в качестве лечения какие-то травы. В итоге мы года три ходили по врачам. По большому счету это была беготня по кругу от одного специалиста к другому, которая не дала никаких результатов. Периодически, конечно, случалось кратковременное улучшение, и мы ему радовались, но все это было ненадолго. Мы проходили все курсы лечения, которые назначали нам врачи, начиная от втирания настойки перца в кожу головы до приема сильных антибиотиков. Результатов не было в течение всего первого класса. В итоге один из врачей назначила определенную диету и очень сильные антибиотики.

        Потом, когда я уже сама начала разбираться в правильном питании и в том, что нужно организму для восстановления, я выяснила, что паразиты и различные вирусы отлично живут в кислой среде. То есть все, что закисляет организм, вредно: белая мука, сладости, газировка, — все это способствует прогрессу заболевания. Важно соблюдать и правильный питьевой режим. Но, в отличие от диеты, выписанные антибиотики нам не подошли — они стали вызывать очень сильный побочный эффект. Я знаю, что кто-то ими успешно пролечивался, — но все очень индивидуально.

        Сейчас я понимаю, что эта болезнь, которая считается аутоиммунным заболеванием, не лечится, так как неизвестен ее механизм. Дело в том, что волосы начинают вести свою собственную жизнь: они могут вырастать, а могут опять выпадать. Очаговая алопеция со временем перерастает в тотальную, как в нашем случае: Даня потерял сперва все волосы, а потом начал терять брови и ресницы.

        Я знаю, что многие родители надевают на детей парики, что есть мальчишки и девчонки, которые без париков практически не ходят, — они даже скрывают болезнь от своих же родственников

        Проблем с общением со сверстниками не было — Даня в принципе очень коммуникативный товарищ. К тому же у него не было никаких дополнительных занятий, которые могли бы вызывать сильный стресс. Самый трудный момент — когда ты видишь, что у ребенка на подушке после сна остаются волосы и он лысеет буквально на глазах. К тому же он еще маленький и не понимает, что происходит, и ходит с оставшимися волосами в школу, где все смеются. Так что однажды я взяла и просто побрила его налысо — и это был самый страшный момент. Но, когда ты понимаешь, что это не самое ужасное заболевание, которое могло быть, ты адаптируешься.

        Ребенку очень важно, как родители ощущают происходящее. Вслух Дане я говорила, что все хорошо, не переживай, а саму меня внутри при этом трясло. Здесь помогает только житейский опыт и мудрость плюс ответственность за себя и за своих детей. Ребенок просто должен знать, что его принимают и любят в семье, будь он с волосами или без.

        Несмотря ни на что, Даня ведет нормальный образ жизни: так же, как и все, ходит в школу. Насколько я поняла, в этой ситуации нужно просто принять своего ребенка, какой он есть, и просто продолжать жить. Главный совет родителям — успокоиться на тему «Все ли я делаю для здоровья своего ребенка». Первое время это очень сильный прессинг: «Я, наверное, не тех врачей ищу, я, наверное, не все сделала, я могла бы пойти к кому-то еще», — но по прошествии трех лет я решила перестать зацикливаться. Изобретут лекарство — замечательно, не изобретут — будем просто жить и учиться радоваться тому, что имеем. А потом, здоровое питание и правильный режим и здоровому человеку не повредят.

        В нашей жизни многое изменилось. Несмотря на то что существует много детей и взрослых с этим заболеванием, больного алопецией встретишь нечасто. Если для мужчины это даже популярная часть имиджа, то для ребенка это совсем другое дело. В школу Даня ходит в кепке и без нее практически нигде не появляется. Я не стараюсь как-то на него в этом плане давить — я считаю, что надо делать так, как ребенку максимально комфортно. Учителя относятся с пониманием, но ребята, конечно, встречаются разные. Были и такие, которые срывали кепку в школе.

        В интернете я нашла людей с похожими проблемами — мы поддерживаем друг с другом связь. Насколько я знаю, общаясь с другими родителями и детьми, если нет каких-то сопутствующих заболеваний, это никак особо и не проявляется, кроме внешнего вида. Я знаю, что многие родители надевают на детей парики, что есть мальчишки и девчонки, которые без париков практически не ходят, — они даже скрывают болезнь от своих же родственников. Особенно тяжело людям в регионах. Если в Москве возможность встреч и получения информации больше, то люди в регионах практически ничего не знают. Они сосредоточены только на врачах, а врачи предлагают медикаментозное лечение. Если это не помогает ребенку, то где мамы или папы могут найти информацию?

        Данила у меня молодец. Мы с ним решили, что он не будет шифроваться по мере возможностей. Конечно, он не будет на каждом углу снимать кепку и говорить: «Смотрите, я лысый». Это тяжело. Даня любит готовить — собирается пойти в колледж на повара, и я его в этом поддерживаю. В целом я как-то не замечала, что Дане стало труднее общаться с детьми. Он везде находит друзей.

        Мы с ним в этом году отдыхали в санатории, и он постоянно собирал себе где-то по окрестностям команду футболистов — они играли в футбол. Наверное, мужчинам с алопецией в чем-то проще. Но вот у Дани сейчас переходный возраст — хочется уже, чтобы девчонки обращали внимание и так далее. Но я ему говорю: «Так, давай читай больше исторических книг, интересуйся, что в мире происходит, — развивай какие-то другие свои таланты».

        Вообще, любое заболевание и любые подобные проблемы на жизненном пути закаляют. Я постоянно привожу в пример Дане Ника Вуйчича, и подобных примеров силы духа много, — так что мы справимся. И я желаю тем ребятишкам и их родителям, кто столкнулся с алопецией в жизни, не отчаиваться и не падать духом, а находить радость в каждом моменте жизни.

        Я окончила школу и поступила в МИТРО на факультет журналистики. Все началось, когда мне было 11 лет, — уже через год я не могла выходить из дома без головного убора. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что уже тогда более-менее спокойно принимала то, что происходило с организмом. Физически я остаюсь нормальным человеком, только без волос. И это не самое худшее, что могло случиться со мной, — забавно, что я поняла это в 12 лет.

        Но с принятием себя связано много историй. Например, я один раз пыталась зарисовать залысины коричневым маркером, чтобы они были не так заметны. Волосы жили своей жизнью: они где-то выпадали, где-то вырастали. Наступил момент, когда повязки и все подобное уже не спасало. Мы купили темно-русый парик каре, густой, как шапка. Мне очень нравилось, как люди на меня смотрят и обращают внимание, — зимой можно было позволить себе ходить без головного убора.

        Конечно, парик создает определенный дискомфорт, но я старалась компенсировать это удобной одеждой. Комфортнее я чувствовала себя в помещении: на улице парик может запросто сдуть ветер. Да и других проблем с париками тоже хватает. Если парики ненатуральные, они начинают лохматиться. Цены на них очень разные — от тысячи до 65 тысяч и выше. Это зависит от материала, от производителя — может быть натуральный волос, а может быть моноволокно. Раньше я не замечала, а теперь вижу магазины париков практически на каждом углу.

        Я много думала о том, как в один прекрасный день откажусь от париков вовсе. Но если это меня никак не сдерживает и не смущает, а наоборот, стало частью моего самовыражения, то зачем отказываться?

        Мы прошли очень много разных докторов. Есть определенный список заболеваний, которые вызывают выпадение волос. Сперва думали, что это лишай. Еще в списке предположений было отравление тяжелым металлом. Помимо прочих болезней, была в списке и онкология, в частности — лейкемия. Мы были и в государственных клиниках, и в частных учреждениях, даже ездили на консультации в Европу. Очень много ушло денег, а толку особенно не было. Постепенно мы поняли, что ничего криминального не происходит. Многие врачи произносили слово «алопеция».

        Мне предлагали много разных видов лечения — вплоть до облучения и пересадки волос. Бабушка мазала мне голову чесноком. И это еще не все — были настойки перца, таблетки, витамины и уколы. Единственное, что приносило видимую пользу, — гормональные мази, но дело в том, что, когда ты прекращаешь ими мазать, все возвращается к нулевой отметке.

        Однажды мама познакомилась с женщиной, у которой тоже была алопеция, — Юлей Дрынкиной. Она решила устроить небольшой тренинг для девочек моего возраста и пригласила нас к себе в Таиланд. В Таиланде я впервые познакомилась с людьми с той же проблемой, что и у меня. Кроме меня, там были еще три девочки с тотальной алопецией — у них не было ни волос, ни бровей. Там было очень жарко, и я решила снять парик первой из всех, кто там был. Сняла и прыгнула в бассейн — в кедах, в лосинах, шортах, в толстовке — с самолета, как была. Так я сбросила с себя все предрассудки и негативные эмоции и с этого момента начала относиться к себе по-другому.

        Я не помню ощущения своих волос на голове. Я пытаюсь представить себя с волосами, и у меня ничего не получается. В какой-то степени я даже не хочу ничего менять. Примерно два-три месяца назад я оставила в соцсетях описание своей проблемы, рассказав об алопеции. И вместе с постом исчез оставшийся страх. Я приняла себя и успокоилась. С того момента у меня нет душевных терзаний по поводу того, что у кого-то есть волосы, а у меня нет. Если я хочу идти на аттракцион в парке развлечений — я иду, если хочу кататься на самокате — катаюсь и не думаю о том, слетит парик или нет. В крайнем случае встала, подняла парик и пошла.

        Моя семья меня всегда опекала и поддерживала, так что все трудности мы проходили вместе. Вышло так, что на один год мы переехали в другую страну из-за маминых командировок. Там мне пришлось ходить в новую школу в повязке из ткани. Потом, когда очаги стали больше, мне приходилось ее разрезать, сшивать, чтобы ткань не просвечивала и была шире, — того, что бы мне подошло, в магазинах не было. Все бы ничего, но с нашим славянским менталитетом нельзя носить какие-то такие вещи и не привлекать к себе внимания. Дети — это одна тема, но учителя — совсем другое дело. У меня была учительница по алгебре, повернутая на стиле. Она спрашивала, считаю ли я это красивым, стильным, модным и удобным. Это было не очень приятно, потому что учительница обращала на меня внимание, и дети, вслед за ней, тоже.

        Я заметила за собой, что я сначала нахожу контакты с человеком, знакомлюсь с ним, а только потом говорю о своей проблеме. Это как хитрый план, потому что сначала я вызываю в человеке теплые чувства, а только потом выдаю ему правду. Меня никто ни разу не оскорбил из-за этого, никто не сказал: «Извини, мы больше не общаемся». Меня это удивляло. Я училась в одной школе со своей сестрой и ходила иногда к ней на перемене, чтобы она посмотрела, как и что у меня сзади на голове лежит. Однажды в такой поход за мной увязалась одноклассница. Мы пошли вместе, и я, как обычно, попросила сестру посмотреть, все ли нормально. Она ничего не сказала, взяла меня за руку и потащила в туалет. Там начала мне что-то на голове поправлять. Девочка тоже пошла с нами с вопросом в глазах, ну и я ей объяснила, почему так и что происходит. Она неожиданно сказала: «Понимаю тебя, вот у меня другое генетическое заболевание. Мне будет лет 18, и я начну седеть». Человек открылся мне в ответ, когда я рассказала ему о своих проблемах.

        У меня много знакомых ровесников с похожей проблемой — особенно после поста-признания и после того, как съездила в Петербург на ряд мероприятий. Новым знакомствам способствовала мама. Она первая подняла тему алопеции в России, создала ежегодный День алопеции для жителей нашей страны, который отмечается 5 мая, провела множество мероприятий.

        Я часто находила на улице людей с похожими проблемами. Глаз уже наметан, и легко можно понять, кто в парике. Например, встретила женщину в метро. Подошла, спросила, парик ли это, а потом — нет ли у нее алопеции, оставила ей свои контакты. Мы связались, она приезжала к нам на мероприятие. Встретила девочку с алопецией в школе и привела ее к нам домой в гости, она даже не знала, что у нее именно такая болезнь. Я понимаю, что людям нужна поддержка, особенно если они выглядят замкнуто и отстраненно. Матери детей с алопецией постоянно сетуют на то, что нужна инвалидность, нужны пособия, путевки в лагеря и так далее. Действительно, зачем пытаться создать самим своим детям условия, когда можно просто жаловаться?

        www.the-village.ru