Аутизм цвета

​Как синий цвет связан с аутизмом?

Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма отмечается с 2008 года в начале апреля

Начиная с 2008 года, каждое 2 апреля во всех странах проходят общественные мероприятия, посвященные Всемирному дню распространения информации о проблеме аутизма. Они проводятся по инициативе Генеральной ассамблеи ООН. Их цель – рассказать людям, с какими трудностями сталкиваются семьи, воспитывающие детей с аутизмом и чем им можно помочь.

Аутизм — расстройство, возникающее вследствие нарушения развития головного мозга и характеризующееся выраженным и всесторонним дефицитом социального взаимодействия и общения, а также ограниченными интересами и повторяющимися действиями, указанные признаки проявляются обычно до трех лет.

Синий цвет считается символом проблемы аутизма, ведь именно он является цветом организации аутизма Autism Speaks («Аутизм говорит»), поэтому в день распространения информации об аутизме по всему миру зажигаются синие огни. Синим светом подсвечиваются здания, памятники, мосты и другие постройки в разных городах. Много семей по всему миру вечером 2 апреля погасили свет и зажгли синие фонари у себя дома.

2 апреля 2016 года Сургут присоединился к международной акции. В этот день был подсвечен синим цветом фасад Сургутской филармонии, а на следующий день перед зданием учреждения прошло мероприятие для детей с нарушением развития аутистического спектра, их родителей и всех горожан. Впервые Сургут присоединился к данной акции «Зажгись синим», основная идея которой — привлечь внимание общественности к проблемам «детей дождя».

БУ «Реабилитационный центр «Добрый волшебник» совместно с Театром актера и куклы «Петрушка» также присоединились к акции. 1 апреля 2016 года актеры театра «Петрушка» выехали со спектаклем «Хорошо» к детям с синдромом «аутизма», посещающим учреждение.

Спектакль поставлен по детским стихотворениям Агнии Барто для детей от года до трех лет. Известно, что дети младшего возраста (как и дети с синдромом аутизма) боятся большого количества людей, громких звуков, больших помещений, поэтому театр «Петрушка» для данного спектакля соорудил специальный уютный шатер с реквизитом из кукол-подушек и разнообразных мягких игрушек, которые можно трогать прямо во время представления. Во время спектакля юным зрителям было комфортно и спокойно, ведь в этом мини-театре все можно было трогать и перемещать так, как хочется. Индивидуальный подход, непосредственность постановки и полная свобода действий – все это вызвало у детей массу позитивных эмоций!

Самое главное в общении с детьми с синдромом «аутизм» — любовь. Детей с аутизмом не нужно жалеть, им нужно помочь научиться жить в обществе и быть полезным ему. Они просто другие, но им тоже нужно дать шанс любить, мыслить, учиться, творить, мечтать.

Семья, в которой воспитывается ребенок с аутизмом, часто попадает в социальную изоляцию и сталкивается с неприязнью, непониманием со стороны окружающих. Аутичный ребенок внешне может производить впечатление просто капризного и невоспитанного сорванца. Непонимание, недоброжелательность и даже отторжение окружающими увеличивают страх ребенка и его родителей перед появлением в общественных местах, усложняя и без того тяжелое душевное состояние семьи.
Тем не менее, эти проблемы вполне преодолимы. Им нужна наша помощь, понимание и терпимость. И если вы увидите ребенка, орущего и катающегося по полу в супермаркете, подумайте, что он, на самом деле, вовсе не избалован родителями, а оглушен и напуган навалившимися на него ощущениями. Или, может быть, это единственный доступный ему способ выразить свой протест, достучаться до нас из его реальности. А его маме, в этот момент пытающейся помочь своему ребенку, совсем не нужны замечания или неуместное внимание окружающих. Все, что ей нужно — это просто понимание, а иногда — элементарная физическая помощь: вовремя поддержанная дверь или поданная сумка.

Задача нашего общества – протянуть руку помощи особым детям и помочь им адаптироваться в нашем мире!

Анастасия Никитина, специалист по социальной работе реабилитационного центра «Добрый волшебник»

www.siapress.ru

Форум родителей:



Проблемы воспитания при аутизме

По данным многих специалистов и наблюдениям родителей, необычность развития аутичных детей проявляется ярко, со всей очевидностью в возрасте от 2,5-3 до 6-7 лет — период, который мы назовем критическим. От того, насколько правильно родители, близкие, специалисты оценят состояние ребенка, поймут, что ему необходим особый подход в воспитании и обучении, а возможно, и лечение, будет зависеть, как сможет он войти в жизнь и найти себя в ней. Общеизвестно, что при нормальном развитии в этом возрасте происходит наиболее активное освоение мира, способов взаимодействия с ним, развитие речи, мышления, творчества, фантазии, становление характера; ребенок начинает понимать эмоциональную сторону отношений между людьми, осознавать себя. В игре он выражает себя, готовится к будущему. Что же мы видим при раннем детском аутизме?

Он не умеет играть?

Одна из самых частых жалоб родителей — ребенок ни во что не играет (иногда в 6-7 лет) или играет странно, однообразно. На консультативном приеме мама шестилетнего мальчика рассказывает: — Первое, что нас с мужем насторожило, это как он начал играть. До года его любимой игрушкой была большая неваляшка-петрушка, которой он играл, лежа в кроватке и в манеже: толкал ее ногами, неваляшка звенела, и малыш прислушивался к звукам разной продолжительности и высоты, очень радовался, и смотреть на него было очень забавно. Когда эта игрушка сломалась, а другой такой раздобыть тогда не удалось, сын очень страдал и новые игрушки отвергал. Однажды, сидя в манеже, он подобрал оброненный лист бумаги и стал рвать его на мелкие кусочки. Было впечатление, что он прислушивался к звуку рвущейся бумаги, и как бы ни капризничал, он всегда успокаивался, если ему давали бумагу. Других игрушек он долго не принимал, не обращал на них внимания, а то просто выбрасывал из манежа или кроватки.

Пожалуй, больше всего ему нравилось гулять на улице. Он любил много ходить, молча рассматривая все, что встречалось по пути. Мы жили недалеко от железной дороги, и где-то около трех лет он постоянно тянул нас туда и получал особое удовольствие, когда мимо проносился поезд. Игрушками он по-прежнему фактически не играл, но мы заметили, что ему нравится выкладывать на полу длинные ряды из счетных палочек: при этом сын раскачивался и тихонечко гудел. В игру он нас не пускал, расстраивался, если мы были слишком настойчивы. Однажды нас осенило: он играет в поезд! Мы тотчас купили ему детскую железную дорогу, он так обрадовался, но самое удивительное — с первого же раза позволил нам играть с ним вместе: принимал наши предложения, а потом стал и сам добавлять все новые и новые детали. А палочками больше не играл, они словно перестали для него существовать. Нам очень повезло, что мы поняли своего малыша, потому что в дальнейшем он стал играть и в другие игры — причем и с нами, и с сестричкой. История в целом благополучная, можно даже сказать, что этой семье в каком-то смысле повезло: аутизм у ребенка не глубокий, его игра с палочками была манипулятивной, примитивной, но уже символической, и это родители вовремя подметили. В более тяжелых (и более частых) случаях при аутизме мы нередко видим похожую, но совершенно иную по своей природе картину: ребенок погружается в однообразные, повторяющиеся движения, действия, повышающие его устойчивость к самым разнообразным внешним воздействиям, как бы заглушающим собственные неприятные переживания, ощущение дискомфорта, страхи, тревогу. Аутостимуляционные действия чаще всего появляются при полной или частичной изоляции, в связи с невозможностью или ограниченностью контактов. Конечно, оба момента — неразвитая, свернутая игра и аутостимуля-ция — в реальных, конкретных ситуациях часто настолько плотно переплетены, что выделить их бывает очень трудно. Однако с практической точки зрения, в этом есть большой смысл: зачатки игры (как в описанном случае) развить, развернуть удается относительно легко, но если в стереотипной активности преобладают аутостимуляционные моменты, помочь ребенку значительно труднее — построить игровую деятельность на такой основе сложно, но все-таки возможно. В приведенном примере очень важно отметить, что родители не навязывали сыну свои варианты игры, не пытались жестко на них настаивать, а шли «от ребенка»: подмечали, что ему нравится, старались понять, в чем состоят привязанности, что его привлекает.

Как помочь аутисту в игре

В более тяжелых случаях, когда не просматриваются даже зачатки символической игры, нужно отметить те игрушки, неигровые предметы, действия, на которых хотя бы ненадолго, но время от времени фиксирует свое внимание ребенок. Все это следует использовать для развития контакта, взаимодействия, формирования игровой деятельности. Из опыта О.С.Никольской, одного из первых в России психологов, занявшихся всерьез ранним детским аутизмом и его коррекцией, ныне ученого с мировым именем: Четырехлетний Илюша. Ни с кем не вступал в контакт, кроме мамы, практически без речи, любил играть конструктором, но игра эта состояла, как и в предыдущем случае, в выкладывании в ряд элементов конструктора: иногда только одного цвета, иногда — чередуя цвета, синий и желтый. Он повторял эту игру из недели в неделю, из месяца в месяц. «Игру» здесь уместно взять в кавычки: никаких признаков символической или тем более ролевой игры не было, и действия ребенка, видимо, представляли собой стихийную попытку организовать окружающее пространство, придать ему понятную упорядоченность, ритм. Однажды элементы одного цвета убрали. Это вызвало у мальчика беспокойство, тревогу. Когда он начал выкладывать ряд только из синих элементов, желтый подала ему психолог, держа другой в руках, и мальчик сам взял его. Подобное взаимодействие продолжалось долго. Так как Илюша любил ездить на дачу в электричке, ряд, выстроенный из конструктора, попытались превратить в поезд: слепили из пластилина человечка — это Илюша, он едет в электричке на дачу; другие человечки обозначали маму, сестру и т.д. Первое время он сбрасывал фигурки, но в какой-то момент игру принял, и тогда удавалось развернуть все более эмоциональный и обстоятельный сюжет, где главным участником был он и все, что окружало на даче и по дороге к ней. Нет никаких сомнений, что мани-пулятивные стереотипные действия Илюши самостоятельно трансформироваться в символическую, ролевую игру не могли. Обязательно нужна была точно направленная, деликатная, учитывающая его особенности и интересы помощь. Оказывать ее нужно терпеливо, не рассчитывая на немедленный успех, не теряя надежды при неудачах.

На специалиста надейся, но ребенок-то — твой!

Не вызывает сомнений и то, что в развитии игровой деятельности у ау-тичных детей исключительно большая роль принадлежит не только и не столько специалисту, сколько родителям. «Мой сын совершенно не умеет играть, — пишет нам одна мама, — заставить его невозможно, а сам он ничего делать не хочет. Мое глубокое убеждение — что нельзя таких детей предоставлять самим себе, ими должны заниматься только специалисты: лечить, учить, приспосабливать к жизни». Что можно ей ответить? Во-первых, не «не хочет», а «не может» играть; во-вторых, заставлять играть категорически нельзя; и, наконец, в-третьих, кто как не мама должна знать и чувствовать своего ребенка, видеть, на что он обращает внимание хотя бы ненадолго?

Им нужна особая помощь

Действительно, среди аутичных детей есть такие, у которых расстройства проявляются в крайне тяжелой форме: они с трудом сосредоточиваются, неспособны даже к минимальной целенаправленной деятельности, чаще всего лишены речи. Сформировать сюжетную игру в критический период у таких детей практически невозможно. Поэтому и задача ставится иначе: развивать не игру, а, пользуясь термином западных коллег, «активность», установить хотя бы элементарный контакт с ребенком, тактильный, на уровне совместной двигательной активности, простейших действий: разложить мозаику по коробочкам соответственно цвету или форме; нанизать колечки на палочку или крупные и средние пуговицы на разные нитки с помощью пластмассовой иголки и т.д.

Такая деятельность требует постоянного поощрения, но такого, которое хоть немного нравится ребенку, — погладить по спинке, дать маленькую — не сосательную! — конфетку или кусочек печенья, покачать или покружить на руках. Любое поощрение сопровождается и соответствующей краткой и эмоциональной оценкой: «Молодец!», «Умница!», «Замечательно получается!» и т.п. Важно не ЧТО вы сказали, а КАК, с каким эмоциональным зарядом: ребенок должен понять, что с вами -лучше, что вы — источник приятных впечатлений и ощущений (пусть на первых порах физических), мало-помалу и слово, и вы сами приобретете для него самостоятельное значение. Это и станет той основой, на которой можно будет попытаться создать более сложные формы контакта и деятельности, прежде всего навыков самообслуживания.

Конечно, все сразу получаться не будет, но и не должно. Могут случиться проявления агрессии, негативизма, крик. Тогда нужно оставаться достаточно твердым и настойчивым, лишив ребенка ненадолго привычного, любимого поощрения. Конечно, это не очень приятно, но мы должны помнить: добиваясь от ребенка правильного поведения, целенаправленной деятельности, мы формируем соответствующий стереотип и ему легче взаимодействовать, познавать мир, учиться.

Его надо учить всему

Есть, пить, самостоятельно пользоваться горшком, умываться, чистить зубы, одеваться и многие другие «социально-бытовые навыки», которые нормальные дети осваивают спонтанно или при незначительной помощи взрослых, для аутистов чаще всего недоступны. Это огромная часть работы, отраженная в специальных программах, и особенно большое значение ей придают западные специалисты. Как ни странно, но на первичных консультативных приемах родители аутичных детей редко говорят об их несостоятельности в бытовых вопросах, считая, что с возрастом все придет само собой. Часто в спешке мама или бабушка предпочитают сами накормить ребенка: и быстрее, и не обольется, не испачкает рубашку, и проще — никаких скандалов. Примерно так же и с другими бытовыми делами. Но аутичные дети склонны к стереотипам, и уже в критическом возрасте у них закрепляются и положительные, и отрицательные стереотипы. Поэтому, если мы с раннего возраста обучили их правильному поведению, навыкам опрятности, самообслуживания, каким-то простым бытовым действиям, мы тем самым значительно облегчаем им жизнь в будущем.

Если аутистические проявления не слишком глубоки, многое происходит при сравнительно небольшой поддержке родителей: спокойное, эмоциональное поощрение и — главное — все, чему мы хотим научить ребенка, должно быть органичной, естественной стороной жизни семьи, соблюдающей все нормы быта, этикета, гигиены, если она хочет научить этому аутичного ребенка.

Ребенок должен чувствовать эту органичность, удовлетворенность от соответствующих действий, их искренность, а не «воспитательную» по-казушность. Если по каким-то причинам (моторная неловкость, страх, тревога) что-либо не удается, его необходимо поощрять даже за минимальный успех, даже если стремление сделать так, как нужно, только обозначено. Особенно это касается чистки зубов: и пасту можно проглотить, и полоскать рот трудно, и сам вид открытого рта для многих неприятен и т.д. Очень важно постоянно подчеркивать значимость той работы, которую ребенок сделал для мамы, для бабушки, для всех (даже если он только стер пыль, разложил по местам ложки и вилки, сам оделся на прогулку и т.п.). И не бойтесь его перехвалить!

«Ему уже шесть лет, но я не смогла до сих пор научить его даже пользоваться горшком. Такое впечатление, что он боится горшка. Из-за этого мы никуда толком и пойти-то не можем, ведь он уже большой. » — рассказывала одна мама. Такая серьезная проблема стоит перед многими семьями глубоко аутичных детей, и прежде всего необходимо разобраться, почему они отказываются садиться на горшок. Причины могут быть самыми разными: из-за болевых ощущений при запорах, которыми нередко страдают аутичные дети; или горшок был холодный, когда впервые высаживали ребенка; а может, он был слишком яркой расцветки или какой-либо устрашающей формы — в последние годы выпускают горшки в виде собаки, слона и других животных, а это у многих аутичных детей вызывает страх. У одного из наших воспитанников, например, страх вызывала сама струя мочи, и его долго пришлось приучать сначала к струе воды из крана, носика чайника и др. Если причина страхов ясна, то первое, что нужно сделать, — снять этот момент. Как — это уже частный вопрос, связанный со спецификой самого ребенка. Но при всех возможных вариантах самое главное — создать максимальный эмоциональный комфорт, дать положительное подкрепление после успешной реализации необходимого. Успешно сделав все, что требовалось, и встав с горшка, один из наших воспитанников сказал: «Ну, вот и заработал шоколадку». Обучение всем бытовым навыкам — очень длительный и серьезный процесс, ему надо придавать самое большое значение, иначе справляться со многими из них будет все сложнее и сложнее.

www.kid.ru

Как заподозрить у младенца аутизм и начать коррекцию. Советы родителям.

2 апреля отмечается Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма. Он установлен резолюцией Генеральной ассамблеи ООН в декабре 2007 года. Цель этой даты — подчеркнуть необходимость помогать людям, страдающим неизлечимым заболеванием, и повышать уровень их жизни.

Диагноз «аутизм» в Беларуси ставят детям не ранее, чем им исполнится 3 года. Между тем признаки аутистических расстройств могут проявляться уже на первом году жизни – внимательным родителям не составит труда заметить их. Что в поведении малыша должно насторожить? Какую коррекционную помощь и поддержку взрослые способны оказывать своему ребенку до и после официального подтверждения диагноза? Какие правила поведения важно соблюдать при общении с ребенком-аутистом? На вопросы портала www.interfax.by ответила медицинский психолог Надежда Георгиева.

Признаки аутизма, заметные с пеленок

«Аутистические нарушения могут проявиться уже в первые месяцы жизни ребенка. И очень важно, чтобы родители не закрывали на них глаза, не уповали на то, что странности исчезнут по мере взросления ребенка, а обращались за консультациями к специалистам – неврологам, психологам, психиатрам-психотерапевтам. Ведь чем раньше начнется коррекционная работа, тем лучше будет ее результат», – предупреждает Надежда Георгиева и называет признаки раннего детского аутизма.

  • Ребенок избегает прямого взгляда в глаза.
  • Равнодушен или уклоняется от тактильных контактов.
  • Не реагирует на обращенные к нему улыбки и речь окружающих.
  • Почти никогда не улыбается сам.
  • Остается безучастным, когда родитель протягивает к нему руки.
  • Может не откликаться на свое имя.
  • Предпочитает контактировать с предметами, а не с людьми.
  • Любит находиться, играть в одиночестве – очевидно, что общество других людей его тяготит.
  • Не реагирует вообще или реагирует с опозданием на звуки: например, голос человека, лай собаки, сигнал автомобиля.
  • Не пытается вступать в контакт, взаимодействовать с окружающими детьми и взрослыми.
  • Часами может делать одно и то же: рисовать, к примеру, каляки-маляки, рвать бумагу, строить башню из кубиков, следить за стрелками часов.
  • С трудом переключается с одного занятия на другое.
  • Без устали повторяет одни и те же движения: подолгу монотонно раскачивается на стуле, бегает по кругу и т.п.
  • Проявляет фиксированный интерес к определенным цветам, звукам, предметам: например, обращает внимание только на вещи синего и желтого цвета; затаив дыхание, слушает тиканье часов; всегда играет только с желтой резиновой уточкой, игнорируя другие игрушки.
  • У него хорошо развито периферическое зрение.
  • Любит нюхать, лизать, ощупывать предметы.
  • Демонстрирует странные эмоциональные реакции: ни с того ни с сего может зарыдать или захохотать.
  • Ситуация внезапности вызывает у него сильный испуг, стресс.
  • Склонен к аутоагрессии – сам себя кусает, царапает.
  • 2-3-летний ребенок ленится жевать твердую пищу, предпочитает жидкие блюда и напитки.
  • Соглашается есть только определенные продукты (как правило, это ограниченный перечень), категорически отказывается от новых блюд.
  • С трудом засыпает, часто просыпается ночью.
  • Упорно отказывается пользоваться горшком – ничуть не огорчается, справляя малую и большую нужду в штаны.
  • Как воспитывать и чему учить ребенка-аутиста. Советы родителям

    «Прежде всего родители должны смириться с тем фактом, что их ребенок всегда будет особенным – в большей или меньшей степени. Вылечить аутизм невозможно, однако установить связь аутистов с внешним миром, социализировать их – вполне реально. Многих родителей наверняка ободрит информация о том, что диагноз «аутизм» задним числом поставлен таким известным людям, как Исаак Ньютон, Леонардо да Винчи, Людвиг ван Бетховен, Вольфганг Амадей Моцарт, Винсент Ван Гог, Чарльз Дарвин, Александр Пушкин, Марк Твен, Вирджиния Вульф, Агата Кристи, Альберт Эйнштейн, а из современников, чьи имена на слуху, аутистические нарушения выявлены у Билла Гейтса, Вуди Аллена, Стивена Спилберга. Кстати, последние исследования свидетельствуют о том, что аутизм – довольно распространенное явление: его признаки обнаруживаются у одного ребенка из 2,5 тыс., по другим сведениям еще чаще – у одного из 110. Мужской аутизм встречается чаще женского», – говорит психолог Надежда Георгиева.

    Итак, что могут делать родители для того, чтобы их ребенок-аутист приспособился к жизни в обществе, вышел в «большой мир» и занял в нем свое место?

    • Принимайте ребенка таким, какой он есть, любите его безусловно – это самое главное.
    • Дарите ребенку как можно больше телесного тепла: берите на руки, усаживайте на колени, обнимайте, прижимайте к себе, делайте массаж, практикуйте совместный сон.
    • Верьте в потенциал ребенка и создавайте условия для его развития: знакомьтесь с различными методиками взаимодействия и работы с детьми-аутистами, объединяйтесь с другими родителями и перенимайте их опыт.
    • Аутисты остро нуждаются в том, чтобы их жизнь была упорядоченной и предсказуемой. Обеспечьте ребенку четкий режим дня, заботьтесь о том, чтобы в его комнате был установлен и поддерживался определенный порядок – каждый предмет должен иметь свое фиксированное место.
    • Многие аутисты склонны к агрессии и гневу, поэтому при общении с ребенком сохраняйте нейтральный эмоциональный фон, чтобы предотвратить у него проявление бурных вспышек негативных эмоций и чувств.
    • Учите ребенка конструктивным способам выражения агрессии: предлагайте ему в порыве злости поколотить подушку, потопать ногами, покричать в пластиковый стакан или пакет, изорвать газету на мелкие клочки и др.
    • Ребенок расстроился или испугался, кричит, плачет – постарайтесь устранить источник стресса. Если это невозможно, переключите его внимание, обнимите, схватите в охапку, скажите: «Я тебя люблю».
    • Общение должно быть предельно конкретным: используйте короткие четкие фразы без абстрактных слов с акцентом на то, что вы стремитесь донести до ребенка («Возьми чашку», «Будешь есть банан?»). При необходимости сопровождайте свою речь жестом, демонстрацией картинки.
    • Как можно чаще озвучивайте ребенку свои и его чувства, объясняйте причину их возникновения («Ты кричал, качался по полу, и поэтому я злилась на тебя», «Ты расстроился из-за того, что разлил чай», «Ты улыбаешься, потому что увидел собаку и обрадовался»).
    • Дети-аутисты капризны и своенравны, готовы сутки напролет делать одно и то же и яростно протестуют, когда их прерывают. Позволяйте ребенку заниматься тем, что ему интересно, но обязательно устанавливайте рамки: «Ты можешь собирать конструктор еще час, а потом мы пойдем на прогулку».
    • Обеспечьте долговременную работу с психологом или психотерапевтом, который будет учить ребенка общаться и взаимодействовать с другими людьми, распознавать свои и чужие эмоции и чувства.
    • Большую пользу детям-аутистам приносит танцедвигательная терапия – ищите специалистов в своем городе.
    • Заведите домашнего питомца, лучше всего – собаку. Общение с животными будет благотворно влиять на развитие мозга и эмоциональной сферы ребенка.
    • Заботьтесь о том, чтобы ребенок как можно чаще находился в обществе дружелюбно настроенных детей и взрослых, по возможности посещал интегрированную группу (класс) в обычном детском саду (школе).
    • Ежедневно занимайтесь с неговорящим или малоговорящим ребенком, используя коммуникативные карточки PECS – их можно купить, скачать из Интернета или сделать своими руками.
    • У детей с аутизмом отсутствует либо нарушен эмоциональный интеллект – его можно воспитывать, формировать путем постоянных тренировок в общении с членами семьи, сверстниками, одноклассниками, учителями и др.
    • Дети-аутисты испытывают определенные сенсорные проблемы, поскольку информацию из окружающей среды они воспринимают частями. Например, сначала они реагируют на свет, потом – на звук, после этого – на образ… И пока их мозгом распознается один раздражитель, поступает другой, вследствие чего информация обрабатывается кусками, порциями. Именно поэтому поведение аутистов выглядит неадекватным. Однако способность мозга одновременно перерабатывать поступающую информацию можно и нужно тренировать.
    • У детей-аутистов очень высокий потенциал, но они ленивы, апатичны, страдают синдромом дефицита внимания. Поэтому важно найти не только сферу их компетенции, но и знать, как их можно воодушевить, заинтересовать, мотивировать, побудить к той или иной деятельности.
    • У аутиста важно развивать самостоятельность, терпеливо и настойчиво прививать навыки самообслуживания. Моделируйте как можно больше ситуаций, в которых ребенок может имитировать ваши действия, копировать поведение: например, вместе с ним перед зеркалом чистите зубы, причесывайтесь, застегивайте пуговицы и др.
    • Развивайте у ребенка-аутиста чувство прекрасного – прежде всего с помощью классической музыки, которая не только обеспечивает ощущение психологического комфорта и безопасности, но и способствует развитию внимания и интеллекта. Регулярно ходите с ребенком в театр, музеи, на выставки.
    • Импульсивность – характерная черта аутистов, которая остается на всю жизнь. Это надо учитывать при выборе профессии – лучше, если она будет свободной, творческой, интровертной.

    Аутизм там и тут – почувствуйте разницу

    Легко ли в Беларуси быть родителями детей-аутистов? Психолог Надежда Георгиева делится с читателями www.interfax.byсвоим взглядом на проблему: «К сожалению, в нашей стране аутизм – это психиатрический диагноз. Многих родителей он приводит в отчаяние: его боятся, стесняются, скрывают или до последнего отрицают, упуская драгоценное время для коррекции и реабилитации ребенка. В развитых странах отношение к аутизму совершенно другое – не как к болезни, а как к особому состоянию, вызванному атипичным строением и развитием мозга. Там ни специалисты, ни обыватели не воспринимают людей с аутистическими нарушениями как больных, ущербных, опасных. Для них аутисты – это представители другой расы, с которыми при желании вполне можно найти общий язык.

    За рубежом семьи, в которых воспитываются аутисты, не отгораживаются от мира, не прячут своих особенных детей – наоборот, стремятся наслаждаться родительством и жить полноценной жизнью. Окружающие, и взрослые и дети, дружелюбны к людям с психофизическими ограничениями, готовы общаться с ними на равных и прийти на помощь в случае необходимости. Ситуации, когда родители обычных детей возражают против того, чтобы в классе общеобразовательной школы учился ребенок-аутист, как это порой случается у нас, в развитых странах исключены. Считаю, что многим белорусам стоит поучиться такому отношению к людям, которые чем-то отличаются от большинства».

    www.b17.ru

    Вопрос-ответ. Как спланировать дизайн класса, где учатся дети с аутизмом?

    Несколько практических рекомендаций, учитывающих особенности зрительного восприятия детей с аутизмом

    Эффективный дизайн класса для учеников с аутизмом включает: структуру, предсказуемость и постоянство. Такой дизайн облегчает переход от одной деятельности к другой, что помогает детям стать более независимыми. Для этого вы можете что-то включить или убрать, принять решения о цветовой гамме и о том, как расположить наглядные материалы. Если вы продумываете дизайн для школы, в которой будут учиться дети с аутизмом, то следует подумать о следующих моментах.

    Части целого

    Независимо от размера класса, в нем желательно выделить четко ограниченные части, например:

    — уголок для перерыва или место, где можно успокоиться;

    — место для самостоятельной работы;

    — место для групповой работы: в большой или маленькой группе;

    — место для работы за компьютером.

    Передвижные ширмы — это прекрасный способ разделить пространство класса на функциональные части. Они стоят недорого, их легко можно убрать или переставить. Я лично склеила де ширмы скотчем, чтобы создать длинную стену, которая огораживает уголок, где мои ученики могут посидеть или полежать на напольных мешках и тихо почитать. В конце дня, я разворачиваю одну из ширм на 45 градусов и создаю маленькое и огороженное пространство для самостоятельной работы.

    Того же эффекта можно добиться с помощью шкафа для книг — его можно поставить таким образом, чтобы огородить место для отдыха или самостоятельной работы. Если у вас маленькая комната, то вы можете создать место для индивидуальной работы или инструкций в малой группе, если поставите на стол раздвижной картонный экран из нескольких частей (такие используются на конференциях для презентаций). Они не дороги, их легко можно убрать и поставить снова, и они помогают ученикам сосредоточиться на текущем задании.

    Решения всегда зависят от конкретного помещения для класса, так что вам нужно будет подойти к вопросу творчески и приложить усилия, пробуя разные конфигурации. Но как только вы подберете себе подходящую планировку, вам уже вряд ли придется что-то менять.

    Цвет и освещение

    Выбирайте цветовую гамму и последовательно придерживайтесь ее. Ограничьте палитру двумя или тремя цветами, не стремитесь охватить всю радугу. Простота успокаивает. Выберите один основной цвет, один поддерживающий цвет и, если хотите, добавьте один цвет для акцента. Например, в моем классе основный цвет — это синий, все мои стенды для наглядных пособий синие, мои парты синие. Мой вторичный цвет — желтый, так что буквы для доски и ширмы в классе желтые. Для акцента на чем-то я добавляю чуть-чуть красного. У многих наших учеников красный — любимый цвет, но избыток красного в классе может слишком возбуждать, я не рекомендую его в качестве основного или поддерживающего цвета. Если у вас слишком яркий или неприятный цвет стен, то его можно нейтрализовать, повесив на стену огнеупорное полотно в важных частях класса.

    Предпочтительным является приглушенный свет, лучше избегать слишком яркого, флуоресцентного освещения. Лампочки накаливания обеспечивают гораздо более мягкое, успокаивающее освещение класса, если, конечно, они допустимы в вашем здании. Если ваш единственный вариант — флуоресцентные лампы на потолке, подумайте о том, чтобы включать только половину ламп, или попробуйте натянуть под лампами лоскуты огнеупорной ткани, чтобы сделать свет не таким резким. Если в классе достаточно окон, то в солнечные дни можно пользоваться только естественным освещением.

    Наглядные пособия для стен и стендов

    Я очень избирательна в том, что касается моих стен и стендов и, хотя я очень ценю эстетичность, моя практичность всегда побеждает, если речь идет о том, что именно вешать в классе — только то, что действительно необходимо для учебы.

    Если что-то висит на стенде или на доске, то этот материал должен как-то объяснять ученику, что он будет делать в течение дня. Значит ли это, что я не вешаю на стенды работы своих учеников? Именно так, не вешаю. Плоды их усилий я демонстрирую на внешней стороне двери класса и в школьном коридоре. Это позволяет не засорять стены в самом классе, а работы учеников видит вся школа.

    Помимо расписания на утро и день я добавляю стенды с описанием событий в течение дня. Например, я размещаю фотографии учеников и время для обозначения индивидуальных терапевтических занятий с каждым из них. Так и ученики готовы к изменению в расписании, и я тоже не забываю.

    Спустя много лет занятий скрупулезным дизайном класса, который должен помочь моим ученикам в течение дня, я научилась одному трюку, наблюдая за стилями обучения некоторых учеников. Одному мальчику было особенно важно, чтобы все занятия были четко ограничены в пространстве, например, с помощью коробки или мата. Ему были нужны визуальные границы. После того, как я это поняла, я стала делать границы для всех своих наглядных материалов. Каждый стенд на стене посвящен только чему-то одному, например, правилам поведения в классе или учебной теме этой недели. Особые события дня, утреннее расписание и дневное расписание я разделила широкой лентой. Такие зрительные подсказки помогают ученикам сосредоточиться на смысле каждого отдельного стенда. Как вы могли догадаться, границы стендов соответствуют цветовой палитре данного класса.

    Минимизация зрительных помех

    Мои полки для материалов накрыты шторами, чтобы придать классу более аккуратный вид и уменьшить соблазн для учеников, которые не против пошарить по моим полкам. Глаз долой из сердца вон, в буквальном смысле! В моем классе, который существует аж с 1899 года, срок годности меловой доски давным-давно истек, так что я заказала дешевые шторы и прикрыла негодную доску. Я также потратила восемь часов на то, чтобы удалить все следы стикеров и скотча с двух металлических тумбочек, создавая менее отвлекающую поверхность. Один из моих учеников постоянно показывал на следы клея, но после терапевтической уборки эта привычка исчезла. Если что-то отвлекает, нужно принять меры.

    Профессиональный дизайн класса становится руководством и поддержкой ваших учеников на протяжении всего дня. Это такое наслаждение видеть, как ученики просматривают свое расписание и особые темы дня еще до того, как снимут пальто. Это доказательство, что мы готовы учиться!

    outfund.ru