Аутизм краснуха

Органы здравоохранения настаивают на том, чтобы моновакцины против кори, паротита и краснухи были изъяты из практики вакцинопрофилактики в Великобритании. Этим они действительно вынуждают родителей, которые серьезно обеспокоены опасностью вакцины MMR, не прививать своих детей вообще. Так как уровень вакцинации снизился и опасность вспышки кори стала актуальной, медицинские чиновники винят в этом Эндрю Вейкфилда и его исследование. Очевидно, что никто не упоминает о том факте, что доктор Вейкфилд всегда поддерживал вакцинацию против кори, паротита и краснухи детей в возрасте одного года, и что он советовал, чтобы родители имели возможность выбрать моновакцину, наряду с вакциной MMR.

В одном из последних интервью в поддержку вакцины MMR д-р Саймон Мерч заявил об опасности вспышки краснухи, в результате чего возрастет и количество случаев синдрома врожденной краснухи (СВК). Это знаменует собой новый этап в деле о вакцине. Совершенно ясно, что теперь медчиновники найдут пострадавшую семью, где есть ребенок с СВК, чтобы продемонстрировать весь ужас этой болезни. Беспокоясь о судьбе этих детей, я свидетельствую, что СВК является страшной болезнью, и что мы обязаны сделать все возможное для ее предупреждения. С другой стороны, аутизм так же страшен, как СВК, он поражает ребенка и его семью. Существует лишь одно отличие: на данный момент аутизм в Англии по довольно скромным оценкам превышает СВК в 5000 раз. Так что, если журналисты собираются взять интервью у родителей ребенка с СВК, единственным справедливым шагом будет описание историй соответствующего числа семей, которые столкнулись с регрессивным аутизмом, и которые наблюдали, как исчезало здоровье их совершенно нормальных до того малышей. Мы должны помнить, что в 2002 г. в Калифорнии (с населением в 34,5 миллиона человек) ДЕСЯТЬ новых случаев аутизма регистрировалось ежедневно.

Если бы моновалентные вакцины были доступны два года назад (как советовал Вейкфилд), и если бы в Соединенном Королевстве в ТЕЧЕНИЕ ОДНОГО ГОДА после прививки коревой моновакциной использовали моновакцину от краснухи для вакцинации каждого ребенка, сейчас бы уровень охвата прививками против кори и краснухи был бы 95 %. Медчиновники вполне могли бы выбрать и меньший отрезок для анализа. В конце концов моновакцины уже применялись каждые три месяца до внедрения вакцины MMR.

В такой небольшой заметке я не могу сделать полный обзор частоты СВК в Великобритании. Следующая информация взята из материалов Центра по профилактике и контролю заболеваний (CDC), «Эпидемиология и предотвращение вакциноуправляемых болезней», 5-е изд. (1999), начиная со стр. 176, под ред. Atkinson W., Humison S., Wolfe C. и Nelson R.

Краснуха и синдром врожденной краснухи стали официально регистрироваться в 1966 г. Самое большое число случаев краснухи за год в США было в 1969 году, тогда было зарегистрировано 57 686 заболеваний (58 случаев на 100 000 населения). После лицензирования вакцины в 1969 г. частота заболевания краснухой резко упала. К 1983 г. ежегодно регистрировалось менее 1000 случаев (

1796web.com

Румянцева, md

Main navigation

TORCH — Краснуха

K раснуха – острое инфекционное заразное заболевание, вызываемое вирусом Rubella virus. Чаще всего краснухой болеют дети и подростки, у которых заболевание обычно протекает в нетяжелой форме. Однако при заболевании краснухой беременной женщиной последствия могут быть очень печальными.

Симптомы краснухи

Симптомы краснухи известны многим: сыпь, подъем температуры тела, увеличение лимфоузлов за ушами и на задней поверхности шеи, тошнота, конъюнктивит, артрит (чаще у женщин). Сыпь обычно располагается на лице и шее в начале заболевания, распространяясь впоследствии на нижележащие отделы тела. Однако необходимо помнить одну важную деталь:

Сыпь обнаруживается у 50-80% заболевших, а не в 100% случаев. У некоторых больных нет никаких симптомов заболевания.

Заражение краснухой

Путь передачи вируса – воздушно-капельный (при кашле/чихании больного человека). При попадании вируса в организм требуется 5-7 (по некоторым данным, 14-21) дней для распространения вируса по организму до того, как появятся клинические симптомы заболевания. Однако уже в это время вирус может проникнуть к плоду (мама при этом еще не будет знать о том, что она больна).

Больной человек заразен около недели до появления сыпи и примерно неделю от начала сыпи но, если сыпи нет, человек все равно остается заразным, просто Вы можете не знать, что у него краснуха!

Краснуха и патология беременности

Краснуха – одна из важнейших причин развития тяжелых пороков развития у плода. При заражении беременной женщины краснухой в первом триместре риск передачи плоду очень высок (90%!). Если вирус попал в ткани плода, возможно 3 варианта развития событий: выкидыш, мертворождение или синдром врожденной краснухи у ребенка. Наиболее частой патологией плода после краснухи, перенесенной мамой во время беременности, является глухота, но вирус может также поражать глаза, сердце и головной мозг плода. Кроме того, краснуха может стать причиной развития отсроченной патологии: аутизм, диабет, гипотиреоз. Заболевание краснухой на 3-4й неделе беременности обусловливает врожденные уродства в 60% случаев, на 9-12й – в 15% случаев, на 13-16й – в 7% случаев.

Наиболее частые проявления краснухи, перенесенной внутриутробно:

  • Глухота,
  • Катаракта,
  • Пороки развития сердца плода,
  • Нарушения умственного развития,
  • Поражения печени/селезенки,
  • Низкий вес ребенка при рождении,
  • Сыпь.

Редкие проявления краснухи, перенесенной внутриутробно:

  • Глаукома,
  • Повреждение ткани головного мозга,
  • Гормональные нарушения (в том числе, нарушение работы щитовидной железы),
  • Воспаление легких.
  • Ежегодно в мире рождается более 100 000 детей с пороками развития, вызванными краснухой, перенесенной мамой во время беременности. Частота рождения детей, инфицированных вирусом краснухи, напрямую зависит от охвата населения вакцинацией: в тех регионах, где охват максимальный, такие случаи уже не регистрируются (США), в странах с низким охватом вакцинации все еще такие случаи нередки (страны Африки).

    Диагностика краснухи у беременной и новорожденного

    При подозрении на краснуху во время беременности первый шаг – диагностика инфекции у беременной женщины, которая основывается на обнаружении антител (IgG и/или IgM) в крови пациентки.

  • Обнаружение IgM – признак острой инфекции.
  • Наличие IgG в крови обозначает, что контакт с инфекцией (болезнь/вакцинация) произошел ранее, и в организме есть защита от краснухи.
  • Обычно антитела IgM появляются через 5 дней от начала клинических проявлений (сыпь/лихорадка), в это время антитела обнаруживаются у 90% заболевших. Если брать анализ крови ранее, также можно получить положительный результат, но в меньшем количестве случаев (50%, если анализ взят в первые сутки заболевания). Максимальный уровень антител IgM наблюдается через 2-3 недели от начала заболевания, исчезают эти антитела через 2-3 месяца от начала заболевания. Другими словами, на самых ранних стадиях заболевания наличие IgM подтверждает диагноз, отсутствие IgM не опровергает диагноз. Антитела IgG появляются позднее (через 3-4 недели от начала заболевания), поэтому при острой инфекции их определение неинформативно, однако возможно определение авидности антител IgG («сродство» антител к вирусу краснухи) при подозрении на недавно перенесенную инфекцию. Низкая авидность антител говорит о недавно перенесенной инфекции (3 месяца и менее), высокая — о давно перенесенной инфекции.

    rumyantsevamd.ru

    Аутизм после прививки

    Я мама двух детей. Старшему сейчас 6 лет. Так случилось, что после второй (тройной) прививки АКДС у старшего за сутки пропал контакт глазами, речь (он тогда мало говорил, но исчезли даже звуки). Были и другие признаки, которые стали явными со временем.

    Мы обращались к врачу и даже не раз. Но в Дании не признают, что прививка способна на такое, даже если человек на глазах падает и умирает (у папы друг так умер). Они говорят что-то о редкой индивидуальной непереносимости какого-либо компонента, не более.

    К трем годам нам просто поставили диагноз: спектр аутизма, тяжелая степень инвалидности. Естественно мы спросили от чего это могло случится, на что нам четко сказали, что это генетическое и других вариантов нет. Месяц шока.

    А потом мы начали искать информацию в интернете, т.к. кроме обучающих методик нам ничего больше от системы не светило. Связались с институтом занимающимся аутизмом, с клиникой, сделали тесты на тяжелые металлы, хеллирование натуральными препаратами, посадили ребенка на диету без глютеина и казеина. Диета дала результат через 3 дня! Все остальное тоже имело положительный эффект.

    У нас появился контакт глазами, более-менее интерес к окружающему, нормализовалась работа кишечника. Мальчик не говорит, но у него масса звуков. Он с трудом научился повторять за взрослыми простые задания. Но у него хорошая память, логика, он отлично рисует, и физически очень развит. К тому времени как мы обнаружили, что наш аутизм это последствия прививки, вернее доказательства этому, мы уже успели сделать первую прививку младшей. У младшей началась аллергия на продукты.

    Через какое-то время мы нашли очень опытного гомеопата. Она помогла нам с обоими детьми. У младшей аллергию очень быстро сняли. Мы отказались от вакцинации, но мне этого было не достаточно, мне хотелось какой-либо защиты. Наш гомеопат порекомендовал нам гомеопатические прививки. Покупали мы их из в Англии, к ним прилагается список болезней и способ, схема как давать гранулы. Мы очень довольны.
    Здесь уже писали о нозодах, так что повторять ссылку не вижу смысла.

    Если будут какие — нибудь вопросы, спрашивайте. Писать о таком коротко — сложно, так что получилось сумбурно, но надеюсь понятно.

    Рубрики: Истории из жизни, Против вакцинации
    Метки: АКДС, аутизм, вакцина, отказ, прививка
    41 комментарий

    antivakcina.org

    Аутизм вызывают прививки от паротита, кори и краснухи

    у нас мед-отвод
    нам 1,6 года из прививок только БЦЖ.
    сейчас педиатр настаивает на прививки о кори (у нас вспышка)
    я стала читать и нашла вот что.
    что вы об этом знаете. что думаете?

    В соответствии с опубликованным решением суда, сотни тысяч долларов будут выплачены Райану Моджаби, у которого, по словам его родителей, прививки MMR-вакциной (паротит, корь, краснуха) вызвали «серьезное поражение мозга». Райану был поставлен диагноз «расстройство аутического спектра» (Autism Spectrum Disorder, ASD).

    Позднее в том же месяце американское правительство потерпело еще одно серьезное поражение, когда суд предписал выплатить молодой Эмили Моллер из Хьюстона компенсацию из-за связанного с MMR-вакциной поражения мозга, приведшего к аутизму.

    Эта два случая следуют за другими похожими решениями итальянского и американского судов (Ханна Полинг, Бэйли Бэнкс, Мисти Хъятт, Киенан Фриман, Валентино Бокка и Джулия Граймс), в которых правительство проиграло. Суды постановили, что вакцины действительно привели к поражению мозга у упомянутых детей. Это, в свою очередь, вызвало аутизм. Вакцина MMR была связующим звеном во всех случаях.

    Тем временем, группа ученых и врачей из Венесуэллы и университета Wake Forest в Нью-Йорке обнародовала данные, которые не только подтверждают наличие хронических воспалительных заболеваний кишечника у детей с аутизмом, но и указывают, что этой патологии ранее не существовало. Используя сложные лабораторные методы, доктор Стив Уокер (Steve Walker) и его коллеги подтвердили выводы Вейкфиелда путем демонстрации молекулярных изменений в тканях кишечника, которые были ярко выражены и без сомнения аномальны.

    Более 10 лет назад доктор Вейкфиелд обнаружил и обнародовал данные о хронических воспалительных заболеваниях кишечника у детей с аутизмом. Опираясь на медицинские истории больных детей, он связал эту патологию, а также сам аутизм, с прививкой от паротита, кори и краснухи.

    С тех пор он неоднократно подвергался жестким нападкам со стороны средств массовой информации, правительства, врачей и фармацевтической индустрии. Вследствие заведомо ложных и весьма дискредитирующих заявлений о научном мошенничестве, исходящих от британского журналиста Брайана Дира и Британского Медицинского Журнала, доктор Вейкфиелд до сих пор находится в состоянии судебного разбирательства против них.

    В то время как новые исследования со всего мира подтверждают выводы Вейкфиелда о хронической патологии кишечника у больных аутизмом детей и его точку зрения о некорректности исследований по безопасности вакцины MMR, карьера доктора была разрушена ложными обвинениями. Не смотря на это, он продолжает усердно работать с целью помочь справиться с катастрофой аутизма.

    Частота заболевания аутизмом в развитых странах стремительно возросла: в наши дни приблизительно 1 из 25 детей страдает от этого недуга. Тем временем правительства, у которых нет никаких объяснений этому явлению и которые боятся потерять доверие населения, продолжают отрицать связь вакцин с аутизмом, и это не смотря на неоднократные решения суда.

    Вот что сказал доктор Вейкфиелд, находясь в своем доме в Остине, штат Техас:
    «Осталось очень мало сомнений в том, что вакцины могут вызвать и на самом деле вызывают аутизм. В приведенных случаях связь побочной реакции на прививку MMR, которая в итоге привела к поражению мозга и аутизму, весьма убедительна. Теперь вопрос в том, сколько еще детей должно пострадать. Родители были правы все это время. Правительствам пора уже перестать разглагольствовать, ведь детей продолжают калечить».

    Доктор Эндрю Вейкфиелд – основатель некоммерческой организации по исследованию аутизма Strategic Autism Initiative (SAI), директор Autism Media Channel.

    Еще один пример установленной связи MMR-вакцины с аутизмом — решение суда в итальянском городе Римини, вынесенное 15 марта 2012 года. Суд подтвердил, что вакцина MMR (корь, паротит, краснуха) вызвала аутизм у ребенка, обязав Министерство Здравоохранения выплачивать семье этого ребенка компенсации в течение 15 лет, а также возместить им судебные издержки.

    m.baby.ru

    «Прививки вызывают аутизм». Разоблачение мифа

    «Прививки вызывают аутизм»

    Судя по всему, нет. Этот миф происходит из единственной научной публикации, которая впоследствии была отозвана из журнала, поскольку автор был уличен в подтасовке данных.

    Мальчик, известный публике под именем «пациент 11», выглядел вполне здоровым, пока ему не исполнился год и месяц. В этом возрасте начали появляться тревожные симптомы. При попытках говорить ребенок произносил все слоги очень медленно, растягивая звуки. Он демонстрировал стереотипные, многократно повторяющиеся движения рук. Состояние ребенка постепенно ухудшалось, и к полутора годам стало понятно, что речь идет об аутизме.

    Другой ребенок, «пациент 2», развивался, как все дети, до года и девяти месяцев. Но потом он начал кричать по ночам и биться головой о кроватку. В дальнейшем у него тоже был диагностирован аутизм.

    Оба ребенка в возрасте года и трех месяцев получили прививку от кори, краснухи и паротита. Оба, вместе с еще десятью детьми, стали героями знаменитого исследования Эндрю Уэйкфилда о связи между вакцинацией и аутизмом, опубликованного в 1998 году в известном медицинском журнале The Lancet.

    Через несколько лет медицинский журналист Брайан Дир обратил внимание на одну маленькую деталь: в статье Уэйкфилда было указано, что первые признаки аутизма проявились у пациента 11 через неделю после прививки (а не за два месяца до нее), у пациента 2 — через две недели (а не через полгода). Это отчетливо противоречило словам родителей, у которых Дир брал интервью. Мама пациента 2 впоследствии объяснила это расхождение тем, что Дир давил на нее и требовал четкого ответа о времени начала заболевания, словно представитель бульварной прессы, и она растерялась. Папа пациента 11 сказал: «Если в статье Уэйкфилда действительно описан случай моего сына, то это явная фальсификация».

    Озадаченный Брайан Дир добился того, чтобы Главный медицинский совет Великобритании запросил медицинскую документацию по всем детям, участвовавшим в исследовании Уэйкфилда. Там действительно обнаружилось множество несостыковок. Уэйкфилд утверждал, что исследованные им дети страдают от регрессивного аутизма (с утратой достигнутых навыков), — но этот диагноз был подтвержден только для одного мальчика. Гипотеза Уэйкфилда заключалась в том, что ослабленный вирус кори, содержащийся в вакцине, расселяется в клетках кишечника и вызывает воспаление, а затем приводит к появлению симптомов аутизма* — но по крайней мере некоторые из детей, у которых действительно были проблемы с кишечником, страдали от них еще до того, как получили прививку от кори. Чтобы обнаружить колит, доктор Уэйкфилд делал многим детям колоноскопию — весьма неприятное вмешательство — без каких-либо внятных медицинских показаний, что вызвало серьезные сомнения в этичности исследования. Ко всему прочему обнаружилось, что пациентов набирали по знакомству, преимущественно среди противников прививок.

    * Идея о том, что в аутизме виноват не вирус, а консервант на основе ртути (мертиолят, он же тиомерсал), по-видимому, зародилась независимо от Уэйкфилда. По современным научным представлениям, содержавшиеся в вакцинах дозы консерванта неопасны, в том числе не повышают вероятность развития аутизма, но из сочувствия к обеспокоенной общественности многие производители все равно исключили его из состава вакцин.

    В общем, даже если допустить, что исследование Уэйкфилда не было сознательной фальсификацией, очевидно, что работа проведена крайне небрежно и данные, якобы подтверждающие гипотезу Уэйкфилда о связи прививок, кишечных расстройств и аутизма, буквально притянуты за уши. Для чего врачу понадобилось так рисковать своей репутацией? Пока Уэйкфилд еще был на вершине славы и раздавал направо и налево интервью о своих исследованиях, он подчеркивал, что, по его мнению, не следует прививать детей от кори, краснухи и паротита одновременно; необходимо использовать отдельные вакцины. Брайану Диру не составило труда выяснить, что одну такую вакцину от кори Эндрю Уэйкфилд как раз запатентовал — чуть меньше чем за год до того, как обнаружил страшную опасность комплексной вакцины. Существовал и ряд других интересных обстоятельств, типа сговора Уэйкфилда с компанией, которая собиралась судиться с производителями вакцин.

    Проанализировав совокупность установленных фактов, редакция журнала The Lancet приняла решение отозвать статью Уэйкфилда (ее и сейчас можно найти в интернете, но каждая страница перечеркнута ярко-красной надписью RETRACTED), а Главный медицинский совет Великобритании лишил Уэйкфилда права заниматься медицинской деятельностью.

    Для того чтобы выяснить, вызывает ли обстоятельство Х последствие Y, двенадцати придирчиво отобранных детей совершенно недостаточно. Даже если бы у них у всех действительно, без фальсификаций, после прививки начался аутизм, можно точно так же найти двенадцать детей, у которых он начался после того, как они впервые попробовали кабачок; остались ночевать у бабушки; побывали в «Диснейленде». Важны исследования на больших выборках — и в случае с вакцинацией, как легко догадаться, в них нет недостатка, потому что привитых детей много (и непривитых, к сожалению, тоже).

    В Дании у каждого человека есть личный идентификационный номер, типа нашего ИНН, но только к нему привязывается еще и медицинская информация, в том числе данные о прививках и о поставленных диагнозах.

    Это обстоятельство позволило проанализировать состояние здоровья всех детей, родившихся в промежутке с 1 января 1991 года до 31 декабря 1998 года, — в общей сложности их было 537 303, из них 440 655 были вакцинированы против кори, краснухи и паротита, а 96 648 по тем или иным причинам прививку не делали. В первой группе аутизм был диагностирован у 269 детей, а во второй группе — у 47. По грубым прикидкам получается, что аутизмом заболевает 0,06% детей в группе привитых и 0,05% в группе непривитых — вообще говоря, это гораздо больше похоже на статистическую погрешность, чем на строгую причинно-следственную связь. Но авторы работы использовали более сложные алгоритмы подсчета, их интересовал такой показатель, как person-years, количество лет, включенных в наблюдение, и, кроме того, они делали поправку на пол детей, их вес при рождении и ряд других факторов, которые, по статистике, могут оказывать влияние на вероятность развития аутизма. При таком подсчете получилось, что шансы заболеть аутизмом для вакцинированного ребенка даже ниже, чем для невакцинированного, — правда, уровень расхождения цифр примерно такой же, статистически недостоверный. К сожалению, опираясь на результаты этого исследования, мы не можем говорить «Вакцинация против кори защищает от аутизма!» — но и антипрививочники не могут говорить, что вакцинация против кори его вызывает*.

    * Эти цифры хорошо иллюстрируют, почему важны большие выборки. Как бы мы их ни крутили и ни пересчитывали, у нас не получится вытянуть оттуда статистически достоверное отличие, если его там нет, — ни в одну, ни в другую сторону. А вот если бы мы взяли из всей популяции, например, только 50 привитых, среди которых случайно оказалось бы два человека с аутизмом, и только 50 непривитых, среди которых случайно оказались бы четыре человека с аутизмом, результаты получились бы намного интереснее.

    Похожее масштабное исследование с похожими выводами проводилось и в Финляндии, но ссылаться на него я не стала: в работе указано, что она поддержана фармацевтической компанией Merck, а этот факт, естественно, влечет подозрения в необъективности. Да и вообще, по возможности лучше всегда ссылаться не на отдельные исследования, а на метаанализы, обобщающие результаты работы нескольких независимых групп. Очередной большой метаанализ о поисках связи аутизма с вакцинацией против кори, краснухи и паротита был опубликован летом 2014 года. В него были включены пять крупных когортных исследований (при такой методике сравнивают риск развития заболевания в больших группах детей, в данном случае привитых и непривитых) и пять исследований «случай-контроль» (здесь в центре внимания дети, у которых уже развился аутизм, и ученые исследуют, какие прививки им делали и могут ли эти обстоятельства быть связаны). В общей сложности были проанализированы данные по 1 266 327 детям, и авторы с уверенностью утверждают, что никакой связи между вакцинацией и расстройствами аутистического спектра не существует. В конце есть трогательное лирическое отступление: «Я эпидемиолог, и я считаю наши выводы достоверными, — пишет один из авторов. — При этом, как отец троих детей, я понимаю страхи, связанные с вакцинацией. У моих первых двух детей из-за рутинной вакцинации были фебрильные судороги. Но это не стало для меня поводом отказаться от прививания третьего ребенка, я просто более внимательно относился к его состоянию».

    Считается, что самые лучшие статьи, обобщающие результаты испытаний лекарственных препаратов, публикует некоммерческая организация Cochrane Collaboration. Устоявшегося варианта транслитерации нет, сосуществуют варианты «Кокран» и «Кохрейн» с многочисленными производными от них. Как бы там ни было, у нее есть научный обзор про вакцину против кори, краснухи и паротита, включающий результаты 64 больших исследований, в которых в общей сложности приняли участие 14 700 000 детей (четырнадцать миллионов, Карл!). В основном работа посвящена оценке эффективности вакцины (получается, что разовая доза страхует от заболевания корью в 95% случаев), но также отмечается, что связь прививки с аутизмом (а еще с астмой, лейкемией, сенной лихорадкой, диабетом 1-го типа, нарушениями походки, болезнью Крона, демиелинизирующими заболеваниями и подверженностью бактериальным и вирусным инфекциям — вот сколько страшилок!) весьма маловероятна. В переводе с вежливого языка науки на человеческий это означает «связь отсутствует», просто серьезные ученые стараются не делать категоричных заявлений.

    Ложечки нашлись, а осадок остался

    Когда человек пишет научную статью (или даже научно-популярную книжку), которую перед публикацией будут читать серьезные люди, он вынужден быть аккуратным в формулировках, ссылаться на источники, не делать бездоказательных сильных утверждений, все время пересыпать свою речь оборотами типа «вероятно», «не исключено», «можно предположить».

    Затем, когда автор, пользуясь дивидендами от своего напечатанного текста, оказывается на пресс-конференции, перед телекамерой, отвечает на вопросы после публичной лекции, — он обычно позволяет себе намного большую степень категоричности. Это в значительной степени непроизвольная реакция: ты и сам лучше помнишь то, что кажется тебе ярким, а перепроверить в режиме прямой речи не можешь; ты понимаешь, что если отвечать совсем корректно, то это история на полчаса, а регламент предполагает две минуты; наконец, сложно не говорить того, чего от тебя явно и откровенно ждут журналисты и аудитория, а они ждут чего-нибудь простого, яркого и восхитительного. Даже если ты не хочешь вводить никого в заблуждение, в устной речи это почти неизбежно. А уж если ты сознательно хочешь ввести общественность в заблуждение — нет ничего проще, чем сделать это во время публичного выступления. Тебе говорят: «Нет научных данных, подтверждающих вашу теорию», а ты отвечаешь: «Таких данных полно, вы просто плохо знакомы с литературой». Если ты делаешь это с достаточно уверенным видом, симпатии публики будут на твоей стороне, а перепроверять никто не станет.

    Непосредственно в ланцетовской публикации Уэйкфилд говорит о связи аутизма и вакцинации дословно следующее: «Если существует причинно-следственная связь между описанным нами синдромом и вакцинацией против кори, краснухи и паротита, то можно ожидать повышения частоты синдрома после введения вакцины в Великобритании в 1988 году. Доступные данные не позволяют судить о том, есть ли какие-либо изменения в частоте синдрома или связь с вакцинацией». В последовавших публичных выступлениях это закономерным образом переросло в утверждения о том, что комплексная вакцина вызывает аутизм и ее использование необходимо прекратить.

    Не было скорректировано содержание речей Уэйкфилда и после разоблачения — ну, а куда теперь деваться? «В моих исследованиях не было никакого мошенничества, никакой фальсификации, никаких мистификаций», — стоит на своем бывший ученый, пока телеведущий зачитывает длинный-длинный ряд доказательств подлога. Здесь важно, что любой нормальный человек, наделенный способностью к эмпатии, но не погруженный глубоко в тему, при просмотре подобного интервью невольно задумается, а не прав ли Уэйкфилд — иначе с чего бы он выглядел так самоуверенно?

    Результаты работы Уэйкфилда не заставили себя ждать. В 1997 году в Англии были привиты против кори, краснухи и паротита 91,5% двухлетних детей. После того как родители начали массово отказываться от вакцинации, этот показатель пополз вниз и достиг 79,9%. Только после 2004 года, когда был опубликован основной массив информации, найденной Брайаном Диром, уровень охвата вакцинацией начал восстанавливаться, но возвращения к исходным показателям удалось достичь только в 2012 году. Сходная картина наблюдалась в других частях Соединенного Королевства — Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии. Повлияли идеи Уэйкфилда и на другие страны; на российских антипрививочных сайтах он до сих пор пользуется почетом и уважением.

    Снижение уровня вакцинации предсказуемо вызвало повышение заболеваемости корью. Если в 1998 году в Англии и Уэльсе было зарегистрировано 56 лабораторно подтвержденных случаев кори, то в 2006 году их было уже 740, а в 2008-м эта цифра достигла 1370, и британское Агентство по охране здоровья было вынуждено констатировать, что корь снова стала в Соединенном Королевстве эндемичной болезнью (то есть вирус постоянно циркулирует в популяции, а не завозится время от времени больными путешественниками). Уровень заболеваемости остается высоким и сегодня: за годы страха перед вакциной появилось вполне достаточно подросших непривитых детей, чтобы вирус кори мог спокойно передаваться от человека к человеку, не исчезая с острова.

    Можно ли сказать, что в триумфальном возвращении кори в Соединенное Королевство и сопредельные страны виноват лично Эндрю Уэйкфилд? Вопрос неоднозначный. Первая после его публикаций вспышка кори, разразившаяся в Дублине в 2000 году и повлекшая гибель трех человек, вполне могла быть не связана с обаянием Уэйкфилда — там и до его выступлений был не слишком высокий уровень вакцинации. Мальчик, погибший от кори в Англии в 2006 году (по сообщению ВОЗ, первая жертва за 14 лет), не был привит от кори не из-за любви его родителей к Уэйкфилду, а по медицинским показаниям (но, разумеется, его шансы столкнуться с корью существенно выросли из-за ее широкого распространения в Великобритании). При вспышке кори в Уэльсе в 2013 году, по данным СМИ, заболевали в основном дети, чья пропущенная плановая вакцинация от кори пришлась на период максимального страха перед прививкой, но все равно нет возможности установить, сколько детей заболели корью именно из-за Уэйкфилда, а сколько не были вакцинированы по каким-то другим причинам. Сам Уэйкфилд, комментируя ситуацию в Уэльсе, винит во всем правительство: вот предоставили бы, говорит, людям хорошую вакцину только против кори (негласно подразумевается: например, такую, как я запатентовал) вместо ужасной комплексной вакцины против кори, краснухи и паротита — глядишь, люди бы тогда прививались и не болели.

    www.pravmir.ru