Белая горячка невменяемость

Согласно статье 19 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного кодексом.

Невменяемым признается гражданин, к которому за совершенное им общественно опасное деяние, в силу имеющейся у него психической болезни, не применяется уголовная ответственность.

К таким лицам относятся люди, неспособные во время совершения общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики (статья 21 Уголовного кодекса РФ). К этим лицам в целях предупреждения рецидива их общественно опасных деяний возможно применение судом в установленном законом порядке принудительных мер медицинского характера, что не является наказанием.

Основанием для признания лица невменяемым является наличие одного из признаков юридического и медицинского критериев.

Юридический критерий заключается в отсутствии способности лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Он включает в себя интеллектуальный и волевой признаки. Интеллектуальный признак указывает на расстройство сознания, выразившееся в неспособности лица осознавать фактический характер и общественную опасность действия (бездействия), волевой признак – на расстройство воли, выразившееся в неспособности лица руководить своими действиями.

Медицинский критерий ориентирует на различные формы психических расстройств деятельности:

— хронические психические расстройства (шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, паранойя и т. д.);

— временное психическое расстройство – психическое заболевание, длящееся непродолжительное время и заканчивающееся выздоровлением (патологическое опьянение – белая горячка, реактивные симптоматические состояния, т.е. расстройства психики, вызванные тяжелыми душевными потрясениями и переживаниями);

— слабоумие (три степени слабоумия: легкая – дебильность, средняя – имбецильность, тяжелая – идиотия);

— иное болезненное состояние психики – болезненные явления, которые не являются психическими заболеваниями, но также сопровождаются нарушениями психики (при травмах головного мозга, опухолях мозга и других заболеваниях).

Для определения невменяемости лица, совершившего преступление, назначается судебно-психиатрическая экспертиза, без решения которой невозможно признать и подтвердить наличие состояния невменяемости.

Принудительные меры медицинского характера являются мерами уголовно-правового характера и применяются лишь при условии, когда психическое расстройство лица связано с возможностью причинения им иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (части 1и 2 статьи 97 Уголовного кодекса РФ). Целями применения принудительных мер медицинского характера в силу статьи 98 Уголовного кодекса РФ являются излечение или улучшение психического состояния лица, а также предупреждение совершения им новых предусмотренных уголовным законом общественно опасных деяний.

m.chelproc.ru

Белая горячка невменяемость

Открытая общественная правовая информационная система

Задать вопрос юристу

  • Главная ›
  • Полезная литература ›
  • Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации ›
  • Раздел II. Преступление ›
  • Глава 4. Лица, подлежащие уголовной ответственности ›
  • Статья 21. Невменяемость

Статья 21. Невменяемость

1. Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

2. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом.

1.Сформулированное в комментируемой статье понятие невменяемости включает в себя два критерия:

2.Медицинский (биологический) критерий указывает на различные формы болезненных расстройств психической деятельности. К ним относятся:

1)хроническое психическое расстройство — оно носит длительный характер и имеет тенденцию к прогрессированию (шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич и т. д.);

2)временное психическое расстройство — расстройства, которые носят временный характер (реактивное состояние, белая горячка, патологическое опьянение, патологический аффект и т. д.);

3)слабоумие — стойкое врожденное недоразвитие умственных способностей или стойкое и необратимое снижение интеллекта в результате деструктивных изменений в мозгу после травмы, инфекционных и других заболеваний. Случаи слабоумия делятся на три вида: глубокое (идиотия), среднее (имбецильность), легкое (дебильность);

4)иное болезненное состояние психики — это тяжелые формы психопатии, явления абстиненции при наркомании и т. д.

3.Юридический (психологический) критерий характеризуется двумя признаками:

1)интеллектуальным — неспособность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия);

2)волевым — неспособность лица руководить своими действиями (бездействием).

Для признания лица невменяемым достаточно наличие одного из признаков юридического критерия.

4.Только при наличии в совокупности юридического и медицинского критериев можно говорить о невменяемости лица, совершившего преступление. Лицу, совершившему общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера.

xn--80aefurcfeajeho7k.xn--p1ai

Вменяемость и невменяемость

Ключевые вопросы: понятие вменяемости; понятие невменяемости; биологический критерий невменяемости; психологический критерий невменяемости; правовые последствия при причинении вреда в состоянии невменяемости; уменьшенная вменяемость.

1. Следующий обязательный признак субъекта преступления — вменяемость, которая определяется как способность лица во время совершения общественно опасного действия или бездействия осознавать их фактический характер и общественную опасность и руководить ими. Уголовный закон не дает понятия вменяемости. Поэтому изложенное выше определение формулируют исходя из законодательного определения невменяемости.

Вменяемость, как и вина, связана с интеллектуальной и волевой сферами деятельности субъекта. Но если вина — это психическое отношение к содеянному, то вменяемость — это психическое состояние лица на момент совершения преступления. Вина — это определенная психическая деятельность, деятельность интеллекта и воли по осознанию деяний, предвидению последствий, руководству деянием и достижением общественно опасных последствий. А вменяемость — это необходимая предпосылка такой деятельности. Поэтому только вменяемое лицо может быть признано виновным.

2. Законодательное определение невменяемости (как антипода вменяемости) дано в ч. 1 ст. 21 УК: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики». Следовательно, при невменяемости, в отличие от вменяемости, речь идет о полной неспособности интеллекта осознавать содеянное и полной неспособности воли руководить своими действиями в момент совершения общественно опасного деяния.

Невменяемость определяют два критерия: биологический (медицинский) и психологический (юридический). Естественно, что оба критерия тесно взаимосвязаны и в единстве создают понятие невменяемости.

3. Биологический критерий — это основа невменяемости. Его создают психические заболевания, перечень которых обозначен в УК. Наличие любого из названных заболеваний свидетельствует о наличии биологического критерия невменяемости. Хроническое психическое расстройство характеризуется длительностью, труднолечимостью заболевания. К ним относятся, например, эпилепсия, шизофрения, сифилис мозга, прогрессивный паралич и др.

Временное психическое расстройство, в отличие от хронического, носит кратковременный характер, начинается внезапно и, как правило, заканчивается полным выздоровлением. Это различные формы неврозов, реактивные психозы, белая горячка и др.

Слабоумие — это различного рода поражения интеллекта, сопровождающиеся необратимыми изменениями личности. Неполноценность интеллекта снижает познавательную деятельность личности, порождает неспособность правильно оценивать свои поступки. Существуют три формы слабоумия: идиотия (самая тяжелая степень слабоумия); имбецильность (средняя степень слабоумия); дебильность (легкая степень слабоумия).

Иное болезненное состояние психики — это заболевания психики (кроме перечисленных выше форм), расстройства психической деятельности, порожденные различными заболеваниями.

4. Невменяемость, как и вменяемость, является юридическим понятием. В силу этого важное значение приобретает второй критерий — психологический. Это связано с тем, что окончательный вывод о вменяемости или о невменяемости лица делает суд. Поэтому рассматриваемый критерий нередко и называют юридическим. Психологический критерий складывается из двух моментов (признаков): интеллектуального и волевого.

Интеллектуальный момент психологического критерия заключается в неспособности лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия). Например, лицо, страдающее сильнейшей степенью слабоумия (идиот), нанося удары потерпевшему, не осознает при этом ни фактических обстоятельств, ни причинной связи между своими действиями и наступлением общественно опасных последствий. В судебной практике встречались случаи, когда мать, страдающая шизофренией, душила своего малолетнего ребенка, полагая, что она ласкает его в своих объятиях. При установлении этого момента исключается уголовная ответственность, так как лицо не может быть признано субъектом преступления.

Волевой момент психологического критерия заключается в неспособности лица руководить своими действиями в момент их совершения. Поражение волевой сферы чаще всего встречается у больных белой горячкой, эпилепсией, у клептоманов (неудержимая тяга совершать кражи), пироманов (совершать поджоги) и др. При этом лица могут осознавать фактические обстоятельства совершаемого деяния, но не могут руководить ими, не могут удержаться от их совершения. При установлении этого момента также исключается уголовная ответственность.

Таким образом, уголовный закон, употребив при формулировке понятия невменяемости союз «или», устанавливает, что для признания лица невменяемым достаточно установить либо интеллектуальный, либо волевой моменты.

5. Как уже отмечалось, лицо, признанное невменяемым, не является субъектом преступления. Поэтому оно не может быть привлечено к уголовной ответственности. Тем не менее уголовный закон предусматривает для этих лиц определенные правовые последствия. Часть 2 ст. 21 УК устанавливает: «Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом».

Закон устанавливает не обязанность, а право суда принять эти меры. На решение суда, как правило, влияют общественная опасность совершенного деяния, характер и степень заболевания (подробно это будет рассмотрено в отдельной главе).

6. Законодатель впервые в российском уголовном праве предусмотрел в УК РФ 1996 г. норму, регламентирующую ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (так называемая уменьшенная, или ограниченная, вменяемость). Эта проблема давно обсуждалась в теории российского уголовного права. Были и сторонники, и противники законодательного закрепления понятия «уменьшенной» вменяемости. Следует отметить, что в уголовных кодексах ряда зарубежных стран подобная норма существует давно.

Статья 22 УК устанавливает, что вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности (ч. 1). Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (ч. 2).

Анализ этой нормы позволяет сделать следующие выводы:

а) лица с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (психопаты, олигофрены, хронические алкоголики), подлежат уголовной ответственности;
б) это обстоятельство учитывается судом при назначении наказания как смягчающее обстоятельство;
в) суду предоставляется право назначить принудительные меры медицинского характера.

Уголовный кодекс решает вопрос и об ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения. Статистика свидетельствует о том, что более 30% преступлений в России совершается в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. По отдельным видам преступлений этот процент намного выше. Подобное положение дел и обусловило введение в УК ст. 23, которая устанавливает, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Физиологическое (обычное) опьянение, в отличие от патологического, влечет некоторые нарушения психической деятельности, ослабляет способность осмысливать свои действия, руководить ими. Но как бы ни было оно сильно, оно не влечет состояние невменяемости. Алкогольное или наркотическое опьянение лишь сужает рамки возможности интеллекта и воли в момент совершения лицом общественно опасного деяния. Поэтому оно признается вменяемым и подлежит уголовной ответственности.

www.konspekt.biz

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЦ, СОВЕРШИВШИХ ПРЕСТУПЛЕНИЕ В СОСТОЯНИИ ОПЬЯНЕНИЯ

Статья 23 Уголовного кодека Российской Федерации закрепляет общее положение о том, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Таким образом, законодатель устанавливает равную обязанность лиц, совершивших преступление, нести уголовную ответственность вне зависимости от характера опьянения (алкогольное, наркотическое, токсическое) и степени опьянения (легкая, средняя, тяжелая).

Вопрос об уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, и о влиянии этого обстоятельства на смягчение или ужесточение наказания в науке уголовного права относится к дискуссионным. И в первую очередь проблема касается соотношения понятия «состояние опьянения» и понятий «вменяемость», «невменяемость» и «ограниченная вменяемость», что связано с воздействием алкоголя, наркотиков и других одурманивающих веществ на сознание и волю человека.

Лица, совершающие преступление в состоянии опьянения, зачастую именно этим состоянием оправдывают свое поведение, ссылаясь не невозможность адекватно оценивать обстановку и адекватно реагировать на происходящее, что, по мнению некоторых авторов, дает основания ставить вопрос о невменяемости или ограниченной вменяемости. Например, Н. Г. Иванов относит состояние опьянения к психическим аномалиям и приходит к выводу, что ст. 23 УК РФ является специальной по отношению к ст. 22 УК РФ, т. е. признает состояние опьянения специальным случаем ограниченной вменяемости(1). По мнению авторов одного из учебников по уголовному праву, под опьянением понимается такое состояние, которое возникает вследствие интоксикации алкоголем или иными нейротропными средствами и характеризуется комплексом психических, вегетативных и соматоневрологических расстройств. Если авторы признают, что состояние опьянения характеризуется, в том числе, и психическими расстройствами, то признают и наличие медицинского критерия невменяемости и ограниченной вменяемости, что является предпосылкой признания лица, совершившего общественно опасное деяние, невменяемым либо ограниченно вменяемым.

Напомним, что невменяемым признается лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Лицо, совершившее преступление в состоянии невменяемости, не подлежит уголовной ответственности (ст. 21 УК РФ).

Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности, но психическое расстройство учитывается судом при назначении наказания (ст. 22 УК РФ).

Таким образом, только наличие указанных в уголовном законе психических аномалий (медицинский критерий) и связанной

с этими аномалиями полной или частичной неспособности лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (юридический (психологический) критерий) в их совокупности может свидетельствовать о невменяемости или ограниченной вменяемости.

Состояние простого алкогольного, наркотического или токсического опьянения не признается психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, в чем солидарны большинство юристов и психиатров, которые вместе с тем отмечают, что состояние опьянения, в зависимости от степени опьянения, оказывает воздействие на нормальное течение психических процессов, дезорганизует процесс возбуждения и торможения, а также влияет на способность адекватно реагировать на события. Поведение лица в состоянии опьянения зависит не только от дозы употребленных психоактивных веществ, но и от воспитания, культурного уровня, привычек, физиологических особенностей организма и т. д., что является одной из причин, не позволяющих отнести состояние опьянения к болезненным состояниям психики(1).

Что касается юридического (психологического) критерия невменяемости или ограниченной вменяемости, то в большинстве случаев лицо, совершающее преступление в состоянии опьянения, сохраняет способность руководить своими действиями (бездействием).

Поведение человека, находящегося в состоянии опьянения, зачастую нелогично, на первый взгляд безмотивно, часто цинично и жестоко, что позволяет поставить под сомнение психическое здоровье субъекта и его способность руководить своим поведением. И только комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, чаще стационарная, способна сделать вывод о наличии или отсутствии медицинского и юридического критериев невменяемости или ограниченной вменяемости.

Так, К. нанесла малолетней дочери множественные ножевые колото-резаные ранения в жизненно важные органы: шею, живот, спину, бедра. Утверждения К., что в силу опьянения она не контролировала свои действия и что телесные повреждения могла причинить дочери по неосторожности, тщательно проверялись и обоснованно были признаны несостоятельными.

По заключению комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы у К. действительно выявлены признаки расстройства личности, вызванного употреблением алкоголя. Однако такое состояние не лишало ее возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими(2).

Специалисты в области психиатрии отмечают, что в состоянии простого алкогольного опьянения либо наркотического или токсического опьянения в непсихотической форме имеет место лишь количественное усиление эмоционально-волевых проявлений без развития качественно иных психотических расстройств (бред, галлюцинации, расстроенное сознание). Поэтому простое алкогольное опьянение (в отличие от патологического), равно как и непсихотическое наркотическое и токсическое опьянение не может рассматриваться в аспекте критериев невменяемости(3). Даже в тех случаях, когда при совершении преступления в состоянии опьянения лицо было неспособно в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо было неспособно в полной мере руководить ими, причиной может являться обычное опьянение, возникшее в результате употребления алкоголя, наркотиков или иных одурманивающих веществ.

Таким образом, объективной предпосылкой уголовной ответственности лица, находящегося в состоянии опьянения, служит общественная опасность совершенного им деяния, а субъективной предпосылкой — отсутствие психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики.

Вместе с тем психоактивные вещества способны вызвать психические и поведенческие расстройства, тяжесть которых колеблется от временного состояния опьянения до выраженных психотических нарушений и приобретенного слабоумия (деменции)(1). Под опьянением в ст. 23 УК РФ имеется в виду состояние, не достигшее степени временного или постоянного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики, — обычное физиологическое опьянение. Поэтому нельзя утверждать, что лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии опьянения, абсолютно во всех случаях подлежит уголовной ответственности.

Во-первых, существует группа психических расстройств, причиной которых служит интоксикация организма токсичными веществами, в том числе алкоголем, наркотиками и другими одурманивающими веществами (например, алкогольный психоз — алкогольный делирий (белая горячка), алкогольный галлюциноз, алкогольный параноиз (бред преследования), алкогольный бред ревности, алкогольные энцефалопатии.(2)

Так, И., пребывая в состоянии наркотического опьянения, на почве расстройства психики, ошибочно воспринимая своих близких родственников как враждебно настроенных по отношению к нему лиц, взял на кухне нож и совершил по отношению к ним запрещенные уголовным законом деяния.

На основании выводов амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы суд установил, что И. в момент совершения общественно опасных деяний находился в состоянии временного психического расстройства в форме острой интоксикации, вызванной употреблением психотропных веществ, и не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими(3) .

Во-вторых, при наличии у человека сопутствующей психической патологии либо определенных личностных и характерологических черт алкогольное опьянение может принимать следующие формы:

дисфорический вариант — даже при легкой степени опьянения на место эйфории приходят подавленность, склонность к агрессии, придирчивость, аффективная вязкость — черты более тяжелых стадий опьянения. Встречается, как правило, после черепно-мозговых травм, у лиц с психопатиями, на поздних стадиях алкоголизма;

параноидный вариант — наблюдается подозрительность к окружающим, мнительность, неадекватность в толковании поступков и высказываний окружающих. Встречается при шизофрении, шизоидной психопатии;

гебефренический вариант — наблюдается дурашливость, буйство и тому подобное. Встречается у подростков и при латентных шизофренических расстройствах;

истерический вариант — демонстративные попытки самоубийства, имитация сумасшествия. Наблюдается у лиц с истероидной психопатией(4). Наличие сопутствующих психических аномалий требует психолого-психиатри-ческого исследования, а выводы экспертизы могут свидетельствовать о наличии признаков невменяемости или ограниченной вменяемости.

Так, Волков И. и Волков А. признаны виновными в совершении убийства своего отца группой лиц, с особой жестокостью. Из заключения стационарной судебно-психиатрической экспертизы следует, что у Волкова И. обнаруживается органическое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями, синдром зависимости от алкоголя 2 стадии, вследствие чего в период совершения инкриминируемого ему деяния он не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, но это не исключает его вменяемость. На основании ст. 22

УК РФ Волков И. был признан лицом, страдающим психическим расстройством, не исключающим вменяемость(1).

Следовательно, состояние опьянения лица в момент совершения им общественно опасного деяния не исключает признание такого лица находящимся в состоянии невменяемости или ограниченной вменяемости и освобождение его от уголовной ответственности либо применение положений ст. 22 УК РФ, но только в случае установления как медицинского, так и юридического (психологического) критериев невменяемости или ограниченной вменяемости.

Статья 23 УК РФ лишь презюмирует, что лица, совершившие преступление в состоянии алкогольного опьянения, подлежат уголовной ответственности, но не отвечает на вопрос о том, должно ли это обстоятельство оставаться нейтральным при назначении наказания либо учитываться в качестве смягчающего или отягчающего наказание обстоятельства.

Источники российского права свидетельствуют об отсутствии последовательности в оценке влияния состояния опьянения на уголовную ответственность в различные исторические периоды. Так, в соответствии со ст. 69 главы XXI (Указ о корчмах) Соборного Уложения 1649 г. наказание за убийство, совершенное «неумышлением, в драке пьяным делом», наказывалось битьем кнутом, тогда как «убийство в умышлении» — смертной казнью(2). Но уже в Артикуле воинском 1715 г. заметна тенденция к признанию состояния опьянения отягчающим обстоятельством: «Когда кто пьян напьется и в пьянстве своем что злаго учинит, тогда тот не токмо, чтоб в том извинением прощения получил, но по вине вящшею жестокостью наказан быть имеет»(3). Своеобразный подход к значению состояния опьянения при назначении наказания мы видим в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Согласно ст. 112 главы I «О наказании по мере большей или меньшей умышленности преступления» состояние опьянения признавалось отягчающим обстоятельством, требующим максимальной меры наказания, но только в том случае, если виновный привел себя в такое состояние именно с намерением совершить преступление. В противном случае состояние опьянения рассматривалось как нейтральное обстоятельство, а в некоторых случаях и как смягчающее наказание обстоятельство. Например, оскорбление государя императора, даже заочное, каралось лишением всех прав состояния и ссылкой на каторгу на срок от пяти до шести лет, но если это деяние совершено «в пьянстве, без преднамеренного на то умысла», то виновный приговаривался к заключению в смирительном доме на время от шести месяцев до одного года(4).

Первый Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. не содержал специальной нормы, регламентирующей уголовную ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, но в ст. 17, говорящей о невменяемости, содержалось указание на то, что действие данной статьи не распространяется на лиц, которые привели себя в состояние опьянения для совершения преступления. Ученые советского периода отмечали, что применение данной нормы на практике показало неоднозначное ее толкование: в ряде случаев лица, совершившие преступление в состояние алкогольного опьянения, признавались невменяемыми на том основании, что привели себя в такое состояние не в целях совершения преступления(5). Более четкое отношение законодателя к оценке значения алкогольного опьянения для уголовной ответственности отражено в примечании к ст. 11 Уголовного кодекса РСФСР 1929 г., содержащей признаки невменяемости, — действие статьи не распространялось на лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения. Но наличие данного законодательного положения не в самостоятельной норме, а в

примечании к норме о невменяемости порождало теоретические предположения о том, что состояние опьянения может содержать и медицинский, и юридический критерии невменяемости, но образует исключение из общего правила. Что же касается влияния состояния опьянения на наказание, то данное обстоятельство не упоминается ни среди отягчающих, ни среди смягчающих обстоятельств.

Впервые самостоятельная норма об ответственности за преступление, совершенное в состоянии опьянения, была сформулирована в УК РСФСР 1960 г., статья 12 которого гласила, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, не освобождается от уголовной ответственности. Несколько иная редакция ст. 23 УК РФ не меняет сути данного положения, но в целях однозначного толкования указывает на различные виды опьянения: алкогольное, наркотическое и токсическое. Вместе с тем существенно отличается подход к влиянию состояния опьянения на наказание виновного. Если по УК РСФСР 1960 г. совершение преступления в состоянии опьянения признавалось отягчающим обстоятельством, но за судом закреплялось право в зависимости от характера преступления не признать это обстоятельство отягчающим ответственность, то в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, введенной Федеральным законом от 21 октября 2013 г. № 270-ФЗ, судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ. Таким образом, если в соответствии с требованиями УК РСФСР 1960 г. состояние опьянения, как правило, признавалось отягчающим обстоятельством и только в некоторых случаях при наличии соответствующих оснований могло таковым не признаваться, то по УК РФ состояние опьянения при совершении преступления может быть признано отягчающим наказание обстоятельством только при особых условиях, указанных в законе. Причем суд в обязательном порядке должен в приговоре привести конкретные основания, почему в данном случае совершение преступления в состоянии опьянения надлежит признать обстоятельством, отягчающим наказание.

На практике применение ч. 1.1 ст. 63 УК РФ вызывает серьезные затруднения, обусловленные непониманием того, каким образом характер и степень общественной опасности совершенного в состоянии опьянения преступления может повлиять на признание данного обстоятельства отягчающим наказание; какие обстоятельства совершенного преступления и какие черты личности виновного должны учитываться при решении этого вопроса. И самое главное, как соотносятся положения ч. 1.1 ст. 63 и ч. 3 ст. 60 УК РФ.

В соответствии с общими началами назначения наказания при назначении наказания должны учитываться характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи — критерии индивидуализации наказания. Употребление слов «в том числе» свидетельствует о соотношении характера и степени общественной опасности и личности виновного, с одной стороны, и смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств — с другой, как целого и части. Следовательно, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также совокупность данных, характеризующих личность виновного, не исчерпываются законодательными перечнями смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Вместе с тем, устанавливая возможность признания совершения преступления в состоянии опьянения отягчающим обстоятельством и предлагая делать это с учетом характера и степени опасности совершенного преступления, обстоятельств совершения преступления (которые, в общем-то, и определяют степень опасности содеянного и уже нашли свое отражение в перечне отягчающих наказание обстоятельств) и личности виновного, законодатель фактически предлагает обращаться к тем критериям индивидуализации наказания, которые указаны в ч. 3 ст. 60 УК РФ. В связи с этим закономерно

возникает вопрос о целесообразности дополнения ст. 63 УК РФ новым обстоятельством, отягчающим наказание.

Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, строго ограничен. Как указывает Л. Л. Кругликов, включение какого-либо обстоятельства в перечень отягчающих либо смягчающих наказание обстоятельств должно соответствовать определенным требованиям: нехарактерность обстоятельства для большинства преступных деяний и значительность влияния на наказание(1). Анализируя критерии включения конкретного обстоятельства в законодательные перечни, О. А. Мясников обращает внимание на типичность обстоятельств (возможность их существования в более или менее широком круге преступлений), обязательность влияния (безусловность влияния) на меру наказания во всех случаях, когда оно в наличии, независимо от конкретных особенностей преступного деяния и личности виновного, и строго определенная направленность влияния (указанное в перечне обстоятельство способно при совершении любых преступлений либо только повышать, либо только снижать общественную опасность и наказание)(2). Еще одним обязательным условием включения какого-либо обстоятельства в перечни является непроизводность данного обстоятельства от иных существующих в законодательных перечнях, что означает, что новое обстоятельство не должно быть конкретизацией уже существующего. Только совокупность указанных признаков дает основания законодательного признания конкретного обстоятельства отягчающим наказание.

Применительно к отягчающему наказание обстоятельству «совершение преступления в состоянии опьянения» очевидно отсутствие совокупности необходимых требований. Если состояние опьянения относится к достаточно широко распространенным явлениям при совершении преступлений против личности и ряда других преступлений, то условность его применения свидетельствует о необязательности для суда учета этого признака при назначении наказания. Возможны ситуации, когда нахождение лица в момент совершения преступления в состоянии опьянения может быть отнесено к смягчающему наказание либо к нейтральному обстоятельству (например, совершение преступления хотя и в состоянии опьянение, но возникшего в результате обманного введения психоактивного вещества в организм человека). Следовательно, во всех случаях решение вопроса о влиянии состояния опьянения на меру наказания относится к усмотрению суда.

Кроме того, в соответствии с законодательной формулировкой обстоятельство, указанное в п. 1.1 ст. 63 УК РФ, может быть признано отягчающим наказание в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного. Все обстоятельства, уже указанные в ч. 1 ст. 63 УК РФ, свидетельствуют либо о повышенной общественной опасности деяния, либо о повышенной опасности лица, совершившего преступление, т. е. учтены в законе, что может привести к излишнему учету отягчающих обстоятельств судом при назначении наказания и, как следствие, нарушению принципа справедливости. Например, признание состояния опьянения отягчающим наказание обстоятельством в связи с совершением разбоя в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (ч. 1.1 ст. 63 УК РФ), и одновременный учет в качестве отягчающего обстоятельства (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Представляется целесообразным исключить из текса ст. 63 УК РФ часть 1.1 и учитывать факт совершения преступления в состоянии опьянения в рамках критериев индивидуализации наказания, указанных в ч. 3 ст. 60 УК РФ. При этом влияние данного обстоятельства на меру наказания должно базироваться на исследовании конкретной ситуации, связанной с употреблением алкоголя, наркотиков или других одурманивающих веществ, и роли опьянения в механизме преступного поведения.

www.procuror.spb.ru