Деменция а что делать

Содержание:

О чем говорят родственники пациентов с деменцией

Специалисты отмечают, что постоянный уход за родственником с деменцией — эмоциональная и финансовая нагрузка для семьи

Деменцию — синдром, при котором клетки головного мозга разрушаются, и человек утрачивает способность мыслить, говорить, ходить, — диагностируют у 10 млн человек ежегодно ( данные Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) на 2017 год). Согласно подсчетам международной федерации по проблемам болезни Альцгеймера (самой распространенной причины деменции) Alzheimer’s Disease International, каждые три секунды кто-то в мире заболевает. В 2015 году насчитывалось 46,8 млн дементных больных, а к середине века их число превысит 131 млн.

Актуальной статистики по России не существует. По последним данным (за 2004 год) в стране жили 1,8 млн человек с различными формами этого заболевания. Специалисты называют цифры заниженными, а также прогнозируют рост числа пациентов из-за старения населения. Согласно ВОЗ , синдром — одна из основных причин инвалидности пожилых людей в мире.

Деградация когнитивных функций человека происходит постепенно, пока заболевание считается неизлечимым. Некоторые фармацевтические компании, например Pfizer, даже свернули многолетние исследования и разработки. Ряд препаратов может замедлить развитие симптомов на несколько лет, если начать терапию на ранней стадии. Но первые признаки родственники обычно просматривают, принимая деменцию за нормальную форму старения.

«Люди не понимают, что это заболевание»

«Люди не понимают, что это заболевание, что нужно обращаться к доктору. Они жалуются: у мамы так испортился характер, а свекровь по ночам не спит и гадости делает. Они стесняются, утаивают, не просят помощи», — рассказала исполнительный директор некоммерческого партнерства «Объединение компаний индустрии услуг старшему поколению» Тамара Бондаренко.

Хотя в начальный период развития деменции больной может жить отдельно, выполнять простые бытовые дела, со временем человек становится зависимым от других. На поздней стадии больной не ориентируется в пространстве и времени, с трудом ходит, не узнает родственников и друзей. Возрастает потребность в контроле: нередки случаи, когда дементные пациенты уходят в неизвестном направлении, оставляют газ в квартире или переписывают недвижимость на первых встречных.

«Бабушка заболела, когда ей было 87. Хотя была крепкой. Тридцать лет прожила в деревне с дедом, на натуральных продуктах. Все началось со склероза, путаницы. Доходило до галлюцинаций. Она не понимала, где находится, не помнила, что было пять минут назад. Редко узнавала нас. Вместо чайника могла включить духовку. Искала хлеб в морозильнике, шла в банк в три часа ночи. Включала воду. Мы даже подтапливали соседей, — рассказала «+1″ 34-летняя Ирина из Санкт-Петербурга, которая ухаживала за пожилой родственницей пять лет. — Постепенно я перестала спать. Просыпалась каждые два-три часа. Психотерапевт выписал антидепрессанты. Уже как год, как бабушка умерла, а у меня только недавно нормализовался сон».

Чтобы отвлечься, Ирина устроилась на неполный день в садик помощницей повара. Женщина называет работу своим спасением. Вскоре у ее бабушки случился инсульт. Для ухода за больной Ирине пришлось бы уйти с работы, однако она призналась, что не умеет ставить уколы и проводить другие медицинские процедуры.

«Мы решили перевезти ее в пансионат. Выбирали хороший, подороже. Общались с одинокими стариками, которые там живут. В государственный не хотели, там долго не живут, а сиделку не могли позволить. Они берут по три тысячи в сутки. За интернат мы платили 50 тыс. в месяц. Еще десять уходили на памперсы, лекарства, пеленки. Бабушкина пенсия часть расходов покрывала. Чтобы получить льготы, бесплатные лекарства, нужно столько врачей пройти! К тому получалось дорого — приемы, такси, все требует денег. В этом интернате она пробыла всего три месяца, чуть-чуть не дожила до 93. Но мы это связываем с последствиями инсульта. Она просто стала угасать».

Родственники по-разному решают проблемы ухода, но специалисты уверяют — нет ничего лучше родного дома. По словам доцента кафедры нейро- и патопсихологии факультета специальной и клинической психологии МГППУ Ирины Рощиной, больным сложно адаптироваться в новых условиях. Даже походы в гости или поездки на любимую дачу не приносят былую радость, а провоцируют стресс.

Ухаживающим приходится решать множество вопросов — от социальных до юридических: как обустроить квартиру, чем лечить, как общаться, получать льготы, которые положены по закону людям с деменцией, необходимые приспособления, например, подгузники, оформлять инвалидность, защитить недвижимость, получать пенсию, когда больной не понимает, где расписывается.

В России в помощь родственникам дементных больных были созданы несколько общественных просветительских проектов, например онлайн-портал » Мемини «. Несколько раз в год некоммерческая организация «Помощь пациентам с болезнью Альцгеймера и их семьям» (» Альцрус «) проводит в Москве семинары для родственников, ухаживающих за пожилыми пациентами с деменцией, «Школа заботы». Своим опытом жизни с больными с «+1» поделились несколько участников «Школы заботы».

«Следуя рекомендациям врачей, можно продлить активную фазу». Владимир, 57 лет

“Мы заметили симптомы в марте 2011 года Но задним числом поняли, что деменция начала развиваться раньше. За полгода до этого у нее плохо получалось шить, вязать, готовить. Но мы не придавали этому значения. Потом она стала путаться больше обычного, делать ошибки в простейших вещах. Мама, конечно, пожилой человек, но и мне, и сестре стало очевидно, что что-то не так.

Мы не понимали, что происходит, и отвели ее к невропатологу. Врач сразу сказала, у мамы — деменция, возможно, болезнь Альцгеймера. Выписала лекарства, уколы и подсказала специалистов, которые занимаются этой проблемой в Москве. Прозвучал Научный центр психического здоровья РАМН. Отдел по изучению болезни Альцгеймера и ассоциированных с ней расстройств. Я его нашел. В первые же месяцы нам удалось попасть на прием. Первые пять-шесть лет мы регулярно там бывали. Мне говорили, как вести себя с мамой в быту, чем ее занимать.

Первые годы мы жили активно. Занимались скандинавской ходьбой, играли в шахматы. Мы все делали вместе: покупки, еду, уборку, даже вместе стирали. Старались общаться: ходили в гости, сами приглашали друзей.

Но это время быстро прошло. Три года назад мама стала впадать в бредовые состояния, плохо спать, вести себя агрессивно. Последние два года она требует непрерывного контроля. На всех дверях и окнах пришлось поставить запоры, ручки с плиты снять. Если что-то делаю, оглядываюсь на нее каждые две-три минуты. Сейчас мама лежачая. Плохо говорит, ничего не понимает.

Вся забота лежит на мне. Поначалу я ходил на работу, но потом пришлось все дела оставить. Ситуация угнетала. Но со временем мы друг к другу привыкли, справляемся. Сестра — наездами, приходит, когда может. Я в это время могу какие-то дела сделать. Но так как сестра, в отличие от меня, перед глазами постоянно не маячит, мама ее плохо воспринимает: не слушается, перечит.

Мамин характер за время болезни сильно изменился. Она плохо реагирует на всех людей, поэтому о сиделке мы не думали. Пансионаты мы не рассматривали тоже. Она очень беспокойная, энергичная, за ней сложно следить. Да и смена обстановки не пошла бы на пользу.

Мама, конечно, многого не осознает, но родные стены действуют на нее лучше. Даже когда мы первое время ездили на дачу к родственником, она всегда просилась обратно домой. Как нам рассказали в «Школе заботы» и как я сам понял опытным путем, забота о таких больных — все-таки дело родственников. Ничто не может заменить их помощь и уход.

По рекомендации специалистов центра мы встали на учет по месту жительства в психоневрологический диспансер. Врачи отправили, сказав, что там могут дать бесплатные лекарства. Но нужных препаратов не оказалось. Покупаем все сами. Тратим по 5-7 тыс. в месяц.

На мой взгляд, самое важное — вовремя заметить, придать значение изменениям и обратиться к специалистам. Ничего хорошего не произойдет, если пустить все на самотек. Следуя рекомендациям врачей, можно продлить активную фазу».

«Если заботиться о здоровье, становится легче». Ольга, 29 лет

«Мы живем с бабушкой моего мужа. Ей 87 лет. Она работала врачом. Пять лет назад она вышла на пенсию и на следующий же день слегла, сказав, что ничего не может. У нее появились различные страхи. Она стала бояться, что нет денег. Пыталась не ходить в туалет, боясь, что унитаз засорится, отказывалась есть, опасаясь, что еда закончится. Она не хотела принимать таблетки.

Мы сводили ее в центр психического здоровья. Врачи поставили диагноз и назначили лекарства. Хотя страхи стали менее яркими, она все так же отказывается выходить на улицу, сильно похудела, а когнитивные нарушения прогрессируют.

Мы впервые оказались в такой ситуаций. И по началу не понимали, что делать, как себя вести. Когда она отказывалась есть, мы пытались убеждать, приводить какие-то аргументы и только раздражались.

Когда я сходила на «Школу заботы», выяснилось, что страхи — классические симптомы деменции. Специалисты объяснили, как общаться с бабушкой: в повелительной форме короткими предложениями, говорить, например, «ешьте», «возьмите ложку в руку»; рассказали, какие государственные службы и как могут помочь. В голову не приходило, что можно по льготе получить пеленки или вызвать помощника.

Иногда я думаю, что есть смысл в пансионатах, если они хорошие. Но муж категорически против интернатов. Это его любимая бабушка. К тому же она так приросла к дому, что ей было бы сложно переехать в новое место.

Расходы на уход не подсчитывали, но сумма получается довольно обременительная. Помимо лекарств, нужны пеленки, визиты врачей, сейчас это в основном, травмотолог. Критических ситуаций не возникало.

У нас маленький ребенок, поэтому нахожусь дома и ухаживаю за бабушкой я. Ее состояние меняется. Когда я сильно устаю, у меня опускаются руки. Иногда наваливается: какие мы глупые, что переехали к бабушке, нужно было сиделку нанять. Но это быстро проходит, если с кем-то пообщаться. Если заботиться о здоровье, становится легче. По утрам я делаю зарядку, танцую. Иногда необходимо уехать из дома. Несколько дней муж занимается бабушкой, а я гуляю, стараюсь не думать о бабушке. Когда она, например, отказывается, есть, и я чувствую, что подходит раздражение, эмоции зашкаливают, я запираюсь на кухне или в комнате и ору. Помогает».

«Грант почему-то не дают»

Специалисты признают, что постоянная забота за родственником с деменцией — эмоциональная и финансовая нагрузка для семьи. Многим, как Владимиру, приходится бросать работу. Люди выгорают, страдают депрессиями, подрывают здоровье.

В западных странах на помощь семьям приходят пансионаты. В России, по словам Тамары Бондаренко, подходящих учреждений мало. Ни в стационарах, ни психоневрологических диспансерах позаботиться о больном должным образом не могут. «В каждом российском пансионате, как в государственном, так и частном, есть дементные пациенты, потому что это та категория пожилых людей, от которой, в первую очередь, хотят избавиться дома, — рассказала эксперт. — Считается, что любой пансионат подходит. Те, кто больше озабочен любимыми родственниками, ищут достойные пансионаты, понимая, что за два рубля уход никто не обеспечит. Те, кто сами нуждаются, выбирают, что придется».

Однако уход за дементными больными должен быть специализированным. В пансионатах должны работать подготовленные кадры, пространства — правильно организованы. «Коридоры, например, должны быть ломанными, а комнаты — рассчитаны на одного пациента, либо четверых, если стационар не располагает средствами и не может поместить пациентов в отдельные палаты. Причина банальна: живущие вдвоем начинают ссориться, а в тройке двое могут дружить против одного», — поясняет эксперт.

Существует масса нюансов, о которых знают за границей. Россия с точки зрения подготовки специалистов и технологий отстает. «Я, как человек, который двадцать лет крутится в этой теме, вижу, что у государственных организаций большая проблема в развитии технологий. У них много денег, но они консервативны. Частные, наоборот, готовы к инновациям, но испытывают нехватку финансирования. Мы можем скакнуть вперед, если соберем воедино знания, деньги, технологии, пути их внедрения, построим доступные модели взаимодействия», — отметила Тамара Бондаренко.

Как считают эксперты, необходимо развивать систему оценки учреждений. Она позволит публиковать объективную информацию о пансионатах. Будет ясно, в каком заведении некачественно работают и из-за чего — например, неподготовленных кадров, плохого материального обеспечения, недостатка финансирования. «Эксперты смогут рассказать, что сделать, чтобы организация могла дальше развиваться и качественно помогать больным с деменцией. Но оценка требует много денег и ресурсов. Поскольку частники, как правило, небольшие, небогатые учреждения, они не могут позволить себе создать такую систему даже вскладчину. Развивать оценку необходимо за сторонние деньги. Наше партнерство хотело получить президентский грант на этот проект. Но пока почему-то не дают», — сокрушается Тамара Бондаренко.

Материал предоставлен проектом «+1». Больше новостей о социальной ответственности ищите здесь.

tass.ru

Что делать, если у Вашего родственника деменция?

В этой статье мы поговорим о когнитивных (умственных) нарушениях у пожилых людей.

С необходимостью решать проблемы, связанные с психическими нарушениями, может столкнуться любой человек. Среди наиболее частых психических нарушений, требующих постоянного ухода и наблюдения следует отметить депрессию, тревогу, делирий и деменцию.

Симптомы депрессии и тревоги зачастую возникают у пожилых людей в ответ на известие о каком-либо заболевании или неблагоприятном прогнозе лечения, о неизлечимости болезни или неизбежности смерти, и это является ожидаемой реакцией. Печаль, грусть, гнев, страх, недоумение или злость могут быть нормальными реакциями на болезнь у эмоционального человека. Эмоции, которые испытывают люди в ответ на сообщение о тяжелой болезни имеют определенную стадийность своего развития. Наиболее полно стадии развития горя описала в своих работах американский психолог Элизабет Кюблер-Росс. Сначала развивается неприятие или отрицание болезни, в дальнейшем – злость и гнев, сменяемые стадией торга (больной пытается убедить окружающих в отсутствии необходимости его лечения, приводя различные доводы и аргументы), после чего часто развивается депрессия и стадия смирения. Обычные эмоциональные реакции на горе и болезнь, как правило, не нуждаются в специфическом лечении. Длительность реакций на горе при этом составляет не более 1-2 месяцев. В это время особенно важна эмоциональная поддержка родственников, друзей и медицинских работников.

Дополнительными факторами риска развития депрессии и тревоги у пожилых людей являются: наличие сопутствующих инфекционных заболеваний, заболевания центральной нервной системы, метаболические нарушения (обезвоживание, гиперкальциемия, снижение уровня калия), прием лекарств и злоупотребление алкоголем, плохие отношения с родственниками, отсутствие контроля за хроническими заболеваниями, жизненные и социальные затруднения.

Депрессия и тревога в свою очередь могут быть симптомами такого опасного синдрома как деменция. Это хроническое, прогрессирующее состояние для которого характерно постепенное и неуклонное ослабление интеллекта – основной функции коры больших полушарий головного мозга. С течением времени уменьшается объем приобретенных знаний, утрачивается опыт, снижается память и внимание, нарушается мышление, резко падает способность к обучению, принятие даже простых решений вызывает значительные трудности. Федеральные клинические рекомендации по диагностике и лечению органических психических расстройств указывают на то, что выраженной деменцией страдают около 5% людей в возрасте старше 65 лет, еще у 10% есть признаки снижения интеллекта, а после 80 деменция встречается почти у 30% людей.

Основными причинами деменции являются болезнь Альцгеймера, сосудистые нарушения вследствие атеросклероза или их комбинация. При этом почти у каждого третьего пациента с деменцией встречается агрессивное поведение – физическое или вербальное. Агрессивное поведение часто тяжело переносится как самим больным, так и его родственниками, друзьями и медицинским персоналом. Такое поведение может быть характерной чертой личности еще до развития деменции, но возможно появление агрессии как симптома заболевания у ранее доброго и отзывчивого человека.

Поиск путей предупреждения и контроля агрессивного поведения пациента с деменцией позволяет значительно улучшить качество жизни пожилого человека. Облегчается возможность ухода за таким больным. Для медицинского персонала важно выяснить причины неадекватного поведения, для этого необходимо рассматривать человека с деменцией как личность, с тем, чтобы определить почему он ведет себя подобным образом. Важно попытаться посмотреть на ситуацию с точки зрения пожилого человека, возможно он пытается сообщить что-либо важное для него. Необходимо помнить, что не существует единственно правильного решения в данной ситуации, родственники или медицинский персонал должен адаптировать свой подход к каждому конкретному пациенту.

Одним из способов снижения агрессии у пожилых людей с деменцией является использование арт-терапии. Кроме того, арт-терапия улучшает внимание, поднимает настроение, сглаживает другие психоневрологические симптомы, повышая при этом чувство собственного достоинства пациента. Сам термин «арт-терапия» был придуман в 40-х годах прошлого столетия художником Адрианом Хиллом. Арт-терапия вобрала в себя все полезное, что есть в искусстве и в психотерапии («искусство как терапия»). Первоначально Хилл использовал арт-терапию среди пациентов, страдающих туберкулезом. Затем было предложено использовать ее в случае невозможности вербального контакта с пациентом, а в последнее время арт-терапия используется среди пациентов с онкологическими заболеваниями, посттравматическим стрессовым расстройством и когнитивными нарушениями. Пожилые участники сеансов арт-терапии отмечают улучшение общего состояния, уменьшается чувство одиночества, а в ряде случаев удается снизить количество принимаемых лекарств.

Помимо арт-терапии, широко используются: психотерапевтические методики и медикаментозные методы лечения. Для лечения основных типов деменции используются антиглутаматный препарат мемантин (принцип действия основан на снижении пагубного воздействия глутамата на ацетилхолинэргические нейроны). Также в РФ сертифицированы несколько ингибиторов ацетилхолинэстеразы, а именно: донепези, ривастигмин, галантамин, ипидакрин. Действие данных препаратов направлено на ослабление проявлений когнитивных (расстройства речи, памяти) и поведенческих (агрессия, беспокойство) нарушений.

Стоит отметить, современной наукой установлено, что в качестве мер по профилактике деменции у пожилых людей в основном выступают: регулярные физические нагрузки, контроль АД, поддержание веса тела в пределах нормы регламентируемой индексом, отслеживание уровня холестерина, контроль уровня гомоцистеина. Но говоря иными словами, если вы любите своих стариков и желаете им долголетия, то уделяйте им больше внимания и следите за состоянием их здоровья.

my100plus.ru

Причины деменции и болезни Альцгеймера. Зачем делать томографию

Болезнь Альцгеймера и сосудистая деменция: что происходит в головном мозге

Разные болезни, вызывающие деменцию, отличаются тем, какой именно фактор вызывает повреждение нервных клеток (нейронов). Расскажем о самых частых причинах деменции, о том, нужна ли томография для постановки диагноза и передается ли болезнь Альцгеймера по наследству.

Болезнь Альцгеймера

При этом заболевании в головном мозге постепенно, годами развивается нарушение обмена веществ, которое приводит к отложению патологически измененных белков — бета-амилоида и тау-белка. Этот процесс начинается задолго до появления первых внешних признаков болезни, и сейчас есть возможность достоверно определить, начался ли, например, у пятидесятилетнего человека процесс, который в 65 лет проявится слабоумием.

Для этого нужно сделать снимок с использованием определенного контрастного вещества или анализ спинномозговой жидкости на содержание бета-амилоида и тау-белка. К сожалению, в России эти методы пока недоступны, но в научно-исследовательских центрах стран Европы они используются.

В результате нарушения обмена веществ нейроны в определенных зонах головного мозга погибают, и разные функции человека нарушаются одна за другой. Парадоксально, что специалистам много известно о том, какие именно процессы нарушаются в клетках при болезни Альцгеймера, но им по-прежнему неясно, какие именно факторы приводят к болезни.

По-видимому, причин для этого много, и в каждом конкретном случае их набор будет разным, поэтому надежного способа предотвратить болезнь пока не существует. Такие заболевания называют мультифакториальными, к ним, например, относится артериальная гипертензия (высокое давление) и сахарный диабет.

Сосудистая деменция

Объяснить, чем болезнь Альцгеймера отличается от сосудистой деменции, можно так: «При болезни Альцгеймера умирают нервные клетки, и мы точно не знаем почему. При сосудистой деменции мы знаем, почему они умирают: закупорены сосуды, которые снабжают их кровью».

Причина сосудистой деменции — атеросклероз (поэтому в народе любую забывчивость называют «склерозом»), речь идет об отложении на стенках сосудов бляшек из жира — холестерина. Он начинает откладываться с юности, и то, как быстро будут расти холестериновые бляшки, зависит от уровня холестерина в крови и от того, повреждается ли стенка сосуда, например, высоким давлением.

В определенный момент на холестериновой бляшке может вырасти тромб, который перекроет просвет сосуда. Определенный участок органа начинает испытывать кислородное голодание (этот процесс называется ишемией) и отмирает. Если это происходит в сердце, специалисты диагностируют инфаркт , если в мозге — инсульт.

Болезнь Альцгеймера развивается постепенно, а сосудистая деменция может возникнуть действительно за один день, а после очередного острого нарушения мозгового кровообращения (ОНМК) деменция может резко переходить в более тяжелую стадию.

При сосудистой деменции важно не только корректировать психическое состояние больного, но и заниматься профилактикой развития атеросклероза (следить за уровнем холестерина, глюкозы, артериальным давлением).

Есть множество других болезней, которые приводят к деменции из-за гибели нейронов, и, чтобы поставить правильный диагноз, нужно увидеть, в какой части мозга повреждена нервная ткань. Для этого врач назначает томографию (серию снимков) головного мозга.

Томография головного мозга

Иногда томографию мозга сделать не удается, и тогда врач ставит диагноз только по симптомам болезни и результатам анализов крови. Но нужно постараться все же получить томограмму, поскольку иногда причина деменции оказывается совершенно неожиданной, а главное, устранимой. Стоит потратить время и деньги на диагностику, чтобы не лечить от болезни Альцгеймера пациента, нарушения памяти у которого, вызваны, например, опухолью мозга.

Есть два вида томографии: компьютерная томография (КТ) и магнитно-резонансная томография (МРТ). При КТ на больного действует рентгеновское излучение, при МРТ — мощное магнитное поле. Для проведения КТ противопоказаний практически нет (процедура становится невозможной только при очень большой массе больного — 150 кг). МРТ противопоказана людям, имеющим кардиостимулятор или способные намагничиваться предметы (стенты, скобки после операций и т.п.) Следует заметить, что зубные протезы не являются препятствием для проведения МРТ.

4 вопроса о томографии

Что лучше: КТ или МРТ?

Для диагностики деменции достаточно информативны оба метода. МРТ позволяет рассмотреть более мелкие очаги поражения, но те очаги, которые могут быть причиной деменции, видны и на КТ.

Нужен ли контраст при КТ?

Обычно контраст не нужен. Если у врача возникнут основания для более глубокого обследования, он его назначит.

Что делать, если больной боится замкнутых пространств?

Действительно, пока аппарат делает снимки, человек вынужден лежать неподвижно в гудящей трубе 15–20 минут, и, если он страдает клаустрофобией, ему будет плохо. Эта проблема решается, например, с помощью аппарата открытого типа (с незамкнутой трубой).

Врач радиолог сказал, что томограмма нормальная, а невролог все равно поставил диагноз «болезнь Альцгеймера». Разве такое возможно?

Нормальная картина томографии не исключает диагноз «болезнь Альцгеймера». Такое сочетание часто встречается особенно на стадии мягкой деменции.

Наследование болезни Альцгеймера

Часто родственники пациентов с болезнью Альцгеймера волнуются, что тоже могут заболеть. Они читают статьи о том, что есть гены, предрасполагающие к этому заболеванию, и готовы проходить генетическое тестирование, чтобы представлять свою дальнейшую судьбу.

Передается ли болезнь Альцгеймера по наследству? Чаще всего — нет. Только примерно 10 процентов случаев имеют семейную, генетическую природу. Обычно болезнь прослеживается в каждом поколении и начинается рано (до 65 лет). Если у вас болела, например, только мама, и первые признаки болезни появились в 80 лет, у вас нет какой-то особой генетической отягощенности по болезни Альцгеймера. Просто речь идет о частой в пожилом возрасте болезни, и чтобы стать ее жертвой в 80 лет, не нужно иметь «плохую наследственность».

Другой вопрос, если в семье действительно очевидна предрасположенность к болезни Альцгеймера. Можно ли пройти генетическое тестирование и точно узнать, заболеете ли вы? Сейчас известны три гена, изменения (мутации) в которых приводят к ранней болезни Альцгеймера: ген предшественника бета-амилоида (APP) и два гена пресенилинов (PSEN1 и PSEN2).

С поздней болезнью Альцгеймера, которая начинается в возрасте старше 65 лет, все не так однозначно. Есть вариант гена аполипопротеина Е е4 (ApoE e4), который повышает вероятность развития болезни, если человек доживет до старческого возраста.

Анализы на эти гены доступны в ряде научных и частных клинических лабораторий. Но нужно задаться вопросом, изменит ли знание своего генотипа вашу судьбу.

Дело в том, что надежного средства профилактики у специалистов нет. Можно снизить факторы риска, но не больше, и сделать это нужно независимо от того, являетесь ли вы носителем патологического гена. Лицам с предрасположенностью к деменции нужно внимательно относиться к признакам нарушения памяти. Но разве другим людям можно относиться к этому легкомысленно?

Получается, что, если человек знает о своей предрасположенности к болезни Альцгеймера, мы просто отравляем ему жизнь ожиданием и не можем дать никаких дополнительных рекомендаций и мер профилактики. Поэтому на данный момент генетическое тестирование на склонность к болезни Альцгеймера не рекомендуется, и этот вопрос решается индивидуально.

Если вы хотите знать свою генетику, у вас, конечно, есть такая возможность. Если нет, достаточно вести здоровый образ жизни и, если память ухудшается, не откладывать визит к врачу.

Уход за пожилым человеком с деменцией: что самое трудное?

Деменция у пожилых: прием лекарств, моча на анализ, гигиена и посещение туалета

По мере того как состояние пожилого человека с деменцией ухудшается, качество его жизни все меньше зависит от лекарств и все больше — от ухода. Больные с деменцией чаще всего умирают не по причине основной болезни, а от несчастных случаев, обострившихся инфекций и других событий, которые можно отдалить или предотвратить, если знать, как правильно ухаживать за своим близким.

Пожилой человек с деменцией и прием лекарств

Если вашему родственнику установлен диагноз «деменция», вам нужно обязательно контролировать, какие лекарства он принимает и как регулярно он это делает. При мягкой деменции можно пользоваться таблетницами по дням недели (некоторые из них даже имеют встроенный таймер), или договориться с больным, что он будет принимать лекарство только после вашего телефонного звонка. Если вы живете отдельно от пациента, контролируйте, как уменьшается количество таблеток.

Опасен не только пропуск приема лекарства. Больной может забыть, что он уже принял таблетку, и выпить еще одну или несколько, что может быть смертельно опасно.

Порой родственникам больного с деменцией приходится проявлять чудеса изобретательности, чтобы организовать прием лекарств. Сын одной пациентки, которая теряла все важные вещи, в том числе лекарства, воспользовался тем, что она очень хорошо ориентировалась в домашней библиотеке. Уходя, он оставлял таблетки в книге, а потом звонил и говорил, из какой книги нужно взять очередную порцию лекарств.

Эта система успешно работала много месяцев. Очевидно, что у разных больных более сохранные функции могут быть разными, но попробуйте опереться на те из них, что еще хорошо работают.

Поговорите со всеми врачами, которые назначали больному постоянное лечение (кардиологом, эндокринологом и другими), чтобы они по возможности уменьшили количество таблеток. Это делается за счет комбинированных препаратов, которые содержат несколько действующих веществ, или с помощью форм длительного действия (пролонгированных), которые можно принимать реже. Чем меньше таблеток принимает больной, тем легче контролировать этот процесс.

Что делать, если больной отказывается принимать лекарства? Попробуйте выяснить причину отказа.Может быть, ему не нравится вкус, трудно глотать большие капсулы, или его пугает большое количество таблеток, которыенужно принять за один раз. Эти проблемы часто может решить врач, назначив, если это возможно, другую форму препарата (капли, гранулы для смешивания с едой,растворимые таблетки или пластырь).

Болезнь Альцгеймера: мытье и смена одежды

Часто на стадии умеренной или тяжелой деменции большой проблемой для ухаживающих становится отказ пациента мыться и переодеваться. Нужно учитывать, что многие из наших бабушек и дедушек выросли в деревне, и с развитием деменции их детские представления о жизни остаются самыми прочными.

В деревне первой половины прошлого века никто не менял белье ежедневно и не принимал душ каждое утро. Помыться в бане раз в неделю было нормой. Поэтому прежде всего руководствуйтесь не собственными привычками, а здравым смыслом. Кожа пожилых людей сухая (именно поэтому, а не «от грязи» чаще всего у них появляется зуд), и слишком часто мыть ее, тем более с мылом, действительно не нужно.

К сожалению, в большинстве случаев, если вы не будете заставлять пациента мыться, он не станет делать этого вовсе. Уже при умеренной деменции возникает необъяснимое на первый взгляд упрямство. На стадии тяжелой деменции пациента может пугать даже тот факт, что его раздевают, потому что он не понимает, зачем это нужно. Страх у него может вызывать льющаяся вода, или необходимость залезть в ванну, потому что больному непонятно, что это за предметы.

Как себя вести, чтобы больной деменцией все же соблюдал гигиену?

  • Проследите, в какое время суток больной более спокойный и покладистый (обычно это бывает утром). Попробуйте предложить ему помыться в это время.
  • Несколько раз озвучивайте предложение помыться. Эта мера увеличит вероятность, что все забывающий больной поймет, что это событие было запланировано, а не произошло неожиданно.
  • Можно мыться по частям: сегодня голову, завтра ноги и так далее. Обычно эти шаги даются легче, чем «полномасштабная операция».
  • Можно заменить мытье протиранием влажной губкой.
  • Поясняйте больному, что вы делаете, даже если он уже не говорит. Он может понимать вашу речь. Подходя к нему, предупреждайте о том, что вы собираетесь делать.
  • Если с пациентом не удается справиться, расскажите об этом лечащему врачу. Он подберет препараты, которые уменьшат агрессивные реакции больного.
  • Посещение туалета и сбор мочи на анализ

    Когда родственники пациентов с деменцией жалуются, что у их подопечного появилось недержание мочи или кала, приходится выяснять, с чем именно связано это явление, ведь причины могут быть разными.

    Ни в коем случае нельзя ограничивать суточное потребление жидкости, чтобы больной реже мочился. Это опасно для его здоровья. Взрослому человеку среднего веса в нежаркий день нужно около 1,5 литров воды в сутки. Конечно, насильно поить больного не нужно, но вода всегда должна быть в зоне его доступности.

    Одна из причин внезапно возникшего недержания мочи — воспаление мочевого пузыря или почек. У многих пожилых женщин есть хроническая инфекция мочевыводящих путей, которая может не проявляться болями или повышением температуры. Даже мочеиспускание у больногоможет заметно не учащаться. Единственным признаком ухудшения состояния будет беспокойство и спутанность сознания.

    Раз в год у пациента желательно брать общий анализ мочи. А если состояние больного ухудшилось, это нужно сделать срочно. Результат анализа покажите урологу, рассказав, как вам удалось собрать мочу на анализ.

    Как собрать мочу на анализ у больного с деменцией?

    Если мы собираем анализ у человека, который понимает, что мы делаем, это должно происходить так:

  • Собираем мочу из первой утренней порции. Перед мочеиспусканием тщательно моем промежность водой (кожу можно мыть мылом, слизистые оболочки нежелательно).
  • Женщине нужно закрыть отверстие влагалища марлевой салфеткой, чтобы слизь не попадала в мочу.
  • В специальный стерильный контейнер (их выдают в лаборатории или продают в аптеке) собираем среднюю порцию мочи, то есть не в начале и не в конце мочеиспускания.
  • Не позже, чем через 4 часа после сбора доставляем мочу в лабораторию.
  • В реальности, когда речь идет о пациенте с деменцией, у родных может не получится соблюсти ни одно из этих требований. Это обстоятельство может искажать результаты анализа,но если врач будет знать, как собрана моча, эти подробности позволят ему получить всю возможную информацию и сделать правильные выводы.

    Вот несколько приемов, которые позволяют все же собрать мочу для анализа:

    • Вместо стерильного контейнера можно использовать любую чистую емкость, в которой раньше не было пищевых продуктов. Обрабатывать ее антисептиками не нужно.
    • Попробуйте использовать чистое ведро с сиденьем.
    • На дно унитаза можно поставить широкую миску (некоторые больные соглашаются мочиться только в унитаз).
    • Мочеприемники (например, пакеты, которые наклеивают на кожу промежности) в принципе не предназначены для сбора мочи, потому что в пробу попадают бактерии с кожи. Но это единственный способ собрать мочу в домашних условиях без катетера у пациента, который не контролирует мочеиспускание. Анализ, взятый таким образом, будет информативен, если мочу удастся сразу перелить в стерильный контейнер и без промедления доставить в лабораторию.
    • Важно знать, что современный подгузник гораздо лучше обычных простыней, потому что моча быстро впитывается и почти не контактирует с кожей. Но если больной находится в подгузнике постоянно, это обстоятельство повышает риск воспаления мочевого пузыря и почек и облегчает появление пролежней у лежачих пациентов. Старайтесь чаще снимать подгузник и проветривать кожу.

      Подгузники стоят недешево, но их можно получать бесплатно при соблюдении одного условия — если они вписаны в карту индивидуальной программы реабилитации при прохождении медико-социальной экспертизы.

      www.7ya.ru