Гиперактивность и аутизм у детей

Аутизм и СДВГ, гиперактивность с чертами аутизма — как понять, как разобраться?

Как сочетаются, и сочетаются ли вообще, аутизм, АЧ и СДВГ?

Чтобы разобраться в этой теме, придется начать с самого начала. А конкретнее с того, что в медицине сосуществуют и дополняют друг друга два подхода синдромальный и нозологический.

Синдромальный подход – это такой, который позволяет описать состояние человека с помощью «наборов» признаков (симптомов). Например: депрессивный синдром, включает в себя в такие симптомы как сниженное настроение, ангедония, чувство вины и проч. или галлюцинаторно-бредовый синдром с присущим ему ощущением «голосов» и попытками объяснить их появление воздействием «невидимых шпионских лучей» или «действием внеземного разума».

Но умный доктор, который мыслит нозологически ( пытается докопаться до сути) всегда спросит себя (или коллегу) – а в рамках какого заболевания проявляется этот синдром? Может это депрессия в рамках биполярного расстройства, а может просто реактивная (то есть обусловленная очень серьезной психотравмой)? Или это вообще депрессивное состояние у больного шизофренией, который вышел из психоза и осознал тяжесть своего положения?

Важно и ответить на эти вопросы? Конечно! Ведь от этого зависит прогноз и стратегия лечения…

Иными словами, когда речь идет о синдроме, до диагноза еще далеко, это скорее констатация факта – вот мы видим вот это, а еще вот это и это…

Достаточно запутанно. Но на самом деле, мы же помним, что, во-первых, медицина не наука, а искусство, а во-вторых, практически всегда один и тот же психиатрический диагноз можно сформулировать немного по-разному (о вопиющих случаях, когда детский аутизм принимают, например, за депрессию, речь не идет). Однако, как правило, разными словами описывается общий круг состояний, причем суть от этого не меняется…

Теперь про аутизм и СДВГ. Аутизм – это синдром. И СДВГ – синдром. Но и их, при желании, можно разделить на кучу синдромчиков. И слепить вместе. Например, аутизм, можно описать как: расстройство развития речи + гиперкинетическое расстройство + синдром двигательных стереотипий. Формально, это будет более-менее соответствовать реальности, но это не будет адекватным диагнозом.

Но, тут мы вспомним про традиции. Традиции современной зарубежной психиатрии таковы, что благодаря (или «из-за») страховой медицины и сложных взаимоотношений с судебными инстанциями, врачам удобнее описывать психические заболевания синдромологически. «Что вижу, то пою». И подход к лечению соответствующий – могут назначить кучу лекарств от соответствующей кучи синдромов. И даже так иногда бывает: к примеру, у врача есть подозрение, что за двигательной расторможенностью скрывается психотическое состояние. И при этом, назначив психостимуляторы – страттеру или риталин, можно этот психоз простимулировать. Но не каждый доктор (особенно западный) остановится перед этим. Он скажет «ОК! Если это произойдет – мы начнем лечить галлюцинации!». Он будет действовать по протоколу и будет совершенно защищен юридически. Поэтому, слыша о необходимости равнения на стандарты западной психиатрии, как эталона всего-всего, можно только тихо улыбаться… Отечественная психиатрия, порицаемая за кондовость и ригидность, в смысле диагностики иногда гораздо тоньше. Ее слабое место – закрытость, плохая организация и отвратительное социальное обеспечение людей с особыми потребностями. Но это уже совсем другая история.

Поэтому, с точки зрения нозологического подхода – аутизм и СДВГ – несовместимы. А двигательная расторможенность при аутизме или у детей с АЧ – имеет совершенно иную природу.

И хотя, некоторые маститые специалисты считают, что при СДВГ могут быть аутичные черты ( т.е. отдельные элементы аутистического поведения).

Другие специалисты – возможность сочетания этих двух диагнозов, отрицают, закономерно считая, что они взаимоисключают друг друга.
Вот что, к примеру, пишет Роберт Гудман:
И в МКБ-10 и в DSM-IV (классификации психических заболеваний, принятые в Европе и CША) — расстройства аутистического спектра (устойчивые расстройства развития ) имеют превосходство над гиперактивными расстройствами. И хотя дети с расстройствами аутистического спектра могут быть беспокойными и невнимательными, они не получают второго диагноза гиперкинеза или СДВГ. Диагноз гиперактивности не ставят, когда беспокойность и плохая концентрация внимания обусловлены расстройством настроения, тревожным расстройством или шизофренией.
Т.е такой подход предполагает, что наличие аутичных черт (даже если их очень сложно увидеть на настоящий момент, но они были в анамнезе), исключает попадание таких детей в категорию СДВГ. Иногда пишут «нарушение развития» иногда добавляют «аутистического спектра» и «гипердинамическое расстройство». Потом, когда ребенок с АЧ подрастает, ему ставят синдром Аспергера, шизотипическое расстройство или, если появляется соответствующая симптоматика (бред, галлюцинации) – шизофрения.
Однако, хотя в раннем детстве природа и проявления этих нарушений могут быть сходны – прогнозы могут быть разными. Подрастая, (причем независимо от того, велась или не велась коррекционная работа в этом направлении), некоторые дети с легкими аутичными чертами, становятся способны на адекватное социальное взаимодействие, коммуникацию и символическое мышление (т.е. вся знаменитая «триада нарушений», которая позволяет однозначно диагностировать аутизм — отсутствует). Остается только легкая «инаковость», «чудаковатость». Иногда изначально незначительно выраженные «аутичные черты» усугубляются, ребенок ведет себе все более и более неадекватно. Сказать заранее, в три-четыре года, каким может быть прогноз – мало кто возьмется.

То есть, сочетание симптомов тоже может быть самым замысловатым. А гиперактивность (а точнее – расторможенность) явление очень частое. Потому что сопровождает очень многие заболевания.

Вот поэтому, возникает такая путаница… И поэтому возникает искушение найти того доктора, который поставит самый «приятный» диагноз, который легко воспринять как самый-самый точный. Но, чем бегать по замкнутому кругу, выслушивая «авторитетные» мнения очередных профессоров – 10-го или 100-го, лучше найти своего доктора, которому интуитивно доверяешь и просто выполнять его назначения. И заниматься-заниматься-заниматься. Учить бытовым навыкам (это самое главное!), учить самостоятельности.

Хотя очень заманчиво, чтобы аутизм диагностировался «по двум полоскам», такого в ближайшем будущем не произойдет. Ведь это целый континуум состояний – с разным набором признаков и симптомов. И никакая машина, никакие анализы, лучше, чем опытный взгляд специалиста это не проанализирует и не оценит.

Ну а если, по каким-то причинам, к врачу обратиться проблематично?

Тогда, вспоминаем — главный и основной критерий – отсутствие негативной динамики, то есть ухудшения состояния. Если вы видите, что ребенок пусть замедленно, в своем темпе, но уверенно развивается – набираем побольше воздуха и учим всему: складывать пирамиду, завязывать шнурки, делать бутерброд. Самый простой, но действенный способ – берете карту развития ребенка в норме (типа: в 22 месяца должен уметь вытряхивать предмет из бутылочки) и учите тому, где есть отставание. Если состояние ребенка ухудшается: усиливаются стереотипии, пропадает речь, нарушается сон, возникают новые и новые страхи – то тогда, независимо от того, насколько далеко и сложно добраться к врачу, сделать это будет необходимо.

В итоге, могу сказать, что формально, теоретически, правы и те, кто считает, что СДВГ может сочетаться с АЧ и аутизмом и те, кто считает – что это неправильно. Просто в первом случае – это синдромальный подход, во втором – нозологический. Но, учитывая, что нозология – это категория более высокого порядка, при разработке стратегии терапии и реабилитации, стоит отдавать предпочтение ей.
Поэтому пугаться не нужно, и фанатично бегать за однозначным и самым-самым точным диагнозом, тоже не стоит, а нужно постепенно избавляться от проблем. Если обычные дети многому учатся сами, то проблемных приходится этому учить.

www.b17.ru

СДВГ и аутизм: объясняет психолог

Мышь
Админ

География : Москва
СДВГ-статус : Мама
Г.р. детей : 1990, 1998

Сообщения : 41390
Регистрация : 2008-08-31

Маячок, консультант форума:

Как сочетаются, и сочетаются ли вообще, аутизм, АЧ и СДВГ?
Чтобы разобраться в этой теме, придется начать с самого начала. А конкретнее с того, что в медицине сосуществуют и дополняют друг друга два подхода синдромальный и нозологический.
Синдромальный подход – это такой, который позволяет описать состояние человека с помощью «наборов» признаков (симптомов). Например: депрессивный синдром или галлюцинаторно-бредовый синдром.
Но умный доктор, который мыслит нозологически (то есть пытается докопаться до сути) всегда спросит себя (или коллегу) – а в рамках какого заболевания проявляется этот синдром? Может это депрессия в рамках биполярного расстройства, а может просто реактивная (то есть обусловленная очень серьезной психотравмой)? Или это вообще депрессивное состояние у больного шизофренией, который вышел из психоза и осознал тяжесть своего положения?
Важно и ответить на эти вопросы? Конечно! Ведь от этого зависит прогноз и стратегия лечения…
Иными словами – о диагнозе тут речь не идет, это скорее констатация факта – вот мы видим вот это, а еще вот это и это…
Достаточно запутанно. Но на самом деле, мы же помним, что, во-первых, медицина не наука, а искусство, а во-вторых, практически всегда один и тот же психиатрический диагноз можно сформулировать немного по-разному (о вопиющих случаях, когда детский аутизм принимают, например, за депрессию, речь не идет). Однако, как правило, разными словами описывается общий круг состояний, причем суть от этого не меняется…
Ну это, так сказать присказка. Сказка впереди.

Теперь про аутизм и СДВГ. Аутизм – это синдром. И СДВГ – синдром. Но и их, при желании, можно разделить на кучу синдромчиков. И слепить вместе. Например, аутизм, можно описать как: расстройство развития речи + гиперкинетическое расстройство + синдром двигательных стереотипий. Формально, это будет более-менее соответствовать реальности, но это не будет адекватным диагнозом.
Но, тут мы вспомним про традиции. Традиции современной зарубежной психиатрии таковы, что благодаря (или «из-за») страховой медицины и сложных взаимоотношений с судебными инстанциями, врачам удобнее описывать психические заболевания синдромологически. «Что вижу, то пою». И подход к лечению соответствующий – могут назначить кучу лекарств от соответствующей кучи синдромов. И даже так иногда бывает: к примеру, у врача есть подозрение, что за двигательной расторможенностью скрывается психотическое состояние. И при этом, назначив психостимуляторы – страттеру или риталин, можно этот психоз простимулировать. Но не каждый доктор (особенно западный) остановится перед этим. Он скажет «ОК! Если это произойдет – мы начнем лечить галлюцинации!». Он будет действовать по протоколу и будет совершенно защищен юридически. Но, вот лично мне бы, например, не хотелось такого счастья для своего ребенка. Поэтому, слыша о необходимости равнения на стандарты западной психиатрии, как эталона всего-всего, я тихо улыбаюсь… Отечественная психиатрия, порицаемая за кондовость и ригидность, в смысле диагностики иногда гораздо тоньше. Ее слабое место – закрытость, плохая организация и отвратительное социальное обеспечение людей с особыми потребностями. Но это уже совсем другая история.

Поэтому, с точки зрения нозологического подхода – аутизм и СДВГ – несовместимы. А двигательная расторможенность при аутизме или у детей с АЧ – имеет совершенно иную природу.
И хотя, некоторые маститые специалисты (Гилберг, Баркли) считают, что при СДВГ могут быть аутичные черты ( т.е. отдельные элементы аутистического поведения). Чаще всего это в большей или меньшей степени такие признаки как:
•Отсроченные эхолалии, неправильное употребление местоимений («ты», «мальчик», «Миша» вместо «я» )
•Отсутствие символической игры — умения играть «понарошку», например, когда ребенок может прикладывать к уху тапочек и представлять что он разговаривает по телефону. (Ее элементы появляются не в 18 месяцев, как у обычных детей, а к 3-5 годам и позже).
•Задержка ролевой игры (игры в «человека-паука», «пиратов», «дочки-матери»)
•Нежелание подражать взрослым («как папа», «как мальчик»)
•Избирательность внимания (внимание рассеяно, его трудно привлечь к «неинтересным» для ребенка вещам)
•«Искаженные» устойчивые интересы (странная, необъяснимая любовь к стиральным машинкам, замкам, разным механизмам и т.п.)
•Недостаточное понимание норм социального взаимодействия (плохое чувство дистанции, «забывают» здороваться, и т.п.)

Дело в том, что мозг, в отличие от любого другого органа, не выполняет только одну функцию (как, например, печень или легкие). И если речь идет о нарушении развития (к этой категории можно отнести и СДВГ и аутизм), то здесь не может быть абсолютно точного диагноза, и даже определенной, универсальной схемы лечения или коррекции. Поэтому медикаментозное лечение назначается порой методом «подбора», что иногда пугает «неопытных» родителей.

То есть, сочетание симптомов тоже может быть самым замысловатым. А гиперактивность (а точнее – расторможенность) явление очень частое. Потому что сопровождает очень многие заболевания.
Вот поэтому, возникает такая путаница… И поэтому возникает искушение найти того доктора, который поставит самый «приятный» диагноз, который легко воспринять как самый-самый точный. Но, чем бегать по замкнутому кругу, выслушивая «авторитетные» мнения очередных профессоров – 10-го или 100-го, лучше найти своего доктора, которому интуитивно доверяешь и просто выполнять его назначения. И заниматься-заниматься-заниматься. Учить бытовым навыкам (это самое главное!), учить самостоятельности.
Хотя очень заманчиво, чтобы аутизм диагностировался «по двум полоскам», такого в ближайшем будущем не произойдет. Ведь это целый континуум состояний – с разным набором признаков и симптомов. И никакая машина, никакие анализы, лучше, чем опытный взгляд специалиста это не проанализирует и не оценит.
Ну а если, по каким-то причинам, к врачу обратиться проблематично?
Тогда, вспоминаем — главный и основной критерий – отсутствие негативной динамики, то есть ухудшения состояния. Если вы видите, что ребенок пусть замедленно, в своем темпе, но уверенно развивается – набираем побольше воздуха и учим всему: складывать пирамиду, завязывать шнурки, делать бутерброд. Самый простой, но действенный способ – берете карту развития ребенка в норме (типа: в 22 месяца должен уметь вытряхивать предмет из бутылочки) и учите тому, где есть отставание. Если состояние ребенка ухудшается: усиливаются стереотипии, пропадает речь, нарушается сон, возникают новые и новые страхи – то тогда, независимо от того, насколько далеко и сложно добраться к врачу, сделать это будет необходимо.

В итоге, могу сказать, что формально, теоретически, правы и те, кто считает, что СДВГ может сочетаться с АЧ и аутизмом и те, кто считает – что это неправильно. Просто в первом случае – это синдромальный подход, во втором – нозологический. Но, учитывая, что нозология – это категория более высокого порядка, при разработке стратегии терапии и реабилитации, стоит отдавать предпочтение ей.

www.sdvg-deti.com

Аутизм или СДВГ?

«Психолог в детском саду сказала, что у него аутизм, и он социально неадаптирован! — молодой папа был не на шутку встревожен. — Мы ходим в этот садик уже месяц, а вчера нас вызвали для беседы и сказали, что сын — аутист!»

Как могла, я постаралась успокоить взволнованного родителя. Во-первых, сказала я, если вы уже месяц ходите в садик, то это точно не аутизм. Во-вторых, прежде чем ставить такие серьёзные диагнозы, ребёнка необходимо обследовать, и делать это должен точно не детсадовский психолог. Посетите невропатолога или психоневролога, а потом — давайте встретимся.

Во время следующего разговора папа уже нервно хихикал. Психоневролог из более чем уважаемого медицинского центра поставил ребёнку. синдром дефицита внимания на фоне гиперактивности (СДВГ). Тут уж я не выдержала. «Послушайте, — довольно резко заявила я. — Или пенье, или танцы! В смысле, эти диагнозы взаимно исключают друг друга. Да и не ставят СДВГ в три года!» В субботу утром я отправилась смотреть чудо-ребёнка.

«Пустая крепость» или «цирк на колесах»

Диагноз «аутизм» пришлось отменить буквально с порога: Вовка встретил меня у дверей, взял за руку и повел показывать свою комнату и игрушки. Сорок минут (!) мы провели в обстоятельной беседе на тему «сравнительные характеристики «Ниссан-патрол» и «Джип-как-его-там». Мне были продемонстрированы весьма обширные познания в различных областях, приличествующих современному мужчине. Без всяких скидок на возраст. После чего меня милостиво отпустили передохнуть на кухню, попить чайку и пообщаться с родителями.

За те полтора часа, что мы гоняли чаи с плюшками, Вовка трижды зашел к нам, чтобы что-то спросить, показать, как он до блеска отмыл пресловутый «Ниссан» и поинтересоваться, пойдем ли мы, наконец, гулять. Всё. Так что с дефицитом внимания и гиперактивностью тоже как-то не сложилось.

Крайне заинтересованная, я попросила родителей изложить всю историю с самого начала.

В сентябре Вовка пошел в детский сад. Поскольку семья переехала в этот район недавно, мест уже нигде не было, оставался только частный садик с небольшими разновозрастными группами, работающий по системе Монтессори. «Вот и славно, — подумали молодые родители, — ребёнку будет интересно и не тяжело. А что группа разновозрастная, так это и вовсе хорошо: у Вовки так развита речь, что с малышами ему было бы скучно».

Сначала все было действительно очень хорошо: ребенок утром летел в садик «к детям», с прогулки его забирала няня . Все были довольны. А потом малыш заболел и целый месяц не ходил в садик. Выздоровел, наконец, приходит. А ему говорят: «У нас сегодня новая игра. Все садимся в круг, называем свою любимую вещь и объясняем, за что мы её любим» (типа — развитие речи). Доходит очередь до Вовки, и он хорошим своим развитым языком объявляет, что любимая вещь у него — бутылочка с компотом, с которой он засыпает. Тут эта образованная воспитательница говорит: «Фу, какой позор! Большой мальчик, а пьёт из бутылочки. Дети, ну-ка дружно скажем: «Фу, Вова!» Вовка зарыдал, подскочил к воспитательнице и ударил её ногой. (Вот умник! Я бы просто убила!)

Воспитательница потащила его к штатному психологу. Молоденькая девочка, чья-то родственница, образование, судя по всему, приблизительное. Она с ходу: «В глаза не смотрит? В руки не дается, в угол забился? Аутист, социально не адаптирован». И — папе на работу звонить.

Так, говорю. С аутизмом разобрались. Теперь давайте про СДВГ.

С СДВГ оказалось примерно то же самое: приехали в медицинский диагностический центр в три часа дня, уехали в восемь. Ребенок пропустил сон, полдник, прогулку, как ангел позволил делать над собой всякие бесчеловечные опыты типа энцефалограммы, и только в самом конце позволил себе несколько расслабиться. На основании его поведения психоневролог поставила диагноз СДВГ и предложила родителям подавать ему транквилизаторы.

А вы сами, говорю я папе, как бы вели себя в конце четырнадцатичасового рабочего дня без еды и перекуров? Смотрю, папу как-то скрутило, да и мама, видимо, отчетливо представила эту безрадостную картину.

Бытие определяет. все

К сожалению, взрослые довольно часто забывают про физические возможности малышей, требуя, например, чтобы ребенок пристойно вел себя в магазине, куда маме пришлось зайти по дороге из детского сада. Или в метро я очень часто наблюдаю такую картину: жара, духота, детёныш в шубе, в шапке, в кусачем свитере с горлом, начинает капризничать. Мама пытается на него воздействовать, требует, чтобы он немедленно прекратил истерику, хотя все, что в этот момент можно и нужно сделать — снять лишнюю одежду.

Хорошие детские врачи когда-то научили меня одной простой вещи: если ребёнок капризничает, этому могут быть три причины: скучно, душно или заболевает. Мой опыт добавил ещё некоторые обстоятельства: голоден и слишком много впечатлений. Во времена моего детства (70-годы прошлого века, с вашего позволения), голодные дети были изрядной редкостью, ну, кроме совсем уж тяжелых случаев. А вот впечатлений могло не быть вовсе.

Но вернемся к нашему «тяжелому случаю». К сожалению, в детские сады и школы сейчас пришла работать огромная армия свежеиспеченных психологов. Обычно это совсем молоденькие девочки, поступившие на психологический факультет или по принципу «от противного» (не филолог, не математик, детей люблю, но в учителя не гожусь), или для решения собственных проблем. Их не заставляют проходить личную психотерапию, не водят на практические занятия в детские психиатрические больницы. Овладев несколькими несложными тестами, они приходят на свое новое место работы и сходу огорошивают родителей заявлениями типа вышеизложенного.

Если бы эта девочка видела своими глазами хоть одного ребёнка-аутиста, она бы сто раз подумала бы, прежде чем звонить Вовкиному папе на работу.

Договоримся о терминах

Аутизм (синдром раннего детского аутизма) считается искаженным развитием психики. До сих пор в мировой психиатрии нет единого мнения о причинах возникновения данного нарушения. Есть сторонники генетической теории, есть психоаналитическая ветвь, крупнейшим представителем которой являлся Бруно Беттельгейм (его книга «Пустая крепость» подробнейшим образом описывает работу созданного им Центра). В Америке детей-аутистов не лечат, а адаптируют и социализируют (см. фильм «Человек дождя», все показано максимально достоверно). Европейская традиция, с одной стороны, причисляет СРДА к «большой психиатрии», с другой — развита помощь в виде гештальт-терапии и бихевиоральной терапии.

Россия — одна из немногих стран, в которой с аутистами работают. У нас принят дифференцированный подход к постановке диагноза, в частности, СРДА ставят только если присутствуют все семь пунктов из списка Лео Каннера. Не буду их здесь перечислять, все-таки это не совсем научный доклад. Скажу только, что по одному такому признаку, как «не смотрит в глаза — не идет на руки» аутизм не диагностируют.

«Синдром дефицита внимания/гиперактивности — дисфункция центральной нервной системы (преимущественно ретикулярной формации головного мозга), проявляющаяся трудностями концентрации и поддержания внимания, нарушениями обучения и памяти, а также сложностями обработки экзогенной и эндогенной информации и стимулов».

Е.Д. Белоусова и М.Ю. Никанорова
Отдел психоневрологии и эпилептологии Московского НИИ педиатрии и детской хирургии Минздрава РФ

СДВГ чаще наблюдается у мальчиков, чем у девочек. Его очень редко ставят в младшем дошкольном возрасте — просто у малышей возрастные нормы другие. Но, самое главное: точно так же, как в случае с аутизмом, существуют четкие критерии диагноза — выделяются собственно «синдром дефицита внимания с гиперактивностью», отдельно «дефицит внимания», и отдельно — «гиперактивность». И в каждой категории есть прямое указание, сколько должно наблюдаться факторов (например, 5 из 7).

Так что, если ваш ребенок временами расторможен, иногда не хочет ни с кем общаться, ходит «нога за ногу», перед сном должен побеситься, а хлеб нарезает строго треугольниками — само по себе это ничего не значит! Не слушайте «околообразованных» специалистов. Обращайтесь к тем, кого вам рекомендуют люди, которым вы доверяете. Прислушивайтесь к себе и своему ребенку.

www.7ya.ru

Гиперактивность?

Как я не стараюсь думать, что это особенности характера или пробелы в воспитании, но похоже у моего сына 3-х лет гиперактивность.
🙁

У него часто (в последнее время много раз в день) бывают срывы, когда он начинает рыдать по пустяковому поводу и не может успокоиться, потом впадает в ярость и начинает разрушать все вокруг, кидаться на пол, бросать вещи, лупить меня, папу и брата. При этом он вообще не воспринимает окружающее, не реагирует на шлепки (да, я не святая), окрики, наказания. Помогает ледяной душ, но не делать же это постоянно.

Он очень подвижный и ловкий, уже в 1,5 года покорил все доступные лазилки и горки на улице. На улице ведет себя более-менее нормально, если есть куда выплеснуть энергию. Если нет — может подраться.

Книжки не слушает вообще, быстро перелистывает и убегает. Иногда под настроение может поназывать картинки, собрать пазл, порисовать, пособирать лего, но все очень недолго.

Обязательно необходим режим, обязательно чтобы все было по привычной для него схеме, опреденная ложка-тарелка и т.д. Иначе неминуемая истерика с разрушением всего окружающего.

Я очень устала, весь день идет по схеме: срыв у него — срываюсь я, луплю — миримся — долго ругаю себя что не сдержалась.

Сдержаться не могу вообще, при том что я ну очень терпеливый человек. Очень его люблю, но сил больше нет никаких.

В родах была гипоксия, нейросонограмма отклонений не выявила, в младенчестве был тонус, мало спал, во время бодрствования все время двигал ручками и ножками, мы его еще энерджайзером звали.

Это гиперактивность? Это корректируют медикаментозно или я все-таки что-то упускаю в воспитании?

Может кто-то может посоветовать более мягкие, но действенные методы выхода из штопора? Обнять и поцеловать не помогает, ему это в такие минуты не нужно 🙁

Сегодня неумолчный вой не затихает целый день.

Попробую успокаивать так, я обнимала, но не говорила ничего.

С бассейном сложно, он боится воды временами. В ванне купается, а душ не любит, по прибою ходил, но в море не пошел. Нужно попробовать. 10.01.2008 00:02:23, Не другая мама.

conf.7ya.ru

Гиперактивность и аутизм у детей

В 90% процентов случаев истории про аутизм — это истории про непонимание родителями (чаще всего — логиками) своих детей. Это тревоги, страхи, повышенные ожидания и пр, которые получают подкрепление у врачей-специалистов в виде «диагноза». Зачастую именно родители социотипа ЛИЭ идут к специалистам, где их детям ставят такие диагнозы, поскольку Джеки настроены на раннее развитие (БИ творческая : быстрей-быстрей!) детей и ранние их успехи. И потому любое несоответствие в поведении ребенка среднестатистическим нормам склонны рассматривать как болезнь, которую надо срочно лечить. Если ребенок в 3 года плохо разговаривает или того хуже — молчит, родители бьют тревогу. и легче соглашаются с диагнозом «аутизм», чем доверяют мнению. что каждый ребенок развивается в своем темпе и ритме, и надо набраться терпения и лично уделять ребенку больше внимания, и он обязательно заговорит и догонит, и даже перегонит. . Но Джекам некогда — они работают! А воспитывать, и развивать самостоятельно они не умеют в силу слабости этики отношений БЭ, (с ребенком надо уметь быть в контакте!), отсутствия терпения, свободного времени и попросту — желания. К тому же такие родители склонны доверять во всем профессионалам (ЧЛ — базовая функция) , то и воспитание и развитие собственных детей они доверяют дипломированным специалистам — потому отдают детей на воспитание в различные кружки, школы и студии, считая, что только там их детей научат и разовьют.

Мне жаль таких родителей. А их детей жаль еще более.

С другой стороны, действительно, есть такие дети, которые в детстве по тем или иным параметрам выделяются на фоне сверстников, вызывая беспокойство родителей и педагогов.

Вот что говорит официальная медицина:
«Несомненными отличиями таких детей является неспособность к фантазированию и простым ролевым играм. Различные игрушки они используют в неуместных стереотипных манипуляциях, что не соответствует их первостепенному предназначению. Игровая фантазия обычно носит обедненный или практически бесплодный характер. Следует отметить, что при рождении эти дети могут быть признаны абсолютно здоровыми и нормальными.» http://kakbyk.ru/autizm/autizm-u-detej/

Нами собрана статистика по этому вопросу и установлено, что неспособностью к фантазированию отличаются дети — сенсорики с очень слабой интуицией, за которую отвечает функция БИ (интуиция времени) , а также такие дети не умеют играть в ролевые игры — , т.к. для этого нужна сильная функция ЧИ — интуиция врозможностей отвечающая за ПРИДУМЫВАНИЕ, за ИДЕЮ, за ИГРУ всамом общем виде. У таких детей действительно » Игровая фантазия носит обедненный или практически бесплодный характер».
Это признак принадлежности ребенка к СЕНСОРНОМУ типу — у такого ребенка сильно развиты все органы чувств (зрение, слух, осязание, обоняние, вкус) , в то время как у детей, имеющих богатую фантази. и умеющих играть в ролевые игры органы чувств развиты гораздо слабее. И требовать от сенсориков способностей как у интуитова — эт о нелогично с точки зрания соционики, так как противоречит модели закону информационного обмена между психикой человека и окружающей средой: если ты сенсорик, то у тебя не развито абстрактное мышление, а если ты интуит, то у тебя не развиты органы чувств.

И не имеет смысла требовать от ребенка в 3 года наличия образного мышления, если он родился сенсориком.

В связи с этим мы хотим успокоить родителей, чьи дети в 3 года плохо контактируют со сверстниками ( они — логики), не играют в ролевые игры и не придумывают ( сенсорики), не выполняют волю родителей — обладая гораздо более сильной от рождения волей, плохо считают (этики) и т.д.

Такие дети чаще всего принадлежат к следующим социотипам:

— ЛИИ. Для них зарактерна: интроверсия, неконтактность, замкнутость.

— СЛИ . Сильная функция сенсорики ощущения (БС) означает повышенную чувствительность такого ребенка к сенсорным раздражителям — к свету, голосам, звукам и пр., которая делает ребенка крайне чувствительным к остановке вокруг и неадекватно реагирующим на, казалось бы, обычные вещи; кроме того, у СЛИ эмоции (ЧЭ) находятся в слабом месте — в «болевой» функции, и поэтому общаться , проявлять эмоции на социум в незнакомой обстановке , то есть вступать в контакт, разговаривать, отвечать на вопросы им действительно нелегко и они этого всячески избегают. Родители могут принять слабость функции ЧЭ за аутизм.

— СЭЭ. Здесь при определенном подтипе (сенсорном, ЧС, БС) бывают проблемы с речью. А также такой ребенок плохо воспринимает информацию со слуха. Болевая функция БЛ приводит к тому, что существующие логические связи между объектами усваиваются таким ребенком с большим трудом. Из-за отсутствия абстрактного мышления возникают проблемы с обобщениями, заданиями на логику, особенно абстрактную; от этого также страдает речь, ведь чтобы построить фразу, нужно не только иметь что сказать, но и выстроить слова в нужном порядке, использовать правильные формы слов и пр.

Иррациональность, присущая таким детям, увы, также не способствует тому, чтобы упорядочивать свои мысли и эмоции. Отсюда — сбивчивая речь, неумение последовательно излагать события, составлять рассказы по картинкам и пр. Кроме того, весь процесс обучения и воспитания подразумевает, что ребенок делает то, что вы ему скажете. А базовая ЧС делает только то, что хочет ее обладатель, и не готова подчиняться. Зачастую дело не в том, что ребенок не знает ответа на вопрос — он просто противится любой направленной на него инициативе. И чем больше давление, тем сильнее отторжение.

Логика развивается, но для этого также нужно дать ребенку время и проявить терпение. А также снизить свои ожидания: лучше знать, что ваш ребенок имеет гуманитарные способности и не следует от давать его в физ-мат школу — это не его. Зато его пробивные способности, сильная воля и коммуникативные с способности в перспективе обязательно проявятся, и ваш ребенок еще даст фору многим детям со слабой волей!

— СЛЭ. Гиперактивность в силу сильной (фоновой) функции ЧЛ (действия, движения), проблемы с поведением (болевая этика отнощшений), разрушительная энергия (сильная базовая волевая сенсорика ЧС). Опять же, базовая ЧС, которая делает только то, что хочет, и не подчиняется чужой воле; Иррациональность, благодаря которой ребенок часто отвлекается, не концентрируется; одновременно отличная память (творческая БЛ), которая позволяет запоминать большие объемы информации (у детей это часто большие куски из мультиков, например), интерес к животным (хорошо запоминают названия животных).

При правильном подходе, учитывающем ТИМ ребенка, то есть дающем представления о том, что и почему ребенку дается с трудом, можно найти подход к каждому ребенку и давать ему информацию в той форме и количестве, в которых он может освоить ее максимально комфортно. Не стоит ждать от иррационалов усидчивости, от логиков-интровертов — лидерских качеств, раскованности в общении и коммуникабельности, от этиков — коммерческих предложений, от сенсориков — изобретательности и интересных идей, а от интуитов — пробивных способностей. И так далее, и тому подобное. Все это — не признаки «болезни», а совершенно нормальные и естественные проявления характера ребенка. Их не надо лечить. Их надо просто учитывать. И тогда все будет хорошо.

Родители! Будьте благоразумны! Наберитесь терпения. Ваши дети — нормальные! Просто они — другие, не такие, как у соседей, родственников и т.д. Уберите свои ожидания, измените их: аш ребенок — просто один из шестнадцати нормальных детей, имеющих разные типы информационного метаболизма (ТИМы). Такой, какой мать и отец совместно передали своему ребенку через сочетание ваших информационных аспектов. Просто будьте внимательны и принимайте ребенка таким, какой он есть, не забывая прививать ему нормы общения, нормы поведения в обществе, и развивать в соответствии с ЕГО возможностями, а не СВЕРХ НИХ.Остальное он наберет сам, в соответствии со своей модель А. Как набирали все люди в истории человечества. Не мы первые, не забывайте об этом.

www.socionika-tim.ru