Лечение шизофрения отзывы

Лечение шизофрении

Прежде всего, следует отметить, что при шизофрении нарушается и сбивается мышление, меняется восприятие окружающего мира и соответственно поведение. Это психическое заболевание, у которого имеется множество симптомов, которые явно указывают на него: например, люди не могут разграничить внутренний и внешний мир, нелогичные суждения или абсурдные мысли. Но существуют скрытые проявления, неявные: например, замкнутость, агрессивность и притупление эмоций. У больных людей снижается активность как мысленная, так и физическая, начинаются бредовые идеи, галлюцинации и т. д. Различают 2 вида шизофрении:

  • Непрерывная (с начала и до конца жизни человек так и не может прийти в себя);
  • Приступообразная (наступает периодически, промежутками, в другое время человек чувствует относительное эмоциональное спокойствие);

В любом случае есть как различия, так и сходства: личность кардинально меняется, замыкается в себе и не реагирует на окружающие процессы, или, наоборот, появляется гиперактивность, всем окружающим кажется нелепостью и абсурдом, но для шизофреника это теперь смысл жизни.

Родственники и близкие должны внимательно и серьезно отнестись к таким синдромам. Не надо прятаться, стесняться или отказываться идти к врачу, желательно обратиться заранее и добиться лучшего результата. Так как вид болезни невозможно определить самостоятельно, лучше всего консультироваться с врачом, он должен поставить точный диагноз и подобрать правильное лечение.

Врачи до сих пор обсуждают способы лечения шизофрении, они постоянно меняются, совершенствуются. Для того, чтобы лечение проходило эффективнее и ремиссии были не такими острыми, больного помещают в стационар и нормализуют его состояние.

При лечении шизофрении главное – это взаимодействие членов семьи и лечащего врача, правильное и комплексное лечение, правильное поведение всех окружающих. Невозможно точно определить – это или медицинское отклонение или психическое расстройство, поэтому действовать надо со всех сторон. Нельзя останавливаться на достигнутом, постоянно надо искать варианты, консультироваться с врачами, менять лекарства, и, главное, надо поддерживать, понимать и принимать больного.

Некоторые считают, что лечить шизофрению бесполезно, но ученые доказали, что даже больные шизофренией могут спокойно существовать в нормальном обществе, главное — не отклоняться от предписаний врача, своевременно принимать препараты и замедлить развитие болезни.

В настоящее время врачи успешно борются с такой болезнью, и существует мнение, что самое лучшее лечение шизофрении в Москве. Достижения и открытия современной медицины вычеркнули это заболевание из списка неизлечимых болезней. Все самые прогрессивные и действенные методы наша психиатрическая клиника создает и улучшает для таких особенных больных.

К каждому человеку нужен особенный и индивидуальный подход, зависит от вида, формы и даже гендерной принадлежности. У женщин и мужчин немного различаются, женский мозг гораздо более склонен к болезни, чем мужской.

Если отсутствует лечение, то в итоге получается прогрессирующая шизофрения и методы лечения будут более жесткими и не такими эффективными. Существуют медикаментозные и психотерапевтические методы лечения. Сейчас врачи не ограничены определенным набором медикаментов, с каждым днем он пополняется, последней тенденцией в медикаментозном лечении являются нейролептики. В психотерапевтическом методе врач протягивает руку помощи пациенту, устанавливает связь с ним и обсуждает его проблемы.

В нашей клинике лечение больных шизофренией происходит в комплексе, мы правильно организовываем взаимоотношения между врачом, его семьей, больным и его новым «я». Мы стараемся улучшить как физическое, так и психическое состояние наших пациентов, дать им всё необходимое и всё самое лучшее.

lechenie-shizofrenii.ru

О препаратах

В основном используемые в психиатрии нейролептики связаны с дофамином. Так, считается что действие галоперидола основывается на блокаде дофаминовых рецепторов в мезокортексе и лимбической системе.

Кроме этого препарат обладает небольшим α-адреноблокирующим, антигистаминным и антихолинергическим действием. Всё это приводит к устранению продуктивных симптомов шизофрении — в первую очередь галлюцинаций. Снижается ещё и общая тенденция психики больных к активному интерпретированию различных ощущений, что приводит и к устранению когнитивных нарушений. Как следствие, уменьшается тенденция больных к формированию бредовых идей. При этом галоперидол можно назвать классическим психиатрическим средством, которое иллюстрирует сам принцип того, что представляет собой лечение больных шизофренией.

  • продром;
  • активная манифестация, эпизод;
  • снижение уровня яркости проявления симптомов;
  • «светлый» промежуток.
  • Возьмём две основные крайности, два полярных тезиса и попробуем взвесить все аргументы «за» и «против».

    1. Это опасное психическое расстройство — шизофрения, лечение необходимо. Чем более классическая форма терапии применяется, тем выше вероятность полного выздоровления. Нейролептики и никаких возражений!
    2. Нейролептики вызовут побочные эффекты, снизят умственные способности, станут причиной нового психического дискомфорта. Исцеление возможно и без них, шансов будет больше. Всё равно они ничего не изменят. Рано или поздно качество ремиссии ухудшится и возникнет точно такой же устойчивый дефект психики.

    Конечно, такой случай может быть очень неприятным. Однако невозможно отрицать и то, что очень многое зависит от самого человека. Даже возможность выработать в себе способность перевода психики в другой режим работы. Звучит фантастично и антипсихиатрично. Только практическое подтверждение того, что это возможно существует. Трудно сказать, можно ли «выключить» голоса в голове. Но точно известно, что некоторые больные находят в себе способность не обращать на них внимание, игнорировать. Сами, без антипсихотиков.

    Другая расстановка приоритетов

    Лечение шизофрении в стационаре чаще всего воспринимается не тем, чем оно является в действительности. Люди понимают, что многие медицинские проблемы не имеют полного решения. Но привыкли ждать, что выписывают после наступления улучшения или тогда, когда завершённым оказывается определённый этап лечения. К примеру, сделали хирургическую операцию. Пусть больной ещё месяц будет лечиться амбулаторно, но что-то вырезали, а швы затянулись.

    В психиатрии же основной причиной госпитализации является необходимость постоянного наблюдения за больным. В это время подбирается наиболее адекватная схема терапии, оказывается социальная помощь, купируются позитивные и нивелируются негативные симптомы. А так же, если это нужно, проводятся необходимые экспертизы.

    Новые, более прогрессивные, методы лечения шизофрении пока только ищутся. Про них говорят, их преподносят, их пытаются разработать. Многие эксперименты дают положительные результаты, но до широкого внедрения ещё очень далеко.

    Шизофрения: методы лечения без нейролептиков

    Это же меняет отношение и к тому, чем на деле является принудительное лечение шизофрении. Далеко не всегда это связано с преступлениями. Показанием к такому может быть импульсивное, неконтролируемое поведение больного, спровоцированное продуктивными симптомами. Больные могут и не сделать ничего очень уж страшного — никого не убили, не избили, но совершали какие-то действия, которые говорят об их явной и серьёзной неадекватности. Если больной против госпитализации, хотя был помещён в специализированную скорую со свечкой и иконкой, да и в нижнем белье, то врачи могут удерживать его в больнице против воли предполагаемого пациента. В таком случае психиатр пишет заявление и начинается лечение шизофрении по решению суда. Обычно суды запросы из психиатрических больниц рассматривают положительно.

    psycholekar.ru

    Если под лечением понимать выявление причин заболевания и их последующее устранение, то какого-то адекватного и признанного метода лечения шизофрении в настоящее время не существует. Под ним понимается купирование симптомов и дополнительные мероприятия по улучшению состояния пациента.

    Основными препаратами, чем лечат шизофрению в больницах, являются нейролептики. Другое их название — антипсихотики. Это вещества, которые меняют уровень психической активности. Её снижение обеспечивается за счёт воздействия на рецепторы нейромедиаторов, которые выполняют роль посредников у клеток нервной системы и обеспечивают процесс передачи электрохимического импульса. Действие антипсихотиков направляется на то, чтобы клетки перестали вырабатывать новые нейротрансмиттеры, и процесс передачи импульса начал бы затухать.

    Развитие патогенеза

    Характерно, что большая часть расстройств связана с так называемым шубообразным течением. Развитие патогенеза происходит следующим образом:

  • инициальный период;
  • Продром может развиваться хоть всю жизнь до первого эпизода, инициальный период может длится всего несколько часов, а про эпизод что-то определённое сказать невозможно. Для диагностирования нужно, чтобы критерии были явно заметными в течение хотя бы двух недель. Выраженная форма расстройства может протекать месяц, а может три-четыре. Если больше, то следует вести речь уже о постоянно прогредиентной форме течения.

    Достаточно аргументированно можно доказать, что приём нейролептиков никак не связан со сроком длительности эпизода. Они меняют сам характер происходящего. Можно представить себе большие весы. На одной стороне психические мучения больного, а на другой — побочные эффекты нейролептиков. Если в ходе эпизода больному совсем плохо, и он порабощён образами своего сознания, то побочные эффекты — не такое большое зло, но по сравнению с течением расстройства самого по себе. «Отпускает» же больных с шубообразной формой течения расстройства примерно в один и тот же срок, принимают они препараты или нет.

    Блокировка психической активности может создать иллюзию того, что всё нормализовалось. Однако достаточно отказаться от приёма, как галлюцинации вернутся. Есть мнение о том, что по-настоящему стойкой ремиссии и полного исцеления удалось добиться только тем, кто нейролептики не принимал. В любом случае, чтобы говорить об исцелении нужно чётко определить критерии.

    Почему лечение считается необходимым?

    Без него больные могут стать источником опасности для себя или окружающих. Отрыв от реальности приводит к появлению неадекватных поступков, возможно совершение преступлений или попыток суицида. Больные теряют связь с социумом, у них ухудшаются умственные способности и наблюдается потеря работоспособности, обслуживать себя.

    Кроме этого они страдают. Голоса в голове могут транслировать неприятные вещи, а глаза с потолка ни у кого не связываются с приятными эмоциями.

    Всё это вполне справедливо. Кроме этого не нужно забывать и о близких людях. Их пребывание рядом с больным может превратиться в сущий ад. Обычно шизофрения примеры из жизни даёт самые удручающие.

    Почему некоторые считают, что лечение бесполезно или вредно?

    Здесь нужно сделать одно важное уточнение. Никто не говорит о том, что не нужно принимать никаких мер. А если и говорят, то могут рассматривать неприятие мер в качестве какого-то метода психологической терапии. Саму проблему отрицать вряд ли кто сподобится.

    Не существует какого-то обязательного сценария патогенеза. Даже одни и те же синдромы у людей выражаются по-разному. Возможно и различное индивидуальное осмысление. Кто-то субъективное ощущение своих мыслей чужими доводит до вселенской проблемы, а возникшие псевдогаллюцинации превращает в несовместимую с жизнью драму, от чего и спрыгивает с крыши. Другой же на базе точно таких же ощущений создаёт философскую концепцию и вполне спокойно к этому относится.

    Очевидно, что значимость симптомов самих по себе невероятно раздули. Никого не смущает возможность увидеть во сне сказочных животных или каких-то невероятных людей. Никто не впадает во фрустрацию от мысли о том, что существуют спецслужбы, умирают люди, возможно наличие инопланетян. Никто из тех, кто относится к разряду нормальных. Попробуйте поступить так, будто бы вы решили заснуть, но увеличить фазу засыпания. Расслабляйтесь, но не давайте себе провалиться в сон обычной мыслью-командой: «Я не буду спать!». Не нужно проходить очень уж большую подготовку, чтобы растянуть такое состояние на достаточно большой срок.

    Вполне реально засыпать и сохранять осознанность. И любой человек сможет увидеть в своём внутреннем психическом мире всё, что угодно, а так же услышать какие-то звуки. Потом можно или уйти в сон или проснуться. Вот наш экспериментатор только что в полусне видел странного крокодила в шляпе. И вот он уже занимается чем-то ещё. Никакой драмы, никаких эксцессов это за собой не влечёт. При шизофрении с сознанием происходит примерно тоже самое, но без воли, без решения больного. Отсюда паника и потеря здравого рассуждения.

    Выписка же не означает выздоровления. Вопрос так даже не ставится. Срок может быть 35 дней, а может и 90. За это время вполне реально убедиться в том, что определённые медикаменты дают те или иные результаты и прогнозировать дальнейшее течение всех событий, не только течение расстройства как такового, с учётом постоянного приёма назначенных средств.

    Даже сама постановка вопроса о том, шизофрения лечится или нет не связана с реальностью. Известно, что эпизоды не повторились примерно у 30% больных. Это совершенно не говорит о том, что нейролептики «починили» какие-то неполадки в высшей нервной системе. Такой задачи они и не решают, они не лечат, но блокируют рецепторы нейромедиаторов.

    Наиболее красноречиво сущность того, что такое современная психиатрия показал эксперимент «Сотерия». Это помещение больных в замкнутую систему. Ухаживает за ними добрый персонал, состоящий из непрофессионалов. Больные и особые санитары живут вместе, поэтому находятся под постоянным наблюдением. Уютная домашняя обстановка, общение, размышления о том, что происходит, облегчение страдания сочувствием. Нейролептики не исключаются, но применяются только в крайнем случае, когда больным очень уж плохо и они сами умоляют дать им препараты. Дозировки намного более низкие, чем в стандартной психиатрии.

    Эксперимент проводился по инициативе доктора Лорена Мошера, а его результаты анализировались множеством специалистов. Использовались методы рандомизированного контролируемого исследования, а наблюдение за больными шло в течение 20 лет после завершения эксперимента. С течением времени многие пациенты всё же стали принимать нейролептики, но это тоже учитывалось при анализе. Результаты сравнивались с теми, что дают больные, которые лечились стандартными методами. Было проведено множество индивидуальных обследований. Общий результат показал, что процент устойчивой ремиссии несколько выше, чем тот, что наблюдается при использовании стандартных психиатрических методов лечения. Во всяком случае, он уж точно не ниже. Это говорит о том, что наш изначальный тезис о том, что нейролептики лишь снижают уровень страдания во время острого течения эпизода вполне оправдан.

    Правда, вероятность качественной ремиссии после таких мероприятий слишком уж низкая. Нейролептики, если так можно выразиться, притупляют психику. На практике это выглядит примерно так… Больной был одержим какой-то идеей. Он видел что-то… Прямо лица у окружающих меняли форму и превращались в морды чертей. Он был уверен, что черти вокруг. Несколько недель приёма препаратов, и он ничего такого не видит. На вопрос о том, как обстоят дела с нечистой силой отвечает, что черти пока ушли. Вот это и есть визитная карточка «лечения». Он так и считает, что то были черти, что они вселяются в людей и те меняют физические очертания.

    Некоторые психиатры гордятся продукцией фармахима, другие уже давно на всё сопутствующее не обращают внимание, третьи ждут взяток. Сам термин «лечение» производит гипнотическое воздействие. Массы думают, что это на самом деле возможно в рамках использования настоящих методов, а чиновники поступают так, как им выгодно: кивают и подтверждают факт необходимости данного процесса.

    Примеры шизофрении в её юридическом толковании говорят о том, что общество сталкивается с нерешаемой в глобальных рамках проблемой. Не просто пока ещё не разрешённой, но той, что вообще решения на социальном уровне не имеет. Никакая медицина никогда не ответит на вопрос о том, почему ад выплёскивается в повседневную реальность. Может быть для того, чтобы люди задумывались о том, что их рациональные толкования всего и вся работают только до определённого предела.