Может ли аутизм развиться от прививок

Я врач из Южной Калифорнии, сертифицированный специалист в психиатрии и неврологии. В настоящее время я специализируюсь на биомедицине аутизма, как из личного интереса, так и отвечая на острую потребность постоянно растущего числа родителей в помощи для своих детей с этим диагнозом. Я была встревожена докладом, выпущенным Институтом медицины в понедельник и опубликованным в «Лос-Анджелес таймс» 23 апреля. Хотя я согласна, что долгосрочные реферируемые исследования пока не доказывают связи между MMR (комбинированная вакцина от кори, краснухи и свинки. — Прим. перев.) и аутизмом, я полагаю, что доклад вводит в заблуждение общественность, особенно родителей — настоящих и будущих. Специалисты, имеющие дело с постоянно растущим числом детей, страдающих аутизмом, имеют огромный объем клинических данных, говорящих о том, что безопасность вакцин нуждается в куда более тщательном исследовании.

На основании повседневной практики я, как клиницист, убеждена сегодня, что любой ребенок, получивший прививку от гепатита В при рождении, а потом положенные ревакцинации вместе с DPT (АКДС. — Прим. перев.), получает недопустимый уровень нейротоксина в форме этилртути в тимеросале, консерванте, используемом в вакцине. У любого ребенка с генетической иммунной восприимчивостью (а это примерно один из шести) это запускает ряд процессов, повреждающих мозг, кишечник, иммунную систему. К тому времени, когда приходит время получить прививку MMR, иммунная система настолько ослаблена у подавляющего большинства этих детей, что не может нормально воспринять тривакцину, и начинается регресс в заболевания аутистического оспектра.

История болезни большинства таких детей одна и та же. Сознательные родители делают своему ребенку все обязательные прививки, затем следуют многократные ушные инфекции, многократные курсы антибиотиков, развитие пищевой непереносимости (особенно пшеницы и молочных продуктов) и аллергии, хроническая диарея или запор, постепенное ограничение рациона питания, нарастающие признаки когнитивных дефицитов, таких как исчезновение зрительного контакта, нетерпимость к переменам в привычном, отсутствие интереса к социализации и отношениям с другими людьми, задержка речевого развития. Последнее и заставляет большинство родителей обращаться за помощью для своего ребенка, даже если они ничего не знают о синдромах аутического спектра (а большинство родителей не знают). Затем часто происходит следующее: педиатр говорит родителям, что «это всего лишь детский понос» (у ребенка месяцами отсутствует оформленный стул), или «он выглядит вполне нормальным, некоторые дети просто начинают говорить позже, чем другие» (никаких слов в 18–24 месяца) и т. д. и диагноз откладывается на еще более позднее время. ЭТО С МЕДИЦИНСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ БОЛЬНЫЕ ДЕТИ!! Их желудочно-кишечный тракт настолько поврежден сначала введенными токсинами, затем вторжением болезнетворных микроорганизмов, особенно дрожжевой инфекцией, и затем приемом в пищу продуктов, таких как молоко и пшеница, которые они не могут переработать, что в итоге начинается голодание мозга, который не может развиваться и воспринимать мир так, как это делает мозг здорового ребенка.

Они отчаянно нуждаются в специальном раннем педагогическом вмешательстве, чтобы помочь мозгу быть восприимчивым. К счастью, об этом уже хорошо известно и обычно это доступно. Параллельно эти дети нуждаются в раннем биомедицинском вмешательстве, чтобы вылечить пищеварительную, иммунную и нервную системы, чтобы они начали адекватно функционировать. Они нуждаются в коррекции диеты и исключении токсических продуктов и веществ, патогенных для кишечника и мозга, чтобы их истощенный мозг мог развиваться должным образом. Они нуждаются в специальных витаминах и минералах, чтобы компенсировать химические отклонения, произведенные токсинами и последующим неврологическим голоданием.

В последние несколько лет тысячи детей получали лечение методами орального хелатирования, чтобы уменьшить интоксикацию организма тяжелыми металлами, такими как свинец, ртуть, мышьяк и алюминий. Клиницисты, отваживающиеся отступить от медицинских шаблонов и использовать эту форму лечения, получают хорошие, а иногда удивительные результаты этой очень безопасной терапии. Как при любом лечении, чем раньше оно у детей начинается, тем более вероятен успех. Протоколы этого нового метода еще меняются, но за детьми ведется пристальное наблюдение с контролем мочи и крови, чтобы удостовериться, что их здоровье не ухудшается в процесса лечения. Это длительный процесс; тяжелые металлы, которые стали частью их клеточной структуры, не уходят легко. Дети нуждаются в тщательном наблюдении, и особое внимание в этой терапии должно быть уделено применению питательных веществ, витаминов и минералов. В своей практике я была поражена улучшениями у многих детей, которые начали программу добавок минералов, витаминов и нутриентов еще до того как стали принимать лекарства для хелатирования.

Каждый ребенок это сложная, уникальная биохимическая и психологическая система, и он должен быть оценен, обследован и пролечен индивидуально. Поэтому этот вид лечения более длителен и сложен, и он предъявляет больше требований к родителям, ребенку и специалистам, чем обычный медико-фармацевтический подход, и нерентабелен для перегруженных специалистов, руководствующихся соображениями бюджетов страховых программ. Существует огромная потребность в образовании врачей в этой области, равно как и потребность в том, чтобы страховые компании признали новые методы лечения, которые в конце концов внесут огромный вклад в дело ранней помощи при этих расстройствах. Остро необходимы клиники ранней диагностики, где заинтересованные врачи и другие медики могли бы оценить состояние этих детей и порекомендовать родителям наилучший способ предотвратить пожизненную инвалидность. Недавно на ежегодной педиатрической конференции Национального института здоровья в городе Вифезда, штат Мериленд, один из руководителей сказал, что предполагаемая пожизненная стоимость обучения и лечения ребенка с аутизмом составляет два миллиона долларов! Калифорнийская школьная система получила 700 новых случаев аутизма менее чем за три последних месяца. Наши системы образования и здравоохранения просто не справляются с этой колоссальной проблемой. Бóльшая часть миллионов, выделенных для изучения аутизма, тратится на туманные генетические исследования грызунов в университетах людьми, которые, вероятно, никогда не видели ребенка с аутизмом, в то время как тысячи детей ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС остро нуждаются в медицинской диагностике, лечении и надлежащей педагогической коррекции — это равносильно игнорированию проблемы.

Я считаю, что рассмотрение MMR вне контекста всей программы вакцинации и объявление ее безопасной лишь усыпит бдительность родителей и исследователей и подвергнет опасности еще больше детей, пока мы будем разбираться в этой сложной ситуации.

1796web.com

После прививки против коклюша у двухлетнего Ильи развился аутизм

Благодаря занятиям по методике днепропетровского профессора Вагифа Рахманова мальчик снова разговаривает

— В два года сыну сделали прививку АКДС — против коклюша, дифтерии и столбняка, — вспоминает мама мальчика Татьяна, жительница города Бровары Киевской области. — Вскоре я заметила, что ребенок перестал интересоваться мультфильмами. На просьбы рассказать стишок не реагировал, предпочитал играть один — мог часами возить на одном месте паровозик, вместо слов издавал странные звуки. Иногда с ним случались приступы злости — кусал себе руки до синяков, а иногда на него нападал немотивированный смех. Илья замкнулся в себе. Если ему что-то не нравилось, начинал махать руками, падал на пол, кричал. Мы заподозрили, что сын нас не слышит, но проблем со слухом врачи у него не обнаружили. Доктора успокаивали: «Не паникуйте! Ребенок еще маленький, разовьется, заговорит. А пока — все в пределах нормы». Один из психологов поощрял Илью за хорошее поведение на занятиях сладостями, мальчик сильно к этому привык. На прогулке мы останавливались у каждого киоска и магазина — сын требовал конфеты, а если не получал желаемого, то закатывал истерику.

Когда Татьяна отдала ребенка в обычный садик, то на фоне других деток Илюшины странности стали очевидными.

— Я продолжала искать специалистов, которые могли бы нам помочь, — говорит женщина. — Когда сыну исполнилось четыре с половиной года, я повезла его на консультацию к столичному профессору, который, глядя на Илью, сказал: «Где же вы раньше были, мамочка?! У ребенка ранний детский аутизм. Момент упущен, поэтому без медикаментозного лечения не обойтись». Но таблетки и уколы ничего не давали. Напротив, в один из дней у Ильи после приема лекарств случился приступ — сын начал сильно кричать, рыдал не переставая, в глазах застыл какой-то ужас, а изо рта обильно текла слюна. «Скорая» отказалась приехать, услышав наш диагноз. Чтобы хоть как-то ребенка успокоить и отвлечь, мы набрали ванну с теплой водой, усадили его туда и стали пускать мыльные пузыри, рассказывать стишки, шутить, напевать считалочки, молиться. После случившегося все препараты я выбросила. Узнав, что в Днепропетровске есть центр Вагифа Рахманова, где детей-аутистов лечат без приема медикаментов, мы поехали вместе с Ильей на прием к доктору.

*«За полгода мы прошли четыре курса лечения, — говорит Татьяна Макеева. — Успехи просто отличные: сын с удовольствием рисует, любит фотографировать людей и предметы, интересуется окружающим миром». Фото из семейного альбома

— Мальчик был абсолютно неконтактный, — рассказывает руководитель Украинского психотерапевтического реабилитационного центра (г. Днепропетровск), член Европейской ассоциации психотерапевтов доктор медицинских наук, профессор Вагиф Рахманов. — В кабинете он все время прятался за маму, плакал. Ребенок не отвечал на вопросы, не мог усидеть на месте (ходил кругами), а вместо слов издавал невнятные звуки. Я согласился помочь этой семье. Уже после нескольких курсов лечения у Ильи заметно улучшилась речь, ушли приступы агрессии, он научился находиться в коллективе и перестал бояться людей.

«Раньше упросить Илью попробовать что-то, кроме макарон, было невозможно, а сейчас он ест все, что я готовлю»

По официальным данным, в нашей стране только за последние пять лет количество детей с диагнозом «ранний детский аутизм» выросло в три раза. Уже сейчас на 250-300 новорожденных в среднем приходится один случай аутизма: это чаще, чем глухота и слепота вместе взятые, синдром Дауна или сахарный диабет. Большинство специалистов сходятся во мнении, что избавиться раз и навсегда от этого заболевания невозможно. Но чем раньше его выявить, тем больше шансов у ребенка адаптироваться к социальной среде, освоить элементарные бытовые навыки. В днепропетровский центр к профессору Вагифу Рахманову приезжают пациенты из разных городов. Здесь новички знакомятся и общаются с семьями, которые проходят лечение. И видя успехи тех, кто обратился к профессору с подобными проблемами раньше, начинают понимать, что их случай не безнадежный.

*Профессор Вагиф Рахманов разработал методику, позволяющую возвращать маленьким пациентам слух, речь, налаживать контакт с внешним миром. Фото автора

— За последние полгода мы с сыном четыре раза ездили на лечение в клинику доктора Рахманова, — рассказывает Татьяна. — В начале первого курса (он длился месяц) Илья нервничал, но спустя пару дней понял, что ему никто не хочет причинить боль, и стал спокойнее реагировать на процедуры. Когда перед отъездом домой сынок сам съел борщ с мясом и котлету, я от неожиданности даже растерялась. Раньше упросить его попробовать что-то, кроме макарон, было невозможно. Вдобавок ко всему из-за лекарств (которые мы принимали до того, как обратились к Вагифу Рахманову) у Ильи были проблемы с пищеварением, от некоторых продуктов начиналась рвота. Сейчас он ест все, что я готовлю.

— Как проходит лечение в центре?

— Прежде всего доктор старается подружиться с ребенком. Знаете, детей не обманешь, они чувствуют, кто их любит, а кто просто терпит. Так вот, к Вагифу Мамедовичу детвора бежит со всех ног, как только видит его в коридоре центра или в столовой. Во время лечения мы с Ильей посещали психотерапевтические занятия, сыну делали массаж и проводили рефлексотерапию. После нескольких сеансов сынок перестал бояться иголок, которые ему ставил врач. Для каждого ребенка у доктора Рахманова своя схема иглоукалывания. Ежедневно он проводит ряд процедур: стимулирует разные биологически активные точки, делает массаж головы и ушных раковин. Кстати, сеансы рефлексотерапии и психотерапии (для укрепления нервной системы) обязательно проходят и родители. Во второй половине дня мы посещали музыкальные занятия.

В центре несколько раз в неделю папы и мамы собираются вместе с доктором, и Вагиф Мамедович отвечает на возникающие в ходе лечения вопросы, помогает лучше понять своих детей, учит, как вести себя с ребенком дома между курсами терапии. С Ильей регулярно занимался дефектолог. А потом я водила сына на улице в светонепроницаемой маске (эта процедура — часть сложной запатентованной методики, которая позволяет активизировать всю систему восприятия окружающего мира). После такого комплекса процедур речевые навыки начинают развиваться быстрее. А еще родители ведут дневники, в которые ежедневно записывают даже малейшие достижения своего крохи.

— Получается, что в клинике не только у детей, но и у их мам и пап практически нет свободного времени.

— Верно, мы ежедневно выполняем упражнения с ребятишками: рисуем, лепим, читаем, учим малышей произносить новые слова. Каждый раз, приезжая в клинику, я за месяц теряю до пяти килограммов веса, потому что приходится постоянно двигаться. Это нелегкий труд, но какое удовольствие видеть, что твой ребенок делает успехи. Помню, по приезде в центр Илья не выпускал из рук поезд и никаких других игрушек не воспринимал. А к концу первого курса лечения я увидела, что сынок играет в ролевую игру: катает в трамвае солдатиков, усаживает медвежонка на мотоцикл, а других зверушек кормит с ложечки.

«Родителям нужно насторожиться, если у малыша плохо развивается речь, он не смотрит в глаза другим людям и не просится на руки»

— Конечно, поведение ребенка-аутиста поддается коррекции, — говорит Вагиф Рахманов. — Но родители должны знать, что при этом заболевании медикаментозная терапия не всегда бывает эффективна. Я убежден, что неизлечимых болезней нет. Ведь никто не знает, каковы скрытые резервы организма. И когда мамы и папы подключаются к работе вместе со мной, начинают верить в свои силы, настраиваются на положительный результат, то аутизм медленно идет на убыль. Один из моих пациентов как-то сравнил лечение с уборкой урожая: когда дерево старое, его трясти тяжелее. А когда оно молодое, можно натрусить много плодов. У нас в клинике больные проходят курсы и циклы лечения (один курс — это три цикла). Упавшие на землю спелые плоды — это улучшения. На втором этапе мы начинаем отбирать их и сортировать. А потом развиваем и улучшаем то, что получили.

— На что следует обратить внимание родителям, чтобы вовремя обнаружить у ребенка симптомы аутизма? Ведь зачастую многие мамы даже не знают, когда нужно начинать волноваться.

— Аутизм — это нарушение психического развития, — поясняет Вагиф Мамедович. — Такие дети не проявляют интереса к происходящему вокруг, с ними сложно найти контакт. Часто у них встречается сочетание нескольких патологий: нарушение слуха, отставание в речевом и психомоторном развитии, расстройство сна, наблюдаются недержание мочи и кала. Обычно они метеозависимые. Родителям нужно насторожиться, если у малыша плохо развивается речь, он не смотрит в глаза другим людям и не просится на руки. Обращайте внимание и на то, как развивается моторика ребенка, нет ли в ней цикличности: часто аутисты любят повторять одно и то же слово или движение. Кроме того, у детей с симптоматикой аутизма бывают нарушения поведения (они могут постоянно капризничать или плакать). Педиатры это объясняют тем, что ребенок еще маленький, или путают с умственной отсталостью. Из-за этого диагноз ставится с опозданием, а коррекция аутизма после семи лет уже малоэффективна.

*Илья с первой попытки научился держать равновесие на льду и с радостью сейчас продолжает тренировки

— У Ильи было много страхов, которые нам приходилось преодолевать, — вспоминает Татьяна. — Сынок приходил в ужас от громких звуков, очень боялся большого скопления людей. К примеру, в детском саду все утренники и музыкальные занятия мы с ним стояли в коридоре. Илья не включался в игру, не слушал воспитателей, начинал метаться между малышами, выкрикивал разные звуки, высоко подпрыгивал, мешая проводить мероприятие и пугая детвору. Сейчас я замечаю, что у него прошли эти страхи и появляется интерес к окружающему миру. К примеру, уже после первого курса лечения Илья с радостью согласился посмотреть на игру хоккейной команды, где тренируется его двоюродный старший брат Даня. Удивительно, но сынок спокойно высидел весь матч, с интересом наблюдая за игроками на льду. И захотел сам попробовать покататься. На то, чтобы его переобуть, обычно у нас уходило полчаса (все это время Илья сопротивлялся и кричал, будто его пытают), а в этот раз без слез дал надеть на себя коньки. С первой попытки он научился держать равновесие на льду, повторяя движения за старшим братом Даней. Было видно, что ему это очень нравится. Страх куда-то исчез, сынок улыбался, а я смотрела и не могла сдержать слез счастья. Сейчас Илья, кроме тренировок по хоккею, умеет кататься и на роликовых коньках.

В Украине не существует комплексной программы помощи аутистам. Специальных центров развития для таких детей до сих пор единицы (большинство из них создано по инициативе родителей). Врачи не занимаются выявлением болезни в раннем возрасте, а государство не оказывает социальной поддержки родителям больных. За рубежом все иначе. На Западе давно поняли масштаб проблемы, то, что количество аутистов растет, и создали медицинские проекты, которые финансирует государство. Там практикуется инклюзивное (совместно со здоровыми) образование. У нас же аутистов отправляют в школы для умственно отсталых. А когда им исполняется 18 лет, то диагноз «детский аутизм» снимается, вместо него в медицинской карточке врачи пишут — «шизофрения» и дают «путевку» на лечение в психоневрологический интернат.

— Это серьезная проблема, — говорит главный врач Киевской городской клинической психоневрологической больницы № 1, профессор доктор медицинских наук Вячеслав Мишиев. — В классификаторе болезней взрослых людей аутизма нет. Но как-то нужно выходить из этой ситуации. Поэтому, желая помочь пациенту (чтобы он получал пенсию по инвалидности), врач указывает в медицинской карточке «расстройство личности по шизоидному типу», или «шизофрения».

— Какое лечение назначается таким больным в психоневрологических интернатах?

— Если случай действительно тяжелый, то на 99 процентов — медикаментозное. Разнообразные психотерапевтические групповые и индивидуальные методики обычно применяются для больных с более легкими расстройствами. К тому же не в каждом интернате есть специально обученные психологи и арт-терапевты. Это еще одна серьезная проблема, которую без государственной поддержки силами энтузиастов не решить.

По словам Татьяны Матвеевой, благодаря лечению в центре Вагифа Рахманова ее сына теперь просто не узнать: улыбается, не боится находиться в помещении с чужими людьми, с интересом играет со сверстниками. У Ильи улучшилась моторика рук, мальчик научился пользоваться ножницами. Теперь в детском садике пробует наравне с другими детьми вырезать фигурки, лепить шарики из пластилина, рисует.

— Я не буду называть имена врачей, говоривших, что Илья не сможет обходиться без посторонней помощи, не будет разговаривать, — рассказывет Татьяна. — Скажу только, что они ошиблись.

Этим летом у мальчика появилось новое хобби — фотографировать людей и разные предметы. Причем декорации он выстраивает сам, пробует делать снимки при выключенном и включенном свете. Получаются интересные работы.

— Я очень признательна профессору Рахманову, благодаря его лечению у нас появилась надежда, — признается Татьяна. — К сожалению, многие мамы и папы, попробовав на своем малыше разные методики и не получив ожидаемого результата, опускают руки. Но этого делать ни в коем случае нельзя. За то время, что мы с сыном провели в клинике, я видела многих детей и была удивлена, как быстро они меняются: из замкнутых превращаются в общительных, из агрессивных и угрюмых — в веселых и подвижных. И мой ребенок не стал исключением. Сын даже шутки начал понимать, с удовольствием смотрит мультфильмы и стал сочувственно относиться к детям. Раньше, увидев на игровой площадке плачущего ребенка, мог подбежать к нему и громко рассмеяться. Честно говоря, в эти мгновения я чувствовала себя так неловко, что готова была сквозь землю провалиться. Теперь Илюша подходит к расплакавшемуся малышу и, успокаивая, говорит: «Не плачь». Недавно даже заступился за старшего брата, который напроказничал. Видя, что Даню ругают, Илья закрыл его собой и сам вышел на «линию огня».

fakty.ua

Вызывают ли вакцины аутизм

Животрепещущая тема «аутизм и прививки» затрагивает как родителей, так и медиков. И в том, и в другом «лагере» есть много сторонников прививок, которые утверждают, что они безвредны и полезны. Не менее уверены в своей правоте противники прививок – они считают, что вещества, входящие в состав вакцины, вызывают неврологические и умственные нарушения у детей, приводят к развитию аутизма. Попробуем рассмотреть обе точки зрения на детскую вакцинацию объективно.

Наука о связи прививок и аутизма

Официальная медицина сегодня категорически отрицает связь вакцина-аутизм. Аргументация медиков целиком строится на статистических исследованиях соотношения частоты аутизма у привитых и непривитых детей.

По утверждениям врачей нет никаких подтверждений, что аутизм и прививки связаны между собой чем-то иным, кроме общего временного промежутка. Вакцинация проводится в первые 3 года жизни, и аутизм диагностируют обычно в этот период.

В 2015 году проведено масштабное исследование ста тысяч детей, причем у двух тысяч малышей в семье были родственники с аутизмом. Выяснилось, что риск возникновения у вакцинированных детей даже в таких семьях не выше, чем заболеваемость обычной группы непривитых детей.

Залогом защиты от неврологических, психических и когнитивных осложнений после вакцинации служит соблюдение правил проведения прививок:

  • Вакцинировать можно только здорового ребенка. Малейшее недомогание является противопоказанием к проведению иммунизации.
  • Не следует вводить несколько вакцин одномоментно. Между разными прививками должно пойти не менее 3 месяцев.
  • Инъекции должны быть подкожными, чтобы вакцина попадала в кровоток постепенно, а не ударной дозой.

Обратите внимание! Не все практикующие врачи согласны с официальной позицией здравоохранения.

Более того, однозначно утверждать отсутствие такой связи не берется даже официальная медицина. Самые ярые сторонники всеобщей иммунизации не отрицают потенциальной возможности психоневрологических нарушений в поствакцинальный период.

Почему аутизм связывают с прививками?

В связи с резким ростом заболеваемости аутизмом в 80-90-е годы прошлого столетия (рост составил 210% за 11 лет) медицина всего мира принялась искать причину такого скачка. Предлагались несколько версий, но ни одна не давала убедительных объяснений. Диагностика аутизма по времени совпадает с большим количеством прививок, которые получает малыш в возрасте до 3 лет. Исследователи стали работать в этом направлении, искать взаимосвязь «аутизм и прививки».

Обратите внимание! В возможных осложнениях после вакцинации в прививочных препаратах официально указаны неврологические нарушения.

Оплошность научного журнала

Горячая дискуссия на тему «может ли прививка вызвать аутизм» развернулась в 1998 году, после публикации журнала The Lancet. В статье излагались доводы в пользу теории прямой причинно-следственной связи между одномоментной тройной прививкой корь-краснуха-свинка (MMR) и развитием регрессивной формы аутизма у ребенка. Автором был детский гастроэнтеролог Эндрю Уэйкфилд. Исследование затрагивало 12 детей и произвело большой резонанс в медицинском мире.

Предыстория такова. Доктор в своей практике столкнулся с необъяснимым воспалением кишечника у детей. Собирая анамнез, он заметил, что все дети были привиты вакциной MMR. При клиническом обследовании у заболевших в кишечнике обнаружили вирусы кори. Со временем дети стали демонстрировать симптоматику нарушений аутистического спектра. на основании этого, доктор Уэйкфилд сделал вывод, что прививка от кори и аутизм имеют прямую связь.

Обратите внимание! Эндрю Уэйкфилд не говорил, что вакцинацию следует отменить. Целью его работы было доказать вред от ввода комплексной вакцины. Он же предлагал прививать от каждой болезни отдельно.

Позже публикацию признали поспешной, выводы недостоверными, а исследования небрежными, проведенными с нарушением врачебной этики.

Однако следует признать, что убедительного опровержения выводам доктора Уэйкфилда не было. Врача обвинили в нарушении этических норм, в том, что выборка слишком мала и аутизм после прививки маловероятен. Статья успела убедить родителей в опасности вакцинации. Возросло число родителей-отказников. Соответственно выросла заболеваемость корью.

Противники прививок

Существует понятие – поствакцинальное осложнение. И существуют дети, у которых поствакцинальное осложнение привело к психо-неврологическому регрессу. Говоря проще – есть дети, их достаточно много, которые стали проявлять симптомы аутизма после вакцинации. У некоторых семей на руках есть официальные документы, где диагностировано посвакцинальное осложнение, выразившееся в психо-неврологическом регрессе. Нередко в сопровождении симптомов воспаления кишечника, нарушений в работе пищеварительной системы.

Родители таких детей открыто заявляют, что прививки приводят к аутизму. Однако их попытки сделать это публично, предостеречь семьи с детьми от легкомысленного отношения к вакцинации, вызывают агрессию у медиков. Таких родителей обвиняют в мракобесии, невежестве, раздувании истерии.

Истина, как обычно, кроется посередине. Установить ее пытаются ученые всего мира. Миллионы долларов выделяются ежегодно на исследование биохимического механизма развития возможных поствакцинальных осложнений, гипотетически приводящих к регрессивному аутизму.

Аутизм, пневмония и прививки

Можно ли при аутизме делать прививки? Мнение медиков опять разделяется. Некоторые советуют воздержаться, некоторые настаивают на их обязательном проведении.

Рассмотрим ситуацию на примере. Молодая мама отказывается делать прививки ребенку с аутизмом. Мотивирует данное решение тем, что дополнительная нагрузка на иммунитет малышу повредит. Кроме того, присутствует страх, что от прививки аутизм усилится.

Малыш начинает посещать детский сад, подхватывает ОРВИ, на которое позже «накладывается» ветрянка. Результатом двух инфекций становится воспаление легких. Пребывание в стационаре становится настоящим испытанием для маленького аутиста.

Об этом случае мы узнали из письма самой мамы доктору Комаровскому. В нем она жалеет, что не сделала вовремя прививки против ветрянки и пневмококка. Ведь это позволило бы избежать стольких проблем.

Прививки и аутизм, задержка развития или почему прививки вредны

Лев Исаакович Левит, врач с 30 стажем, глава реабилитационного центра в Израиле утверждает, что существует прямая связь между вакцинацией детей и развитием онкологических процессов, неврологических патологий, болезней обмена веществ, нарушений аутистического спектра, аутоиммунных заболеваний.

Доктор Левит говорит о том, что вакцины, помимо вирусного наполнения, содержат тяжелые металлы, ДНК животных, остатки питательной среды вирусов. Все эти «прививочные ингредиенты» являются токсичными для ребенка.

Тимеросал (он же тиомерсал, мертиолят) консервант на основе ртути считается самым токсичным элементом вакцины, который вызывает аутизм. Официальная медицина отрицает наличие такой связи, однако данный консервант из вакцин все же убрали.

Обратите внимание! Ни один врач не может открыто сказать, что он против проведения прививок. Однако практикующие неврологи, психиатры, реабилитологи часто советую родителям повременить с вакцинацией.

Лев Левит сомневается (и прямо об этом говорит) в целесообразности вакцинации новорожденных от гепатита. Этот вирус передается через кровь или половым путем, а у детей априори отсутствуют пути передачи гепатита B. А вот исследования, говорящие о том, что у мальчиков после такой прививки аутизм развивается в 3 раза чаще, чем у непривитых детей, зарегистрированы официально.

Весомым аргументом у противников прививок являются выигранные дела в судах Америки, Италии. Была официально признано, что вакцина вызывающая аутизм MMR, послужила причиной болезни Райана Моджаби, Киенана Фримана, Ханны Полинг, Валентино Бокка, Джулии Граймс, Бэйли Бэнкс, Эмили Моллер, Мисти Хъятт.

Так прививать или не прививать детей?

Может ли прививка вызвать аутизм? Скорее да, чем нет. Однозначного ответа на этот вопрос сегодня не даст никто. С одной стороны количество детей, заболевших в период после вакцинации, растет. С другой стороны официальная медицина все громче продолжает отрицать, что прививки приводят к аутизму.

Обратите внимание! Невозможно игнорировать тот факт, что непривитый ребенок находится в зоне риска «подхватить» тяжелую инфекцию, которая может привести к инвалидности или смерти.

Аргумент приверженцев всеобщей иммунизации состоит в том, что может ли прививка спровоцировать аутизм доподлинно неизвестно, а родители лишают ребенка необходимой защиты от страшных заболеваний. И здесь они, безусловно, правы. Прививка от полиомиелита аутизм не вызовет, а от инвалидности защитит.

Отзывы родителей

Интернет наводнен форумами, где родители обсуждают причины аутизма у своих детей. Некоторые из них утверждают, что развивается регрессивный аутизм от прививки АКДС. Поскольку ни подтвердить, ни опровергнуть эти утверждения не представляется возможным, то просто приведем здесь краткий обзор.

  • Есть группа родителей, которые считают, что признаки аутизма у ребенка были и до прививок. Поскольку эти дети-первенцы, то родители не знали, как правильно должен развиваться ребенок. Такие отзывы характерны для семей, где второй ребенок здоров и есть теперь с чем сравнить развитие и поведение ребенка с аутизмом и здорового.
  • Вторая группа – родители детей с регрессивным аутизмом, который диагностирован после 2-4 лет. Эти родители напрямую связывают аутизм и прививки, поскольку до вакцинации развитие малыша соответствовало возрастной норме. Тех, кто от прививок замечал аутизм у ребенка больше всех остальных. Однако это можно объяснить наличием проблем и поиском выхода.
  • Третья группа считает, что прививки стали «пусковым механизмом», а сам аутизм заложен в генах.
  • Все родители сходятся в одном – пока не будет выяснена причина и механизм развития аутизма, утверждать что-то однозначно не представляется возможным.

    Комментарий

    Получается, что никто не может дать ответ, может ли прививка спровоцировать аутизм? К какому специалисту следует обращаться за консультацией, если мы боимся делать прививки?

    Снижение иммунитета при прививании

    autizmy-net.ru