Психогенетика психических расстройств это

Генетика психических расстройств. Хромосомные аберрации и поведение человека

Психогенетический анализ осложняется одним обстоятельством, которое можно назвать отсутствием простых признаков. Свойства психики, которые изучаются и описываются психологами, как правило, представляют собой сложнейшие явления, возникающие в результате работы мозга, которые очень трудно разложить на составляющие компоненты. В связи с этим много важных сведений можно получить при анализе нарушений психики, где признак относительно легче квалифицировать. Изучение наследственно обусловленных заболеваний позволяет определить факторы наследственности и среды, влияющие на появление тех или иных особенностей поведения. Если учесть, что для большого числа психических расстройств имеется постепенный переход от нормы к явной патологии, то исследование факторов, влияющих на выраженность тех или иных особенностей психики, в этих условиях может дать очень много.

Так, например, состояния тревожности или расстройства настроения и депрессии — это экстремальные проявления такого качества психики, как эмоциональность. В жизни любого нормального человека обязательно присутствуют моменты, когда он испытывает тревожность, беспокойство или состояние подавленного настроения. При психических заболеваниях (маниакально-депрессивных психозах) мы имеем дело с расстройством соответствующих эмоциональных механизмов, наблюдается чрезмерная их активация и нарушения регуляции.

Изучение крайних проявлений, где особенности выражены более четко и влияние различных факторов более определенно, дает больше возможностей для исследователя. Кроме того, полученные таким путем данные помогают понять природу индивидуальных различий, которые представляют собой плавный переход по степени выраженности того или иного качества от нормальной психики к патологическим проявлениям. Когда говорят о наследуемости психопатологии, имеется в виду, что какие-то особенности генотипа увеличивают (или уменьшают) риск патологических отклонений. Психогенетические исследования позволяют оценить как генетические, так и средовые факторы риска.

В этой главе будут рассмотрены различные виды психопатологии: психические заболевания (шизофрения и маниакально-депрессивные психозы) и когнитивные расстройства (различные формы умственной отсталости, аутизм, деменция).

pro-psixology.ru

ПСИХОГЕНЕТИКА АУТИЗМА И НЕСПОСОБНОСТИ К ОБУЧЕНИЮ

Психогенетика аутизма

Аутизм — нарушение психического развития, характеризующееся расстройствами речи и моторики, стереотипностью деятельности и поведения, приводящими к нарушениям социального взаимодействия. Схожие состояния, при которых отмечаются более мягкие признаки и симптомы, относят к расстройствам аутистического спектра.

У мальчиков подобные состояния отмечаются примерно в 4 раза чаще, чем у девочек. По данным США, в 2011-2012 годах аутизм и расстройства аутистического спектра официально диагностированы у 2% школьников, что намного больше по сравнению с 1,2% в 2007 году. Число людей, у которых обнаружен аутизм, резко выросло с 1980-х годов, отчасти из-за изменившихся подходов к диагностике; пока неясно, повысилась ли реальная распространённость расстройства (табл. 9.1).

Таблица 9.1. Частота встречаемости аутизма в период с 1970 по 2013 год

Основные проявления аутизма можно отметить ещё в младенчестве. Прежде всего, это нарушение комплекса оживления. В дальнейшем слабость либо отсутствие контактов наблюдаются по отношению как к близким, так и сверстникам. Эти дети часто эмоционально не отличают неодушевлённые предметы от одушевлённых, а нередко предпочитают первые. Холодность и безразличие даже к близким часто сочетается у них с повышенной ранимостью, пугливостью, чувствительностью к резкому тону, громкому голосу, малейшему замечанию в свой адрес (болезненная гиперстезия), обычным сенсорным раздражителям — тактильным, температурным, свету, звукам.

Обычные краски действительности для такого ребёнка являются чрезмерными, неприятными, травмирующими. Поэтому окружающая среда, нормальная для здорового ребёнка, для аутичного ребёнка является источником постоянного отрицательного фона ощущений и эмоционального дискомфорта. Человеческое лицо особенно часто бывает сверхсильным раздражителем, отсюда — избегание взгляда, прямого зрительного контакта. Ребёнок как в скорлупу «уходит» в свой внутренний мир от чрезмерных раздражителей.

Аутизм отчетливо проявляется и в речи этих детей. Нередко при потенциально большом словарном запасе и способности к сложным оборотам дети не пользуются речью для общения. В одних случаях это может быть полный или почти полный мутизм, в других — аутичная речь, обращенная в пространство, к самому себе, эхолалии при ответах на вопросы. Характерно неупотребление личных местоимений, речь о себе во втором или третьем лице. Тембр и модуляция голоса неестественны, часто вычурны и певучи. При недоразвитии коммуникативной функции речи нередко наблюдается повышенное стремление к словотворчеству, бесцельному манипулированию звуками, слогами, отдельными фразами из стихов и песен.

У лиц с аутизмом наблюдается множество форм повторяющегося или ограниченного поведения, а именно:

• стереотипия — бесцельные движения (взмахи руками, вращение головы, раскачивание туловища);

• компульсивное поведение — намеренное соблюдение неких правил, например, расположение объектов определённым образом;

• потребность в однообразии, сопротивление переменам; пример — сопротивление перемещениям мебели, отказ отвлекаться на чужое вмешательство;

• ритуальное поведение — выполнение повседневных занятий в одном порядке и в одно и то же время, например, соблюдение неизменной диеты или ритуала облачения в одежду;

• ограниченное поведение — узкосфокусированное, при котором интерес человека или его активность, например, направлены на единственную телепрограмму или игрушку;

• аутоагрессия — активность, приводящая или способная привести к ранениям самого человека, например, укусы самого себя.

Ни одна из разновидностей повторяющегося поведения не является специфичной для аутизма, однако только при аутизме повторяющееся поведение наблюдается часто и носит выраженный характер. Таким образом, к основным трудностям, мешающим психическому развитию аутичного ребёнка, могут быть отнесены следующие:

1) дефицит психической активности;

2) нарушения инстинктивно-аффективной сферы;

3) нарушения сенсорики;

4) нарушения двигательной сферы;

5) нарушения речи.

Теории возникновения аутизма различны и многочисленны — это и холодность матери, и органическое повреждение мозга, и негативное действие лекарственных веществ, и генетические факторы.

Психогенетические исследования аутизма.

Оценки риска заболевания аутизмом для родственников больных аутизмом свидетельствует о том, что риск родственников намного выше популяционного. 80-90% случаев аутизма происходят от генетических неполадок. Риск возникновения заболевания у МЗ-близнеца, если болен другой, составляет 78%, тогда как у ДЗ — крайне невысок и приравнен к среднему по популяции.

Как и многие другие генетические заболевания, аутизм начинается не с одной и не с двух, а с целого множества мутаций. Те, кто занимается этим расстройством, говорят о его «зонтичном» характере: одни и те же симптомы могут покрывать самый разный набор мутаций. Тем не менее исследователи пытаются найти среди них главные, которые сработают подобно пусковому механизму. При этом мутации, приводящие к аутизму, можно разделить на две группы: одни передаются из поколения в поколение, другие — возникают спонтанно в результате мутационного процесса.

Согласно новому исследованию Валери Ху, профессора биохимии и молекулярной медицины Университета Джорджа Вашингтона, недавно описанный ген RORA является главным кандидатом, ответственным за регулирование большого количества других генов, ассоциированных с аутизмом. Этот ген может действовать как главный регулятор других генов, способен активировать или подавлять другие гены в геноме. RORA кодирует белок, который может регулировать экспрессию более чем 2500 других генов. Из этих 2500 генов многие участвуют в развитие нейронов и сложных функций. При этом 426 «мишеней» RORA уже внесены в базу данных известных генов, вызывающих аутизм. Действие RORA — это эффект домино.

Итак, в настоящее время считается, что аутизм представляет собой генетическое заболевание, однако специфические механизмы его возникновения неизвестны.

Синдром саванта, иногда сокращённо называемый савантизм (от фр. savant — «учёный») — редкое состояние, при котором лица с отклонением в развитии (в том числе аутистического спектра) имеют «остров гениальности» — выдающиеся способности в одной или нескольких областях знаний, контрастирующие с общей ограниченностью личности. Предположительно, в той или иной форме аутизмом страдали: Арнольд Шенберг (австрийский и американский композитор, педагог, музыковед, дирижёр); Валерий Брюсов (русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, литературовед, литературный критик и историк); Джеймс Джойс (ирландский писатель и поэт, представитель модернизма); Густав Малер (австрийский композитор и дирижёр); Дмитрий Шостакович (советский композитор, пианист, педагог и общественный деятель); Карл Густав Юнг (швейцарский психиатр, основоположник одного из направлений глубинной психологии, аналитической психологии); Сергей Прокофьев (советский композитор, дирижёр и пианист).

Ещё один известный аутист, выдающийся художник современности — Стивен Уилпшир — родился в Лондоне в 1974 году. Маленький Стивен не был болтливым мальчиком. Более того, он вообще никогда ничего не говорил. Если ему нужно было спать, он рисовал кровать; если хотел молока — рисовал пакет. В лондонской школе Куинсмилл, куда родители отдали пятилетнего аутиста, он мог часами молча сидеть за столом и водить карандашом в альбоме.

Но учителя придумали, как заставить ребёнка заговорить. Они забирали его рисунки и прикидывались, что не понимают, что тот просит: «Хочешь порисовать, Стивен? Тогда скажи, что тебе нужна бумага и карандаши». Однажды это сработало. К девяти годам он полностью овладел речью и вскоре стал героем программы, в которой рассказал о своей способности зарисовывать любые постройки, лишь мельком взглянув на них. Аудитория и телеведущие усомнились, поэтому компания ВВС решила провести эксперимент. На вертолёте в сопровождении двух репортёров Стивен поднялся над Лондоном и в течение нескольких минут смотрел на город сверху, после чего, вернувшись в студию, начертил точную карту местности в четыре квадратные мили, на которой детально изобразил около двухсот строений.

Психогенетика неспособности к обучению

Неспособность к обучению представляет собой широкий класс неспецифических особенностей развития, когда в условиях нормального школьного обучения ребёнок неспособен овладеть определёнными навыками (чтения, письма, математики, общения). Выделяют также специфическую неспособность к обучению, когда при сохранном интеллекте ребёнок обнаруживает академическую отсталость в определённой сфере. Частота встречаемости высока: от 5 до 20-30% детей. Часто сопровождается асоциальным поведением.

Выделяют различные формы неспособности к обучению:

• неспособность научиться читать (дислексия);

• неспособность научиться писать (дисграфия) — чаще всего встречается совместно с дислексией;

• неспособность научиться считать (дискалькумия).

Причинами дислексии называют: неспособность разделять слова на фонемы, неспособность декодировать слова, неспособность автоматизировать навык чтения. Встречается в 5-30% случаев (в зависимости от строгости выделения синдрома). У мальчиков встречается в 2-4 раза чаще. Дислексия — расстройство, проявляющееся в течение всей жизни, однако при кропотливой педагогической и коррекционной работе возможно улучшение чтения дислексиками.

Рассмотрим этиологию дислексии. Чаще всего предлагают аутосомно-доминантную модель с половой модификацией степени выраженности. Коэффициент наследуемости может колебаться от 30 до 70 и выше (разделение слов на фонемы) в зависимости от причины дислексии. Интересно, что дислексия чаще встречается у близнецов, чем у одиночно рождённых детей.

К сожалению, пока невозможно утверждать, какие гены приводят к формированию дислексии, но известно, что таких генов несколько и расположены они, по крайней мере, на 7 хромосомах.

Исследования, посвященные дискалькулии и дисграфии, находятся на начальной стадии. Возможно, в ближайшем будущем ситуация изменится благодаря крупномасштабному проекту, начатому в США.

pidruchniki.com

Модели психического расстройства в клинической психологии и родственных науках

Модель болезни в психиатрии и психоанализе. Психиатрия примыкала к естественнонаучной медицине и позаимствовала строго биомедицинскую модель болезни. Болезни духа – это тоже болезни головного мозга – позиция ведущих психиатров 2-ой половины 19 века; а стало быть, базисное нарушение, «дефект» всегда имеет соматическую природу.

Биомедицинская позиция не полностью вытеснила другую точку зрения, согласно которой болезни духа или психики все-таки существуют. Когда Крепелин в Мюнхене активно разрабатывал биомедицинскую модель, Фрейд в Вене сформулировал новую модель для чисто психических болезней. Основная мысль в модели Фрейда: психические расстройства можно объяснить центральным дефектом, наличествующим в самом индивиде. Но дефект этот лежит не в физической, а в психической сфере и вызван каким-то не переработанным конфликтом.

Кроме психоанализа концепцию душевной болезни поддерживали и гуманитарно-феноменологические направления психиатрии. Согласно этой концепции, «психическая болезнь» означает болезненно измененную психику. Карл Ясперс (1883-1969): путь к пониманию этих изменений лежит главным образом через сферу переживаний больного. Поэтому диагностические единицы уже не являются, как у Крепелина, этиологически обоснованными, — для разграничения единиц используется первичное нарушение, первичный дефект, который видят в психической сфере, а именно дефект переживания, независимо от того, обусловлен он психическими, социальными или соматическими причинами.

Между тем эта позиция была в широком объеме заимствована психиатрией. В соответствии с этим по коду МКБ и DSM последствия неврологических заболеваний одновременно обозначаются как психические болезни, а именно как органически обусловленные, или «симптоматические», психические расстройства (атрофия ГМ — деменция).

Психологические концепции расстройства. Психологи предпочли иначе подойти к нарушенному и отклоняющемуся от нормы поведению и переживанию и искали психологические причины. В США, начиная с рубежа веков, для исследований в этом направлении укоренилось понятие abnormal psychology. В немецкоязычных странах Гуго Мюнстерберг (1912) предложил понятие «патопсихология». Отличие от «психопатологии»: континуум между нормальными и патологическими психическими процессами. Психические расстройства представляют собой лишь «ускорения или торможения нормального психического процесса»; наличие дефекта не предполагается.

Благодаря психологии научения Скиннера появилось и иное понимание психических расстройств: отклонение поведения не являются следствием дефекта в самой личности, они – результат прямого воздействия неблагоприятных условий окружающей среды, регулирующих поведение. Причины и поддерживающие условия симптомов или отклонений поведения следует искать в конкретных обстоятельствах конкретного же случая.

Не человек является больным, а конкретный тип поведения и конкретные психические функции обнаруживают экстремальные отклонения, которые в данном случае расцениваются обществом и самой личностью как анормальные и нуждающиеся в изменении.

Социально-научные концепции расстройств. В социальных науках, прежде всего в исследовании отклонений, развивались альтернативные точки зрения на психические расстройства. Общее в этих подходах – акцентирование социальных переменных в возникновении и поддержании психических расстройств.

Навешивание кому-то ярлыка «душевнобольной» приводит лишь к возникновению настоящего расстройства. В результате навешивания ярлыка со стороны социального окружения и в конечном итоге благодаря постановке диагноза специалистами первичное расстройство превращается в настоящее расстройство, потому что человек принимает навязанную ему роль отклоняющегося, роль больного и чувствует себя (и ведет себя) соответственно, а окружающие обращаются с ним соответственно, признавая его только в этой роли. Т.о., получается, что роль больного существует без какой-либо болезни, а плохое самочувствие является в первую очередь следствием приписанной роли больного.

Центральный дефект видится уже не в личности, а в социальных группах или в обществе, вследствие чего модель болезни утрачивает свое значение.

Гуманистические концепции расстройства. Представители ГП игнорировали концепцию болезни. Расстройства ничем не различаются между собой ни в принципиальном их понимании, ни относительно условий возникновения, ни в отношении терапии. Они даже считали, что здоровый и больной принципиально ничем не отличаются друг от друга. ГП говорит о непрерывном процессе становления и самоактуализации. Если бы этот процесс не нарушался, в результате получилась бы некая полностью функционирующая личность. Однако процесс самореализации у всех людей блокируется или нарушается влияниями извне, и разница заключается лишь в степени этих нарушений.

Ф.Перлз: основа – общий для всех процесс физического и психического развития. Условия окружающей среды в различной мере мешают всем людям удовлетворять определенные потребности или изживать аффекты.

Т.о., психические расстройства – это расстройства физического или психического развития. Ни один человек не достигает идеального состояния зрелой или полностью функционирующей личности, а значит, нет принципиальной разницы, качественного развития между психически здоровым и психически больным. Люди различаются только по степени их возможности справляться с актуальными жизненными проблемами. В центре терапии в гораздо большей степени находится «встреча» и особые отношения пациента и психотерапевта.

Другие концепции расстройств. психические отклонения как экстремальная выраженность отдельных психических процессов и функций; психические отклонения как выражение неадекватных или нарушенных процессов в социальных системах; психические расстройства как следствие задержки естественного процесса роста.

Различные точки зрения не обязательно являются взаимоисключающими. Не все психические расстройства одинаковы, вероятно, они различаются не только причинами и условиями, но и локализацией дефекта. Дефект может лежать и в физической сфере, скажем в нервной системе. Соответствующие психические расстройства можно тогда понимать как следствия соматических болезней. Дефект может изначально находиться в сфере, в виде приобретенного в процессе научения «ошибочного программирования».

Отклонения поведения можно равным образом описать и как «ошибки программы», и как «ошибки в неврологически-биохимической передачи информации». Если понимать такие нарушения программ только как временные реакции на чрезмерные требования системы, то понятия «реакция на кризис» или «дезадаптация» представляются очень точными.

Когда о поведении говорят, что оно неадекватное, неадаптивное, нарушенное или отклоняющееся, виной тому не обязательно ошибочное программирование. Во всех этих может иметь место такое поведение, которое «нормальное» социальное окружение назовет «ненормальным» и «нуждающимся в изменении», притом что в индивиде отсутствует какой бы то ни было дефект; здесь было бы уместно использовать понятие отклоняющееся поведение.

Т.о., можно выделить различные типы психических расстройств. В основе наблюдаемых отклонений от нормы лежат расстройства, расположенные в разных плоскостях внутри и вне индивида: нарушения в организме и НС, нарушения психики – то есть программы, которые перерабатывают информацию и регулируют поведение, а также лежащие в их основе процессы биохимической передачи информации, — или нарушения в окружающей среде. Во многих случаях нарушения различного типа сочетаются, так как каждое из них оказывает воздействие на поведение и таким образом может повлиять на другое нарушение, за счет наличия внутренних и внешних связей.

scicenter.online

РАЗДЕЛ VII. ПСИХОГЕНЕТИКА И ПСИХОПАТОЛОГИЯ

ТЕМА 12. ПСИХОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НАРУШЕННОГО ПОВЕДЕНИЯ

Еще в XIX в. врачи психиатры рассматривали в качестве возможных причин психических расстройств три фактора: наличие травмирующих событий, длительное воздействие неблагоприятной обстановки и внутреннее состояние организма, включая наследственную предрасположенность. Неблагоприятная комбинация внутренней предрасположенности к болезни и каких-либо жизненных обстоятельств может приводить к тому, что будет превышен некий порог, после которого развивается картина заболевания.
C первых этапов развития психогенетики вместе с появлением близнецового метода начались исследования, направленные на изучение роли наследственности в возникновении различных психических заболеваний, умственной отсталости, девиантного поведения , включая алкоголизм и преступность. Но еще до начала научного изучения наследственности, как мы знаем, возникла евгеника и евгеническое движение, призванное «оздоровить» общество. Основателем этого направления был Ф. Гальтон, который сам считал евгенику своеобразной религией. Действительно, евгеника не была основана на научной теории, поскольку механизмы наследственной обусловленности психических заболеваний и отклонений в поведении на тот момент были практически не изучены. Однако слепая убежденность в эффективности искусственного отбора и наследственной детерминации заболеваний привела к развертыванию практических мероприятий, связанных с массовой стерилизацией и дискриминацией в ряде стран Европы и Америки. Причем эти мероприятия были направлены, в первую очередь, против людей с психическими отклонениями, а не с физическими заболеваниями.
Евгеника как научное направление уже давно не существует, однако евгенические идеи продолжают жить в сознании людей и в настоящее время. Последние исследования, связанные с проектом «Геном человека», привели к их оживлению. Например, в Китае в 1994 г. были приняты евгенические законы, направленные на сокращение рождаемости в экономически слаборазвитых районах. В США все чаще появляются публикации, призванные сформировать общественное мнение в пользу генетического скрининга при приеме на работу, поощрения абортов в бедных слоях населения и т.п. Чтобы противостоять этому, в проекте «Геном человека» значительные средства были выделены на гуманитарные программы, в том числе образовательные, этические, юридические.
В генетике поведения большое внимание уделяется не только поиску наследственных механизмов различных психических нарушений, но также изучению средовых факторов риска и возможностей средовых терапевтических воздействий («средовая инженерия», по выражению Р. Пломина). В последнее время наряду с термином «геном» начал употребляться термин «энвиром» (от слова environment — среда) — понятие, включающее в себя средовые факторы риска в возникновении психических нарушений. Этим подчеркивается чрезвычайно важная роль среды в процессах развития. Смещение акцентов на более тщательные исследования среды, вероятно, позволит заменить преобладающий генетикоцентризм в отношении различных психических отклонений на более правильное понимание причин нарушений, основанное на признании неделимости и сложном взаимовлиянии наследственности и среды.
Если раньше в психогенетике приоритет удерживали исследования интеллекта, то сейчас ведущее место занимает проблема роли наследственности и среды в развитии различных психических заболеваний и отклонений в поведении. В данной теме мы коротко рассмотрим общее состояние исследований в этой области на примере отдельных заболеваний, нарушений развития и отклонений в поведении.

12.1. Шизофрения

Шизофрения является одним из распространенных психических заболеваний. Ее встречаемость среди населения составляет около 1%. Для шизофрении характерны нарушения процессов мышления, восприятия, волевой и эмоциональной сферы. Возможно, шизофрения не является единым заболеванием, а представляет собой группу расстройств (более подробно о заболевании см. Хрестомат. 12.1).
Среди родственников больных шизофренией частота заболевания выше, чем в популяции (табл. 12.1). Из таблицы видно, что риск заболевания повышается с увеличением степени родства: для родственников первого колена он составляет около 10%; если оба родителя больны, риск заболевания ребенка достигает 46%; риск заболевания для МЗ близнецов еще выше и составляет 48-50%. Все это свидетельствует о роли наследственности в развитии шизофрении.

Риск заболевания шизофренией для родственников больного
(по Gottesman, 1991; цит. по: Mental Disorders and Genetics, 1994.)

Шизофрения явилась одним из первых психических заболеваний, в изучении которого приняли участие генетики. Первые близнецовые исследования шизофрении относятся к концу 20-х гг. ХХ в. Обобщающие работы последних лет показывают, что конкордантность МЗ близнецов по шизофрении составляет около 50%, тогда как для ДЗ близнецов она более чем в три раза ниже (около 15%). Данные, полученные для 12 пар разлученных близнецов, показали 58% конкордантность .
Поскольку МЗ близнецы не являются полностью конкордантными, ясно, что гены не являются единственной причиной заболевания. Коэффициент наследуемости шизофрении составляет 60-70%. Это означает, что популяционная вариативность по шизофрении на 60-70% объясняется генетической вариативностью, остальные 30-40% приходятся на долю среды. Даже в том случае, когда МЗ близнецы оказываются конкордантными по заболеванию, его тяжесть и характер протекания бывают различными.
В Национальном институте психического здоровья США длительное время велось наблюдение за четверней МЗ близнецов, конкордантных по шизофрении, но дискордантных по течению и исходу заболевания. Тщательное изучение среды развития девочек показало, что большую роль в различном течении заболевания сыграла разница в их отношениях с матерью и отцом, а также разная социабельность девочек. Более подробно с историей этой четверни можно познакомиться в хрестоматии 12.2.
В 1989 г. И. Готтесман и А. Бертелсен (цит. по: Faraone S.V. et al., 2002 ) исследовали потомков дискордантных по шизофрении МЗ и ДЗ близнецов. Они рассуждали так. Если существует наследственная передача шизофрении, то потомки не пораженных шизофренией МЗ близнецов должны болеть примерно с той же вероятностью, что и потомки пораженных. Действительно, оказалось, что риски для детей непораженных и пораженных близнецов близки по величине (17,4% и 16,8% соответственно), тогда как для дискордантных ДЗ близнецов риски значительно различались: дети пораженных ДЗ близнецов болели с частотой 17,4%, а дети непораженных имели риск заболевания всего 2,1%.
Начиная с 60-х гг., ведутся исследования приемных детей, родившихся от больных шизофренией. Одно из наиболее крупных было проведено в Дании, где было изучено 5483 человека, родившихся от больных шизофренией матерей и усыновленных здоровыми родителями в период с 1923 по 1947 гг. Оказалось, что заболеваемость шизофренией у них составила 32% против 18%, обнаруженной в контрольной группе приемных детей.
Таким образом, генетико-эпидемиологические исследования показывают, что риск заболевания Риск заболевания Ш. особенно высок в подростковом возрасте (в 3-4 раза выше, чем на протяжении всей остальной жизни). На возраст 10-19 лет приходится 31-32% дебютов Ш.; риск заболевания у мальчиков в 1,5 раза выше, чем у девочек.’);» onmouseout=nd(); href=»javascript:void(0);»> шизофренией для родственников больных выше, чем в популяции. Конкордантность МЗ близнецов значительно превышает конкордантность ДЗ, а дети больных шизофренией, усыновленные здоровыми родителями, чаще болеют шизофренией, чем усыновленные дети, не имеющие наследственной отягощенности. Все это говорит о существовании наследственного компонента болезни.
Однако до настоящего времени не имеется единой модели генетической передачи шизофрении. Шизофрения не является ни доминантным, ни рецессивным наследственным заболеванием, наследуемым по законам Менделя, поскольку большинство наблюдений не согласуются с ожидаемой встречаемостью заболевания у родственников. Предлагавшаяся некоторыми исследователями однолокусная модель наследования, которая предполагает существование латентного признака, связанного с дисфункцией префронтальных областей коры, по-видимому, также не соответствует реальным наблюдениям. На сегодняшний день большинство исследователей считают, что в основе наследования шизофрении лежит мультифакториальная полигенная пороговая модель с возможными эффектами эпистаза (рис. 12.1).

В настоящее время в связи с развитием молекулярных технологий анализа ДНК постоянно ведется поиск локусов , которые могут быть связаны с заболеванием. Основным методом является анализ сцепления. Результаты анализа сцепления указывают на возможную вовлеченность 1, 5, 6, 8, 10, 11, 13, 15, 18 и 22 хромосом . На рис. 12.2 приведено схематическое изображение хромосомы 6 (отмечены участки, в которых могут быть расположены соответствующие гены).

Важнейшими задачами на сегодняшний день являются следующие:

1) уточнение психиатрической генетической классификации (выделение частных нозологических фенотипов для анализа сцепления);
2) изучение нейробиологических дисфункций (эндофенотипов), сопутствующих шизофрении, с целью вовлечения их в анализ сцепления;
3) разработка статистических моделей для изучения мультифакториальной этиологии и гетерогенной природы шизофрении;
4) продолжение исследования групп родственников для выявления вовлеченных локусов;
5) объединение усилий многих лабораторий и международная кооперация.

12.2. Депрессивное расстройство

Депрессия — это психическое состояние, характеризующееся подавленностью, нарушениями внимания, сна и аппетита. Депрессия может сопровождаться ощущением тревоги и возбуждения или, наоборот, приводить к апатии и безразличию к окружающему. Страдающие депрессивным расстройством испытывают отчаяние и беспомощность, часто у них возникают мысли о самоубийстве, поэтому клинически выраженная депрессия требует лечения.
Различают несколько форм депрессии, из которых наиболее известными и часто встречающимися являются большая (униполярная) депрессия и биполярное аффективное расстройство (маниакально-депрессивный психоз). При биполярном расстройстве периоды подавленности и плохого настроения сменяются фазами повышенной активности и приподнятого настроения, сопровождающимися часто неадекватным поведением.
Депрессия является широко распространенным заболеванием, ее иногда называют «простудой» среди психических заболеваний. В связи с разнообразием проявлений и невозможностью учета всех больных, поскольку не каждый обращается к врачу, установить точную встречаемость заболевания довольно трудно. В США, например, от депрессии страдает не менее 5% населения. Женщины болеют депрессией примерно в 2 раза чаще, чем мужчины. Биполярное расстройство регистрируется у 1% населения.
Уже давно было замечено, что депрессия имеет тенденцию концентрироваться в отдельных семьях. Родители, дети, сиблинги депрессивных больных имеют гораздо более высокий риск заболевания, чем в популяции в целом. Исследования близнецов демонстрируют гораздо более высокую конкордантность МЗ близнецов по сравнению с ДЗ близнецами. Особенно заметные различия относятся к биполярному расстройству (рис. 12.3).
Однако нужно отметить, что результаты генетических исследований депрессии значительно варьируют в зависимости от диагностических подходов и применяемых методов. Наследуемость биполярного психоза сопоставима с наследуемостью шизофрении, тогда как по униполярной депрессии данные весьма противоречивы. Наследуемость повторяющейся депрессии выше, чем наследуемость единичных эпизодов. Остается открытым вопрос, является ли униполярная депрессия единым заболеванием или представляет собой целую группу расстройств. Депрессивные расстройства настолько варьируют по характеру, симптомам, тяжести протекания, связи с другими нарушениями, что многие склонны считать депрессию гетерогенным заболеванием.
Было замечено, что в семьях наряду с депрессивными расстройствами часто встречаются тревожные состояния (генерализованная тревога, панические и фобические расстройства ). Исследования близнецов, проведенные в Швеции и Австралии в последние годы, позволяют предположить, что в основе тревожных и депрессивных расстройств лежат общие генетические причины. Некоторые исследователи считают, что и тревога, и депрессия являются количественными признаками, имеющими нормальное популяционное распределение, и зависят от действия многих генов с малыми эффектами.
Для поиска возможных локусов тревоги-депрессии в настоящее время в качестве подходящей модели пользуются шкалой невротизма Айзенка, поскольку она позволяет тестировать большие группы родственников в короткие сроки.
В исследовании ( Kendler et al.; цит. по: Cooper B., 2001 ), проведенном на 1000 пар женщин-близнецов, фиксировалась информация о стрессогенных событиях жизни и наличии эпизодов депрессии в течение 1 года после события. Оказалось, что такие события, как смерть близких родственников, насилие, развод или расстройство брака, серьезные семейные конфликты в 10 раз увеличивают вероятность начала депрессии в течение того же месяца, что и произошедшее событие. Генетическая предрасположенность повышает частоту заболевания депрессией. Результаты указывают, что чувствительность к воздействию тяжелых жизненных потрясений зависит от наследственности, причем имеют место эффекты генотип-средового взаимодействия (см. темы 4, 5).
Депрессия, также как и шизофрения, по-видимому, является мультифакториальным наследственным заболеванием сложной природы.

12.3. Болезнь Альцгеймера (старческое слабоумие, деменция)

Болезнь Альцгеймера — прогрессирующее заболевание центральной нервной системы, сопровождающееся потерей кратковременной памяти, утерей навыков, замедленностью мышления. Болезнь развивается у пожилых людей (старше 50 лет). Исследования указывают на избыток амилоидного белка в клетках мозга таких больных (рис. 12.4).

Болезнь имеет тенденцию прогрессировать. Нарастают раздражительность, нетерпимость, теряются гигиенические навыки, возникают проблемы с речью. Прогрессирующий характер болезни является результатом интенсивной гибели клеток в некоторых областях мозга. Что является толчком к развитию болезни, пока неясно. Болезнью Альцгеймера страдают примерно 3-5% людей старше 65 лет и 20% — старше 80 лет. Гораздо реже болезнь начинается относительно рано — на 40-х-50-х годах жизни.
Болезнь Альцгеймера имеет семейный характер: вероятность заболевания выше для родственников первого колена и достигает 50% для старших возрастов. Особенно четко семейный характер заболевания прослеживается для редких вариантов (частота 1 : 10000) с ранним началом (до 65 лет). Хотя проведение близнецовых исследований пожилых людей сопряжены с большими трудностями, все же в США и странах Скандинавии на близнецах были получены данные, свидетельствующие о наличии наследственного компонента заболевания. Конкордантность МЗ близнецов была значительно выше, чем ДЗ, однако варьировала в широких пределах (от 21% до 83%).
Изучение семей с ранним началом заболевания позволило идентифицировать три генные мутации, которые могут быть причиной заболевания. Один из них — ген белка-предшественника бета-амилоида — локализован на хромосоме 21 (рис. 12.5).

Его обозначают АРР (Amiloid Precursor Protein). Следует сказать, что люди с синдромом Дауна , имеющие лишнюю хромосому 21, как правило, поражаются болезнью Альцгеймера в относительно молодом возрасте. Два других гена, располагающихся на 14 и 1 хромосоме, оказались связанными с синтезом белков пресенилинов, которые, возможно, имеют отношение к регуляции внутриклеточного транспорта белков, в том числе и АРР.
Таким образом, главными факторами риска для болезни Альцгеймера являются пожилой возраст, семейные случаи, особенно с ранним началом, и болезнь Дауна. Среди других факторов риска фигурируют черепно-мозговые травмы, заболевания щитовидной железы, рождение от матери старше 30-летнего возраста, низкий уровень образования. Любопытно, что у курящих риск заболевания болезнью Альцгеймера ниже, чем у некурящих. Активная творческая деятельность и высокий уровень образования также приводят к меньшим рискам заболевания.
Мы рассмотрели лишь три заболевания, по которым в настоящее время ведутся интенсивные исследования. Это не означает, что по другим заболеваниям нет никаких сведений о наследуемости. Например, одним из первых, был картирован ген хореи Гентингтона, одного из тяжелых дегенеративных заболеваний нервной системы, наследуемого по аутосомно-доминантному типу. Ген был картирован в 1983 г. на 4 хромосоме. Это одно из первых наиболее успешных исследований генетического сцепления у человека. Ведутся исследования по генетике эпилепсии и других психических расстройств, однако описать все достижения генетики в неврологии и психиатрии в рамках данного учебника не представляется возможным.

12.4. Умственная отсталость и задержка умственного развития

Под умственной отсталостью понимается стойкое необратимое нарушение интеллекта. Клинически выделяют две основных формы умственной отсталости — олигофрению и деменцию. Олигофрения включает несколько групп стойких нарушений интеллекта вследствие недоразвития мозга в раннем возрасте (более подробно см. Хрестомат. 12.3). Под деменцией понимается распад уже сформированных интеллектуальных функций в результате различных заболеваний мозга. Задержкой умственного развития считаются более легкие формы интеллектуального недоразвития, часто сопровождающиеся лишь парциальным (частичным) нарушением высших психических функций.
Как мы знаем, умственная отсталость была одним из показаний к насильственной стерилизации в период действия евгенических законов. Это говорит о том, что еще до проведения систематических исследований по генетике умственной отсталости существовало убеждение в возможности наследования интеллектуального недоразвития. Одним из известных исторических примеров, подтверждающих убежденность в семейном характере умственной отсталости, является предполагаемая история семьи Калликак (рис. 12.6), которая часто приводилась в учебниках как доказательство роли наследственности в детерминации умственных способностей.

Распространенность умственной отсталости оценить весьма трудно, поскольку цифры сильно варьируют в зависимости от определения отдельных случаев умственной отсталости. Если принять условной границей нижней нормы уровень IQ = 70, то тогда частота умственной отсталости составит 2-3%. Подавляющее большинство случаев умственной отсталости (примерно 85%) относится к легким ( дебильность , IQ — от 50 до 69 единиц). Среди детей с умственной отсталостью преобладают мальчики (встречаются в 1,5-2 раза чаще). Частота умственной отсталости повышается после 6-7-летнего возраста, т.е. после поступления в школу. В этот период выявляются случаи легкой умственной отсталости и задержки умственного развития, поскольку дети испытывают трудности в обучении.
Умственная отсталость может обусловливаться как эндогенными , так и экзогенными причинами. Считается, что примерно 75% случаев умственной отсталости имеют наследственную природу. Среди них 15% составляют хромосомные аномалии. Хромосомные аномалии связаны с изменением числа хромосом или перестройкой их структуры. Аномалии могут затрагивать как аутосомы, так и половые хромосомы. Нарушение числа и структуры аутосом приводит к более серьезным последствиям и сопровождается, кроме умственной отсталости, множественными пороками развития, затрагивающими различные органы и ткани. Изменение числа половых хромосом вызывает менее выраженную умственную отсталость. Среди хромосомных аномалий, связанных с умственной отсталостью, чаще других встречается синдром Дауна (1:700). Каждый из нас встречал таких больных. Они имеют характерную внешность (рис. 12.7).

Синдром Дауна является следствием нерасхождения хромосом. В кариотипе больных отмечается лишняя 21 хромосома. Коэффициент интеллекта лиц с синдромом Дауна колеблется в пределах 20-60 единиц. Большинство больных не способны жить самостоятельно.
Тяжелая умственная отсталость может возникать и в результате наследственных заболеваний, связанных с ошибками метаболизма. Одно из наиболее известных среди них — это фенилкетонурия (рис. 12.8).

Фенилкетонурия является рецессивным аутосомным моногенным заболеванием, связанным с нарушением обмена аминокислоты фенилаланина. Дети, родившиеся с таким диагнозом, еще некоторое время назад были обречены на тяжелую умственную отсталость, поскольку поступающий с пищей фенилаланин не подвергался необходимым превращениям. В результате страдали функции мозга. Сейчас можно избежать столь тяжелых последствий, если сразу же после рождения больного ребенка исключить из пищи продукты, содержащие фенилаланин. Такие диеты разработаны и применяются. Диагностика фенилкетонурии у новорожденных не представляет трудностей, поэтому при всеобщем скрининге новорожденных и применении диетотерапии частота умственной отсталости вследствие фенилкетонурии может быть снижена. Ген фенилкетонурии локализован на 12 хромосоме. В последнее время установлено, что причиной фенилкетонурии могут быть более 100 разнообразных мутаций этого гена, которые могут вызывать разные степени умственной отсталости.
Кроме фенилкетонурии на уровень умственного развития могут влиять и другие наследственные нарушения обмена веществ. Причиной умственной отсталости в таких случаях, как правило, является плейотропный (множественный) эффект действия генов, поскольку нарушения метаболизма приводят к системным нарушениям развития, затрагивающим в том числе и мозг.
Изучение генетики тяжелой умственной отсталости показало значительную гетерогенность этой группы заболеваний. Часть из них имеют экзогенную природу. Остальные связаны с хромосомными нарушениями и различными наследственными заболеваниями.
В последнее время внимание генетиков привлечено к изучению Х-сцепленной умственной отсталости (синдром ломкой, или фрагильной Х-хромосомы, синдром Мартина — Белла). Название синдрома объясняется особой формой строения Х-хромосомы, которая имеет хорошо заметную перетяжку на конце длинного плеча (рис. 12.9).

После выявления этой наследственной формы умственной отсталости стала понятной большая частота встречаемости интеллектуального недоразвития у мальчиков. Это рецессивное заболевание передается с Х-хромосомой через мать, поскольку мальчики получают свою единственную Х-хромосому от матери. У мальчиков, в отличие от девочек, только одна Х-хромосома, поэтому рецессивные Х-сцепленные заболевания у них наблюдаются гораздо чаще.
Оказалось, что синдром ломкой Х-хромосомы является одним из наиболее распространенных наследственных заболеваний, сопоставимым по частоте с болезнью Дауна (примерно 1 на 2000 мужчин). Кроме ломкой Х-хромосомы для больных характерны некоторые морфологические признаки, которые не всегда отчетливо проявляются (высокий выпуклый лоб, крупные уши и челюсти, крупные кисти рук, увеличенные яички). Умственное развитие колеблется между значениями IQ от 30 до 65 (иногда в границах нормы). Речь изобилует повторами, часто встречается своеобразное заикание. Для детей характерна двигательная расторможенность и некоторые симптомы аутизма (ребенок избегает глазного контакта, производит стереотипные движения руками, испытывает страхи). Даже при легкой степени интеллектуальной недостаточности дети с трудом овладевают навыками счета и письма. Дети с ломкой Х-хромосомой имеют своеобразную электроэнцефалограмму . В связи с тем, что симптомы заболевания разнообразны, часто ставится ошибочный диагноз (шизофрения, ранний детский аутизм , эпилепсия , синдром дефицита внимания и гиперактивности ). В результате дети не получают соответствующего лечения, а семья остается в неведении относительно истинных причин нарушения развития.
Генетический механизм заболевания связан с экспансией тринуклеотидных повторов (CGG — цитозин-гуанин-гуанин) в соответствующем перетяжке участке Х-хромосомы. В норме число повторов не должно превышать 50. Количество повторов от 50 до 200 считается премутацией, выраженная картина болезни наблюдается при наличии более 200 повторов. Для данного заболевания характерно явление антиципации, т.е. усиление тяжести заболевания от поколения к поколению. Это связано с нарастанием числа тринуклеотидных повторов в мутировавшем участке хромосомы.
Поскольку заболевание является широко распространенным, ранняя его диагностика важна для своевременной организации лечебно-коррекционных мероприятий и медико-генетического консультирования семьи, чтобы предупредить риск рождения детей с таким же диагнозом.
Существуют и другие формы умственной отсталости, сцепленные с полом.
Легкие формы умственной отсталости представляют качественно иную группу с точки зрения наследственности, чем тяжелые ее формы. Здесь намного меньше представлена патология экзогенного происхождения, хотя неблагоприятные факторы среды играют несомненную роль. Легкая умственная отсталость обычно не сопровождается заметными изменениями в физическом облике или в поведенческих реакциях. Однако для этих форм умственной отсталости наблюдается семейное накопление. В таблице 12.2 приводятся данные о встречаемости умственной отсталости у родителей и сибсов пробандов с тяжелой и легкой формами умственной отсталости.

Распространенность умственной отсталости среди родителей и сибсов умственно отсталых пробандов (приводится по Фогель Ф., Мотульски А., 1990)

Можно видеть, что риск умственной отсталости для родственников выше в случае легкой умственной отсталости. Распределения оценок интеллекта родственников пробандов с тяжелой и легкой формами умственной отсталости также отличаются (см. рис. 12.10).

Оценки интеллекта родственников при легких формах умственной отсталости пробандов представляют собой нормальное распределение с некоторой смещенностью в сторону меньших значений, что говорит о тенденции снижения интеллекта в этой группе. Оценки интеллекта у родственников пробандов с тяжелыми формами умственной отсталости распределены бимодально. Одна мода соответствует нормальным значениям интеллекта, а вторая смещена в сторону очень низких значений (порядка 50-60), причем среди родственников тяжелых больных преобладают люди с нормальным интеллектом. Это означает, что тяжелая форма умственной отсталости часто встречается в семьях с нормальным уровнем интеллекта и является следствием экзогенных причин или редких мутаций и хромосомных нарушений.
Исследования генетики умственной отсталости сопряжены с многочисленными трудностями, поскольку умственная отсталость объединяет целую группу заболеваний с разной этиологией. Тяжелые формы умственной отсталости относятся к компетенции медицинской генетики. Легкие формы являются предметом изучения психогенетиков, поскольку, по-видимому, могут быть отнесены к крайним вариантам нормальной вариативности по интеллекту.

12.5. Неспособность к обучению

Особую группу когнитивных нарушений составляет специфическая неспособность к обучению (СНО). В англоязычной литературе эти расстройства носят общее название learning disabilities. В отечественной литературе пока нет общепринятого термина для обозначения этой группы нарушений развития. Часто их отождествляют с понятием задержки психического развития (ЗПР) (см. Хрестомат. 12.4). Иногда можно встретить такие обозначения, как «трудности школьного обучения» или «школьные трудности». Понятно, что неуспех в школе может объясняться различными причинами — низкой мотивацией, педагогической запущенностью, истинной умственной отсталостью, заболеваниями, не связанными с психической сферой и т.д. Не следует смешивать школьную неуспеваемость с СНО.
Специфическая неспособность к обучению объединяет ряд когнитивных расстройств, мешающих школьному обучению, несмотря на сохранный интеллект. Чаще всего при этом наблюдаются трудности в освоении основных школьных навыков (чтения, письма, счета).
Количество детей, испытывающих серьезные трудности в обучении, по оценкам многих специалистов, составляет порядка 20-30%. Из них до 20% приходится на долю специфических нарушений чтения, счета, письма. Это означает, что в каждом классе примерно четверть детей с трудом осваивают стандартную образовательную программу, причем основной причиной этого являются специфические нарушения развития, а не плохое прилежание. К сожалению, непонимание этого со стороны учителей и родителей ведет к снижению самооценки у таких детей и часто является причиной школьной дезадаптации и отклоняющегося поведения. Если учесть, что количество детей с СНО во всем мире имеет тенденцию увеличиваться, становится понятным, что проблема ранней диагностики и коррекции СНО стоит чрезвычайно остро. Не остались в стороне от этой проблемы и психогенетики.
Среди различных когнитивных нарушений, приводящих к трудностям школьного обучения, наиболее изученной является дислексия (нарушение способности к чтению — reading disability). На примере дислексии рассмотрим, какие подходы к исследованию СНО применяются в современной психогенетике.

12.6. Дислексия

Дислексия, или врожденная «словесная слепота», была впервые описана в середине 1890-х гг. Главным симптомом дислексии является невозможность освоить чтение, несмотря на сохранный интеллект, отсутствие нарушений зрения и слуха или травм головного мозга. Не следует путать дислексию с нежеланием ребенка обучаться чтению в связи с неадекватным педагогическим воздействием, сниженной мотивацией и т.п. Характерными симптомами дислексии являются неспособность расчленять слово на фонемы и неспособность быстро называть простые зрительные стимулы (предметы, цвета, буквы, цифры). У дислексиков также часто встречаются слабые, но различимые нарушения зрительного и слухового восприятия и некоторые проблемы с координацией. Предполагают, что причиной дислексии являются специфические нарушения в клетках головного мозга (см. также Хрестомат. 12.5).
Еще в начале ХХ в. было замечено, что случаи дислексии носят семейный характер. В 1950 г. было проведено первое семейное исследование дислексии. С тех пор генетические исследования дислексии стали носить систематический характер. Исследования близнецов показали более высокую конкордантность МЗ близнецов (68%) по сравнению с ДЗ (38%). Результаты свидетельствуют о роли наследственности и общей среды.
При подсчете простой конкордантности дислексия рассматривается как качественный, альтернативный признак, однако нет сомнения, что дислексия является сложным признаком, который требует количественной оценки и разработки стандартных критериев. При этом одной из главных задач является разработка методов количественной диагностики и определение пороговых оценок для постановки диагноза. К сожалению, следует констатировать, что единых психометрических критериев дислексии пока не существует. Это объясняется вариативной симптоматикой, возрастными изменениями, отсутствием четкого определения дислексии. Работа в этом направлении продолжает вестись. В ней принимают участие психологи, физиологи, медики, генетики.
Несмотря на отсутствие общепринятых критериев дислексии, на настоящий момент совершенно очевидно, что для генетических исследований дислексия должна рассматриваться как сложный мультифакториальный признак с пороговым эффектом. Вряд ли столь сложный фенотип определяется единственным геном с известной функцией, хотя это нельзя считать решающим аргументом в пользу мультифакториальной природы дислексии.
Большинство исследований последних лет показывают, что расстройства, связанные с действием одного гена, как правило, реже встречаются в популяции и носят более тяжелый характер. Например, ранняя форма болезни Альцгеймера . Недавно среди речевых нарушений также было обнаружено специфическое расстройство, связанное с мутацией единичного гена.

Не так давно была описана трехпоколенная семья, известная как КЕ, в которой наблюдалось выраженное речевое нарушение специфического характера (особый тип косноязычия). Это нарушение наследовалось по аутосомно-доминантному типу. Используя традиционный анализ сцепления, удалось картировать ген на небольшом интервале длинного плеча 7 хромосомы. Мутационный анализ позволил выявить конкретную мутацию в гене FOXP2, ответственную за синтез белка, фактора транскрипции. Мутация была обнаружена у всех пораженных членов семьи КЕ, однако среди других 270 детей с различными формами речевых расстройств подобного дефекта не было обнаружено ни в одном случае.

Нужно признать, что генетический анализ дислексии является сложной задачей. Это связано, во-первых, с тем, что не имеется прямой связи между генотипом и фенотипом. Во-вторых, фенотипическая вариативность дислексии чрезвычайно велика и меняется с возрастом. Например, у взрослых дефект компенсируется, но первичные признаки дислексии сохраняются. В-третьих, отсутствует единое понимание того, что такое дислексия: является ли она единым признаком или представляет собой целый кластер нарушений отдельных способностей (фонологических, орфографических, способности к быстрому называнию и т.п.). Вследствие этого различные исследователи пользуются разными экспериментальными подходами к изучению дислексии. Накладывает свой отпечаток и специфика языка той страны, в которой ведется исследование (большая часть работ выполнена на англоговорящих популяциях, однако исследования ведутся и в Дании, Норвегии, Финляндии, Германии). Все это создает многочисленные трудности для обобщения результатов генетического изучения дислексии.
Близнецовые и семейные исследования указывают на роль наследственности в развитии дислексии. Первая попытка связать наследуемость дислексии с конкретной хромосомой была предпринята в 1983 г. ( Smith et al., 1983; цит по: Fisher S.E., DeFries J.C., 2002 ). С помощью анализа сцепления удалось показать, что возможной зоной локализации дислексии является центромерный участок 15 хромосомы. В связи с развитием новых технологий поиски локусов, ответственных за этот дефект, в последнее время ведутся довольно интенсивно. Показана связь дислексии с 6 хромосомой (6 и 15 хромосома прицельно исследуются многими научными группами). Недавно было выявлено сцепление с участками 2, 3 и 18 хромосом (рис. 12.11).

Успешность проводимых в этом плане работ будет определяться тремя основными направлениями:

  • во-первых, созданием методов картирования генов для количественных признаков, связанных с речевой сферой;
  • во-вторых, выделением и вовлечением в генетические исследования более частных фенотипов, определяющих дислексию;
  • в-третьих — созданием возможностей для сканирования всего генома.

Главной целью поиска ключевых генов является попытка проникнуть в молекулярные механизмы патологии дислексии. Параллельно можно будет больше узнать о том, как осуществляется чтение и другие речевые процессы в норме. Идентификация конкретных генов не является самоцелью. На следующем этапе предстоит выяснить их функции (функциональная геномика), т.е. функции тех продуктов, которые кодируются данным геном: вовлечены ли они в метаболизм клетки и каким образом, являются ли они регуляторами транскрипции или структурными белками. Например, если соответствующий ген кодирует белок, являющийся мембранным рецептором, можно будет начать поиск агентов, с которыми он взаимодействует, и попытаться найти способы, чтобы изменить или прервать пути поступления сигналов. Идентификация генетических механизмов, ответственных за развитие нарушения чтения и других речевых процессов, будет способствовать выяснению природы нарушения и на других уровнях (физиологическом, нейропсихологическом). Все это приведет к лучшему пониманию природы дислексии и даст возможность для развития методов ранней диагностики и коррекции нарушения.
Дислексия является одним из сложных системных нарушений развития, которое в настоящее время в психогенетике изучено наиболее полно. На примере дислексии хорошо видно, в какой логике ведутся исследования генетики сложных нарушений и заболеваний. Кроме дислексии и других специфических когнитивных нарушений, современная психогенетика большое внимание уделяет исследованиям раннего детского аутизма и синдрома гиперактивности и дефицита внимания, которые также относятся к системным нарушениям развития и представляют интерес в связи с возрастающей встречаемостью среди детской популяции. (см. Хрестомат. 12.6, 12.7).

12.7. Преступность и алкоголизм

Распространено убеждение, что склонность к преступности и алкоголизму является наследственной чертой. Неслучайно еще в начале ХХ в. в тех странах, где были приняты евгенические законы, преступники и лица, страдающие алкоголизмом, подвергались насильственной стерилизации. Проблема преступности и насилия, алкоголизма, наркомании и других форм асоциального поведения в современном обществе стоит чрезвычайно остро. В изучение причин отклоняющегося поведения вовлечены социологи, юристы, психологи, врачи (Хрестомат. 12.8, 12.9)
Преступность и наследственность. История развития психогенетики свидетельствует о постоянном интересе к этой проблеме. Около 70 лет назад появились первые работы, в которых МЗ и ДЗ близнецы сравнивались по склонности к преступному поведению. Сводка этих работ приведена на рис. 12.12.

Хорошо заметна более высокая конкордантность МЗ близнецов по сравнению с ДЗ. С тех пор как были опубликованы первые данные о преступности у близнецов, упоминание о них не сходит со страниц массовой печати как подтверждение наследования преступных наклонностей. Однако проблема слишком сложна и остра, чтобы так безоговорочно делать вывод о наследовании преступности. Остановимся чуть более подробно на исследованиях преступности с точки зрения психогенетики.
В настоящее время в криминологии появилось целое направление — биологическая криминология. В этом направлении изучаются биологические корреляты криминального поведения. Проводятся биохимические, физиологические, медицинские исследования лиц с социальной дезадаптацией и социально опасными формами поведения. Исследования генетиков и психологов играют здесь не последнюю роль.
Словом «преступное» (криминальное, делинквентное) поведение объединяется очень широкий спектр вариантов отклоняющегося поведения. Это термин, пришедший из криминалистики. Для анализа его в психогенетике нет четких критериев. Как мы видели из предыдущего изложения, сложные признаки, каковыми являются многие психические заболевания и нарушения развития, для своего исследования требуют тщательной проработки исходных понятий и применения адекватных методических подходов. Сложный фенотип требует тщательного описания и выделения отдельных составляющих, с учетом которых должны формироваться группы для исследования. В противном случае достоверность результатов может с полным основанием подвергаться сомнению. Известно, например, что для лиц с криминальными наклонностями характерен более низкий интеллект; некоторые черты темперамента и личности также встречаются у них более часто, чем в общей популяции, например, вспыльчивость, гиперактивность , агрессивность, склонность к насилию, упрямство. Мы уже знаем, что наследственность играет не последнюю роль в вариативности интеллекта, темперамента и многих черт личности. Возможно, сходство близнецов по преступности объясняется наследственной природой именно этих черт или большим сходством сред у МЗ близнецов, поскольку существует явление генотип-средовой ковариации (см. темы 4, 5). Все это необходимо иметь в виду, анализируя результаты конкретных исследований.
Генетические исследования криминального поведения неоднократно подвергались критике с этих позиций. Основная часть фактических данных о наследовании преступности опирается на семейные исследования, исследования близнецов и приемных детей. Исследования не очень многочисленны и весьма уязвимы с точки зрения методологии.
Обычные семейные исследования говорят о семейном характере преступности, однако мы знаем, что на сходство близких родственников, помимо общих генов, влияет и общая среда. За счет чего возникает сходство родственников в таких исследованиях, решить невозможно.
Близнецовые исследования указывают на большую конкордантность МЗ по сравнению с ДЗ близнецами. Однако близнецовый метод имеет ряд недостатков, которые также заставляют сомневаться в надежности результатов. Число пар во многих исследованиях невелико, часто размеры групп МЗ и ДЗ близнецов диспропорциональны, что приводит к искажению результатов. Часто в выборках преобладают МЗ близнецы в силу своей заметности и совпадения релевантных, т.е. имеющих непосредственное отношение к изучаемому признаку, характеристик. МЗ близнецы разделяют гораздо больше средовых условий, чем ДЗ, в силу своего генетического сходства (общие друзья, склонность к одинаковым занятиям, совместному времяпровождению и т.п.). Все это приводит к завышению сходства МЗ близнецов, проистекающему за счет общих средовых влияний. Можно предположить, что сильная привязанность близнецов друг к другу может способствовать их общему участию в криминальных действиях. Кроме того, в данных старых работ, выполненных на небольших выборках близнецов, могут быть искажения просто из-за неточного определения зиготности близнецов , поскольку в то время точных методов еще не существовало. Таким образом, надежных выводов о наследовании агрессивности и преступности на основании близнецового метода сделать нельзя. Существует слишком много уязвимых моментов для критики.
Каковы результаты исследования приемных детей? Данные о приемных детях также не очень многочисленны. В таблице 12.3 приведены некоторые результаты.

Преступность среди приемных детей по следующим данным (приводится по Фогель Ф., Мотульски А., 1990.)

Они касаются детей, матери которых были осуждены за уголовные преступления, проституцию, воровство и другие правонарушения. Информация об отцах практически отсутствует. Дети были усыновлены после признания матерей виновными в преступлениях, и большинство из них более 12 месяцев провели в приютах, так что в момент усыновления им было более 1 года. Контрольная группа состояла из приемных детей, подобранных по полу, расе и возрасту. Оказалось, что в группе приемных детей от криминальных матерей чаще встречаются осуждения и аресты, чем в контрольной группе. Также чаще встречаются у них и психопатологические состояния, зафиксированные при психиатрическом обследовании. Все же необходимо отметить, что из числа детей с отягощенностью лишь меньшая их часть в дальнейшем совершили преступления. По-видимому, результаты свидетельствуют и о значительном влиянии среды на проявления делинквентного поведения. Следует также учитывать, что основная часть детей, совершивших затем преступления, первый год своей жизни провела в приюте, т.е. в условиях, не способствующих нормальному развитию.
Имеются также указания на то, что сочетание у биологических родителей преступности с алкоголизмом является отягчающим обстоятельством для проявления криминального поведения у приемных детей. Как правило, их преступления связаны с насилием.
Исследования приемных детей показывают, что существует заметный эффект генотип-средового взаимодействия. В тех приемных семьях, где родители сами совершают преступления, гораздо более подверженными криминальному поведению оказываются приемные дети с наследственной отягощенностью по сравнению с приемными детьми, чьи биологические родители не имеют преступных наклонностей.
Таким образом, обсуждая вопрос о том, наследуется ли преступность, следует помнить, что все исследования, проведенные в этом направлении, еще очень далеки от совершенства. Сам фенотип абсолютно не определен. В современных исследованиях стремятся изучать не преступность как таковую, а типы поведения, характеристики личности, сопутствующие преступности, биологические корреляты склонности к агрессивному поведению и т.д. Все это лишь первые шаги на пути к познанию истинных причин преступности. Было бы грубейшей ошибкой считать, что наклонности к криминальному поведению заложены в генах. Есть масса свидетельств того, что благоприятная среда развития способна компенсировать нежелательные особенности темперамента и личности, которые могут приводить к развитию девиантного и делинквентного поведения. И напротив, неблагоприятная среда может усугубить последствия даже небольших нарушений развития, каковыми, например, являются неспецифические нарушения обучения, и привести к тяжелой социальной дезадаптации и отклонениям в поведении.
И в заключение разговора о наследовании преступности можно привести еще один исторический пример. Речь идет о людях с лишней Y-хромосомой (генотип ХYY — трисомия по половым хромосомам). Различные типы аномалий половых хромосом встречаются в популяциях относительно часто (примерно 21 на 10 000 новорожденных.
Синдром ХYY привлек всеобщее внимание, когда в 1965 г. были опубликованы данные обследования мужчин со сниженным интеллектом, находящихся в специальном учреждении вследствие их склонности к преступлениям. Было обследовано 196 человек, из которых у 12 была обнаружена лишняя Y-хромосома. Это гораздо выше частоты аномалии в популяции. Вскоре результаты были подтверждены другими исследованиями мужчин со сниженным интеллектом и агрессивным поведением. Был сделан вывод, что антисоциальное поведение обусловлено наличием лишней Y-хромосомы. Поскольку мужчины в среднем более агрессивны, чем женщины, и они же являются носителями Y-хромосомы, был сделан вывод о связи Y-хромосомы с агрессивностью и склонностью к преступлениям и насилию. Возникло предположение, что обладатели кариотипа ХYY — своеобразные «сверхмужчины», они чаще, чем другие, становятся преступниками и совершают насилие. Как правило, мужчины с кариотипом ХYY отличаются высоким ростом и снижением интеллекта.
Примерно в то же время было совершено убийство восьми женщин в Чикаго. Внешность убийцы по описаниям напоминала внешность носителя ХYY-кариотипа. Было высказано предположение, что убийца — мужчина с синдромом ХYY. Впоследствии это не подтвердилось, но идея о «хромосоме убийцы» оказалась живучей. Начались дискуссии о том, не являются ли носители синдрома ХYY социально опасными и не следует ли их изолировать от общества, даже если они не совершили никаких преступлений. Это побудило провести специальные исследования синдрома ХYY.
Оказалось, что частота встречаемости кариотипа ХYY у новорожденных мужского пола составляет примерно 1 : 1000. Стало ясно, что большинство носителей кариотипа не являются преступниками. Кроме того, когда был проанализирован состав преступлений, за которые отбывали наказание «сверхмужчины», оказалось, что среди них преступления с совершением насилия занимали лишь малую часть. Преобладали преступления против собственности. Более того, отбывающие наказание носители ХYY оказались в массе своей более дружелюбными, чем преступники с нормальным кариотипом. Были проведены и другие психиатрические и психологические обследования, которые привели к заключению, что облик преступника с кариотипом ХYY никак не соответствует образу маньяка-убийцы. Однако все же число обладателей кариотипа ХYY в тюрьмах выше, чем в среднем в популяции. Возможно, это можно объяснить внешним обликом таких мужчин (они выше среднего роста) и сниженным интеллектом. Может быть, вследствие этого они чаще вовлекаются в преступления и чаще оказываются на скамье подсудимых.
Этот пример еще раз показывает, насколько будоражат общество сообщения о связи преступности с наследственностью. Часто первые результаты оказываются ненадежными и даже ошибочными, поэтому исследователи, ведущие работу в этом направлении, несут немалую ответственность за достоверность сведений, которыми они располагают. Еще раз подчеркнем, что нравственные и юридические проблемы, связанные с генетикой человека, требуют не меньшего внимания, чем сами генетические исследования.
Алкоголизм и наследственность. Алкоголизм является одним из наиболее социально значимых заболеваний. Распространенность его чрезвычайно велика. Чрезмерное пристрастие к алкоголю (алкогольная зависимость) наблюдается у 3-4% лиц в популяции. Мужской алкоголизм встречается гораздо чаще, чем женский. Такая разница может объясняться как биологическими, так и социальными причинами, однако до сих пор такие различия между полами не имеют удовлетворительного объяснения. Делаются попытки найти генетические причины различий между мужским и женским алкоголизмом ( Prescott C.A., 2002 ).
Исследования семей, близнецов и приемных детей указывают на семейный характер алкоголизма с высоким уровнем наследуемости (50-60% для мужчин, данные по наследуемости женского алкоголизма менее многочисленны и несколько противоречивы). Наследственный характер алкоголизма заставляет искать конкретные гены, имеющие отношение к заболеванию. Среди них наиболее известным является рецессивный аллель ацетальдегид дегидрогеназы — печеночного фермента, участвующего в метаболизме алкоголя. Гомозиготные индивиды, обладающие двумя копиями этого аллеля , после приема алкоголя испытывают неприятные симптомы (прилив крови, тошноту) и поэтому гораздо реже заболевают алкоголизмом. В Восточной Азии процент гомозиготных носителей гораздо выше, чем в кавказоидных популяциях. Это является основной причиной меньшей распространенности алкоголизма в странах Востока. В Японии обладатели двух копий аллеля употребляют алкоголя в 10 раз меньше по сравнению с теми, кто вообще его не имеет. В европейской популяции этот аллель встречается гораздо реже. Соответственно и распространенность алкоголизма здесь выше.
В 1990 г. был обнаружен ген рецептора дофамина, который, как сообщалось, имеет отношение к алкоголизму. Средства массовой информации поспешили сообщить, что найден ген алкоголизма, однако впоследствии результаты не подтвердились.
В настоящее время ведутся широкомасштабные исследования наследственных причин алкоголизма. В 1998 г. был заложен совместный проект, включающий 105 многопоколенных семей и 1200 семей, в которых имеется по крайней мере три родственника первого колена, включая пробанда с алкоголизмом. По результатам проекта опубликовано 68 статей ( Plomin R., 2003 ). Для многопоколенных семей есть указания на сцепление с хромосомами 1, 4 и 7. Ведется поиск генов и для других химических зависимостей. Одним из важных аспектов исследования зависимостей является изучение индивидуальных различий в реакции на психотропные средства.
Особый интерес представляют модельные исследования, проводимые на мышах (см. также тему 8). Инбредные линии алкоголь-зависимых мышей позволяют гораздо более эффективно вести поиск соответствующих локусов (QTL). Уже картировано по крайней мере 24 локуса , имеющих отношение к алкогольной зависимости. 5 из этих локусов отличаются у линейных животных с разной чувствительностью к алкоголю. Алкогольная чувствительность у мышей оценивается по средней продолжительности сна после приема алкоголя. Модельные эксперименты весьма перспективны для функциональной геномики , т.е. выяснения того, как работают гены. Кроме того, широкие возможности манипуляции со средой позволяют изучать и средовые условия, способствующие и препятствующие развитию алкоголизма.

  1. В медицине в качестве возможных причин психических расстройств рассматриваются три фактора: наличие травмирующих событий, длительное воздействие неблагоприятной обстановки, внутреннее состояние организма, включая наследственную предрасположенность.
  2. В психогенетике большое внимание уделяется не только поиску наследственных механизмов различных психических нарушений, но также изучению средовых факторов риска и возможностей средовых терапевтических воздействий («средовая инженерия»). В последнее время наряду с термином «геном» начал употребляться термин «энвиром» (от английского environment — среда) — понятие, включающее в себя средовые факторы риска.
  3. 12.1. Шизофрения
    1. Шизофрения — одно из распространенных психических заболеваний, характеризующееся нарушениями процессов мышления, восприятия, эмоциональной и волевой сферы.
    2. Встречаемость шизофрении среди населения составляет около 1%. Среди родственников больных шизофренией частота заболевания выше, чем в популяции. Риск заболевания повышается с увеличением степени родства. Для МЗ близнецов он составляет около 50%. Это говорит о существовании наследственного компонента болезни.
    3. До настоящего времени не имеется единой модели генетической передачи шизофрении. Большинство исследователей считают, что в основе наследования шизофрении может лежать мультифакториальная полигенная пороговая модель с возможными эффектами эпистаза.
    4. 12.2. Депрессивное расстройство
      1. Депрессия — это психическое расстройство, характеризующееся подавленностью, нарушениями внимания, сна и аппетита. Депрессия может сопровождаться ощущением тревоги и возбуждения или, наоборот, приводить к апатии и безразличию к окружающему. От депрессии страдает порядка 5% населения.
      2. Депрессия имеет тенденцию концентрироваться в отдельных семьях. Родственники депрессивных больных имеют более высокую подверженность заболеванию, чем популяция в целом.
      3. Результаты генетических исследований депрессии значительно варьируют в зависимости от диагностических подходов и применяемых методов.
      4. В пораженных семьях наряду с депрессивными расстройствами часто встречаются тревожные состояния. Есть основания предполагать, что в основе тревожных и депрессивных расстройств лежат общие причины. Депрессия, как и шизофрения, по-видимому является мультифакториальным наследственным заболеванием сложной природы.
      5. 12.3. Болезнь Альцгеймера (старческое слабоумие, деменция)
        1. Болезнь Альцгеймера — это прогрессирующее заболевание центральной нервной системы, сопровождающееся потерей кратковременной памяти, утерей навыков, замедленностью мышления. Болезнь развивается у пожилых людей (старше 50 лет). В клетках мозга таких больных наблюдается избыток амилоидного белка.
        2. Болезнь Альцгеймера имеет семейный характер: вероятность заболевания выше для родственников первого колена и достигает 50% для старших возрастов. Особенно четко семейный характер болезни прослеживается для более редких случаев с ранним началом (до 65 лет).
        3. Изучение семей с ранним началом заболевания позволило идентифицировать три генных мутации, которые могут быть причиной заболевания.
        4. Главными факторами риска для болезни Альцгеймера являются: пожилой возраст, семейные случаи (особенно с ранним началом) и болезнь Дауна. Активная творческая деятельность и высокий уровень образования уменьшают риск заболевания.
        5. 12.4. Умственная отсталость и задержка умственного развития
          1. Под умственной отсталостью понимается стойкое необратимое нарушение интеллекта. Клинически выделяют две формы умственной отсталости — олигофрению и деменцию. Олигофрения является следствием недоразвития мозга в раннем возрасте. Под деменцией понимается распад уже сформированных интеллектуальных функций в результате различных заболеваний мозга. По приблизительным оценкам частота умственной отсталости составляет 2-3%.
          2. Примерно 75% случаев умственной отсталости имеют наследственную природу, из них 15% — следствие хромосомных аномалий. Среди последних наиболее часто встречается синдром Дауна (трисомия по 21 хромосоме). Причиной умственной отсталости могут быть наследственные нарушения обмена веществ (например, фенилкетонурия). Одной из часто встречающихся наследственных форм умственной отсталости является сцепленное с полом заболевание — синдром ломкой (фрагильной) Х-хромосомы, которое часто встречается у мальчиков с умственным недоразвитием.
          3. Риск умственной отсталости для родственников выше в случаях легкого интеллектуального недоразвития. Тяжелая умственная отсталость чаще является следствием экзогенных причин или спорадических мутаций или хромосомных нарушений.
        6. 12.5. Неспособность к обучению
          1. Специфическую неспособность к обучению — СНО (learning disabilities) часто отождествляют с понятие задержки психического развития. СНО объединяет ряд когнитивных расстройств, мешающих школьному обучению, несмотря на сохранный интеллект. Количество детей, страдающих специфическими нарушениями чтения, письма, счета по некоторым оценкам составляет 20-30%.
          2. Среди СНО наиболее изученной является специфическая неспособность к чтению (дислексия), или врожденная «словесная слепота». Предполагают, что причиной дислексии являются специфические нарушения в клетках головного мозга. Случаи дислексии носят семейный характер.
          3. В генетических исследованиях дислексия рассматривается как сложный мультифакториальный признак с пороговым эффектом. Фенотипическая вариативность дислексии чрезвычайно велика и изменяется с возрастом. В настоящее время удается обнаружить возможные зоны хромосомной локализации дислексии.
          4. 12.6. Преступность и алкоголизм
            1. Довольно распространено убеждение, что склонность к преступности и алкоголизму являются наследственными чертами в связи с часто наблюдаемым семейным характером указанных отклонений, однако психогенетические исследования, проводимые в этом направлении, имеют множество моментов, уязвимых для критики.
            2. Генетические исследования криминального поведения, представляющего собой чрезвычайно сложный фенотип, требуют тщательной проработки исходных понятий и применения адекватных методических подходов.
            3. Люди с криминальными наклонностям часто обладают сниженным интеллектом, отличаются повышенной вспыльчивостью, гиперактивностью, агрессивностью или упрямством. Возможно, сходство близнецов по преступности объясняется наследственной природой именно этих черт или большим сходством сред у МЗ близнецов, поскольку существует явление генотип-средовой ковариации. Генетические исследования криминального поведения часто подвергаются критике с этих позиций.
            4. Обсуждая вопрос о том, наследуется ли преступность, следует помнить, что все исследования, проведенные в этом направлении, еще очень далеки от совершенства. Сам фенотип абсолютно не определен. В современных исследованиях стремятся изучать не преступность как таковую, а типы поведения, характеристики личности, сопутствующие преступности, биологические корреляты склонности к агрессивному поведению и т.д. Все это лишь первые шаги на пути к познанию истинных причин преступности. Было бы грубейшей ошибкой считать, что наклонности к криминальному поведению заложены в генах.
            5. Алкоголизм является одним из наиболее социально значимых заболеваний. Распространенность его чрезвычайно велика. Чрезмерное пристрастие к алкоголю (алкогольная зависимость) наблюдается у 3-4% лиц в популяции.
            6. Исследования семей, близнецов и приемных детей указывают на семейный характер алкоголизма с высоким уровнем наследуемости (50-60% для мужчин, данные по наследуемости женского алкоголизма менее многочисленны и несколько противоречивы).
            7. Наследственный характер алкоголизма заставляет искать конкретные гены, имеющие отношение к заболеванию. Среди них наиболее известным является рецессивный аллель ацетальдегид дегидрогеназы — печеночного фермента, участвующего в метаболизме алкоголя. Гомозиготные индивиды, обладающие двумя копиями этого аллеля, после приема алкоголя испытывают неприятные симптомы (прилив крови, тошноту) и поэтому гораздо реже заболевают алкоголизмом.
            8. В настоящее время ведутся широкомасштабные психогенетические исследования алкоголизма, включающие семейные исследования и моделирование на животных. Инбредные линии алкоголь-зависимых мышей позволяют более эффективно вести поиск конкретных локусов и изучать условия среды, способствующие и препятствующие развитию алкоголизма.

            9. Словарь терминов

            10. Шизофрения
            11. Маниакально-депрессивный психоз
            12. Анализ сцепления
            13. Хромосомные аномалии
            14. Нарушение способности к обучению
            15. Пороговый эффект
            16. Факторы риска
            17. «Средовая инженерия»
            18. Геном
            19. «Энвиром»
            20. Евгеника
            21. Мультифакториальная полигенная пороговая модель
            22. Генетическая предрасположенность
            23. Риск заболевания
            24. Эндофенотип
            25. Гетерогенная природа
            26. Депрессивное расстройство
            27. Тревога
            28. Большая (униполярная депрессия)
            29. Биполярное аффективное расстройство
            30. Болезнь Альцгеймера
            31. Старческое слабоумие
            32. Деменция
            33. Амилоидный белок
            34. Болезнь Дауна
            35. Хорея Гентингтона
            36. Умственная отсталость
            37. Задержка умственного развития
            38. Олигофрения
            39. Коэффициент интеллекта
            40. Фенилкетонурия
            41. Моногенные заболевания
            42. Плейотропный эффект
            43. Синдром Мартина — Белла (Х-сцепленная умственная отсталость, синдром ломкой, или фрагильной, Х-хромосомы)
            44. Экспансия тринуклеотидных повторов
            45. Антиципация
            46. Специфическая неспособность к обучению (learning disabilities)
            47. Дислексия
            48. Преступность
            49. Агрессивность
            50. Синдром ХYY
            51. Алкоголизм

            52. Вопросы для самопроверки

              1. Почему в настоящее время наблюдается оживление евгенических идей?
              2. Какие факты свидетельствуют об участии генотипа в возникновении шизофрении и некоторых других психических заболеваний?
              3. Является ли заболевание шизофренией фатальной неизбежностью при отягощенной наследственности и какова вероятность заболевания родственников различной степени родства?
              4. Как факторы среды влияют на заболеваемость психическими болезнями?
              5. Что такое порог заболевания?
              6. Как выглядит мультифакториальная пороговая модель шизофрении?
              7. Что вы знаете о поиске конкретных генов шизофрении?
              8. Какие возможности для изучения этиологии психических заболеваний открывает анализ сцепления?
              9. Каковы первые результаты изучения психических заболеваний методом анализа сцепления?
              10. Каковы перспективы генетических исследований шизофрении?
              11. Что такое депрессивное расстройство и какие его виды вы знаете?
              12. Каковы результаты генетических исследований депрессии?
              13. Какова взаимосвязь между тревожными и депрессивными расстройствами?
              14. Что такое болезнь Альцгеймера?
              15. Какие генетические исследования болезни Альцгеймера вам известны?
              16. Что является факторами риска для болезни Альцгеймера?
              17. Какие формы умственной отсталости вам известны?
              18. Какие причины умственной отсталости вы можете назвать?
              19. Какие показатели интеллекта характерны для тяжелой и умеренной форм умственной отсталости?
              20. Какие хромосомные аномалии приводят к тяжелой умственной отсталости?
              21. Какие моногенные заболевания сопровождаются тяжелой умственной отсталостью?
              22. Почему некоторые моногенные нарушения метаболизма вызывают тяжелые поведенческие расстройства?
              23. Назовите примеры моногенных заболеваний, сопровождающихся нарушениями поведения.
              24. Что такое моногенные заболевания?
              25. Что такое фенилкетонурия и можно ли избежать тяжелой умственной отсталости при фенилкетонурии, если вовремя распознать болезнь?
              26. Что вы знаете об изучении Х сцепленной умственной отсталости?
              27. Как выглядит распределение по интеллекту родственников пробандов с тяжелой умственной отсталостью? О чем оно свидетельствует?
              28. Всегда ли конкордантны МЗ близнецы по тяжелой умственной отсталости? Приведите примеры.
              29. Какие факты свидетельствуют о наследственной обусловленности умеренной умственной отсталости?
              30. Что такое нарушение способности к обучению и какие причины могут лежать в основе этого?
              31. Что такое дислексия и какие гипотетические модели наследуемости дислексии вы знаете?
              32. Существует ли связь дислексии с генетическими маркерами?
              33. Как можно объяснить сходство между родственниками по преступности?
              34. Что такое биологическая криминология?
              35. Какие наследственные и средовые факторы могут способствовать возникновению девиантного поведения и преступности?
              36. Какие факторы способствуют вовлечению в преступления лиц с хромосомными аномалиями?
              37. Какие данные о преступности среди близнецов и приемных детей вам известны?
              38. Синдром ХYY и преступность.
              39. Наследуется ли алкоголизм?
              40. Как можно объяснить сходство между родственниками по алкоголизму?
              41. Какие факторы наследственности и среды предрасполагают к алкоголизму?
              42. Какие результаты картирования генов алкоголизма вам известны?
              43. Как в исследованиях алкоголизма используются модельные эксперименты на животных?

              44. web-local.rudn.ru