Психология неврозов это

Невроз — отклонение психической деятельности, происходит в результате воздействия психической травмы и вызывает умеренное обострение индивидуальных, личностных черт.

Неврозом можно называть только неглубокий расстройство поведения, который тесно связан с психической травмой и вызванный ею. Несмотря на то, что невроз всегда связывают с психотравмой и называют психогенным расстройством, считать невроз исключительно психогенно обусловленным состоянием было бы точно. Кроме этого, чтобы психотравма привела к неврозу, она поразить изменен, функционально неполноценный мозг, до психической травмы находился в состоянии неустойчивой компенсации.
Психическая травма нарушает эту неустойчивое равновесие психики стигматизированных личности и вызывает поразительно обострение черт характера, что, собственно, и формирует аудиовизуальную картину невроза. Появление невротического расстройства не вызывает появление принципиально новых свойств психики, а только усиливает и без этого несколько преувеличены (акцентированные) черты характера.
Преобладание демонстративных черт в характере при психотравм превращается в истерию. Склонность к самоанализу, определенный аутизм, преобладание рациональных компонентов над эмоциональными приведут при психотравме к формированию невроза навязчивых состояний. Сбалансированная, но сравнительно слабая психическая конституция после психической травмы может вызвать неврастенический невроз.

Невроз симптомы.
К возникновению невроза приводят не только некоторая несбалансированность психики, но и факторы, ослабляющие нервную систему. Так, невроз возникает гораздо легче там, где есть признаки органической недостаточности нервной системы, психическое или физическое истощение, пост — инфекционная астения т.п.. Учитывая это, говорить о невроз как о сугубо психогенное явление неправильно. Здоровая нервная система исключительно устойчива и в травматической ситуации может вызвать лишь краткосрочные и неглубокие колебания психического состояния. Здоровая нервная система быстро компенсируется и предоставляет его носителю возможность найти способ адаптироваться к ситуации.

Невротические расстройства имеют определенные закономерности развития: преневроз, невротическая реакция, невроз, невротические состояния, невротическое развитие. Эти расстройства являются сложными для аудиовизуальной диагностики и относятся к компетенции врачей — психиатров.

Неврозы — это одна из самых популярных тем исследований ученых и психиатров — практиков. О неврозах написано гигантские по объемам монографии и безумное количество мелких работ, которые по сложившейся в западной психиатрии и психологии психоаналитической традиции чаще всего фантастический характер и затрудняют понимание этого достаточно простого явления. Доминирование на постсоветском пространстве западных учебников и монографий низкого качества, посвященных психогенным расстройствам, приводит к ошибочным суждениям и вносит путаницу в оперативность оценки каждой конкретной личности.

В значительной части случаев неврозов при более глубоком обследовании выявляется соматическое или неврологическое основание, на фоне которого развивается невротическая симптоматика, а психотравма служит лишь провокационным фактором, обнаружил неполноценное звено организма. По понятным преимущества соматического или неврологического компонента, слабого «звучания» психической травмы или при полном отсутствии такого «звучания» в аудиовизуальных проявлениях обычно говорят о неврозоподобном состоянии.

mypsiholog.com

Лечение неврозов, невротических расстройств

Невроз можно причислить к основным заболеваниям двадцать первого века. Если обобщить данные медицинской статистики по психическим заболеваниям на 1996 год, мы получим около 4 миллионов людей, страдающих от того или иного расстройства психики. На текущий момент количество таких людей возросло в 2 раза. Невроз является наиболее распространённым психическим расстройством.

Невроз — это функциональное психогенное нервно-психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особенно важных жизненных отношений человека и проявляется в специфических клинических феноменах.

Давайте расшифруем это сложное медицинское определение.

«Функциональное» — значит обратимое, излечимое.

«Психогенное» — то есть вызванное исключительно психологическими причинами, а именно стрессом, внутренним конфликтом, психологической травмой, хроническим эмоционально-психическим напряжением, — теми условиями, обстоятельствами и отношениями, с которыми психика человека не смогла справиться. Факторы развития невротической реакции могут быть различными: острыми (например, потеря близкого, внезапное изменение условий жизни) и хроническими (длительное напряжение на работе или затянувшаяся конфликтная ситуация в семье). Психотравма одного порядка может по-разному переноситься разными людьми, то есть развитие невротического расстройства обусловлено еще и индивидуальными особенностями психики и организма (характером, защитными механизмами, наследственностью, общим уровнем здоровья, особенностями воспитания в детстве и т.д.). Таким образом, примерно одинаковые стрессовые условия могут привести к разным формам невротических реакций у разных людей.

Симптомы и проявления невроза

У невротических расстройств очень много обличий. Здесь мы опишем основные и самые распространённые группы неврозов.

  • Тревожно-фобические расстройства. Основными симптомами этой группы неврозов являются сильный страх, чувство паники, тревога различной степени выраженности и частоты появления, а также неприятные телесные проявления (например, ощущение удушья, сердцебиения, дрожи и другие). Подробнее о тревожно-фобических расстройствах можно прочитать в статьях: «Страх, паника, фобия» и «Тревога, беспокойство».
  • Психогенная (невротическая) депрессия. Симптомы: сниженное настроение на протяжении длительного времени, вялость, апатия, потеря интереса к жизни, видение будущего в чёрном цвете, негативное отношение к себе и миру, различные телесные недомогания, нарушение сна, аппетита, сексуального влечения и т.д. Возможно появление суицидальных мыслей и действий. При появлении малейшего подозрения на депрессию обязательно необходимо показать человека специалисту-психотерапевту, так как из-за вероятности суицида депрессия является одной из самых опасных форм невроза. Более подробную информацию Вы можете найти в статье «Депрессия».
  • Невроз навязчивых состояний (обсессивно-компульсивный невроз). Это расстройство характеризуется развитием у человека навязчивых мыслей, желаний или действий («ритуалов»), от которых невозможно избавиться усилием воли, не смотря на то, что они хорошо осознаются как чуждые, не свои. Наиболее типичным примером компульсивных действий является навязчивое мытьё рук. Такие навязчивости существенно сужают зону комфорта и создают трудности в повседневной жизни и общении. Часто навязчивые действия («ритуалы») возникают вслед за страхом, фобией. Данный невроз описан в статье «Страх, паника, фобия».
  • Неврастения. Специалисты кратко описывают данный невроз как «раздражительную слабость». Ведущими симптомами неврастении являются чувство хронической усталости, слабость, утомляемость и раздражительность. Подробнее вы можете прочесть в статье «Астения. Неврастения. «Упадок сил». «Синдром менеджера».
  • Психосоматические заболевания. Это большая группа, для которой характерно возникновение телесного (соматического) заболевания, которое вызвано психологическими причинами. Механизм развития и основные виды таких заболеваний описаны в статьях «Психосоматические заболевания» и «Телесно-ориентированная психотерапия».
  • Зависимости (аддикции). Данная группа также распространена очень широко. Во многом возникновение и химических, и нехимических зависимостей обусловлено особенностями взаимоотношений в родительской семье, психотравмами, наличием внутреннего конфликта, нарушением жизненно важных отношений человека и недостаточными ресурсами здоровья для адаптации. По всем этим признакам зависимости также относятся в невротическим расстройствам. Подробно о некоторых формах зависимостей Вы можете прочесть на нашем сайте.
  • Реакция на тяжелый стресс. К данной группе относятся невротические реакции, которые возникли в ответ на тяжелый стресс, острую психотравму (например, катастрофу, участие в боевых действиях, изнасилование, пребывание в тюрьме).
  • Лечение невроза

    Невроз при своевременном оказании квалифицированной психотерапевтической помощи успешно поддаётся профилактике и лечению, то есть является обратимым.

    Традиционное лечение неврозов, как правило, сводится к медикаментозному, что имеет ряд существенных недостатков. Во-первых, таким образом происходит лишь купирование основных симптомов невроза, а не решение эмоциональных проблем, которые привели к развитию заболевания. Во-вторых, все средства, существующие на данный момент, имеют различные побочные эффекты и вызывают привыкание, что, в свою очередь, будет приводить к нарушению здоровья.

    Специалисты нашего Центра развивают немедикаментозный подход в работе с неврозами. План занятий разрабатывается после индивидуальной психодиагностики таким образом, чтобы устранить сам «корень» проблемы, разрешить внутренний конфликт, проработать подавленные ранее чувства, опираясь на естественные ресурсы организма. Это позволяет предотвратить рецидив недуга и изменить отношение человека к самому себе и своей жизни.

    Всегда проще предупредить развитие болезни, чем её лечить. Обычно невроз начинается с возникновения чувства тревоги, различных переживаний, ухудшения общего самочувствия и настроения. В этот момент необходимо обратиться к психотерапевту или медицинскому психологу для того, чтобы нерешённые вопросы не превратились по принципу «снежного кома» в заболевание.

    Если же расстройство уже развилось — поможет только врач-психотерапевт. Он проведёт необходимую диагностику и спланирует индивидуальный курс психотерапии. Только такой подход предотвратит возвращение заболевания и восстановит здоровье.

    emberint.ru

    Невроз — приобретенное функциональное расстройство нервной системы, при котором происходит срыв ее деятельности без каких-либо признаков анатомического повреждения. Это следствие неудач, фрустрации и столкновений между людьми, однако подчас невроз сам служит их причиной. Возникает порочный круг: конфликты приводят к невротизации, а она, в свою очередь, провоцирует новые конфликты. Непродолжительные невротические состояния, проходящие со временем без лечения, наблюдаются в тот или иной период жизни практически у любого человека. Более глубокие нарушения, требующие врачебного вмешательства, отмечаются примерно у 30% населения, причем это показатель быстро растет во всех развитых странах.

    Причины неврозов кроются в самых разнообразных психотравмирующих ситуациях, в остром или хроническом эмоциональном стрессе. В зависимости от предрасположенности болезнь может проявляться различными симптомами.

    Неврозами являются:

    • неврастения;
    • истерический невроз;
    • невроз навязчивых состояний (обсессивно-компульсивный);
    • ипохондрия;
    • фобия (невроз страха);
    • депрессия.

    Каждая из этих разновидностей возникает у людей с определенным типом высшей нервной деятельности, при ошибках в воспитании и типичных неблагоприятных жизненных ситуациях. Так, люди художественного типа, очень эмоционально воспринимающие действительность, более склонных к истерии; а мыслительного — к неврозу навязчивых состояний; большая часть — к неврастении.

    Неврастения (в переводе с латинского «нервная слабость») — наиболее частая расплата за неумение преодолевать барьеры общения, и она сама создает новые трудности во взаимоотношениях. Больных неврастенией беспокоит раздражительность по самым незначительным поводам. Им трудно сосредоточить внимание, они быстро утомляются, у них появляются головные, сердечные боли, нарушаются функции желудка, возникает бессонница, расстраивается половая функция, снижается острота сексуальных ощущений.

    Истерический невроз наблюдается чаще у женщин. Они подчас представляют себя тяжелобольными, несчастными, непонятыми натурами и глубоко вживаются в созданный образ. Иногда достаточно случайной мелкой семейной ссоры, незначительного служебного конфликта, чтобы больной начал горько рыдать, проклинать все и всех, угрожать покончить с собой. Истерическая реакция начинается обычно тогда, когда больному необходимо добиться чего-либо от окружающих или, наоборот, избавиться от их якобы несправедливых или попросту нежелательных требований.

    Эти реакции могут проявляться безудержными слезами, обмороками, жалобами на головокружение и тошноту, рвотой, судорожными сведением пальцев рук, а в целом — симптомами почти любой болезни, известной данному человеку; может возникнуть мнимый паралич, глухота, исчезнет голос. Однако истерический приступ нельзя считать симуляцией, он чаще всего возникает помимо желания человека и заставляет физически и морально страдать его самого. Избалованность, капризность, чрезмерно высокое самомнение и завышенные притязания, неприятие даже самой слабой критики в свой адрес — такие особенности характера человека провоцируют развитие истерии.

    Невроз навязчивых состояний (психоастения) отличается тем, что появляются стойкие тревожные мысли, страхи, например заразиться болезнью, потерять близкого человека, покраснеть при беседе, остаться одному в помещении и т. п. При этом человек хорошо понимает нелогичность своих опасений, но не может от них избавиться. Для снижения тревоги он начинает подчеркнуто навязчиво соблюдать все общепринятые приметы и правила, придумывает свои правила и ритуалы, которые навязчиво повторяются в поведении, проявляет чрезмерную аккуратность, педантичность, застревает в каких-либо мыслях и идеях.

    Фобия — сильные, необъяснимые и неконтролируемые человеком страхи, вплоть до панического ужаса перед какими-либо конкретными объектами или ситуациями (страх перед собаками или пауками, фобия закрытого или открытого пространства, страх поездок в транспорте и т. п.).

    Ипохондрия — чрезмерная обеспокоенность человека своим здоровьем, когда он обнаруживает у себя любые болезни и испытывает постоянные, разнообразные болезненные ощущения в теле, хотя никаких объективных нарушений врачи не находят.

    Депрессия — чрезмерная угнетенность, подавленность настроения и жизненного тонуса человека, потеря интересов, нежелание жить.

    Как уже отмечалось, предпосылки для возникновения неврозов могут закладываться с детства из-за неправильного воспитания, наличия у ребенка психических травм и тягостных переживаний, а также нарушения или осложнения взаимоотношений. Известный психолог Хорни подчеркивала, что именно отношения между людьми вместе с социально-культурными условиями жизни способны значимо повлиять на особенности протекание неврозов (о социокультурной концепции личности см. главу 5).

    pro-psixology.ru

    Содержание:

    Найдено 39 определений термина НЕВРОЗ

    С позиций гуман-структурологии невроз проявляется у довольно интегрированной и функционирующей личности, которая, однако, повреждена в отдельных областях восприятия и поведения с «более или менее серьезным ограничением психических функций». Из-за нарушенного Я-отграничения невротик страдает поврежденной способностью к вытеснению непреодолимых эдиповских конфликтов. На скользящем спектре психических заболеваний (спектральная теория) невроз как более стабильная структура Я занимает место между «здоровой» и «архаично больной» Я-структурой.

    В терапевтической практике это понимание подтверждается наблюдениями, свидетельствующими, что успешная терапия психически больных, больных бордерлайн-синдромом или пациентов с психосоматическими заболеваниями может привести к неврозу. Благодаря своему в «принципе когерентному и функционирующему Я», страдающий неврозом пациент, в отличие от больного архаичными болезнями Я, может испытывать отношение к своим симптомам, как чуждым своему Я. Его психологическое сопротивление осознанию вытесненных в бессознательное конфликтов групповой динамики семьи в раннем детстве, может быть преодолено на основе эдипова переноса в психоаналитической терапевтической ситуации или в психодинамической группе.

    «Любая несовместимость в характере может стать причиной диссоциации, и слишком большое расщепление между мышлением и чувствующей функцией, например, уже можно считать слабым (незначительным) неврозом. Когда вы не вполне едины сами с собой, то вы приближаетесь к невротическому состоянию» (CW 18, par. 383).

    «Любой невроз характеризуется диссоциацией и конфликтом, содержит комплексы и демонстрирует следы регрессии и понижение ментального уровня» (CW П, par. 204; КДД, с. 128).

    По мнению Юнга, невротический приступ, или взрыв, вспышка, целенаправлен, является благоприятной возможностью осознать, кто же вы есть на самом деле в противоположность тому, кто мы думаем, мы есть. Путем проработки симптомов, которые неизменно сопровождают невроз — беспокойство, страх, депрессия, вина и отдельный конфликт — мы все более осознаем свои личностные границы и обнаруживаем свою подлинную силу.

    При любом нарушении в деятельности сознания энергия регрессирует и бессознательные содержания активизируются в попытке скомпенсировать возникшие неполадки, преодолевая тем самым и очевидную односторонность сознания.

    «Неврозы, как и любые болезни, являются симптомами плохого приспособления. Как следствие появления какого-либо препятствия или мешающего воздействия — конституциональной слабости или дефекта, неправильного образования, воспитания, печального опыта, неадекватной установки и т. д. — человек избегает трудностей, которые приносит ему жизнь, стремясь, таким образом, обратно в инфантильный мир, мир детства. Бессознательное компенсирует эту регрессию, продуцируя символы, которые, будучи поняты объективно, т. е. путем сравнительного их изучения, реактивируют общие идеи, которые лежат в основе всех таких естественных систем мысли. Таким путем и происходит изменение установки, которая связывает диссоциацию между человеком таким, каков он есть, и человеком, каким он должен быть» (CW 13, par. 473).

    Юнг называл свою установку в отношении невроза энергетической или финальной, так как она базируется прежде всего на потенциальной энергетической последовательности или прогрессии, нежели на каузальной или механистической причине, приводящей к регрессии. Эти два взгляда нельзя считать несовместимыми, скорее они взаимодополнительны. Механистический подход обращен к прошлому в поисках причин психического дискомфорта в настоящем; Юнг же фокусируется на настоящем, обращаясь взглядом к будущим возможностям.

    «Я больше не ищу причины невроза в прошлом, но пытаюсь отыскать ее в настоящем. Я спрашиваю, в чем заключается необходимая задача, которую пациенту не удалось завершить» (CW 4, par. 570).

    «В психических расстройствах в любом случае недостаточно просто привести предполагаемые или реальные причины к сознанию. Лечение включает в себя интеграцию содержаний, которые оказались разобщенными, диссоциированными от сознания» (CW 13, par. 464).

    Юнг не оспаривал фрейдовскую теорию относительно эдиповых фиксаций, которые могут проявляться как невроз в более позднее время (этапы жизни). Он признавал, что определенные периоды жизни, и в частности или в особенности раннее детство, младенчество, часто имеют постоянное определяющее влияние на личность. Но он также полагал, что такое объяснение выглядит явно недостаточным для тех случаев, в которых нет следа невроза до момента срыва.

    » сексуальная теория невроза, выдвинутая Фрейдом, базируется на истинном и фактическом принципе. Однако ошибка ее состоит в односторонности и ограниченности исключительно этим принципом, а кроме того, она совершает неосторожность, стремясь схватить неуловимый Эрос с помощью своей грубой сексуальной терминологии. Фрейд и в этом отношении является типичным представителем именно материалистической эпохи, которая надеялась когда-нибудь разрешить загадку мироздания в пробирке. Фрейд и сам в более пожилом возрасте признал, что его теория страдает неуравновешенностью, и противопоставил Эросу, который он обозначил как либидо, инстинкт разрушения или соответственно смерти» (ПБ, с. 58).

    «Если сама фиксация была в самом деле реальной (т. е. первичная причина), то мы можем ожидать обнаружить действие ее влияния постоянным; другими словами, невроз длится на протяжении всей жизни, но очевидно, что это не тот случай. Психологическая детерминация невроза является только частично обусловленной реальной инфантильной предиспозицией (реальным инфантильным предрасположением). Но также она должна быть обусловлена и некоторой причиной в настоящем. И если мы внимательно посмотрим на сам вид инфантильной фантазии и тот случай, с которым связано само невротическое проявление, то нам придется согласиться, что в них не существует ничего, что было бы специфически невротично. Нормальные индивиды имеют весьма много тех же самых внутренних и внешних переживаний и могут с поразительной степенью быть привязаны к ним, но без развития невроза» (CW 4. par. 564; КП. пар. 564).

    Но что же тогда определяет, почему один человек становится невротичным, в то время как другой в сходных обстоятельствах им не становится? Ответ Юнга таков, что индивидуальное психическое знает как свои границы, так и свой потенциал. Ведь срыв наступает тогда, когда первые не развиваются или же если последние не осознаются. Тогда само психическое действует так, что корректирует саму ситуацию.

    «Целым слоям населения и в голову не приходит — несмотря на их явную бессознательность — становиться невротиками. Те немногие, которые отмечены такой судьбой, и есть, собственно, «высшие люди», по каким-либо причинам, однако, слишком задержавшиеся на первобытной ступени. Их природа не смогла в течение длительного срока пребывать в неестественной для них тупости. Вследствие узости своего сознания и ограниченности своего существования и жизни они сэкономили энергию, которая бессознательно постепенно скопилась и, наконец, взорвалась в форме более или менее острого невроза. За этим простым механизмом вовсе не обязательно скрываться какому-то «плану». Для объяснения за глаза хватило бы вполне понятного порыва к самоосуществлению. Можно было бы говорить и о запоздалом созревании личности» (ПБ, с. 248-249).

    Точка зрения Юнга на невроз отличается радикально от классического редуктивного подхода, но она не меняет ничего существенно из того, что происходит в анализе. Активированные фантазии в любом случае должны быть выведены на общее рассмотрение, потому что энергия, необходимая для жизни, привязана к ним. Объект, однако, не обнаруживает предполагаемую корневую причину невроза, но устанавливает связь между сознанием и бессознательным, которое результируется в возобновленной последовательности (прогрессии) энергии.

    — психогенные нервно-психические расстройства, к числу которых относятся: истерия неврастения невроз навязчивых состояний.

    Перенапряжение раздражительного процесса возникает в случаях воздействия на нервную систему чрезмерно сильных раздражителей, что приводит нервные клетки в состояние запредельного торможения. Перенапряжение тормозного процесса может наступить под влиянием большой продолжительности торможения, а также в случаях трудной дифференцировки (перенапряжение одного из видов внутреннего торможения), наконец, перенапряжение подвижности нервных процессов может возникнуть при быстрой и частой смене положительного раздражителя на тормозной или наоборот.

    Значительную роль в изучении патофизиологических механизмов и сущности неврозов сыграли исследования И. П. Павлова и его учеников. Особенно много ценных фактов при изучении биологических механизмов было получено при создании экспериментальных моделей неврозов (М. К. Петрова и др.).

    При этом были установлены следующие наиболее важные положения:

    неврозы скорее и легче возникают у животных со слабым и неуравновешенным типом нервной системы. Под влиянием тех или иных ослабляющих организм воздействий неврозы могут возникнуть и у животных с уравновешенным типом нервной системы. Основные нарушения при экспериментальных неврозах выражаются в ослаблении нервных процессов, дезорганизации их и появлении гипнотических фазовых состояний. Кроме того, было показано, что в эксперименте можно создать особые патологические пункты в коре головного мозга, которые отличаются инертностью, застойностью тормозного или раздражительного процесса. Выраженные функциональные нарушения нервной деятельности у животных с экспериментальными неврозами нередко влекут за собой появление ряда сомато-вегетативных отклонений (нарушения сердечно-сосудистой деятельности, функций пищеварения, дыхания, выделения и др.). Естественно, что данные, полученные в эксперименте на животных, не могут быть безоговорочно перенесены при анализе неврозов у человека. Учитывая наличие лишь у человека второй сигнальной системы и ее роль в возникновении неврозов, И. П. Павлов к чисто человеческим неврозам относил истерию и психастению. Известно также, что И. П. Павлов на основании соотношении сигнальных систем разделял всех людей на три основных типа высшей нервной деятельности: художественный тип с преобладанием первой сигнальной системы над второй, мыслительный с преобладанием второй сигнальной системы над первой и средний тип — с уравновешенностью первой и второй сигнальных систем. Практически у любого человека с тем или иным типом нервной системы, оказавшегося в чрезмерно трудной ситуации, может наступить срыв высшей нервной деятельности, возникнуть невроз. Но вместе с тем показано, что, например, истерический невроз развивается именно у лиц с художественным типом высшей нервной деятельности, неврастения — у лиц со средним типом, психастения и невроз навязчивых состояний скорее могут возникнуть при определенных условиях у лиц мыслительного типа. Важно учитывать и то обстоятельство, что неврозы скорее возникают у людей с крайним типом высшей нервной деятельности, а именно со слабым и неуравновешенным Появление у больного во время соматического заболевания или по окончании его ряда признаков, напоминающих тот или иной невроз, не дает еще оснований говорить о неврозе в истинном его понимании. В этих случаях речь может идти лишь о наличии невротического синдрома соматогенного характера и, следовательно, терапевтические мероприятия должны быть направлены на лечение основного соматического заболевания.

    Многие исследователи выделяют четыре основных невроза: истерию, неврастению, невроз навязчивых состояний и психастению.

    Истерия. Начало заболевания может быть острым под влиянием внезапной тяжелой психической травмы или, чаще, медленным, когда психотравмирующая обстановка действует на протяжении длительного времени.

    Клинические проявления истерии весьма разнообразны и могут внешне напоминать многие, хорошо известные заболевания. Не случайно Сиденгам еще в XVII веке говорил, что истерия . Полиморфизм клинических симптомов при истерии связан также и с тем, что больным этого рода весьма свойственны подражания и повышенная внушаемость. Основные нарушения при истерии могут быть сведены к группе неврологических и психопатологических. Одно из ярких проявлений истерии — истерический припадок. Он возникает в прямой связи с воздействием психогенных факторов или под влиянием того (при последующих приступах), что настоящая ситуация чем-то напоминает психотравмирующую обстановку, во время которой возник первый припадок. Иногда припадок может быть спровоцирован расспросом больного о его прежних припадках. Структура и последовательность двигательных проявлений припадка весьма полиморфны и представляются в значительной мере индивидуальными в каждом конкретном случае. Лишь иногда при первом впечатлении истерический припадок может напоминать картину судорожного эпилептического припадка (см. Эпилепсия), но более внимательный анализ показывает отсутствие последовательной смены тонических и клонических судорог, коматозного состояния сознания, наблюдаемых при эпилепсии. Более того, движения больного с истерическим припадком нередко отражают психотравматизирующую ситуацию, предшествовавшую припадку. Например, больной, у которого первый припадок возник после нападения на него, во время приступа производил весьма выразительные оборонительные движения, закрывая голову и лицо руками, дрожал, на лице была мимика страха и т. п. Реже движения во время припадка носят хаотический характер: больной стучит ногами, разбрасывает руки, надувает щеки, плачет, смеется, производит форсированные дыхательные движения, стискивает зубы, стонет и т. п. Сознание во время припадка полностью не нарушено. Чаще всего можно говорить лишь о сужении поля сознания (сумеречное состояние сознания). На это указывает ряд фактов. При падении во время припадка больные обычно не получают сколько-нибудь серьезных повреждений, не бывает также прикусов языка, непроизвольного мочеотделения. У больных во время припадка сохраняется реакция на болевые раздражения, зрачки реагируют на свет, вызываются сухожильные и защитные рефлексы. Более того, больные во время припадка нередко реагируют на замечания окружающих. Иногда им можно те или иные изменения в двигательных или эмоциональных проявлениях припадка. Наконец, истерический припадок иногда удается полностью или временно прекратить воздействием более или менее сильных раздражителей (уколы булавкой, обрызгивание холодной водой, повелительный тон врача и т. п.). Длительность истерического припадка по сравнению с эпилептическим намного больше. Обычно он продолжается 15-20 минут, а иногда несколько часов. Продолжительность его обычно увеличивается при скоплении вокруг больного людей, особенно если они проявляют беспокойство. По окончании припадка у больных не наступает сна, как это нередко бывает при эпилепсии.

    Большое место в клинической картине истерии занимают неврологические нарушения. У больных наблюдаются параличи, парезы, различной степени расстройства болевой чувствительности, координации движений, гиперкинезы, расстройства речи по типу заикания, афонии, мутизма или сурдомутизма. Параличи и парезы могут захватывать одну конечность или протекать по типу параплегий и реже тетраплегий. Параличи могут сопровождаться спастическим состоянием мышц или, наоборот, напоминать вялый паралич. Ни в том, ни в другом случае не обнаруживаются изменения сухожильных рефлексов, отсутствуют патологические симптомы, нет трофических расстройств, нарушений функций тазовых органов, т. е. при неврологическом обследовании не удается обнаружить признаков органического поражения центральной или периферической нервной системы. Помимо параличей и парезов, при истерии могут быть местные контрактуры. Кроме контрактур конечностей, развивающихся в результате длительного паралича, нередко наблюдаются такие местные мышечные контрактуры, как кривошея, блефароспазм, спазм конвергенции, реже камптокормия (спазм мускулатуры, сгибающей туловище), истерический тризм и др. К двигательным нарушениям при истерии относится и ряд речевых расстройств: мутизм, сурдомутизм, афония, заикание. При мутизме больные полностью утрачивают возмож-ность говорить, но сохраняют способность к письменной речи. Контакт с окружающими они поддерживают жестами или письменно и при этом не делают никакой попытки произнести хотя бы одно слово или звук. Сурдомутизм наблюдается как одно из проявлений постконтузионного синдрома, генез которого связывается с развитием запредельного торможения центрального отдела слухового анализатора с иррадиацией этого торможения на речедвигательные центры. Афония (беззвучность речи) может явиться самостоятельным признаком истерии или возникает при обратном развитии мутизма. То же самое можно сказать и о заикании. Нередко истерические параличи или парезы сочетаются с нарушением чувствительности, зоны которых не укладываются в анатомическую иннервацию ни по центральному, ни по периферическому типу; локализация их отражает анатомические представления больного о границах частей конечностей. Например, анестезия всей руки начинается с уровня плечевого сустава до пальцев кисти.

    Могут быть анестезии по типу , , . При гемиплегии (существенно, что поавосторонняя гемиплегия не сопровождается речевыми расстройствами) граница нарушения чувствительности проходит строго по средней линии. Кроме нарушений чувствительности, связанных с параличами, при истерии нередко наблюдается анестезия или гиперестезия как самостоятельный признак; локализация их весьма разнообразна. При истерии часто встречается синдром двигательных расстройств, известный под названием астазия-абазия, проявления которой состоят в том, что больной не может стоять и ходить при сохранности всех движений и мышечной силы в ногах в положении лежа. Степень выраженности астазии — абазии различна. В легких случаях обнаруживается неуверенность при ходьбе, шатание в разные стороны, стремление держаться за стены, окружающие предметы. В выраженных случаях полностью утрачивается возможность к передвижению: больной при попытке поставить его на ноги начинает шататься в разные стороны, делает ряд ненужных, подчас вычурных движений ногами, туловищем, как бы демонстрируя свою беспомощность, и падает или же стоит, крепко ухватившись за кровать, стул и т. п.; но не может сделать ни одного шага. Иногда же после категорического требования врача больной, крепко держась за его руку, достаточно хорошо начинает передвигаться, но как только эта опора исчезает, он тотчас шатается и падает.

    Гиперкинезы при истерии весьма разнообразны: дрожание всего тела, головы, отдельных конечностей, тикообразные сокращения мышц лица. Дрожание может быть мелким или крупным. Внешне они могут напоминать гиперкинезы при хорее и атетозе. Во сне гиперкинезы исчезают, при отвлечении больного — ослабевают, при волнении, при обращении на них внимания — усиливаются. Возникают они в прямой связи с психической травмой. В основе двигательных нарушений при истерии лежат функциональные нарушения в двигательном анализаторе: при параличах развивается торможение отдельных участков двигательного анализатора коры и подкорковой области, при гиперкинезах — торможение в определенной области коры с возбуждением по закону положительной индукции, двигательных центров подкорковой области.

    Из расстройств органов чувств при истерии чаще наблюдаются те или иные нарушения зрения: слепота на один глаз, на оба глаза (амавроз), сужение поля зрения. Существенно, что при амаврозе больные сохраняют возможность свободно двигаться или производить иные более точные действия. Фотореакция зрачков сохранена.

    К сомато-вегетативным функциональным нарушениям при истерии относят ряд проявлений: рвоту, икоту, отрыжку, спазм пищевода, анорексию, метеоризм, полиурию, анурию (вследствие спазма сфинктеров мочевого пузыря), тахикардию, одышку и многие другие.

    Из психопатологических проявлений чаще всего наблюдается истерическое сумеречное состояние (сужение сознания), которое характеризуется своеобразным выключением больного из реальной обстановки. Определяющим же все поведение больного в этот период являются овладевающие больным и не редко принимающие галлюцинаторный характер представления. Поведение больных в таких состояниях отличается большой выразительностью, театральностью. Всю окружающую реальную обстановку больные воспринимают под определенным углом зрения. Они как бы разыгрывают целые сцены, воспринимая и оценивая все вокруг происходящее сквозь призму захватывающих их переживаний и представлений. Длительность подобных расстройств сознания исчисляется часами или днями. По выходе, из сумеречного состояния сознания больные не могут вспомнить все, что с ними было.

    Разновидностью сумеречного состояния сознания является так называемый амбулаторный автоматизм, во время которого больные производят ряд сложных привычных действий при отсутствии полной ясности сознания.

    Близки по своим проявлениям к амбулаторному автоматизму так называемые истерические фуги — сложные целенаправленные действия больных в состоянии глубокого нарушения сознания с последующей амнезией происшедшего. Иногда можно наблюдать приступы истерического сна, внешние признаки которого напоминают картину обычного сна. Кроме того, к истерическим нарушениям сознания относят чаще всего наблюдаемые в условиях судебной ситуации пуэрилизм и псевдодеменцию. При пуэрилизме в поведении больных, в манере отвечать на вопросы, в их эмоциональных реакциях доминируют черты детскости. Например, взрослая женщина, находясь в таком состоянии, начинает играть в куклы, говорить детским лепетом, радуется, как ребенок, показанной ей безделушке или плачет; если погрозить ей пальцем, и т. п. При псевдодеменции больные на самые элементарные вопросы дают глубоко неверные ответы. При этом чем проще вопрос, тем чаще неверный ответ. Например, больной не может сосчитать пальцев на руках, правильно ответить, сколько у него глаз и т. п. При беседе больные с псевдодеменцией усиленно таращат глаза, наморщивают лоб, нелепо ведут себя.

    Все перечисленные выше нарушения при истерии, обнаруживаемые с большей или меньшей частотой у такого рода больных, обычно протекают на фоне определенных особенностей личности и характера. Наиболее постоянной для истерического характера является выраженная эмоциональная неустойчивость, что особенно отчетливо обнаруживается в легкости перемены настроения по незначительным поводам от плохого и даже отчаянного до чрезмерно радостного, ликующего. Вместе с тем эмоции их носят крайне поверхностный характер. Повышенная эмоциональность и впечатлительность таких лиц выражаются также в том, что в своем поведении, решении тех или иных вопросов они в основном руководствуются чувствами, а не рассудком (эмоциональная логика). Нередко обнаруживаются также эгоцентризм, повышенная внушаемость, стремление быть в центре внимания, склонность к фантазированию. Последнее связано с повышенной самовнушаемостью этих больных. Нередко эмоциональную сферу больных истерией сравнивают с эмоциями детей ( ).

    Течение истерии во многом зависит от выраженности и тяжести основных проявлений заболевания. Периоды улучшения могут прерываться обострениями, которые в основном зависят от внешних ситуационных факторов и соматического благополучия. При проведении дифференциального диагноза истерии следует помнить о том, что истерические нарушения в виде наслоений к основной симптоматике могут быть в течении некоторых органических заболеваний центральной нервной системы (последствия травмы головного мозга, начальный период рассеянного склероза, энцефалиты, иногда в начале шизофренического процесса). Патофизиологической основой невроза, по многочисленным данным И. П. Павлова и его школы, является общий слабый тип нервной системы в сочетании с нарушением соотношения силы корковой и подкорковой деятельности, со значительным преобла-данием последней, а также с неуравновешенностью сигнальных систем — преобладанием первой сигнальной системы над второй (художественный тип высшей нервной деятельности). Слабость коры выявляется легкостью возникновения в ней запредельного торможения под воздействием внешних раздражителей и появлением фазовых состояний большей или меньшей продолжительности. Указанные основные физиологические особенности нервной дея-тельности больных истерией делают понятными многие клинические проявления, наблюдаемые в практике. Повышенная тормозимость слабой коры обусловливает склонность к возникновению состояний возбуждения подкорковой области по закону положительной индукции (истерический припадок) и, наоборот, распространение торможения из корковых отделов мозга на нижележащие подкорковые образования влечет за собой различные картины обездвиженности то общего (ступор), то локального (парезы, параличи конечностей) порядка.

    Лечение. Прежде всего необходимо по возможности устранить те психотравмирующие влияния, которые обусловливают появление болезненных состояний. Рекомендация в ряде случаев к перемене жизненных условий может иметь существенное значение для дальнейшего течения заболевания. Положительное влияние оказывает систематическая психотерапия в сочетании с общеукрепляющим лечением, строгим режимом труда и отдыха. При лечении отдельных проявлений заболевания, помня о повышенной внушаемости больных, необходимо использовать различные виды суггестивной терапии — прямое (гипноз) или косвенное внушение. Последнее состоит в том, что словесное влияние сочетается с применением физиотерапевтического агента или лекарственных веществ (например, фарадизация парализованной конечности с разъяснением терапевтической роли этого мероприятия). Хороший эффект при лечении двигательных нарушений, мутизма, сурдомутизма и т. п. оказывает применение так называемых амиталкофеиновых растормаживаний. Для этого вначале больному вводят подкожно 1 мл 20% раствора кофеина и через 4-5 минут после этого внутривенно медленно вливают 3-6 мл свежеприготовленного 5% раствора амиталнатрия. В момент введения амиталнатрия врач дает разъяснение, направленное на ликвидацию болезненных нарушений. Указанные процедуры можно применять в ка-честве курсового лечения-5-10 сеансов. В этих же целях могут быть использованы внутривенные вливания 30% раствора спирта по 50-60 мл. Для снятия повышенной эмоциональной возбудимости широко используют различные седативные и физиотерапевтические средства: препараты валерианы, пустырника, спли брома, андаксин, либриум, малые дозы аминазина (0,00.05 г) и резерпина -(0,25 мг), теплые солено-хвойные ванны и др.

    Неврастения — нарушение высшей нервной деятельности, возникшее в результате перенапряжения раздражительного или тормозного процесса или же перенапряжения подвижности основных нервных процессов. Неврастения чаще возникает у лиц со средним типом высшей нервной деятельности, с уравновешенными сигнальными системами. Неврастению как самостоятельный невроз необходимо отличать от неврастенического синдрома, нередко наблюдаемого в начальных стадиях развития ряда органических заболеваний нервной системы (например, прогрессивный паралич, сифилис мозга, церебральный атеросклероз, шизофрения и др.), а также при астенических состояниях в течение многих тяжелых соматических и инфекционных заболеваний. Причиной неврастении чаще всего является чрезмерное или длительное переутомление, сочетающееся с отрицательными эмоциональными переживаниями (волнения, страх, тревожные ожидания, постоянные огорчения, чувство Неприязни к выполняемой работе, спешка и т. п.), а также при наличии ослабляющих организм факторов в виде постоянного нарушения режима, сна, питания, хронических интоксикаций (алкоголь, чрезмерное курение). Причиной перенапряжения подвижности нервных процессов может явиться постоянная необходимость в частых и экстренных переключениях внимания для выполнения различного рода работ, сопряженных с волнением и беспокойством. Одним из основных признаков заболевания является так называемая раздражительная слабость, выражающаяся в повышенной возбудимости нервной системы и одновременно быстро наступающей истощаемости, утомляемости ее. Такие больные на незначительные замечания или иные внешние раздражители нередко отвечают бурными вспышками гнева с криком, бранью, но тотчас быстро успокаиваются, нередко сожалея о происшедшем, становятся угнетенными, иногда плачут, сетуют на свою несдержанность, нетерпеливость. Реже в картине заболевания преобладает не раздражительная слабость, а подавленное, угнетенное настроение. Больные становятся мрачными, их ни что не интересует.

    Вследствие быстрой утомляемости трудоспособность больных все больше снижается. Приступив к той или иной работе с твердым намерением выполнить ее, больной вскоре уже устает и прекращает начатое дело. Большую роль при этом играют ослабление, истощение активного внимания. Например, начав чтение, больные очень скоро ловят себя на том, что они то и дело теряют основную мысль произведения. В связи с этим приходится вновь возвращаться к предыдущей странице, а иногда и к отдельной фразе, перечитывать ее по нескольку раз. В связи с ослаблением внимания появляется повышенная отвлекаемость: мешает малейший шум в помещении, на улице и др. Больные часто предъявляют жалобы на плохую память. При объективном же исследовании функций памяти она не бывает сколько-нибудь нарушена, но отчетливо обнаруживаются признаки ослабления внимания. Для больных неврастенией весьма характерным является расстройство сна. Сон становится крайне поверхностным, нередко сопровождается неприятными, тревожными сновидениями. Больные плохо засыпают, часто просыпаются среди ночи от малейшего шороха. Неприятные ощущения в теле, столь нередко отмечаемые такими больными, при засыпании усиливаются, обостряются. Плохой сон не приносит надлежащего отдыха, поэтому утром больные чувствуют себя вялыми, сонливыми и нередко с трудом могут встать. Повышенная возбудимость проявляется в обостренном восприятии громких звуков (вздрагивают от неожиданных звуков), яркого света, резких запахов. Больные плохо переносят даже незначительные болевые раздражения, например инъекции. Наряду с обостренной чувствительностью к внешним раздражителям обнаруживаются признаки повышенной чувствительности к интерорецепторным и проприоцептивным импульсам. В связи с этим больные нередко жалуются на головные боли в виде ощущения стягивания головы , давления , покалывания и боли в сердце, сердцебиения, нарушения ритма сердечной деятельности, шум в ушах, тянущие ощущения или боли в спине, мелькание перед глазами, иногда на частые позывы к мочеиспусканию. Нередко больные неврастенией предъявляют жалобы на расстройства половой функции, которые выражаются или в снижении полового влечения.

    У некоторых больных снижается или полностью утрачивается аппетит, а также появляются отрыжка, запор, изжога и другие диспепсические нарушения. Даже незначительные волнения вызывают покраснение или побледнение лица, потливость ладоней. сухость во рту. сердцебиение. Наличие всех этих ощущений, ранее не имевших места, у одних больных вызывает беспокойство и опасения, не развиваются ли у них серьезные заболевания внутренних органов, у других возникают навязчивые страхи различного содержания, например кардиофобия (см. ниже). При неврологическом обследовании обнаруживаются равномерное повышение сухожильных и защитных рефлексов, умеренная общая гиперестезия, тремор век, языка и вытянутых пальцев рук, усиление глоточного рефлекса. нередко разлитой красный дермографизм, гипергидроз конечностей, ци.аноз их.

    Клинико-физиологический анализ неврастении позволяет выделять как бы две формы этого заболевания:

    1) гиперстеническую форму с преобладанием симптомов повышенной возбудимости, раздражительности. с колебаниями настроения на протяжении дня;

    2) гипостеническую форму, при которой основными признаками являются вялость, апатия, пониженное настроение в течение всего дня. Повышенная сонливость днем; в основе этой формы лежит ослабление не только тормозного, но и раздражительного процесса. Практически чаще встречаются больные с первой гиперстенической формой неврастении.

    При проведении дифференциального диагноза неврастении наибольшие трудности представляет отграничение этого невроза от астенических состояний соматогенного порядка, центральное место в симптоматике которых занимают повышенная физическая утомляемость, апатия, раздражительность, нарушение сна, головные боли и головокружения. Наиболее существенными здесь являются указания в анамнезе на недавно перенесенные соматические или инфекционные заболевания (особенно грипп, бронхопневмонию, дизентерию и др.), а также отсутствие данных о психической травматизации и длительном перенапряжении нервной системы. Клиническая картина неврастенического характера нередко встречается в инициальном периоде многих органических заболеваний головного мозга (прогрессивный паралич, церебральный атеросклероз, энцефалиты), а также при шизофрении. При упомянутых органических заболеваниях неврастенические признаки отличаются большой стойкостью, не устраняются обычными методами, применяемыми при лечении неврастении, в структуре неврастенического синдрома выявляются характерные признаки, присущие тому или иному конкретному заболеванию, а также могут быть обнаружены неврологические, органические знаки со стороны центральной нервной системы. При прогрессивном параличе, например, наряду с неврастеническими проявлениями в начале заболевания обнаруживается снижение критики, утрачиваются прежние, присущие данному больному этические и моральные особенности личности, окружающие указывают на легкомысленные поступки и т.п. В этом же периоде могут иметь место зрачковые симптомы и некоторые другие неврологические признаки прогрессивного паралича. У больных с церебральным атеросклерозом обращают на себя внимание слабодушие, объективные нарушения памяти, главным образом на текущие события, и некоторые соматические проявления этого заболевания: шум в голове, головокружения, обморочные состояния, колебания уровня артериального давления и др. В начальной стадии шизофрении неврастенические проявления нередко сочетаются с такими характерными для данного заболевания признаками, как аутизм (см.), нарушение контактов с окружающими, те или иные изменения мышления, свойственные шизофрении.

    Лечение. Строгий режим труда и отдыха, освобождение от дополнительных нагрузок. По возможности необходимо устранять причину неприятных эмоциональных переживаний. Разъяснить больному, что интенсивный труд сам по себе не является причиной заболевания. Общеукрепляющее лечение, регулярное питание, строгий режим сна, пребывание в течение 1-2 часов на воздухе, витамины. Для налаживания сна и укрепления тормозного процесса назначают бромиды, андаксин, малые дозы аминазина, иногда снотворные. Физиотерапия: теплые общие простые ванны или солено-хвойные; ножные ванны перед сном. При выраженном гипостеническом синдроме наряду с общеукрепляющим лечением следует назначить стимулирующие препараты (лимонник, женьшень, секуринин, левзея, кофеин, пантокрин). Из физиотерапевтических процедур: душ Шарко, веерный душ, а также физкультура (утренняя гимнастика, прогулка на свежем воздухе, легкие спортивные игры).

    Невроз навязчивых состояний. По мнению некоторых исследователей, этот невроз является лишь синдромом при других болезнях. Название данного невроза указывает, что центральными в клинической картине являются различные проявления навязчивости, с большей или меньшей силой и продолжительностью овладевающие больным. Навязчивые состояния по своему содержанию весьма полиморфны. Среди них наиболее часто встречаются навязчивые страхи, мысли, действия и т. п. Прототипом навязчивых состояний, наблюдаемых в клинике, являются весьма кратковременные состояния, не имеющие патологического характера навязчивости, нередко возникающие у здоровых лиц (навязчивая мелодия, отрывок стихотворения и т. п.). Для невроза навязчивых состояний характерно понимание больным, что эти переживания чуждые, болезненные, у больного имеется стремление преодолеть их. Весьма часто они сопровождаются чувством тревоги, страха, что влечет за собой, ряд вегетативных расстройств в виде тахикардии, повышенной потливости, лабильности вазомоторных реакций и т. д. Одной из частых форм навязчивых состояний является страх за свое здоровье, что нередко выражается кардиофобией, канцерофобией, сифилофобией и т. п. Больные с такими страхами постоянно испытывают беспокойство, что они могут внезапно умереть от , его. В связи с этим они длительное время посещают врачей, проходят всевозможные исследования у специалистов, сами пристально следят за работой сердца (считают пульс и т. д.). После разъяснения необоснованности беспокойства больные на некоторое время успокаиваются, но затем навязчивые страхи появляются в прежнем виде. Навязчивые состояния могут возникнуть у любого человека, но они легче проявляются у лиц со слабым типом нервной системы или же вследствие ослабления организма соматическими и инфекционными заболеваниями и др. Среди навязчивых страхов нередко встречается страх смерти, загрязнения (заражения), высоты, острых предметов, сумасшествия, больших площадей, закрытых помещений и т, д. При этом больные, как правило, противопоставляют навязчивым страхам определенные защитные меры. В целом защитные действия у больных неврозом навязчивых состояний носят прямой характер, без символических наслоений (Н. М. Асатиани). Выделяют группу навязчивостей, известных под названием контрастных мыслей и влечений. Сущность этого рода навязчивостей сводится к страхам совершить запретные действия. Например, у больного появляется страх, что при переходе улицы вблизи быстро движущегося транспорта он может вытянуть руку и дотронуться до машины, громко крикнуть в месте, где требуется соблюдать тишину, при выходе на высокий балкон прыгнуть с него и т. п. В основе так называемых контрастных навязчивостей лежит частичное торможение в коре головного мозга, в частности парадоксальная и ультрапарадоксальная фазы.

    Течение невроза навязчивых состояний чаще носит рецидивирующий характер. Бывают случаи многолетнего затяжного течения без светлых промежутков. Обострения невроза могут носить весьма выраженный характер, приводя больных к полной потере трудоспособности и контакта с окружающими. В эти периоды поведение больных полностью подчинено защитным действиям по отношению к мнимой опасности.

    Лечение. Главным при лечении невроза навязчивых состояний является применение седативных, общеукрепляющих и тонизирующих средств. Психотерапия нередко занимает значительное место в лечении. Выбор того или иного лечения прежде всего должен основываться на определении тяжести заболевания. В начальном остром периоде, когда страхи носят интенсивный характер и сопровождаются резким нарушением сна, прежде всего следует назначить андаксин в сочетании с аминазином или резерпином. Дозы надо назначать от малых до средних, в зависимости от тяжести невротических проявлений и при учете артериального давления. Явления артериальной гипотонии, связанные с приемом нейролептиков, иногда, вызывают ряд неприятных соматических ощущений (общая слабость, головные боли, головокружение), которые могут стать источником возникновения новых страхов. Следует подобрать такую дозировку, чтобы ночной сон стал полноценным, ибо интенсивность нарушения сна и навязчивые страхи, как правило, тесно между собой связаны: чем хуже сон, тем интенсивнее навязчивые проявления и наоборот. В тех случаях, когда навязчивые страхи под влиянием лечения вскоре исчезают, необходимо продолжать поддерживающую терапию в течение ближайших 6-12 месяцев. В условиях стационара к упомянутым выше лечебным мероприятиям следует добавить амитал-кофеиновые растормаживания, всего на курс 10-12 инъекций (см. Истерия. Лечение), гипогликемические дозы инсулина, внутривенные вливания глюкозы с бромом, нозинан.

    В период выздоровления психотерапевтическое воздействие должно быть направлено на активизацию личности, укрепление трудовых установок больного и активное сопротивление навязчивым переживаниям, переключение внимания на жизненные интересы.

    В тех случаях, когда имеет место упорное течение невроза, больным необходимо оформить временную нетрудоспособность, не прекращая, однако, поддерживающей лекарственной терапии и психотерапевтического воздействия.

    Психастения. Главные клинические проявления психастении: тревожно-мнительные черты характера, чувство собственной малоценности и склонность к возникновению навязчивых состояний. Особенности тревожно-мнительного характера, неуверенность в себе, в своих возможностях выражаются, например, в том, что при необходимости принять решение даже по несложному вопросу у больного возникает ряд сомнений, появляется множество мысленных вариантов реализации его, возникают мучительные колебания с доводами и . В конечном итоге психастеник нередко оставляет вопрос нерешенным. В некоторых случаях больной, приняв решение, стремится скорее привести его в исполнение, чтобы избавиться от мучительных сомнений. Будучи неуверенными в себе, недооценивая свои возможности и способности, психастеники при столкновении с теми или иными жизненными трудностями испытывают страх. Появляются мысли о непреодолимости этих трудностей, о том, что они ничего не смогут сделать, так как не хватит сил, умения и т.п. Не менее характерными чертами психастеников является так называемая утрата чувства реального и трудность приспособления ко всему новому. Это выражается в том, что они с трудом адаптируются к реальной жиз-ненной обстановке, плохо ее улавливают, не могут своевременно адекватно реагировать на требования той или иной ситуации. В связи с этим они нередко представляются окружающим несколько странными и своеобразными людьми. Указанные особенности психастеников находят объяснение в относительной слабости эмоциональных проявлений на реальные, конкретные раздражители, в преобладании у них рассудочной, абстрактной деятельности, что лишний раз свидетельствует о нарушении взаимодействия первой и второй сигнальных систем с явным преобладанием последней.

    На фоне перечисленных выше характерологических особенностей психастеников у них особенно легко и нередко устойчиво формируются различного рода навязчивые явления: навязчивые сомнения и навязчивые страхи. Например, перед уходом из дома человек выключил газовую плиту, но, не успев выйти из дома, начинает сомневаться, повернул ли он кран на плите, не открыл ли од при этом соседнего крана. Он возвращается на кухню и убеж-дается, что газ выключен, но при выходе из подъезда сомнения у него возникают вновь с прежней силой.

    В отличие от больных неврозом навязчивых состояний у психоастеников навязчивые проявления более инертны, защитные действия, противопоставляемые навязчивым страхам, у них часто носят причудливый символический характер (ритуалы защиты). По данным физиологических исследований, в основном психастения развивается у лиц с общим слабым, чисто человеческим типом высшей нервной деятельности с нарушением взаимоотношения сигнальных систем в сторону чрезмерного преобладания второй сигнальной системы над первой (мыслительный тип высшей нервной деятельности).

    vocabulary.ru