Состояние после невроза

сергей смирнов

Жизнь располагается где-то в промежутке между вопросами и ответами, в измерении молчания ее нет.

ВЫХОД ИЗ НЕВРОЗА: КАК ЭТО ОБЫЧНО БЫВАЕТ

У многих людей, страдающих тревожным расстройством, часто бывает представление о каком-то чудесном, сказочном избавлении от этой напасти. Вот лягут они спать, все такие несчастные и болезные, а, потом, проснутся утром и уже все такие здоровые и счастливые, без всяких там невротических симптомов.

Впрочем, иногда, случается и такое. Даже автор этой статьи нередко предлагает своим пациентам «отменить» невроз со следующего утра. Как ни странно, но у некоторых индивидумов это получается.

Обычно же, невротическое расстройство имеет свою динамику. Это положение относится как к формированию невроза с его последующим переходом в хроническую стадию, так и к его преодолению, возврату в полноценную, нормальную жизнь.

Надо сказать, что многие люди так или иначе приспосабливаются к своему психическому дискомфорту: работают, путешествуют, влюбляются, создают семьи. Невротические симптомы и дисфункции воспринимаются как данность, как неприятная обыденность их бытия. Ну да, приходится принимать психотропные препараты, иногда случаются приступы тревоги, бывают расстройства сна и настроения, возникают ситуативные страхи. Но, в целом, жить можно. Хотелось бы, конечно, получше, но и так вроде ничего.

Кое-кто даже извлекает выгоду из такого состояния — неосознанно, а, часто, и осознанно — манипулируя близкими людьми. Разве можно в чем-то отказать родному человеку, когда он так страдает и мучается? Да нет, конечно. Да, и, в принципе, проявить участие и заботу о близком — это так по-человечески.

А теперь — ближе к теме статьи. Чтобы описать динамику какого-либо процесса, надо, прежде всего, определить рамки этого самого процесса. Относительно невротического расстройства это сделать достаточно сложно. Что есть «невроз»? Что такое его отсутствие? Когда человек становится невротиком? Когда перестает им быть?

На самом деле, у каждого из нас случаются кратковременные неврозы, говоря по простому — «неврозики». Появилась небольшая припухлость в подмышечной области: ага — думаем мы — наверное, это метастаз. Жена несколько дней задерживается на работе — ну вот, ухажера завела. Начальник на твое громкое «Здравствуйте, Иван Иваныч» как-то очень сухо шевельнул губами — значит, жди увольнения. И всё: тревога, страхи, уныние, отчаяние… А потом, через несколько дней, все проходит, рассасывается. Припухлость разрешилась маленьким прыщиком; жена, оказывается, помогает молодой сотруднице освоиться с новой работой; а у начальника была обычная зубная боль.

Но, к сожалению, в жизни нередко складываются такие обстоятельства, когда человек под гнетом мучительных психоэмоциональных переживаний обращается к специалисту, врачу-психотерапевту.

Надо сказать, что во многих случаях, когда избыточная тревога носит ситуативный характер, когда, самое главное, еще не успела возникнуть невротическая реальность, бывает достаточно одного или нескольких психотерапевтических занятий или же кратковременного курса медикаментозного лечения. После чего человек снова возвращается в свою нормальную жизнь, в свое бытование в обыденности и повседневности.

Что же понимается под невротической реальностью? Это не только совокупность клинических симптомов. Это, прежде всего, особый тип мировосприятия и самоощущения, который уже имеет сформировавшуюся структуру. Швейцарский психолог Жан Пиаже определяет структуру как организацию сущностей, воплощающую следующие фундаментальные идеи:
1) целостность, то есть структура внутренне последовательна;
2) трансформация, то есть, структура — это не статическая форма, но форма, способная к приемам трансформации, то есть, она не только структурированная, но и структурирующая;
3) саморегуляция, то есть, структура, чтобы обосновать свои законы, не должна аппелировать к чему либо, кроме самой себя.

В основе структуры невротической, как, впрочем, и любой другой реальности, лежит система убеждений. А убеждение является функцией знания, его интерпретацией. Убеждение на момент его использования, как минимум, не подвергается сомнению. Как максимум, приобретает вид данности или даже истинности. Говоря иначе, интерпретация «окостеневает», становится «вещью». Или, скажем, невротическим симптомом.

В поведенческой сфере убеждения становятся предписаниями, запретами и разрешениями. Предписания регулируют поведение человека, что ему можно делать, а что нельзя. В этом случае, логическая цепочка рассуждений обычно выносится за скобки, так как ситуация и её следствия уже были обработаны ранее, во время стрессовой ситуации. В результате этой логической процедуры возникает императив действия.

Например, такие запреты: «мне нельзя спускаться в метро (потому что возникнет паническая атака)», «(если я останусь дома один и со мной что-то случится, то мне никто не поможет, следовательно) я не должен оставаться в одиночестве». Суммирующий, универсальный запрет: «мне изо всех сил надо избегать тех ситуаций, в которых мне будет плохо». А вот пример разрешения: «(мне хорошо и спокойно, когда я за рулем своей машины) поэтому я передвигаться буду только в ней».

Все это приводит к тому, что человеческая жизнь становится регламентированной, в ней возникают ограничения, носящие как пространственный, так и деятельностный характер. Сужается жизненное пространство индивидума, подвергаются коррекции его планы на будущее.

Закономерным образом к невротическим страхам присоединяется экзистенциальная тревога, затрагивающая самую глубинную, бытийную часть личности. Её возникновение обусловлено субъективными оценками текущей жизненной ситуации и артикулировано в виде более общих, более универсальных убеждений, которые создают индивидуальную Картину Мира, включающую в себя и модель персонального Будущего.

Примеры таких убеждениий: «я уже никогда не буду таким счастливым, как раньше», «я не смогу из-за невроза добиться своих целей», «меня ждет скучное, бессмысленное будущее», «я всем в тягость», «меня никто никогда не полюбит» или даже «я не достоин ничьей любви».

В том случае, когда в ментальной модели человека преобладают убеждения в виде поведенческих предписаний, невротическое расстройство обычно развивается по тревожно-фобическому варианту, когда доминируют экзистенциальные убеждения — по аффективно-депрессивному.

История собственного невроза, его проявлений, попыток с ним справиться, история уныния и отчаяния становится основной историей человека, его доминирующим нарративом. Говоря простыми медицинскими словами, невроз становится хроническим.

Как же выбраться из этого состояния? Я намеренно не использую слово «вылечиться». По двум основным причинам.

Во-первых, потому, что его употребление отсылает лишь к клинической составляющей невротического расстройства, помещая тем самым его внутрь медицинского (конкретнее, психиатрического) дискурса.

Во-вторых, и это не менее важно, человек никогда не возвращается в доневротическую реальность, сложившаяся ситуация побуждает его конструировать новую, постневротическую реальность. В этом и помогает ему психотерапия. Особенно в том случае, если она протекает в экзистенциально-нарративном русле.

Для описания этого процесса, на мой взгляд, предпочтительнее использовать метафору «выход». Дело в том, что любая метафора всегда лежит на пересечении, как минимум, двух смыслов. Выход одновременно подразумевает и изменение начальной конфигурации, и само движение к этому изменению. И, самое главное, человека излечивает кто-то, а вот выходит он из чего-то (в данном случае, из невроза) самостоятельно, даже если и опирается на чью-либо помощь. Говоря иными словами, он становится не только обьектом приложения усилий и знаний врача, но и главным творцом своей новой, более интересной и оптимистичной жизненной истории.

Описывать динамику процесса выхода из невроза лучше, на мой взгляд, исходя из двух контуров изменений. Первый — это клинический. Второй — личностный. Причем личностный аспект изменений понимается в самом широком контексте; это и мировоззренческие изменения, и поведенческие, и языковые. По существу, это формирование новой Картины Мира. Понятно, что изменения по этим двум контурам находятся в постоянной взаимосвязи, корреспондируют друг с другом. Преодоление невротического отчуждения и избегания ведет к понижению уровня тревожности. И — наоборот.

Клиническая динамика выхода из невроза представляет собой процесс волнообразного затухания невротических симптомов, они возникают все реже и реже, и понемногу теряют свою остроту. Иногда, на фоне перенесенного стресса, они на короткий промежуток времени опять набирают прежнюю интенсивность и частоту. Но потом, опять возвращаются к угасанию.

К сожалению, это происходит не всегда. Существует возможность возврата невроза, с быстрым, почти мгновенным развертыванием прежней клинической симптоматики. Это связано с тем, что при длительной истории невротического расстройства уже сформированы нейрофизиологические и нейрохимические стереотипы (паттерны) реагирования на те ситуации, которые мышление уже обработало как представлящие потенциальную угрозу для жизни и здоровья индивидума.

И тут же: склад хранения невротических симптомов, находящийся по мнению британских ученых в головном мозге человека, открывается после непродолжительного простоя, а, так как логистика трафика от бессознательного к сознанию и телу уже давно и хорошо налажена, то доля секунды — и вегетатика уже «заштормила», а липкий страх окутал весь разум.

Чтобы не случилось подобного рецидива, крайне важно, чтобы человек к моменту обострения уже понимал основные механизмы развития невротического процесса, умел контролировать свое состояние и владел техниками быстрого снижения тревоги. То есть, что бы он был уверенным пользователем тех знаний и навыков, которые он приобрел по ходу предшествующей психотерапии.

Можно описать траекторию выхода из невроза и более образным, метафорическим языком. Это как стихающее после шторма море. С одного взгляда сложно разобраться, успокаивается стихия, или — нет. Но, если понаблюдать за ней, то видно, что волны понемногу теряют свою прежнюю мощь, порывы ветра возникают реже, небо очищается от свинцово-серой пелены, грозный рокот бури сначала превращается в шумный плеск, потом и он молкнет… Иногда, правда, бывает так, что одна волна набежит на другую, закрутит её, завертит, бросит последней, отчаянной силой на песчаный брег и тут же с шуршанием отползет назад, в свою родную и вечную обитель.

Процесс возвращения человека к нормальной жизни имеет четко выраженную клиническую составляющую. Её можно представить в виде последовательной смены стадий невроза.

Разгар невроза — это стадия больших невротических симптомов. К ним относятся панические атаки, органные неврозы, стойкие навязчивые мысли и ритуалы, тотальное фобическое избегание, устойчивые нарушения сна, затяжная депрессия, выраженные когнитивные дисфункции головного мозга и ряд других, ничуть не менее мучительных. Обычно на этой стадии присутствует заметная социальная дезадаптация.

Следующая стадия (выход из невроза становится всё ближе) — это стадия малых невротических симптомов. Для нее типично меньшее разнообразие невротических проявлений, их более мягкий, стертый характер. Это могут приступы страха, не достигающие, однако, по своей интенсивности размаха панических атак, избирательная агорафобия, иногда возникающее ипохондрическое «соскальзывание» и «застревание», нерегулярные расстройства сна, эпизодически возникающие навязчивые мысли и малообременительные поведенческие ритуалы, неустойчивый фон настроения с чередованием коротких периодов воодушевления и уныния. Жизненный мир человека понемногу начинает расширяться, частично возвращаются потерянные пространства и социальные компетенции.

Третья стадия — это стадия вегетативных дисфункций, «шума» тела. Шторм уже кончился, осталась лишь небольшая рябь, но вода уже почти совсем прозрачная. Невротическая реальность трескается (пришлось для пущей убедительности за одной метафорой, вдогонку, запустить другую) во многих местах и, наконец, обрушивается. Большая часть вегетативных импульсов гаснет в подкорке и не доходит до сознания. Невротические переживания лишаются чувственной окраски, обесцениваются, забываются и перемещаются на периферию сознания.

Личностный контур изменений, сопровождающий выход из невроза — связан, прежде всего, с деконструкцией невротической системы убеждений, с появлением новых смыслов жизни, дополняющих прежние, с преодолением фобического избегания и экзистенциального отчуждения, с обретением чувства внутренней свободы. Эти все трансформации верифицируются в обычной, жизненной среде человека уверенным, адаптивным поведением и его способностью контролировать свои эмоции в любых, даже самых непростых ситуациях.

Поддерживая связь с некоторыми из бывших своих пациентов, я нередко вижу, что они добились в жизни серьезных успехов. Ведь победа над неврозом окрыляет человека, придает ему дополнительные силы. Горизонты своего бытия он начинает рассматривать по вертикали. А перенесенный когда-то невроз становится просто фактом его биографии.

smirnov-msk.ru

есть ли жизнь после невроза и па?

Врач-психотерапевт, Семейный терапевт

Психолог, Супервизор, Психотерапия супервизия он-лайн

Психолог, Терапевт врач

Психолог, Индивидуальная-и-семейная терапия

г. Одесса (Украина)

www.b17.ru

Как пережить послеродовую депрессию? Психоз после родов

Ожидание и рождение малыша — это радость для всех и особенное событие для его мамы. Но бывает так, что эта радость омрачается тяжелым эмоциональным и физическим состоянием роженицы, в особенности, если она стала мамой в первый раз.

Невроз после родов — очень широкая палитра эмоций и переживаний негативного характера, так называемая разновидность депрессивного состояния. Послеродовая неврастения воздействует не только на психику, но также отрицательно сказывается на нормальной работе внутренних органов человека.

Особенности нервных расстройств после рождения малыша

Чаще всего неврастения развивается через 1-2 недели после появления крохи на свет. Почему же возникает такие расстройства:

  • на молодую маму обрушивается огромная нагрузка, связанная с уходом, кормлением и здоровьем новорожденного малыша. Если у нее нет опыта материнства и ухода за крохой, то такие проблемы, как колики в животе, массаж, купания, диатез падают на плечи молодой мамы большим, а иногда, и непосильным грузом;
  • даже если у нее уже есть опыт ухода за детьми, то зачастую после рождения нового малыша женщина ощущает максимальную ответственность не только за него, но и за мужа и других детей;
  • к сильным переживаниям по любому поводу примешиваются постоянные бытовые тревоги и зачастую необоснованные опасения по уходу за малышом — достаточно ли кроха поела, почему он тихо дышит во время сна, почему он кричит или, наоборот, мало плачет.
  • Симптомы и признаки тревоги

    Одним из проявлений неврастении у молодой мамы является беспричинная раздражительность, плаксивость, подавленное настроение. Также ее часто преследует мнительность, например, она плохо воспринимает советы окружающих по уходу за ребенком, думая, что все считают ее плохой матерью.

    Намного реже, но все же встречаются ситуации, когда у молодой матери начинает развиваться истерический невроз. Еще несколько месяцев назад она была в центре внимания всей семьи — почти год окружена заботой и опекой мужа, родителей и подруг. А вот после родов крохи в одночасье превратилась в «бесплатное» приложение к малышу. Она перестала себе принадлежать, а также лишилась приятного места в центре внимания. Вот и появляются у особы регулярные истерики, которые направлены на мужа, бабушек и дедушек, а иногда даже на новорожденного младенца.

    Психологи подчеркивают, что все тревожные расстройства у мам могут протекать по двум направлениям: или они регулярно находятся в раздраженном и беспокойном состоянии, закатывают истерики, любое слово или бытовая мелочь вызывает их недовольство, или они замыкаются в себе и почти не реагируют на внешние раздражители, включая даже плач детей.

    В любом случае, психическое расстройство негативно влияет на самочувствие женщин и уменьшает их лактацию, которая крайне важна для новорожденных детей.

    Классификация тревожных расстройств

    Неврастения появляется у женщины не только после рождения малыша. Первые симптомы такой проблемы могут проявляться еще в период беременности. Невроз при беременности чаще всего наблюдается у импульсивных дам, которые с трудом приспосабливаются к изменениям в себе и в окружающем мире. Уравновешенные представительницы слабого пола с нормальной психикой беременность переносят достаточно легко.

    Невроз у беременных имеет тенденцию к затяжному течению и может стать причиной существенного ухудшения качества жизни. Выяснить точные причины подобной проблемы сложно, наиболее вероятные из них:

  • гормональная перестройка организма, которая происходит с первых дней беременности;
  • психологический дискомфорт, особенно при незапланированной беременности. Будущая мама находится в стрессе, она все время ощущает гнет тревожных мыслей о предстоящих родах и дальнейшей жизни;
  • невроз могут вызывать физические неудобства, такие как постоянный токсикоз, изменения в теле, потеря контроля над своим организмом;
  • бывает так, что работающие будущие мамы вынуждены ежедневно выдерживать психологическую или физическую нагрузку на рабочих местах, которые также нередко провоцируют невроз.
  • На фоне неврастении часто обостряются хронические заболевания женщины, что нередко приводит к ухудшению состояния малыша. Данные осложнения связаны с изменением общей реактивности женского организма и снижением иммунитета, оставлять их без внимания специалиста ни в коем случае нельзя.

    В большинстве случаев медикаментозное лечение в период ожидания рождения малыша строго противопоказано. Врач может рекомендовать только альтернативу фармакологическим успокоительным препаратам в виде травяных сборов и лечебного чая.

    Как протекает психоз после родов

    Психологи выделяют следующие основные проявления неврастении у молодых мам:

  • постоянное потоотделение и учащенное сердцебиение, которые часто появляются без повода;
  • беспокойный и чуткий сон, даже сильная усталость мешает женщине быстро заснуть;
  • проблемы с аппетитом. Она испытывает сильный голод, но при этом не может ничего кушать. Тошноту вызывает даже питье;
  • удрученное и угнетенное состояние — ее не радует ни ребенок, ни другие положительные моменты в жизни семьи.
  • Причины патологических пограничных состояний

    Невроз после беременности и родов может быть вызван различными причинами. Главная среди них — новая ответственная роль за жизнь родного человечка. А если к ней прилагаются дополнительные, часто усугубляющие ситуацию факторы, то у женщин, переживших тяжелые роды, стресс и гормональную встряску очень часто наблюдаются признаки психозов. Наиболее распространенные из сопутствующих факторов следующие:

    • на появление расстройства оказывает влияние склад характера женщины. Ежедневные тревоги, излишняя эмоциональность и мнительность во время беременности и родов нередко удваиваются;
    • слишком юный возраст молодой мамы;
    • нередко послеродовые психозы проявляются, если в анамнезе имеются различные психические нарушения;
    • сложные роды. Сильная физическая боль, моральное истощение, сопутствующие осложнения могут стать причиной нестабильного психического состояния;
    • тяжелая семейная обстановка, в частности, ссоры с отцом малыша, бытовая неустроенность либо проблемы с жильем;
    • хроническая физическая усталость;
    • прием различных успокоительных средств, которые противопоказаны в период ожидания ребенка.

    Послеродовой этап жизни сильно истощает женщину, а у нее практически нет времени на полное восстановление. Беременность и роды являются серьезным испытанием для женского организма, который затрагивает гормональный баланс, отбирает физические и моральные силы, ослабляет эмоционально-психическую сферу.

    Как проявляется проблема после родов

    Под влиянием определенных гормонов, которые вырабатываются у роженицы в первые часы после появления малыша на свет, у нее появляется чувство эйфории и просыпается сильный материнский инстинкт. Но вслед за этими счастливыми минутами на маму наваливаются проблемы и хлопоты, которые на фоне недосыпания и физической усталости могут быстро перерасти в психическое расстройство.

    После выписки из роддома многие молодые мамы испытывают чувство подавленности, и вместо радости по поводу рождения крохи, они испытывают другие эмоции — от полного равнодушия к младенцу до его неприятия. Под влиянием психологического состояния они нередко начинают тяготиться вопросом — зачем нужен этот постоянно кричащий комочек, нужно ли было беременеть вообще.

    Диагностика тревожного состояния

    Каждый человек по-разному реагирует на жизненные трудности и воспринимает их индивидуально. Поэтому, если молодая мама ведет себя с малышом как-то необычно и непривычно, стоит повнимательнее к ней присмотреться. Стоит отметить, что без помощи специалиста справиться с проблемой очень сложно. Подобная неврастения может негативно отразиться на жизни матери и ребенка.

    Если мужа или других членов семьи что-либо тревожит в поведении роженицы, то лучше поговорить об этом с участковым гинекологом, который при необходимости направит ее к психологу или психотерапевту.

    Терапия, которая помогает справиться с нервным состоянием после родов

    Можно ли самостоятельно справиться с проблемой? Лечить невроз у беременных либо у женщин после родов может только специалист с соответствующим медицинским образованием. После родов в большинстве случаев без медикаментозной терапии при психических расстройствах не обойтись.

    В зависимости от тяжести состояния и от того, находится ли малыш на грудном вскармливании, врач может назначить роженице соответствующие антидепрессанты, успокоительные препараты либо фито средства. Также врач постарается провести регулирование сна безопасными средствами — пациенткам могут быть назначены различные ноотропные средства или витаминные комплексы.

    В каждом отдельном случае послеродовой психоз специалисты лечат индивидуально. Во многих ситуациях, эффективным средством при неврозе является посещение групп поддержки и общение с такими же пациентками, которые переживают или уже справились с подобной проблемой.

    Поддержка родных и близких людей

    Хорошо, если есть кому разделить с молодой мамой все тяготы и волнения, связанные с рождением крохи. Основной залог ее нормального психического состояния — это достаточный отдых и помощь домочадцев. Желательно распределить обязанности в семье, хотя бы на время, пока ребенок маленький, и недавно родившая женщина адаптируется к новым условиям жизни. Окружающие люди должны помочь ей ежедневно выделять несколько спокойных часов для сна и отдыха, для расслабляющей ванны или другой приятной деятельности.

    Психологи утверждают, что при наличии поддержки близких людей, которые в острый период оказывают помощь и поддержку семье, невроз при беременности и психические проблемы проходят намного легче и быстрее.

    Рацион роженицы также играет большую роль в лечении и профилактике пограничных состояний. Пища должна быть здоровой, свежей, богатой витаминами и микроэлементами, а также максимально простой и быстрой в приготовлении. Поэтому в доме должна быть современная техника, которая облегчит жизнь всей семье — мультиварка, хлебопечка, йогуртница и пр.

    Нельзя забывать о нормальной психологической обстановке в семье — это важнейшая составляющая лечения и профилактики проблемы.

    Как показывает медицинская статистика, в большинстве случаев послеродовые расстройства заканчиваются благополучно и без последствий для здоровья матери и младенца.

    Соблюдение спокойствия, рекомендаций наблюдающего беременность и послеродовой период врача, умеренные физические нагрузки и по возможности полноценный отдых позволят женщинам не встретиться с таким неприятным явлением, как невроз.

    Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

    1neurologia.ru

    Есть ли жизнь после невроза?

    Поделиться:

    Под неврозом в данной статье предлагается понимать тот комплекс неудовлетворенностей жизнью, с которой человек приходит к психологу. Существует много достойных определений невроза, невротической личности и невротических механизмов, (Ф.Перлз; К. Хорни; Э.Фромм, и др). Также применим и индивидуалистический подход – как сам клиент определяет свои психологические проблемы и в чем видит их причины. Ну и само собой невроз это не психоз. Если сильно упрощать, в своей личной практике я вижу невротиков как «слишком хороших людей». Людей, которые очень хотят быть для всех хорошими, «чтобы любили», делают для этой любви многое, но у них почему-то не получается. У меня даже шутка такая есть: вот пришел еще один хороший человек, которому пришла пора испортиться 😉

    В-основном, люди приходят к психологам, чтобы избавиться/разрешить/вылечить свой невроз, надеясь на то, что когда это произойдет – жизнь их качественно изменится, наступит счастье/любовь/высокая самооценка и т.д.

    Согласно ожиданиям от работы с психологом – вопрос в заголовке статьи выглядит нелепым. Очевидный ответ: да, конечно! Есть жизнь. Лучшая жизнь! Главное – работать над собой и будет вам счастье. Но не так все просто и очевидно.

    Столь странный вопрос может возникнуть в довольно продвинутых стадиях процесса работы с психологом. В какой то момент человеку становятся очевидны перекосы и перегибы в его жизни и он созревает что-то поменять: уйти из неудовлетворяющих отношений, перестать волочить на себе все проблемы «за себя и за того парня» на работе, становится менее удобным для своей семьи, выражает свои желания и т.д. (подставьте свой вариант). Человек замедляется при принятии решений, становится менее реактивен, перестает пытаться всех осчастливить. Начинает о себе заботиться, обнаруживает свою уязвимость и слабость, принимает ее, вообще начинает лучше к себе относиться. И закономерно меньше страдает и нервничает. А страдание — вообще очень важная деятельность, она занимает много времени и прекрасно конституирует жизнь. Всегда есть чем заняться, если умеешь страдать.

    То, о чем мне хочется рассказать — особенно касается высокомотивированных клиентов, «вершителей собственных судеб», приходящих к психологу за реальными изменениями и нацеленные на результат. С такими клиентами быстро возникает рабочий альянс и сопротивление не выраженное. Стоит ли говорить, что таких клиентов психологи любят – они способны на благодарность и дают психологу ощущение смысла его работы. В жизни клиента происходят позитивные перемены, есть движение – а это хорошо.

    Такой клиент «работает над собой», гордится этим и всячески рекламирует психотерапию. Казалось бы, живи да радуйся. Но впереди ждет один этап в терапии, который становится неожиданным и очень трудным для таких клиентов. На нем мне бы и хотелось заострить внимание.

    Итак, авгиевы конюшни расчищены, страдание перестает быть острым, тревоги меньше и психическая жизнь стала более равномерной. Часть личности, наблюдающая за эмоциональной жизнью, хорошо прокачалась и помогает не тратить на эмоциональные колебания огромные ресурсы. Человек завершил неудовлетворительные отношения или изменил их, осознал свои невротические сценарии и механизмы. Враги отступили, битва либо выиграна либо проиграна, выводы сделаны и пережиты. Произошли реальные изменения и адаптация к ним. Движение замедляется.

    И в один момент обнаруживается, что не очень понятно как дальше собственно жить. Ничего не происходит. Как жить, если невроз более не управляет? Что делать, если не получается легко и непринужденно выбирать неподходящих партнеров, как жить, если не спасать других, а дать им спасаться самостоятельно, как жить, если нет желания доказывать свою состоятельность родителям и т.д. и т.п. Как жить без сильной тревоги, толкающей возбуждение и заставляющей развивать бурную деятельность? Где брать энергию, если не очень важно быть таким уж хорошим, лучшим, сильным…

    Где брать мотивацию? Обнаруживается, что огромное количество вещей, которые раньше хотелось делать, теперь делать не хочется. Раньше не хотелось, но делалось. А теперь невозможно себя насиловать – ну никак не получается. Привычная драма и сюжет становится скучен (я смотрел это кино сто тысяч раз!). И вот тут становится довольно страшно и первый раз встает странный вопросик-подозрение : а есть ли жизнь после невроза (что это за кино вообще и где его показывают)?

    Субъективно , во внутреннем мире этот период может переживаться как упадок сил: ничего не хочется. Один мой клиент называл именно это состояние «страхом кастрации». Он имел в виду кастрацию желаний. Переживается болезненное фатальное одиночество, растерянность, отчаяние. Я бы даже сказала ОДИНОЧЕСТВО, с большой буквы. Человек начинает прекрасно видеть границы личности, своего домика. Царства, в котором он бесконечно одинок.

    Такое состояние легко спутать с депрессивным расстройством. Однако, это не оно. Переживается нормативная депрессивная реакция, необходимая для проживания. На этой стадии отношение к терапии может меняться – от ложного ощущение, что она закончена до разочарования и символической претензии к психологу, что он не предупредил, о том как неожиданно станет трудно и победный путь изменений пройдет через пустое депрессивное пространство без конца, без края, где ни наград тебе, ни энергии, ни обещанного себе счастья. Желание вернуть матрицу обратно и выбрать другую таблетку. Пардон за поэтичность, у меня много сочувствия и к себе и к своим клиентам в этом переживании.

    Одним словом, сложно. Сложно, необходимо, дорого. Дорого, потому что именно этот опыт – фундамент жизненного выбора, который сделает человек. Выбора нового сюжета. Дорого, потому что если все идет по плану, позже становится понятно, какая огромная ценность в этом моменте-периоде. И что именно тогда была одержана настоящая победа. И есть за что себя уважать.

    На выходе из депрессивной пустыни фатального одиночества, свободного от невроза, потихоньку открывается новый этап. Более всего он напоминает зрелость. Меняется и схема распределения энергии и ее источники, меняется самоощущение. Пресловутое Счастье становится собственным продуктом, не очень зависящим от внешних агентов.

    Вот пришел вопрос на эту тему: а нет ли опасности, что человек от одиночества новый себе невроз организует? Не придет ли другой невроз на смену ушедшему ? Чтобы заполнить пустоту и то ОДИНОЧЕСТВО?

    Такой опасности нет, если процесс не прерван и завершен. Потому что по сути много новых навыков психических появляется: чувствительность к своим границам, к чужим границам, навыки уборки и заботы о своем внутреннем домике. Много чего. Это как на велосипеде кататься – разучиться невозможно! Одиночество с большой буквы становится дружеским отношением (или любовным) с самим собой, а там и другие люди подтягиваются.

    Ну, так чего? Есть ли жизнь после невроза? Конечно, есть! Какая? Не знаю, такая как вы сами захотите 😉 Лучше, чем до? Понятия не имею – но она точно другая и уж точно в ней больше вашего авторства.

    snob.ru