Стресс и стаж работы

Изучение влияния стажа работы на уровень ситуативной тревожности у кассиров железнодорожных билетных касс

Аннотация. В статье представлены результаты изучения влияния стажа работы на уровень ситуативной тревожности у билетных кассиров в рабочем коллективе железнодорожных билетных касс вокзала станции «Челябинск» со стажем работы от 1 до 6 месяцев и от 6 месяцев до 5 лет по методике Ч.Д. Спилберга и Ю.Л. Ханина.
Ключевые слова: ситуативная тревожность, билетные кассиры, стаж работы, стресс, профессионально-важные качества, эмоциональная устойчивость.

Результаты исследования профессионально важных качеств работников билетных касс, доказывают, что билетный кассир должен проявлять: обходительность, любезность; радушие, доброжелательность; тактичность, сдержанность, заботу о пассажире; самокритичность по отношению к себе; готовность быстро реагировать, удерживая в зоне внимания сразу несколько человек или разные операции, которые осуществляются в процессе обслуживания; умение держаться спокойно и доброжелательно даже после обслуживания капризного пассажира или напряженной смены; умение избегать неудовольствий клиентов и конфликтов.

Работнику билетных касс абсолютно противопоказаны: грубость, бестактность, невнимательность, черствость; нечестность, лицемерие; воровство, жадность, эгоизм; болтливость, разглашение приватной информации о пассажирах, обсуждение с кем бы то ни было их недостатков и слабостей; неуступчивость, желание взять верх над пассажиром, подчинить его интересы своим. Если работник допустил ошибку, он должен найти в себе силы извиниться перед пассажиром. Целесообразно к каждому клиенту подстроиться (но не подлаживаться), развернув свое мастерство и умения навстречу его пожеланиям [1].

В ходе профессионального самоопределения проявляются противоречия между актуальными личностными образованиями и внешними условиями, выступающими в роли требований к личности, в качестве ориентиров и стимулов профессионального развития личности, формирования тех ее качеств, которые наиболее адекватны конкретным формам профессиональной деятельности. Происходит соотнесение смыслов и ценностей личности с идеалами и нормами социальной и профессиональной общности, в которой самоопределяется личность. Противоречия между данными реальностями при условии, что они не блокируют терминальные ценностно-смысловые тенденции личности, запускают адаптационные трансформации личности.

Следовательно, профессиональное самоопределение предполагает установление взаимосоответствия между «самостью» личности и требованиями внешних условий самоопределения и может быть категоризировано как проблема психологической адаптации. В свою очередь, внешние условия профессионального самоопределения личности можно рассматривать как условия адаптирующих воздействий социума [2].

Еще в 2001 году Загвязинский В.И., Атаханов Р. определили, что в условиях социально-экономических изменений, происходящих в современном обществе, особую значимость приобретают проблемы профессионализации личности. Немаловажную роль в становлении специалиста играет профессиональное образование. В настоящее время, прежде всего серьезные изменения претерпели цели образования, а, следовательно, и критерии его эффективности. Не качество знаний, как таковое, и тем более не объем усвоенных знаний и умений, а развитие личности, реализация уникальных человеческих возможностей, подготовка к сложностям жизни становятся ведущей целью образования. Формирование личности, способной к реализации своих возможностей, здоровой, социально-устойчивой и одновременно мобильной, » адаптирующейся, способной вырабатывать и изменять собственную стратегию в меняющихся обстоятельствах и быть счастливой — такова подлинная цель и критерий успешности современного образования, отвечающие его гуманно-личностной направленности и современным социальным ориентирам.

Такое психическое состояние, как тревога, может сопровождать многие соматические заболевания. Прежде всего, сюда можно отнести любые эндокринные нарушения, в том числе и гормональный сбой у женщин при климаксе. Внезапное чувство тревоги иногда становится предвестником инфаркта, а также может свидетельствовать о падении уровня сахара в крови. Психические заболевания также очень часто сопровождаются тревожностью. В частности, тревога является одним из симптомов шизофрении, различных неврозов, алкоголизма [3].

Компоненты мотивационной сферы влияют на удовлетворенность не прямо, а опосредованно, через процедуру оценивания, которая относится к когнитивным проявлениям психики человека. Данную ситуацию можно представить следующим образом. Любая потребность как мотив профессиональной деятельности реализуется через потребление определенных материальных и духовных «предметов», которые относятся к условиям, содержанию и результатам деятельности. Человек познает, отражает специфическое содержание профессиональной деятельности и принимает решение: соответствует ли оно его убеждениям, идеалам, интересам, удовлетворяет ли его потребности или нет. Человек удовлетворен трудом тогда, когда обнаруживает, что профессиональная деятельность обладает такими свойствами, характеристиками и особенностями, которые ему интересны, соответствуют его убеждениям и установкам и могут стать предметами его потребностей.

Удовлетворенность трудовой ситуацией, в свою очередь, определяется содержанием труда (разнообразие, возможности творчества и использования, полученные знания), его организацией (состояние оборудования, обслуживание рабочих мест, равномерность загрузки, сменность), условиями (санитарно-гигиенические условия, физическая и нервная нагрузка), оплатой труда и формами стимулирования и т.д. [4].

Важнейшую роль в понимании того, как человек будет выполнять ту или иную деятельность, особенно в том случае, когда рядом с ним кто-то еще занимается тем же самым делом, кроме мотива достижения играет тревожность.

При оценке состояния проблемы тревожности в психологической науке отмечаются две, на первый взгляд, взаимоисключающие тенденции. С одной стороны, ссылки на не разработанность и неопределенность, многозначность и неясность самого понятия «тревожность» как в нашей стране, так и за рубежом едва ли необязательны для работ, посвященных проблеме тревожности.

Под данным термином зачастую понимаются достаточно разнородные явления и что значительные расхождения в изучении тревожности существуют не только между различными школами, но и между разными авторами внутри одного направления, подчеркивается субъективность использования данного термина. С другой стороны, между исследователями существует согласие по ряду основных моментов, позволяющих очертить некоторые «общие контуры» тревожности (рассмотрение ее в соотношении «состояние – свойство», понимание функций состояния тревоги и устойчивой тревожности и др.) и выделить тревожный тип личности.

В отечественной психологии исследования по данной проблеме достаточно редки и носят разрозненный и фрагментарный характер. В значительной степени это связано, по-видимому, с известными социальными причинами – условиями, не поощрявшими анализа явлений, отражающих восприятие человеком окружающего мира как угрожающего и нестабильного. В последнее десятилетие интерес российских психологов к изучению тревожности существенно усилился в связи с резкими изменениями жизни общества, порождающими неопределенность и непредсказуемость будущего и как следствие, переживание эмоциональной напряженности, тревогу и тревожность. Вместе с тем необходимо отметить, что и в настоящее время в нашей стране тревожность исследуется преимущественно в узких рамках конкретных, прикладных проблем (школьная, экзаменационная тревожность, при психотерапии и др.) [5].

Выделяют два основных вида тревожности:

1.Ситуативная тревожность, т. е. порожденная некоторой конкретной ситуацией, которая объективно вызывает беспокойство. Данное состояние может, возникает у любого человека в преддверии возможных неприятностей и жизненных осложнений. Это состояние не только является вполне нормальным, но и играет свою положительную роль. Оно выступает своеобразным мобилизирующим механизмом, позволяющим человеку серьезно и ответственно подойти к решению возникающих проблем.

2.Личностная тревожность. Она может рассматриваться как личностная черта, проявляющаяся в постоянной склонности к переживаниям тревоги в самых различных жизненных ситуациях, в том числе и таких, которые объективно к этому не располагают. Она характеризуется состоянием безотчетного страха, неопределенным ощущением угрозы, готовностью воспринять любое событие как неблагоприятное и опасное. Ребенок, подверженный такому состоянию, постоянно находится в настороженном и подавленном настроении, у него затруднены контакты с окружающим миром, который воспринимается им как пугающий и враждебный. Закрепляясь в процессе становления характера к формированию заниженной самооценки и мрачного пессимизма [6] .

Эмоциональная устойчивость – системное качество, приобретаемое человеком и проявляющееся у него в напряженной деятельности в единстве рациональных, эмоциональных и телесных компонентов. Основой единства является переживание – как деятельность, а критериями этого единства – наличие инварианта, высокая сочетаемость и сопряженность рациональных, эмоциональных и телесных проявлений процесса саморегуляции.

Эмоциональную устойчивость определяют и как результат эмоциональной саморегуляции деятельности и системное качество личности. Суть этого подхода заключается в том, что эмоциональная устойчивость, с одной стороны – результат целостной функциональной системы эмоциональной саморегуляции напряженной и одновременно продуктивной деятельности, с другой – системное качество личности, приобретаемое индивидом и проявляющееся у него в единстве эмоциональных, интеллектуальных, волевых и других отношений, в которые он вливается в условиях напряженной деятельности.

Уровень эмоциональной устойчивости зависит от многих факторов как биологической, так и социальной сущности человека. Эмоциональная устойчивость определяется, с одной стороны, особенностями нервной системы индивидуума и уровнем физического состояния организма, а с другой – особенностями сознания личности, ее интеллектом, мотивационно-волевой сферой и сферой высших чувств [7].

На психологическом уровне тревога ощущается как напряжение, озабоченность, нервозность, чувство неопределенности и грозящей неудачи, невозможность принятия решения. Оптимальный уровень тревоги необходим для эффективного приспособления к действительности. Чрезмерно высокий уровень, как и чрезмерно низкий – дезадаптативная реакция, проявляющаяся в общей дезорганизованности поведения и деятельности.

Тревожность индивидуальная психологическая особенность, проявляющаяся в склонности человека к частым и интенсивным переживаниям состояния тревоги, а также в низком пороге его возникновения. Рассматривается как личностное образование или как свойство темперамента, обусловленное слабостью нервных процессов. Тревожность является показателем неблагополучного личностного развития и, в свою очередь, оказывает на него отрицательное влияние. Такое же влияние имеет и нечувствительность к реальному неблагополучию, «защищенность», возникающая под действием защитных механизмов и проявляющаяся в отсутствии тревоги даже в потенциально угрожающих ситуациях. Тревожность может явиться предвестником невроза, а также его симптомом и механизмом развития.

Качественно-количественная характеристика связи личности с социальной средой, динамический результат её социализации достигается за счёт включения во все возможные каналы коммуникации, то есть общения в его основных видах: непосредственного и опосредованного. Таким образом, функции общения при их реализации выступают как достаточные основания для психологического объяснения взаимодействия человека и социальной среды [8, 9].

Определение уровня тревожности у билетных кассиров по методике Ч.Д. Спилберга и Ю.Л. Ханина:

e-koncept.ru

Стресс и стаж работы

Особенность проявления профессионального стресса является одной из наиболее актуальных для экстремальной психологии, психологии безопасности и поведения человека в экстремальных условиях. Весьма актуальна эта проблема для специалистов экстремальных видов профессиональной деятельности (сотрудники «силовых» ведомств: подводники, космонавты, сотрудники спецподразделений МВД России, пожарные и спасатели МЧС России).

Способность преодолевать стресс, управлять своим поведением в экстремальных условиях – являются важными критериями акмеологической культуры личности профессионала [1]. При этом в соответствии с методологическим принципами акмеологии личность рассматривается, как постоянно развивающаяся, находящаяся на многообразных уровнях профессионализма и успешности профессиональной деятельности [2].

Значимые психологические качества личности, которые обеспечивают стрессоустойчивость, относятся к профессионально важным психологическим качествам личности, которые имеют свою специфичность в зависимости от вида профессиональной деятельности.

Профессиональная деятельность этих формирований часто протекает при воздействии неблагоприятных, а порой и экстремальных средовых и климатических факторов, в условиях дефицита времени, неопределенности событий, сложной оперативной обстановки и сопровождается высокой степенью ответственности за жизнь других людей, осознаваемым чувством угрозы жизни и здоровью и т.д. Многочисленные и различные по длительности и интенсивности воздействующие факторы могут вызывать у спасателей различного рода изменения здоровья – в диапазоне от функциональных сдвигов (признаки физического и психоэмоционального переутомления – бессонница, раздражительность, тревожность), до пред- или патологических нарушений (психосоматические или соматические заболевания). В основе как тех, так и других изменений лежат нарушения адаптационно-приспособительной деятельности организма. Одним из проявлений этих нарушений является профессиональный стресс [3], [4].

Проблема психологической устойчивости к стрессу сотрудников является профессионально значимой для органов МЧС, поскольку от нее зависит не только эффективность предупреждения и раскрытия преступлений, но и часто – жизнь пострадавших лиц и самих сотрудников.

Таким образом, выявление особенностей проявления стресса у специалистов разных профессий и видов деятельности МЧС является основанием для эффективного прогноза их поведения. А, следовательно, и успешности деятельности в экстремальных условиях.

Для выявления психолого-акмеологических особенностей проявления стресса в зависимости от вида деятельности работников МЧС была исследована выборка 60 человек. Всего было две группы: сотрудники пожарной службы и сотрудники спасательной службы. Каждая группа состояла из 30 испытуемых.

Выборку пожарной службы составили сотрудники пожарной службы Республики Саха (Якутия) в возрасте от 21 до 29 лет.

Вторая выборка включала сотрудников спасательной службы Республики Саха (Якутия) в возрасте от 22 до 33 года.

Методами исследования были выбраны: анкетирование, позволяет распределить респондентов на группы по возрасту и стажу работы. Шкала профессионального стресса (Рогов Е.И.), позволяет определить тип личности конкретного человека и признаки эмоциональной неустойчивости, выявляются отдельные признаки стрессового состояния, а также возможна оценка вероятности возникновения стрессового состояния и проявления его в поведении и деятельности человека. Опросник диагностики уровня «Эмоционального выгорания» (В. В. Бойко), позволяет диагностировать три симптома «эмоционального выгорания»: напряжение, резистенцию и истощение. Дифференциальная диагностика состояний сниженной работоспособности (ДОРС) (А.Леонова, С.Величавская), используется для оценки степени тяжести труда в разных видах профессиональной деятельности.

На основании данных, которые были получены при анкетировании респонденты были распределены на 3 группы:

1 группа – стаж работы 0,5 – 1 лет;

2 группа – 2 – 3 лет;

3 группа – 4 – 5 лет.

По проведенным методикам были выявлены среднегрупповые оценки и получены следующие результаты:

С целью определить уровень профессионального стресса, была проведена методика «Шкала оценки профессионального стресса». По данным этой методики можно сказать, что ни одна из групп не показала высокий уровень стресса. И таким образом, для абсолютного большинства сотрудников отмечается умеренный и низкий уровни стресса. Но как видно по соотношениям между группами, высокий уровень стресса выявился у 1 группы и низкий уровень у 2 группы. Это можно обосновать тем, что у людей с высоким стажем работы хорошо развита саморегуляция, потому, возможно, уровень стрессоустойчивости у них выше.

С целью диагностики субъективной представленности разных состояний сниженной работоспособности была проведена методика дифференцированной оценки работоспособности – ДОРС.

По полученным данным получились следующие результаты: ни по одному индексу не выявлен высокий уровень. Во всех трех группах больше преобладает умеренный уровень. Но если сравнивать группы между собой, то получены следующие результаты: по индексу утомления высокие данные у 2 группы и низкие – у 3 группы. Индекс монотонии, высокие данные у 3 группы, низкие – у 1 группы. Индекс пресыщения, высокие данные –у 3 группы и низкие данные у 2 группы. По индексу стресса высокие данные у 1 группы и низкие данные у 3 группы. Из чего так же можно сделать вывод о том, что у людей, у которых стаж выше – стрессоустойчивость тоже выше.

С целью выявления показателя сформированности синдрома «эмоционального выгорания» была проведена методика диагностики уровня эмоционального выгорания В.В. Бойко. Исходя из этих данных, мы можем сказать, что синдром «эмоционального выгорания» не выявлен во всех трех группах. Однако эмоциональное выгорание больше преобладает у 2 группы, что можно обосновать тем, что в этот период работы идет окончательная адаптация к особенностям профессиональной деятельности. Те, кто не смог адаптироваться, уходят с работы.

Для выявления взаимосвязи между степенью стрессоустойчивости по методике Рогова Е.И. «Шкала профессионального стресса» и стажем работы в МЧС, использовался критерий Пирсона (см. приложение №6). Где rs равен 0.301. Из этого следует, что корреляция между А и В статистически значима. Полученная прямо пропорциональная зависимость говорит о том, что чем выше стаж работы, тем ниже проявляется стресс.

По результатам проведенного исследования мы приходим к выводу о том, что уровень профессионального стресса может зависеть от стажа работы работника МЧС: быть высоким – у тех, кого стаж 0.5, и низким – у работников со стажем 4 года. Это можно объяснить тем, что у работников с меньшим стажем не имеется за собой большого опыта, для них многие ситуации не знакомы, информированность о возможных опасностях почти отсутствует и в связи с этим появляется высокий уровень стресса. У работников со стажем уровень стресса ниже, так как опыт у них уже имеется, многие ситуации им знакомы, и они знают, как нужно действовать в определенных ситуациях. Данные выводы распространяются только на работников МЧС Республики Саха (Якутии).

www.eduherald.ru

Проблема конфликтов и стрессов в современных коллективах находится в центре внимания многих отечественных и зарубежных ученых, теоретиков и практиков, представителей различных научных школ и направлений. Все большее значение приобретают прикладные аспекты — теория и практика разрешения конфликтов и снятия стрессовых ситуаций [2, 3, 5].

Конфликт — это отсутствие согласия между двумя или более сторонами, которые могут быть конкретными лицами или группами лиц. Каждая сторона делает все, чтобы была принята ее точка зрения или цель, и мешает другой стороне делать то же самое. Когда люди думают о конфликте, они чаще всего ассоциируют его с агрессией, угрозами, спорами, враждебностью и т.п. В результате бытует мнение, что конфликт — явление всегда нежелательное, что его необходимо избегать, если есть возможность [1, 4, 8, 9].

Цель исследования: выявить основные факторы, определяющие конфликтность и уровень стресса в работе медицинских сестер.

Материалы и методы исследования

Проблема разрешения конфликтов и выхода из стрессовых состояний проанализирована на примере военного госпиталя. (Для справки: стационар госпиталя рассчитан на 600 коек; в госпитале работают 520 медсестер). В исследовании принимали участие 30 медицинских сестер, составивших 2 группы — 15 медсестер хирургических отделений и 15 медсестер отделений терапии. Состав каждой группы подбирали с учетом возрастного показателя: (по 5 человек — в возрасте 20-30 лет, 31-40 лет, 41-50 лет), а также стажа работы (по 5 человек — со стажем 1-10 лет, 11-20 лет, более 20 лет). Для исследования уровня профессионального стресса мы использовали методику Е.И. Рогова «Оценка профессионального стресса», которая предназначена для первоначального ориентировочного выявления лиц с признаками нервно-психической неустойчивости [6]. Она позволяет выявить отдельные признаки стрессового состояния, оценить вероятность возникновения стрессового состояния и проявления его в поведении и деятельности человека, а также определить тип личности конкретного человека: либо он тактичен и миролюбив, либо видит свою жизнь скучной без конфликтов и споров. Методика заключается в ответах на ряд вопросов с последующим подсчетом баллов за ответы и оценкой полученных результатов. Основной метод исследования — анкетирование.

Результаты исследования и их обсуждение

Указанная выше методика позволила определить тип, к которому относится та или иная медсестра, а также влияние возраста, стажа и специфики работы на ее конфликтность среди медицинских сестер хирургического и терапевтического отделений. Полученные результаты представлены в табл. 1.

Таблица 1

Общий уровень конфликтности

Группа по профилю
работы, кол-во чел.

Из данных, представленных в табл. 1, видно, что высокий уровень конфликтности выявлен у одного из респондентов, входящих в хирургическую группу, в то же время в терапевтической группе высокого уровня конфликтности не получено. При этом в хирургической группе преобладали показатели среднего уровня конфликтности, а в терапевтической группе — низкого уровня. Из этого можно сделать заключение, что степень конфликтности хирургических медсестер несколько выше, чем терапевтических. Этот факт позволяет сделать вывод о том, что терапевтические медсестры отличаются большей тактичностью и миролюбивостью, легче уходят от споров и конфликтов, избегают критических ситуаций на работе и дома.

Представляется также интересным влияние возрастного показателя на уровень конфликтности (табл. 2).

Таблица 2

Особенности влияния возраста
на конфликтность

Группы по профилю работы и уровню конфликтности, кол-во человек

Как видно из данных, представленных в табл. 2, результаты анкетирования медсестер терапевтического профиля свидетельствуют о преобладании низкого уровня конфликтности в возрасте 20-40 лет, в то время как медсестры, работающие в отделении хирургии, имеют низкий уровень конфликтности в возрастной период от 20 до 30 лет, а после 30 лет уровень количества медсестер со средней степенью конфликтности возрастает. У терапевтических медсестер с возрастом уровень конфликтности, наоборот, снижается.

Помимо вышеописанных факторов на уровень конфликтности оказывает влияние и стаж работы (табл. 3). Так, в первые 10 лет работы в ЛПУ для обеих групп опрошенных медсестер характерен низкий уровень конфликтности. Но, уже с 11 года работы наблюдается незначительное повышение до среднего уровня конфликтности, причем у терапевтических сестер этот показатель меняется почти в три раза медленнее, чем у хирургических.

Таблица 3

Влияние стажа работы на уровень конфликтности

Группы по профилю работы и уровню конфликтности,
кол-во человек

При анализе уровня профессионального стресса нами установлено, что у большинства респондентов выявлен средний и высокий уровень стресса, при этом разница соотношений между группами незначительная. Это свидетельствует о том, что для большего количества медсестер стресс является проблемой в жизни. При изучении основных факторов, влияющих на уровень стресса, нами установлено, что на уровень стресса оказывает немаловажное влияние возраст респондентов. Так, определяется преобладание низкого и умеренного уровня профессионального стресса у сестер сравниваемых групп в возрастной период 20-30 лет, но в 31-40 лет картина меняется: у медсестер преобладает средний уровень стресса, а в 41-50 лет показатели уровня стресса у данных групп респондентов сравниваются, и практически все медсестры в этом возрасте испытывают высокий уровень стресса (табл. 4). Помимо возраста на уровень стресса оказывает влияние и стаж работы. Нами установлено, что независимо от специфики работы у обеих групп респондентов преобладают низкий и умеренный уровни профессионального стресса в начале трудовой деятельности. Но после 10 лет работы у медсестер этот уровень возрастает до среднего. Однако если стаж работы респондентов превышает 20 лет, то независимо от специфики работы для всех медицинских сестер характерен высокий уровень профессионального стресса. Эти факты свидетельствуют о необходимости анализа ситуации с целью снижения уровня стресса (табл. 5).

Таблица 4

Влияние возраста на уровень профессионального стресса

Группа по профилю работы и уровню профессионального стресса, кол-во человек

Таблица 5

Влияние стажа работы на уровень профессионального стресса

Один из вопросов анкеты позволил определить уровень потребности медсестер в психологе. Так, большинство респондентов (20 человек) выразили согласие и желание обращаться к специалисту за психологической помощью, по 5 опрошенных дали отрицательный ответ и воздержались от ответа. При ответе на вопрос анкеты о проблемах, по поводу которых медсестры хотели бы обратиться к психологу, большинство опрошенных (23 человека) назвали рабочие проблемы, 2 — семейные, 5 — рабочие и семейные. Полученные ответы позволили констатировать, что психолог в госпитале необходим, в первую очередь, для улучшения психоэмоционального климата медицинского персонала. Создание благоприятной, сердечной обстановки в коллективе, несомненно, окажет положительное воздействие на эффективность труда медсестер. Этот факт является главной задачей менеджмента, в основе которого лежит необходимость формирования кооперации и сотрудничества в коллективе. Ответы медсестер на вопрос о рабочих проблемах, которые они хотели бы обсудить с психологом, позволили определить предполагаемую тематику обращений медсестер к психологу: 13 человек обратились бы к нему по вопросам отношений в коллективе; 11 — с администрацией госпиталя; 3 — с администрацией отделения; 3 — с коллегами в смене.

Анализ ответов на вопрос о наличии навыков самостоятельного снятия стресса подтвердил предположение автора о необходимости психолога в госпитале. Большинство респондентов (20 человек) отметил неумение самостоятельно и эффективно преодолевать стрессовые состояния. 5 человек ответили, что имеют данные навыки, но далеко не всегда умеют эффективно их использовать, и только 5 медсестер ответили, что умеют самостоятельно и эффективно преодолевать стресс.

Проведя анализ, можно с уверенностью сказать, что существует реальная потребность медицинских сестер в квалифицированной психологической помощи непосредственно в госпитале, в связи с отсутствием у них умений и навыков самостоятельно и эффективно преодолевать стрессы и конфликтные ситуации.

Выводы

1. По мнению большинства современных исследователей, проблема конфликтов и стрессов в коллективах ЛПУ является актуальной. Эффективность управления конфликтами и стрессами в ЛПУ определяется необходимостью активного просвещения медицинских работников в области практической психологии и менеджмента с целью обогащения их опыта методами управления.

2. Большинство медицинских сестер военного госпиталя, независимо от профиля работы, имеют высокий и средний уровень профессионального стресса.

3. Большинство медицинских сестер готовы обращаться за психологической помощью к специалистам.

4. Основываясь на полученных результатах диагностического обследования медсестер, можно утверждать, что в военном госпитале необходимо создать психологическую службу для медицинского персонала.

Рецензенты:

Петров Н.И., д.филос.н., профессор кафедры философии и политологии Саратовского государственного социального-экономического университета, г. Саратов;

Ярославцев А.С., д.м.н., профессор кафедры профессиональных гигиен медико-профилактического факультета ГОУ ВПО «Астраханская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития, г. Астрахань.

www.fundamental-research.ru

Синдром профессионального выгорания, как его избежать.

Один из феноменов личностной деформации, который в последнее время приобретает значительную популярность особенно в кругах тех специалистов кто по роду своей деятельности должен много общаться с другими людьми, носит название синдрома профессионального выгорания.

Синдром профессионального выгорания — это неблагоприятная реакция на рабочие стрессы, включающая в себя психологические, психофизиологические и поведенческие компоненты. Жертвой выгорания может стать любой работник. Синдром выгорания развивается как следствие комбинации организационных, профессиональных, стрессов и личностных факторов.

Основными признаками синдрома профессионального выгорания считаются:

  1. Истощение, усталость;
  2. Психосоматические осложнения;
  3. Бессонница; Негативная установка к работе;
  4. Негативная установка к учащимся;
  5. Пренебрежение исполнением своих обязанностей;
  6. Увеличение приема психостимуляторов (табак, кофе, алкоголь, лекарства);
  7. Уменьшение аппетита или переедание;
  8. Негативная самооценка;
  9. Усиление агрессивности (раздражительность, гневливость, напряженность);
  10. Усиление пассивности (цинизм, пессимизм, безнадежность, апатия);
  11. Чувство вины.

Наличие хотя бы 50% положительных ответов на данные признаки указывает на развитие синдрома «профессионального выгорания».

Выгорание представляет собой процесс, развивающийся во времени. Он начинается с сильного и продолжительного стресса на работе. В том случае, когда требования к человеку постоянно превышают имеющиеся у него ресурсы. При отсутствии конструктивного преодолевающего поведения хронические стрессы на работе вызывают комплекс негативных переживаний и дезадаптивного поведения.

Факторами провоцирующими развитие «синдрома профессионального выгорания» (т. н. факторы риска) можно считать:

  1. Специфику организационной поддержки. Организационную поддержку можно рассматривать с позиции трёх уровней- навык самоподдержки, поддержка коллег, поддержка руководителя. Независимые эмпирические данные свидетельствуют о том, что использование навыков самоподдержки положительно связан с профессиональными достижениями, но отрицательно с эмоциональным истощением, поддержка коллег положительно связана с персональными достижениями, но отрицательно с деперсонализацией. Поддержка же со стороны руководителя положительно связана со всеми факторами предупреждения «выгорания».
  2. Неудовлетворённость работой;
  3. Фактор оплаты труда (чем выше уровень зарплаты, тем ниже уровень выгорания);
  4. Влияние возраста и стажа работы на выгорание. Профессиональный рост обеспечивает человеку повышение его социального статуса, уменьшает степень выгорания. В этих случаях с определённого момента может появиться отрицательная корреляция между стажем и выгоранием: чем больше стаж, тем меньше выгорание. В случае неудовлетворённости карьерным ростом профессиональный стаж способствует выгоранию работников
  5. Выводы: синдром «профессионального выгорания» проявляется сильнее у педагогов с предпосылками к профессиональной непригодности. Риск выгорания смягчают стабильная и привлекательная работа, представляющая возможность для постоянного творчества. Наличие разнообразных интересов, перспективные жизненные планы. Реже «выгорают» те, кто постоянно обращается к творческому поиску решения при столкновении с трудными обстоятельствами, заботится о восполнении своих социально-психологических ресурсов. Снижение риска выгорания может быть достигнуто с помощью различных видов социальной поддержки.

    Система периодического оценивания профессиональных достижений педагогов школы становится действенной, так как напрямую связана с материальной заинтересованностью, является стимулом для постоянного повышения квалификации и служит одним из способов профилактики «профессионального выгорания». Система повышения квалификации реализуется в порядке проявления личной инициативы педагогического работника.

    Необходимость постоянного повышения общетеоретического и профессионального уровня учителей обусловлена ускоряющимся процессом морального обесценивания и устаревания знаний и навыков специалистов в современном мире. Так по оценке экономистов, ежегодно обновляется 5% теоретических и 20% практических профессиональных знаний. Установлена единица измерения устаревания знаний специалиста – так называемый «период полураспада компетентности», термин, заимствованный из ядерной физики и означающий продолжительность времени, когда в результате появления новой информации компетентность специалистов снижается на 50%.

    Исследования показывают, что в течение последних десятилетий этот период быстро сокращается. Так, если, 50% «устаревания» знаний педагога 1940г. Наступало через 10-15 лет, то для выпускников 1960 – через 8 лет, а для сегодняшнего педагога 3-4 года. Таким образом, постоянное овладение специалистом новыми знаниями становится непременным условием не только повышения, но и сохранения его квалификации.

    lenschool7.narod.ru