Стресс и тревога в психологии

«КАК РАБОТАЕТ НАШ МОЗГ»

СТРАХ И ТРЕВОГА

• Этот раздел посвящен различным страхам в жизни человека. Разбираются механизмы страха, физиология страха, психология страха, фармакология страха.

• Отличие тревоги и страха, психофизиология тревожности

• Фобии, страх, виды страхов, клаустрофобия, агорафобия, социофобии, нозофобии, страх перед страхом

• Преодоление тревоги и страха, рациональная психотерапия, НЛП,

• Научные работы, посвященные тревоге и страху

• Афоризмы про страх, тревогу, трусость, смелость и т. д.

• Каждый человек стремится к счастью. С точки зрения психологии, счастье – это когда совокупность всех положительных эмоций у человека значительно больше, чем сумма отрицательных. Соответственно, для достижения счастливой жизни есть два пути: добавить в свою жизнь положительных эмоций или убрать из нее отрицательные. Новое издание книги Ю.Щербатых «Избавься от страха» рассказывает о том, как стать более счастливым человеком, используя второй способ – убрав из жизни лишние страхи и тревоги.

• Страх,тревога, фобии, испуг, беспокойство, паника — определение понятий

• Храбрость бывает разная. Смелый, по мнению окружающих, поступок человека может быть обусловлен самыми разными причинами: моральным долгом, отчаянием, точно взвешенным риском, даже трусостью. То, что со стороны может выглядеть как глубоко продуманное сознательное самопожертвование, может оказаться лишь следствием минутного яростного порыва.

• На первый, поверхностный взгляд, страх несет мало приятного человеку — он приносит ему неприятные ощущения, лишает радости, не дает делать многие приятные вещи и может приводить к психосоматическим заболеваниям.Но страх, как выясняется, может быть и полезным. Существует как минимум семь положительных моментов, которые дает нам страх.

В вэтом разделе вы можете скачать темы страх, тревога, фобии для своего реферата.

Подпишись на полезные рассылки по психологии и получи подарок: книгу «Стресс — молчаливый убийца. Что вы должны знать, чтобы не стать его жертвой».

www.no-stress.ru

Стресс и тревога

Любопытно, что первая книга Ганса Селье «Стресс» вышла в том же самом 1950 году, что и первое издание моей книги «Смысл тревоги», ровно в середине двадцатого века. С этого момента тема стресса начинает привлекать к себе внимание психологов и врачей. В другой книге, опубликованной на шесть лет позже, Селье дает такое определение понятию «стресс»: это «приспособление, в процессе которого возникает антагонизм между агрессивным воздействием и противодействием ему со стороны тела». Стресс есть реакция на «изнашивание тела человека»[212].

Он выдвинул концепцию общего адаптационного синдрома. Этот синдром, в котором участвуют различные органы (эндокринные железы и нервная система), помогает нам приспосабливаться к постоянным изменениям, происходящим вокруг нас. «Секрет здоровья и счастья заключается в успешной адаптации к постоянно изменяющимся условиям жизни на нашем земном шаре; если адаптация неуспешна, человек получает за это наказание в виде болезней или несчастья»[213]. По его мнению, каждый человек рождается с каким-то определенным запасом адаптационной энергии[214].

Возможно, что все это верно с физиологической точки зрения, но я ставлю под сомнение психологический смысл этой теории. Разве энергия не зависит отчасти от интереса и желания человека выполнить поставленную задачу? Исследуя людей пожилого возраста, мы видим, например, что человек превращается в дряхлого старика не только из-за своего возраста, но и потому, что его ничего не интересует. И разве мозг не черпает свою энергию из желания выполнить привлекательную задачу?

У психологов появилась тенденция использовать слово «стресс» как синоним слова «тревога», и стоит поговорить об этом подробнее. Книги, описывающие тревогу, говорят о «стрессе»; этот же термин постоянно слышишь на конференциях, посвященных тревоге. Я не согласен с отождествлением этих двух понятий; по моему мнению, словом «стресс» нельзя называть то беспокойство, которое мы обычно называем тревогой. Это не спор с классическими трудами Селье, который сделал важные открытия в области экспериментальной медицины и хирургии. Термин «стресс» вполне адекватен потребностям той области знаний, но в психологии он не вмещает всего богатого смысла слова «тревога».

Слово «стресс» (что означает давление, напряжение) — термин инженерный или физический. Оно завоевало популярность в психологии, поскольку стресс легко определить, представить себе и, как правило, легко измерить, чего не скажешь о понятии «тревога». Достаточно легко найти тот уровень стресса, при котором человек «ломается». Очевидно, что в нашей культуре — благодаря революционным скачкам в развитии техники, разрушению системы ценностей и т. д. — человек подвергается особенно сильному воздействию стрессов. Об этом же свидетельствует и распространенность заболеваний, вызванных стрессом, — болезней сердца, атеросклероза и бесконечного множества других патологических состояний. В наше время на любой вечеринке люди обсуждают стресс и его разрушительное действие. Выражение «психологический стресс» стало привычным, хотя, заглянув в толковый словарь, я нашел, что такое значение слова «стресс» стоит лишь на восьмом месте.

Когда термин «стресс» используется как синоним слова «тревога», меняются акценты: ударение ставится на том, что нечто воздействует на человека. Оно описывает объективную картину, но оставляет за рамками субъективный аспект. Я, конечно, понимаю, что многие люди, использующие термин «стресс», описывают им и свои внутренние переживания. Джордж Ингел говорит о том, что стресс может быть связан с внутренними переживаниями, в качестве примера он приводит тоску. Но мы скажем, что нормальная тоска есть результат смерти человека, которого мы любим, который, без сомнения, находится вне нас. И в этом случае в концепции стресса подчеркиваются те факторы, которые действуют на человека. Тоска же, вызванная мыслью о том, что однажды меня не станет, это тревога, а не стресс. Невротическая тревога может заключаться, например, в том, что человек с таким огромным сожалением относится к страданиям, пережитым его ребенком в прошлом, что не позволяет ему даже выйти на улицу поиграть.

Хотя люди, использующие термин «стресс», уверяют, что сюда входит и психологический аспект, термин слишком сильно подчеркивает внешнее воздействие на человека. Это имеет смысл в тех областях, откуда термин был заимствован: инженер думает о том, какое давление на мост оказывает тяжелый грузовик, или о том, перенесет ли дом воздействие землетрясения. В сфере инженерных наук субъективный аспект можно не принимать во внимание. Но тревога неразрывно связана с сознанием и субъективными переживаниями человека. Даже Фрейд говорил о том, что тревога связана с внутренними чувствами, в то время как страх имеет отношение к внешним объектам.

С психологической точки зрения решающую роль играет то, как человек интерпретирует угрозу. Аарон Бек утверждал, что для возникновения тревоги важны не столько сами ситуации стресса, сколько то, как человек эти ситуации воспринимает[215]. Барн, Роз и Мэсон исследовали тревогу у солдат, участвовавших в боевых действиях во время войны во Вьетнаме (на этот раз объектом их интереса были водители вертолетов). Они писали, что полет или даже смерть нельзя назвать стрессом, если не учитывать то, как каждый человек воспринимал опасность[216]. Слова «воспринимать» и «интерпретировать» описывают субъективные процессы, которые включает в себя тревога, но не стресс.

Таким образом, употребляя термин «стресс» как синоним тревоги, мы не можем отличить одну эмоцию от другой. Продолжительное чувство злости или хроническое чувство вины являются такой же причиной стресса, как постоянный страх. Мы не можем разграничить эти состояния, если используем для всех один термин — «стресс». Мы не сможем также отделить страх от тревоги. Когда Том, история которого была приведена выше, ощущал страх (например, в тот момент, когда он положил не на место важные бумаги в лаборатории), активность его желудка резко снижалась. Его желудок «отключался». Если же Том испытывал тревогу (после бессонной ночи), беспокоясь о перспективах работы в лаборатории, желудок работал с наивысшей активностью. В отличие от ситуации страха, при тревоге желудок работал сверх меры. Если и то, и другое состояние назвать одним словом «стресс», их существенные отличия будут потеряны.

Несмотря на то, что в своих новых книгах Селье оспаривает некоторые свои прежние представления, его первоначальный тезис — «Любой стресс вредит организму» — в Америке понимают как призыв избегать всевозможных стрессов или, по меньшей мере, стремиться к этому. Селье обратил внимание на эту проблему, и одна из его книг посвящается тем, «кто не боится наслаждаться стрессом полноты жизни и не является столь наивным, чтобы полагать, что это достижимо без интеллектуальных усилий»[217]. Можно вспомнить высказывание, приписываемое Хадсону Хогленду: «Раний подъем с постели по утрам — важный источник стресса». Это так. Тем не менее, мы регулярно поднимаемся с постели рано.

Более того, дополнительный стресс может в значительной мере освобождать человека от тревоги. Во время войны в Великобритании в период бомбежек, острого недостатка продуктов и событий, вызывающих стресс, отмечалось значительное снижение количества неврозов[218]. Подобная картина наблюдалась и во многих других странах. В период стресса невротические проблемы исчезают, потому что у людей появляются совершенно конкретные поводы для беспокойства, на которых они могут сосредоточиться. В подобных ситуациях воздействие стресса на человека прямо противоположно воздействию тревоги. В ситуации интенсивного стресса человек может освободиться от тревоги.

Кроме того, чтобы увидеть неадекватность термина «стресс» как синонима тревоги, попробуем подставить его в высказывание Лиделла: «Тревога является как бы тенью мышления, поэтому чем больше мы узнаем о тревоге, тем лучше можем понять мышление человека». Если сказать «Стресс является как бы тенью мышления», — это выражение не будет иметь смысла. То же самое получится и с высказыванием Кюби: «Тревога предшествует развитию мышления». Выражение «Стресс предшествует развитию мышления» совсем не передает идеи Кюби, говорившего о том, что мысль появляется в результате «разрыва» между стимулом и реакцией, между Я и объектом. «Стресс» — чисто физиологический термин. Именно так и использовал его сам Селье.

Тревога определяется тем, как человек относится к стрессу, как он его принимает и интерпретирует. Стресс по отношению к тревоге находится как бы на промежуточной станции. Тревога — это то, что мы делаем со стрессом.

Грегори Бейтсон, говоря о психологах, путающих часть и целое, с грустью восклицает: «Да поможет Бог тому психологу, который считает, что часть реально существует!» Я полагаю, что стресс является частью опасной ситуации и, если мы хотим говорить о целом, следует использовать слово «тревога».

Замена этого слова другими терминами обычно обедняет наше понимание. Слово «тревога» обладает богатым смыслом, хотя это и затрудняет работу психолога. Оно занимает центральное место в литературе, живописи и философии. Когда Кьеркегор говорит: «Тревога есть головокружение свободы», — он говорит слова, понятные любому художнику или писателю, хотя понимание такого выражения труднее дается психологам.

psy.wikireading.ru

Тревожность и стресс

Одним из существенных вопросов, важных для понимания причин тревожности, является проблема локализации ее источника. В настоящее время, как уже отмечалось, выделяются в основном два типа источников устойчивой тревожности, длительные внешний стресс, возникшая в результате частого переживания состояний тревоги, с одной стороны, и внутренние — психологические и/или психофизиологические — с другой. Вопрос о том, возникают ли под влиянием этих разных источников различные типы тревожности, или это одно и то же явление, анализ причин которого проведен на разном уровне или разведен во времени, достаточно сложен и до настоящего времени не имеет однозначного решения.

Выше мы видели, что некоторые авторы, например А. Фрейд, говоря о разных по источникам типах тревожности, тем не менее подчеркивали практическую невозможность выделения этих типов на феноменальном уровне.

И. А. Мусина [1993], придерживаясь представления о том, что разная локализация источников порождает разные типы тревожности, предлагает ввести термины «внешняя» и «внутренняя», личностная, тревожность, ссылаясь при этом на известное положение С. Л. Рубинштейна о «действии внешнего через внутреннее». Однако, как представляется, для содержательного ответа на этот вопрос такой общей ссылки явно недостаточно.

Более продуктивным, с нашей точки зрения, является подход, объединяющий внешний источник стресса и его субъективную оценку. В ряде исследований тревога, «субъективное состояние страха-тревоги» рассматривается как психологический эквивалент любого конфликта. При этом конфликт понимается в основном как противоречие между оценкой индивидом определенной ситуации как угрожающей (вне зависимости от ее объективных характеристик) и отсутствием необходимых средств для ее избегания или преодоления. Это представление находится в общем ряду теорий тревожности и стресс как его компонента, связывающего их возникновение с когнитивной оценкой угрозы. Последняя предполагает, что процесс подобной оценки состоит из нескольких этапов: 1) непосредственной оценки ситуации как угрожающей; 2) поиск и отбор средств преодоления угрозы; 3) когнитивная переоценка ситуации и изменение отношения к ней. Тревожность возникает тогда, когда оценка внешней угрозы соединяется с представлениями о невозможности найти подходящие средства для ее преодоления, а ее профилактика и коррекция понимаются как обучение «переоценке ситуации» [Lasarus R. S., 1970; Лазарус Р., Дж. Аверилл, 1972; и др.].

Длительное и многократное воздействие стрессовой ситуации при соответствующей ее оценке индивидом рассматривается как основной источник невротических и преневротических состояний, в том числе тревожности.

В качестве еще одного — экстремального — внешнего источника тревожности в литературе выделятся посттравматический стресс. Общая тревожность является одним из центральных компонентов «посттравматического синдрома» у взрослых.

Систематические исследования влияния «стрессовых жизненных событий» или «детской травмы» начались, как известно, во время второй мировой войны. Одна из наиболее известных работ этой группы — исследование А. Фрейд и Д. Т. Бирлингам, посвященное детям, эвакуированным из Лондона. Множество исследований посвящено тревожности, возникшей в результате таких травматических факторов, как аварии, природные катастрофы, пребывание в клинике, хирургические операции, развод родителей. Особую группу, активно развивающуюся, к сожалению, в настоящее время, составляет изучение тревожности детей — жертв жестокого обращения, насилия, в том числе и сексуального.

Анализ этих исследований выходит за рамки нашей работы. Укажем лишь на некоторые значимые для нас данные. Прежде всего, это значительные диспропорции между тем, какое количество людей объективно подвергаются травматическому стрессу и выраженным переживаниям его психологических последствий. Данные убедительно свидетельствуют: несмотря на то, что травматичесские стресс ситуации практически одинаковой интенсивности переживают множество взрослых и детей, далеко не у всех из них развиваются невротические симптомы, в том числе и тревожность. Среди детей количество последних, по данным разных источников, колеблется от 25 до 50%.

В качестве определяющих выделяются два основных фактора: во-первых, отношение ребенка к происходящему, во многом зависящее от его личностных особенностей и предшествующих травме условий жизни и воспитания, и во-вторых, что самое главное, — присутствие во время стресс ситуации родителей или других лиц, которые могли бы оказать ребенку эмоциональную поддержку. Так, например, по данным упоминавшегося выше исследования А. Фрейд и Д. Т. Бирлингам, среди детей, переживших бомбардировки Лондона вместе с родителями, количество тех, кто проявлял невротические признаки, оказалось значительно меньшим, чем среди эвакуированных в безопасные районы без родителей.

Особую группу составляют работы отечественных психологов и психологов стран СНГ, связанные с последствиями землетрясения в Армении и аварии на Чернобыльской АЭС. Так, при изучении тревожности у детей и подростков, проживающих в местностях, радиационно-загрязненных после аварии на Чернобыльской АЭС, также выявилась ее связь как с внешними стрессовыми условиями жизни, так и внутриличностными конфликтами.

Влияние внешних и внутренних факторов на развитие тревожности у взрослых демонстрируют результаты исследований, проведенных на Украине сразу после Чернобыльской катастрофы. В нем участвовали ликвидаторы аварии и взрослые жители пострадавших районов. Полученные данные убедительно показали, что тревожность населения зараженных районов оказалась связанной прежде всего с информационной неопределенностью, противоречивостью получаемых сведений и советов. В тех же случаях, когда информация была достаточно однозначной, хотя и неблагоприятной, и давались конкретные рекомендации, как это было в группе ликвидаторов аварии, уровень тревожности лишь ненамного превышал средний и опосредствовался личностными особенностями, прежде всего стремлением к самоутверждению.

Все это, во-первых, свидетельствует, что источником тревожности в указанных случаях является не столько сама по себе угрожающая радиационная обстановка, сколько неопределенность самой жизненной ситуации, ее неоднозначность, степень и характер информированности о ней, а также о возможных последствиях. Во-вторых, оно указывает на опосредующий фактор — личностные особенности людей, ее переживающих. Последнее неоднократно подтверждалось в самых разных работах, проводимых как на детях, так и на взрослых. Большой интерес в этой связи представляет представленное выше исследование С. Р. Вирта.

Все приведенные выше факты, как представляется, убедительно свидетельствуют, что в случае устойчивой тревожности влияние стресса, в том числе и травматического, оказывается опосредованным внутриличностными факторами, что отражается в известных феноменах оценки и переоценки стрессовых ситуаций. Это, на наш взгляд, снимает проблему локализации источника тревоги, «внешней» и «внутренней» тревожности. Речь, по-видимому, должна идти о едином явлении, имеющее как внешние, так и внутриличностные источники.

Наличие этих двух типов источников важно, однако, учитывать при профилактике и преодолении тревожности, в частности для предотвращения травматических воздействий или смягчения их последствий. Наиболее значимым в этом плане, судя по литературным данным, является, как уже отмечалось, стресс разлуки с матерью или замещающим ее лицом.

Факторы общения, и прежде всего детско-родительские отношения, как особые детерминанты развития, возникающие «на пересечении действия факторов объективных и субъективных, на пересечении векторов, идущих от ребенка как субъекта жизнедеятельности и социопредметной среды», выделяются сегодня в качестве центральных при исследовании практически всех сторон развития. Рассмотрим их применительно к устойчивой личностной тревожности.

psyera.ru

Стресс и тревога

Стресс (от англ. stress — давление, нажим, напор; гнёт; нагрузка; напряжение) — неспецифическая (общая) реакция организма на воздействие (физическое или психологическое), нарушающее его гомеостаз, а также соответствующее состояние нервной системы организма (или организма в целом). В медицине, физиологии, психологии выделяют положительную (эустресс) и отрицательную (дистресс) формы стресса. По характеру воздействия выделяют нервно-психический, тепловой или холодовой, световой и другие стрессы.

Каким бы ни был стресс, «хорошим» или «плохим», эмоциональным или физическим (или тем и другим одновременно), воздействие его на организм имеет общие неспецифические черты.

Виды стресса

Эустресс. Понятие имеет два значения — «стресс, вызванный положительными эмоциями» и «несильный стресс, мобилизующий организм».

Дистресс. Негативный тип стресса, с которым организм не в силах справиться. Он подрывает здоровье человека и может привести к тяжелым заболеваниям. От стресса страдает иммунная система. В стрессовом состоянии люди чаще оказываются жертвами инфекции, поскольку продукция иммунных клеток заметно падает в период физического или психического стресса.

Эмоциональный стресс. Эмоциональным стрессом называют эмоциональные процессы, сопровождающие стресс, и ведущие к неблагоприятным изменениям в организме. Во время стресса, эмоциональная реакция развивается раньше других, активизируя вегетативную нервную систему и её эндокринное обеспечение. При длительном или многократно повторяющемся стрессе эмоциональное возбуждение может застаиваться, а функционирование организма — разлаживаться.

Психологический стресс. Психологический стресс, как вид стресса, понимается разными авторами по-разному, но многие авторы определяют его как стресс, обусловленный социальными факторами.

Распространенные заблуждения. Среди неспециалистов появилась тенденция отождествлять стресс (и особенно психологический стресс) просто с нервным напряжением (отчасти в этом повинен сам термин, означающий «напряжение» в переводе с английского). Стресс — это не просто душевное волнение или нервное напряжение. В первую очередь, стресс — это универсальная физиологическая реакция на достаточно сильные воздействия, имеющая свои симптомы и фазы (от активации физиологического аппарата до истощения).

Тревога — отрицательно окрашенная эмоция, выражающая ощущение неопределённости, ожидание негативных событий, трудноопределимые предчувствия. В отличие от причин страха, причины тревоги обычно не осознаются, но она предотвращает участие человека в потенциально вредном поведении, или побуждает его к действиям по повышению вероятности благополучного исхода событий.

Тревога представляет собой расплывчатый, длительный и смутный страх по поводу будущих событий. Она возникает в ситуациях, когда ещё нет (и может не быть) реальной опасности для человека, но он ждет её, причём пока не представляет, как с ней справиться. По мнению некоторых исследователей, тревога представляет собой комбинацию из нескольких эмоций — страха, печали, стыда и чувства вины.

Для тревоги (и для многих форм страха) в большинстве случаев характерен следующий ход мысли: человек находит в своём прошлом или из окружающей жизни примеры неблагоприятных или опасных событий, а затем переносит этот опыт в своё будущее.

Например, человек, завидев вдалеке собаку, вспоминает, что когда-то его уже кусала собака, и у него возникает страх перед повторением подобной ситуации. При этом человек может испытывать страх и тревогу по поводу событий, которые случились не с ним, а с другими людьми или вообще были выдуманы. Например, несколько лет назад, узнав об эпидемии атипичной пневмонии в Китае, многие люди в России испытывали страх заболеть ею.

Иногда подобный механизм образования приводит к возникновению абсурдных страхов, которые, тем не менее, оказывают очень сильное негативное влияние на психику человека. Многие люди не могут спать от страха, посмотрев на ночь триллер или фильм ужасов про вампиров. При этом они понимают, что фильм был всего лишь плодом воображения сценариста и режиссёра, а колдуны, вампиры, привидения или пришельцы из космоса были результатом компьютерной графики или искусной игры загримированных актёров, но люди всё равно продолжают испытывать тревогу.

Достаточно выраженная тревога включает два компонента:

Осознание физиологических ощущений (сердцебиение, потливость, тошнота, др.)

Осознание самого факта тревоги.

Тревога и страх

Страх и тревога, по мнению одних авторов, имеют лишь количественные различия, а, по мнению других, отличаются принципиально, как по своим механизмам, так и по способу реализации. По мнению первых авторов, если источник тревоги ликвидировать не по силам, тревога переходит в страх. Так, например, по мнению Кэррола Изарда, первичной и самостоятельной эмоцией является страх, а тревога представляет собой комбинацию нескольких эмоций: страха, печали, вины и стыда. Следует отметить, что большинство авторов (как отечественных, так и зарубежных) склонны рассматривать тревогу как реакцию на неопределенный, часто неизвестный сигнал, а страх как ответ на конкретный сигнал опасности.

Физиология. На уровне головного мозга тревогу регулируют миндалевидное тело и гиппокамп.

needpsy.ru

Страх, тревога, стресс. Способ справляться со своими страхами

Страх и тревога — неотъемлемая часть нашей жизни. Я захотела рассказать о них, т.к. неоднократно сталкиваюсь в клинической практике с тем, что проявления страха и тревожности воспринимаются исключительно с негативной стороны и в большинстве случаев нет полноценных знаний, навыков и возможности контролировать и управлять данным аффектом.
Первоначально хотелось бы раскрыть теоретические аспекты, так как понимание теории даст возможность раскрыть практические навыки.

Общее определение страха

Принято различать несколько разных эмоциональных состояний связанных с аспектами аффекта — интенсивности, отсутствия или наличия объективной причины переживания, представления вызывающего аффект и т.д. Единого трактования психологами отличий в определении страха и тревоги нет, но обычно выделяют:

тревогу — отрицательно окрашенную эмоцию, ожидание неопределенной угрозы. Под тревогой могут понимать внутреннее состояние, которое не имеет какого-либо осознанного представления или объекта — в том числе это ожидание угрозы, но суть угрозы может быть не определена. Спилбергер говорил о «личной тревожности, как устойчивой индивидуальной характеристике, отражающей предрасположенность субъекта к тревоге и предполагающая наличие у него тенденции воспринимать достаточно широкий «веер» ситуаций как угрожающие, отвечая на каждую из них определенной реакцией и ситуативную или реактивную тревожность как состояние характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями: напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Это состояние возникает как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию и может быть разным по интенсивности и динамичности во времени.»

страх — в теориях Фрейда, он не делал различий на страх и тревогу, использовал термин Angst, который переводится, как страх. Фрейд писал о том что страх может иметь реальные причины (ну например, цунами), а может основываться исключительно на внутренних, в том числе не обязательно осознанных представлениях об угрозе «Я» или наказании. В трактовках некоторых психологов страх в отличии от тревоги имеет объект, при страхе есть реальная причина или представление о внешней или внутренней причине, которую человек осознает

боязнь — связана с определенным объектом или ситуацией, можно бояться мышей или грозы

испуг — возникает при внезапной ситуации или событии, которое несет потенциальную или реальную угрозу

фобии, панические атаки — патологическое проявление страха, в случае фобии устойчивое проявление страха в связи с каким-то объектом, и представлениями об этом объекте, нарушающее жизнедеятельнось человека, паническая атака — внезапное проявление страха с сильной физиологической реакцией на ситуацию или событие не представляющее реальную угрозу безопасности.

В каком бы виде не проявлялся страх или тревожность — это переживание для человека обычно является неприятным. При этом страх — это один из самых древнейших и полезных для человека аффектов, призванных спасать от угроз, опасных ситуаций и в том числе сохранять жизнь человеку. Древнее предназначение страха — сигнализировать о потенциальной опасности и вызывать соответствующую реакцию. Можно выделить три типа реакции (хотя иногда говорят только о двух)

1. Убежать
2. Напасть
3. Замереть

В момент страха начинает работать симпатическая нервная система и выделяется адреналин, который по сути дублирует функции симпатической системы — учащается дыхание, увеличивается частота сердцебиения, сужаются сосуды кожи (кожа белеет или сереет), кровоснабжение мышц улучшается. Пословица «у страха глаза велики» возникла из-за того, что зрачки расширяются, хотя при реакции более сильного страха они могут сужаться. Функции пищеварительной системы блокируются, поэтому ощущается сухость во рту.

Симптомами проявления страха и тревожности могут быть — головная боль, тремор, тошнота и «медвежья болезнь»

Значение и причины страха

Переживание страха и тревожности возникают с самого рождения. Младенец испытывает очень сильный страх и тревогу в случае если его биологические потребности не удовлетворяются, например — голод, холод и т.д. и в случаях сильных внешних раздражителей, таких как громкие звуки и прочее.

Очень быстро маленький ребенок учится связывать состояние комфорта/дискомфорта и удовлетворение или наоборот невозможности удовлетворить потребности как физиологические, так и психологические с объектом, который оказывает уход — т.е. с матерью или тем лицом, кто ее может замещать в случае если мать по каким-то причинам отсутствует. Мама — это тот кто ухаживает, хотя в некоторых работах, например, работе Дольто говорится о том, что даже совсем маленький ребенок может отличить свою биологическую мать от постороннего. Так в одном из случаев отказа младенца от кормления, из-за того что его мать попала в больницу, она посоветовала использовать вещи матери с ее запахом и ребенок начал есть.

К 7 месяцем младенец уже может реагировать реакцией страха на уход и отсутствие значимого объекта. Страх связывается с собственным бессилием, а значимый объект наделяется силой, т.е. возможностью справиться с ситуацией и удовлетворить потребности. Впоследствии страх потерять значимый объект одна из сильнейших реакций человека на различные ситуации в результате которых мы можем потерять близкого. Не смотря на то, что мы взрослеем, мы реагируем реакцией страха или боли той или иной степени при угрозе разрыва отношений. Когда мы боимся, что значимый человек бросит нас или предаст — это проявление страха отвержения.

Второй не менее сильный страх — страх поглощения — это страх перед дезинтеграцией эго (целостного восприятия и представлений о себе) вследствии угрозы внешнего вмешательства значимого объекта (родительской фигуры). На основе исследований Мелани Кляйн можно объяснить причину возникновения такого страха как работу проективной идентификации или проекции — т.е. приписывание своих собственных чувств внешнему объекту. Младенец при фрустрации испытывает ненависть и фантазии об уничтожении объекта, но поскольку уничтожение значимого объекта само по себе вызывает страх и означает смерть возникает вынесение этого страха вовне. Теперь существует фантазия о ненависти и угрозе исходящей от внешнего объекта по отношению к младенцу.

Отношения с миром, и базовые установки самооценки таким образом формируется в самом раннем детстве. Если на ранних этапах не было серьезных нарушений (болезни матери, нарушений эмпатии и понимания потребностей ребенка и др.), в большинстве случаев в основах представлений о мире и о себе лежит представление о том, что хорошего больше, чем плохого, а так же представление о справедливости, т.е. о том, что человек способен контролировать и управлять теми событиями, которые с ним случаются — если человек совершает хорошие поступки, то в его жизни в основном будут происходить хорошие события. Так же формируется базовое убеждение о собственной самоценности, насколько человек достоин любви и уважения со стороны других людей.

В случае, если в младенчестве и в раннем детстве происходили существенные нарушения в отношениях ребенок-родитель, эти установки существенно утрачиваются. Нарушениями могут быть — депривация потребностей ребенка в младенчестве, отсутствие матери, гиперопека или наоборот отсутствие внимания к ребенку в детстве.

В исследованиях и наблюдениях Рене Шпитца и Доулинга были выявлены существенные нарушения у двух групп детей — дети из дома ребенка, где им оказывался уход и кормление, но не было общения с матерью и они надолго были предоставлены сами себе и у тех детей, у которых была мать и полноценной общение с ней, но при этом не было возможности сосать, т.е. сенсорная депривация при кормлении, т.к. существовала медицинская проблема с пищеводом и пища до 6 месяцев вводилась через катетр. Таким же образом негативное влияние могут оказывать серьезные психотравмирующие события или несколько событий во взрослом возрасте.

Последствия страха, тревожности.

Обычно последствия нарушений детско-родительских отношений в раннем детстве или последствия травмы выражаются в аффективных расстройствах — в том числе связанных с повышенной тревожностью, как осознаваемой, т.к. и не осознанной, Одно из таких аффективных расстройств — депрессия. Страх и тревожность влияют на то, как мы осваиваем мир и как мы осуществляем коммуникацию со значимыми, близкими людьми, обществом. С одной стороны работа страха может быть связана с тем, что мы будем избегать чего-либо или кого-либо, как опасность, т.к. в этом заключается одна из функций страха — постараться не допустить опасные ситуации. В том числе, незнакомые ситуации могут восприниматься как опасные и вызывать тревожность и страх, т.к. психика работает на упреждение и при возникающем страхе не смотря на сильные затраты нет шансов пропустить смертельную угрозу.

Страхи для человека являются не только биологическими но и социальными и экзистенциальными (чаще всего смешанными, например, страх болезни может быть как биологическим так и социальным, как исключение из общества и привычной деятельности, вследствие болезни). На социальные страхи в современном мире стали все больше обращать внимание. В Международной Классификации Болезней — МКБ-10 даже выделена отдельная категория социальных страхов.

В случае социальных страхов человек испытывает дискомфорт, страдания при определенных ситуациях и возможно полную невозможность вести какую-либо социальную деятельность в том числе и работать или выполнять отдельные действия — к примеру выступать — при страхе публичных выступлений. Так же страх может влиять не только на избегание но и на повышение агрессивности и конфликтности.

Но есть и другие функции страха — это мотивация на освоение нового, повышение концентрации внимания и ответственности, поэтому люди с высоким уровнем тревожности могут быть отличными учеными, хорошими руководителями и специалистами, более ответственными и исполнительными, чем люди с низкой тревожностью. Люди справившиеся с травмой, проработавшие со специалистом нарушения вследствие детско-родительских отношений часто ощущают себя более сильными, более компетентными, более живыми и более зрелыми — т.е. ситуации сильной фрустрации могут приводить к личностному росту. Хотя конечно же не стоит недооценивать возможные негативные последствия. К сожалению, долгие стрессовые ситуации могут приводить и к соматическим заболеваниям.

Как справляться со своим страхом и тревожностью.

Отличия психики человека от животного заключается в том, что человек может испытывать страх вне ситуаций реальной угрозы — т.е. только представляя возможную потенциальную угрозу, ситуацию опасности или объект, который был опасен ранее или в наших представлениях может нанести вред. Преимущество заключается в том, что мы можем рационально влиять на аффект и тренироваться в управлении своими эмоциями.

Если ситуация в которых вы испытываете страх и тревогу очень сильно влияют на вашу жизнь, часто повторяются и мешают реализации значимой для вас деятельности — это повод для обращения к специалисту — психотерапевту одного из глубинных направлений, например к психоаналитику. Если ситуации повторяются не очень часто, например, при боязни выступлений или конфликтных ситуациях со значимыми людьми вы хотите более эффективно справляться со своим состоянием — есть несколько способов, которые снижают аффект:

1. Метод последовательных приближений — когда вы чего-то очень сильно боитесь, необходимо наоборот постараться встречаться с объектом своего страха, усиливать страх, только делать это постепенно. Очень известный пример — при страхе пауков — сначала смотреть на картинку паука, потом чучело паука, потом потрогать чучело палкой, затем посмотреть на живого паука и т.д. Считается, что в ситуации усиления страха возврат к прежнему состоянию воспринимается как облегчение и поэтому после долгих тренировок вы сможете спокойно переносить те ситуации, что ранее вас пугали.

Если, к примеру, вы боитесь собеседований, то следует потренироваться в безопасных условиях, как один из варианов — с близким другом, где друг будет выступать в роли интервьюера. Затем стоит сходить в компанию, куда может быть вы и так не хотели бы идти работать и только за тем, в компанию в которой работать хочется.

2. Метод воспоминаний ситуаций и состояний, когда вы проявляли смелость. При этом страх становится менее актуальным, но главное делать это, когда аффект не достиг своего пика.

3. Символизация и рационализация — проговаривание волнующих моментов, рассмотрение с разных сторон, поиск объяснений, перевод сложно-вербализуемых чувств в вербальное поле — существенно снижает уровень тревожности. Самое главное делать это регулярно и не дожидаться того момента, когда ситуация сильно ухудшится, а в стрессовых ситуациях говорить надо как можно больше. Так же тревогу сильно снижает письмо. Т.е. регулярное ведение дневника может помочь ее снизить

4. Рефрейминг — это способ достичь результата в сложных, конфликтных ситуациях — вы воспроизводите ситуацию, которая вызывает у вас страх, например — диалог с руководством. Рассматриваете что именно вас пугает и вызывает наиболее неприятные чувства, а затем переигрываете в представлениях ситуацию так, чтобы она стала для вас удовлетворительной и проговариваете новый вариант в безопасной обстановке. После этого бывает легче сделать шаг в изменении реальной ситуации.

Автор: Евгения Гайдученко. Перепечатка возможна со ссылкой на источник

psy-i.ru