Заикание пример

Элеонора Д., 14 л. Родилась от первой беременности, в семье педагогов. Среди родственников отца несколько человек страдали различными формами патологии речи (косноязычие, заикание). У матери выраженная тахилалия. Девочка на первом году жизни была беспокойна, плохо спала, несколько замедленно физически развивалась. Речь появилась своевременно. В дальнейшем физически развивались хорошо. Перенесла ряд детских инфекций.

Росла ласковой, приветливой, застенчивой, в ноной обстановке легко терялась, боялась «чужих». В 8-летнем возрасте перенесла сильный испуг: была разбужена из-за начавшегося ночью пожара. С тех пор начала заикаться. В школе училась хорошо, но очень тяжело пережинала свое заикание, боялась отвечать. В 6-м классе девочку переволи в специальную школу. С большим усердном овладевала правилами здоровой рочи и достигла в этом отношении значительных успехов.

При осмотре жалуется на головные боли, недовольна своими уснохами в освоении правильной рочи, высказывает страх, что но возвращении в массовую школу опять будет стесняться товарищей. Девочка высокого роста, несколько повышенного питания, окраска кожных покровов и слизистых нормальна. Со стороны внутренних органов без патологии. Пульс 08 ударов в 1 мин., лабильный. Рентгеноскопия грудной клетки не выявила патологии.

Симптомов органического поражения центральной нервной системы нет. Сухожильные рефлексы равномерно оживлены. Акроцианоз, выраженная игра вазомоторов, повышенная потливость. Заикание артикуляционно-дыхательной формы с тоническими и клоническими судорогами. Выраженность заикания резко колеблотся: в дни, когда девочка взволнована или переутомлена, заикание становится очень тяжелым. Интеллектуально хорошо развита, начитана, держится сдержанно, легко смущается, волнуется, по старается скрывать свое волнение.

Группа младших детей состояла из 9 мальчиков и 1 девочки. Один испытуемый отставал в физическом и умственном развитии. Остальные дети по физическому развитию соответствовали возрасту и не были умственно отсталыми. Заикание у всех детей было очень Тяжелым; в новой обстановке они совершенно не могли говорить. Речевое развитие было достаточным: словарь богатым и грамматические системы языка развиты, но речь у большинства была недостаточно внятной, монотонной; у шести человек имело место выраженное разлитое косноязычие.

Трое детей отличались повышенной двигательной возбудимостью и плохо подчинялись школьной дисциплине. Трое были малоподвижны и заторможены. У всех детей выявлялась неспособность к длительному усилию, рассеянность, повышенная утомляемость, временами негативизм. В новой обстановке доти легко терялись. Со стороны внутренних органов патологических отклонений не отмечалось. Ни у кого симптомов органического поражения центральной нервной системы выявлено не было. Лишь у одной девочки имело место небольшое увеличение щитовидной железы.

Симптомы функционального расстройства нервной системы у всех испытуемых были резко выражены. Наблюдалось повышение сухожильных рефлексов, тремор пальцев, языка, повышенная вазомоторная возбудимость, потливость, у части испытуемых был выражен симптом Хвостека. Речевая патология в семье отмечалась у двух испытуемых, трое родились в семьях алкоголиков.

Раннее развитие протекало неблагоприятно у 6 человек. Дети много болели и медленно развивались. Возможно, в связи с этим у пяти из этих детей развитие речи происходило с задержкой, у остальных речь появилась своевременно, но дальнейшее ее развитие в связи с заиканием проходило замедленно. Заикание у всех испытуемых детей этой группы, за исключением одного, выявилось очень рано, в период еще незаконченного развития речи. В дальнейшем заикание постепенно усиливалось.

Речевая патология у логоневротиков этой возрастной группы была выражена настолько резко, что большинство из них было направлено в специальную школу с самого начала школьного обучепия.

Из приведенного краткого описания видно, что у логоневротиков младшего возраста речевая патология была более сложной и тяжелой, чем у старших. Наряду с заиканием у младших детей были резко выражены и другие дефекты речевого развития (косноязычие, позднее развитие речи).

medicalplanet.su

Что делать с заиканием на публике

Как преодолеть заикание, запинание, ступор, дефекты речи и другие проблемы произношения речи на публике, когда волнение мешает выступать.

Об этом – в статье.

Получаю письмо с вопросом о заикании

Олег Игоревич! Что делать с заиканием, когда волнуюсь? Обратила внимание на то,что очень хорошо пишу и высказываю свои мысли на бумаге…а вслух произносить стало очень проблематично!! Узнала из Инета, что есть курсы риторики, но засомневалась в том, что на на них обещают в течении 2-х дней привести речь в порядок! Как-то очень недоверчиво к этому отношусь! За два года не сумела ничего сделать, а тут всего лишь …2 дня! Почитала отзывы о Вас и поэтому написала! Посоветуйте пожалуйста, что делать! Заранее благодарна! Ирина.

Здравствуйте, Ирина!
Спасибо за письмо!
Ваш запрос понятен. Таких людей немало. Кто-то с рождения заикается, кто-то это приобретает в течении жизни. Если нервная система дает сбои – это может сказываться на речи.

Отвечая на ваш вопрос о заикании, приведу несколько примеров:

Как-то раз к нам на занятие мама привела взрослую дочь (уже студенческого возраста), которая сильно заикалась, с раннего детства. Прошло несколько занятий. И эта девушка подошла и поблагодарила словами: ” Вы сделали то, что не смогли сделать ни психологи, ни логопеды”. Она научилась выступать (и говорить) не заикаясь.
Конечно же, было приложено немало сил с ее стороны. И я не вылечил заикание. Оно осталось, наверное, не знаю. Но речь девушки стала ровной, плавной.
На наши занятиях выступала хорошо, и никто бы не сказал, что она заикалась с детства.

Это был не первый случай.

Первый случай был неожиданным. У меня был друг, который всегда слегка заикался, но привык к этому, а мы, его друзья – тоже к этому привыкли. Ко мне на занятия по ораторскому искусству он пришел из любопытства: говорить он никогда не боялся. Это был первый ошеломляющий результат: перестал заикаться, выступая перед людьми. Но в обычной, повседневной речи, по привычке продолжал заикаться.
Прошло время. И мой друг начал заикаться избирательно, т.е. когда себя контролировал – заикание исчезало.

Таких примеров – все больше и больше.
Так в чем же секрет?

Секрет в овладении речью оратора.

Есть заблуждение, что речь оратора такая же, как бытовая речь. Но это – не верно.

Обычная (бытовая) речь – быстрая, сбивчивая, часто путанная. Как правило, лишенная пауз.

Первое, что нужно освоить – паузы.

Да-да! Именно паузы!

Потом – речь, в которой эти паузы будут гармоничны. Именно – гармоничны. Паузы – после каждой фразы.

Что такое фраза – вы, наверное, знаете.

Далее – чередование быстрой и медленной речи. Т.е. какие-то слова – произносить быстро, а какие-то – медленно.

Пример – речь Барака Обамы, без перевода. Причем – любая его речь на публике. Конечно же, Обама не заикается. Это видео – о паузах.

И это нужно научиться не в теории, а в практических упражнениях.

Речь, богатая паузами, речь с хорошим ритмом, сочетание медленной речи с быстрой – позволяют нервной системе и работать и отдыхать. Нервная система не перегружается, потому что постоянно имеет возможность отдохнуть.

Так работает наше сердце: после каждого сокращения идет пауза, достаточно большая, – время расслабления. Так сердце и работает и отдыхает одновременно. Но если сердцу не давать время отдыха – оно устанет, начнет сбиваться. Может даже произойти остановка сердца или инфаркт.
Когда человек говорит без пауз – речь получается сбивчивая, малопонятная. А потом может наступить остановка речи – ступор.

Быстрая речь плюс волнение – может явиться причиной и заикания, и запинания, и ступора и хаоса…

Чаще всего сетуют на волнение, мол оно виновато.

Для чего нужны мусорные слова?

Но еще больше виноват человек сам.
Волнение не ликвидировать. Можно лишь приструнить, но не ликвидировать.

Но как на меня – лучше его (волнение) не трогать, и не тратить силы на вычерпывание решетом воды из колодца.

Значит, нужно научиться говорить несмотря на волнение.
А еще нужно овладеть речью оратора, которая позволит оратору хорошо говорить, даже при самом сильном волнении.

Даже при самом сильном волнении.

Но нужно начинать – с взгляда, пауз и медленной речи (об этом немало написано на страницах моего сайта).

Вот, благодаря вам, Ирина, написал хорошую статью о направлениях работы с заиканием, которая украсит сайт. Спасибо за вопрос, Ирина!

Рекомендую почитать о пользе пауз:

P.S. Уже не по письму. Я не доктор, и не собираюсь лечить людей с дефектами речи. К тому же было несколько случаев, которые отбил охоту заниматься подобными проблемами. Некоторые “больные” себя считают “особенными”, привыкли, что с ними “панькаются”. И имеют много “отговорок”, например: “Это трудно для меня” или ” А у меня не получается”. Причем, это “не получается” – является аргументом, чтобы не делать упражнение дальше.

  • Ну и что, что не получается – нужно делать.
  • А в ответ: “Вот видите – у меня все-равно не получается”.

Эти “особенные” люди – действительно особенные. И эта особенность заключается не в том, чтобы был повод пожалеть, а в том – чтобы вдвое, а то и втрое больше работать, нежели обычным людям.

Мне посчастливилось (а думал, что не посчастливилось) некоторое время быть (даже ночевать) в центре реабилитации детей с ДЦП. Дочитайте до конца, это важно. Мне было жалко смотреть на этих детей, которым трудно ходить, трудно говорить, даже кушать. Многие из них (большинство) вызывало жалость. Но… Я познакомился с юношей, который развеял все мои мысли о жалости. Он учился в этом центре, а по ночам работал сторожем здесь, а я оставался на ночь в одной из комнат. Мы много разговаривали. Кстати, у него тоже были дефекты речи. Он говорил, что “Мне нужно работать вдвое больше, чем другим.” Он бегал на беговой дорожке, хотя ему было втрое тяжелее, чем любой, даже самой толстой женщине. Он занимался на тренажерах с грузами, которые были мне не под силу. Оказывается, он выиграл в соревнованиях по армрестлингу среди обычных парней своего возраста (а не среди людей с “нарушениями”, где он отказывался участвовать, так как мог легко выиграть). Я видел, как он напрягался, когда кушал ложкой. Но он всегда отвергал помощь. У него не было свободного времени: он занимался спортом и шахматами, готовился поступать в ВУЗ.

И поэтому – я никого не жалею. Я говорю (здоровому, но ленивому человеку с манией величия и жаждой внимания): “Да, ты – особенный. Тебе нужно вдвое больше работать!”

  • Полной девушке нужно больше бегать, чем стройной. В этом ее особенность.
  • Слабаку нужно чаще ходить в спортзал и больше “умирать” под штангой, чем парню с хорошей мускулатурой. Вот – его особенность.
  • Осла можно заставить прийти к реке. Но ни один шайтан не заставит его напиться. Восточная мудрость.

    Так что не сочтите за “цинизм” мои слова, что заикающемуся человеку, или с дефектами речи, нужно больше работать над своей речью, чем кому-либо другому.

    И я не буду обучать человека, который не поймет простую истину: “Всё в наших руках!”. Я, тренер, всегда помогаю тем, кто работает.

    Но становится нянькой, соглашаться, что очень трудно выдержать паузу (какую-то несчастную паузу) – не желаю.

    Что еще порекомендую почитать? Вот чудесные статьи, на похожую тематику:

    / Заикание / Что делать с заиканием на публике / Можно ли побороть заикание оратору / Методы борьбы с заиканием / Дефекты речи /

    bolsunov.com

    Заикание пример

    Начиная с 70-х годов, в отечественной научной литературе выходит значительное число публикаций, свидетельствующих о новых трактовках клинической картины, наблюдаемой при заикании. На базе клинических наблюдений и экспериментальных исследований разрабатывается представление об объективной дифференциации клинических форм заикания.

    Исследователи выделяют две клинические формы заикания — невротическую и неврозоподобную, которые обусловлены разными патогенетическими механизмами (Ковалев В.В., 1970; Асатиани Н.М. с сотр., 1973-1985; Драпкин Б.3., 1973; Белякова Л.И., 1973-1997 и др.).

    Неврозы в клинике пограничных психических состояний рассматриваются как психогенно-реактивные функциональные заболевания, возникающие под влиянием стрессовых факторов различной силы и длительности.

    Различают острую и хроническую психические травмы. Под острой психической травмой понимают сильный, внезапный, как правило, однократный психический шок, вызывающий сильную эмоциональную реакцию. Чаще всего такая травма вызывает испуг, чувство страха. Причины острой психической травмы могут быть многообразны. В качестве психогении может быть резкая смена привычной обстановки (например, при определении в детский сад ребенка без достаточной подготовки).

    Под хронической психической травмой понимают длительные отрицательные эмоции, появляющиеся вследствие эмоциональных неразрешенных, постоянно закрепляемых конфликтных ситуаций. Такие состояния у детей могут развиваться в семье с напряженным психологическим климатом.

    Неврозоподобные состояния по своей симптоматике напоминают неврозы. Они возникают вследствие органических, сосудистых и других поражений центральной нервной системы. По своей природе эти состояния являются органо-функциональными, при которых несмотря на наличие органического поражения мозга, имеется целый ряд расстройств функционального характера. К ним можно отнести обратимость симптоматики, наличие невротических наслоений, нестабильность патологических проявлений и пр.

    2.3.1. Клиническая и психолого-педагогическая характеристики заикающихся с невротической формой речевой патологии

    Возникновению заикания невротической формы у детей обычно предшествует психогения в виде испуга либо в виде хронической психической травматизации. Заикание возникает остро в возрасте 2-6 лет.

    Анамнестические сведения показывают, что у детей с этой формой заикания обычно отсутствуют указания на патологию внутриутробного развития и родов. Раннее психофизическое развитие, как правило, проходит в соответствии с возрастной нормой. Моторные навыки (сидение, стояние, ходьба) формируются своевременно.

    Речевой онтогенез имеет у них определенные особенности. Нередко наблюдается раннее развитие речи: первые слова появляются к 10 месяцам, фразовая речь формируется к 16-18-ти месяцам жизни. В короткий промежуток времени (за 2-3 месяца) дети начинают говорить развернутыми фразами, словарный запас бурно пополняется, рано формируется грамматический строй речи с употреблением сложных речевых конструкций.

    Темп речи часто ускорен, дети как бы “захлебываются” речью, недоговаривают окончания слов и предложений, пропускают отдельные слова и предлоги, делают грамматические ошибки. Нередко отмечается “смазанность” произнесения звуков в речевом потоке. Состояние звукопроизносительной стороны речи норму не опережает.

    У таких детей часто наблюдается большое количество итераций, что нередко привлекает внимание окружающих. Если в норме наибольшее количество итераций совпадает с интенсивным периодом формирования развернутой фразовой речи и ограничено во времени 2-3-мя месяцами, то у детей данной группы количество итераций может оставаться значительным на протяжении более длительного времени. Таким образом, артикуляторные механизмы устной речи остаются у них функционально незрелыми на более длительный срок, чем в норме, в то время как лексико-грамматическая сторона существенно опережает норму.

    До появления заикания у таких детей отмечаются характерологические особенности типа повышенной впечатлительности, тревожности, робости, обидчивости, колебания настроения, чаще в сторону сниженного, раздражительность, плаксивость, нетерпеливость. У некоторых из них в возрасте 2-5-ти лет наблюдаются страхи (боязнь темноты, страх при отсутствии в комнате взрослых, невротический энурез и т.д.).

    Эти дети с трудом привыкают к новой обстановке, становятся в ней раздражительнее, плаксивее, к условиям детского сада проявляют обычно плохую переносимость.

    Заикание возникает чаще всего остро на фоне развитой фразовой речи после перенесенной психической травмы.

    Помимо острой и хронической психической травматизации невротическая форма заикания у некоторых детей развивается в результате активного введения в общение второго языка в 1,5-2,5 года жизни. Это бывает у детей, которые еще в силу возрастных особенностей не овладели в достаточной степени родным языком. В этом периоде развития речевой функции овладение вторым языком связано с большим психическим напряжением, которое для ряда детей является патогенным фактором.

    Пример 1. Рая Ф., 3,6 лет.

    Жалобы на заикание, которое появилось 2 месяца назад. Анамнестически не выявляется патологии внутриутробного развития и родов. Физическое и психомоторное развитие ребенка протекало в пределах нормы. Первые слова появились до 1 года. Развернутыми фразами стала говорить к двум годам. До настоящего времени предпочитает пользоваться левой рукой во время еды. Мать девочки по национальности татарка, отец — русский. Дома общаются на русском языке. Два месяца назад в семью девочки приехал дедушка, который настоял на том, чтобы с девочкой начали говорить на татарском языке. Ребенок быстро запоминал новые слова и охотно использовал их в речевом общении с родственниками. Примерно через 1,5 месяца общения с использованием слов татарского языка мать заметила вначале редкие, а затем более частые судорожные запинки в речи ребенка. После обращения к специалисту мать получила рекомендации использовать в общении с девочкой только русский язык. Наблюдения за девочкой в течение года показали, что в последующие 2 месяца после перехода на единую языковую систему у ребенка постепенно исчезли судорожные запинки и плавность речи полностью восстановилась.

    Иногда до появления заикания, вслед за перенесенной ребенком острой психической травмой некоторое время (от нескольких минут до суток) наблюдается мутизм. Ребенок внезапно перестает говорить, на его лице нередко “застывает” выражение страха.

    Одновременно с появлением заикания дети становятся еще более раздражительными, двигательно беспокойными, хуже спят. В ряде случаев появляется болезненное упрямство, капризы, негрубо выраженные нарушения дисциплинарных требований.

    У некоторых детей при появлении заикания отмечается кратковременный период, когда они в процессе речи прикрывают рот рукой, как бы опасаясь появления запинок, или ограничивают речевое общение.

    Динамика речевого нарушения при невротической форме заикания характеризуется рецидивирующим течением, временами речь становится совершенно плавной, судорожные запинки полностью отсутствуют, но при малейшем эмоциональном напряжении, соматическом заболевании или утомлении заикание появляется вновь.

    Невротическая форма заикания может иметь как благоприятное, так и неблагоприятное (прогредиентное и рецидивирующее) течение. При благоприятном течении выраженность заикания не бывает тяжелой. Изменение окружающей обстановки в лучшую сторону, общее оздоровление организма ребенка, адекватные лечебно-педагогические мероприятия способствуют достаточно быстрой обратной динамике речевого нарушения.

    Нередко заикание постепенно приобретает хроническое течение, при котором в дальнейшем полных и длительных ремиссий уже не наблюдается, и речевое нарушение становится все более тяжелым.

    В случаях неблагоприятного течения заикания чаще имеет место наследственная отягощенность заиканием и патологическими чертами характера. В семьях детей, у которых имеется неблагоприятное течение заикания, бытуют нередко неправильные формы воспитания, способствующие хронификации речевой патологии.

    У детей с неблагоприятным течением заикания в 6-7 лет может наблюдаться уже ситуационная зависимость в проявлении частоты и тяжести судорожных запинок, снижение речевой активности в новой обстановке или при общении с незнакомыми лицами.

    При обследовании детей дошкольного возраста при невротической форме заикания чаще всего обнаруживается нормальное развитие общей моторики. Общие движения как у детей, так и у взрослых достаточно грациозны и пластичны. Они хорошо переключаюся с одного движения на другое, чувство ритма развито достаточно высоко. Они легко вступают в ритм музыки и переключаются с одного ритма на другой. Двигательные ошибки могут исправлять самостоятельно. Для правильного выполнения большинства двигательных заданий бывает достаточно словесной инструкции. Движения рук и ног хорошо координированы. Тонкая моторика рук развивается в соответствии с возрастом. Жесты, мимика и пантомимика эмоционально окрашены. В то же время, по сравнению с нормой, для всех заикающихся этой группы характерно недоведение элементов движения до конца, некоторая их вялость, повышенная двигательная утомляемость, у части заикающихся отмечается незначительный тремор пальцев рук. В процессе логоритмических занятий заикающиеся этой группы легко сочетают движения под музыку с речью вслух, что благотворно воздействует на качество их речи.

    Звукопроизношение у детей с невротической формой заикания либо не имеет нарушений, либо в соответствии с возрастными особенностями носит черты функциональной дислалии. Темп речи обычно быстрый, голос достаточно модулирован.

    У таких детей имеется тесная ситуационная зависимость тяжести заикания. Следует также особо подчеркнуть, что в состоянии эмоционального комфорта, в процессе игры или наедине с собой речь у них обычно свободна от судорожных запинок.

    Для иллюстрации приводим следующий пример:

    Пример 2: Маша Г., возраст — 3 г. 2 мес.

    Жалобы матери при обращении: заикание, повышенная впечатлительность, снижение аппетита, ухудшение сна и усиление раздражительности после начала заикания. Анамнестические сведения: наследственность речевой патологией не отягощена. Беременность и роды протекали нормально. Период новорожденности — без патологии. До года девочка росла спокойной, ничем не болела. Отмечалось раннее моторное и речевое развитие: сидит с 4,5 мес., ходит с 9 мес., отдельные слова стала говорить к 11 мес., фразовая речь с 18 мес Словарный запас пополнялся быстро, за короткий период времени стала употреблять в активной речи много слов, развернутые, грамматически оформленные фразы. В возрасте 2 г. 3 мес. заболела бронхитом в тяжелой форме и была стационирована в больницу, где много плакала, звала мать, отказывалась от пищи. Через 9 дней она была выписана из больницы домой, где родители сразу заметили в речи появление судорожных запинок. Девочка стала капризной, не засыпала одна, требовала ночью включить свет, плохо ела. Родители обратились за помощью к психоневрологу, который рекомендовал лекарства, снижающие возбудимость центральной нервной системы. Общее состояние улучшилось: девочка стала спокойнее, запинок в речи наблюдалось меньше. Заикание проявлялось главным образом в обстановке эмоциональной напряженности: при посещении поликлиники, разговоре с новыми лицами, ссорах между родителями и проч. Логопедические занятия начала посещать в 2 г. 10 мес. Психическое состояние: девочка активна, легко вступает в контакт, с интересом относится к обследованию, подробно отвечает на вопросы и задает их сама. Речевое состояние: строение органов артикуляции правильное, движения в полном объеме. Все звуки, кроме “Р”, произносит правильно. Голос громкий. Темп речи ускоренный. Речевое дыхание напряженное, прерывистое. Заикание проявляется в виде легких запинок клонического типа главным образом в вопросно-ответной и спонтанной речи. Затруднено вступление в речь, по 2-3 раза повторяет начальный звук в слове. При эмоциональном возбуждении заикание значительно усиливается. В игре наедине с собой речь плавная, запинок не наблюдается. Интеллектуальное развитие соответствует возрастной норме. Во время занятий активна, внимательна, усидчива. Комплексное медико-педагогическое воздействие оказывалось на протяжении 4-х месяцев. Отмечалось улучшение общего психосоматического состояния и речи. Наладился сон, улучшился аппетит, девочка стала спокойнее. Заикание проявлялось иногда в виде легких запинок в спонтанной речи. Звук “Р” на стадии автоматизации. При осмотре через год девочке 4 г. 2 мес. Девочка спокойная, легко вступает в контакт. Темп речи слегка ускорен. Все звуки произносит чисто. Заикание наблюдается редко и только в периоды сильного эмоционального напряжения. Рекомендован повторный курс медико-педагогических мероприятий.

    В дошкольном возрасте наличие заикания, как правило, не оказывает заметного влияния на социальное поведение детей. Их контакты с ровесниками и взрослыми лицами остаются практически обычными.

    У многих детей с невротической формой заикания, несмотря на благоприятное его течение и глубокую ремиссию, в 7 лет наблюдается рецидив заикания при поступлении в школу. Рецидиву заикания в это время способствует как увеличение эмоциональной и физической нагрузки, так повышение психической и речевой напряженности.

    Резко меняется поведение заикающихся к 10-12-ти годам жизни. В этот период появляется осознавание своего дефекта речи, боязнь произвести на собеседника неблагоприятное впечатление, обратить внимание посторонних на речевой дефект, не суметь выразить мысль вследствие судорожных запинок и т.д.

    Именно в этом возрасте у заикающихся с невротической формой патологии речи начинает ярко проявляться патологическая личностная реакция на речевое нарушение. Формируется стойкая логофобия — боязнь речевого общения с навязчивым ожиданием речевых неудач. В таких случаях образуется своеобразный порочный круг, когда судорожные запинки в речи обусловливают сильные эмоциональные реакции отрицательного знака, способствующие, в свою очередь, усилению речевых нарушений.

    Подростки начинают испытывать затруднения во время ответов в классе, волнуются при разговоре с незнакомыми лицами. Постепенно увеличивающиеся потребность и необходимость в речевом общении, усложнение взаимоотношений со сверстниками, нарастание требований, предъявляемых к речевой коммуникации в подростковом возрасте, приводят к тому, что для подавляющего большинства заикающихся речь становится источником постоянной психической травматизации. Это в свою очередь вызывает повышенную истощаемость (как психическую, так и собственно речевую), утомляемость и способствует развитию патологических черт характера.

    Постепенно одни подростки с невротической формой заикания начинают избегать речевых нагрузок, резко ограничивают речевые контакты (пассивная форма компенсации), другие, напротив, становятся агрессивными, навязчивыми в общении (явление гиперкомпенсации). В школе ситуация осложняется недостаточной степенью знания учебного материала, чувством неуверенности в своих силах, ожиданием неудачи или неприятности, непринятием со стороны соучеников. Все это часто приводит к тому, что подростки просят учителей опрашивать их либо письменно, либо после уроков.

    С возрастом логофобия в части случаев приобретает особо значимое место в общей клинической картине невротической формы заикания, носит навязчивый характер и возникает при одной мысли о необходимости речевого общения или при воспоминаниях о речевых неудачах в прошлом. В этом состоянии заикающиеся часто произносят не то, что им хотелось бы сказать, а лишь то, что легче произнести.

    Выраженность логофобии может быть непропорциональна тяжести речевых судорог. Нередко при слабом, а иногда едва заметном для окружающих речевом дефекте, страх речи может быть ярко выраженным. Эмоциональная жизнь заикающихся заполняется этими переживаниями.

    При особо неблагоприятном течении невротической формы заикания у взрослых нередко формируется сложная клиническая картина, характеризующаяся дисгармоническим развитием личности. У взрослых заикающихся это проявляется в чувстве социальной неполноценности со своеобразной системой суждений, постоянно сниженном фоне настроения, ситуационном страхе перед речью, который нередко генерализуется, сочетаясь с отказом от речевого общения вообще. Эффективность комплексного медико-педагогического воздействия на таких лиц бывает низкой.

    Отличительной особенностью данной группы заикающихся является то, что в спокойном состоянии, при отвлечении внимания от процесса артикуляции (например, при большой заинтересованности темой разговора), а также наедине с собой речь у них осуществляется свободнее, часто совершенно лишена судорожных запинок. Значительное улучшение экспрессивной речи наблюдается у таких лиц в процессе логоритмических занятий, аутогенной тренировки, под влиянием психотерапии, гипноза.

    Пример 3: Комплексное медико-педагогическое обследование заикающейся Г.Д., 22 лет.

    Жалобы на заикание, сильный страх речи. Анамнестические сведения со слов родителей: в первые месяцы жизни была здоровой, спокойной. В возрасте 6 мес. перенесла дизентерию. В развитии от сверстников не отставала. Сидеть, стоять, ходить начала своевременно. Говорить стала до года. Речь была чистая, но в несколько ускоренном темпе. С раннего возраста была впечатлительной, боялась темноты, испытывала чувство страха при виде жуков, пауков, лягушек. С 5-летнего возраста после рассказа старших детей о “домовых” стала пугливой, не оставалась в комнате одна, не выходила вечером на улицу. Когда ей было 6 лет, однажды ночью показалось, что к ней в комнату через окно лезет человек в черном. В тот момент была “скована” ужасом, закричала тогда, когда поняла, что никого нет. С этого времени стала плохо спать ночью. Вскоре испугалась своего деда, входящего ночью в комнату. Закрылась одеялом с головой, долго лежала, затаив дыхание. На следующий день после этих переживаний появилось заикание. Начала испытывать ночные страхи, часто просыпалась в слезах. В школу пошла в 7 лет. Училась средне, трудно давалась математика. К школьному коллективу привыкла не сразу, всегда держалась застенчиво. К подругам была очень привязана, переживала их размолвки между собой, стремилась уладить споры между ними. В первых классах школы заиканием не тяготилась. В 5-м классе стала стесняться своей речи, с волнением ждала вызова к доске, хотя знала урок. Иногда страх речи был так силен, что отказывалась отвечать устно и прибегала к письменным ответам. Стало трудно обращаться к кому-нибудь первой и отвечать на вопросы старших. С малознакомыми людьми говорила лучше, чем со знакомыми, которые знали о ее “недостатке”. С подросткового возраста (12-13 лет) она стала, по ее словам, “мнительной”, иногда казалось, что улыбки окружающих являются насмешками над ней, безобидные слова могла принять как обидный намек на ее дефект речи. Стала постоянно анализировать отношение к ней окружающих людей. В то же время старалась убедить себя, что ее обиды напрасны, что ей кажется многое, чего нет на самом деле. Из-за трудностей речевого общения после 8-го класса перешла в вечернюю школу, затем окончила техучилище по специальности мастера дамского платья. Работала портнихой, затем закройщицей. С возрастом стала несколько смелее, свободнее держалась с незнакомыми людьми, легче заводила знакомства. С 19 лет жила в общежитии, с соседками по комнате дружила, вместе с ними занималась спортом. Несмотря на то, что имела близких подруг, хорошие отношения на работе и удовлетворение своим трудом, заикание все же оставалось для нее “бедствием”. Постоянно испытывала чувство стыда за свою речь. Если в процессе разговора речь была с судорожными запинками, надолго портилось настроение, мучительно потом вспоминала неприятные минуты, подробно анализировала реакцию собеседника. В такие моменты появлялось чувство собственной неполноценности и безвыходности положения. Обращалась за помощью к логопеду в течение жизни несколько раз, начиная с 8-летнего возраста. Всякий раз вскоре после начала занятий речь становилась плавной, однако эффективность была непродолжительной, и через некоторое время после окончания занятий заикание начинало проявляться вновь.

    Обследование: в физическом и неврологическом состояниях никаких отклонений от нормы не выявляется. Движения несколько замедленны, но хорошо координированны, плавные и достаточно точные. Чувства ритма и темпа развиты хорошо. Установленный ритм и темп может удерживать длительно, легко переходит из одних ритмических и темповых установок на другие, хотя индивидуальные упражнения в присутствии других заикающихся вызывают чувство стеснения и неловкости. Двигательные упражнения выполняет правильно, свободно включается в коллективные занятия в процессе ритмики. Музыкальный слух и память — хорошие, охотно поет в хоре. При музыкальном сопровождении речь становится плавной, судорожные запинки отсутствуют.

    Психическое состояние: на приеме у врача держится приветливо, с готовностью рассказывает о себе, не теряя при этом чувства дистанции. О заикании говорит, как о тяжелом страдании. Высказывает опасение, что окружающие также расценивают ее как неполноценную. Себя считает обидчивой, склонной к постоянному самоанализу и пониженной самооценке. По ее словам, ей иногда кажется, что улыбки, жесты и слова окружающих касаются ее речи, переживает возможную насмешку, хотя всякий раз потом себя успокаивает, убеждаясь, что к ней эти высказывания отношения не имели. Жалуется на сильный страх речи и резкое утяжеление заикания при малейшем волнении. Это мешает ей обращаться первой, вести ответственный разговор. Перед речевым общением всякий раз заранее переживает, боится, что будет заикаться, и не сможет высказать все, что необходимо сообщить. В процессе беседы стоит только вдруг вспомнить о своей речи или кому-нибудь обратить внимание на нее, как речь начинает изобиловать запинками. Сон поверхностный. Утром часто встает, не ощущая ночного отдыха. Отмечает быструю утомляемость при любой деятельности. Психотерапевтическая беседа всегда действует на нее благотворно: речь становится без запинок, волнение в процессе речевого общения исчезает.

    Речевое состояние: органы артикуляции без видимой патологии. Артикуляция звуков правильная. Словарный запас достаточный, аграмматизмов в речи не отмечается. Темп речи неровный, склонный к убыстрению. Голос тихий, но модулированный. Интонация несколько бедна. Речевое дыхание характеризуется резко выраженной экспираторной судорогой. В процессе речи ощущает общее мышечное напряжение, спазмы за грудиной и в области диафрагмы. Отмечаются также судороги артикуляционного аппарата . Шепотная речь и автоматизированные ряды — без заикания. Сопряженный и отраженный виды речи характеризуются непостоянным заиканием. При чтении текста вслух количество пароксизмов заикания увеличивается. Спонтанная речь сопровождается использованием большого числа эмболов (ну, это самое, в общем и т.п.). Наибольшие затруднения вызывает речевое общение в присутствии незнакомых лиц, при большом стечении людей, при обращении к продавцам и кассирам в магазине, при телефонных разговорах. Необходимость длительного речевого общения сопровождается эмоциональным напряжением и утяжелением дефекта речи. В процессе речевой деятельности наблюдаются обильные сопутствующие движения в виде раскачивания туловища, притоптывания ногами, прищелкивания пальцами. Речь сопровождается ярко выраженными вегетативными реакциями: покраснением лица, усиленной потливостью ладоней рук и лица, ускоренным сердцебиением (до 140 в мин.).

    Курс интенсивного медико-педагогического воздействия, проведенный в стационаре в течение 45 дней, имел отчетливый, но непродолжительный эффект.

    Таким образом, для невротической формы заикания характерны следующие особенности:

    1. Заикание может появиться в возрасте от 2-х до 6-ти лет.

    2. Наличие развернутой фразовой речи до появления нарушения.

    3. Преимущественно психогенное начало речевой патологии (психическая острая или хроническая травматизация).

    4. Большая зависимость степени судорожных запинок от эмоционального состояния заикающегося и условий речевого общения.

    5. Возможность плавной речи при определенных условиях (речь наедине с собой, в условиях эмоционального комфорта, при отвлечении активного внимания от процесса говорения и пр.).

    pedlib.ru