Адаптационный стресс

3.2.5. Стресс как общий адаптационный синдром и его роль в патологии.

Одним из очень сложных защитных процессов является стресс (напряжение) или общий адаптационный синдром.

Стресс — это общая неспецифическая нейрогормональная реакция организма, возникающая в ответ на угрозу гомеостазу или его нарушение. Таким образом, стресс может вклю­чаться как в здоровом, так и в поврежденном, больном орга­низме. Защитные реакции и процессы, специфичные по отно­шению к действующему на организм фактору, не входят в по­нятие стресс. Стресс может быть вызван различными фактора­ми (стрессорами). Это различные сильные психогенные воз­действия, субъективно воспринимаемые как неприятность, вы­зов, угроза, то есть вызывающие психоэмоциональное напря­жение. Это факторы, вызывающие механическую, химичес­кую, температурную травмы; интенсивные физические нагруз­ки, иммобилизация, многие инфекционные возбудители и др.

В «запуске» стресса, то есть, однотипных защитных про­цессов, повышающих резистентность организма неспецифичес­ки, перекрестно, основную роль играет усиление функций симпатической нервной системы с последующим увеличением сек­реции гормонов гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой си­стемы.

Стресс формируется стадийно.

Стадия мобилизации (тревоги по Селье), которая длится часы, сутки. В это время устойчивость организма сначала снижается (фаза шока), затем восстанавливается (фаза противошока).

Стадия резистентности, которая может длиться сутками. В это время устойчивость организма к различным патогенным факторам повышена.

Стадия истощения, которая развивается при интенсивном и длительном действии стрессора.

Рис.3. Стадии стресса

Изменения неспецифической резистентности при стрессе можно изобразить схематично (рис. 3).

Наиболее опасны для жизни начало первой стадии и третья.

В начале стресса стимулируется синтез и секреция пре­имущественно катаболических гормонов. Усиленно секретируются гипофизом: кортикотропин, тиреотропин (не всегда), ва-зопрессин; надпочечниками: катехоламины, глюкокортикоид кортизол, минералокортикоид альдостерон (не всегда); под­желудочной железой — глюкагон. Как правило снижается сек­реция инсулина, половых гормонов, снижается эффект их дей­ствия на ткани. При ослаблении или прекращении стрессорного действия все более преобладает секреция тормозных медиа­торов ЦНС: а-аминомасляной и б-оксимасляной кислот, опиоидных пептидов, а также анаболических гормонов: соматотропина, инсулина, андрогенов. Они способствуют «выходу» из стресса.

Для стресса характерны некоторые явления, начинающиеся в первую стадию:

Усиление функций и гипертрофия надпочечников.

Усиление катаболизма, то есть мобилизация жира, угле­водов с включением глюконеогенеза, что приводит к гиперлипидемии, гипергликемии и потере азота со снижением массы тела.

Инволюция тимико-лимфатического аппарата, лимфопения в результате распада и миграции лимфоцитов в костный мозг, эозинопения вследствие ухода клеток в ткани, а также нейтрофиллез. Воспалительные процессы угнетаются, сверты­ваемость крови увеличивается.

Кровоизлияния в слизистую желудка и 12-перстной киш­ки, эрозии, а иногда и язвы на слизистой желудка. Они объяс­няются спазмом артериол стенки этих органов со стазом, повышением проницаемости сосудов, некрозом и последующим перевариванием ткани в связи с восстановлением желудочной секреции.

Повышение резистентности организма при стрессе обус­ловлено рядом факторов. Глюкокортикоидные гормоны стаби­лизируют проницаемость мембран капилляров и лизосом. Миг­рация лимфоидных клеток в костный мозг способствует его гиперплазии с усилением либо эритропоэза, либо продукции микро- и макрофагов. При этом полагают, что эозинофилы, выходящие в окружающую соединительную ткань, стимулиру­ют функцию макрофагов. Стероидные и тиреоидные гормоны активируют окислительно-восстановительные процессы в орга­низме и микросомные ферменты печени, разрушающие мно­гие эндо- и экзогенные токсины. Распад наименее важных для организма белков, тканевых элементов высвобождает строи­тельный и энергетический материал для синтеза более необхо­димых организму веществ: ферментов, гормонов, нуклеиновых кислот для восстановления поврежденных структур, обеспе­чения функции и гипертрофии усиленно работающих органов.

Благодаря анаболическому эффекту повторные несильные стрессы увеличивают мощность включающихся в данную реакцию систем и человек оказывается в состоянии выдерживать и более сильные стрессы, а его резистентность к гипоксическим, травми­рующим, токсическим, радиационным влияниям увеличивается.

Таким образом, стресс — эволюционно защитный биоло­гический процесс, он помогает выжить в чрезвычайной ситуации. Однако при стрессах чрезмерной силы и продолжительности, особенно у пожилых людей, их адаптивная роль трансформи­руется в повреждающую. Так, гиперсекреция катехоламинов и кортикостероидов повреждает миокард, способствует гипертензии и нарушению функции почек; гиперкоагуляция крови может привести к инфарктам и инсультам, гипергликемии пред­располагают к сахарному диабету, гиперлипидемии — к атерос­клерозу, инволюция тимико-лимфатического аппарата — к им­мунодефициту. О поражениях желудочно-кишечного тракта речь уже шла. Поэтому в интересах здоровья нередко прихо­дится подавлять подобную чрезмерную защиту.

studfiles.net

PsyhologyGuide.ru

Стресс как общий адаптационный синдром (ОАС). Понятие и стадии ОАС

Под стрессом принято понимать неспецифический ответ организма на предъявляемые ему внешние или внутренние требования. Данное понятие было предложено канадским физиологом Гансом Селье. Любое условие может вызвать стресс, но ни одно из них нельзя выделить и сказать — “вот это и есть стресс”, потому что этот термин в равной мере относится ко всем другим. Факторы, вызывающие стресс, получившие название стрессоры, различны, но они пускают в ход одинаковую, в сущности биологическую реакцию стресса, т. е. ответ организма на вопрос внешней среды.

С точки зрения стрессовой реакции не имеет значения, приятна или неприятна ситуация, с которой мы столкнулись. Имеет значение лишь интенсивность потребности в перестройке или адаптации. Мать, которой сообщили о гибели в бою ее единственного сына, испытывает страшное душевное потрясение. Если много лет спустя окажется, что сообщение было ложным, и сын неожиданно войдет в комнату целым и невредимым, она почувствует сильнейшую радость. Специфические результаты 2-х событий — горе и радость — совершенно различны, даже противоположны, но их стрессорное действие, т. е. неспецифическое требование приспособления к новой ситуации — могут быть одинаковым.

Организм противопоставляет воздействиям среды прежде всего свою сильнейшую способность гибко приспосабливаться. Стресс и есть набор приспособленных реакций, предназначенных на всякий случай, который получил название — общий адаптационный синдром (ОАС).

Адаптация — это динамический процесс, благодаря которому подвижные системы живых организмов, несмотря на изменчивость условий, поддерживают устойчивость, необходимую для существования, развития и продолжения рода. Именно механизм адаптации, выработанный в результате длительной эволюции, обеспечивает возможность существования организма в постоянно меняющихся условиях среды.

Благодаря процессу адаптации достигается сохранение гомеостаза при взаимодействии организма с внешним миром. Гомеостаз – это подвижное равновесное состояние какой-либо системы, сохраняемое путем ее противодействия нарушающим это равновесие внешним и внутренним факторам. Если же нарушить равновесие процессов и систем организма, то параметры внутренней среды нарушаются, организм начинает болеть. Причем болезненное состояние будет сохраняться на протяжении всего времени восстановления параметров, обеспечивающих нормальное состояние организма. Если же необходимых для сохранения равновесия внутренней среды прежних параметров достичь не удается, то организм может попытаться достичь равновесия при других, измененных параметрах. В этом случае общее состояние организма может отличаться от нормального, т.е. проявляться в виде заболевания. В этой связи процессы адаптации включают в себя не только оптимизацию функционирования организма, но и поддержание сбалансированности в системе «организм-среда». Процесс адаптации реализуется всякий раз, когда в системе «организм-среда» возникают значимые изменения, и обеспечивает формирование нового гомеостатического состояния, которое позволяет достигать максимальной эффективности физиологических функций и поведенческих реакций. Поскольку организм и среда находятся не в статическом, а в динамическом равновесии, их соотношения меняются постоянно, а следовательно, также постоянно должен осуществляется процесс адаптации. /2, 56с./

Вышеприведённое относится в равной степени и к животным, и к человеку. Но следует отметить, что у человека адаптация происходит иначе, чем у животных. Это связано с тем, что человек обладает сознанием и что он по своей природе является существом биосоциальным. Поэтому причины стресса у человека более многообразны, чем причины, вызывающие адаптивные реакции у животных. Так, стрессорами для человека могут быть как физические, так и социальные раздражители, как реально действующие, так и вероятные. Причем человек реагирует не только на действительную физическую опасность, но и на угрозу или напоминание о ней. Из этого следует, что существенным отличием человека является то, что решающую роль в процессе поддержания адекватных отношений в системе «индивидуум-среда», в ходе которого могут изменяться все параметры системы, играет психическая адаптация. Психическую адаптацию рассматривают как результат деятельности целостной самоуправляемой системы (на уровне «оперативного покоя»), подчёркивая при этом её системную организацию. Но при таком рассмотрении картина остаётся не полной. Необходимо включить в формулировку понятие потребности. Максимально возможное удовлетворение актуальных потребностей является, таким образом, важным критерием эффективности адаптационного процесса. Следовательно, психическую адаптацию можно определить как процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления свойственной человеку деятельности, который (процесс) позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовывать связанные с ними значимые цели, обеспечивая в то же время соответствие максимальной деятельности человека, его поведения, требованиям среды.

www.psyhologyguide.ru

Общий адаптационный синдром (стресс)

Они увеличивают количество циркулирую­щей крови, повышают артериальное давление, оказывают антигистаминный эффект, усиливают глюконеогенез. Эти эффекты связаны как с не­посредственным действием кортикостероидов, так и в значительной степени со способностью их активировать эффекты симпатической не­рвной системы, ее адаптационно-трофическое влияние. В этой стадии обычно повышается устойчивость организма к действию ряда чрезвычай­ных раздражителей, хотя бывают случаи и повышения чувствительности. Если действие стрессора прекращается или оно незначительно по своей силе, изменения, вызванные им, постепенно нормализуются. Однако если влияние патогенного фактора оказывается чрезмерно сильным или дли­тельным, развивается истощение функции коры надпочечников и насту­пает гибель организма. Это третья стадия адаптационного синдрома — стадия истощения.
Известно, что при перенапряжении той или иной функции она мо­жет оказаться неадекватной условиям и из физиологической перейти в патологическую, т.е. стать источником дальнейших нарушений. Так, на­пример, перенапряжение процесса возбуждения в коре головного мозга может привести к развитию запредельного торможения, которое само становится причиной различных расстройств. По этому поводу И.П. Пав­лов писал: «Под влиянием патологических раздражителей приспособительные защитные реакции организма могут чрезвычайно возрастать и, подвергаясь перенапряжению, превращаются в реакцию патологическую, вредную для организма».
При анализе последствий общего адаптационного синдрома Г. Се­лье утверждал, что хотя этот синдром в целом имеет защитно-приспосо­бительный характер, в ряде случаев ответная реакция организма может оказаться неадекватной условиям, ее вызывающим. Она может быть бо­лее сильной, чем нужно, ослабленной или извращенной, и тогда эта ре­акция, возможно, станет причиной последующих патологических изме­нений в организме. Подобные патологические изменения в организме Г. Селье назвал болезнями адаптации, или дистрессом. Один из таких механизмов можно представить следующим образом. Известно, что глю­кокортикоиды необходимы для развертывания иммунологических механизмов защиты организма (образование антител, фагоцитоз и др.). Од­нако если при общем адаптационном синдроме секреция глюкокортико­идов окажется чрезмерной, они будут угнетать эти же механизмы, пода­вят развитие неспецифических защитных реакций (воспаление), и тогда попавшие в организм микроорганизмы получают возможность беспре­пятственно размножаться, что может привести к сепсису.

Оценивая положительно вклад Г. Селье в изучение механизмов дей­ствия повреждающих факторов, следует указать на ряд спорных положе­ний его учения, например по вопросам о первом медиаторе стресса, «па­тогенной ситуации» как причине заболевания, о параллелизме в действии нервной и эндокринной систем.

xn--80ahc0abogjs.com

Стресс и генеральный адаптационный синдром

Стресс — это довольно популярная тема сегодня, предмет обсуждения в бодибилдерских тусовках и многочисленных журнальных статьях. Хотя точное определение довольно трудно найти, одно из них я почерпнул у Ганса Селье (Hans Selye) в его фантастической книге «The Stress of Life»: «Стресс является общим определением всех адаптивных реакций в организме».

Далее Селье более конкретен: «Стресс — это проявление специфического синдрома, который объединяет все неспецифические изменения в биологической системе». Это означает, что стресс имеет специфические характеристики и составляющие, но без детализации.

Наш организм день за днем подвергается мириадам стрессовых факторов (или стрессовых агентов). Это холодная или жаркая погода, эмоциональные переживания, вирусные инфекции и мышечная работа, и это лишь некоторые. Поэтому, хотя все эти вещи могут вызвать состояние стресса, делая его причину неспецифичной, формы стресса всегда очень специфичны.

Конкретную реакцию организма на стресс Селье называет «генеральным адаптационным синдромом». Он делится на три отчетливые стадии: общая реакция тревоги, стадия резистентности и, если воздействие стрессового агента продолжается, стадия истощения. Стресс проявляется на всех трех стадиях, но симптомы меняются с развитием этого синдрома. Большинство воздействующих на нас стрессовых факторов вызывают ответную реакцию в первой и второй стадиях генерального адаптационного синдрома: в первой — тревогу, во второй — противодействие. В очень редких случаях дело доходит до третьей стадии — стадии истощения.

Иллюстрируя действия, которые мы предпринимаем на всех трех стадиях, Селье заключает: «Действия людей в ответ на стресс также можно разделить на три стадии. Вначале мы беспокоимся, затем приспосабливаемся и, наконец, устаем от него».

Природа адаптации.

Каждый из нас когда-нибудь загорал на пляже. Хотя причина такого длительного нахождения на солнце чисто косметическая, природа считает совсем иначе. Процесс загара — это пример адаптации, призванной защитить нас от вызванного ультрафиолетовыми лучами стресса, воздействующего на клетки кожи.

Процесс адаптации оборонительный по своей природе, и степень адаптации прямо пропорциональна интенсивности стрессового фактора. Вы когда-нибудь пробовали загорать посреди зимы? Можно часами лежать на солнце без каких-либо заметных изменений. Это становится возможным потому, что солнце невысоко, и ультрафиолетовые лучи не так интенсивны. Даже повторные продолжительные выходы на солнце мало к чему приведут.

Совсем другая реакция проявится летом, когда солнце находится прямо над головой. Она будет немедленной и мощной. Вначале кожа покраснеет и воспалится. Это, конечно же, соответствует стадии тревоги, согласно генеральному адаптационному синдрому Селье. Наш организм накапливает адаптивные силы в районе воздействия стресса. В случае с загаром это мобилизация меланина (кожного пигмента) для противодействия дальнейшему воздействию ультрафиолетового излучения солнца. Если воздействие продолжается, наступает вторая стадия — стадия сопротивления. Именно теперь происходит суперкомпенсация в виде потемнения кожи. Количество энергии, используемой во время адаптации, как считает Селье, ограничено. Если мы продолжим загорать на солнце, то закончится это переходом в третью стадию — стадию истощения.

На этом этапе местные адаптационные резервы энергии уже использованы, а резервов, залегающих глубже, может не хватить. Вместо суперкомпенсации в виде загара происходит декомпенсация и потеря тканей с появлением волдырей, затем ожог. Дальнейшее нахождение на солнце приведет к смерти. Подводя итог, можно сказать, что, подвергая себя стрессу в виде облучения ультрафиолетом солнца, мы получаем суперкомпенсацию в виде загара. Но если мы продолжаем находиться на солнце, то организм теряет эту способность и начинается обратный процесс — декомпенсация. Для того, чтобы запустить адаптивный механизм, стресс должен быть достаточно интенсивным, но коротким, и повторяться нечасто, чтобы не исчерпать резервы адаптационной энергии, которая обеспечивает суперкомпенсацию.

А теперь практика.

Я считаю, что мы вполне можем применить концепцию генерального адаптационного синдрома Селье к тренингу и тем самым сделать его более продуктивным.

1. Стадия тревоги. Подобно тому, как нахождение на солнце вызывает покраснение и воспаление кожи, первая тренировка (или тренировка после длительного перерыва) обеспечивает вам мышечную боль и общее раздражение организма. Это реакция тревоги, которая выражается в боли, а описывается как «общий призыв защитных сил организма к оружию, выражающийся болью в теле». Ее не избежать. Хотя вначале некоторая боль ожидаема, она не должна приносить вред. Селье пишет: «Реакция тревоги прямо пропорциональна интенсивности агрессии». Слишком сильная мышечная боль может быть предотвращена встроенным в тренировочную программу отдыхом, который тщательно спланирован с целью наложения малого стресса в преддверии более сильных воздействий.

Начинающие должны быть особенно осторожными и неукоснительно следовать программе встроенного отдыха. Селье указывает, что в течение острой фазы реакции тревоги общее сопротивление конкретному стрессовому фактору падает ниже нормы. Так происходит потому, что организму не хватает времени для мобилизации своих защитных сил, чтобы подготовиться к продолжающейся атаке агрессора (в нашем случае это физические упражнения). В стадии тревоги снижение сопротивления организма выражается в усиленном притоке крови к тренируемым регионам и даже падении веса тела. Любопытно, что снижение общей сопротивляемости организма сходно с тем, что происходит в стадии истощения.

Во время встроенного отдыха, который должен длиться не менее недели в зависимости от состояния и адаптивных возможностей конкретного человека, начинающий должен тренироваться пять дней подряд по следующей программе:

1) полные приседания — 1х10
2) тяги штанги в наклоне — 1х10
3) жимы лежа — 1х10
4) жимы штанги — 1х10
5) мертвые тяги с прямыми ногами — 1х10
6) подъемы на бицепс — 1х10
7) подъемы на носки стоя — 1х10
8) подъемы торса лежа — 1х10

Эти упражнения должны выполняться с весами, не требующими экстремальных усилий для 10 повторений. Это увеличило бы оказываемый программой стресс и обострило симптомы стадии тревоги. Идея здесь в том, чтобы «мобилизовать защитные силы организма» перед последующими стрессами и перейти в стадию сопротивления. Излишняя мышечная боль сейчас нежелательна. Хотя некоторой болезненности не избежать, она будет под контролем, если упражнения не будут слишком тяжелыми, способными довести до фазы истощения.

Если боль будет сопровождать вас пять дней после начала тренировок по этой программе, отдохните в выходные, а потом начните сначала, но теперь в понедельник, среду и пятницу. На этот раз выполняйте по два подхода в каждом упражнении, первый с таким же весом, как и раньше, а второй на 10% тяжелее. Вы все еще должны быть способны сделать 10 повторений, но с большими усилиями.

Повышенный вес во втором подходе несколько усилит стресс, что вызовет дальнейшую адаптацию. Как пишет Селье: «Ни один живой организм не способен постоянно находиться в стадии тревоги». Если стрессовый фактор не настолько интенсивен, что «его воздействие не совместимо с жизнью», стадия тревоги неминуемо переходит в следующую стадию адаптации — сопротивления.

2. Стадия резистентности. Помните, что, хотя состояние стресса может быть вызвано некоторым количеством стрессовых факторов, форма, которую оно принимает, всегда специфична. И это относится не к отдельным людям, а ко всем. Многие бодибилдеры полагают, что реакция на упражнения у всех разная. Но поймите, что работа с отягощениями — это такой же стресс для нашего организма, как и солнечные лучи. Конечно, некоторые люди лучше реагируют на упражнения, так же как и на солнечное излучение, но факторы, определяющие адаптивный отклик, одинаковы у всех людей. Хотя это и правда, что один человек получит больше от определенной тренировочной программы, чем другой, каждый из нас «адаптируется и сопротивляется», в данном случае увеличивая силу и размеры мышц «пропорционально интенсивности стрессового фактора». Более того, любой человек из когда-либо живших обладает ограниченными резервами локальной адаптационной энергии, которые во время отдыха пополняется из более глубинных запасов.
Тренинг с отягощениями является формой стресса, над которой мы имеем прямой контроль. Уровень интенсивности зависит от наших способностей или желания вырабатывать усилия при помощи сокращения мышц.

Для того, чтобы вызвать мощный рост массы и силы, тренинг должен быть высокоинтенсивным. В противном случае результаты будут незначительными, если вообще будут. Хотя некоторые индивидуумы растут быстрее, чем другие, даже на низкоинтенсивной программе, при переходе на более высокий уровень интенсивности все выиграют.

Как мы адаптируемся и реагируем на стресс пропорционально его интенсивности, точно так же мы используем запасы адаптационной энергии пропорционально силе воздействия стресса. Хотя клинически это еще не было доказано, Селье полагает, что мы обладаем локальными резервами адаптационной энергии, которые и используются на начальной стадии адаптации к стрессу. Их истощение заставляет нас в какой-то момент прекратить определенную физическую активность, например, тренировки с отягощениями. Однако эти локальные хранилища энергии могут пополняться из более глубоких резервов по всему организму. Селье пишет, что этот процесс довольно медленный. Насколько? Если ваши тренировки достаточно короткие и правильно распределены во времени для полного восстановления, то вы можете сами ответить на этот вопрос в зависимости от того, становитесь ли вы больше и сильнее. Первое, что делает ваш организм после тренировки — это восстанавливает локальные запасы адаптационной энергии. Если тренировка была достаточно интенсивной, чтобы стимулировать значительную адаптационную реакцию, и не очень продолжительной, то ваш организм суперкомпенсируется, и мышцы станут больше и сильнее.

Если прогресс отсутствует, то причин может быть три:

1) интенсивность была недостаточно высокой, чтобы вызвать заметную адаптивную реакцию;
2) тренировки были недостаточно короткими и регулярными для получения суперкомпенсации;
3) тренировки были как недостаточно интенсивными, так и слишком продолжительными и частыми.

В подобных случаях мой совет таков — устройте себе перерыв в занятиях, по крайней мере, на неделю. Это позволит организму полностью восстановить свои резервы адаптационной энергии, которая пригодится вам при возобновлении тренировок по более интенсивной программе. Она должна включать в себя не больше четырех тренировок в неделю, в каждой из которых будет не более 4-5 подходов на каждую часть тела. Низкое число подходов позволит вам вырабатывать максимальную интенсивность усилий, работая до отказа в каждом сете. Чуть больше этого — и вы утратите что-то в каждом подходе. Распределите силы так, чтобы вам хватило энергии и драйва выполнять каждый сет с одинаковой интенсивностью. Хотя для стимуляции роста, может быть, будет достаточно и не 100% усилий, но как вы точно сможете знать, где лежит эта граница, и насколько меньше 100% вы уже выложились? Вы должны быть уверены, что преодолели этот порог. Если такая программа не даст немедленных результатов, снизьте количество тренировок до четырех в каждые девять дней. Если интенсивность высока, но вы все еще не видите прогресса, значит времени отдыха между тренировками недостаточно. Если вы не прогрессируете, но и не регрессируете, значит хотя бы компенсировали тренировочный стресс, но не достигли суперкомпенсации.

3. Фаза истощения. Продолжая тренироваться с высокой интенсивностью, мы постепенно утрачиваем драйв. Если это продолжается достаточно долго, то становится заметным, наступает истощение. Теперь мы вынуждены прервать занятия. Между тренировками должно проходить достаточно времени для полного восстановления местных резервов. Иначе мы продолжим тренировки, используя уже глубокие резервы. Вначале это выразится в падении размеров и силы, затем в ощущении разбитости с сильным желанием прекратить вообще всякую физическую активность. Закончится же все смертельным исходом.

Селье считает, что локальная адаптационная энергия всегда имеется в наличии. Глубокая же адаптационная энергия не так доступна и служит резервом. Стадия истощения локальных запасов после тренировки обратима, а истощение глубинных резервов — нет.

Хотя вряд ли кто-нибудь перетренируется до такой степени, чтобы умереть, мы должны хотя бы понимать природу адаптации, чтобы уяснить ограниченность наших возможностей. Если мы хотим оптимально прогрессировать, наши тренировки должны быть короткими, регулярными и интенсивными.

Тренируясь постоянно, мы рано или поздно достигаем плато. Как я уже утверждал ранее, теоретически его не должно быть. Если мы применяем наши знания о генеральном адаптационном синдроме к тренингу, то должны прогрессировать постоянно, пока не достигнем абсолютных пределов нашего потенциала. Большинство из нас, вероятно, не будет прогрессировать постоянно из-за падений и взлетов мотивации, различных жизненных неурядиц, которые иногда вынуждают нас прекращать тренировки на какое-то время. (Так как никто еще не достиг абсолютных границ своего потенциала, даже такие профессионалы, как Серджио Олива и Арнольд, то я заключаю, что они не владели такими знаниями и тренировались по большей части бессистемно.)

Если мы осознаем тот факт, что тренировочная интенсивность должна прогрессировать по мере того, как мы становимся больше и сильнее, то сможем постоянно адаптироваться и становиться все больше и сильнее. Достигнув одного уровня, мы повышаем интенсивность, если хотим расти и дальше. Адаптируясь и прогрессируя снова и снова в ответ на постоянно растущий уровень тренировочной интенсивности, мы будем двигаться вперед, пока не достигнем своих адаптационных лимитов, лимитов нашего мышечного потенциала.

fatalenergy.com.ru

Стресс и общий адаптационный синдром

Одним из достижений современной медицины является раскрытие важной роли эндокринных желез, в частности системы гипофиз — корковое вещество надпочечных желез, в адаптации организма к действию патогенных факторов. Широкую известность приобрела теория канадского ученого Ганса Селье о стрессе.

Термином «стресс» (от англ. stress — напряжение) обозначают неспецифическую реакцию организма, возникающую под влиянием любых сильных воздействий (стрессоров) и сопровождающуюся перестройкой защитных систем организма. Селье обратил внимание на то, что, несмотря на разнообразие стрессоров (травма, инфекция, переохлаждение, интоксикация, наркоз, мышечная нагрузка, сильные эмоции и т. д.), все они приводят к однотипным изменениям в вилочковой, надпочечных железах, в лимфатических узлах, составе крови и обмене веществ. В опытах на крысах он наблюдал типичную триаду, которая включает гипертрофию коркового вещества надпочечных желез, инволюцию вилочково-лимфатического аппарата и геморрагические язвы на слизистой оболочке желудка и двенадцатиперстной кишки.

Стресс проявляется в виде общего адаптационного синдрома, который состоит из трех последовательных стадий: реакции тревоги, стадии резистентности и стадии истощения. Реакция тревоги означает немедленную мобилизацию защитных сил организма. Она состоит из фазы шока и противошока. Вфазе шока наблюдаются гипотония мышц и артериальная гипотензия, гипотермия, гипогликемия, сгущение крови, эозинопения, повышение проницаемости капиллярных сосудов. Инволюция лимфоидной ткани, отрицательный азотистый баланс, язвенные поражения желудка свидетельствуют о преобладании процессов катаболизма. Фаза противошокахарактеризуется изменениями в обратном направлении (повышение артериального давления, мышечного тонуса, содержания глюкозы в крови), ведущими к развитию следующей стадии — стадии резистентности. Основное патогенетическое звено фазы противошока — это стойкое усиление секреции кортикотропина и кортикостероидов. В стадии резистентности гипертрофируется корковое вещество надпочечных желез и секретируется большое количество гормонов, активизируются анаболические процессы, усиливается гликонеогенез.

Защитные реакции организма, обусловливающие возможность жизни при стрессе, Селье назвал синтоксическими. При длительном действии повреждающего агента адаптация нарушается. Истощение функциональных резервов и атрофия коркового вещества надпочечных желез, снижение артериального давления, распад белковых веществ характеризуют переход стадии резистентности в стадию истощения (дистресс). Исход стресса зависит от соотношения силы и длительности действия стрессора и потенциальных возможностей защитных сил организма.

Биологическое значение адаптационного синдрома заключается не только в том, что во второй, наиболее длительной его стадии повышается резистентность организма поотношению к фактору, вызвавшему состояние стресса, но и в том, что при не очень сильном и длительном стрессе может создаваться или повышаться неспецифическая резистентность» организма к различным другим факторам. Она проявляется в повышенной выживаемости после воздействия летальных агентов или же в уменьшении воспаления, предупреждении гиперэргических реакций, поражении сердца, почек и других органов, возникающих под влиянием патогенных факторов. Например, кровопусканием (стрессор) можно ослабить воспаление, вызванное внутрикожным введением формалина. Мышечное напряжение или травма защищает животное от некроза в миокарде, вызываемого внутривенной инъекцией протеолитических ферментов. Кортикотропин и кортикостероиды играют в формировании неспецифической резистентности ведущую роль, поэтому их называют адаптивными гормонами (рис. 24.8). Систематическое воздействие на организм слабых и умеренных раздражителей (например, холодный душ, физические упражнения) поддерживает готовность эндокринной системы к адаптивным реакциям.

Недостаточность адаптации или ее отклонения в противоположную сторону являются, по Селье, причиной развития болезней адаптации. Экспериментальное подтверждение этого положения состоит в возникновении гипертензии, нефросклероза, гиалиноза органов, усилении воспалительных реакций после введения больших доз дезоксикортикостерона, который обладает провоспалительными свойствами. Введение животным гликокортикоидов (противовоспалительные гормоны) тормозит воспаление, но в то же время подавляет иммунные реакции, вызывает язвенное поражение желудка и двенадцатиперстной кишки, создает условия для возникновения некроза миокарда. Недостаточность секреции гликокортикоидов способствует гиперэргическому течению иммунных процессов, снижает устойчивость к болезнетворным воздействиям. К болезням адаптации Селье относит ревматизм, бронхиальную астму, некоторые болезни почек, сердца и сосудов, ряд кожных и других заболеваний. В их возникновении большое значение придается кондициональным (обусловливающим) факторам. Этими факторами могут быть переохлаждение, перегревание, физическое переутомление, отягощенная наследственность, избыточное потребление поваренной соли. Совместное введение кортикостероидов и натрия хлорида создает фон, на котором различные раздражители вызывают некротические изменения в сердечной мышце.

Теория Г. Селье возникла на основе изучения эндокринных механизмов приспособительных реакций организма. Между тем еще раньше трудами У. Кеннона, Л. А. Орбели и их учеников было создано учение об адаптационно-трофической роли симпатической части вегетативной нервной системы в защитно-компенсаторных реакциях. Некоторые проявления стресса (появление язв) наблюдаются у гипофизэктомированных животных. Следовательно, невозможно сводить все разнообразие этих проявлений к одной только гормональной перестройке. Стресс является сложной нервно-гуморальной реакцией, в развитии которой принимают участие нервная система и эндокринные железы. Вместе с тем следует подчеркнуть, что теория Г. Селье оказала и продолжает оказывать большое влияние на развитие медицины. Она дала теоретическое обоснование кортикостероидной терапии. На основе этой теории разработан новый подход к проблеме старения, получила объяснение неспецифическая терапия (кровопускание, аутогемотерапия, иглоукалывание). Основные положения этой теории успешно разрабатываются и в настоящее время.

10. Наследственные болезни. Этиология, патогенез. Методы изучения наследственной патологии.

studopedia.org