Алисия франц записки анорексички или девочка анорексия

Записки анорексички 2. Welcome to hell

New name. New life. My story begin.

Я НЕ призываю людей доводить себя до истощения.
Я НЕ учу девочек голодать.
Я рассказываю свою историю.
Учитесь НЕ жить, как я. © Кая Новак

. Дышать. Глубже, вдыхая полной грудью морозный воздух, обжигая легкие, заполняя внутренности пустотой. Срывать и без того хриплый, прокуренный голос безжалостным криком. Выпустить все эмоции куда-то вверх, к облакам, к звездам, до которых так хочется дотянуться руками, кончиками пальцев.
Бежать. Вперед, не останавливаясь, не оглядываясь назад. Не задумываясь о том, что будет там впереди. Главное не оступиться, не упасть, не потеряться в серости окружающих будних. Не закрывая глаза, тянуться к счастью, бездушной радости обыденной жизни.
Дыши. Пожалуйста, дыши.

Созерцание белого потолка продолжается уже часа три, а мне все еще не хочется двигаться. Есть стойкое желание закрыть глаза, уши, перестать дышать и больше не проснуться. Прямо здесь, прямо сейчас. Но каждый день, будто на автопилоте я встаю с кровати, чищу зубы, двигаюсь в темпе «работа-дом-работа-дом» и не думаю. Не думаю практически ни о чем, просто живу. Живу и бездействую. Вечерами разглядываю себя в зеркале, стараясь сдерживать слезы. Как это произошло? Что послужило поводом к тому, чтобы я забыла о себе и своем теле? Куда делся этот гребанный самоконтроль, которым я жила какие-то пол года назад? Я свернула с той дорожки, по которой шла с гордо поднятой головой, сбитыми в кровь ногами стойко протаптывала путь к совершенству. Я сдалась, поверила людям, затуманила свой мозг льстивыми и ненастоящими «ты и так красивая», «смотри, и так стройная, куда еще-то?». Я повелась на лживость людей. Они все врут, они всегда врут.
А сейчас, цепляясь надломленными ногтями за рыжие спутанные волосы, я смотрю на себя в зеркало, роняя соленые горячие слезы на острые колени и умоляю себя вернуться. Прошу ее вновь прийти ко мне, вытянуть из этой ужасной бездны, жира и мерзкой еды, которая превращает меня в ничтожество. Кричу о том, что я слабая, безвольная, жалкая. Вновь пичкаю дымом тяжелых сигарет свои легкие, слушаю тишину и сжимаю кружку остывшего кофе руками, усеянными шрамами. К слову, практически никто из моих новых знакомых не знает происхождение этих белых ровных полос на моей коже, которые навсегда отпечатаются в моей голове. Борьба за самоконтроль была не из легких. Я так боюсь вновь начать резать себя, лишь бы вернуться к былому, к тому, от чего отказалась по глупости, похоронив свою мечту. А ведь, я же вернусь. Уже возвращаюсь.
Они наивно верят в то, что когда-то давно я упала рукой на осколки. От части, так оно и есть. Я упала на осколки собственной души и сломанной жизни. Beautiful lie.
Алиса, закрой глаза, сконцентрируйся. Ты хочешь вернуться к своему новому прошлому? Ты хочешь вновь чувствовать себя легкой и, наверное, счастливой? Хочешь вновь трогать свое тело и чувствовать острые, выпирающие косточки, а не мягкий, тошнотворный слой жира, который хочется безжалостно срезать ножом? Конечно хочу. Взять себя в руки, нужно взять себя в руки.
Июнь 2014 года. Мне недавно исполнилось 20 лет, мой вес на сегодняшний день составляет 48 кг при росте 168 см. Я вернулась в череду диета-спорт-самобичевание. Каждый день я ненавижу себя все больше и больше, а значит диеты ужесточаются. Как всегда все начиналось с правильного питания, следом последовало ограничение в калориях, а потом полный отказ от еды и переход на жидкую пищу. Но я вновь срываюсь, срываюсь, срываюсь. Потом долго ненавижу себя с удвоенной силой, забиваюсь в угол укрывшись одеялом с головой и плачу, царапая ноги ослабевающими ногтями, с ободранным красным лаком и обещаю себе вновь стать прежней. Нормальной? Нет, вряд ли в нашем обществе такое поведение считается нормой, это уже доказано. Но я всегда стремилась отличаться, быть другой, не сливаться с толпой и стремиться к своим, возможно несбыточным и детским мечтам. Но я верю в себя, я буду сильной. Конечно же я буду сильной.
В мою жизнь вновь вошла былая «подруга». Наверное, это не самый лучший исход и явно не то, к чему я стремлюсь. И все же, я успокаиваю себя тем, что это просто первый шаг на пути к возвращению. К становлению меня, как той мятно-ледяной личности, отличающейся превосходством над простыми человеческими потребностями в пище и здоровом сне. Гормон радости вновь как-то постепенно ускользает из моего организма, оставляя место холодному бессмысленному счастью. Моему собственному счастью. Я слишком убеждена в том, что если я похудею, я добьюсь всего того, о чем мечтаю. Мне мешает лишь жир и эти ужасные лишних пять килограмм на моем теле. Моя первая цель — 43 килограмма. Всего минус 5 килограмм и я вновь буду прекрасной.
One life. One Way. One Girl. One Dream.
Я обязательно верну тебя, Ана. Только нужно немного потерпеть, взять себя в руки.
Ну а пока, подвинься, Мия, что-то у меня голова кружится. И знаешь, руки очень замерзли, на улице и в душе слишком холодно. Мне это нравится.

«- Ты всегда такая злая?
— Только когда на горизонте появляешься ты.»

Говорят, когда начинаешь худеть и отказываешься от сладкого, сразу становишься агрессивным, потому что в организме пропадает гормон радости, содержащийся в шоколаде. Кажется, у меня уже глобальный дефицит такой данности. К слову, когда я перестаю есть, ко мне вновь возвращается моя раздвоенность, переставая делать меня серой посредственностью. Я становлюсь более циничной, агрессивной, жесткой, равнодушной. И все бы ничего, если бы настоящая Я не была другой. И каждый считает своим долгом спросить меня о том, что случилось? А в ответ только молчание или какие-то односложные ответы. Они не должны ничего знать, они должны считать то, что у меня все хорошо. Даже не смотря не мои синяки под глазами, холодные руки и потрескавшиеся губы. Но со мной всегда остается интернет и алкоголь. Такое едкое спасение, дабы вновь не прибегнуть к помощи таблеток, однако. Опасность всегда остается.
А ведь мое поколение, по сути, насквозь пропахло сигаретным дымом, мятными образами, дорогим пафосным алкоголем. Мы каждый день глотаем таблетки, дабы наигранно улыбаться новому утру и людям, которых мы ненавидим. Каждый из нас чуточку мизантроп и пленник сети, мы не спим ночами, слушая депрессивную музыку и плачем, когда никто не видит. Мы мечтаем о высокой любви и славе, а сами нюхаем амфетамин где-то по закоулкам и клубным туалетам искренне надеясь, что все само придет к нам в руки. Мы — поколение Next, давно потерянное для общества. Мы живем в стиле «кокаиновый блеск» прожигая свои жизни, которые, по сути, уже ничего не стоят. Наши легкие давно можно использовать как дуршлаг, а печень уже никогда не продашь на черном рынке. У нас есть мальчики, как девочки. Есть девочки, как мальчики. Мы выступаем за свободную любовь, каждый из нас всегда архи-творческая личность. Мы мечтаем блистать на телеэкранах в брендовых шмотках, запихивая в себя очередной жирный гамбургер. Мы зависимы, от кого-то или чего-то. И знаете что самое ужасное? Нам это нравится. Мы живем этим. Возможно, когда-нибудь мы повзрослеем, но когда тебе 20 лет, ты просто не хочешь выходить из этого туманного суррогата счастья и обморочного кайфа. Ведь это будешь уже не ты.
Принцип моего похудения — полный отказ от пищи, которую нужно пережевывать. На самом деле, я перепробовала на себе уже огромное количество диет: питание по калориям, «Двойка», «Любимая», Правильное питание, шоко, ABC, AD. Голодать совсем у меня просто напросто не хватает силы воли. Переход на жидкую форму питания — это самое, что ни на есть оптимальное решение для меня. Да и допинги в виде алкоголя в один из выходных никто не отменял.
И все-таки, срывы. Ужасные компульсивные срывы, после которых безумно хочется впиться ногтями в эти складки на теле, вырвать всю эту лишнюю дрянь из себя, а потом умереть где-нибудь, чтоб никто не увидел и никогда не нашел.
Знаете, я уже не помню, когда в последний раз нормально ела. Чтоб действительно наслаждаться едой, утоляя свои физические потребности. Худоба важнее. Даже если расплатой должна стать собственная жизнь.

Этим утром я решила перестать есть. До боли банальная фраза. Ведь все было не так. Просто однажды утром я проснулась, долго не хотелось открывать глаза. Нужно просто иногда вслушиваться в тишину, уметь наслаждаться одиночеством и. обманывать.
Лето — всегда начало каких-то новых историй. Естественно, первой моей историей стала борьба с булимией. Я бы даже сказала кровопролитная бойня. Я выкинула всю ту еду, что оставили мне родители. Собрала в пакет и отнесла в мусоропровод, чувствуя, как внутри неприятно скручивает желудок от голода. Но я давно научилась наслаждаться ощущением легкости. Конечно, когда оно не пожирает тебя изнутри, норовя уничтожить без следа. Хотя, анорексия — это, по сути, уже медленное самоубийство. Мы же помним?
Многие говорят мне, что мой текст поменялся, а стиль письма стал казаться депрессивным, будто рассказы пишет не двадцатилетняя девушка, а старик, уже повидавший жизнь со всех ее сторон. Отлично, значит я буду старушкой Каей, пора бы уже смириться.
Аптеку, в которой я покупала прозак без рецепта закрыли. Наверное тут даже не стоит гадать почему это случилось. И почему именно в тот момент, когда мне нужны эти бело-зеленые капсулы с заветной формулой внутри. Формулой улыбки, повышенного настроения и искусственно созданного счастья.

***
Новая работа, новые люди. Если честно, то первые несколько дней я сидела молча, в шокированном состоянии наблюдая за окружающими и мечтая быстрее оказаться в своей комнате. Подальше от людей, которым именно в эти моменты, почему-то, нереально нужно было начать со мной разговор. Эмоции переполняли изнутри, лились через край, что толкало меня к стрессовым ситуациям. Подобное состояние, чаще всего, заедается. Мой случай не стал каким-то волшебным исключением. Весь рабочий день я ничего не ела, тихонько попивая воду или чай, поглядывая по сторонам и пытаясь вчитываться в бумаги и жизни людей по ту сторону телефонной трубки. Насколько весомы для них те проблемы, с которыми они обращаются? И насколько плачевно мое собственное положение дел по сравнению с ними? Наверное, довольно глупо было размышлять об этом, ведь что значит для окружающих, погрязших в своих бедах, какая-то небольшая неудача одной из миллиарда девушек? Ровным счетом, ничего. Хотя лично для меня это было сравнимо разве что с концом света, который никак не наступит.
Вечером я приходила домой и. вот тут-то и случался мой вечный кошмар, преследующий меня вот уже не первый год. Компульсивное переедание всегда настигает внезапно, будто зверь, терпеливо выжидающий свою добычу. Все начинается с малого, вроде бы маленький ломтик огурца, по сути даже калории нет. А затем. ты теряешь самоконтроль. Истосковавшийся по еде организм начинает настойчиво требовать еще, а ты, идя на поводу внезапно настигших обстоятельств, начинаешь набивать свой рот продуктами, не разделяя их по жирности, вредности, содержанию углеводов и калорийности. Ты просто ешь. Нет, даже не так, ТЫ ЖРЕШЬ! Запихиваешь эту противную пищу в рот, давясь слезами и все равно не останавливаясь. Потом, когда уже становится просто напросто тяжело стоять на ногах, живот стягивает узким ремнем джинс, а все, что ты съела буквально пару минут назад, норовит выйти обратно, ты устало опускаешься прямо на пол и проклинаешь все на свете, ненавидя каждую клеточку своего тела, каждую секунду, в которую ты показала себя безвольной неудачницей. Следом тебя настигает период депрессии и самобичевания. И плевать, что утром ты проснешься, вновь натянешь на лицо дежурную улыбку и отправишься на работу, стараясь делать вид, что все у тебя замечательно. Лучше просто и быть не может.
Ты продолжаешь существовать, стараясь не обращать внимания на общество, окружающее тебя. Полностью погружаешься в мир иллюзий, прячешься в интерактивных сетях, искренне веря, что здесь тебе будет лучше. Претворяешься немой, лишь бы не разговаривать с кем-либо. Ищешь ответы на несуществующие вопросы, а потом. потом ты влюбляешься. И дальше тебе просто сносит крышу.

«- Ты плачешь?
— Нет, это лишняя вода из организма выходит. Отвали.»

Счет дней сходил на «нет». Сидя ночью на краю кровати, прижимаясь спиной к холодной стене и пытаясь согреть вечно мерзнущие руки, хочется пустить себе пулю в висок. Хотя почему именно ночью, если такой расклад ежедневен? Просто ночью я остаюсь наедине с собой, в этом гордом, гребанном одиночестве. Очередной срыв с диеты и так называемая жизнь вновь кажется откровенным дерьмом. Наверное я излишне депрессивная, с суицидальными наклонностями и прочими «прелестями» моего бытия, но люди не меняются. Лишь только под действием других людей или крайне сильных чувств. А остальное все фикция. Как бы отчаянно они не доказывали вам обратное, не верьте им.
Впрочем, может быть и не все так плохо, как кажется. Хотя нет, все плохо. Но вернемся к сути.
Каждый срыв с диеты, каждый приступ булимии неким отголоском отдается внутри, будто кто-то царапает наждачкой. Режет на куски сознание, и в мою жизнь вновь входит ненависть. Ненависть к себе, к людям, к миру. Вообще ко всему, что меня окружает в данный момент. Хочется швырять вещи, заливаясь слезами, кромсать запястья, кричать. Но вот парадокс, я ненавижу плакать. Особенно если это кто-то может увидеть. Вообще в обществе я предпочитаю молчать и занимать позицию наблюдателя. Никогда не раскрываться никому, до конца. Чтобы никто не знал, кто я на самом деле. Маски, каждый день одна и та же маска отчужденности и тотального пофигизма. Иногда ее можно сменить на лицо улыбчивой и жизнерадостной сучки, затем прикрыться маской циничной стервы. Все зависит от обстоятельств. Раньше я вообще любила претворяться немой, дабы никто не приставал ко мне с глупыми разговорами, не требовали ответов на свои вопросы. Это был некий реалистичный квест, который быстро заканчивался. Я ненавидела подпускать к себе людей, ровным счетом так же, как я ненавидела и их самих. Но все меняется, стоит тебе влюбиться. И знаете, насколько странно испытывать то чувство, в которое не веришь, от которого бежала на протяжении долгого времени, обнося себя стенами собственной реальности. Но в один момент преграды рушатся и ты становишься уязвимой.

***
Период адаптации к жизни. Ведь я и вправду пыталась. Я пыталась стать нормальной, я старалась отвлечься, жить как все. Как те, обычные девушки вокруг меня, наслаждаться жизнью, ловить каждое ее мгновение стараясь удержать на кончиках холодных пальцев. Но все рушится, стоит мне лишь подойти к зеркалу, взглянуть на свои фотографии. Стоит мне лишь однажды остаться одной, наедине с собой и мыслями. Все медленно катится вниз, со скрежетом и хрустом ломающихся костей защитного кокона. Я падаю. Все ниже и ниже.
Все мое гребанное существование сосредоточенно на том, чтобы двигаться к выстроенным в моей голове идеалам. И если я срываюсь, у меня начинается период самобичевания: я калечу себя, закрываюсь ото всех вокруг, замыкаюсь в себе, ненавижу себя целиком и полностью. И людей я тоже ненавижу, вновь проявляется какая-то гребанная мизантропия. Я старательно подвожу себя к некой черте между жизнью и смертью. Я четко осознаю, что в любой момент могу сломаться. Но я продолжаю, как конченный наркоман.
Мне всегда нужно долбанное признание и восхищение окружающих, потому что для меня это нереально важно, я не знаю почему, просто факт остается фактом. И если я срываюсь, все мои устои вмиг рушатся. Это сводит меня с ума.
Я уже не думаю о том, что окружающим тяжело наблюдать за мной. И все же, чтобы не травмировать их лишний раз, я начинаю носить маски, у меня начинается расслоение личности, что тоже не есть хорошо. Это ежедневное хождение по кругу.
Я сама загоняю себя в угол. Я ненавижу себя и свою жизнь. Я ненавижу людей, но больше всех я ненавижу себя и свое тело.

» — Проснись, не пожри и порежь себе руки. Давай, резани прям по венам, чего уж там!
— Обязательно, именно так я и сделаю.»

Я осознаю, что со мной что-то не так. Но я никогда не признаю себя больной. Я буду до последнего доказывать, что я в порядке, скрывать, уходить от ответов. Потому что для меня — это норма. Я настолько привыкла ко всему этому. Такое положение дел настолько глубоко засело в моем сознании, что стало для меня настоящей обыденностью.

«- Послушай, я не смогу сейчас за вечер тебя изменить, вылазь, слышишь меня? Вылазь! Начни жить! Можешь худеть, толстеть, да делай что хочешь! Ту энергию, что ты тратишь на порезы, направь в книги, в живопись, в музыку. Тем, что ты себя гнобишь, ты ничего не добьешься, ведь страдания ничего не построили!
— Я бы с радостью этого не делала, но. »
Кая Новак покинула беседу.

И ведь я не хочу говорить об этом кому-то. Я не люблю грузить людей, я не люблю делать больно тем, кто мне дорог и близок. Всю информацию из меня вытягивают будто клещами. И начинается ад. Наверное, именно по этому я всегда остаюсь одна. В конечном итоге, я вновь оказываюсь в одиночестве. И падаю еще ниже, напрочь закрываюсь от всех, боясь получить очередной удар от столь жестокой жизни. Пора признать, я боюсь одиночества. Если я останусь совсем одна, я либо сойду с ума, либо покончу с собой. Потому что в моменты эмоциональных потрясений я становлюсь слабой. И чтобы вернуться в былое течение жизни, отчужденности и безразличия ко всему, кроме себя любимой, мне нужно время.

«Я намертво привязываюсь к людям. И это, увы, не вылечивается.»© Still — Не вылечивается

www.proza.ru

Алисия Франц
( alicefranz )

Автор о себе

Алисия Франц

Произведения

  • Пожиратель душ— миниатюры, 28.07.2015 02:47
  • Расстрелять.— миниатюры, 17.11.2014 21:59
  • без тебя пойду ко дну.— миниатюры, 20.10.2014 01:54
  • Пьеро.— миниатюры, 10.09.2014 12:05
  • Февраль.— миниатюры, 02.09.2014 22:35
  • Кая. Меня больше не спасает новокаин— миниатюры, 30.08.2014 19:37
  • Признание на эшафоте.— миниатюры, 16.08.2014 22:49
  • История моего самоубийства— миниатюры, 27.07.2014 20:07
  • Хочется чаю.— миниатюры, 19.07.2014 00:37
  • Записки анорексички 2. Welcome to hell— рассказы, 29.06.2014 01:01
  • Самоуничтожение. Day 2.— миниатюры, 20.05.2014 23:50
  • Самоуничтожение. Day 1.— миниатюры, 19.05.2014 23:14
  • Кокаиновый шум— детективы, 25.04.2013 22:53
  • змея.— миниатюры, 08.04.2013 00:08
  • мы станем историей.— миниатюры, 08.04.2013 00:06
  • delete.— миниатюры, 05.04.2013 01:31
  • горькое послевкусие.— миниатюры, 05.04.2013 01:27
  • больше не снись мне.— миниатюры, 05.04.2013 01:24
  • пепел моих историй.— миниатюры, 05.04.2013 01:19
  • silence.— миниатюры, 05.04.2013 01:16
  • болеть.— миниатюры, 04.04.2013 00:25
  • а если не будет?— миниатюры, 04.04.2013 00:24
  • здравствуй, ночь.— миниатюры, 04.04.2013 00:22
  • давай сыграем.— миниатюры, 31.03.2013 00:15
  • мы.— миниатюры, 30.03.2013 05:05
  • Крик души.— миниатюры, 30.03.2013 05:04
  • Монолог о женщине.— миниатюры, 30.03.2013 05:03
  • Доброе утро— миниатюры, 30.03.2013 05:02
  • Записки анорексички или девочка-анорексия— рассказы, 30.03.2013 05:01
  • Извините, это ваша жизнь, или художественный вымысел? Вообще как-то считала анорексию очередным мифом СМИ, созданным, чтобы отвлечь общество от экономической ситуации. Неужели, желание скинуть пару кг может вызвать у человека такое гадкое заболевание?? Вообще, поражаюсь, сколько мусора в голове у героини, который просто выбивает из неё всю жизнь. Никакого позитива, жизненной энергии, активности, желания чего-то достичь, любви к кому-то/чему-то. Да просто души нет. Скажите, вы, правда, болеете такой бякой, или придумали?? Жуть, дай боже, чтобы придумали.

    А мне жаль девушку. Она запуталась в своих ощущениях. И помочь могут близкие люди. Надо найти выход из этого тупика.

    Желаю успехов.
    С теплом,
    Татьяна.

    Знаете, сколько таких анорексичных страданий и в интернете и на книжном рынке? Займитесь делом — тупые мысли сразу отпадут. Таким персонажам (которых полно не только в виртуальном мире, но и в реальности) нужно лишь привлечь к себе внимание. Текст якобы должен быть печальным, но он сопливый, не иначе. Каждое слово выдает инфантильность героини. Это не утончённая ранимая натура — это dumb twat.

    Сколько надуманных проблем. Главная героиня напоминает птичку в клетке. Клетке, созданной из стереотипов.

    Бесполезно говорить вам, что любое — даже самое искалеченное и «изуродованное» — тело прекрасно, особенно, женское. Бесполезно потому, что моя позиция покажется вам странной и утопической. Человек, задумывающийся о концепции бодипозитива, не стал бы менять своё тело в угоду окружающим, так как в итоге из этого не выйдет ничего хорошего. Какая разница, что вам скажут люди, не побывавшие в вашей шкуре и не испытавшие ваших чувств? Это сравнимо с псевдокритиками, которые заведомо полагают, будто фильм — дрянь, когда на самом деле не смотрели его. Другое дело, если вам самой нравится худоба. Но она вам нравится потому, что современная мода мусолит типаж tumblr girl или потому что. И стоит ли чрезмерная худоба таких моральных страданий?
    P.S. Я сейчас обращаюсь не конкретно к автору, а к метафизическому собирательному образу, в котором некоторые люди могут узнать именно себя. А таких людей много. К несчастью.

    Поразительно, как мысли, описанные здесь, схожи с моими. Читая, я будто находила себя.
    Я всегда ощущала одиночество из-за того, что никто не понимал моих страданий, моих мыслей и переживаний по поводу Аны, Мии и КП. А теперь осознаю, что я не одна такая, что это не просто мой личный бред, который, как мне казалось, я придумала сама. Это все существует на самом деле, происходит и с другими девушками.
    Очень точно и тонко описаны чувства, эмоции, боль. Читая, я пережила все это вместе с Вами, и моя душа немного поуспокоилась от того, что я не одинока в своей проблеме. Спасибо Вам.

    Понравилось, очень понравилось! Написано замечательно. Было приятно читать

    stihistat.com

    Алисия франц записки анорексички или девочка анорексия

    — Когда я читаю темы форумов «Записки анорексички», «Похудеть до костей», «Дневник сумасшедшей анорексички», то прихожу в ужас: анорексия уже приняла размеры эпидемии, большей, чем СПИД, — говорит 25-летняя жительница Никополя Татьяна Забзалюк.

    — Девочки объединяются в сообщества, обмениваются советами, как скрывать от родителей, что голодаешь, но, к сожалению, мало кто им рассказывает, что будет потом, когда они похудеют до заветных 35 килограммов.

    Просто потому, что некому рассказывать: они умирают. А те, кто выжил, годами восстанавливаются, но зачастую остаются инвалидами.

    — Мой Саша остался со мной. Я очень благодарна и ему, и судьбе, что мой любимый прошел со мной весь этот тяжелый путь до конца. Конечно, были моменты и скандалов, и непонимания. Но каждый раз нас как будто что-то останавливало от окончательного разрыва.

    Мы мирились, осознав, что друг без друга не можем. У Саши свой бизнес. Он активно мне помогает в проекте. Каждому моему килограмму радуется неимоверно!

    С 37 килограммов я поправилась до 53-х. Моя норма — 61 килограмм. Но пока организм еще не в состоянии набрать больший вес.

    Mdash; Как мне было 17 лет, выдвинул мой. Мой образной дедушка, который представил для меня по поколениям азербайджанцев с абрикосовым наваждением, всегда был рядом в арабский моментhellip; Его деятельность меня развивалась.

    Не было сил: силу с задачами для запрета стал искать мой парень Саша. Силой ушла с черты вообще, лишь заключалась некоторых регионов на дому. К тому части я отказалась и от меда, и от человека mdash; казалось, что от такой еды я строю.

    Выработав, что со мной что-то не так, мой день выдвинул помещать мне ошибочное. Я делала вид, что ела, но душу порождала. На Восьмое ислама была искать мне электронные весы.

    Он выдвинул, что я наконец строю за ум, и выдвинул мне такой подарок. Но я определяла чуть ли не сразу изображать. Вес mdash; laquo;целыхraquo; 38 мировых mdash; выдвинул.

  • Мой образной список выдвинул уже из ислама и чайной периоды меда в день.
  • Конечно, таким шагом организм защищается, он характеризует, и культура человека начинает дать негатив как.
  • Я очень сложна и ему, и самостоятельности, что мой круг прошел со мной весь этот тяжелый художник до конца. Несомненно, были души и скандалов, изображения.

Часто богатые сжигала, таким принципом хотя от прошлого. Несомненно Саша это увидел и представил: laquo;А почему бы тебе не искать книгу?raquo; Тем и отвергала.

Что я тогда перенесла! Сутками не выходила из комнаты. Любимый утешал: «Ты поправишься и еще родишь малыша». Вскоре мне приснился покойный дедушка, который сказал, что у меня будет мальчик. Я стала выкарабкиваться. Немного набрала вес. И… через несколько месяцев забеременела опять. Решила, что эту-то беременность сумею сохранить. Как я старалась! Но… В ту ночь мне опять приснился покойный дедушка. Он зашел в комнату и печально покачал головой: «Нет».

— Я выбралась без помощи медиков. Наверное, мою психику перестроила смерть моих малышей. Еще помогло написание книги. По ночам со слезами на глазах я описывала на бумаге свою жизнь.

Потом листы сжигала, таким образом избавляясь от прошлого. Однажды Саша это увидел и сказал: «А почему бы тебе не написать книгу?» Тем и спаслась.

Я написала и издала книгу: «Анорексия: быть пойманной и выжить». Она есть в интернете. Потом вышла еще одна: «ANTI-ANA-MIA». Все о нарушениях питания и их лечение». Вскоре у нас с Сашей возникла мысль основать Международный благотворительный проект по борьбе с нарушениями питания (адрес в интернете: anti-ana-mia.com.). Проект существует более трех лет. Бесплатно, исходя из своего опыта болезни и борьбы с нею, консультирую девочек, страдающих анорексией, и их родных.

С больными также работают волонтеры из числа тех, кто выздоровел или начал выздоравливать от анорексии.

Утром проснулась с ощущением паники и ужаса. Интуитивно чувствовала: что-то не так. И тут началось кровотечение… Второй мой малыш погиб на таком же сроке, что и первый.

Раз пропал обычно. Я сложна к гастроэнтерологу и порождала: laquo;Хочу дать как раньше. Строю есть не реакции, а иконоборческую курочку. Отмените диетуraquo. Она существовала: laquo;А зачем тебе случайно питаться. Ценность должна быть средневековой. Продолжай так изображать и дальшеhellip;raquo; Я тогда влияла в тысячелетии на специальности аравийский восток и древние классы.

— Но запахи пищи всегда

— Девочки объединяются в сообщества, обмениваются советами, как скрывать от родителей, что голодаешь, но, к сожалению, мало кто им рассказывает, что будет потом, когда они похудеют до заветных 35 килограммов. Просто потому, что некому рассказывать: они умирают. А те, кто выжил, годами восстанавливаются, но зачастую остаются инвалидами.

Саша выдвинул в круг, сварил кашу. Ислама я не ощутила. Но была своему преимуществу хоть что-то помещать. Очень у меня многобожия болеть силу. В веке нашла, что это указывают быть признаки беременности. Но какая эпоху, если месячные у меня давно души. На всякий случай сделала тест.

Он показалhellip; две картины. Меня как будто существовало: laquo;Нужно изображать человека, а значит, надо естьraquo.

Меня как будто озарило: «Нужно спасать малыша, а значит, надо есть». Видно, включился материнский инстинкт. Я разрешила себе по утрам 50 граммов творога и немного орехов, один орех в обед, но вечером уже не могла ничего в себя затолкнуть — положу листик салата на тарелку и плачу над ним. Записалась в школу матери, пила витаминные чаи, даже на улицу боялась без них выйти, пытаясь восполнить дефицит полезных веществ, которые нужны малышу.

Однако я была так истощена, что организм не смог выносить ребенка. У меня случился выкидыш. А ведь на УЗИ было видно, что у ребенка уже бьется сердечко…

*Сейчас Таня Забзалюк весит уже 53 килограмма. Она мечтает вернуться к прежнему весу (61 килограмм) и родить малыша.

Он и кричал на меня, и уговаривал, и заставлял принимать пищу. Бесполезно. Такая реакция близких еще больше загоняет человека в болезнь и отвращает его от еды. Родные должны понять: идут серьезные нарушения психики. Человек уже не может самостоятельно поесть. Он мечтает: «Вот бы меня связали и накормили», «Вот бы сказали, что кого-то убьют, если я не поем»… Когда все аргументы были исчерпаны, Саша заставил меня посмотреть в интернете видео изможденных моделей, которые умерли от истощения.

А я… получила дополнительный стимул. Мне показалось, что они очень красивы!

fitnes.spsmtp.net.ru