Американский президент великая депрессия

Американский президент великая депрессия

Вы находитесь здесь: // Мировое хозяйство // Президент Рузвельт справился с кризисом при помощи социализма

Президент Рузвельт справился с кризисом при помощи социализма

Имя этого президента США — Франклина Делано Рузвельта — сегодня вспоминают всё чаще. Целых четыре раза подряд он избирался главой американского государства, несмотря на то что президентство в США ограничено двумя сроками. И это не удивительно — ведь именно Рузвельт вытащил не только США, но и весь капиталистический мир из ямы Великой депрессии, самого масштабного в истории человечества экономического кризиса.

Недюжинная сила воли плюс умение находить нестандартные и даже революционные для своего времени решения — вот что отличало этого американского президента. Это как раз то, чего не хватает политическим лидерам современного мира, которые не знают, как справиться с нынешними экономическими потрясениями.

Сгубила неслыханная жадность

Великая депрессия первой половины ХХ века стала результатом классического кризиса перепроизводства — это когда товара производится больше, чем имеется возможности его купить. Кризису во многом способствовали масштабные спекуляции на фондовых биржах Запада, когда шло ничем не ограниченное инвестирование разного рода промышленных корпораций и производств без учёта реального спроса со стороны потребителя.

Итогом стал крах Нью-Йоркской биржи в 1929 году, когда разом резко обесценились акции множества предприятий. Наступила дефляция — падение товарных цен ниже уровня себестоимости самой продукции. Разом остановились многие заводы и фабрики. В особо тяжёлом положении оказались металлургия, строительство, угледобывающая промышленность, автомобилестроение. А следом, из-за невозврата кредитов со стороны промышленности, рухнул и банковский сектор экономики США. Обанкротилось свыше 40% банков, что лишило миллионы американцев их сбережений.

Власть была в полной растерянности. В силу главного принципа американской экономики — невмешательства государства в дела бизнеса — чиновники надеялись, что бизнесмены сами найдут выход из создавшегося положения. Мол, рынок сам всё исправит и наладит. Но, увы, ситуация день ото дня становилась всё хуже и хуже.

Стремясь сохранить прежний уровень прибылей, капиталисты проводили политику искусственного поддержания высоких цен путём решительного сокращения производства. Так, например, из 285 доменных печей, числившихся тогда в стране, к лету 1932 года действовало только 46. Однако сложившиеся расценки в силу низкой покупательной способности населения сохранить на должном уровне не удавалось — одно предприятие разорялось за другим.

Резкое, никем не контролируемое свёртывание производства породило небывалую доселе безработицу! К 1933 году она достигла уровня 17 миллионов человек, то есть безработными в той или иной мере являлись каждый третий рабочий и служащий. В разгар кризиса полностью занятыми оказались лишь 15 — 20% всего трудоспособного населения!

Катастрофическим оказалось и положение фермеров, которых сильное падение цен и доходов привело к разорению почти половины всех действующих в стране хозяйств. Разорившиеся фермеры влились в огромную армию бродяг и нищих, скитавшихся по стране в поисках работы. В те дни один американский журнал пессимистично писал:

«Миллионы безработных и членов их семей лишились всяких доходов к жизни. Надежд на помощь государства нет никаких. После бесплодных поисков работы и истощения сбережений рабочие нередко оказываются перед угрозой голодной смерти».

Не удивительно, что стали возникать стихийные акции протеста. Резкую популярность приобрели всевозможные радикальные партии и движения, вроде коммунистов и откровенных фашистов. США впервые в своей истории оказались перед угрозой небывалых социальных потрясений. Позднее отец будущего президента США миллионер Джозеф Кеннеди отмечал в своём дневнике:

«В те дни я охотно расстался бы с половиной своего достояния, если бы был уверен, что сохраню в условиях поддержания законности и порядка вторую половину».

Кодекс надо чтить

Историческим переломом для Америки стали президентские выборы 1932 года, когда к власти пришёл кандидат от Демократической партии США Франклин Рузвельт. Стало ясно, что страну ждут решительные перемены — выходец из очень богатой и влиятельной семьи, бывший адвокат Рузвельт уже давно был известен своим твёрдым характером и умением добиваться поставленных целей. В своё время его не сломила даже тяжёлая болезнь — полиомиелит, навсегда приковавший Рузвельта к инвалидному креслу. Будущий президент не только не впал в панику из-за этой болячки, но ещё активнее стал участвовать в политической и деловой жизни США.

Первым делом президент навёл порядок в банковской сфере. Ему предлагали просто оказать финансовую помощь банкам, влив туда государственные средства — якобы банки потом «выплывут» сами. Но Рузвельт, несмотря на неоднократные обращения и просьбы финансовых воротил, решил всё по-своему.

Был выпущен специальный президентский указ, согласно которому были закрыты все без исключения банки в стране. Разрешение на открытие и на правительственные антикризисные займы получили лишь те финансовые структуры, которые могли доказать свою эффективность специально созданным государственным комиссиям. В результате из 25 тысяч банков, действовавших до кризиса, свою работу смогли возобновить лишь 15 тысяч. Но это уже были структуры, которым можно было доверять как госсредства, так и деньги частных вкладчиков!

Был резко ограничен вывоз капиталов за границу (деньги можно было перевести только по специальному разрешению правительственных чиновников), полностью запретили вывозить золото. Одновременно были приняты меры для успокоения банковских вкладчиков — ограничены масштабы биржевых спекуляций, и впервые в истории была создана корпорация по страхованию банковских вкладов.

Крупные преобразования были проведены и в других сферах экономики. Специальным законом Рузвельт создал правительственное агентство по восстановлению промышленности. Закон, по сути, вводил государственное регулирование промышленного развития. При посредничестве этого агентства предпринимателей обязали заключать между собой «кодексы по честной конкуренции», где прописывались условия об основах предпринимательской деятельности — о единых ценах, о фиксированном объёме производства, о рынках сбыта, об условиях труда наёмных рабочих и т.д. За всем этим отныне наблюдали государственные службы, которые не только следили, чтобы больше не было перепроизводства, но ещё и разрабатывали планы хозяйственного развития страны. Бизнесмены были обязаны следовать этим планам.

То есть в США ввели элементы плановой экономики!

Надо сказать, что промышленность США восстанавливалась хоть и верно, но медленно. Полностью из кризиса ей удалось выйти уже в годы Второй мировой войны, когда поступило множество военных заказов, причём не только от правительства США, но и от других стран (в том числе и нашей). Как говорят специалисты, без рузвельтовских преобразований, упорядочивших саму экономическую систему Америки, вряд ли промышленность справилась бы с этими объёмами военного времени.

Рузвельт пошёл на государственное регулирование не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве. Для повышения цен на продукцию (а значит, и доходности фермерских хозяйств) государство решило сократить объёмы сельского производства. Фермерам предлагалось заключать контракты с правительством о сокращении посевных площадей и поголовья скота, за что им выдавали солидные денежные премии. К 1939 году сельское хозяйство по рентабельности и ценам удалось вывести на докризисный уровень. И только после этого, в строгой привязке к общегосударственным планам, началось расширение всего сельхозпроизводства.

Рузвельт кардинально решал и проблемы безработицы. Он не стал ждать подъёма производства и естественного роста рабочих мест. Служба, именуемая Федеральной администрацией чрезвычайной помощи, направляла безработных людей в трудовые лагеря, которые занимались всевозможными общественными работами — строительством и ремонтом дорог, мостов, аэродромов, государственных зданий и сооружений. Именно в это время Америка покрылась густой дорожной сетью высокого качества, накрепко связав между собой разные части страны.

Через эти трудовые лагеря прошло от трёх до пяти миллионов американцев, которые не только получили гарантированную заработную плату, но и просто были спасены от неминуемой голодной смерти.

Советский Союз на американский лад

Но наиболее глубокие революционные преобразования произошли в сфере социальных отношений. В июле 1935 года был принят Национальный акт о трудовых отношениях. Он закрепил за рабочими право на вступление в избранный ими профсоюз, на заключение коллективного договора между выборными представителями трудового коллектива и предпринимателями, на проведение стачек и прочих акций протеста. А правительство со своей стороны должно было защищать трудовой люд от произвола хозяев — капиталистам запрещалось вмешиваться в дела профсоюзов, игнорировать практику заключения трудовых договоров, пользоваться услугами подставных профсоюзных организаций и т.д.

Другой победой рабочего класса США стало принятие первого в истории Америки федерального закона о социальном страховании. Он вводил систему пенсий по старости и пособий по безработице. Причём нормы пенсионного обеспечения были едиными для всей страны, а его фонды создавались за счёт паритетного налогообложения как рабочих, так и предпринимателей.

А в июне 1938 года был принят закон о справедливых условиях труда, который раз и навсегда запрещал применение детского труда и устанавливал единые для всей страны нормы минимального размера заработной платы и максимальной продолжительности рабочей недели для рабочих и служащих, занятых на предприятиях федерального значения (позднее эта практика распространилась и на частные предприятия).

Неудивительно, что за эти нововведения враги Рузвельта именовали его скрытым социалистом и большевиком. В обиход даже было пущено выражение «красный президент» и «агент Коминтерна» — ведь Рузвельт не только провёл коренные социальные преобразования, но ещё и установил дипломатические отношения с Советским Союзом, который после Октябрьской революции 1917 года США долго отказывались признавать.

Впрочем, Рузвельт и не скрывал особо, что многое для своих преобразований он взял у советских коммунистов, преобразовав наши социалистические идеи на свой американский лад. Самое главное — страна избежала революционных потрясений и неминуемой гражданской войны, найдя разумный компромисс между интересами частного капитала и всего остального общества.

К большому сожалению, в наше время личностей такого масштаба, как Рузвельт, не просматривается — ни на Западе, ни у нас в России. Очевидно, что нынешние лидеры повторяют ошибки рузвельтовских предшественников, понадеявшихся, что «рынок сам всё исправит», что «капитаны бизнеса» найдут верное решение и выведут свои предприятия и страну из кризиса. Увы, кризис только разрастается, и социальное недовольство во всём мире нарастает. И если капитализм не выдвинет из своих рядов нового Рузвельта, то человечество ждёт повторение русского Октября 1917 года. И где именно полыхнёт — это большой вопрос.

Игорь Невский, специально для «Посольского приказа»

www.posprikaz.ru

Золотой антидепрессант

На Франклина Рузвельта американцы возлагали большие надежды, полагая, что новый президент вытащит страну из страшного экономического кризиса. А он, только заняв кресло в Белом доме, тут же издал указ о конфискации у граждан и организаций золота. Ослушники могли сесть на десять лет. Процессы против укрывателей начались по всей стране. Конечно, это не идет ни в какое сравнение с экспроприацией в Советской России, где у крестьян отнимали зерно и домашнюю скотину, но все-таки — чего на самом деле добивался американский лидер?

Над пропастью

Все началось с биржи. 24 октября 1929 года, в четверг, вошедший в историю как «черный», инвесторы Нью-йоркской биржи поняли, что роста цен, на который они рассчитывали, не будет, и начали распродавать акции. Продажи быстро переросли в панику. Промышленный индекс Доу-Джонса за один день рухнул на 11 процентов. За неделю фондовый рынок потерял 40 процентов. Через четыре года капитализация рынка рухнет на 90 процентов. Совокупная стоимость торгуемых акций сократилась на 30 миллиардов долларов — сумму, превышающую расходы США в Первой мировой войне. Люди, вкладывавшие в акции разных предприятий, иногда даже на заемные средства, разорились в течение нескольких дней. Обвал биржи потащил за собой всю американскую экономику. Так начиналась Великая депрессия.

В последующие четыре года — с 1929 по 1933-й — промышленное производство сократилось более чем вдвое. По всей стране на шахтах, заводах, электростанциях прошли сокращения. Число безработных выросло с 1,6 миллиона в 1929 году до 12,8 миллиона в 1933-м. На самом дне кризиса безработные составили четверть трудоспособного населения США. Реальные доходы граждан упали на 28 процентов. Впервые после окончания Гражданской войны в стране возникла угроза восстания.

На тот момент президентом США был Герберт Гувер. Это он в 1920-х годах откликнулся на призыв Максима Горького «Ко всем честным людям» и направил Советской России помощь на борьбу с голодом, устроенным большевиками. Говорят, что помогающий кому-то в беде отводит от себя подобное несчастье. Но Гуверу довелось увидеть и пережить голод в своей собственной стране.

Президент-республиканец верил в саморегулирующую силу рынка и был сторонником идеологии laissez-faire — максимального невмешательства государства в экономику. Но если в начале 1920-х годов был налицо рост экономики, то к концу десятилетия во многих отраслях появились признаки перепроизводства. Особенно это было заметно в сельском хозяйстве. Ситуацию усугубляло сильное расслоение общества: тогдашним американским «олигархическим кланам» — Рокфеллерам, Морганам, Дюпонам, Меллонам — принадлежала половина национального богатства США и около трети всех сбережений. А подавляющее большинство граждан вообще не имели возможности делать накопления. Таким образом, платежеспособный спрос вскоре иссяк. А раз некому покупать — нет смысла и производить.

Полки в магазинах были переполнены, но многие не могли приобрести даже самого необходимого и умирали от истощения, — от голода погибло несколько миллионов человек. Нераскупленные продукты уничтожали — сжигали и топили в океане зерно, убивали миллионы свиней, запахивали урожайные земли. Обанкротилось 40 процентов банков, разорившиеся вкладчики нередко кончали жизнь самоубийством. Безработные и бездомные сооружали на заброшенных пустырях самодельные трущобы, которые американцы прозвали «гувервилями». Над несчастными сжалился даже знаменитый гангстер Аль Капоне, инициировав в Чикаго раздачу бесплатного супа.

Материалы по теме

Настоящий кейнсианец

Именно в тот момент как никогда прежде казалось, что Маркс с его теорией о неминуемой гибели капитализма прав. Назрела необходимость перемен. В этой обстановке на президентских выборах 1933 года Гувер уступил место демократу Франклину Делано Рузвельту.

Могучий инвалид

Новый президент США приходился родственником 26-му президенту-республиканцу Теодору Рузвельту и происходил из семейства потомков голландских переселенцев. Фамилия Рузвельт — искаженное ван Розенвельт. Масонская ложа, в которую он вступил в 29 лет в Нью Йорке, называлась «Голландия №8», поскольку объединяла выходцев из Нидерландов. Состояние семья Рузвельтов сколотила на производстве сахара, основанном еще в XVIII веке.

О силе личности нового лидера свидетельствует то, что он вел политическую борьбу будучи прикованным к инвалидному креслу. В возрасте около 40 лет Рузвельт перенес полиомиелит, что лишь укрепило его в решимости стать лидером. В 46 лет он стал губернатором штата Нью-Йорк, а еще через пять лет выиграл президентские выборы.

Одним из первых антикризисных указов, изданных президентом Рузвельтом, стал акт о конфискации у граждан и организаций золота в слитках и монетах. Все, у кого имелся «желтый металл», обязаны были до 1 мая 1933 года сдать его государству, обменяв на бумажные деньги по цене 20 долларов 66 центов за тройскую унцию. Сделать это можно было в любом банке США, имевшем право на операции с золотом. Гражданам, решившим оставить у себя благородный металл, грозил штраф до 10 тысяч долларов или тюремное заключение на срок до 10 лет. На первый взгляд, все это смахивало на методы Ленина и Троцкого. Никакого уважения к частной собственности.

Сам Рузвельт объяснил экспроприацию необходимостью предотвратить панический отток золота за рубеж. «Конечно, могут найтись такие люди — уверен, что их будет немного, — кто станет препятствовать великой общей цели, эгоистически преследуя собственную выгоду. Закон предусматривает достаточные меры принуждения, однако сейчас я говорю о совместных действиях, к которым людей побуждают общественное мнение и собственная совесть. Это единственные средства, которые мы используем. Но уж эти средства мы используем в полной мере, чтобы поддержать людей доброй воли против тех, кто тянет назад, и обеспечить успех нашего плана», — заявил он в своей речи.

Для сдающих золото ввели специальный знак с надписью «Мы вносим вклад», который надел сам президент. «На войне, во время ночной атаки, солдаты носят яркие опознавательные знаки — чтобы их товарищи не обстреляли своих. Подобно этому и те, кто участвует в нашей программе, должны узнавать друг друга с первого взгляда», — объяснил он.

Золото свозилось в «закрома родины» — национальное хранилище Форт Нокс в штате Кентукки. Когда «желтый металл» был собран, его официальная цена резко поднялась до 35 долларов за унцию. Зачем же Рузвельту понадобилось столько золота? Зачем отнимать его у и без того обедневших граждан, меняя на «бумажки»?

Шпарим по Кейнсу

«Я не самый умный человек в этом мире, но я, несомненно, умею находить умных соратников», — рассуждал президент. Провозглашенный им «Новый курс» опирался на учение британского экономиста Джона Мейнарда Кейнса, который говорил о необходимости участия государства в регулировании хозяйственной жизни. Это был уход от прежней политики laissez faire, которая больше не работала.

Согласно кейнсианскому объяснению, основной причиной Великой депрессии была нехватка денежной массы. Товаров и услуг производили много, а денег на их обеспечение не хватало. Кроме того, на рубеже веков появились совершенно новые виды товаров — автомобили, радиоприемники, самолеты… А в условиях, когда деньги привязаны к золотому запасу, нарастить денежную массу было невозможно.

При дефиците денежной массы начали падать цены, возникли трудности с возвратом кредитов, а дальше — начали банкротиться предприятия, и проблемы во всей экономике нарастали как снежный ком. В этой ситуации нужно было «включить печатный станок», отвязать доллар от золота и девальвировать его, что и сделал Рузвельт.

Казначейство США намеренно старалось опустить американскую валюту, скупая золото по ценам, превышающим курс доллара по отношению к этому драгметаллу. Также оно изъяло из резервных банков все запасы, взамен выдав золотые сертификаты. В результате к январю 1934 года золотое содержание доллара снизилось на 41 процент. Благодаря девальвации доходы, ранее сконцентрированные в банках, перераспределились в пользу промышленности. Заниженный курс доллара сделал более выгодным экспорт, что также стимулировало производителей.

Теперь можно сказать, что рузвельтовская конфискация была не самой страшной. Никто не врывался в дома американцев. Сдавать нужно было только золотые монеты и слитки. Ювелирные украшения под действие указа не подпадали. Более того, разрешалось оставить у себя 100 долларов в золотом эквиваленте на одного человека. То есть семья с тремя детьми могла оставить 500 долларов. Монета в 10 долларов тогда весила 16,7 грамма золота 900-й пробы. А 100 долларов — это уже 167 граммов золота. Фактически государство ограничилось вскрытием банковских ячеек. Но некоторые граждане пытались оспорить изъятие в суде.

А многие ли американцы могли позволить себе отложить 200-300 долларов, когда годовой доход составлял в то время в среднем 1400 долларов? Новый дом можно было купить примерно за 7 тысяч долларов, а арендовать — за 15 долларов в месяц. Буханка хлеба стоила 9 центов, а литр бензина — 2 цента.

После кампании по изъятию золота у американцев осталось почти 14 миллионов унций драгоценного металла. То есть в Форт Нокс пошло менее четверти золота, имевшегося в стране. Правда, Рузвельт и не собирался «спылесосить» все золото до последнего грамма. Ему важно было исключить его инвестиционное использование.

Капитализм с социалистическим лицом

Противники Рузвельта упрекали его в насаждении социализма. Сам президент считал, что он спас страну от социальных потрясений. Он провел целый ряд важных реформ. При 32-м президенте в США возникла система гарантирования банковских вкладов. Для борьбы с безработицей были организованы «трудовые лагеря», в которые государство привлекло до трех миллионов человек на строительство инфраструктурных объектов — дорог, мостов, аэродромов.

Администрация восстановления промышленности, созданная Рузвельтом, запретила предпринимателям получать конкурентные преимущества за счет ухудшения положения работников. Хозяин предприятия не мог снижать зарплату, увеличивать нормы выработки, удлинять рабочий день. В 1935 году деятельность этой администрации была признана неконституционной: промышленники стали опасаться, что излишнее регулирование превратит экономику США в плановую.

Также во времена Рузвельта был принят закон о социальном обеспечении, фактически создававший в стране пенсионную систему. Социальные преобразования общество встретило с одобрением. Рузвельт стал единственным в истории США президентом, который занимал этот пост более двух сроков, — он избирался четыре раза и занимал пост до своей кончины.

Помимо прочего, Рузвельт отменил сухой закон, действовавший с 1920 года. Так что те, кто сильно расстроился из-за своих монет и слитков, могли вполне легально напиться.

m.lenta.ru

«Черный вторник» и «великая депрессия»

«Черный вторник» и «великая депрессия»

В 1929–1932 годах капиталистические страны пережили жесточайший экономический кризис, проявившийся в масштабах всего мира. Он отличался как небывалой разрушительной силой, так и затяжным характером. Первые симптомы надвигающейся катастрофы можно было наблюдать еще в 1926 году, когда американский рынок оказался перенасыщен строительными материалами. Мало–мальски опытные держатели акций строительных компаний начали постепенно избавляться от них, предпочитая вложить деньги в более стабильные предприятия. 21 октября 1929 года фондовая биржа резко отреагировала на наметившуюся тенденцию, и акции некоторых компаний резко упали в цене. Это событие вызвало цепную реакцию, приведя к катастрофическим падениям котировок три дня спустя. В тот день держатели акций избавились от 13 миллионов ценных бумаг. Вслед за этим началась настоящая паника — люди пытались избавиться от всех ценных бумаг, переведя свои состояния в наличность. Пик продаж пришелся на 29 октября, когда за день, вошедший в историю под названием «черный вторник», было продано 16,4 миллиона акций. Разумеется, они покупались по бросовым ценам, что не могло спасти их бывших хозяев от разорения. Сильнейший удар был нанесен и по биржевым спекулянтам, скупавшим по дешевке выброшенные на рынок акции в надежде, что вскоре цены на них вновь поползут вверх.

Паника на бирже продолжалась еще два дня. Все меры, предпринятые властями по стабилизации рынка, не увенчались успехом. Участились случаи самоубийств среди тех, кто разорился в результате обвала рынка ценных бумаг. За какую–то неделю на бирже «сгорело» около 15 миллиардов долларов. Финансовый кризис неизбежно должен был вызвать кризис в других отраслях экономики. А ведь менее чем за неделю до катастрофы президент Герберт Гувер (1874–1964) заявил, что в стране ничто не угрожает производству товаров и торговле ими. Находящаяся у власти партия республиканцев старалась сделать вид, что ничего особенного не произошло, однако демократы жестко критиковали своих политических оппонентов, возлагая на них ответственность за разыгрывающуюся в стране драму.

В результате кризиса разорилось около 4600 банков, 110 тысяч компаний и 900 тысяч фермерских хозяйств. Если в 1919 году бушель пшеницы стоил 2,16 доллара, то в 1932 году — 0,38 доллара; стоимость фунта хлопка за это время упала с 0,42 до 0,045 доллара. Дело дошло до того, что в Небраске, например, фермеры жгли зерно для обогрева, а молоко сливали в придорожные канавы, так как везти его на продажу было делом убыточным. Число безработных в стране приблизилось к 17 миллионам. Люди стояли в бесконечных очередях на биржах труда, готовые взяться за любую работу. В стране резко возросло число бездомных — не имея возможности заплатить за жилье, люди переселялись в ночлежки, а то и в импровизированные поселки на городских окраинах, возводя себе кров из старых ящиков и других подобных «стройматериалов». Жестоко страдали дети безработных: хотя одним из важнейших завоеваний США с самого начала существования государства было бесплатное школьное образование, голодные ребятишки не имели сил, чтобы ходить учиться. О масштабах национальной катастрофы можно судить и по тому, что в период с 1929 по 1932 год в стране закрылось более 2500 школ. Положение усугублялось отсутствием государственной системы помощи безработным, которые могли рассчитывать лишь на скромную поддержку благотворительных организаций.

В 1930 году, в самый разгар экономического кризиса, в стране была проведена перепись населения. В США проживало 122,7 миллиона человек, т. е. за десятилетие численность населения возросла на 30 миллионов, Нью–Йорк по–прежнему являлся самым большим городом страны, но крупные города появились уже и в западных областях США: Лос–Анджелес вышел на пятое место по числу жителей. Население отдельных штатов возрастало достаточно равномерно, однако пальму первенства держала Аризона, где население увеличилось почти на треть, составив 435 тысяч человек. И только в одном штате Монтана жителей стало несколько меньше. По данным переписи, средняя продолжительность жизни в США составляла 61 год. Однако в последующие два–три года этот показатель заметно снизился, особенно из–за высокой детской смертности в семьях безработных.

К 1932 году общий объем производства в США сократился в среднем более чем в два раза. Рекорды падения уровня производства были достигнуты в автомобильной (80 %), чугунолитейной (79 %) и сталелитейной (76 %) промышленности. По экономическим показателям Америка была отброшена на уровень 1905 года.

В этих условиях президент Гувер сделал ставку на востребование военных долгов с европейских стран, что оказалось практически невозможным. Для поддержания промышленности было сокращено налоговое бремя и введен так называемый запретительный тариф — сверхвысокая пошлина на ввоз импортных товаров в США. Последняя мера, задуманная как средство поощрения национальных производителей, оказалась крайне неудачной: в ответ другие страны закрыли свои рынки для американских товаров. Борьба с экономическим кризисом велась государством весьма нерешительно. Конгресс выделил 500 миллионов долларов на поддержку фермерских хозяйств, а для спасения крупнейших промышленных компаний была создана Реконструктивная финансовая корпорация с капиталом в 3,5 миллиарда долларов. В то же время многие факты подтверждают, что правительство страны не владело ситуацией и даже не до конца понимало серьезность проблем, стоявших перед американцами. В частности, президент Гувер высказывался за невмешательство государства в экономику, якобы доверяя стойкости и предприимчивости граждан и не желая «унижать» их государственными субсидиями и подачками. Очевидно, что умирающие от голода отнеслись бы к заботе о них со стороны государства как к благу, а не как к попытке унизить их личное достоинство.

Доведенные до отчаяния люди открыто выражали недовольство правительством. В 1930 году в Чикаго прошел Национальный съезд безработных, выдвинувший требование о создании государственной системы поддержки для лишенных доходов, затем в разных городах начались голодные марши безработных. Наиболее грозным стало выступление безработных ветеранов Первой мировой войны, которые вместе с семьями двинулись маршем на Вашингтон. Они требовали выплатить им обещанную при мобилизации компенсацию — государство фактически обмануло ветеранов, выплатив каждому всего 30 долларов вместо обещанных пятисот. В марше приняли участие до 17 тысяч человек, однако никто из правительственных кругов не отреагировал на их появление в столице. Затем власти все же были вынуждены пойти на относительную уступку и предложили оплатить участникам марша обратную дорогу. Подавляющее большинство приняло это предложение, однако наиболее последовательные участники марша, примерно 2 тысячи человек, отказались расходиться и разбили лагерь в предместье Вашингтона. Опасаясь беспорядков, президент Гувер отдал приказ разогнать ветеранов. 28 июля 1932 года их лагерь был атакован армейскими подразделениями. Против мирных людей были брошены даже танки. Протестующие были вынуждены разойтись, около тысячи человек получили увечья. При штурме лагеря погибли двое взрослых участников протеста и 11–месячный ребенок одного из ветеранов; к счастью, больших жертв удалось избежать. Этой позорной операцией лично командовал генерал Дуглас Мак–Артур, позднее оправдывавший насилие над мирными людьми тем, что поведение ветеранов «попахивало революцией». Однако у адъютанта Мак–Артура майора Дуайта Эйзенхауэра, будущего героя Второй мировой войны и американского президента, действия военных вызвали лишь глубокую скорбь. Жестокие карательные санкции не могли предотвратить новых выступлений голодных и безработных.

В сельской местности тоже отмечались вспышки протеста. Разорившиеся фермеры съезжались на торги, где должна была решиться участь их имущества, и одним своим мрачным видом вынуждали устроителей аукционов продавать фермы прежним владельцам за чисто символическую сумму — один доллар.

О трагедии «великой депрессии» убедительно рассказал в написанном по свежим впечатлениям романе «Гроздья гнева» (1939) американский писатель Джон Стеинбек (1902–1968).

Однако и в эти трудные для нации годы Америка не переставала удивлять мир. Так, 1 мая 1931 года в Нью–Йорке, на пересечении 5–й авеню и 34–й улицы, состоялась официальная церемония открытия 86–этажного небоскреба «Эмпайр–стейт–билдинг». При высоте 370 метров он стал самым высоким зданием мира. Это чудо было построено архитектурной фирмой «Шрив, Лэм и Харрисон». Возведение небоскреба было задумано еще в период процветания в середине 1920–х годов, но работы начались только в 1930 году. Для постройки здания потребовалось 400 тонн нержавеющей стали и 10 миллионов кирпичей. Конструкция небоскреба рассчитана на ураганные ветры со скоростью до 160 километров в час. Восторженные специалисты полагали, что достижение американских строителей можно будет превзойти лишь в отдаленном будущем, и утверждали, что «Эмпайр–стейт–билдинг» станет таким же памятником могущества человеческого гения, как древнеегипетские пирамиды.

history.wikireading.ru