Аналитическая депрессия это

Подтипы депрессий

Замечательная статья Хуго Блейхмара о типах депрессии, причинах возникновения и симптомах.

Фрейд делает акцент на том, что «неудовлетворенность порождает жажду» и это — характерная черта депрессии. Выражение «порождает жажду» указывает на то, что потеря объекта сопровождается настойчивостью в отношении интенсивного желания объекта с одновременным представлением о том, что это желание нереализуемо.
В соответствии с обширными исследованиями Sidney Blatt о характерологических интроективных и анаклитических типах, можно подразделить все желания на две принципиально отличные друг от друга категории:
1) желания самоопределения, автономии, желание быть активным агентом собственных действий (реализовывать свои замыслы самостоятельно), желание контроля и хорошей самооценки (со стороны внутренних объектов — интроектов) и
2) желания отношений, желание контакта с другими людьми во всех различных вариантах. Blatt продемонстрировал, основываясь на эмпирических данных, что интроективные и анаклитические личности имеют разные предрасположенности к патологиям, разную уязвимость к вредоносным факторам и так же имеют разные отклики на лечение.
Вместе с крахом надежды на осуществление желания, возникает саморепрезентация бессилия, которая приводит к убеждению: «невозможно изменить существующее положение вещей». Человек не может перестать желать и не может удовлетворить это желание.

В психоанализе принято различать тревогу, как восприятие угрозы в отношении того, что может произойти (в этом случае так же присутствуют бессилие и беззащитность) и депрессию, как реакцию на уже случившуюся потерю любимого объекта, будь то человек, собственный идеальный образ или некая абстракция.

Пути, которые могут привести к депрессивному состоянию:

1. Травматический опыт.

Существуют условия, при которых внешняя реальность является центральным фактором в порождении чувства беспомощности-бессилия и безнадежности. Это ситуации ранних потерь близких людей или заброшенность ими (Spitz, 1946; Bowlby, 1980; Brown & Harris, 1989), длительное подчиненное положение в отношении патологических, тираничных близких, тяжелые заболевания или обстоятельства, которые заставляют усомниться в своей значимости или идентичности. Все эти состояния могут быть записаны в психике, как глубокое чувство того, что ничего нельзя поделать с этой реальностью. Поэтому, травмирующие события (разрушающие состояние благополучия, умоляющие собственную ценность, лишающие ощущения управления своей жизнью, лишающие чувства собственной эффективности, изолирующие от фигуры привязанности) могут реактивировать депрессивное состояние.

2. Идентификация с депрессивными родителями.

Анна Фрейд писала:«Дети депрессивных матерей, стремясь к единению с ней и к гармонии, делают это не с помощью собственного развития, а через продуцирование в себе душевного состояния матери» 3. Вторичная депрессия, вызванная нарциссическим расстройством. По «кохутовской версии» нарциссизма (травма) депрессия возникает: а) непосредственно из-за глубокого и постоянного чувства собственной беспомощности-бессилия, из-за невозможности удовлетворить свои желания, реализовать цели, от столкновения с реальностью, которая из-за слабой репрезентации самого себя кажется подавляющей;
б) опосредованно, как следствие защит: например, ради защиты от ситуаций, связанных с переживанием стыда, может формироваться фобическое избегание, отречение от межличностных контактов, от желания привязанности, от опыта обучения с последующим обеднением ресурсов Я и потерей возможностей в реальной жизни.
По «кернберговской версии»(деструктивный нарциссизм) депрессия появляется тогда, когда чувство всемогущества (проявляющееся в отрицании собственных пределов и в игнорировании реальности) терпит крах. В таком случае депрессия будет следствием повреждения деструктивного нарциссизма со стороны межличностных отношений, самосохранения и включенности в реальность.

Агрессия и депрессия

некоторые из существующих точек зрения по этому вопросу: а) агрессия, как универсальное условие, необходимое для всех депрессий, и как их ундаментальная причина. М. Klein (1935, 1940) является наиболее радикальным представителем этой позиции; б) агрессия, как важный фактор в некоторых видах депрессии, но наиважнейшая и универсальная причина депрессий — падение самооценки из-за фиксации на переживании беспомощности-бессилия (Bibring, 1953); в) агрессия, как защита, вторичный феномен, возникающий в ответ на разочарование во внешнем объекте, разочарование, которое вызывает нарциссическую боль и гнев (Kohut 1971, 1977).

Агрессия и повреждение внутреннего объекта

Абрахам, а затем Кляйн настаивали на том, что агрессия разрушает объект. Если портится или разрушается внешний объект, это так же влечет за собой разрушение внутреннего объекта, поскольку утрата ценного, стимулирующего внешнего объекта, погружает человека в мир отсутствия репрезентаций. Этот пустой мир сравнивается с другим воображаемым миром, полным идеальных недостижимых объектов. Агрессия, направленная против внутренней репрезентации внешнего объекта может быть так же направлена на объект «нарциссического обладания» или на «объект нарциссической активности».
Под «нарциссическим обладанием» мы понимаем какой-либо объект (человека или вещь), чья ценность или чья потеря ценности непосредственно воздействует на репрезентацию самости. «Нарциссическим обладанием» может быть дом, автомобиль, значимость супруга (и), друга, группы или института, к которому принадлежит субъект. Мнение о собственной ценности формируется с помощью этих объектов посредством механизма частичных идентификаций. Это мнение может быть как позитивным, так и негативным.
«Объект нарциссической активности» это то (тот), что (кто) позволяет субъекту реализовывать определенную активность, соответствующую нарциссическим ценностям. Любая работа, профессия или хобби, подразумевающая реализацию нарциссически значимой функции будет включать в себя «объект нарциссической активности».
Однако нарциссическая депрессия — это не единственное возможное следствие или результат агрессии в отношении объекта. Атаки на внешний или внутренний объект могут приводить к депрессии, в которой вина играет определяющую роль. Что проявится — депрессия, основанная на вине или нарциссическая депрессия, зависит от того, какие черты преобладают в структуре личности субъекта. Конечно, существуют такие депрессивные расстройства, при которых мы обнаруживаем некую смесь этих двух измерений (вины и арциссизма). Например, если некто атакует объект, он может чувствовать вину и одновременно чувствовать себя плохим, терять удовлетворение от соответствия своему хорошему эго-идеалу. В работах Фрейда существует как минимум четыре условия, способных генерировать чувство вины:
а) Вина, основанная на качестве бессознательных желаний, может быть понята, как естественное следствие атаки на объект. Это положение было развито Кляйн и Абрахамом; Идентификация — важный источник не только характерологических черт, а так же и симптомов, в том числе чувства вины.
б) Вина из-за посылов Суперэго в отношении желаний. в) Вина в связи с идентификацией с важным объектом.
г) Вина, как следствие итроекции критики, направленной на объект. Рассматривая изучаемый предмет с этой точки зрения, было бы уместно вспомнить Fairbairn и его концепцию защитного типа вины. Ребенок, отчаянно нуждающийся в любви и чувстве защищенности, предпочитает чувствовать, что плох он, а не окружающие его плохие объекты или то, что он брошен ими. В общих словах, вина, как защитное образование может быть сформирована, как средство, чтобы вернуть себе активную позицию, иметь контроль над событиями, это может быть психическая стратегия, чтобы противостоять травматичным ситуациям. Защитная фантазия может быть такой: «Это моя вина. соответственно, я могу что-то исправить, я не нахожусь во власти неизбежных ситуаций».

Тревоги и преследования.

Другое условие, которое может вызывать депрессию -это персекуторные тревоги, проистекающие из реальных ситуаций преследования субъекта или возникающие вследствие проективной идентификации собственных импульсов субъекта, или из ранней идентификации с родителями, которые живут в воображаемом мире, наполненном опасностями и преследующими объектами.
В любом их этих случаев, персекуторные тревоги могут продуцировать и поддерживать депрессивное расстройство благодаря последствиям, которые возникают в психике (под влиянием этих тревог): нарушения в развитии Я, в межличностных отношениях и отношениях с реальностью в целом. Защиты, которые включаются, чтобы уменьшить чувство преследования — это фобическое избегание, мазохистическое поведение ради успокоения окружающих объектов посредством отказа от достижений в реальности; обсессивные ритуалы и т.п. Все это серьезно ограничивает возможности субъекта и заставляет чувствовать себя бессильным, беззащитным перед своей же психикой, перед реальностью и перед своими же желаниями. Депрессия прекращается, когда эти патогенные условия не оказывают более влияние на субъекта.

В некоторых случаях, чувство бессилия перед желанием реализовать собственные желания является результатом реального дефицита возможностей, а не только следствием расстройства репрезентации самости. Примером могут служить определенные типы патологического горевания. В таком случае, после потери любимого человека (смерть, развод и т.п.), работы, места жительства, обнаруживается неспособность человека установить связь с новым объектом, который бы заменил старый. Это связано с прогрессирующей идеализацией утраченного объекта уже после его потери. Будто бы создается воображаемый рай -то, что гипотетически могло бы существовать в прошлом, если бы жизнь не была так жестока.

Взаимодействие между различными факторами.

Несмотря на то, что до сего момента я описывал различные, независимые пути, каждый из которых может привести к определенному типу депрессии (5), возможно, и так бывает не редко, что эти пути сочетаются, образуя сложное сочленение. Сочетание факторов может быть таким:
1) сочетание комплиментарных факторов, другими словами — депрессия может быть результатом одновременного действия различных факторов, действующих параллельно;
2) последовательное воздействие факторов, когда детерминирующий фактор запускает последующие и активизирует системы защит, которые активизируют следующий фактор, который в свою очередь запускает следующий или укрепляет предшествующий. иллюстрации последовательного воздействия факторов:
а) Идентификация с депрессивными родителями (которая сама по себе может продуцировать хроническую депрессию) может вызывать у субъекта чувство, что другие люди сильнее его, это вызывает страх перед окружающими, который ведет к умалению своих достижений ради задабривания преследователей. Это вызывает провалы в достижении нарциссического удовлетворения, что в свою очередь приводит к усилению переживания бессилия, забрасывая в острую и более тяжелую депрессию по сравнению с изначальной;
б) Нарциссическое расстройство со скудной саморепрезентацией без депрессии приводит к защитной агрессии (очернение объектов, например) ради обеспечения чувства силы и значимости. Эта агрессия может стать (как было описано раньше) причиной депрессии. Либо скудная репрезентация себя самого приводит к дефициту ресурсов Эго, которые, однажды давшие о себе знать, усиливают чувство низменности и неспособности реализовать желания, определяющие жизнь субъекта;
в) Агрессия посредством проективной идентификации вызывает персекуторные тревоги, которые в свою очередь вызывают фобическое избегание или мазохистическое поведение или дефициты Эго, что в свою очередь нарушает нарциссический баланс, приводя к нарциссической депрессии;
г) Защитная вина, возникающая для избегания преследования или ради иллюзии, что реальность находится под контролем, приводит к мазохистическим фантазиям и поведению, преуменьшению себя, что создает почву для дефицитов Эго, приводит к неудовлетворительным отношениям и, в конечном счете, к депрессии. В этом случае депрессия возникает не из-за вины, а как следствие активизированных защит.

Использование и развитие интегративной модели депрессивных расстройств.

Развитие интегративной модели для депрессивных расстройств следует воспринимать, как попытку создания новых понятийных конструкций в надежде получить от этого различные преимущества. В первую очередь, эта модель могла бы нам предоставить широкое пространство, которое позволило бы включить в себя все известные исследования депрессии. Так например, М. Кляйн выстраивала свой анализ главным образом вокруг агрессии, вины, депрессии и внутренних патогенных факторов в этиологии депрессии. Кохут, в противоположность ей фокусировал свои исследования на связи нарциссических дефектов, отодвигая роль агрессии и внутреннего конфликта на задний план. Ferenczi, Balint, Winnicott (если оставить в стороне важные различия между ними) выделяли роль окружения. Bowlby многократно подчеркивал огромную значимость потери фигур привязанности. Blatt дифференцирует два подтипа депрессии -интроективный и анаклитический — в зависимости от того, какое преобладает измерение — самоопределения или отношений, то есть тенденция искать автономию, умение опираться на самого себя и устанавливать границы с окружением или тенденция поиска отношений.
Во вторую очередь, если использовать для диагностики и описания личности и ее патологии не законченные (закрытые) категории, а результат совокупности и взаимодействия различных факторов (измерений) , это позволит нам принимать в расчет многочисленные данные, которые мы наблюдаем в аналитической ситуации. Например, могут быть учтены такие измерения, как — либидо и агрессия, нарциссические тревоги, обеспокоенность по поводу благополучия или тенденция подчиняться/ доминировать в отношениях, самоопределение/ отношения, измерение пространства привязанности, способность к ментализации (Fonagy, 2001), или измерение саморегуляции, переживание самости, измерение символического мышления.
В-третьих, интегративная модель позволит нам размышлять над уместными и результативными интервенциями в зависимости от подтипа депрессии. Психоаналитические интервенции, уместные в каком-то одном случае депрессии могут быть патогенными в другом. Например, существует два, весьма отличных друг от друга, направления интервенций: одна центрирована вокруг агрессивных желаний, другая -вокруг ошибок родителей, от которых страдает пациент. Если настаивать на предположительных агрессивных желаниях пациента, в то время как его депрессия является следствием навязанного значимыми близкими самоощущения виновности и дефектности, это может усугубить имеющуюся депрессию. Таким образом, мы может повторить то, что значимые близкие постоянно транслировали пациенту, а именно — то, что «он злой и плохой». Не существует людей без бессознательных агрессивных желаний, но в данном случае важно понимать, какую роль в происхождении депрессии играют эти желания — они являются ее источником или вторичны, защитны по отношению к этой депрессии.
Было бы так же неадекватно опираться на предположение о роли провалов родителей и об отсутствии необходимого идеализированного родительского образа в происхождении депрессии, если она проистекает от деструктивного нарциссизма или если депрессия является следствием соперничества с родителями (эдипального или доэдипального). В этих случаях, придание значимости провалам родителей может привести к риску усиления параноидной тенденции пациента, то есть к усилению проецирования невыносимого в себе или к усилению проецирования дурного из-за внешних фрустраций.
Иногда депрессия является результатом избытка отражений со стороны родительских фигур или следствием их идеализации (и идентификации с ними). В таком случае человек может чувствовать себя исключительным, это заставляет его игнорировать реальность, не видеть свои ограничения и продолжать пытаться осуществлять свои желания без осторожности. Такие мегаломанические репрезентации вызывают депрессию, когда человек сталкивается с повторяющимися неожиданными для него неудачами в реальности.

МЕТКИ: депрессия, моя профессия, нарциссизм, начинающим, психоанализ, психотерапия

www.b17.ru

Аналитическая депрессия и эссенциальная депрессия;

Часто говорят, что анаклитическая депрессия есть про­тотип всякой депрессии, поскольку во всех случаях наблюдает­ся такой первостепенный феномен, как утрата объекта. Я до­полню этот афоризм утверждением, что первичная депрессия есть матрица эссенциальной. Между ними существует более чем

аналогия или идентичность не только в смысле определяющего фактора — утраты объекта, но и в смысле динамики и психи­ческой семиологии.

Младенец входит в анаклитическую депрессию после пред­варительной фазы тоски, подобно тому как взрослый впадает в эссенциальную депрессию, пройдя период диффузного страха.

Депрессивная атония у малышей, говорит R. Spitz (1946), на­ступает постепенно, в течение нескольких недель, после фазы слезливости, докучливого поведения, а затем криков. Robertson (1958) называет фазу криков фазой протеста и тоски, предше­ствующей отчаянию, за которым следует отрешенность.

Описанная у взрослых P. Marty (1968) под названием эссен-циальной депрессии детская депрессивная атония может наблю­даться в любом возрасте — от младенческого до отроческого. Ее клинические проявления бывают либо очевидными, либо сма­занными, даже замаскированными такими симптомами, как ас­тения у ребенка старшего возраста или у подростка. Эти про­явления сплошь негативны: заторможенность, инертность, безразличие — без тоски или хотя бы грусти. Механическая мо­нотонность поведения при депрессивной пустоте близка к мо­нотонности формального поведения. У ребенка, как и у взрос­лого, депрессивная атония является важнейшим механизмом психосоматической дезорганизации. Она сопряжена с самыми различными болезнями. Напомним о примечательных соответ­ствиях, открытых в ходе современных биологических исследо­ваний, например об «иммунитарных» депрессиях, совпадающих с обстоятельствами скорби (Consoli, 1988).

Известно, что депрессия у малышей развивается избиратель­но, начиная с шестого месяца жизни, в период, когда складыва­ются объектные отношения. Между тем поведение, указываю­щее на депрессию, можно наблюдать и у двухмесячных крох: застывшее выражение лица, отсутствие смеха и улыбок, замед­ленность движений, бедность гуления, отведение взгляда, стер­тость поведения, обусловленного врожденными способностями к восприятию и реагированию.

Такое поведение малышей было описано Т. Field (1984) в свя­зи с депрессией у матери. Мы обнаруживаем его и при назван­ных выше соматических патологиях раннего возраста, особенно при анорексиях, тяжелые формы которых суть проявления деп­рессивного упадка сил. Эти наблюдения никак не затрагивают суждения R. Spitz о генезисе анаклитической депрессии, которая поражает ребенка, прошедшего стадию второго организатора

(страх чужих и страх разлуки), но тут встает проблема первич­ных депрессивных явлений.

J. Sandier и W. Joffe (1965) описали депрессивное реагиро­вание как человеческую способность, имеющуюся у любого ин­дивида. Возможно, сверхраннее проявление такого реагирова­ния отмечается в экспериментальной ситуации взаимодействия, когда мать с каменным лицом встречает заигрывания своего ма­лыша, а тот сейчас же строит депрессивную рожицу.

studopedia.su

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ДЕПРЕССИЯ

Толковый словарь по психологии . 2013 .

Смотреть что такое «АНАЛИТИЧЕСКАЯ ДЕПРЕССИЯ» в других словарях:

Аналитическая психология — Аналитическая психология одно из психодинамических направлений[1], основателем которого является швейцарский психолог и культуролог К. Г. Юнг [2]. Это направление родственно психоанализу, однако имеет существенные отличия. Его… … Википедия

Психологический симбиоз — – изначально возникающее эмоционально смысловое и психологическое единство матери и младенца, которое служит исходным пунктом дальнейшего развития его сознания и личности. Ср.: «Ты должна поправиться! Ты пила из моей груди жизнь и силы, когда… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

РЕАКТИВНОЙ ПРИВЯЗАННОСТИ, РАССТРОЙСТВО — Расстройство детского или грудного возраста, характеризующееся неспособностью ребенка создавать нормальные социальные связи до пятилетнего возраста. Это нарушение характеризуется либо устойчивой неспособностью ребенка вступать в социальные… … Толковый словарь по психологии

Кризис — (Krisis) Содержание Содержание Финансовый кризис История Мировая история 1929 1933 годы время Великой депрессии Черный понедельник 1987 года. В 1994 1995 годах произошел Мексиканский кризис В 1997 году Азиатский кризис В 1998 году Российский… … Энциклопедия инвестора

Список программ НТВ — … Википедия

ПСИХОЛОГИЯ — наука о психической реальности, о том, как индивид ощущает, воспринимает, чувствует, мыслит и действует. Для более глубокого понимания человеческой психики психологи исследуют психическую регуляцию поведения животных и функционирование таких… … Энциклопедия Кольера

Фрейд, Зигмунд — Запрос «Фрейд» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Зигмунд Фрейд Sigismund Schlomo Freud … Википедия

МЕТААНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПСИХОТЕРАПИИ ГРАВЕ — В 1994 г. была опубликована книга Граве и др. (Grawe K. et al.) «Психотерапия в процессе перемен: от конфессии к профессии», в которой проанализированы результаты исследований эффективности психотерапии, приведенные в литературе. В данной … Психотерапевтическая энциклопедия

Психоанализ — Статьи на тему Психоанализ Концепции Метапсихология Психосексуальное развитие Психосоциальное развитие Сознание • Предсознание Бессознательное Психический аппарат Оно • Я • Сверх Я Либидо • Вытеснение Анализ сновидений Защитный механизм Перенос • … Википедия

Сибирская угольная энергетическая компания — (СУЭК) Компания СУЭК, история компании, деятельность компании Информация о компания СУЭК, история компании, деятельность компании Содержание Содержание 1. История 2. Деятельность 3. Структура Общества, осуществляющие добычу и обогащение угля… … Энциклопедия инвестора

psychology_dictionary.academic.ru

О пользе депрессии.

Александр Генис: Жара опасна для тела, души и общества. В зной чаще умирают старики, совершается больше преступлений, больше самоубийств, люди чаще впадают в депрессию. Депрессия, однако, настолько распространенное явление, что новые исследования считают ее не только неизбежной, но и, отчасти, даже полезной. Об этом в журнале “Нью-Йорк Таймс Мэгэзин” пишет в своем обзоре Иона Лерер. Я попросил Владимира Гандельсмана познакомить наших слушателей с этим материалом.
Итак — депрессия: что и кто находил в ней нечто полезное?

Владимир Гандельсман: Например, Дарвин писал о депрессии. Он сам страдал этим недугом и писал в своей “Автобиографии”, что депрессия как бы тренирует человека, и он лучше защищен от крупных и внезапных несчастий, лучше, чем обычный здоровый человек.
Александр Генис: Вряд ли Дарвин утешит миллионы людей, которые страдают от депрессии. Но давайте, как обычно, начнем по порядку. Что это вообще такое – депрессия? Откуда она взялась?

Владимир Гандельсман: Современная наука считает, что депрессия начинается как процесс “руминации” — от латинского “руминаре” — предаваться навязчивым размышлениям. Дейл Карнеги называет это еще смешнее: “пилить опилки”. Руминация – напрасная трата умственной энергии.

Александр Генис: Да, это похоже на правду – депрессия перерабатывает дух на опилки. Но где же тут полезность?

Владимир Гандельсман: Два американских ученых – психиатр Энди Томпсон и психолог Пол Эндрюз – объявили: депрессия идет на пользу человеку. Они ссылаются на Аристотеля, который задавался вот таким вопросом: “Почему люди, блиставшие талантом в области философии, или в управлении государством, или в поэтическом творчестве, или в занятиях искусством были меланхоликами? Некоторые из них страдали разлитием черной желчи, как среди героев – Геракл. ”.

Александр Генис:
То есть, уже грекам нужны были антидепрессанты?

Владимир Гандельсман: Возможно, но они бы не поняли слвоа, ибо сам термин “депрессия” (от лат. depressio — подавление) появился сравнительно недавно — в XIX веке, а широкое распространение он получил только в 20-30 годах XX века. На протяжении более чем двух тысяч лет депрессию называли меланхолией. Этот термин впервые был введен Гиппократом. С греческого – черная желчь.

Александр Генис: От нее страдали многие большие люди. Эйнштейн так и говорил: к величию есть только один путь, и этот путь проходит через страдание.

Владимир Гандельсман:
И Лев Толстой говорил нечто подобное. Сегодня наука, пытается, наконец, понять механизм депрессии. При депрессии, говорят одни ученые, активизируется деятельность головного мозга в том участке, который отвечает за концентрацию внимания, и чем сильнее депрессия, тем активнее этот участок. Важно, что работа этой части мозга также стимулирует аналитическое мышление.

Александр Генис:
То есть, депрессия и ум – одного поля ягода?

Владимир Гандельсман:
Но есть, конечно, и противники новой теории. Ученое сообщество раскололось. Оппоненты считают, что Томпсон и Эндрюз не учитывают всех форм депрессии. Бывает страшная депрессия, депрессия хроническая, бывает постинсультная. Бывает, что человек бросает себя на произвол судьбы, перестает заботиться о близких, плюет на свой внешний вид, прекращает, скажем, мыться и пр.

Александр Генис: Да, тут уж не до пользы.

Владимир Гандельсман:
Томсон и Эндрюз соглашаются с этим аргументом. Их утверждение относится лишь к тем подверженным депрессии людям, которые реагируют на причину своих страданий. На тех, у которых депрессия активизирует аналитическое мышление. Проблема, однако, в том, — замечает Томпсон, что наше общество стало бояться депрессии как эпидемии.

Александр Генис: “Не дай мне Бог сойти с ума, уж лучше посох и сума”.

Владимир Гандельсман: Отсюда-то и возникло убеждение, что ее всегда надо лечить, применяя медикаменты. Но вспомним опять же древних: “Кто умножает познания, умножает и скорбь” — так сказано в Библии. Ни скорбь, ни печаль, хочет сказать Томпсон, не есть болезнь. И трудно с ним не согласиться. И в своей психотерапевтической практике Томсон старается не пользоваться антидепрессантами. Он ссылается при этом на довольно яркий пример. Женщина, которая проходила у него лечение и принимала лекарства, сказала, что да, ей стало легче, но она как жила с мужем алкоголиком и мерзавцем, так и живет. Просто теперь он кажется ей не таким уж ужасным.

Александр Генис: В конце концов, это неплохой результат лечения — сделать зло терпимым.

Владимир Гандельсман: Пожалуй. Но дело в том, что многие такого рода “больные” впадают в зависимость от лекарства, и получатся так, что их надо держать на них вечно. А решения проблемы – решения по сути – нет. То ли дело — психотерапевтические методы. Все-таки мне нравится понимание депрессии, как крайнего проявления обычного процесса мышления. Работа этих ученых предупреждает: не стоит так уж оголтело думать, что человек создан для счастья.

Александр Генис: Особенно, думающий человек.

Владимир Гандельсман: Верно. Это подтверждает статистика. Нейрофизиолог Нэнси Андерсен нашла формальные симптомы депрессии у 80% литераторов, обучающихся в знаменитой школе литературного мастерства в Айове. А Кей Редфилд Джемисон, на основе биографий британских ученых и художников, сделал вывод, что успешные представители творческих профессий страдают серьезной депрессией в 8 раз чаще, чем в среднем по статистике. Да что там Айова! Наверное, Александр Сергеевич знал, что говорил, когда писал об Онегине:

Недуг, которого причину
Давно бы отыскать пора,
Подобный английскому сплину,
Короче, русская хандра
Им овладела понемногу.

Александр Генис: Есть такой знаменитый трактат “Анатомия меланхолии” — его в 17-м веке написал англичанин Роберт Бертон. В нем автор говорит: “Я пишу о меланхолии, дабы избежать меланхолии. У меланхолии нет большей причины, чем праздность, и нет лучшего средства против нее, чем занятость”.

Владимир Гандельсман: Прекрасно. Ну что ж, если это такая занятость, как у Верлена, например, то – да здравствует депрессия! Ибо она – источник, во всяком случае, один из источников творчества. Об этом, наверное, самое знаменитое стихотворение Верлена. В переводе Пастернака, оно называется, по слову Пушкина, “Хандра”: Вот давайте им и закончим разговор о депрессии.

И в сердце растрава.
И дождик с утра.
Откуда бы, право,
Такая хандра?
О дождик желанный,
Твой шорох — предлог
Душе бесталанной
Всплакнуть под шумок.
Откуда ж кручина
И сердца вдовство?
Хандра без причины
И ни от чего.
Хандра ниоткуда,
Но та и хандра,
Когда не от худа
И не от добра.

www.svoboda.org

АНАКЛИТИЧЕСКАЯ ДЕПРЕССИЯ

Содержание:

Найдено 7 определений термина АНАКЛИТИЧЕСКАЯ ДЕПРЕССИЯ

АНАКЛИТИЧЕСКАЯ ДЕПРЕССИЯ

Синдром, включающий симптомы тревожного опасения, уныния и тоски, слезливости, ухода в себя, отказа от еды, который появляется у детей примерно девятимесячного возраста. Возникает тогда, когда после периода хороших материнско-детских отношений на протяжении первых шести месяцев жизни ребенка мать отсутствует в течение как минимум трех месяцев. Если в этот период мать возвращается, все симптомы ослабевают. Если же сепарация продолжается, симптомы становятся все более выраженными и могут привести к бессоннице, снижению веса, задержке развития, апатии, ступору и даже смертельному исходу.

Впервые синдром описали Р. А. Шпиц и К. М. Вольф (Spitz, 1946). ‘Аналитический’ означает ‘зависимый от другого’ — в данном случае от матери, утрата которой провоцирует депрессию. Боулби (1960), также описавший детские реакции при сепарации, модифицировал описание, данное Шпицем, представив следующую последовательность: протест, отчаяние, отчужденность. Малер (1968) интерпретировала описания Шпица в терминах сепарационно-индивидуационной фазы развития. По мнению Малер, во второй половине первого года жизни ребенок достигает симбиотических взаимоотношений с матерью. С этого возраста симбиотический партнер становится незаменимым, а потому отделение от матери приводит к возникновению выраженной симптоматики.

Термин «анаклитическая депрессия» был введен в научную литературу австро-американским психоаналитиком Р. Шпитцем (1887–1974). Понятие «анаклитический» выражает неудовлетворительную потребность в опоре на кормящую и защищающую мать, физическую и эмоциональную зависимость от нее. В более широком понимании термин «анаклитический» означает такой тип зависимости, при котором один человек полагается на другого в удовлетворении основных потребностей.

В статье «Анаклитическая депрессия» (1946) Р. Шпитц высказал основанную на наблюдениях над детьми мысль о том, что если в результате каких-либо событий (болезнь, смерть и иные серьезные происшествия) ребенок разлучается с матерью, то это ведет к возникновению у него депрессивного состояния, сопровождающегося плаксивостью, раздражительностью, безучастностью, уходом в себя. В таком состоянии ребенок может страдать бессонницей, отказываться от пищи и быть подверженным простудным и инфекционным заболеваниям.

Анаклитическая депрессия возникает примерно на четвертом – шестом месяце жизни ребенка после того, как ранее достигнутая стабильность между матерью и младенцем нарушается и ребенок лишается проявления нежных чувств. Через три месяца после отлучения младенца от матери у него может наступить такое состояние, которое характеризуется «окоченелостью» и невосприимчивостью посторонних людей. В некоторых случаях последующий недостаток эмоциональных контактов способен привести к смерти ребенка. Если по истечении трех месяцев разлуки с матерью она возвращается к ребенку, симптомы ана-клитической депрессии ослабевают.

Последующие исследования и непосредственные наблюдения психоаналитиков над детьми показали роль и значение утраты ребенком эмоциональных контактов с матерью при возникновении депрессии. Идеи, содержащиеся в работах Дж. Боулби «Материнская забота и психическое здоровье» (1951), Р. Шпитца «Первый год жизни» (1965), М. Малер «О человеческом симбиозе и превратностях индивидуации» (1968) и других авторов, оказали заметное влияние на развитие современного психоанализа.

vocabulary.ru