Анорексия и балет

Из-за насмешек преподавателей у балерины развилась анорексия (12 фото)

18-летняя студентка балетной школы из Ридинга Маргарита Барбьери села на строгую диету и довела свой вес до 25 килограммов. Вскоре врачи диагностировали у девушки анорексию. Это случилось после того, как преподаватели несколько раз весьма недвусмысленно намекнули на ее лишний вес. Так, один из учителей назвал ее «грохочущими бедрами», а во время еженедельной оценочной встречи коллегия преподавателей заявила, что «ее телосложение неприемлемо для балета». Мечты девушки рушились на глазах.

Маргарита тут же села н строгую диету. Продолжая упорно заниматься, она ограничивала себя 140 калориями в день — порцией овсянки на воде. Иногда она вовсе ничего не ела по два дня подряд. Через год вес девушки упал до 25 килограммов.

Очень скоро у девушки диагностировали анорексию. Она боролась с ней пять лет, после чего, наконец, твердо настроилась выздороветь. Маргарита составила список из 200 с лишним продуктов, которые она боялась есть, включая масло и шоколад. Постепенно она набиралась смелости попробовать их — и вычеркивала из своего списка один за другим.

Сейчас Маргарита поправляется. Она весит около 50 килограммов — нормальный вес для ее роста и телосложения — и полна решимости помочь другим жертвам пищевых расстройств. Она также продолжает заниматься танцами — правда, сменила балет на эстраду.

«У меня был совершенно нормальный вес, — говорит Маргарита. — Но они сказали мне, что он не годится для балета, называли меня «гремящими бедрами». Это стало катализатором. Я так хотела стать хорошей танцовщицей, что начала тренироваться еще упорнее, и при этом совершенно перестала есть. В итоге я возненавидела свое тело, которое когда-то любила, которым гордилась. Я ненавидела свою внешность».

«За год мой вес упал с 50 килограммов до 25. Тогда мне сказали, что я слишком худая даже для терапии. В тот момент я уже находила удовольствие в том, чтобы наказывать свое тело, мне нравилось ненавидеть себя».
Девушке пришлось пройти долгий путь, чтобы выздороветь. Сейчас она не отказывается ни от одного продукта и вновь учится любить себя.

Из своего списка из 200 продуктов она каждый день вновь пробовала что-то новое. Постепенно она пришла к решению помогать другим, столкнувшимся с той же бедой.
«Я постепенно перестала стыдиться своего состояния и поняла, что должна что-то сделать, чтобы улучшить его. Я стала есть продукты, которых раньше боялась. и постепенно вновь набрала 50 килограммов. Сейчас я выгляжу и чувствую себя гораздо лучше».

«Иногда я была настолько слаба, что не могла встать с постели, — вспоминает Маргарита. — Из-за худобы у меня началась почечная недостаточность. Сейчас я больше не чувствую себя постоянно измученной, я пытаюсь наверстать потерянное время и живу полной жизнью».

Маргарита хочет помогать девушкам, страдающим пищевыми расстройствами, чтобы они не оказались в том состоянии, в котором она была когда-то.

Теперь мечта Маргариты — стать эстрадной танцовщицей. «Я по-прежнему обожаю балет, но он требует слишком большого напряжения, так что я предпочла карьеру в музыкальном театре. . Сниматься в музыкальных клипах, танцевать в музыкальных спектаклях будет для меня счастьем, особенно после всего, через что я прошла».

«Страдать от расстройства пищевого поведения — это ужасно, оно контролирует всю твою жизнь, и восстановление после расстройства было самой тяжелой, самой ужасной вещью в моей жизни. Я советую всем: любите свое тело, любите себя, установите здоровые отношения с едой и не позволяйте никому сбить вас с этого пути. Я считаю, что мы всем миром должны бороться против анорексии. Это тяжелая болезнь, которая может стать смертельной. Я очень рада, что выбрала здоровье и жизнь».

m.fishki.net

Ваш браузер не поддерживается

Ориджиналы
Рейтинг: PG-13 — фанфики, в которых могут быть описаны романтические отношения на уровне поцелуев и/или могут присутствовать намёки на насилие и другие тяжёлые моменты.»> PG-13 Жанры: Ангст — сильные переживания, физические, но чаще духовные страдания персонажа, в фанфике присутствуют депрессивные мотивы и какие-то драматические события.»> Ангст, Драма — конфликтные отношения героев с обществом или друг с другом, напряженные и активные переживания различных внутренних или внешних коллизий. Возможно как благополучное, так и печальное разрешение конфликта.»> Драма, Повседневность — описание обычных повседневных будней или бытовых ситуаций.»> Повседневность, POV — повествование ведётся от первого лица.»> POV Предупреждения: Смерть основного персонажа — фанфик, в котором один или несколько основных персонажей умирают.»> Смерть основного персонажа Размер: Драббл — отрывок, который может стать настоящим фанфиком, а может и не стать. Часто просто сцена, зарисовка, описание персонажа.»> Драббл, 2 страницы, 1 часть Статус: закончен
Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:

Наградить фанфик «Анорексия, балет и книга»

Палка.
Шпала.
Дрыщ.
Тощая.
Дистрофик.
Приходи ко мне в гости, накормлю.
Эти слова стали моими постоянными спутниками в людных местах. В магазине, парке, бассейне на меня смотрели сотни удивленных глаз. Но мне от этого еще лучше.
— Девушка-бабочка, — завистливо шепчут подруги.
— Кукла! Белоснежка! — восхищенно кричат мне вслед парни.
Я — постоянный объект обсуждения бабками на лавочках.
— Памрэць скора — прошамкала старушка в болотно-зеленом платке. — Ишь, якая худая. Каму ж яна гэткая патрэбна?
— У нее же даже детей не будет, — согласилась бабушка в длинной бордовой юбке. — Вон, одни кости торчат. Как будто только что из концлагеря вернулась. Ее что, не кормят дома? Куда мать смотрит? Не чужой же ребенок все-таки.
Слезы сами текут у меня из глаз. Я вбегаю в квартиру, падаю на кровать и реву. У меня, по большему счету, нет родителей. Отец изчез еще до моего рождения. Мать. лучше бы она тоже исчезла! Она выпивает. Ей на меня плевать. Никуда она не смотрит, слышите? Я не нужна ей! Не нужна!
Слезы душат, вырывая из горла хрип. Тема семьи всегда была самой больной для меня. Но все же я держусь. Пока что.

— Как так смогла?
— Подскажи, дай совет, что делать, чтобы быть такой?
— А ты не боишься умереть?
Самые частые вопросы, которые я слышу. Но в ответ я только улыбаюсь и отвечаю:
— Как смогла, так и живу.
— Нужно просто дорасти до этого.
— Умереть? Нет. Я сделала все, что хотела.

Да, я анорексичка. Да, я серьезно больна. Но я люблю свое тело. И мне легко жить. Легче, чем вам.
Я не ем и не сплю. Раньше я не могла представить свою жизнь без сочных бутербродов с ветчиной и сыром и без здорового восьмичасового сна. Но теперь все изменилось. И, по-моему, в лучшую сторону.

— Спасибо, было очень вкусно! — говорю я. Мама даже не смотрит на меня, выходя из-за стола. Направляется в свою комнату, включает какую-то мыльную оперу, типа современных российских сериальчиков, на полную громкость, и ложится на кровать. Это называется сон. А я иду в туалет и становлюсь перед ним на колени, оставляя там всю сегодняшнюю скудную еду. Потом я опять иду на кухню. Но уже за водой. Вода и таблетки — это единственное, что я принимаю в пищу. Выпиваю залпом пол-литра. Это все становится похоже на какой-то своеобразный ритуал. Возвращаюсь в комнату, включаю старенький плеер. Из него льется спокойная, приятная мелодия. Бетховен. Люблю классику. Одеваю пуанты, доставшиеся мне от сестры, оплетаю бежевым шелком лент голень. Вытягиваю ногу вперед, любуясь. Медленно встаю на носочки и делаю три шага вперед. Вскидываю вверх тонкие, белые, как мрамор, кукольные руки.
— Может, в балет податься.
Встаю на весы, неодобрительно ощупывая впавший до позвоночника живот и тощие ляжки.
— Мама, 34 килограмма! А вчера было 33 килограмма 700 граммов. Зря я сегодня ела.
Но мама лишь отвернулась и взяла бутылку со старого и пыльного шкафа.

У людей есть два постоянных ритуала — еда и сон. Но мне не близок ни один из них. Три часа ночи. Тусклый свет ночника освещает мою комнату. В руках — «Дневник Анны Франк». Я люблю эту книгу. В самых беспросветных депрессиях я находила в ней утешение. Стоило только представить, как тяжело было маленькой Анне, и все проблемы сразу же отходили на второй план. Вот и сейчас, перечитывая ее уже в сотый раз, я искренне переживаю за эту стойкую девочку.

Все вокруг потускнело. Появилось ощущение легкой тошноты. Сразу вспомнились таблетки, которые я сегодня наспех зажевала вместо завтрака, и бабульки, рьяно обсуждавшие меня. В голове сразу же отдалось тяжелым гулом: — Умрет скоро. Никому не нужна. Как будто из концлагеря вернулась. Так. Все. Не думать о плохом. Пожалуй, надо сходить в туалет. Мне слишком плохо. А вдруг. Черт, как кружится голова. Мама?! Мама.

«Дневник» выпал у нее из рук. Перепуганная мать ворвалась в комнату и обнаружила похолодевшее тело своей дочери. Угольно-черные волосы разметались по подушке. Мраморная рука бессильно упала с кровати. Но на лице заледенела легкая улыбка. Последняя, победная улыбка. Слеза покатилась по щеке женщины. Она поняла, что на самом деле потеряла. Поняла, что надо было вовремя ее остановить. Но было уже поздно. Болезнь сделала свое дело.
Взгляд матери упал на раскрытую книгу перед кроватью.
«На этом дневник Анны обрывается».
Это были последние строки, которые прочитала девушка.
Последние строки в ее жизни.
И в жизни Анны.

ficbook.net

Суламифь Мессерер об анорексии, выворотности и пуантах

«Современная балерина после урока и репетиций ещё бежит в фитнес-клуб. Крутит там педали велосипеда, пока партнёры-танцовщики упражняются на прочих тренажёрах и поднимают штанги. По-моему, здесь тоже должно действовать правило «не переусердствуй!» Ведь вечером им предстоит очаровывать зрителей в образах принцесс и принцев. Стараясь подогнать себя под балетный стандарт худобы, западные танцовщицы, в чём я могла не раз убедиться, занимаются самоистощением. Это настоящие голодовки, которые навлекают на бедняжек такие модные сегодня болезни, как анорексия и булемия. Наша принцесса Диана, страдавшая булемией, была патроном балетных трупп и, возможно, знала об этих порядках в мире балета. Хуже всего, что порой голодный мазохизм артистов негласно поощряется администрацией.

Чрезмерные нагрузки укорачивают сценическую жизнь. Танцевальную карьеру подчас заканчивают с двумя искусственными тазобедренными суставами. Врачи вообще считают, что выворотность ног подвергает суставы излишним, а главное, противоестественным нагрузкам. Вот почему балетный урок обязан разогревать мышцы и суставы постепенно и очень тщательно, подготавливая тело танцовщика к возрастающей нагрузке.

Но балет без выворотности? Ну нет! Красиво танцевать, как и жить, не запретишь. Как и танцевать на пальцах. Правда, медики уверены в том, что балетные туфли, именуемые также пуантами, являются «инструментом пыток».

Главное назначение балетных туфель с твёрдым носком очевидно — помочь балерине создать иллюзию лёгкости, воздушности танца. К сожалению, наша профессиональная обувь для танцев на пальцах не может полностью спасти от деформации этих пальцев, а затем и всей ступни. Пальцевая техника восхитительна, когда ею любуешься из партера. Но по мнению медиков, эта «плохая привычка», эта «противоестественная манера танцевать на пуантах» в ответе и за другие, более тяжкие беды балерин — сдвинутые позвонки, изношенные хрящевые ткани суставов и прочая, и прочая. Что не мешает балеринам молиться на свои драгоценные туфельки.

У каждой танцовщицы — свой любимый поставщик заветной обуви. Чаще всего — фирмы «Фрид», «Капецио» и «Гамба», а теперь и российская «Гришко». У именитой балерины в этих фирмах порой ещё есть и свой мастер, который обшивает её (точнее, её стопы). Смена мастера — хуже смены хореографа. Помню, известная танцовщица Американского балетного театра грозилась покинуть сцену навсегда, узнав, что её мастер в лондонском доме балетной обуви «Фрид» уходит на пенсию. Думаю, за этой шуткой стояли вполне серьёзные страхи. Наверное, хорошо известно, что прима меняет за один спектакль несколько пар балетных туфель. В большой труппе танцовщицы за сезон пускают в расход в общей сложности тысяч десять пар.

Я с улыбкой вспоминаю свои ученические годы в балетной школе Большого. Пуанты шили. мы сами. Этому ремеслу в начале 20-х нас выучили старые мастера Императорских театров, когда школу вновь открыли после революции. В расписании занятий даже значился такой урок — сшить себе пуанты. Мы с трудом доставали материал, конечно, не атлас, его не было. Мастера стругали колодки, приносили нам клей (назывался он, помню и сейчас, декстрин). Мы обтягивали колодки рогожей, крашенной в розовый цвет, мастерили подошвы из каких-то обрезков кожи.

Несмотря на доказательства медицинских авторитетов, атласные пуанты с носком из папье-маше остаются символом грации, полёта в невесомости, именуемых классическим балетом. Как ни пугают родителей рентгеновскими снимками изъеденных артритом ступней, они по-прежнему отдают миллионы детей в балетные школы.

Существует предание, будто русские поклонники Марии Тальони, примы 30-х годов XIX века, сварили её туфельки, заправили соусом и с аппетитом съели. Вы верите легендам?»

www.vocidellopera.com

«Ла Скала» лишился одной из лучших балерин

Звезда балетной труппы миланской «Ла Скала» Мария Франческа Гарритано была уволена руководством театра за скандальные рассказы о жестоком мире балета.

33-летняя Мария Франческа Гарритано, прослужившая в легендарном «Ла Скала» более 17-ти лет, навсегда войдет в многовековую историю этого театра, как первая балерина, уволенная из него с формулировкой «нанесение ущерба имиджу «Ла Скала». Талантливая танцовщица, лауреат многих международных премий, пополнила ряды безработных после своего скандального интервью британской «The Observer».

Гарритано взяла на себя смелость рассказать о том, о чем многие догадывались, но боялись произнести вслух — стройная фигура дается балеринам ценой их собственного здоровья. «Каждая пятая балерина в «Ла Скала» страдает анорексией», — рассказала Мария Франческа Гарритано около двух месяцев назад британскому изданию. По словам экс-танцовщицы миланского театра, многие ее коллеги, идя на поводу у своих мастеров, навсегда лишают себя возможности познать радость материнства. У большинства из них серьезные проблемы с пищеварением и нарушение гормонального фона. «Некоторые балерины оказываются в больнице и питаются исключительно через капельницу. Из-за жесточайшей диеты у семи танцовщиц из десяти происходит нарушение менструального цикла. Как результат, для многих из практически них закрыта тема материнства. Я и сама в день съедала одно яблоко и йогурт, держась до конца репетиции лишь за счет укола адреналина», — пишет Мария Франческа Гарритано в своей книге «Прошу Вас, правду, о балете!».

Как объяснила «РГ» представитель Гарритано Табата Кальдирони, истории, рассказанные в этой книги, во многом пересекается с нашумевшим голливудским фильмом «Черный лебедь». «Именно публикация этой книги привлекла внимание «The Observer», после чего разразился весь этот скандал», — пояснила Кальдирони, отказавшись, тем не менее, давать свою оценку произошедшему.

Тем не менее, возникает очевидный вопрос: зачем балерине, находящейся на пике своей профессиональной карьеры, так рисковать своим будущим? После своего увольнения Гарритано, отказавшись брать свои слова обратно, объяснила мотивацию своего поступка в одном последних своих интервью: «Мысль о том, что меня уволят, промелькнула у меня в голове, но я люблю «Ла Скала», именно поэтому надеюсь, что благодаря моим рассказам что-то измениться». Нужно сказать, что коллеги так не оценили смелость Гарритано, и никто из них не встал на ее защиту. Все как один отрицают проблему анорексии в театре, утверждая, что никогда не смогли бы работать с такой отдачей без полноценного и сбалансированного питания. Более того, многие их них открыто обвиняют балерину «подтасовке фактов в рекламных целях». «Мариа Франческа никогда не брала ни единого евро за свои интервью»,- парирует представительница балерины.

За разъяснениями «РГ» также обратилось к руководителю пресс-службы «Ла Скала» Карло Мария Челла, озвучившего официальную позицию театра:

«Уже на протяжении многих в мире балета не существует такой проблемы как анорексия. Наша балетная труппа прошла все медицинские проверки. Во избежание каких бы то ни было проблем, танцовщиков и танцовщиц регулярно обследуют, в том числе психологи и диетологи. За последние семь лет никаких серьезных проблем выявлено не было. Таким образом, бить тревогу по поводу анорексии в труппе и танцевальной школе не имеет смысла».

Однако, вполне вероятно, что-то правой окажется все же Мария Франческа Гарритано, и в мире балета, под влиянием ее рассказов, все-таки что-то изменится. Сразу после истории с увольнением Гарритано в итальянских СМИ стали появляться откровения родителей юных балерин, страдающих теми проблемами, о которых поведала Мария Франческа. Так, мама одной из воспитанниц балетной школы встала на защиту Гарритано и согласилась дать каналу «Италия 1».

«У моей дочери серьезные проблемы с пищеварением. Она и ее однокурсницы крайне озабочены своим весом и без конца его контролируют. Учтите, что почти все девушки из класса моей дочери страдают аменореей (отсутствием менструации) и первыми симптомами анорексии. Мне кажется странным, что балерину уволили за то, о чем прекрасно осведомлены все те, кто знакомы с миром балета не понаслышке», — сказала она.

Судьбу балерины, которая, по словам ее же представителя г-жи Кальдирони, вполне может вернуться в ряды родного театра, будет теперь решать Административный Совет «Ла Скала», который должен состояться в самое ближайшее время. Несмотря на все обвинения, выдвинутых в адрес Гарритано, надежда все-таки есть. К этому делу подключился также мэр Милана Джузеппе Пизапия, который является по совместительству Президентом «Фонда Ла Скала». «Проблема анорексии — это очень деликатна тема, и я ее вынесу на обсуждение следующего заседания Совета», — сказал Пизапия.

rg.ru

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Функция поиска

Конкурс «Prix de Lausanne» Балет: вклад в искусство, вред здоровью?

Разминка перед выступлением

Международный балетный конкурс «Prix de Lausanne» начинается 26 января. Один из важнейших факторов успеха здесь: здоровье участников. Травмы, слабость, дисфункции, план питания — за всем этим следит опытный врач Карло Багутти.

«Prix de Lausanne» («Приз Лозанны») — один из наиболее важных балетных конкурсов в мире. Он был основан в 1973 году и каждый год привлекает к себе молодые таланты со всего мира. Для многих из них этот конкурс — профессиональный старт, начало международной карьеры.

Для занятий балетом вообще и для участия в данном конкурсе в частности требуется великолепная подготовка и отменное здоровье. Карло Багутти (Carlo Bagutti) уже в течение15 лет является главным врачом конкурса «Prix de Lausanne». В интервью с порталом SWI Swissinfo.ch он позволил нам взглянуть на этот форум молодых балетных талантов с несколько необычной стороны.

swissinfo.ch: Какие проблемы со здоровьем встречаются вам чаще всего?

Карло Багутти:Чаще всего это болезни, которые связаны с физическим напряжением организма. Это касается ног, коленей и спины. Травмы в этих зонах происходят в результате технических ошибок во время танцев. Или же когда организм слишком устал после интенсивной тренировки. С медицинской точки зрения, наша задача состоит в том, чтобы вовремя выявить тех участников, которые не могут выполнять отдельные па в силу проблем со здоровьем.

swissinfo.ch: «Быть в форме» означает, в том числе, и правильно питаться. Есть ли у танцоров идеальный план диеты или здорового питания?

К.Б.: Участники конкурса «Prix de Lausanne» приезжают сюда со всего света. И, конечно, питание у всех разное. Балерина из Австралии ест совсем не то же самое, что и ее соперница из Бразилии или Кореи. Поэтому никаких идеальных диет не существует.

Меню создается, исходя из культурных предпочтений того или иного кандидата. Главное, чтобы питание было сбалансированным – то есть, к примеру, оно должно надежно компенсировать огромные потери калорий, возникающие в результате огромных физических нагрузок. В этом смысле у танцоров все то же самое, что и у спортсменов.

Охрана здоровья на «Prix de Lausanne»

«Prix de Lausanne» проводит политику в области здравоохранения, которая соответствует программам ведущих учебных центров мира.

Согласно Ст. 6 «Положения о конкурсе», «Prix de Lausanne» заботится о здоровье молодых танцоров и все время повышает качество своей работы в этом направлении.

Для участия в «Prix de Lausanne» конкурсанты должны предоставить заявление с медицинской справкой от лечащего врача. Тем не менее, если медицинские работники конкурса считают, что риск слишком велик, то они контактируют с кандидатами и их врачами и пытаются найти какое-то подходящее решение.

После прибытия в Лозанну кандидатов осматривает главный врач «Prix de Lausanne». Затем он информирует руководящий комитет конкурса о том, может ли данный участник быть допущен к конкурсу.

Во время соревнования врач постоянно сопровождает участников. Одной из его главных задач является поддержание наилучшего состояния здоровья с учетом долгосрочных, ориентированных на будущее, карьерных планов артиста.

swissinfo.ch: Вы заговорили о межкультурных различиях. То есть в меню используются продукты, которые характерны для того или иного региона мира, в зависимости от того, откуда родом участник конкурса?

К.Б.: Возьмем углеводы – азиат предпочитает их в виде риса, а южноамериканец в виде кукурузы. Меню участника строится не только на культурных привычках, но и на его личных предпочтениях.

Есть кандидаты, которые не переносят молочные продукты, тогда нам надо подыскать продукты, которые могли бы им компенсировать кальций. В общем, одного решения для всех не существует.

swissinfo.ch: Правда ли, что мужчина-танцор имеет больше шансов получить травму, чем его коллега женщина? Потому что танцоры вроде бы чаще находятся на пределе своих физических возможностей?

К.Б.: Категорически нет. Но есть много видов травм, которые чаще случаются с мужчинами-танцорами. С времен Нуреева мы знаем, что с технической точки зрения, мужчины выражают себя иначе, чем женщины. Они танцуют более атлетично. Например, взять поддержки — их женщины вообще не выполняют. Соответственно вывихи и растяжения случаются чаще у мужчин, чем у женщин.,

swissinfo.ch: Ну, у женщин тоже все не просто – задержка менструации, анорексия…

К.Б.: Да, так и есть, но здесь мы уже имеем дело с проблемами, которые относятся к гормональной сфере. Вполне возможно, что девочки утомляются быстрее и сильнее, чем мальчики, потому что из-за нагрузок их организм не перестает вырабатывать тестостерон. Если балерина устала или переживает стресс, то изменяется производство гормонов в организме, что и приводит к задержкам менструации — или её вовсе не будет в каком-то месяце.

Гормональный сбой может, кстати, привести и к снижению плотности костной ткани. Что касается анорексии, то ее этиология, в целом, ясна — ее причиной является патологический страх набрать вес. Неправильно считать, что балерины подвержены анорексии. Я предпочитаю говорить, что они иногда слишком много внимания уделяют своему питанию и преувеличивают значение диет.

swissinfo.ch: Профессиональные спортсмены часто используют допинг. Стоит ли этот вопрос также остро и в мире танца и балета?

К.Б.: Пока ничего о допинге в балете я не слышал. Не уверен, что вообще понятие «допинг» можно использовать применимо к балету, танцам и иной артистической деятельности. Другой вопрос, можно ли свои артистические достижения улучшить с помощью анаболиков. Ответ — нет, потому что если в спорте мы можем измерить результат, то в балете и танцах мы говорим о выражении эмоций. И если с этим есть проблемы, то никакие вещества не помогут.

swissinfo.ch: Какие решения для Вас как для главного врача конкурса «Prix de Lausanne» являются наиболее сложными?

К.Б.: Могу назвать несколько таких решений. Например, когда надо сказать кандидату, что он должен отказаться от выступления, или когда мне приходится кому-то советовать закончить соревнования, потому что его физическое состояние не позволяет ему танцевать. Это и в самом деле очень болезненные ситуации.

www.swissinfo.ch