Анорексия литература

Расстройства пищевого поведения: булимия, анорексия и переедание

Категория: Книги про анорексию

Комната 11 (Habitación once), Paula Aguilera Peiró

«Комната 11″ — роман о бывшей анорексичке Авроре, 30-ти лет, которая решила помочь девушке (Альбе), живущей в ее бывшей комнате в больнице для анорексиков.

Книга об анорексии «Petite» Geneviève Brisac (1994)

Книга Petite (Малышка) Geneviève Brisac — об анорексии у тринадцатилетней девочки, решившей перестать есть.

Этим утром я решила перестать есть

«Этим утром я решила перестать есть» — книга про анорексию, написанная Жюстин, 18-летней девушкой, в 14 лет заболевшей анорексией.

Книга Франка Рюзе «0%»

Книга Франка Рюзе «0%» (2003) рассказывает о жизни французской модели Присциллы, страдающей анорексией, о том, что ее окружает и что она чувствует.

Свежие статьи

Группа «Я и еда: история борьбы»

Книги про булимию

Как избавиться от компульсивного переедания

Группа «Есть или не есть?»

Когнитивно-поведенческая терапия булимии

Психология нервной булимии

Можно ли вылечить булимию?

Недовольство своей внешностью

  • Октябрь 2016 (1)
  • Июнь 2016 (1)
  • Май 2016 (1)
  • Сентябрь 2015 (1)
  • Август 2015 (2)
  • Июль 2015 (6)
  • Июнь 2015 (9)
  • Май 2015 (30)
  • Апрель 2015 (9)

Помощь психолога

Булимия ВКонтакте

О сайте Булимия

На сайте Булимия собрана информация о пищевых расстройствах и пищевом поведении: статьи, комментарии психолога о фильмах, книгах о булимии, анорексии и переедании, тесты на отношение к пище, истории из жизни больных анорексией и булимией и т.д.

Здесь собрано все, что может понадобиться вам для понимания булимии, анорексии, переедания и психологии похудения, чтобы вы могли помочь себе и своим близким.

bulymia.ru

Книги про анорексию

Идеал женской красоты менялся от эпохи к эпохе. Вспомните греческие статуи женщин с пышными бедрами и маленькой грудью, или красавиц 20-го века Бриджит Бордо и Мерлин Монро – сегодня все они уже не подходят под «стандарт красоты». Высокая, худощавая девушка с торчащими ключицами и ребрами – вот эталон, который нам предлагают подиумы и модные журналы. Стремление следовать за призрачным идеалом сгубило уже не одну тысячу юных девушек. Чтобы лучше разобраться с этой проблемой, лучше всего почитать книги про анорексию и булимию. Именно там хорошо показано, как это казалось со стороны, и чем обернулось впоследствии.

Список книг про анорексию

  1. «0%», Франк Рюзе. Эта книга показывает обратную сторону такого притягательного и завораживающего мира моды. Он утверждает, что ничего не придумал – именно таких девушек ему доводится встречать каждый день.
  2. «Этим утром я решила перестать есть», Жюстин. Это – одна из лучших книг про анорексию для подростков. На страницах раскрывается шокирующая откровенностью повесть юной девушки, которая решила, что стать красивой и любимой можно только при помощи худобы.
  3. «Худышка», Иби Каслик. Книга открывает историю убежденной анорексички, которая не в силах бороться с реальностью, и все больше отрывается от нее. Помощь близких – вот последнее, что у нее осталось.
  4. «Девушка с голодными глазами», Маша Царева. Героиня книги просто помешана на том, чтобы стать лучше, красивее и стройнее. Она – типичная современная горожанка, которая уверена, что СМИ предлагают достойный эталон красоты для подражания. Книга посвящается всем тем, кто изнуряет себя диетами.
  5. «Смертельная диета. Stop анорексия», Анна Николаенко. Героиня книги задается вопросом – правдивы ли рассказы об анорексии? Или всегда можно собраться с силами и прекратить? Где та тонкая грань между красотой и патологией? Эта книга-дневник показывает проблему изнутри, глазами человека, который борется с ней.
  6. «38 кг. Жизнь в режиме «0 калорий», Анастасия Ковригина. Эта книга – еще одна исповедь анорексички, которая достигла отметки 38 килограммов в погоне за модой и красотой. Она точно помнит месяцы, проведенные за высчитыванием калорийности продуктов и страхом перед лишним кусочком.

Книги про анорексию написали многие профессиональные и непрофессиональные авторы – среди последних, конечно, преобладают те, кто сам прошел эту болезнь и смог ее победить.

womanadvice.ru



Админу
6 дней 7 час 24 мин назад

Не помню название книги
15 дней 9 час 27 мин назад

FAQ по созданию fb2
31 день 6 час 56 мин назад

Спасибо всем.
47 дней 7 час 55 мин назад

  • elle_ka о книге: Ольга Мяхар — Новая жизнь
    Не банально. Но иногда так и тянуло спросить — что курили автор, когда писала эту книгу?

  • Eliz@vet@ о книге: Анастасия Сиалана — Попасть на Некро
    В инете видела 2 и 3 части, но только платно((
    В объятьях падшего
    Сердце Архаиса
    Если кто найдет бесплатно, поделитесь)

    galya19730906 о книге: Алиса Вейн — Путешествие. Из принцессы в наемницы [СИ]
    Да,ошибок много,но все равно книгу прочитала с большим удовольствием,сюжет замечательный,герои-классные,любовная линия восхитительная.

    НАСТЯ2010 о книге: Юлия Григорьева (Цыпленкова) — Погоня за сказкой
    хорошая книга, хотя начало нудновато. можно было сразу начать с приключений ГГ на корабле) а так, конечно, история чудо просто. Похоже на микс Симбада и Анжелики (которая маркиза).

    www.litlib.net

    Анорексия литература

    Сейчас не много изданий на русском языке или переведенных на русский язык, которые бы давали ответы на вопросы пищезависимых людей. Книга Джиллиан Райли «Ешь меньше. Прекрати переедать» — одна из них. Я бы назвала ее практическим руководством к действию. Она помогла очень большому количеству людей и, думаю, еще не раз поможет. Если Вы считаете, что зависимы от еды, то эта книга к прочтению обязательна.

    Автор говорит о психологической составляющей переедания, разбирает причины и дает практические советы, применимые в жизни. Думаю, каждый из этой книги может вынести, что-то полезное для себя.

    Известнейший специалист в области нейро-лингвистического программирования Роберт Дилтс в своей книге «Фокусы языка. Изменение убеждений с помощью НЛП» обобщает все достижения, которые были сделаны за последние двадцать пять лет в области нейро-лингвистического программирования. Это сложная наука, учит нас глубже понимать себя, разбираться в своих мыслях, сознании и подсознании, а, также, с помощью НЛП Вы можете изменять свои убеждения, формулировать и создавать новые. Все это необходимо именно в периоды интенсивного самолечения при булимии. Плюс благодаря НЛП очень многие стороны жизни можно видоизменить, а если нет, то уж точно появляется возможность изменить свое отношение к ним.

    Думаю, история Жюстин многим читателям сайта окажется близка. Ведь это невыдуманная четырнадцатилетняя девочка, которая заболела анорексией.

    Книга предостережение, книга заставляющая задуматься и книга дающая читателям надежду и силы для борьбы с этой коварной болезнью.

    «Метод Сильва основывается на

    философии позитивного и созидательного отношения к себе, своим

    способностям и жизни вообще.»

    Очень интересная концепция мироощущения и, так как она полностью основана на всевозможных способах достижения гармонии с самим собой и окружающим миром – это как раз то, чего часто не хватает людям с пищевыми нарушениями, ведь отсутствие гармонии в питании ведет к дисбалансу во всем остальном. Книга дает ответы на множество вопросов и относительно причин возникновения дисбаланса и учит, как вернуть себе гармоничное состояние.

    Писательница не дает конкретных рекомендаций по лечению той или иной болезни с помощью медикаментозного вмешательства или нетрадиционных методов лечения, ведь это дело квалифицированных специалистов в области медицины. Книга наполнена общими советами, как сделать свою жизнь позитивнее и приятнее, как научиться иначе относиться к своим вымышленным или реальным проблемам со здоровьем и, самое главное, как научиться любить и принимать себя со всеми своими достоинствами и недостатками. Все о чем говориться имеет под собой психологические корни и читать «Исцели себя сам» вдвойне интереснее, потому что она написана доступным и ярким языком понятным большинству читателей.

    Общество Анонимных Обжор (АО) – это организация созданная в США для объединения людей с пищевыми нарушениями и помощи друг другу. Их концепция работы заимствована у Общества Анонимных Алкоголиков (АА) и основывается на тех же трех составляющих — физической, эмоциональной и духовной. То есть если все эти сферы Вашего существования будут сбалансированы, то болезнь должна отступить.»Книга Анонимных Обжор» содержит в себе истории жизни членов сообщества с пищевыми зависимостями. По словам издателя, она должна учить тому, что такое настоящая надежда, конструктивная борьба и забота друг о друге.

    Книга, написанная популярной американской писательницей Элизабет Гилберт, о поиске себя, пусть, и не связана напрямую с пищевыми нарушениями, может быть полезна и интересна читателям. Приведу здесь цитату, из данного произведения, что бы стало понятнее, какой смысл вкладывался в него, ну а сюжет захватывает с самого начала прочтения.

    «Поиск счастья — это не только забота о себе и действие для собственной пользы, но и щедрый дар всему миру. Избавившись от страданий, вы больше не стоите у мира на пути, прекращаете быть препятствием — не только для себя самого, но и для остальных. Лишь тогда вы становитесь по-настоящему свободными и готовыми служить людям и наслаждаться общением с ними».

    В этой книге рассказывается о интересных фактах, приоткрывающих нам физиологические причины формирования пищевых нарушений. Очень важной составляющей является, то, что предоставленные в ней данные, подтверждены научными исследованиями и наблюдениями.

    Хотелось бы обратить особое внимание читателей, на то, что информация в книге о пользе абсолютного вегетарианства не доказана ,т.е. факты против всеядного образа жизни есть, но НЕТ ОБОСНОВАННЫХ ВЕСТКИХ ПРИЧИН ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ МОЖНО БЫЛО СЧИТАТЬ ВЕГЕТАРИАНСТВО ИДЕАЛЬНОЙ СИСТЕМОЙ ПИТАНИЯ. Книга размещена на нашем сайте, для ознакомления, и с поправкой на то, что уважаемый читатель взвесит все ЗА и ПРОТИВ и не будет сразу же испытывать на себе данную концепцию питания, но обратит внимание на то, как формируется привыкание к пище, как реагирует организм на чрезмерное потребление того или иного рода продуктов и, что можно сделать, чтобы уравновесить чувство удовольствия и чувство насыщения.

    «Все представленные в данном разделе книги в электронном варианте являются собственностью авторов и распространяются только для ознакомления.»

    Это курсы призванные изменить Вашу жизнь и избавить Вас от вечного страдания от пищевой зависимости. Не упустите свой шанс

    Давайте мы не будем тут много рассуждать на тему того, а нужны ли Вам курсы? Помогут ли они?

    Стоит ли вообще их смотреть и слушать?

    Лучше задайте себе один единственный вопрос: Вы хотите выздороветь от пищевой зависимости и избавиться от нее? если ответ ДА, то и на вопрос: А нужны ли мне эти курсы? Ответ ДА!

    Я Екатерина Михайлова, автор проектов НОВЫЙ ПУТЬ БЕЗ БУЛИМИИ, BulimiaBlog и Antibulimia.

    Один из ведущих специалистов по решению проблем булимии, анорексии, компульсивного переедания и лишнего веса в России.

    И человек освободившийся от булимии и анорексии и компульсивных перееданий.

    Если у Вас есть вопросы или Вы хотите с моей помощью избавиться от пищевой проблемы — пишите!

    www.bulimia-newway.com

    Записки анорексички или девочка-анорексия

    Я не призываю людей к похудению. Я не учу девушек голодать. Я рассказываю свою историю.
    Учитесь НЕ жить как я.

    В анорексии не виноват никто. Здесь просто не бывает виноватых. Это что-то другое. Другая реальность, может быть, а может какая-то прострация, в которой, когда-нибудь, зайдешь слишком далеко и не сможешь вернуться обратно.
    Когда-то, пару лет тому назад, я похудела, чтобы нравиться другим. теперь я худею, чтобы нравиться себе.
    Знаете, однажды я влюбилась в Его глаза, в Его улыбку, в Его голос. И до сих пор, до сих пор это чувство не отпускает меня, не дает расслабиться ни на секунду. А ведь он — мировая звезда, ну а я. я никто.
    Каждый день я меняю одну диету на другую, придумываю свои способы питания, объедаюсь таблетками, пичкаю себя кофе, отказываюсь от встреч с друзьями, лишь бы не видеть их улыбающихся, жующих ртов. Лишь бы не слышать запах этой еды, лишь бы не слышать завывания своего желудка.
    Иногда мне надоедает обманывать близких мне людей, но как иначе. Ведь они начнут заставлять меня есть, что, в моем случае, приравнивается к казни.
    Один срыв и все приходится начинать заново. Булимия? Может быть. это просто слабость. Еще одна слабость. Надо терпеть. Сжать зубы и терпеть. Все еще впереди.

    Просыпаясь каждое утро мне кажется, что это последний день в моей жизни. Мне не хочется двигаться, открывать глаза, смотреть на мир, на людей, которые улыбаются, влюбляются. у них какое-то тривиальное счастье. Банальное. Не то, что у меня. Минус см на талии или ляшках, торчащие кости, крепкий кофе с утра. и никакой еды.
    Страшнее всего мне подходить в зеркалу. Мне страшно увидеть в нем необъятную меня. Но обстоятельства вынуждают меня подходить к этому орудию пыток и собираться, чтобы шагнуть в новый день, наполненный запахами, шумом, словами, людьми и. Ей. Она всегда со мной. Следит за каждым шагом, калорией. За каждым словом, движением, мыслью. Она управляет мной. Она и есть я. а по другому никак, дорогие.

    ***
    А ты помнишь, как я тебя любила. Помнишь ту зажатую, полненькую девочку с милыми щечками и щенячьими глазами. Ту косую челку и смешные шмотки обтягивающие спортивные ноги. Ты знаешь, она умерла тогда. Когда ты бросил ее на ветер. Когда ты растоптал те чувства, лишив ее чувств насовсем. А потом. потом ко мне пришла Она. Она показала мне новое счастье обратив мое сердце в лед. Она снежная королева с худыми тонкими руками, под кожей которых можно разглядеть каждую вену, по которой течет вода. ледяная вода.
    Ты потерял ту девочку-счастье. Я больше не люблю. Никого. Лишь только Его, такого далекого, с темно-шоколадными глазами, в которых можно тонуть бесконечно. и в Нее с худыми ногами, костями, истериками. Она пахла чем-то мятным, морозным. От Нее веяло холодом.
    Я стала Ее игрушкой. Я стала Ее куклой, марионеткой. а Она лишь дергает за правильные ниточки. Мучает, измывается и смеется мне в лицо! Доводит до слез, истерик. лишь Ей я могу показать себя, свои эмоции, желания, слабости, слезы. Она все поймет. И поможет.
    Я стала все больше мерзнуть. даже летом. «Холодными» летними вечерами так приятно, кутаясь в свитер и держа в руках кружку горячего черного кофе no sugar. смотреть на людей. Они все спешат, идут, бегут, едут. они зависимы. От еды, работы, секса. А я нет. Хотя. я зависима от Нее. от Ее мира.
    Ненавижу когда меня трогают. Никто не может ко мне прикасаться. лишь только Он. в мечтах, к сожалению. И Она, своими костлявыми тонкими пальчиками. Она возьмет меня за руку и поведет за собой. Покажет мне правильный путь. Я никогда не потеряюсь.
    Я много пишу, в последнее время. Пытаюсь изложить себя в стихах, выблевать какие-то рифмы, вывернуть себя наружу, докричаться до всех. Но откликаются лишь единицы.
    «Алис, пошли гулять, пить, танцевать, в клуб. «. но никто не спросит «Алис, что с тобой? Почему ты изменилась?». Может во мне взыграл эгоизм, а может вокруг меня эгоисты. Не знаю.
    Лови мои слезы, любимый.
    И все слова мои запиши.
    Мои стихи или проза.
    Все это — осколки души.
    Слово «депрессия» нынче крепко вошло в наш обиход и применяется чуть-ли не к каждому проявлению плохого настроения. А вдумайтесь. ведь депрессия, по сути, это болезнь. Нормальные, здоровые люди не страдают депрессией. Это затяжное состояние, в котором тонешь, теряешься, прячешься.
    В те пол года я потерялась. А, возможно, я потеряла себя. Просто ты ушел. Так коряво и некрасиво, но все же ушел. Нет тебя. Ты с другим, хах, смешно, но он ушел от меня к парню. Ты помнишь тот день? А я помню. Тот страшный день, который оборвал мою жизнь на пол года. На те пол года, в которые пришла она. Она медленно, но верно пробиралась в мое сознание. Скользкими нитками она забралась ко мне в мозг, полностью изменив мое мировоззрение и восприятие. Она постепенно убирала из моего рациона еду, по частям. А из головы полностью стирала мысли о ней. Она познакомила меня с миром грез, кайфа, астрала, нирваны. И так же быстро она оборвала все. Забрала, прибрала к рукам, загоняя меня все глубже и глубже, заставляя меня теряться. Теряться в себе, в окружающих. Я погрязла в своих мыслях, захлебнулась слезами, увязла во лжи. и каждый день новые шрамы на руках, как наказание. Новые ожоги от сигарет напоминали мне дырки в коже. Однажды я испугалась, что от однажды я сдуюсь. Как шарик. и останется лишь оболочка. Я теряла себя.
    И только Он был рядом. Его тонкие женственные руки с крашенными ногтями и выпирающими венами. Его вечная худоба, его смех, голос, улыбки. и глаза. Глаза. глаза.
    В те пол года я будто отключилась. Работала в автономном режиме. Как на автопилоте. утро-колледж-дом. Никакого разнообразия. Никакого общения. Ничего. Тишина.
    И лишь как гром среди ясного неба громыхнули в этой тишине слова подруги. Банальные вопросы. Мои односложные ответы. Но только ее ответ заставил похолодеть губы.
    ***: Привет, Алис.
    Madness: Привет.
    ***: как твои дела?) Я давно тебя не видела, не пишешь совсем.)
    Madness: все нормально.
    ***: ты такая. апатичная..
    Madness: в смысле?
    ***: как будто мертвая.
    Страх. Страх спровоцировал истерики, ограничения, слезы, срывы. Все по кругу, страшно, одиноко, темно, больно. бесконечные попытки покончить с собой и нескончаемые шрамы. Каждый день один свежий. Она наказывала меня так, продолжая овладевать мною все глубже.
    Сейчас я с ухмылкой вспоминаю те полгода. Маленькая девочка, первая любовь, первые слезы. Сейчас, уже единожды пережив больницу, уже взглянув в Ее глаза, почувствовав Ее губы на своих губах, услышав ее смех, и подержав ее за тонкие руки с длинными пальцами. я понимаю, что почти довольна своей жизнью. Своей никчемной и никому не нужной жизнью.
    Я уже отдала ее ей. Кто-то продает душу дьяволу, на а я. Ане.
    Я хочу сменить Ее на этом троне. Я хочу стать новой девочкой-Анорексией. Я не хочу отпускать Ее. Я знаю, она не уйдет. Потому что она — это я. Я. Я! Истеричный смех, Ее озлобленный взгляд. Милая, если бы я нашла тебя в окружающих меня людях, именно ты бы стала моей единственной любовью! Я бы любила тебя всем сердце, отдавалась тебе полностью, жила бы лишь для тебя. Но ты только во мне. Только в моих снах. Только в моем ледяном сердце. и только на моих губах.
    Я помню. как Она шептала мне ночью, укутывала в одеяло, гладила по волосам..Она была тем ветром, который задувал в окно, тем отблеском света на стене от проезжающих где-то на улице машин, Она была той звездой, которая светила мне в окно. Она была моим дыханием. и биением сердца.
    Но однажды. она ушла.

    В какой-то момент случился перелом. Как знаете, у человека. когда ломается кость и на соединение нужно время. Чтоб все срослось. вернулось на свои места.
    В тот день рухнула мечта, казалось обрушился мир вокруг, а я будто проснулась, будто меня отпустил тот страшный сон, в котором была только темнота, тишина и. Она. Теперь мне кажется что именно тогда я была не самой собой. Я вновь улыбалась, общалась, жила. А Она. Она ушла. Просто. По-английски. Без слов. Не оставив даже записки, не напоминая о себе.
    Я не чувствовала ее. Я осталась одна в этой толпе чьих-то слов, губ, глаз, проблем. Я чувствовала себя человеком, что для меня было в новинку. Оттаяло сердце. я, даже, стала добрее.
    А знаете. после того, как Она ушла, я поняла, что в каждой девушке или парне, с которым обжимаюсь, я ищу Ее. ее взгляд, голос, смех , губы, руки, шепот, запах. Ее не было нигде. Ни в ком. Она пропала оставив меня. А я. забыла о Ней. Забыла, как будто и не было. Как будто это была прошедшая любовь. Я оставила Ее в прошлом, думала что навсегда. но Она всегда возвращается. От нее не спрячешься, не сбежишь. Если однажды Она выбрала тебя, то останется навсегда. Прирастет, присосется к твоим губам, словам, мыслям. и никогда не отпустит.
    То время счастливого затмения, улыбок, вездесущей любви. Теперь мне кажется это сказкой. Я вновь в Ее мире. В этом замкнутом круге, водовороте.
    Думала что выздоровела, забыла, больше не вернусь к ней. но Она вернулась ко мне. Одной темной осенней ночью. Метания в кровати, слезы во сне, холодный пот выступающий хрустальными капельками на лбу, посреди которого пролегла морщинка.
    Она сидела на краю кровати и кричала, била, ругалась. Она будто плевалась ядом. А я ползала перед ней на коленях умоляя простить. Простить и вернуться ко мне. Она молчала. Я переходила на крики, целовала костяшки ее рук, падала на пол, плакала. А Она продолжала молчать. И так каждую ночь. Я боялась засыпать. Я знала, что там я вновь увижу Ее осуждающий взгляд наполненный ненавистью. Она вновь будет молчать. Каждый день меня пожирала паника. Паника за то, что она не простит, что на этот раз уйдет и не вернется. Я должна была доказать, что достойна Ее, что достойна быть с Ней, быть рядом.
    И вновь этот замкнутый круг: голод- компульсив — голод — компульсив. Каждую ночь она становилась мягче. Заостренные черты ее лица уже не дышали яростью, а в глазах вновь яркими бликами бесились искорки. Она вновь была рядом. Она вновь была со мной. Вновь те же наказания — порезы на тонкой плохозагорающей коже, под прозрачностью которой виднелись вены. Друзья называли мои руки «мечтой наркомана», а Она называла их «красивыми». А я соглашалась с ней. Во всем. Она лидер, а я ведомый.
    Она вела меня по своей кривой дорожке, уже кем-то протоптанной. Я снова чувствовала ту пьянящую легкость, похожую на полет. я снова чувствовала ту пустоту внутри и легкое щекотание в желудке. Вновь это головокружение, которое может настигнуть даже в середине оживленной улице угрожая обмороком, а я, улыбаясь, просто садилась на первую попавшуюся лестницу и наслаждалась. наслаждалась Ей, Ее присутствием. Я вновь любовалась на себя в зеркало, трогала свои выпирающие кости и смеялась. смеялась. смеялась.
    Именно тогда, в эти моменты ледяного, анорексичного счастья я познакомилась с Ней. Ее зовут Булимия, но она предпочитает сокращенно: Мия. Будто ласкательно. Я не любила ее. Не любила и не люблю, зато она полюбила меня. Она вгрызалась в мозг, появлялась тогда, когда не ждала. Она шептала мне на ухо: «Ты и так красивая, такая худенькая. прекрасная. Съешь немного. вот так, давай еще. «. А я слушала. слушала и ела, с каждым разом все больше и больше. А моя возлюбленная. плакала. Она плакала моими слезами. Такими противными и солеными. Она мучалась, а я. я верила этой стервозной Мие. Я чувствовала себя виноватой, изменщицей. но я была слабой. Я продолжала есть, а затем, чтоб моя верная подруга не плакала, я вычищала себя изнутри. Мне хотелось вывернуть себя наизнанку, взять ложку и просто выскрести все, что было во мне. лишь бы Она не плакала. Лишь бы Она не страдала. но тщетно.
    Сигареты пачками, слезы, дрожащие руки, расцарапанное горло, еда, алкоголь, вновь слезы, вновь и вновь. хотелось закончить все это, просто жить, как все, но эти двое будто прописались во мне поочередно сменяя друг друга.. Одна криво улыбалась и корчила рожи, а вторая плакала, заламывала свои тоненькие ручки и отдалялась. Она стала холодной, не той, что раньше. Она почти не разговаривала со мной. Мне становилось одиноко. А Она будто не слышала. А может и не слушала. Между нами появились размытые дождем километры, Она держалась вдали. и больше не тянулась ко мне.
    А Мия скакала вокруг, продолжала свои серенады: «ешь, ешь, ешь!». И я ела. Давилась, захлебывалась, но ела.
    По-началу все вокруг радовались. До определенного момента.
    Я просто не ожидала, что мама придет рано. Я просто не закрыла дверь в туалет. Я просто слишком громко плакала и стонала. Мне просто было страшно. Все было «просто». Но это «просто» обернулось паникой испуганной матери. Действительно, застать бледную дочь на полу туалета, а в «белом друге» что-то противное с кровавыми вкраплениями. Тогда испугалась и я.
    Потом было все как в тумане. с истериками, слезами, криками, врачами. Кормление против моей воли и вечный страх. вечный страх поправиться. Вечный страх стать вновь той толстой маленькой девочкой, над которой все смеялись. Вновь было страшно почувствовать одиночество без Нее. Вновь было страшно просто от всего.
    Я готова была оторвать руку, лишь бы не идти на взвешивание, не видеть эти ненавистные прибавляющиеся килограммы, этих толстых врачих с остервенением втыкающих шприцы в так ненавистное мне тело.
    Но выбора не было. Да и не особо хотелось. пришлось плыть по течению, с каждым днем заворачиваясь в какую-то защитную пленку, будто в кокон. Я вновь не реагировала на людей, вновь жила по какой-то схеме выстроенной в моей голове. И только садясь перед тарелкой и беря в руки вилку я все еще продолжала считать калории. здесь убрать, тут прибавить. не мозг, а калькулятор.
    Вот в таком автономном режиме я прожила еще какие-то бездарные пол года. Но. дурной пример заразителен. А связь между сестрами сильнее любой заразы. ..

    ***
    Диеты-диеты-диеты. легче совсем ничего не есть, нежели есть по кусочку.
    Так я познакомилась с еще одним персонажем моего повествования. У него двойное имя, которое вызывает лишь отвращение. Величают его Компульсивное Переедание. А проще просто — обжорство. Съев помидорку я уже не могла остановиться. Я впихивала в себя все, насильно. Следом за помидорками шли печенюшки, хлопья, залить все молоком, а потом закусить каким-нибудь сухариком. Я ела даже морепродукты, которые всю жизнь ненавидела. Кабачки, картошка, баклажаны, хлеб. все что попадется, даже то, к чему испытывала отвращение с детства. Мне было все равно что проглотить, главное чтоб оно оказалось внутри. А ко всему прочему я осознавала что все это нельзя, что все это калорийно, что все это непростительно. Но я продолжала запихивать в себя со слезами на глазах даже тогда, когда уже не запихивалось. Когда уже просто не было места, когда все лезло наружу. А потом лежала на полу и ненавидела себя. Ненавидела себя, свое тело, свое отсутствие силы воли. я ненавидела эту еду внутри себя, ненавидела еду, которая еще осталась. я пыталась бороться с кп, но тщетно, оно всегда побеждало заставляя ненавидеть все и всех еще больше. Оно смеялось надо мной, над моими слезами, над моей любовью. и заставляло есть все больше и больше. А позади маячала Мия. Я чувствовала себя загнанной в угол. Живот весил будто тонну. А в зеркале отражалась толстуха. Ужасная толстуха с огромными щеками, висячими боками, животом и трясущимися ляшками. Она надменно ухмылялась, а я. я только лишь плакала запихивая в себя очередную порцию какого-нибудь калорийного гавна. Я пряталась, скрывала, не выходила из дома, врала. я начинала сдаваться.
    И сдалась бы, если бы не огромное желание победить. Нарисовав дрожащей рукой на левом запястье «40» я наглоталась антидепрессантов. Пообещала себе и Ей, что верну Ее, во что бы то ни стало. Я вновь похудею, я вновь добьюсь той легкости, которая приносит счастье. Пора убраться внутри, разобраться в себе. Я вновь начала худеть. со срывами, слезами, шагами назад, но стремление и желание было велико. поэтому я продолжала издеваться над собой.
    Окружающие меня люди, хотя Я не считала их людьми, как учила Она. Они говорили, просили, а некоторые даже умоляли стать «нормальной». А я уже не помнила как это. Как это жить как все. Как это не считать калории в каждом кусочке, как это не думать о своем весе. Как это спокойно смотреть на себя в зеркало. Каждую ночь, когда все «нормальные» спали в своих кроватях и видели очередной животрепещущий сон, я плакала обнимая коленки сплошь в синяках, смотрела на левое запястье и шептала что вернусь, что все будет как раньше. Я врала, что буду есть, что буду нормальной.
    Но никто уже не верил. Они просто смирились, а может им просто надоело. Они перестали меня умолять, учить. Они просто смотрели как я угасаю. Как я медленно убиваю себя. ED — это бомба замедленного действия. Долгое самоубийство. Для меня же это было счастьем. То, чем я жила, ради чего жила. Это стремление к какому-то призрачному идеалу, меняющее сознание, поведение, отношение. Все меняется. И мне казалось это раем. Так и должно быть. Вот как надо жить, это правильно. А остальные против меня. Весь мир против меня. Они ничего не понимают. И никогда не поймут. Я наслаждалась своим сумасшествием.

    ***
    А сейчас. небольшое отступление от темы моей любви к Анорексии и ненависти к прочим. Пришло время поведать вам что же из себя представляет эта сумасшедшая Девочка-Анорексия?
    По словам своих близких я была странным ребенком. Не то, чтобы это явно бросалось в глаза, нет. но проведя со мной какой-то промежуток времени можно было заметить что-то.
    Начнем с того, что родилась я уже не очень-то здоровой. Я родилась слишком маленькой и слишком легкой. Это слово «слишком» так и будет преследовать меня всю жизнь. Я максималистка. Во всем.
    Так вот, родилась я не только с проблемами веса и роста, у меня с рождения не хватает в крови гемоглобина, а проще говоря — железа.
    На этом отойдем от темы моих физических недостатков и поговорим о том, в чем же проявлялась моя странность.
    С самого раннего детства я любила выделяться. Я не любила быть похожей на кого-то, я всегда стремилась отличаться. Если все девочки вокруг носят платья, я буду просить маму купить мне штаны и наоборот. Мама же любила наряжать меня. Платьишки, милые кофточки, хвостики с красивыми разноцветными резиночками, сшитые ею костюмчики. По любой моей просьбе мне покупалось все, что угодно. Все о чем мечтают окружающие меня дети. А я. я любила сказки. Я рано заговорила и научилась читать. Я знала наизусть сказку «О царе Салтане» и могла рассказать любую реплику из «Алисы в Стране Чудес». Я очень любила сказки Диснея, его красочные мультики с красивыми принцессами. Но в какой-то момент эта девочка- «с розовыми соплями» умерла во мне. Просто как-то ушло все.
    Я мечтала стать фигуристкой. Мне так нравилось смотреть на то, как скользят по льду лезвия красивых коньков, как взлетают вверх фигуристки, как завороженно они крутятся в танце. Это была большая детская мечта, но и ей не суждено было сбыться. Перелом руки, врачи-дебилы, которые неправильно срастили детские кости. Другие врачи, к которым меня приводили родители со странной шишкой на локте. Они говорили что это нормально. Рассосется мол. И если бы не упорство моей бабушки, которая привела меня к какому-то профессору (не помню деталей и подробностей). Едва взглянув на мою руку он отправил меня на срочную операцию. Иначе маленькая ручка так бы и осталась маленькой навсегда. Родители продали машину, назанимали денег и операция была сделана. А теперь представьте стресс трехлетнего впечатлительного ребенка, которая уснула с нормальной ручкой, а проснулась в больничной койке с рукой в гипсе, подвешенной железяками. Без движения месяц. Затем месяц в гипсе и еще месяцы реабилитации. Так и пришло четырехлетие.
    Я с рождения была очень привиредлива к еде. Я много чего не любила и не люблю до сих пор. Список ненавистных продуктов, наверное, даже больше чем список любимых. Как я мечтаю о таком сейчас, во время приступов кп, когда в мой рот, как в помойку идет все, что плохо лежит.
    Радостное волнение, дорога к мечте, восторг от катка, я, порхающими шажками маленьких ножек бегущая ко льду и завороженный взгляд больших голубых глаз, взирающий на будущих фигуристок и строго тренера. Мне нравился даже холод в этом помещении и пар идущий изо рта, который я находила забавным. А затем. хлесткое «нет» подошедшего к нам тренера. Мамины уговоры, но ответ один и тот же «мы берем детей только с трех лет, вы слишком поздно пришли. «.
    Слезы, крики, летящие в угол комнаты коньки, отчаяние и полное отсутствие аппетита. Я не разговаривала ни с кем, будто все вокруг виноваты в том, что меня не взяли.
    Перемотка. Мои родители не могли допустить того, чтобы их дочь совсем ничем не занималась. Да и ручку после операции надо разрабатывать. Так я пришла в каратэ. Точнее припорхала. я была словно бабочка. Которая затем превратилась в борца. И не только на татами (ринг у каратистов). Заповеди каратэ перешли и в реальность. Вся моя жизнь была борьбой: в детстве с болезнями, в школе с одноклассниками, которые ненавидели меня, в колледже с родителями, ненавистной мне профессией, выбранной отцом, с правилами и. с собой.
    Каратэ я посвятила 11 лет своей жизни. Изначально все было для общего физического развития, но потом, как говорят, втянулись. Пошли соревнования, проигрыши. В начале своей карьеры каратистки я была «грушей для битья». Я всегда попадала в старшую категорию на соревнованиях, в моей у меня не было соперниц. Но стремление быть лучшей взяло свое. Я стала побеждать. Позже, уже практически в конце своего пути я стала чемпионкой России и сдала на черный пояс. Мне прочили большое будущее в этом спорте. но это было позже. А сейчас, пока, продолжим по хронологии.
    Мама отвела меня на показ мод. К слову, моя мама дизайнер свадебной одежды, ей близок мир моделей. И мне тоже, стал. Глазами ребенка я взирала на этих высоких красивых девушек с длинными ХУДЫМИ ногами, в самых прекрасных нарядах, внутри загорался огонек. С тех пор на вопрос «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» я отвечала: «Моделью».
    Я пошла в школу. Я была не самым общительным ребенком, но, по словам отца, с которым у меня очень напряженные отношения, у меня были и есть задатки лидера. Так вот, в начальной школе я не очень-то общалась с коллективом. Как знаете, серые мышки. Серой меня назвать сложно, а вот мышкой, на тот момент, очень даже можно. классе в третьем-четвертом около дома открыли бассейн, в котором была спортивная школа. Так в мою жизнь вошло плавание.
    Упорные и изматывающие занятия двумя видами спорта, бесконечные соревнования и еда. Вечная еда. Ведь спорт требует сил и энергии, а еда, по убеждению многих, это и приносит. Мышцы росли, масса тоже росла.
    В плавании я тоже достигла больших успехов, но. однажды мой организм просто не выдержал таких нагрузок. Мне пришлось выбирать. Это был первый сложный выбор в моей жизни. От плавания пришлось отказаться.
    Я продолжала расти, перешла в старшую школу, начала писать стихи и песни. Именно тогда и случился переломный момент. Тогда моя жизнь изменилась круто и бесповоротно. Во-первых — у меня начались проблемы с одноклассниками. Я по-прежнему была несговорчивой и замкнутой, внешне я ничем не отличалась от них. Но вот внутренне. они начали говорить за моей спиной, насмехаться. Я решила, что пора и внешне отличиться. Я бросила им вызов. Я стала эмо. Единственным эмо в школе. Я стала тем, кого ненавидят. Тогда и началась травля. Меня ненавидели все в школе. Они издевались уже в открытую. Каждый мой учебный день был похож на войну, на поле битвы, но я не сдавалась. Меня били, кидались в меня камнями. Я молчала. А чаще всего просто одаривала из сочувствующей улыбкой и уходила. Я сочувствовала им в их узком сознании, в их глупости и асоциальности. Они не могли это терпеть. Травля усиливалась. Лишь дома я могла дать слабину, дать волю слезам. У меня было несколько нервных срывов. Но они не знали об этом. Я была сильной.
    А еще. тогда я и нашла свой идеал. Я увидела Его. Я влюбилась в эти шоколадные глаза. Я познакомилась с миром Tokio Hotel. Я зафанатела от Билла. Можете осуждать, можете не осуждать, но у каждого свои вкусы. Мне плевать на мнение окружающих, как и окружающим на мое. Мы все эгоистичны.
    И была бы я просто фанаточкой, послушивала бы музыку и фапала на фотографии Каулитца младшего. Я была сумасшедшей. Я плакала, резала себе руки, писала письма ему, которые никогда бы не отправила. Я мечтала. Сейчас я с грустной улыбкой вспоминаю это время. Я до сих пор остаюсь их фанаткой, только немного другой. Я однолюб, моя любовь к Биллу до сих пор не прошла и вряд-ли когда-то пройдет. Все, с кем я встречалась были на него похожи. Я до сих пор посвящаю ему стихи, пишу письма, только уже другого содержания. Я восхищаюсь им. Я просто люблю.
    Травля в школе продолжалась до 9-ого класса. До моего выпускного. Каждый день на меня вываливалась куча грязи, но я продолжала гнуть свое. Именно тогда во мне развилась эта глупая фобия. Я боюсь находиться в толпе, особенно в одиночестве, без кого-то знакомого. Я люблю быть перед толпой, выступать перед ней. Я люблю быть с боку от толпы, сзади, над ней. но никак не в ней.
    После школы я поступила в колледж. К слову туда поступила я не по своей воле, а по воле папы. Там ко мне относятся хорошо. Сейчас я уже на четвертом курсе, остался год обучения. Но мечтаю я о другом.
    Тогда и случилась моя первая и, пожалуй, последняя настоящая любовь. Я безумно любила Его. Он говорил что тоже любит меня и я верила. Как оказалось — зря. Год. Целый год я жила в каком-то розовом сладком тумане. Я была счастливой. Он делал меня такой. Но все хорошее, когда-нибудь, заканчивается. Он бросил меня. Он врал мне. Он мучал меня. Он ушел к Нему. А я. я винила себя.
    Глубочайшая депрессия, о которой я, уже, рассказывала. Попытка суицида, анорексия. Все было сложно. Все было страшно. Особенно когда тебе 15.
    Время шло. Прошли те страшные пол года.
    Остальное все вам уже известно. Теперь перейдем к психологии и характеру.
    Как уже, наверное, стало ясно — я люблю выделяться. И чаще всего я делаю это своим внешним видом. Толпа? Не для меня. Ах да, по окончанию школы я закончила и с «эмо».) Остался Билл, рок и Анорексия.
    Я, модно сказать, человек творческий. Как называет меня мама: «человек пера». А творческие люди все со странностями.

    — Лис, да ты писатель!
    — я идиот. (с)

    Я, к сожалению, жестока. В отношениях. С той самой депрессии я не влюблялась. Я лишь играла. Играла с людьми, а они верили мне. Как верила я когда-то. Я делала больно. и делаю. Ненавижу себя за это, но и изменить не могу. Стерва? Нет. Я просто такая. Может, когда я вновь влюблюсь, стану вновь той доброй отзывчивой девочкой, нежной и ласковой. ну а пока.
    Кстати, Каратэ пришлось бросить. Из-за колледжа мне не хватало времени на тренировки.
    Я бисексуалка, девственница и бывшая (надеюсь и будущая, хотя. она в мозгу, а не в теле) анорексичка. Я глубоко несчастна, но крайне странна. Вы все еще хотите со мной общаться?:)

    ***
    Допилась.
    Время три часа ночи, я сижу с отцом, с которым всю жизнь вела войну и пью, разговариваю о жизни. Я всю жизнь не ладила со своим РОДНЫМ отцом, у нас не было взаимопонимания. Мы будто с разных планет, по разному мыслим. Он считает меня больной до мозга костей, одним словом сумасшедшей. Он всегда был уверен что я не должна была родиться. Что я ошибка природы, что я не человек. По-началу, в детстве, он не обращал на меня не малейшего внимания. Единственный момент, когда он высказался, был день моего рождения на свет. Его словами было: «Опять баба. «. Он хотел мальчика. И по всем показателям я должна была бать мальчиком, как он хотел. Но вот облом, родилась девочка. И не очень здоровая. Печалька, что сказать.
    До 11 лет ко мне не было никакого внимания. Прекрасно помню тот эпизод:
    Мне 5 лет, я бегу к папе с игрушками с криками:
    -пап, давай играть!
    А папа. не обращает на меня внимания. Будто его никто не звал, будто меня нет, будто я никто. Раньше меня это обижало, затем привыкла. Ко всему привыкаешь. Но в 11 лет он решил меня воспитывать. Началась наша «внутренняя война». Он не понимал меня, я его. Вечные конфликты, драки, истерики, срывы. Мы были на разных полюсах. его не было тогда, когда мне нужен был отец. А я отказывались помогать ему, когда просили привести\показать дочь. Он ссылался на то, что дочь серьезно больна, она не может, она сумасшедшая, она анорексичка. Это стало его отговоркой, это и послужило его печальным кредо. Его обвиняли в невнимательности к воспитанию, в доведении до такого состояния. Все считали что он виноват. А я. я радовалась. Наконец-то я попала в точку, наконец-то ему досталось. Но было только хуже.
    Он ненавидел меня еще больше. Именно благодаря ему я оказалась у врачей, в больнице. именно он доводил меня «своим лечением». Он хотел казаться в глазах окружающих лучше. Он хотел образцовую семью с лапочкой-дочкой, а получилась я: больная, странная, прущая против всех и каждого и всегда имеющая мнение не схожее с его мнением. Я была одна и он был один. Только совсем разные люди. совсем разные взгляды. совсем разные мысли.
    Мне было тошно от того, что характером, способностями и мышлением я пошла в него. Я готова была разбиться в лепешку, дабы доказать обратное, но все попытки лишь глубже доказывали нашу схожесть.
    А сейчас, сидя на кухне дачи в пьяном забвении я выложила ему все. Всю свою печальную и ****утую жизнь, на что мне был ответ:
    — я ненавижу тебя, Лис. Ненавижу лишь только за то, что ты такая. Не как все, ты странная, ты больная. И, к сожалению, это не лечится. А самое страшное, что за тобой идут люди. Ты ведешь их за собой. и лишь ты можешь приказать им сойти с этой дорожки ведущей в «никуда».
    Я доказывала ему что буду счастлива, что найду любовь, создам семью, надо лишь немного подождать. но его ответы по-прежнему царапали сердце: «Ты не будешь счастливой. Кому нужна сумасшедшая жена? Ты почитай свои стихи с точки зрения психологии. ты больная, Алиса. Ты не должна жить в этом мире. «.
    Вот что значит больно. Когда твой родной отец считает что ты не должна была родиться, что ты убиваешь людей даже не проявляя к этому хоть малейшего желания, хотя бы капельку. Ты хочешь показать людям как НЕ жить как я, а родной человек, благодаря которому ты появилась, считает наоборот.
    Больно. Страшно. Некрасиво.

    Идут дни, диеты, срывы. Все по кругу. Каждый день новое обещание и каждый день новый срыв. Все валится из рук, ничего не получается. Окружающие ждут от тебя чего-то нового, интересного, шокирующего. но только ты, уже, не можешь их ничем удивить. Лишь только если я похудею, я докажу им что могу. Что я могу все, что захочу, что я правлю этим балом. А пока. музыка выключена, а пары не кружатся в дивном вальсе. Нет, на моем балу играет рок и творится полный треш, но и там тоже тихо. Ничего нет. Есть только я и мое тело. Мое тело, которое меня так раздражает. От которого хочется отрезать все слоями, кусками, и становиться легче, прекраснее, тоньше.

    ***
    Несчастная любовь? Да что вы, просто я влюбилась в голубого. Да-да, я влюбилась в парня, который любит парней, спит с парнями, интересуется парнями. Больно. Нет, что вы, мы просто друзья.
    Как бы я не обманывала людей, как бы красиво и натурально я не улыбалась, внутри все равно все сжимается и грозится вырваться наружу. Будто все обрывается в один момент. А я. А что я, я как последняя дура чего-то жду, на что-то надеюсь. и просто дружу. Дружба превыше всего.
    . многие спрашивают меня, что я чувствую, когда влюбляюсь. ничего. Пустоту, отчаяние. я живу в ожидании очередного отказа, очередной насмешки в мою сторону. но сейчас все сложнее. Свои симпатии приходится скрывать, никому не открываться. Нельзя, нет, все сложно. Хочется просто упасть и разбиться.
    И эти нервы, слезы, страхи. они стимулируют меня к. еде. Булимия, вновь ты? Добро пожаловать. О, да ты с Компульсивом? Ну чтож, проходите, располагайтесь. Поесть? Да пожалуйста, все что угодно.
    И вновь мой желудок становится мусорным ведром, в который летит все, что попадается. Каждый день я выпроваживаю гостей из себя, но они возвращаются. Каждый день я обещаю себе покончить с этим, и каждый раз начинаю по-новой. Это какое-то отчаяние, падение вниз по касательной. Я просто закрываю глаза и ем. Ругаю себя, ненавижу, кричу, но ем. Ем и ем. А затем. О, слабительные, здравствуйте, друзья, у меня вас уже целая коллекция, какое бы выбрать.
    Очищение- еда — нервы — еда — очищение -еда.
    Возможно, в моей жизни есть и что-то хорошее, но я, видимо, не вижу этого, не замечаю. Раньше было легче, все было проще. а теперь, взрослая жизнь, все другое, все по-новой.
    Страшно ли мне? Да. Больно? Наверное. Суицид? Хватит уже. Худеть? Конечно же. ..
    Какой-то творческий кризис, будто силы иссякли, как у спортсменов под конец трассы, забега, маршрута. я умираю. Молча. Морально.
    Вновь со мной остаются только депрессия и Анорексия — мои вечные друзья. Я ненормальная? А вы еще сомневаетесь.

    «Это я замедлял, ускорял Ночь. Это я замедлял, ускорял День. «(с) Jane Air

    . Все зависит от выпитого. Все зависит от моего настроения. Алкоголь развязывает мне язык и, порой, я совершаю непоправимые ошибки.
    Помарка на помарке. И, мои любимые, конверты без марки.
    Я пишу Ей письма, но, к сожалению, а может и к счастью, Она не отвечает мне.
    Из дневника Алисы Madness:
    «. Куда ты пропала? Почему тебя больше нет со мной? Ведь ты обещала, что никогда не бросишь. Ты обещала дарить мне это счастье всегда! Ты врала мне? Где ты? Скажи, я найду тебя на самом краю Света, только дай мне надежду! Эти ужасные новые знакомые. Они уйдут, я прогоню их, обещаю, только вернись. Ты хочешь проверить меня? Хочешь чтоб мне было так же больно, как было тебе? Тебе удалось. Даже больше, чем ты хотела. Сколько это будет продолжаться?
    Я не могу остановиться, я продолжаю искать тебя везде. Но не могу найти. И внутри все так больно сжимается. Прекрати, прошу тебя, хватит! Дай хотя бы намек на свое присутствие. «

    «. Ты предала меня! Бросила, когда я в Тебе так нуждалась! Обманула! Просто молча ушла, будто тебя не было! Но я ведь помню Тебя! Помню, слышишь?! Я все помню! Твои тонкие руки, твою ухмылку, которой ты научила меня, твою ненависть к людям, не входящим в НАШ круг! Я помню твой осуждающий взгляд, твой шепот ночью, твои крики после очередного срыва. Зачем ты ушла. «

    «. Сегодня Ты приходила ко мне, я знаю. Я точно это знаю, потому что чувствую тебя. Ты стояла за моей спиной, такая призрачно бледная, с красными от слез глазами. Ты стала еще тоньше, еще прекраснее. Ты ненавидишь меня. Не слышишь моих криков, извинений. Но ты не можешь уйти от меня навсегда, правда. Я знаю, ты любишь меня. Любишь, да, очень любишь. А я обязательно верну твое расположение. Конечно верну. Ты только подожди немного, совсем чуть-чуть. Мы вновь будем вместе, ведь я твоя девочка-Анорексия. «

    Я честно пыталась. Пыталась, пытаюсь и буду пытаться. Ведь я люблю Ее.

    ***
    «-как думаешь, я худая?
    — нет, ты жирная.
    — а Антон сказал что я худая.
    — зачем ты тогда меня спрашиваешь?
    — мне интересно твое мнение.
    -потому что я двинутая на весе анорексичка?
    -ну. нет. «(с)
    Такие разговоры случались почти каждый день. В такие моменты я чувствовала себя либо членом жюри, принимающим девушек в модельное агентство, либо диетологом. Я не хотела чтоб все были худыми. Худой хотела быть я.
    Она вновь возвращается в мою жизнь, мелкими, неуверенными шажками она пробирается в мой мозг. В голове отдается стук ее каблуков по паркетному полу и разносится эхом по всему телу, мыслям. Она вновь наблюдает за мной, подсказывает что делать, помогает мне на пути к идеалу. Она укладывает меня спать и отбирает сон. Она помогает мне творить и убивает во мне всякие зачатки к творчеству. Она вновь за моей спиной.
    На этот раз Она внесла в мою жизнь новые, навязчивые идеи, желания. Я пытаюсь накормить всех. Все должны есть, они должны наслаждаться едой, никто не должен быть голодным. кроме меня. Мне нельзя есть. Я не должна есть. Это не для меня.
    Я вновь чувствую себя свободной и скованной одновременно. Эти противоречия доставляют мне огромное удовольствие.
    Больно. Это «больно» помогает мне не есть. Больно может сделать любой человек, но когда это делает тот, от которого не ожидаешь подвоха. Вот это на самом деле «больно». У меня пропадает желание есть, пить, радоваться, доверять. да и просто жить. В таком грязном и лживом мире, где в каждом, в любой момент, может проснуться тварь, эгоист и лицемер.

    «- ты будешь счастливой.
    — я буду тоненькой и хрупкой.
    — как сейчас?
    — нет. худее и тоньше.
    — ты больная.
    — значит я не буду счастливой. »
    «Болезнь? Нет. Посмотрите на меня! Какая болезнь? Вы о чем? Ваши диагнозы неправильны, а вы все шарлатаны!» — был мой вечный ответ врачам. Да и сейчас он остается прежним. Я не верю в то, что это состояние можно называть болезнью. Это моя жизнь. Созданный мной хрупки мир тонкостей и сигаретного дыма, торчащих ключиц и пустоты в желудке, больших глаз и тонкой кожи. Только в нем вечно холодно. Вечно.

    ***
    У меня вновь сыпятся волосы. Стоит провести рукой по волосам, как на тонких пальцах повисает небольшая прядь.
    «- Принцесса, ты так лысой останешься.
    — не, мам, не останусь. я куплю витамины.
    — ты опять хочешь заболеть.
    — нет, ты что, конечно нет. я просто хочу немного похудеть.
    — ты ела сегодня?
    — да. мы в кафе заходили. »
    Только она не знает, что в кафе я тоже не ем ничего и что до аптеки я никак не дойду. Просто не доходят руки. А если и дойду, то только за таблетками, подавляющими аппетит. Прости меня, мама.
    Просто ты не знаешь какой кайф я испытываю от вновь появившихся в отражении скул, от ощущения пустоты и легкости. Ты думаешь что выкинув очередные мои весы, ты спасешь меня от мыслей о похудении, как же ты ошибаешься. Это уже глубоко въелось в мозг и даже с помощью хирургического вмешательства Это не вытащишь.
    Одна из моих фобий очень глупая и. странная. Я боюсь, что когда-нибудь мне сделают лоботомию.
    Лоботомия – удаление лобных долей мозга, ответственных за само-осознание и за принятие решений. Разрушение лобных долей приводит к тому же эффекту. Распространена в США до конца 70-х как метод лечения шизофрении.
    Я просто боюсь, что стану овощем. ни на что не способным овощем.

    Яичница полетела в окно. Тарелки и сковорода грязные, шикарно. Консперация готова, ждем маму.
    — Алис, ты кушала? — этот удивленный мамин взгляд, будто она смотрит не на 18-летнюю девушку, а на годовалого ребенка, который сказал свое первое слово.
    — да, мам, я делала яичницу.
    — и все съела?
    — дааа. Такая вкусная была.
    Надеюсь бездомным собакам понравилось. Далее следует обязательное принятие таблеток, которые мне прописал врач. И только под присмотром мамы. Затем она ужинает, я пью чай, мы разговариваем, я даже улыбаюсь. Потом мы расходимся по комнатам и тут начинается жесть.
    От таблеток меня трясет. Я смотрю на свои фотографии и плачу-плачу-плачу. Так проходит, чаще всего, пол ночи. С перекурами на подоконнике. Ванильно, да. Только во время этих перекуров руки трясутся и фильтр сигареты еле-еле попадает ко рту. Обхватив его бледными губами сладко затягиваюсь, чувствуя как слезы стекают по щекам на подбородок и капают куда-то в пустоту.
    Я не могу засыпать без работающего телевизора. Может быть боюсь, а может это же привычка. На заднем плане работает любимый Дисней, а я метаюсь по кровати. Спокойствие приходит внезапно. и не на долго.

    Мой чокнутый перевёрнутый мир. Как-то все меняется обрушивая на голову все больше новой информации, красок, эмоций. И вроде бы люди замечают что стала другой. Потеплела, оттаяла. Влюбленность может изменить человека до неузнаваемости.
    «- ты худая. у тебя очень красивая фигура.
    — не достаточно красивая, для визуализации красоты моего внутреннего мира. «(с)

    Мне запрещают худеть окружающие, любимые мои люди. Мне больно их обманывать. При каждом отзвуке лжи, слетающем с моих губ, какая-то тошнота подкатывает к горлу, внутри все сжимается, но глаза. Глаза поддерживают меня. Они смотрят «сквозь». Я не люблю лгать. Я не люблю лгать родным и любимым, но по-другому , как вы уже знаете, этим балом править не получится.
    Когда я в очередной раз под банальнейшим предлогом отказываюсь от «птичьей» порции, просто за неимением аппетита на данный момент, у окружающих сразу закрадываются подозрения в очередной диете. Вот что значит репутация.

    «- девушка, у вас есть это платье на размер меньше?
    — вам в детском мире одеваться надо. «

    Я вновь ищу эти завистливые взгляды окружающих, я вновь горжусь тем, что толстые девочки с благоговением наблюдают за каждым моим движением, мечтая стать как я, но что же мешает мне наслаждаться своим превосходством? Сколько мне еще предстоит пережить, что достичь того призрачно маячащего идеала? Сколько людей мне придется еще обмануть? А сколько придется обманывать себя.
    В чем причина моего похудения? В любви к себе. Моя любовь к себе странная. Я ненавижу себя. ненавижу, потому что люблю. И хочу любви окружающих. Не просто хочу, а требую. Но любовь, чаще всего, не вечна.

    «-ты ничего не ешь. ты в туалет ходишь?
    — принцессы не какают. «

    Я никогда не любила математику, но почему моя жизнь крутится вокруг чисел? Калории, килограммы, сантиметры. Вечные подсчеты и слезы-слезы-слезы.
    Неужели в этом счастье.
    Мне кажется, порой, что даже в моих мыслях анорексия. Они истощены. Какой-то кризис. А эмоции. где они? Даже ссора с любимым человеком отдается во мне простой обидой и. все. Нет слез, нервов, истерик. Просто бессонные ночи, алкоголь и музыка. Истощена.
    И глаза уже не такие яркие. Потухли как-то.
    Она так глубоко засела во мне, пустила корни, отравила все что было внутри. Анорексия не оставляет ничего.Она очаровывает своими словами, костями. И ты уже у нее на строгом поводке, впивающимся шипами в шею. У тебя больше ничего нет. Нет эмоций. Нет чувств. Нет ощущений. Ты больше не ты. Ты лишился всего.
    Я думала что с Ней я буду счастливой. Что именно она поможет мне добиться всего того, о чем я так долго мечтала. А что в итоге. Я просто кукла в ее руках. Она управляет мной посылая какие-то непонятные импульсы. Она подчиняет меня себе.
    Но я не прошу о помощи. Она не разрешает. Я просто жду. Жду когда придет тот человек, который протянет мне руку и вытащит из этой пропасти, из которой возвращаются единицы. Я жду того, кто даст мне хотя бы нить надежды на спасение. Эту тонкую золотую ниточку, которая покажет верный путь в этой бесконечной темноте.
    Сидя ночью в комнате полной одиночества начинают давить стены. А я сижу и думаю о том, что я могла бы жить по-другому. Я могла бы быть нормальной, счастливой, не настолько безнадежной и потерянной. Я могла бы жить.
    А потом вновь приходит Она. Что-то шепчет мне сладким голосом, я внимательно слушаю, закрываю глаза и вновь теряюсь. Теряюсь наполняя своим сумасшествием каждую вену, каждую клеточку своего тела. Она во мне. Я принадлежу ей.

    Вы сравниваете себя с кем-то? С какой-нибудь звездой, подругой.
    Я делаю это везде. Я сравниваю себя со всеми окружающими, проходящими мимо, мелькающими в телевизоре.
    Я всегда мечтала стать известной, знаменитой. всегда мечтала об этой красивой жизни, пафосе. как-то не складывается, наверное. Может не судьба, а может все впереди. Раньше я верила что именно Она поможет мне добиться вершин, тех заоблачных далей. я ошибалась.
    Я чувствую себя чужой в своей семье. Будто. я не отсюда. Они не понимают меня, я их. мы слишком разные, мы слишком непохожие внутренне. У нас разные приоритеты, вкусы, взгляды на жизнь. Я хочу свободы, а они хотят держать меня под крылом. Я хочу неформальства, славы, рока и худобы. они хотят сделать из меня тихую серую мышку. С этого и начинаются наши проблемы.

    «- в кого же ты такая пошла?!
    — сама задаюсь тем же вопросом. »
    «- это некрасиво. ты страшная!
    — оффнись. «

    Я люблю быть одна. сидеть около окна, курить под монотонное тиканье часов и просто думать, о чем-то мечтать, наблюдать. в эти минуты я чувствую себя спокойной, умиротворенной. Но. обычно в эти минуты приходит Она:
    — что ты ела, толстуха?
    — я съела маленькую плитку шоколадки и яблоко.
    — ты ела шоколад?! Жирная тварь!
    — не надо кричать, пожалуйста, не злись.
    — это ты виновата, ты доводишь меня, ты опять жрешь!
    — я больше не буду, я буду хорошей!
    — захлебнись своим жиром, страшилище.

    Затем Она уходит оставляя меня наедине с собой, а ее крики эхом отдаются в моей голове. Она права, я вновь сорвалась, я ничтожество.

    Во мне живет две Алисы. Одна хорошая, а другая плохая. Одна мечтает о любви, семье, счастье. а другая мучает себя диетами, красит волосы в самые дикие цвета, слушает рок и, сейчас ооочень редко, употребляет легкие наркотики. они живут во мне, постоянно борясь за место ведущей. плохая Алисы выигрывает чаще.
    Я часто слушаю как они спорят, разговаривают между собой. наверное у меня раздвоение личности.
    Мне нравится смотреть как люди едят. Это смешно. И от этого у самой пропадает аппетит. Я вообще, в последнее время не могу есть нормально. Я ем, но маленькими порциями, по чуть-чуть. больше не влезает. Мне легче пить. Я люблю пить. А еще больше я люблю выпивать. От выпивки хочется меньше есть, голова кружится уже не от голода, а от эйфории легкого опьянения. и я смеюсь-смеюсь-смеюсь. Только в такие моменты я бываю настоящей и искренней. Не такой холодной и странной. Я просто становлюсь той, хорошей Алисой.
    Все считают, что мои странности — это обратная сторона творческой личности. Так сказать минусы жанра. Но. ведь не все творческие люди такие? Ведь бывают вполне нормальные. Я не считаю свои произведения гениальными, красиво написанными. В силу своей самокритичности я считаю свои творения убожеством, которое неинтересно читать. Но в этом вся я. Лишь буквами, на экране или на бумаге я могу выразиться, излить душу, рассказать все как есть. Моя вывернутая наизнанку душа. Мои переживания, страхи, эмоции. Я не умею самовыражаться по другому. Да я и не хочу по иному. Я нашла себя в этом так же, как нашла себя в Анорексии. А может. это Она нашла меня.

    ***
    Карие глаза. Я всегда влюбляюсь в людей с карими глазами. Этот раз не исключение. Цвет — темный шоколад, мое кредо. Вы когда-нибудь влюблялись в глаза. Эти карие глаза везде. в мои стихах, в моих мыслях, в моих любимых. Наваждение. Печальная история.
    У моей Анорексии тоже карие глаза. такие темные и прожигающие насквозь. Такие умные и печальные.

    Из дневника Алисы Madness:
    «. Скажи, зачем? Зачем ты мучаешь меня. Почему именно я. Почему ты остановила свой выбор на моей нелепой и скромной персоне. И объясни. почему я готова даже в снегопад и буран выбежать на улицу в одних шортах и майке и побежать искать тебя по этим заснеженным, будто мертвым, улицам, переулкам, дворам. За что ты сводишь меня с ума. «

    Ночь. Ветер. Холод, пробирающий до мозга костей. Конец лета. Деревня. А я, в пижаме, выхожу из дома, затем за глухой деревянный забор и иду. Куда-то. Неоознанно, я просто знаю что должна идти. Сигареты. Много сигарет. Пол пачки разом. Тяжелые Lucky Strike. Идти.
    Луг. Звезды. Мои синие губы, влажная от росы трава. Лежать разглядывая небо и ни о чем не думать. Отключиться от этой реальности. Уйти в себя и соединиться с небом. Я знаю, это Она привела меня сюда. Она часто толкает меня на странные поступки. будь то что-то опасное, с обязательным выбросом адреналина. Или жестокое алкогольное опьянение, от которого не то, что думать, идти-то еле можешь. иногда она бывает нежной, но чаще я застаю ее жестокой и безжалостной. Не принимающей отказов.
    Экран садящегося телефона показывает уже четвертый час утра. Пижама насквозь мокрая, волосы прилипли ко лбу и щекам, глаза болят. А я продолжаю лежать. Сейчас бы чашечку кофе, или задушевный разговор с кем-то из близких. а лучше всего прижаться к всегда теплому, моему ласковому мальчику. Но я здесь одна. Никого вокруг. даже сверчки уже не издают своих забавных надоедливых звуков. Тишина.
    Она здесь. я чувствую. Она сидит за мной проводы рукой по моим мокрым волосам и улыбается. Она вновь победила, я вновь поддалась ее воле, ее мимолетному желанию. Я проиграла.

    . Не бывает всегда хорошо. Жизнь — она, ведь, полосатая. За белым следует черное, за черным белое. Моя жизнь — не исключение. Я просто забылась, захлебнулась счастьем и не успела подготовиться к этим ударам в спину. Все в миг изменилось и обрушилось, все полетело вниз, окрасилось в черный. Было больно, одиноко и холодно.
    Даже Она ушла, дала насладиться счастьем, попрощаться с уходящим летом. но когда все закончилось, она не вернулась. Она оставила меня наедине с собой и своими проблемами. Одну на этом перекрестке дорог, ведущих в никуда.

    «- у тебя идеальная фигура, тебе не нужно худеть, парням не нравятся кости! Это я тебе как лесбиянка говорю.
    — кости нравятся мне, а остальное — не суть. «

    «- Алис, да у тебя опять щечки начали появляться! Наконец-то!
    — убей меня, прямо здесь и сейчас. «

    . Где эти «друзья», которые так громко заявляют о «настоящей дружбе»? Почему их нет рядом, когда они мне действительно были нужны? Я вновь борюсь одна с этими страхами, слезами, проблемами. Я просто нуждалась в поддержке, в какой-то теплоте и банальных словах утешения. Но никто не пришел. Никого не оказалось рядом.
    . Осенняя депрессия. Это апатичное состояние никогда не посещало меня осенью, я считала это каким-то мифом, вымыслом, самовнушением. И только столкнувшись лицом к лицу я верю в это потерянное состояние внутреннего мира. Такого шаткого, что каждый день приходится удерживать равновесие и не падать, потому что будет больно.
    Неделю, каждый Божий день, ко мне заглядывает Компульсив. Он «лечит» меня. «Вытаскивает» из этой серой дождливой жизни. Он считает, что еда принесет мне радость. но она лишь глубже загоняет меня в отчаяние, вызывает ненависть к себе и своему слабоволию.
    . Идут дни, часы, минуты, а Она так и не вернулась. Ее нет рядом со мной, она не держит меня за руку, не шепчет на ухо ласковые слова, не кричит на меня за каждый съеденный кусок. Я вновь копаюсь в себе ища минусы, ненавидя себя все больше и больше. Во всем виновата лишь я. Я и никто другой. Я — никто.
    Я постоянно о чем-то думаю. И все мои мысли — не самые радужные. Точнее совсем безрадостные. Хочется просто закрыть глаза и отключиться. Спать без цветных снов до того момента, пока все не наладится само собой. Но, к сожалению, столько спать невозможно, а проблемы сами не решаются. Приходиться продолжать это никчемное существование в вечной борьбе с собой, в поиске Ее, которой нет нигде. Она, ведь, даже не попрощалась.
    И вновь этот страх, что Она ушла на совсем, что Она больше не придет. Вновь это отчаянное желание похудеть, новые поиски новой диеты, это смакование фотографий худощавых девушек с выпирающими костями. и, как всегда, слезы.

    — Лис, что с тобой. У тебя голос грустный.
    -. Мне нельзя оставаться в одиночестве. Я начинаю заниматься самоуничтожением.

    «- давай, поешь. ты болеешь, тебе нужно есть.
    -ты будешь страшной и толстой! Толстухи не нужны никому, их унижают и презирают!
    -иди выпей чаю и ложись спать, завтра новый день, завтра будет легче.
    — все вокруг тебя — сплошные уроды и эгоисты, не верь им, они никто в твоей жизни. Не слушай их, живи как нравится тебе. В своем алкогольно-сигаретном забвении. »
    Вечная борьба внутри продолжается. Плохая Алиса и хорошая вновь спорят. А победа остается за депрессией. Она сегодня правит. Никто не смеет идти против ее воли. Она — королева, а я — жалкий крестьянин, выполняющий приказы. Я живу как нужно ей, так безрадостно и серо. И все еще надеюсь и жду, что когда-нибудь кто-то вытащит меня из этой рутины холодных дней наполненных пустотой.

    ***
    «. осень,как самая развратная женщина
    приставала ко всем одушевлённым и не очень.
    стригла дни в каре.ей,видно,делать нечего.
    и наращивала пасмы каждой ночи.
    заставляла ошибаться в чужих спинах.
    и искать в них лишь тебя,вы подружились?
    она меня нехило изменила.опять накрыло.
    чай мимо кружки — несомненно,очень мило. «(с) Белинда Наизусть

    С каждым днем все хуже и хуже. Эта осень не похожа на те, предыдущие, когда идешь по улице, а под ноги тебе падают разноцветные листы с деревьев. будто разукрашенные детскими красками. Когда стараешься запахнуться в пальто, дабы было не так холодно и ветер не лез за ворот. И вечные руки в карманах.
    Когда все так романтично-грустно. С хрустальными капельками дождя на окнах — природа прощается с радостным, улыбчивым летом.
    Эта осень не похожа на те, предыдущие. Эта осень окрашена темными красками, с пугающими полутенями не только на улице, но и под глазами. С кашлем от которого в груди становится больно. С сигаретами на перерывах, так, чтоб меньше нервничать. И каждый день новые проблемы. Такие нерешаемые и загоняющие в угол. Хочется просто спрятаться куда-нибудь и не выходить. Так будет спокойнее. Так безопаснее.

    «моя привычная ночная терапия —
    ладонь ко рту в желаньи застрелиться.
    ты расскажи мне там про волны,про дельфинов.
    киты как умирают. — в помощь птицами. » (с) Белинда Наизусть

    А любила ли я? Ну хотя бы раз в своей жизни? Ведь я так же, как и все громко кричала о чувствах, которых, по сути и нет. Настоящая любовь не проходит. как аллергия.
    Моей первой влюбленностью, а может и любовью, был один парень. думаю имен не стоит называть. Не будем показывать пальцем. С него и началась моя анорексия. С ним и ушло мое беззаботное детство наполненное сладкими грезами и вечной весной с поющими птицами. Год отношений, глупой игры в любовь, а затем болезненное и тяжелое расставание. Та депрессия, анорексия, наркотики и вечная апатия.
    «-Ты апатичная.
    — в смысле?
    — как будто мертвая. «(с)
    Было просто больно и страшно. Самой больной любовью в моей жизни был, остается и, боюсь, будет любовь к кумиру. Нормальные люди не влюбляются в картинки, обложки, голос. я, своего рода, тоже ненормальная. я влюбилась в глаза. я всегда влюбляюсь в глаза. и всегда исключительно карие.
    Вторым моим недолгим увлечением был мальчик-репер из соседнего района. Это было забавно. Уже тогда я отличалась исключительной жестокостью к выбранным «игрушкам». Теперь мы играли по моим правилам. Мы ходили за ручку, целовались. Он надоел мне быстро и без зазрения совести я рассталась с ним.
    Дальше снос крыши. Отношения с девушкой. Отношения длились месяц. Месяц я мучала несчастную. она любила, а я просто развлекалась, получала удовольствие и ни о чем не задумывалссь. Ее я тоже бросила. Я кричала о любви к ней, плакала, даже была истерика и скорая. но все это было не настоящим. Каким-то пластмассовым.
    Год без отношений. Год одиночества и полной свободы. Отвязный год отношений на один день, просто чтобы послушать комплименты, получить пару поцелуев и разбежаться.
    А этим летом случился Он. Знакомы мы были давно. Где-то на подсознательном уровне он нравился мне, сильно, но я систематически отнекивалась от очевидного, отгоняла от себя всевозможные мысли. Мы были просто друзьями. До поры до времени.
    Сейчас мы тоже просто друзья. Мне больно, ведь я хочу быть с ним чем-то большим. Но судьба распорядилась иначе. Поэтому как всегда натягиваем на лицо дежурную улыбку, прячем глаза за темными очками и вперед, в новый день, который, наверняка, принесет еще больше проблем.

    ***
    В моей душе давно уже осень…
    Как перевернутая цифра восемь…
    Тьма пробиралась сквозь древесину пахучих сосен…
    Осень…
    Давно идут бесконечные дожди…
    Ты лучше меня не жди…
    Не приду, веришь.
    Ночами ты шептал мое имя, просил вернуться…
    А я так боялась соленой водой из глаз захлебнуться….
    А может ты просто бредишь.
    На перекрестках под дождями слезы глотала…
    Меня не ждут в Стране Чудес на чай, я это знала…
    Какие-то нелепые молитвы шептала…
    И упорно идти продолжала…
    Босиком по мостовой…
    Он теперь твой…
    А ведь ты когда-то был мой….
    Выучила тебя как в школе алфавит….
    Знаешь, а сердце ведь до сих пор ноет и болит…
    Иногда мне кажется, что на меня падает мой серый город…
    Ангелы кидают с дождем слезы мне за ворот…
    А я все жду тебя обратно, мило…
    Ты просил чтоб я забыла…
    Замыла, застыла, убила…
    Но все так уныло…
    Моя ненавидимая осень…
    Бульвары с чертовой проседью…
    Сигаретный дым…
    Мы опять этой ночью не спим…
    Стоим на балконах, каждый у себя дома…
    И как паровозы дымим…
    Свалим на нервы…
    Этот день в одиночестве уже не первый…
    Но ведь упорно в трубку молчим…
    Да, в принципе, и в реале определенного ничего не говорим…
    Не замечаем друг друга…
    Кто-то незнакомый в контакте мне дарит подарки…
    А я, засыпая, обдумывала жизни помарки…
    В метро с утра опять давка…
    Написав письмо забавно подпишусь «Твоя Малявка»…
    И отправлю его тебе по ветру…
    Запру свое сердце опять в тесную клетку…
    Мне пора спать….
    А перед сном опять свои ошибки посчитать…
    Твои бы мысли прочитать…
    А о своих тактично умолчать…
    В моей душе осень,
    Перевернутая цифра восемь,
    Бесконечные дожди…
    А ты лучше меня не жди….»(с) Алисия Франц «Дожди»

    -уходи.
    -нет, дорогуша, ну же, съешь еще, тебе же грустно. сладкое поднимает настроение.
    Компульсив. Туалет, вновь компульсив. Отработанная схема: младший гулять, бабуля в магазин, родители на работе. Квартира в моем распоряжении. Пересоленная вода с содой, два пальца ногтями царапающие глотку, слезы градом катящиеся по щекам и мечты о прекрасном. И о Ней, моей прекрасной костлявой нимфе.
    — мы еще встретимся с тобой, родная. слышишь, Ана. Обязательно встретимся. (с) Алисия Франц

    ***
    Раз, два. Вперед. Сжимая зубы до боли, руки в кулаки, до побелевших костяшек. Три, четыре. Не смотри на них, не смотри. Голова опущена. Я чувствую их взгляды, черт возьми! Пять, шесть. Дышать, глубже. Терпеть, дальше. Шаг за шагом их все больше. Нервы-нервы-нервы! Семь, восемь. В наушниках громко кричит музыка, я скоро оглохну, но главное не слушать их, не слышать, их голоса взрывают мозг, а обилие отголосков заставляют нервничать еще больше. Так, вроде отпустило. Девять, десять. Лишь одно прикосновение выводит из равновесия, всего лишь случайное и не преднамеренное, но ноги грозятся подкоситься, резкий рывок и я, будто ошпаренный, отпрыгиваю в сторону устремив на неизвестного пронзительный взгляд голубых глаз. Неизвестная. Широко распахнутые зеленые глаза, кажется она не ожидала такой реакции, губы зашептавшие извинения. Отводит взгляд. Что, страшно? Правильно, беги, дорогуша, быстрее. Снежный принц не любит людей.

    Мое второе Я мужского пола, как ни странно. Это абстрагированный от общества, холодный, изнеженный, снежный мальчик. В его мире всегда царствует зима. Его героем является Снежная Королева. И он не любит прикосновений. и Она не любила их.

    Тянуться к теплу, к солнцу. Трогать выпирающие косточки до боли холодными руками, тонкими пальцами, а потом раздирать кожу ногтями, в кровь, в слезы, в хлам. Здесь еще остался этот жир! Крики, истерика.
    Перемотка. Мое сознание сыграло злую шутку совместив во мне две совершенно разные натуры, два разных человека. Каждый день я узнаю о нем все больше и больше. Я разговариваю с ним, он со мной. Я сошла с ума.

    Прячась в ледяном коконе депрессии я уже не замечала как худела. Потребность в еде, как способ к существованию, отошла на задний план. Мне было все равно. Вставая на весы я не радовалась убывающим килограммам. А уходили они стремительно. Меня мучали другие, страшные и непонятные вопросы. Они не давали спать ночью, не давали сосредоточиться, не давали мне жить. Моя жизнь больше не крутилась вокруг похудения. Она не крутилась вообще. Все было однообразным, серым, приторным, монотонным. Каждая улыбка казалась мне наигранной, каждое слово воспринималось как ложь, а на каждый взгляд хотелось ответить грубостью.
    Встряска. Лишь она помогает выбираться мне из этой затхлой апатии. Лишь она возвращает мне эмоции, краски, чувства. Встряска была болезненной, со слезами, истерикой, бессонными ночами и пачками сигарет. Он бросил меня. Бросил в конец растоптав и унизив. Задев самое больное, что только мог. Мой вес. Мою фигуру. Мою ненависть к себе. Но. такие слова мне были сказаны впервые.

    «- это отвратительное зрелище!
    — чем тебя мои ноги не устроили?
    -они худые. до отвращения. «

    Горечь и боль. Слезы, истерика, курение на балконе в шортах и майке. Бесконечное одиночество и непонимание в глазах близких. Потерянные радости, убитые чувства, разбитое сердце. Боль и. жажда мести. Моя месть до одурения странная. Мне захотелось доказать ему, что бывает и хуже. Бывает костлявее, худее. И я смогу это! Я доведу себя до столь плачевного состояния, что он поймет — лучше бы я молчал.
    А тем временем вес опустился до 43 килограмм. Три килограмма до совершенства, созданного в моем больном сознании идеала. Теперь 40 кг для меня — это лишь первый порог, через который я планирую переступить. Моя новая цель — 35 килограмм. А затем — тотальное уничтожение.

    ***
    Агрессия. Она так едко въедается в мозг, все время хочется на кого-то наброситься, оскалиться, ударить, кричать. Когда все происходящее и, просто напросто, находящееся вокруг раздражает до нервной дрожи. Искусанные в кровь сухие губы, сжатые кулаки, разговоры сквозь зубы, чтобы хоть как-то сдерживать рвущегося наружу зверя.
    Он оказался другим. Август — это озлобленный, ледяной мальчик ищущий в каждом слове и взгляде подвох, в каждом человеке какое-то пятно, которое обязательно вытащит наружу. У него нет талантов, он умеет только красиво унижать и насмехаться, жить в свое удовольствие, наслаждаться собой и копить злость. У него на все найдется ответ. И он сильнее меня.
    Вес — 42 кг.

    «- ты изменилась.
    -зато ты, как я погляжу, не меняешься. Каким был дебилом, таким и остался.»

    «-мне срать кому там весело, я эгоист.
    — ну и сиди один.
    — я не один. Я никогда на бываю один. На это есть свои причины.»

    Когда вокруг все плохо, он выходит наружу, завладевает сознанием и моим телом. Я не люблю его, он злой. И все окружающие относятся к нему непонимающе, ему никто не нужен и он тоже.

    «- со мной сейчас говорит не Алиса. Со мной дерзкий Август беседу ведет.»

    Все не любят меня. Они считают что Я — нахлебник в этом теле. Что я не существую, что я здесь никто. Они думают, что я пришел в определенный момент и мучаю ее. Но ведь это не так, я просто спал, до определенного момента, до эмоциональной встряски. Я тоже личность и я тоже живой. Моя озлобленность — способ защиты. Моя дерзость — манера разговора, привитая мне обществом. Я не могу по-другому. Я защищаю нас, хотя, по сути, я эгоист.
    Жить в вечной борьбе за выживание, неизвестно когда в следующий раз я увижу этот свет. Создавать вокруг себя напряженную обстановку, чтобы не успокаиваться ни на минуту, вот мой способ существования. Я не плохой, просто люди воспринимают меня таким. А мне просто хочется жить.

    » — ты скоро совсем исчезнешь, тебя уже ветром сносит.
    — тотальное уничтожение. «

    41,5 кг, цель почти рядом, я могу потрогать ее в виде своих выпирающих костей, сужающихся ляшек. Люди считают меня сумасшедшей, я де считаю себя счастливой. Ее все еще нет со мной. Она не приходит и сейчас, но я не останавливаюсь и не опускаю руки. Борьба за Нее, борьба за себя, за жизнь, за чувства, за тепло. До боли холодные руки и горький привкус кофе во рту. Сигарета в тонких пальцах на перерывах, а после бегом домой, дабы никто не видел моих слез от непонимания оных. Неразрешимый внутренний конфликт двух я. Совершенно разные люди в одном теле, каждый со своими мыслями и стремлениями. За красивую жизнь, друзья.

    ***
    «Держись за воздух, чтоб не падать»(с)
    Считая шаги двигаться по улице, голова кружится, мышцы в каком-то странном состоянии, будто отрофированы, каждое движение отдается в и без того больную голову. Эти мигрени меня убивают, черт возьми!
    Раз, два, три, пять, десять. Дождь размывает макияж на лице и уже видно ту болезненную бледность, скрытую тональным кремом. Мысли собранные в кучу, перемешанные, как коктейль в блендере. Легкие устают пропускать через себя воздух с сигаретным дымом, а желудок скручивает от пустоты.
    Он накрыл меня неожиданно. Прямо посреди улицы. Резкое состояние легкости, чувства, будто сейчас взлетишь, ноги становятся ватными, а руки похожи на фруктовую детскую жевачку, невесомость. Только закон тяготения не обманешь, глазами вижу приближающийся асфальт, а мозг все еще в нирване. Он не осознает что я вступила на проезжую часть и вот-вот потеряю сознание. Впрочем чего бояться? По правилам всех должны пропускать и я хоть уснуть могу на этой зебре. Но правила существуют, чтобы их нарушать, помните? Может он куда-то спешил, а может он просто нетерпеливый, поэтому и решил никого не пропускать.
    В такие моменты, будучи на волосок от смерти, начинаешь понимать насколько дорога жизнь, как сильно хочется остаться здесь. Он просто успел вовремя нажать на тормоз. Опять же вопросы «а если бы. «. А если бы не успел? Как, иногда, может изменить жизнь всего лишь какая-то секунда, какой-то шаг, движение, а, порой, и вовсе может привести к необратимому. Толчок в бедро и вот он, асфальт. Неприятные ощущения от ушиба возвращают в реальность. Я жива! Я сижу на мокром асфальте в белых джинсах, на бедре по-любому будет большущий синяк, какой-то шок, но я жива!
    — Боже мой, девушка, простите меня, прошу Вас, простите! Вы в порядке? Давайте я вызову скорую!
    Состояние шока все еще не отпускает меня, слова застряли где-то в горле. Он помогает мне подняться на ноги.
    — нет. не надо, все нормально.
    И едва ли не бегом я пускаюсь к злосчастной маршрутке. Нападает колотун и эти глупые слезы, я ненавижу плакать, в последнее время. Дорога до дома занимает 5 минут, таким же бегущим темпом я залетаю в квартиру, все тот же шок сковывает рвущиеся наружу эмоции. И только когда закрывается входная дверь, они находят выход. Трясет то ли от холода, то ли от страха, головная боль усиливается, ноги подкашиваются, а из меня вырываются только прерывистые всхлипы.
    Перемотка. Вроде успокоилась. Чай с имбирем и все уже не кажется таким ужасающе страшным. Сон спасает от всего, после нервного окончания дня в него так легко погрузиться. Даже думать ни о чем не хочется, просто какое-то моральное истощение.

    «-ты такая худая, скоро кирпичи нужно будет привязывать к ногам. «

    «- пойдем в кафе?
    — нет.
    — почему?
    — ты дура? Я не ем.
    — будешь пить.
    — пожалуй я в кофейню схожу.»

    «- что ты ешь?
    — я забываю поесть. Да и не хочется. Моя еда — это кофе и эмоции человечества. Что еще для счастья надо. «

    ***
    Я ненавижу тебя, Август. Ты забираешь у меня все, что дорого мне. Ты портишь все, что мне нужно. Ты отравляешь мне жизнь, как же я хочу, чтоб ты ушел! Пожалуйста. не забирай у меня Его. не пиши ему. Я так боюсь его потерять.

    Ахахахаха, черт возьми, ты такая смешная, глупая и наивная! Жалкая, слабая и никому не нужная! Думаешь все будут защищать тебя?! Не надейся, дорогая, когда-нибудь всем это надоест и ты останешься совсем одна! А в этом мире выживают только сильные личности! Делай выводы, куколка, недолго тебе осталось.^^

    *** «Чтобы чувственной быть, ей нужна сигарета. «(с)

    По количеству сигаретных окурков, валяющихся на лестничной клетке вокруг меня, можно написать целые истории. Кто уходит из моей жизни, кто-то приходит. Кто-то бросает, а кто-то просит вернуться. Вокруг водоворот, круговерть событий, каждую минуту что-то происходит. А я пережила очередную апатию. Глубокую депрессию. Итог: изрезанные руки, голодовка, затянувшаяся надолго, расшатанные нервы, рецидивирующая анорексия и тотальное одиночество. И, вроде, вокруг столько людей, они переживают. а я одна.
    И в толпе можно быть одинокой.
    Наркотики, слезы, истерики, Август, предательства, обман, боли, болезни, рисунки на стекле и вопросы без ответов. Проблемы с желудком, сердцем. Я намертво привязываюсь к людям. не вылечивается.

    ***
    Может слишком много мечтал. После высокого полета наполненного каким-то ватным, мягким счастьем. Иллюзия. Больно было падать. И это послевкусие горькое. плевать.
    Просто. было что-то. Незабываемое. Не проходит. Ломает крышу, на голову падает штукатурка, крошит мозг, ломает ребра. Очень мило.
    Стоять на балконе с подругой — пачкой сигарет. Парламент, надоел уже, но на автомате курю только его. Его все курят. И Он, наверное.
    Ветер играет волосами, веселится, дует в лицо. а я в одной лишь майке мерзну. Так легче, когда зуб на зуб не попадает. Заглушает как-то. Но возвращаясь в тепло квартиры ноги подкашиваются угрожая падением. Яркий свет в глаза. ненавижу эти лампы. Легкие болят. Слишком много сизого дыма. Так будет легче. Меньше нервов, меньше стресса. не удалось как-то. Руки сводит дрожью, даже писать тяжело. Рой вопросов в голове: «За что?», «Зачем?», «Почему?». Вопросы заданные в никуда. Так и повисли в воздухе оставшись без ответа. К сожалению.
    Самобичевание, немая истерика, слезы. Эти соленые теплые слезы обжигающие кожу, горячими дорожками спускаются к подбородку, стекают по шее. Давно не испытывал это щекочущее ощущение бегущих по коже хрустальных капель из глаз. Глотать их закрывая глаза. В давящей тишине и сдавливающем одиночестве темной квартиры. Призрачно маячащий свет с кухни, как путеводный огонек. Сворачиваю с курса. Вновь к балкону, чирканье зажигалки эхом отскакивающее от безжизненных стен и вновь ломаю хребты иллюзиям спокойствия. Слишком сложно.
    Как-то уносит. Слова на ветер. Так будет лучше, так будет легче. Вдох-второй. Задержать воздух с дымом как можно дольше. Эта игра со смертью, медленное самоубийство. Медленный выдох. Перемотка. Головокружение. В забвении закрыть глаза, понадеяться, наивно, что все просто оказалось сном. Ущипнуть ледяными пальцами за бледную кожу. физическая секундная боль, а потом ноющий эффект. Оставшиеся следы на коже. Нет, реальность.
    Слова в глубокую ночь, выключаю свет и завернувшись в одеяло создаю иллюзию жизнь. Еще одну. Вновь в своем мире. (с) Августин Латковский
    «Когда умирает любовь звезды падают чуть-чуть чаще. Больно, вообще. «(с) Jane Air — Новый день

    ***
    Мне столько человек говорили, что я сильный. Что я должен бороться, что я все смогу. Но жизнь показала мне обратное. Я опускаю руки. У меня нет, больше, сил. Когда все вокруг рушилось, я был слепым. Я ничего не замечал, продолжая верить в сказку. Я уверял себя в том, что все будет хорошо, так должно быть, ведь всегда, в конце, happy end. Я так ошибался.
    И вот, стоя на развалинах своего счастья, на руинах, построенного в моем подсознании, счастливого мира, я роняю в никуда слезы и смотрю в пустоту. Вокруг темно и тихо. Ничего не осталось, кроме воспоминаний, до боли сжимающих сердце и выдавливающих через глаза последние соки.
    А я, по-прежнему, чего-то жду. Мои холодные пальцы сжимает только колючий ветер, за костлявые плечи обнимает лишь тишина и давит-давит-давит, опуская вниз, на землю, чтобы стало еще холоднее.
    Наверное так становятся реалистами. Видимо так взрослеют. Больно, страшно, в гордом одиночестве, без права на спасение.
    Но я, в надеждах, все еще тяну руки к небу, продолжая кричать, просить о помощи, даже не догадываясь, что это небо внутри меня.
    А, ведь, Новый Год считается волшебным временем. Может я, опять, какое-то исключение из всеобщего правила. Прочерк.
    Я все время теряю тех, кто любим и близок. Я постоянно делаю ошибки. Каждый мой шаг не туда. Каждое мое слово и движение отдается болью в душах людей, которые для меня многое значат. А я. я вновь слеп, чтобы заметить это, чтобы просто замереть и не двигаться. Даже, лучше, и не дышать.
    38 кг 700 грамм. Как всегда, когда все плохо, я отказываюсь от еды. Я проигрываю самому себе, медленно убивая физическую оболочку. Ведь тело должно соответствовать душе. Мой внутренний мир истощен. И я истощен.
    Когда теряешь все, за что боролся, ты теряешь себя. Страшно жить, не имея смысла. Просто плыть по течению, даже не зная куда тебя принесет. Но, как-то, уже и все равно. Ты не видишь своего будущего, тебя убивает прошлое, ты умираешь в настоящем.

    ***
    О нас не напишут книги, песни, стихи.
    Нам не посвятят памятники и наши имена не дадут названиям театров.
    Про нашу жизнь не снимут киноленты, короткометражки.
    Но наша история навсегда останется в наших сердцах и в памяти близких, тех, кто остается рядом, не смотря ни на что. Настоящих.
    Как по нотам играет наша мелодия жизни. Слова вплетаются в музыку, еще долго отдаваясь ласкающим слух эхом от серых стен окружающего нас мира. Давай раскрасим его яркими красками.
    По лестнице в небо, крепко держи меня за руку, я боюсь оступиться и сорваться вниз. Пожалуйста, люби меня. Пожалуйста, спаси меня.
    Чувствовать твое тепло, находясь даже за тысячи километров, знать, что ты рядом, что ты не оставишь. И я, уже, не боюсь этого вечно гнетущего одиночества, которое так больно давило на плечи, заставляя сгибаться под тяжестью однообразных будней, задыхаться в собственной несостоятельности, просить о помощи совершенно глухих людей, хотя сам оставалась немой, падать на колени перед тишиной, режущей слух, и набивать очередные темные синяки на бледной коже, каждый день разрезаемой острым лезвием реальности.
    С твоим приходом все изменилось. Больше не рушаться стены подсознания и созданного, там, хрупчайшего стеклянного мира с морозными узорами на ледяных окнах. Там снова светит зимнее ласкающее солнце, даря надежду на будущее. Теперь нас двое.
    У меня, вновь, начинает появляться желание жить, к чему-то стремиться, тянуться.
    Наверное я нашла свою сказку.

    ***
    . Эти ночи с тобой. Они как отдушина, как лекарство для исстрадавшейся души. Ты принимаешь меня такой, какая я есть. С моей анорексией, болезнями, нестабильным психическим состоянием. ты защитишь меня. Твои слова, твои эмоции. ты рядом, я знаю. Ты заставляешь меня улыбаться, ты даришь мне надежду. Пожалуйста, не уходи. Твоя Девочка — Анорексия.

    www.proza.ru