Анорексия среди моделей

Для зарегистрированных пользователей

Анорексия. Обратная сторона индустрии моды

В августе прошлого года уругвайская модель Луисель Рамос скоропостижно скончалась от сердечного приступа пря­мо за кулисами нью-йоркского показа мод. Выяснилось, что 22-летняя девуш­ка перед тем, как выйти на подиум, не­сколько дней не ела вовсе, а до этого «приходила в форму», сидя на одних овощах и диетической коле. К сожалению, это не единственная жертва анорек­сии в индустрии моды. Примерно в то же время от истощения погибли еще две манекенщицы. Индуст­рия в долгу не осталась — устроители мадридской Недели моды (пятой в мире по значимости) объяви­ли, что больше не допустят к работе девушек с ин­дексом массы тела ниже 18 (норма для здорового че­ловека — 19-24,9). Менеджмент нью-йоркской Неде­ли моды вот-вот введет похожие ограничения.

Большинство современных девушек, стремящихся похудеть любой ценой, не имеют никаких оснований для комплексов от­носительно своей внешности в целом и веса в частности. Но наша самооценка непозволитель­но сильно зависит от образов, транслируемых средствами мас­совой информации — начиная с глянцевой прессы и телевиде­ния и заканчивая интернетом и наружной рекламой. В эпоху весьма размытых представлений о добре и зле повышенным спро­сом пользуются бутафорские добродетели — ровный загар, хорошая эпиляция, отсутствие перхоти и целлюлита. Мало того что значение женской внешности сегодня раздуто подобно ценам на нефть — еще и идеальные по­казатели, к которым с риском для жизни стремятся даже не очень глупые женщины, являются бес­стыжей фикцией.

В следующий раз, глядя на глянцевую картинку с подозри­тельно безупречной моделью нечеловеческих пропорций, пом­ните: над этой фотографией ми­нимум неделю работали не менее пятнадцати профессионалов — визажист, парикмахер, фотограф, осветитель, стилист и ретушер, причем каждый с толпой ассис­тентов. Пытаться сравнивать се­бя с результатом их совместных усилий просто глупо.

В России сегодня от анорексии страдает каждая двад­цатая девушка, — приводит грустную статистику Наталья Андреева, главный врач Невро­логической клиники на Полян­ке. — Основная группа риска — девушки в возрасте от 12 до 24 лет, их среди больных примерно 90%. Остальные 10% — женщины постарше и мужчины». Впрочем, мужчина-анорексик — это скорее экзотика. «Мужчины оценивают свою наружность не в пример рациональнее женщин, — объясняет психолог Юлия Семенова. — Женщины в большинстве своем считают внешность главным со­циальным капиталом, тогда как мужчины делают ставку на ин­теллект». Вероятно, этим объ­ясняется тот факт, что львиная доля проводимых в мире пласти­ческих операций приходится на женщин. «Еще одна абсурдная, но правдивая цифра, — продолжа­ет Юлия Семенова. — Среднестатистическая женщина, желающая избавиться от лишнего веса, меч­тает скинуть около 30% массы своего тела — столь радикальные меры если и уместны, то только в случаях серьезного ожирения».

Социологические опросы показывают еще одну инте­ресную закономерность: женщинам свойственно переоце­нивать свои способности в ря­де областей. Это, в первую очередь, управление авто­мобилем и собст­венными финан­сами, а также умение красиво и вовремя съязвить. При этом, как только речь заходит об их внешности, ситуация меняется кардинальным образом. «Даже в таком зацикленном на культе собственной личности обществе, как американское, проведенный в 2004 году среди женщин опрос показал: красавицами себя счи­тают лишь 2 % , неотразимыми — менее 1 %. Даже столь скромное определение, как «миловидная», выбрало ничтожно малое коли­чество респонденток.

«Прозвучит не слишком прав­доподобно, но самооценка сегод­няшних девушек формируется задолго до того, как они узнают, что означает слово «липосакция». Не последнюю роль в этом игра­ют мамы и особенно подружки, — утверждает Юлия Семенова. — Известно, что девочки, находя­щиеся в тесном психологическом контакте с мамами, как правило, имеют позитивное представле­ние о своей внешности — в то время как те, кто подвержен вли­янию подружек, склонны рас­сматривать свои внешние дан­ные весьма критически».

Несмотря на то, что большин­ство из нас регулярно видит себя на фотографиях, многие — еще и в видеозаписи, и абсолютно все — по нескольку раз в день в зер­кале, восприятие собственного образа современной женщиной далеко от адекватного. «Мы про­водили эксперименты с целью выяснить, насколько женская самооценка близка к реальности, — рас­сказывает Юлия Се­менова. — И поняли, что все мы слишком строги к себе. Мне­ние окружающих о нашей наружности, как правило, куда более лестно». При­ятная новость. Разу­меется, трудно жить в мире с глянцевыми стандартами красоты и сохра­нять психологический иммуни­тет к тому, что видишь в жур­налах и на экранах. «Чтобы не чувствовать себя ущербной из-за несоответствия сомнительным шаблонам, не имеющим к здоро­вому телу никакого отношения, необхо­дима психологичес­кая устойчивость», — говорит Юлия Семенова. Но откуда ей взяться — спросите вы. На это сущест­вует здравый смысл. Да, некоторые женщины от природы наделены субтиль­ным телосложением, им сохранять оленью грацию, ни в чем себе не отказывая. Де­вушки, награжденные от приро­ды иной конституцией, порой начинают перекраивать себя самым беспощадным образом.

Наиболее уязвимой в этом отношении социальной группой являются модели. Девушки с обложек, прекрасно представляют, как и откуда берутся их финальные гламурные образы, зачастую не могут устоять перед искушением срав­нить свое реальное тело с оцифрованным, и в случае несоответ­ствия — безжалостно редакти­руют натуру. Иногда кажется, что эшелон серьезно исхудав­ших знаменитостей просто не в состоянии объективно оценить свой внешний вид — как могут люди, постоянно наблюдающие свое изображение в периодичес­кой печати, не понимать, что два мосла и ложка крови — это повод не для гордости, а для обращения к врачу?!

Ярчайший пример — Николь Ричи, которая на момент ареста в прошлом декабре за управле­ние автомобилем в наркотичес­ком опьянении весила 38,5 кг (!) при росте 155 см. «Я не анорексичка! И вообще на здоровье не жалуюсь, — парирует она лю­бые вопросы относительно ее веса. — Мне постоянно советуют поправиться, но, простите, я слы­шу это от людей, немногим ранее советовавших мне похудеть!»

Киру Найтли тоже нередко обвиняют в пропаганде нездоро­вого образа красоты. После того, как около года назад актриса рез­ко похудела, журналисты в гневе праведном добрались аж до ее ба­бушки — болела, мол, анорексией, значит, и с внучкой все ясно — тяжелая наследственность. Кира отнекивается: «Про бабушку правда. Но ее история лишь под­тверждает тот факт, что анорексия — заболевание, не так сильно зависящее от капризов моды, как это пытаются представить сегодня. История болезни моей бабушки разворачивалась в 40-е, а ведь тогда худышек не жалова­ли. Что же касается меня, я никог­да не стремилась к идеалу, не­смотря на всю публичность моей профессии. Я, когда смотрю кино, в первую очередь обра­щаю внимание на несовершенства актерских лиц — вот что по-настоящему завораживает».

Та же беда накрыла индуст­рию моды. «Я пришла в мо­дельный бизнес от природы худым подростком, — говорит супермодель 90-х Хелена Кристенсен. — Но глядя на тех, кто выходит на подиумы сегодня, я понимаю, что сейчас с теми показателями я могла бы в этот бизнес и не соваться!» Даже во времена Твигги модели не вы­глядели такими доходягами, как сейчас. Хотя этой «британской тростинке» в свое время вменяли в вину распространение анорексии в Европе. Родители девочек, голодавших не на жизнь, а на смерть в стремлении к прозрач­ной стройности иконы стиля, даже устраивали демонстрации под лозунгами: «Твигги, ты убиваешь наших детей!»

Сегодняшнюю эпидемию рас­стройств пищевого поведения в стане моделей приписывают тлетворному влиянию невесомых русских девушек, на которых в последние несколько лет дер­жится стабильный спрос. По сравнению с Владой Росляковой, Наташей Поли или Снежаной Онопкой Твигги — белая медве­дица. Но несмотря на эти очевид­ные причины для беспокойства функционеры индустрии моды в ответ на вопрос, что заставляет моделей таять от сезона к сезону, предпочитали отшучиваться — пока при исполнении служебных обязанностей не погибли от анорексии две бразильских и одна уругвайская модель.

В самом деле, кто тому ви­ной — дизайнеры, шьющие одеж­ду в расчете на нечеловеческие пропорции; агентства, угрожающие моделям потерей работы в случае, если те «выйдут из бе­регов»; сами модели, в силу юно­го возраста и психологической уязвимости продолжающие ху­деть, не имея на то причин? Во время одного из посвящен­ных этой теме симпозиумов, про­шедших во время последней нью-йоркской Недели моды, с сенсационной обвинительной речью в адрес индустрии моды высту­пила русская топ-модель, 25-лет­няя мать двоих детей Наталья Водянова. «Я выросла со здоро­вым отношением к еде. Живя в России, я никогда не думала дважды, прежде чем что-нибудь съесть. Начав карьеру модели в семнадцать лет, я, сама того не замечая, в корне изменила свое отношение к собственному телу, так как постоянно сравнивала се­бя с другими моделями». Наталья начала активно работать на пока­зах в 2002 году, сразу после рож­дения первенца. «После родов я сильно похудела — весила 48 кг (при росте 177 см.), у меня выпадали волосы — а карьера ракетой летела вверх. Я открывала и закрывала показы (основной признак успешности модели.), со мной подписывали контракты. Мне повезло, что в тот момент я была не одна — спасибо друзьям, они видели ситуацию со сторо­ны и уговорили меня прибавить в весе. Я послушалась. И к следу­ющему сезону чувствовала себя значительно лучше. Зато несколь­ко модных домов пожаловались, что я слишком толстая. А я веси­ла 52 кг, — вспоминает модель. — Будь я психологически слабее, даже не знаю, чем бы все кончи­лось. Тем более что во время по­казов есть попросту некогда».

Водянова не передергивает. Не верьте мифам о том, что работа модели — это вечный праздник. Они не работают сами по себе. Каждая из них подписы­вает контракт с агентством, цель которого — продать модель подо­роже, с каждого ее контракта оно получает проценты. Самый боль­шой куш можно сорвать, подпи­сав рекламный контракт с какой-нибудь крупной косметической или модной компанией. А для то­го, чтобы это произошло, нужно несколько сезонов работать на износ на модных шоу, которые проходят дважды в год в четырех модных столицах — Нью-Йорке, Милане, Лондоне и Париже. Последние несколько лет в этот ряд метит и Барселона. Соответственно, показы длятся около месяца, в течение которого моде­ли спят по два-три часа в сутки. У востребованной манекенщицы в день 7—10 показов, каждый со сложной прической и макияжем, которые надо успеть не только нанести, но и смыть. Плюс кастинги, подгоны, примерки, на которые модели ездят по ночам. Когда тут есть и спать? Прези­дент Американского совета ди­зайнеров моды (CFDA) Диана фон Фюрстенберг предложила ввести систему контроля здо­ровья моделей: «Пусть, подобно спортсменам, регулярно прохо­дят обследования и предъявляют справки о состоянии здоровья». Некоторые улучшения уже есть: «Я не вижу болезненно худых мо­делей, работавших еще в прош­лом сезоне, — делится впечатле­ниями 22-летняя модель Ракель Циммерман. — И столы за кули­сами ломятся от еды».

Это не первая эпидемия рас­стройств пищевого поведения, охватившая индустрию моды. Болезнь заразна — глядя на мо­делей, изводить себя начинают тысячи девушек по всему миру. Большинство специалистов схо­дится во мнении, что отстране­ние от работы слишком худых моделей лишь усугубит пробле­му. «Анорексия очень быстро прогрессирует и очень медлен­но и плохо лечится, — объясняет Наталья Андреева. — С булимией ситуация легче, так как обыч­но проще установить причинно-следственные связи. Обе болезни требуют длительной психотера­певтической помощи, как пра­вило, в стационаре. Главная беда анорексиков — они отказываются признавать себя больными, да­же когда их жизнь под угрозой. Оставлять больного наедине с этим недугом преступно».

Приходит ли нам в голову меряться интеллектом с Аль­бертом Эйнштейном? А мастерством игры в теннис — с сест­рами Уильяме? Вряд ли. А если и приходит, результаты нас скорее не обескураживают, а вдохновля­ют. Гак стоит ли страдать от того, что размеры нашего тела отлича­ются от аномальных показателей Жизель Бюндхен?

www.fashionbank.ru

10 признаков, что у вашего близкого анорексия

1 октября 2017 1:22 73

Как понять, когда близкому человеку уже нужна настоящая помощь?

Излишняя модельная худоба по-прежнему в моде. Особенно у юных девушек. И хотя внешность а-ля «кейт мосс» уже не в тренде, юные красавицы продолжают изводить себя диетами. Как понять, когда близкому человеку уже нужна настоящая помощь?

— Как правило, анорексия бывает легкой, иногда возникающей, или тяжелой постоянной, — говорит наш постоянный эксперт, врач-диетолог Людмила Денисенко . — Не стоит думать, что это лишь болезнь моделей. Проблема в том, что зачастую очень сложно понять, когда человек начинает нуждаться в помощи. Ведь, как правило, люди, страдающие анорексией выглядят очень целеустремленными, успешными, уверенными в своих действиях. Первый звоночек — это постоянная увлеченность близкого человека диетами при небольшом весе. И чем больше он худеет, тем больше его паника по поводу лишних кило, которые он постоянно у себя отыскивает. Даже в стадии крайнего истощения, больной считает себя абсолютно здоровым. И все, что ему мешает в жизни, — «лишние килограммы». Так они доводят себя до крайне степени, когда спасти жизнь может лишь госпитализация. Страшно то, что диетологи тут бессильны. И это уже работа даже не психологов — психиатров!

Мама-слоник и дочка-тростинка

Думаете, анорексией страдают только девушки? А вот и нет. Болезнь одинаково поражает мужчин и женщин. Другой вопрос, что мужчины тщательно скрывают свое отвращение к еде и заботу о лишних кило. Хотя врачи все же признают, что основная масса алчно теряющих вес — молодые девушки в возрасте от 14 до 25 лет.

— И чаще всего анорексией страдают девочки, чьи мамы вечно худеют! — добавляет Людмила Денисенко. — А в процессе собственной борьбы с весом мамы «теряют» своих дочерей. Правда, бывает абсолютно противоположная картина — мама, махнувшая на себя рукой, и дочь, не желающая становиться вторым «слоником». У меня есть девиз: «Еда должна быть УДОВОЛЬСТВИЕМ. Но не первым, и не единственным в жизни!» Похудение не должно становится самоцелью, оправдывающей любые средства.

Это генетическая болезнь?

Кстати, у нас есть особый ген, который контролирует аппетит. Ученые считают, что анорексия — это даже скорее генетическое заболевание, когда работа этого гена начинает сбоить. А вот спусковым механизмом могут стать сразу несколько факторов, в основном, связанные с сильным стрессом:

— развод родителей (или собственный),

— гибель близкого человека,

— неудачи в учебе или работе,

Есть еще один фактор — слишком строгая, низкокалорийная диета. Когда человек, ограничивая себя буквально во всем, таким образом дает старт началу болезни. Заставить его начать есть заново фактически невозможно. Как правило, требуется серьезная помощь психолога, чтобы понять скрытые мотивы желания постоянно худеть. И если человеку вовремя не помочь, это может его попросту убить. У анорексии — самый высокий процент смертности среди психических заболеваний.

Основные симптомы

Пожалуй, самые первые — это психологические выкрутасы: паника при одной только мысли о возможности поправиться. Постоянные уверения «я жирная!», несмотря на все убеждения родных и знакомых, даже наоборот — усиливающихся при любых разговор об излишней худобе. «Весы врут! Я все равно жирная» — отказ признать, что лишних кило нет.

Есть и физиологические симптомы, которые говорят уже о запущенных процессах в организме. Чем раньше вы обратите на них внимание, тем лучше:

1. Резкая потеря веса (от 3 до 5 кг за неделю).

2. Пониженное давление, редкий ритм сердца.

4. Слезы и самобичевание при еде, даже если это крошечный кусочек яблока — то есть повышенная раздражительность, обидчивость, истеричность.

5. Нездоровая бледность кожи, ломкость волос и ногтей.

6. Плохое настроение и депрессия, связанные с лишними кило.

7. Слишком низкая температура тела — ниже 36 градусов.

8. Нарушение менструального цикла.

9. Отсутствие интереса к сексу.

10. Постоянные поиски новых «похудательных» приемов — есть стоя, крошечными кусочками, с кукольных тарелок и пр. И неконтролируемые приступы гнева при попытках объяснить, что так делать нельзя.

Если вы заметили хотя бы некоторые из этих симптомов у своего близкого человека, бросайте все дела и ведите его к психологу. А еще лучше — к психотерапевту. К сожалению, ваша воля и попытки помочь в этой ситуации могут быть бессильны. И разобраться в течении болезни сможет только опытный врач, который и назначит терапию.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Анна КУКАРЦЕВА

www.kp.ru

Анорексия среди моделей

В последнее время можно часто встретить заголовки статей типа: «. модная болезнь ХХІ века. », «. среди молодежи стало модным болеть. » и т. п. И тут нечему удивляться, ведь общество диктует свои законы не только в образе жизни, вкусах и моде, но и в болезнях.

Например, в Древнем Риме считалось почетным иметь плохие зубы, потому что это было свидетельством роскоши, а в XVII-XVIII ст. в Европе было модным болеть сифилисом. В наше же время, «модной» болезнью признана нервная анорексия.

Нервная анорексия — это психическое заболевание, относящееся к группе пищевых зависимостей, которое характеризуется осознанным снижением пациентом собственного веса с целью похудения или профилактики его набора, вплоть до критического состояния организма.

Больным нервной анорексией свойственно искаженное восприятие собственной внешности и навязчивое желание ничего не есть из-за панического страха поправится. В связи с этим они постоянно сидят на жестких диетах, голодают, жестоко наказывают себя за каждый лишний, по их мнению, съеденный кусок пищи, изнуряющими упражнениями или искусственно вызванной рвотой.

Нервная анорексия была известна еще в XVII веке благодаря работам выдающегося врача того времени Ричарда Мортона. В своих трудах он описывал одну свою пациентку, которая добровольно отказывалась от приема пищи в течение 2-х лет, и обратилась к нему лишь по той причине, что ее мучили ежедневные обмороки.

В XX веке нервная анорексия была заочно признана болезнью женщин, работающих в сфере моды и искусства. В высшем свете худоба стала признаком успешности, что не могло не побудить сотни девушек, мечтающих стать знаменитостями, доводить себя до истощения ради такой желаемой славы.

И если в прошлом веке анорексией болели в основном модели и балерины, то в наше время анорексия превратилась в своеобразной культ или молодежное течение, ― называйте, как хотите. Девушка, больная анорексией, стала своеобразным эталоном сексуальности и объектом для подражания.

Изменения произошли и в процентном соотношении среди больных анорексией: если раньше 80% страдающих от анорексии были женщины в возрасте 12-24 лет, то сейчас наблюдается рост процентной составляющей мужской части больных анорексией.

Этот процесс напрямую связан с распространением гомосексуальности и возникновением в моде такого понятия, как андрогинизм. Андрогины — это парни и девушки, которые позиционируют себя как существа неопределенного пола, обладающие как женскими, так и мужскими чертами внешности и характера.

Понятное дело, что для того, чтобы быть более похожими на женщину, парниандрогины стремятся максимально похудеть, дабы скрыть свою естественную мужскую природу. Именно поэтому нервная анорексия стала все чаще встречаться у молодых юношей.

В то время как власти стран вводят законы, ограничивающие или запрещающие участие в модных показах и фотосессиях слишком худых моделей, нервная анорексия находит себе все новых и новых поклонников посредством средств масс-медиа: выпускаются книги об анорексии, снимаются фильмы, создаются сообщества в социальных сетях, пропагандирующие данное расстройство.

Все это привело к тому, что нервная анорексия стала третьей в списке самых распространенных хронических заболеваний среди подростков. Смертность при данном заболевании составляет 20% из всех зафиксированных случаев. Это на 12% выше смертности подростков по всем остальным причинам.

Ситуация осложняется тем, что нервную анорексию выявить на ранних стадиях развития достаточно тяжело, и отечественная медицина не обладает достаточными ресурсами для успешного лечения данного расстройства, из-за чего только 1 больной из 10 получает квалифицированную медицинскую помощь.

Учитывая юный возраст больных анорексией, именно на их близких ложится ответственность за раннее выявление болезни и оказание психологической, а также медицинской помощи. Поэтому так важно знать причины, симптомы и последствия этого коварного заболевания, разящего наших детей.

Виды и особенности течения нервной анорексии

По особенностям в течении заболевания выделяют два вида анорексии: ограничительный и очистительный.

Ограничительная анорексия характеризуется снижением веса посредством частичного, а затем почти полного отказа от пищи.

Очистительная анорексия граничит с нервной булимией и компульсивным перееданием (неконтролируемое переедание) — больной позволяет себе есть пищу, а затем в качестве наказания вызывает рвоту.

Обычно больной переживает и ограничительный, и очистительный виды анорексии, которые чередуются между собой периодами голодания и периодами срыва.

Стадии развития нервной анорексии

В развитии нервной анорексии выделяют три последовательные стадии:

1. Дисморфоманическая стадия — у больного навязчивые мысли, касающиеся собственной ущербности и неполноценности, вызванной полнотой (мнимой или существующей). В это время молодые люди могут длительно рассматривать себя в зеркале, находятся в подавленном и тревожном состоянии, делают первые попытки ограничивать себя в пище и увлекаются диетами.

Важно выявить заболевание на этой стадии, потому что с прогрессом болезни все тяжелее и тяжелее достучаться до больных анорексией и убедить их в необходимости лечения.

2. Аноректическая стадия — возникает, когда у пациента фиксируется снижение веса на 20-30% от нормы. На этой стадии наблюдается эйфория от собственных успехов и еще более ужесточенный режим питания. Молодая особь отказывается признавать существующую проблему, убеждая всех, что все в порядке. При этом нарастает искаженное восприятие собственного тела, что приводит к решению худеть дальше.

Объективно можно заметить ухудшение состояния больного, что проявляется выпадением волос, сухостью кожи, вялостью, зябкостью. Также у девушек прекращается менструация, а у юношей — пропадает потенция. Из-за повышенного распада тканей, вызванных голодом, происходит снижение аппетита.

3. Кахектическая стадия — терминальная стадия, которая наступает через 1.5-2 года от начала анорексии, во время которой вес снижается на 50% и более от нормы. В этой стадии возникают безбелковые отеки в конечностях, тяжелые нарушения обмена электролитов и дефицит калия, что грозит остановкой сердца. В органах наступают необратимые дистрофические изменения, которые, как правило, приводят к летальному исходу.

Биологические факторы риска возникновения анорексии:

1. Генетическая уязвимость. Научными исследованиями было доказано, что стремление к худобе связано с определенными нарушениями в строении генома человека, что выражается в предрасположенности к психическим расстройствам, определенному типу личности и нарушению функции нейромедиаторов, принимающих участие в формировании пищевого поведения.

Важно отметить то, что генетическая предрасположенность проявляет себя при наличии других провоцирующих факторов, таких как тяжелые эмоциональные переживания или какие-нибудь ограничения в питании.

2. Раннее половое созревание и наличие избыточного веса. Начало менструаций у девочек в более раннем возрасте и проблемы с весом приводят к развитию психологических конфликтов и проблем, которые играют первоочередную роль в возникновении анорексии.

С наступлением менструаций девочка понимает, что становится взрослой, и ей хочется быть красивой и сексуальной женщиной. На пути к этому ей препятствуют оставшаяся детская округлость и пухлость или избыточный вес, на который до этого она не обращала никакого внимания. Вот так и запускается борьба со всем тем, что напоминает о недалеком детстве, в первую очередь — с весом.

Социальные факторы риска возникновения анорексии:

1. Семейные проблемы. Риск развития нервной анорексии возрастает, если кто-то из членов семьи болеет пищевым расстройством (анорексией или булимией), страдает депрессией, и злоупотребляет алкоголем или наркотиками.

Определенную роль играет конфликт в отношениях с матерью. Например, если она заботится лишь о физиологическом благополучии ребенка, то есть чтобы он был «накормлен и напоен». Протест против таких отношений выражается в отказе от пищи, ведь она препятствует полноценным отношениям с родителем.

2. Влияние культуры. Глянцевые обложки журналов, модные показы, фильмы пропагандируют свои идеалы красоты, в которые вписываются единицы. Мечтая стать похожими на обожаемого кумира и достичь успеха в шоу-бизнесе, парни и девушки видят главным препятствием слишком высокую, по их мнению, цифру на весах.

Стремление похудеть привело к тому, что многие молодые люди осознанно хотят заболеть анорексией, чтобы быстро стать похожими на свой идеал. При этом молодые люди прекрасно знают о страшных последствиях этого заболевания, знают, что могут умереть, но даже этот факт их не останавливает. «а я хочу быть стройной, я хочу болеть анарексией … я знаю, что это вредно для организма, что от этого умирают … но я хочу быть худенькой, чтобы все смотрели и завидовали … наверное, это звучит глупо, но я просто очень-очень хочу! что мне делать …. », ― объясняют на тематических форумах свою позицию анорексики.

Психологические факторы риска возникновения анорексии:

1. Тип личности. Появлению анорексии более всего подвержены мужчины и женщины с перфекционистки-обсессивным типом личности, для которого характерна низкая самооценка, высокая самокритика, чувство неуверенности и собственной неполноценности.

2. Психологическая травма, вызванная утерей близкого человека, пережитым физическим, психологическим или сексуальным насилием. Организм борется с пережитым стрессом глубокой апатией и отсутствием аппетита, которые в благоприятных условиях перерастают в нервную анорексию.

pikabu.ru

Звезды российского Instagram: анорексия или здоровая худоба?

Кто из популярных блогеров страдает дефицитом веса

В последнее время звезд российского Instagram все чаще обвиняют в анорексии и пропаганде нездоровой худобы. Но так ли это на самом деле? Или девушки просто умеют выбрать такой ракурс, чтобы казаться гораздо стройнее, чем в реальной жизни? На примере четырех популярных Instagram-пользователей ELLE решил разобраться в этой проблеме.

Алена Шишкова

Бывшую возлюбленную рэпера Тимати не раз обвиняли в анорексии. Особенно активно хейтеры начали закидывать Алену злобными комментариями, когда модель спустя всего пару месяцев после рождения дочери опубликовала несколько фотографий, демонстрирующих идеальную фигуру. Но Шишкова решила не давать себя в обиду и написала в адрес завистников огромное письмо, в котором подробно объяснила, что никогда не страдала психическими расстройствами, связанными с недовольством относительно своей формы: «Моя последняя фотография вызвала ажиотаж и негодование борцов с анорексией и фотошопом, — заявила Алена. — Спешу утешить всех озабоченных, что никакой анорексии у меня нет, необходимости уменьшать талию в фотошопе тоже нет. А еще у меня нет желания призывать всех худеть или толстеть». Кроме того, после этого блондинка, у которой 4 миллиона подписчиков, с еще большим энтузиазмом стала делиться с фанатами снимками со своих тренировок и всячески подчеркивать, что она за здоровый образ жизни и питание.

Мария Погребняк

Жену футболиста и мать троих детей Марию Погребняк тоже с завидной периодичностью обвиняют в болезненной худобе. Ко всему прочему, буквально на днях подписчики блондинки устроили ей настоящую травлю, после того как она опубликовала откровенные снимки в купальнике. Стоит ли говорить, что Машу крайне возмутили комментарии окружающих: «Какое хамство — писать мне такие вещи и называть меня анорексичкой! Отвечать на эти глупости я не буду. Моему мужу нравится, как я выгляжу». По словам супруги нападающего футбольного клуба «Динамо», единственное, что она делает для того, чтобы держать свое тело в тонусе, — это правильно питается, да и забота о трех детях не дает 28-летней девушке возможности расслабиться. Так что ни о каких психических расстройствах здесь и речи не идет.

Алеся Кафельникова

Еще одна Instagram-знаменитость, которая была втянута в скандал относительно ее чрезмерно стройной фигуры — дочь теннисиста Евгения Кафельникова Алеся. Этой весной в одной из своих прямых трансляций в Periscope спортсмен обронил пару фраз по поводу того, что он переживает из-за слишком резкой потери веса у своей 18-летней дочери. На тот момент Алеся действительно похудела на 5 кило и стала весить всего 47 килограммов. После этого поклонники звезды Instagram забили тревогу, и Кафельникой пришлось опровергать слухам относительно своей анорексии. По мнению девушки, ее вес вполне нормален для модели. Кроме того, Алеся заверила, что она ежегодно проходит полную проверку организма и с ее здоровьем все в порядке.

Мария Троцко

Род деятельности Марии определить довольно сложно. Чаще всего в прессе ее называют it-girl. И одно из достижений девушки — больше полумиллиона подписчиков в Instagram. Среди снимков, публикуемых Троцко, нередко попадаются ее фотографии в купальниках. Конечно же, чрезвычайно стройная фигура девушки стала одной из самых обсуждаемых тем среди пользователей соцсетей. Стоит ли говорить, что они разделились на два лагеря: одни считают фигуру блогера идеальной, другие обвиняют ее в болезненной худобе. Сама же Маша не обращает внимания на нелестные комментарии в свой адрес и продолжает радовать интернет своими полуобнаженными снимками, демонстрируя, что со здоровьем у нее все в полном порядке.

www.elle.ru