Аутизм и алкоголизм

Причины аутизма

За последние несколько лет исследований аутизма, ученые, которые занимаются психологией развития, генетикой и нейробиологией, выяснили, что причины аутизма у детей связаны с развитием клеток мозга. У каждого ребенка-аутиста индивидуальная форма заболевания. Однако их всех объединяет одно – сложности в коммуникации с другими.

Наблюдая за детьми-аутистами из одной семьи, ученые заметили, что некоторые их гены были подвержены одинаковой мутации. Если после проверки генов родителей на мутацию выясняется, что у них ее нет, значит, у ребенка-аутиста «новая» мутация. Часто бывает, что в генах родителей мутации не наблюдается, она есть лишь в генах детей-аутистов. Почему – пока не известно. Возможно, это связано с проблемами при репликации ДНК.

Порой эти нарушения касаются не столь важной части генома, а порой, к сожалению, они появляются в важной части генома, и возникает болезнь.

Человеческое тело состоит из миллиардов клеток. В каждой клетке есть ядро. В ядре находится ДНК, включающая 22000 генов и более 3 млрд генетических букв. Это и есть геном. Большая часть генома у всех людей одинакова. Различаются лишь 4-5 млн генетических букв, то есть менее 1 из 1000. Одни различия определяют цвет глаз или другие характеристики, не влияющие на здоровье.

Одно изменение одной из генетических букв может вызвать аутизм. Но иногда несколько мутировавших генов соединяются между собой.

Было выявлено более 250 генов, которые могут стать причиной аутизма. В них образовались синапсы, соединения нейронов. Введение в культуру нейронов мутировавшего гена, препятствует образованию синапсов. Вследствие этого в мозг поступает неправильная информация.

Удивительно то, что в одних случаях у аутистов образуется недостаточно синапсов между нейронами, а в других – слишком много. Возможно, этот недостаток или избыток контактов и является причиной аутизма, то есть причиной проблем восприятия, социального взаимодействия и коммуникации.

Избыток синапсов в некоторых областях мозга может привести к ограниченности интересов, повторяющимся действиям, вниманию к деталям.

Благодаря последним открытиям, скоро можно будет выращивать человеческие нейроны из фрагментов кожи пациентов, страдающих аутизмом. Это очень важно, так как позволит протестировать различные молекулы, которые, возможно, нормализуют число синапсов. Вряд ли удастся найти чудо-молекулу, которая позволит наладить социальное взаимодействие. Налаживать социальное взаимодействие с аутистами должны мы сами.

psychologytoday.ru

Исследование. Имеют ли взрослые с аутизмом больше проблем со здоровьем?

Взрослый аутист о результатах нового исследования, посвященного общему здоровью при аутизме

Правда ли, что у взрослых с аутизмом больше медицинских проблем, чем у основной части населения? Лиза Крон (Lisa Croen) считает, что да. Доктор Крон является руководителем программы исследований аутизма при медицинском консорциуме компании медицинского страхования «Kaiser Permanente», и она изучила информацию о здоровье 2,5 миллионов взрослых в системе компании в Калифорнии.

Она представила часть своих данных на открытии IMFAR 2014 — Международной встречи по исследованиям аутизма, которая состоялась в этом году в Атланте, штат Джорджия. Выводы отрезвляющие, и они ясно показывают необходимость дальнейших исследований в этой области.

Она обнаружила, что взрослые с аутизмом:

— на 90% чаще страдают от нарушений сна;

— на 70% чаще имеют избыточный вес;

— на 50% чаще страдают от диабета;

— на 40% чаще страдают от повышенного кровяного давления;

— на 24% чаще имеют заболевания желудочно-кишечного тракта.

Этот список медицинских проблем аналогичен списку проблем детей в спектре аутизма, хотя есть и ряд отличий. У детей больше проблем с гликемическим индексом, в то время как диабет появляется позже. В целом, исследование показывает, что проблемы, которые беспокоят многих в детстве, остаются на всю жизнь.

Когда доктор Крон сравнила распространенность психиатрических проблем, то различия оказались еще более тревожными.

Взрослые с аутизмом на 433% чаще совершали попытки самоубийства; на 123% чаще лечились от депрессии; на 117% чаще лечились от тревожных расстройств.

Это полностью соответствует модели, разработанной в исследованиях детей и подростков. Люди с аутизмом могут стать более функциональными и улучшить свои навыки общения, но проблемы со здоровьем в целом остаются. Разница в 433% в попытках суицида особенно расстраивает и беспокоит.

Целому ряду заболеваний одинаково подвержены как люди с аутизмом, так и без него. Однако общая картина далеко не позитивна. Хотите вы это замечать или нет, взрослые люди с аутизмом лечатся от большего количества заболеваний. В прошлом году на Межведомственном координационном комитете по аутизму (IACC) было представлено подобное исследование здоровья населения, которое показало, что к детям с аутизмом чаще вызывают врача. При обсуждении этого исследования кто-то предположил, что разница в требовании медицинской помощи может быть вызвана тем, что родители аутичных детей острее осознают их состояние, гиперчувствительны и склонны чаще обращаться к врачу. Теперь, наблюдая схожие черты в исследовании взрослых, можно убедиться: показатели выше по очевидной причине — у людей с аутизмом действительно больше проблем.

Выводы исследования сугубо важны, так как его взрослые участники были частью единой системы здравоохранения, той, в которой все имеют равный доступ к обслуживанию.

Заполняя анкеты, большинство людей с аутизмом сообщили, что не пьют и не используют наркотики. Люди без аутизма употребляли алкоголь и наркотики в два раза чаще. Не ясно, что отражает эта разница — различный характер применения этих веществ или просто различные способы ответа на вопросы.

Данные, полученные от системы Kaiser, свидетельствуют о том, что мужчины с аутизмом проходили лечение от алкоголизма и наркомании не более, чем остальное население. Удивляет, что женщины с аутизмом в 2 раза чаще нуждались в лечении. Почему? Это вопрос для следующего исследования.

Интересная деталь — уровень употребления алкоголя и наркотиков ниже, но уровень лечения от алкоголизма наркомании и тот же или выше. Означает ли это, что люди с аутизмом реже употребляют алкоголь и наркотики, но при употреблении гораздо более склонны к зависимости? Или это значит, что алкоголь и наркотики влияют на них так же, но они не всегда правильно это интерпретируют. Этот вопрос тоже достоин дальнейшего исследования.

Схожая ситуация и с курением. Люди с аутизмом сообщали, что курят сигареты, в два раза реже (примерно 30% против 60%), но уровни заболеваемости раком оказались одинаковы в обеих группах. И снова остается гадать: либо люди с аутизмом меньше склонны к курению, но при курении более уязвимы для рака, либо допускают неточности в сообщениях о своей жизни. Также возможно, что размер выборки слишком мал, чтобы точно проанализировать данные.

Для своего исследования доктор Крон сравнила истории болезни взрослых в спектре аутизма и их ровесников без аутизма. Она изучила, какое лечение люди получали по страховке, и что они сообщали, заполняя форму.

Из 2,5 миллионов пациентов системы Kaiser были отобраны 2100 взрослых людей с аутизмом в возрасте 18-60 лет. Их средний возраст составлял 32 года. Примерно у 35% обследованных был диагностирован классический аутизм (Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам); у других 65% диагностировано общее расстройство развития неуточненное, синдром Аспергера и другие расстройства аутистического спектра. Две трети участников были мужчинами, у 21% были диагностированы когнитивные нарушения. У остальных 79% интеллект варьировался от почти нормального до выше среднего.

Поразительно, что только у 1 из 1000 людей в системе Kaiser был диагностирован аутизм. Но чем больше над этим размышляешь, тем проще понять причину. Во-первых, исследование Лизы Крон изучает взрослых, многие из которых выросли до того, как этот диагноз стал широко распространен. Кроме того, многие взрослые получили диагноз вне этой системы медицинского страхования, и организации, подобные системе Kaiser, могли о них не знать. И, в-третьих, мы не знаем, рассмотрела ли она все 2,5 миллионов пациентов системы Kaiser.

Исследование подтверждает, что надо уделять гораздо больше внимания проблемам взрослого аутизма, что будет стимулировать деятельность в этом направлении. К тому же, оно задает больше вопросов, чем дает ответов. Будем надеяться, эти вопросы скоро будут изучены. В стратегическом плане этого года Межведомственный координационный комитет по аутизму запланировал больше исследований проблем взрослых, что особенно подчеркивалось в последнем докладе.

Спасибо доктору Крон за участие Международной встрече по исследованиям аутизма, презентацию данных и ответы на вопросы. Возможные ошибки в представлении данных и их интерпретация принадлежат автору статьи.

Надеемся, этот материал оказался для вас полезен или интересен. Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

outfund.ru

Аутизм и алкоголизм

Мифы об аутизме

В последнее время все большее число родителей сталкиваются с серьезной проблемой — их детям ставят диагноз ранний детский аутизм, или расстройства аутического спектра. И если в 60-70 годы такое происходило с одним ребенком на 10 000, то в последнее время картина радикально изменилась в худшую сторону. В начале апреля 2012 года Центр по контролю и профилактике заболеваний США выпустили шокирующий отчёт, который показывает состояние эпидемии аутизма. Сейчас в спектре расстройств аутизма находится один из 88 детей и один из 54 мальчиков (так как мальчики страдают чаще, чем девочки). Был зафиксирован 78% прирост по сравнению с данными 2002 года, что продолжило ранее наметившуюся тенденцию. Она наблюдается по всему миру, просто далеко не везде есть адекватная статистика. Например, украинские родители детей, больных аутизмом, делают все возможное, чтобы ребенку официально не поставили этот диагноз, потому, что в дальнейшем это ведет к очень жестокой дискриминации детей, которая, по сути, является нарушением прав человека. А такого для своих детей никто не хочет.

Сегодня, 2 апреля, во всемирный день распространения информации об аутизме, хотелось бы обратить внимание людей на эту проблему, которая без преувеличения является одной из глобальных проблем человечества. Нужно также развеять ряд мифов, которые отравляют жизнь не только людям и семьям, столкнувшимсяь с проблемой аутизма лицом к лицу, но и обществу в целом.

Миф 1: Аутизм — психическое заболевание.

В 1943 г. американский профессор психиатрии Лео Каннер впервые сделал заключение о существовании особого клинического синдрома с типичным расстройствами развития, назвав его «синдром раннего детского аутизма». Через год подобные клинические случаи были описаны австрийским ученым Г. Аспергером, который назвал это «аутической психопатией». Они выделили наиболее характерные черты клинической картины аутизма. Это, безусловно, было их большой заслугой, хотя характеристики выделенные учеными — это всего лишь внешние признаки аутизма. Не удивительно, что первые занялись этой проблемой психиатры, так как странности в поведении всегда были по их части. Официально и сейчас аутизм находится в их ведении. Хотя специалисты в этой области в состоянии только поставить диагноз, руководствуясь все теми же внешними описательными критериями, которые не изменились с сороковых годов. То есть, на самом деле, для постановки диагноза даже не нужно иметь медицинского образования, а просто знать набор признаков, дальше которого психиатрия в вопросе аутизма не пошла, да и не могла пойти. Отчасти, это произошло из-за отнесения аутизма к психическим заболеваниям, с другой же стороны — из-за подхода к лечению и пониманию причин этих самых заболеваний. Психиатрия оказалась абсолютно бессильна перед аутизмом. Это бессилие и породило ряд мифов, среди которых и миф о неизлечимости аутизма.

На самом деле, аутизм не является психическим заболеванием. Проявления аутизма — это неврологические, а не психические отклонения. Об этом свидетельствует не только масса современных научных исследований проблемы аутизма, но и истории жизни людей с аутизмом, их собственное, всегда адекватное понимание своих проблем, если конечно общество не забило их в детстве до состояния умственной отсталости и дало возможность учиться понимать мир и себя в этом мире.

Миф 2: В лечении аутизма может помочь психиатр

Этом миф отчасти развеивается вместе с первым мифом. Его развеивают сами психиатры, объявляя аутизм неизлечимым. Однако, они считают, что могут «облегчить состояние», а это неправда. Психиатры используют для этого ноотропные препараты и нейролептики, предназначенные для лечения шизофрении. И если ноотропные препараты (улучшающие мозговое кровообращение и т.д.), еще сравнительно безобидны, хотя они тоже часто не лучшим образом влияют на работу почек и печени, так что соотношение польза/вред для больного с аутизмом может колебаться как в ту так и в другую сторону, то прием нейролептиков (в том числе самого распространенного и самого назначаемого среди них — рисперидона) наносит огромный вред ребенку. Конечно, родителям может быть удобнее с этими препаратами. Ребенок становится «спокойней», не орет «без причины». Нейролептики заглушают боль и раздражение, связанные с нарушениями работы организма, и ребенок становится более удобным и «прибитым». Это удобство могут предложить психиатры. Но, во-первых, нельзя давать лекарства для психически больных психически здоровым людям, ведь так недалеко сделать психически здоровиых психически больными. Во вторых, «прибитый» нейролептиками ребенок не в состоянии учиться и развиваться. В то же время, эти препараты в буквальном смысле уничтожают печень, а вылечиться от аутизма при плохом состоянии и неправильной работе печени невозможно.

То есть, если родителям на каком-то маленьком отрезке времени будет «лучше» с нейролептиками, то ребенку однозначно будет хуже, тем более, если речь идет о долгосрочной перспективе. Плохо еще и то, что эти препараты вызывают привыкание и требуют время от времени повышения дозы. Когда их отменяют, у детей происходит «ломка», которую психиатры и родители часто принимают за ухудшение состояния из-за отмены препаратов и назначают их снова. Немалую роль в том, что нейролептики до сих пор назначаются больным с аутизмом, играет агрессивный маркетинг фармацевтических гигантов, которые не хотят терять такой перспективный, все время расширяющийся, рынок. Они, в том числе, работают на поддержание мифов об аутизме, ведь на них держатся многомиллиардные прибыли. У этих транснациональных компаний — практически неограниченные средства и возможности влияния на государственную политику многих стран в области здравоохранения. Они всячески стараются дискредитировать биомедицинский подход к пониманию причин и лечению аутизма, в рамках обычного устранения конкурента. Тем более, что во многих случаях производством нейролептиков и поливакцин, применение которых часто являются «запускающим» фактором, который приводит к сбою систем организма, влекущих за собой неврологические проявления аутизма, занимаются одни и те же фирмы.

Однако, мы отвлеклись. Мы специально выделили этот миф, чтобы подчеркнуть, что психиатр и психиатрические подходы могут очень сильно навредить ребенку с расстройством аутического спектра.

Миф. 3 Аутизм — неизлечим

Это абсолютный миф. Уже достаточно много вылеченных детей и детей, у которых значительно улучшилось состояние. Способы лечения постоянно развиваются. Но эффективность в лечении расстройств аутического спектра показали только и исключительно медицинские протоколы, основанные на диагностике и лечении обменных процессов в организме (в том числе систем дезоксидации), иммунной системы, желудочно-кишечного тракта и других внутренних органов. Выявляя и устраняя патологии в тесно взаимосвязанных системах организма, удавалось достичь больших результатов в лечении аутизма. Нередки случаи полного излечения. Такой подход к лечению получил название биомедицинского. В настоящее время в рамках этого подхода иммунологами и другими специалистами постоянно проводятся новые исследования, усовершенствуются протоколы лечения. Правда, чем меньше ребенок, тем больше вероятность полного излечения и тем на меньший срок лечение растягивается. Если двухлетнего ребенка можно за год-полтора вывести из спектра, то если ребенка начали лечить в 4 года, лечение растянется примерно на 5 лет, и чем старше ребенок, тем труднее наладить и отрегулировать работу всего организма, но кое-что все-же сделать можно даже с организмом взрослого человека.

Тем не менее, врачи-психиатры очень часто ничего не знают об этом подходе, а если и слышали, то ничего не понимают в нем. Стандартные методы, которые обычно используют психиатры в своей практике, не дали никаких положительных результатов в лечении аутизма. Поэтому официальная психиатрия, которая на сегодняшний день на госуровнях «монополизировала аутизм», породила миф о том, что аутизм неизлечим. Правильно же будет сказать, что аутизм нельзя лечить как психическое расстройство, поскольку он таковым не является, поэтому психиатрия бессильна.

Основа лечения — это правильное питание (диета, свободная от искусственных красителей, ароматизаторов, гормонов, антибиотиков, пестицидов, продуктов, содержащих тяжёлые металлы, глютена, казеина, сои), лечение кишечника, налаживание дезоксидации, борьба с бактериальной и вирусной нагрузкой и налаживание обменных процессов (метиляция, фолатный цикл, митохондриальная дисфункция), лечение слизистой кишечника, печени, почек. Без диеты всего этого сделать невозможно, но и диета сама по себе далеко не всегда может решить все проблемы, особенно если речь идет не о первых признаках, а о довольно запущенном состоянии организма. Конечно, существуют очень редкие случаи, когда организм на определенном этапе преодолевает свои проблемы практически самостоятельно. Но — это единичные случаи, в основном же происходит совсем наоборот, становится хуже. В подростковом возрасте некоторые процессы в организме, на данном этапе развития медицины, являются необратимыми. Причем ухудшение состояния организма не всегда ведет к ухудшению поведения или восприятия, так как дети просто учатся жить в этих безальтернативных для них условиях и вести себя правильно.

Миф 4: Аутизм — генетическое, врождённое отклонение.

Частично этот миф основывается на описательном подходе к диагностике аутизма современной медициной. Дело в том, что по некоторым внешним признакам к расстройствам аутического спектра можно отнести синдром Ретта. Этот синдром — действительно генетическое заболевание, которым болеют только девочки. Но речь идет только о внешних признаках, например, стереотипных движениях. Но, кроме схожих признаков есть и те, которые даже внешне кардинально отличают синдром Ретта от расстройств аутического спектра. Например аутизм, в отличие от синдрома Ретта, не сопровождается задержкой роста головы и развитием микроцефалии. Такого у людей с аутизмом нет и близко, мозг и голова нормальных размеров, лицо красивое, безо всяких признаков умственной отсталости.

Путаница с классификацией привела к тому, что расстройства аутического спектра тоже иногда рассматриваются как врождённые генетические заболевания. Однако, несмотря на массу исследований, не был найден ген, группа генов или хромосом, или других генетических причин, которые напрямую «отвечали» бы за аутизм. Сам факт эпидемии аутизма опровергает теорию его генетической природы. Тем не менее, существует наследственность, которая повышает риск развития аутизма при неблагоприятных условиях. К ним относятся наличие у ближайших родственников патологий щитовидной железы, сахарного диабета, обменного артроза, склонности к аллергиям, аутоиммунных заболеваний. В общем и целом, речь идет о врожденной «слабости» и большей подверженности внешним воздействиям организма ребенка. То есть, мы не можем говорить о генетической природе аутизма, но можем указать на косвенные факторы, которые при прочих равных условиях повышает вероятность развития аутизма именно у этого ребенка. Но это абсолютно не значит, что ребенок обязательно должен заболеть.

Сейчас уже очевидно, что примерно две трети детей с аутизмом приобрели его уже в процессе жизни в возрасте до 3 лет (более поздние случаи заболевания встречаются очень редко, так как после 3 лет ребенок обычно достаточно крепок, чтобы противостоять факторам, которые приводят к аутизму). С другой же стороны, родители части детей с аутизмом с рождения замечали, что они не такие. На этот счет можно сделать два вывода: 1) сбой произошел в раннем детстве, но уже после рождения; 2) сбой произошел в процессе внутриутробного развития, но вероятность этого, на наш взгляд, значительно меньше, так как ребенка «защищает» организм, в том числе и иммунная система, матери. То есть второй вариант предполагает, что ребенка вынашивала и рожала очень больная женщина с целым букетом разнообразных заболеваний. Так же следует отметить, что среди детей, больных аутизмом, высокий процент недоношенных, которые рождаются ослабленными.

Подлинные же причины аутизма заключаются, по большему счету, в том, что современный способ общественного производства на данном этапе становится несовместимым с простым воспроизводством здорового организма человека. Человек — лишь средство для получения прибыли, а не высшая цель жизнедеятельности общества. В наших продуктах гораздо больше вредных веществ чем полезных, большую часть из них вообще есть нельзя, наша окружающая среда заражена тяжёлыми металлами, пестицидами, токсинами, наши моющие средства — чистый яд, который вообще нужно держать от людей подальше, наша мебель, предметы быта и одежда тоже часто произведены из небезопасных для здоровья материалов, а нашей медицине выгодны больные люди, поэтому не лечатся излечимые болезни, не ставятся своевременно правильные диагнозы (разнообразные инфекции не лечатся вовремя), а вакцинация приносит больше вреда, чем пользы (мы не против прививок как таковых, а за разумную вакцинацию). В таких «благоприятных» общественных условиях страдают дети как самые уязвимые. Вирусная инфекция, в том числе и живые вирусы вакцин, или интоксикация может привести к одному из нарушений, которое потом потянет за собой все остальные, и в итоге приведет к аутизму разной степени выраженности.

Аутизм развивается довольно быстро. Многие родители видели, как после прививки или перенесенной вирусной инфекции (как график прививок, так и вакцины для детей на данном этапе далеко не безопасны, но производители вакцин, естественно скрывают эту информацию, а средств у них для этого много), ребенок перестает реагировать на одни внешние стимулы, и начинает болезненно корчиться от других. Перестает смотреть в глаза, перестает разговаривать. Утрачивает ряд уже приобретённых навыков. Начинает часто плакать. Сейчас уже известно, что многие проявления и «странности», связаны с неправильным восприятием мира, которое приводит к тому, что обычный для нас, звук и свет, прикосновение может восприниматься в гипертрофированном виде и причинять невыносимую боль. Тихие звуки могут заглушать те, которые для нас кажутся громкими, а, например, мерцание лампы дневного света может лишить возможности воспринимать что-то еще. Следует понимать, что гиперчувствительность, характерная для аутизма, в легкой форме может быть и преимуществом для человека, например, позволяет больше запоминать и подмечать, так как впечатления более яркие. Но в сильных формах она, скорее — источник боли и того, что другие люди воспринимают как неадекватное поведение, не замечая, не понимая и не видя эту боль. Трудно понять как человеку одновременно может быть больно от прикосновения «кусачей» одежды, которая другим таковой и не покажется, но вот удары, порезы и укусы могут и не вызывать такой сильной боли, как обычно. С другой стороны появляется множество внутренних источников боли, в основном — это кишечные колики и головная боль, чтобы хоть как-то заглушить которую некоторые дети могут биться головой об стену. Как в таком состоянии можно что-то воспринимать и учиться?

Нарушение восприятия мира естественно приводит к повышенной нервной возбудимости и к так называемому охранному, стереотипному поведению, чтобы контролировать ситуацию и избежать того, что может причинить боль. Новое начинает пугать, а другие дети, от которых вообще непонятно чего ждать, тем более. В таких условиях ребенок замыкается в себе, его становится трудно чему-то научить, и вообще он начинает тратить, гораздо больше сил на сопротивление новому, чем на его восприятие. И это, как бы не показалось странно, — адекватная реакция психически здорового человека на неадекватные условия. Конечно же, здесь я описываю тяжелые и сильные проявления аутизма (далеко не все бьются головой о стену), но они в той или иной степени характерны для всех людей с расстройствами аутического спектра.

Необычное восприятие мира приводит к тому, что мы, «нейротипики», не в состоянии понять, почему люди с аутизмом ведут себя странно. И это пугает нас.

Миф 5: Аутизм — результат поведения или дисфункции мозга

На самом деле, аутизм — это болезнь всего организма, расстройство, которое влияет на работу мозга, а не расстройство мозга. Поэтому лечить нужно не мозг, а организм в целом.

Миф 6: Причина аутизма — холодное отношение к ребенку со стороны матери, алкоголизм или наркомания родителей

Во второй половине ХХ века была распространена так называемая теория «холодной матери», сформированная в духе понимания аутизма как психического заболевания. Она формировала комплекс вины у родителей и создавала еще больше трудностей в общении матери и ребенка. Этот миф уже почти умер, а специалисты от него отказались полностью. Так как очевидно, что это не так. Но вот «доброжелательные» соседи, родственники и просто люди с улицы очень часто не церемонятся и говорят родителям гадости или в этом духе или наоборот, когда видно, что у матери и ребенка сильный контакт, что ребенок, просто разбалованный и поэтому капризничает. В любом случае, это давит на людей, в семье которой растет человека с аутизмом. Тут даже не важно, в чем именно общество обвиняет родителей, главное то, что в любом случае они, только и исключительно они, виноваты в болезни своего ребенка.

Хотя на самом деле виновата система медицины, который не в состоянии (не могут, а часто и не хотят) вовремя диагностировать и вылечить простую вирусную инфекцию, производители вакцин, продуктов питания, те, кто загрязняет окружающую среду и т. д. Короче говоря, виноват капитализм как система общественного производства. И пока будет капитализм, эпидемия аутизма не прекратится, хотя отдельные родители, создавая тепличные условия (для которых нужны средства), будут выводить своих детей из спектра.

Миф о том, что дети с аутизмом бывают только у неблагополучных родителей (алкоголики, наркоманы), тоже уже не разделяет ни один человек, знакомый с проблемой, но таких людей не так уж и много, а для обывателя эта мысль кажется вполне логичной.

Миф 7: Люди с аутизмом не испытывают чувств, не умеют любить и сопереживать

Миф основан на том, что люди с аутизмом нестандартно проявляют свои чувства. Например, поцелуи и объятия могут быть для них невыносимы на физическом уровне.

Кроме того, в основу мифа легло то, что дети с аутизмом часто просто не понимают людей, которые воспринимают мир по-другому и лишь с возрастом учатся понимать, а значит и сопереживать людям.

Но эмоции и ощущения — это еще не чувства. Многие люди с аутизмом всей своей жизнью и каждодневной заботой о других доказали, что это не так. Показали, что они могут чувствовать по-настоящему: любить, сочувствовать не только людям, но и животным, заботиться о других, дружить.

Тем не менее, миф разделяет даже часть «специалистов» — психиатров и психологов. Людям с аутизмом вообще часто приходится доказывать, что они — люди, которые имеют право на уважение, на образование, на работу, и вообще, на полноценную жизнь. Что они — настолько же люди, насколько и «нейротипики».

Миф 8: У людей с аутизмом снижен интеллект

В основе мифа лежит опять таки непонимание людей с аутизмом со стороны «нейротипиков». Как результат — способы проверки и оценки интеллекта оказываются абсолютно неподходящими для людей, а особенно для детей с аутизмом, которые еще не научились под нас подстраиваться. Часто дети, например, не воспринимают (не не понимают, а не воспринимают — это разные вещи), того что от них хотят, или, «защищаясь», делают все, чтобы не делать того, что просят. Дети не отвечают на вопросы, на которые знают ответы, не делают задания, которые могут выполнить, особенно плохо они ведут себя в ситуации экзаменовки, когда на них давят со всех сторон, или когда их экзаменуют рядом с мощным для них раздражителем, который мешает сосредоточиться, и воспринимать что-либо другое кроме него (неправильная одежда, лампы дневного света, громкие и резкие для них звуки, например, когда кто-то пишет, слишком яркие цвета в комнате). Они могут заглушать голос учителя в классе и т. д.

Аутизм может и часто создает трудности в обучении, но дело не в том, что у человека с аутизмом снижены возможности развития интеллекта. Наоборот, у многих интеллект выше среднего, поскольку аутизм заставляет человека учиться, но в другом направлении. Часто дети еще в раннем возрасте очень хорошо учатся избегать всего того, что их ранит или напрягает, и ставят очень сильные блоки, которые и мешают им учиться всему тому, чему учатся обычные здоровые дети, но осваивают что-то другое. Например, они могут учиться обходиться без речи когда можно, естественно, тогда приходится делать многое самостоятельно, что здоровым детям родители делают по просьбе (доставать вещи, ходить в туалет, и даже варить себе еду в раннем возрасте). Но такое поведение, особенно, когда оно закрепляется, становится преградой для обучения. Ломка стереотипа дается ребенку с большим трудом.

Трудности в обучении создает и неправильное восприятие, но даже это — не самое главное. Это все вполне преодолимо. Общество лишает ребенка с аутизмом возможности учиться и развивать свои способности.

Нередки случаи, когда родители, узнав от «специалиста» (психиатра), что это не лечится или, что это врожденное (генетическое, изменению не подлежит), перестают лечить и учить своих детей, ведь какой-то тоже «умный специалист», основываясь непонятно на чем, признал трехлетнего ребенка не обучаемым. Бывают случаи, когда отказываются от детей с аутизмом, сдавая в разного рода учреждения, где нормальное человеческое развитие в принципе невозможно. В фильме «Человек дождя» хорошо показано до чего можно довести человека с аутизмом, поставив его в условия, в которых он просто не учится жить в обществе: ориентироваться, принимать решения, работать, бороться. Подобные условия часто создаются в семье. Родители на деле, а не на словах относятся к свои детям как к вещам, все делая за ребенка и давая ему все, что ему хочется, даже не показывая, как с этим нужно обращаться. Только бы не плакал. При этом они мешают ему чему-то научиться и постоянно жалеют себя и несчастного ребенка. Ну, расставляет он в ряд машинки, ну и пусть, ему в данный момент комфортно. Поиграть с ним пробовали, но по-старинке не получилось и на этом основании сделали вывод, что и не нужно пробовать еще раз и «нервировать» ребенка. А ведь, возможно, просто нужно было говорить немного тише, чтобы звук не ранил ребенка и не провоцировал плач и крик, а становился доступным для восприятия, или наоборот — громче, чтобы мог перебить зрительную самостимуляцию и дойти до ребенка. Тут все индивидуально. В итоге ребенка лишают простого человеческого общения, так необходимого каждому.

На его трудности в общении, обусловленные болезнью, накладывается социальная среда, которая препятствует его человеческому развитию. Причем, частью этой неблагоприятной среды моет быть и психолог, который работает с ребенком, и его педагоги. Свое неумение, отсутствие знаний и нежелание найти подход к ребенку они оправдывают чем-то в роде: «ну что я смогу сделать, если он же такой. ». Мы постоянно слышим подобное по отношению к здоровым детям от бездарных школьных учителей, которые делят детей в классе на способных и не способных и работают только со «способными», то есть просто не делают того, что должны. К сожалению, таких очень много не только в обычных школах, но и среди тех, кто якобы является специалистом по работе с детьми с аутизмом.

Такая политика доводит детей до плачевного состояния. А ведь родители любят детей. Сначала они пытались что-то делать, в основном наталкиваясь на разного рода шарлатанов (о биомеде они обычно ничего не слышали), которые за большие деньги обещали вылечить (мгновенно и окончательно), а в итоге не давали ничего. Потом, послушав «специалистов», они перестали заботиться об образовании и искать пути лечения. Просто опустили руки и фактически лишили детей возможности развиваться. Дети целыми днями смотрят телевизор, играют в компьютерные игры и т. п. Я привела этот пример для того, чтобы показать, в каких условиях оказываются дети, за которых мы (взрослые) отвечаем и должны бороться. В таких условиях ребенок развивается вопреки, а не благодаря стараниям взрослых, которые могут создать непреодолимые преграды для него.

Есть два пути работы с детьми с аутизмом, которые не исключают, а дополняют друг друга. Можно лечить, а можно учить жить с болезнью, в этом плане многое можно сделать, чтобы полностью интегрировать человека с аутизмом в общество, чтобы он полноценно жил, учился и работал, несмотря на свои особенности. А если он с аутизмом это сможет, то без него и подавно.

Жить с аутизмом трудно (так как эта болезнь доставляет много проблем), научиться этому тоже нелегко и очень болезненно. Общество враждебно по отношению ко всем, кто явно не такой. Родители из любви к своим детям, из боязни, что их будут обижать, над ними будут смеяться и пытаться унизить, не отдают своих детей в школу к здоровым детям. И они правы — травить детей будут почти наверняка. Родителей можно понять. Детей действительно травят в классе, над ними издеваются как дети так и горе-учителя, которые не хотят искать особый подход к «ненормальному» ребенку. Получается, что в школе ничего хорошего и нет. Посмотрев на своих товарищей по несчастью, от детей которых администрация школы или детского сада постоянно пытается избавиться, так как эти дети неудобны, видя весь тот вред, который наносит ребенку враждебная школьная атмосфера, они идут более легким путем. Это или индивидуальное обучение, или школы, которые не дают полноценного образования. Ребенку так намного комфортней, но он не учится бороться и не становится самостоятельным человеком, так как все решения за него принимают другие. Теряется возможность научиться общаться с обычными, далеко не идеальными, людьми и вести себя в разнообразных жизненных ситуациях. Даже если школьная программа и была освоена на индивидуальном обучении, к жизни такие дети оказываются абсолютно не готовыми.

То есть кроме болезни, которая и так создает трудности в обучении из-за неправильного восприятия мира, затрудняющего коммуникацию, и усложняет освоение некоторых навыков, общество и самое ближайшее окружение тоже мешает развиваться. В итоге, отсутствие нормальной возможности учиться воспринимаются «специалистами» как неспособность это делать, а любые успехи ребенка остаются загадкой, случайностью, «чудом». А ведь организация такого «чуда» должно быть банальной, каждодневной работой, врачей (иммунологов, гастроэнтерологов, инфекционистов, эндокринологов, неврологов), педагогов, родителей и общества в целом.
Люди с аутизмом, которые в свое время получили возможность учиться и развиваться, не уступают здоровым людям и достигают больших успехов в разнообразных сферах деятельности, от компьютерных технологий до фундаментальной науки и искусства (и вообще в любой сфере). Развивают способности, которые позволяют компенсировать свои проблемы, мешающие жить. Они не такие как мы — но они не хуже нас. И мы обязаны это признавать и уважать людей с аутизмом, а детям создавать условия, которые должны быть у всех детей, вне зависимости от диагнозов. Если хотя бы ближайшее окружение ребенка понимает это, у него появляется возможность развиваться как человеку, поскольку бороться за это ему будут помогать.

Миф 9: Дети-аутисты нуждаются в специальных учебных заведениях.

Это очень вредный миф, о котором отчасти шла речь выше. Его разделяет большинство работников системы образования. Они в основном не знают, что такое аутизм, аутист для них — псих. Директора учебных заведений впадают в необоснованную истерику, когда в их учреждение пытаются отдать ребенка с аутизмом. Как ни печально, никто не хочет лишний раз напрягаться в работе с трудными детьми.

На самом деле детям с аутизмом не нужны никакие гетто в виде особых школ и садиков. Сейчас такие начали появляется, часто это — банальное выкачивание денег из родителей, способ нажиться на чужом горе. Но даже это не главное. В таких отдельных учреждениях невозможно научить человека строить свои отношения с обычными людьми. Хотя есть такие учреждения, где детей действительно учат и развивают (в основном они рассчитаны на детей дошкольного возраста), но общения со здоровыми сверстниками там все равно нет. Это может быть только дополнением (индивидуальные занятия и т. п.) к обычной детской жизни и школьному образованию, но не альтернативой ему.

Нужно только чтобы в обычных общеобразовательных учреждениях создавались условия для развития детей с аутизмом (хотя, конечно, на вопрос о том, создаются ли они для развития основной массы здоровых детей, вряд ли можно ответить утвердительно). К этим условиям относятся, в первую очередь, уважение, понимание и приятие особенностей со стороны педагогов, отсутствие агрессии с их стороны, возможность снять напряжение для детей (20 человек в классе, — и еще много раздражителей, в условиях которых нужно еще и слушать учительницу — это стресс и напряжение), возможность организации специального диетического питания. Некоторые дети на первое время нуждаются в помощнике, а некоторых нужно постепенно вводить в коллектив, двигаясь от индивидуального к классному обучению. Нужно чаще объяснять детям школьные правила, так как они часто нелогичны, или нелогичны на первый взгляд, а потому — непонятны. Конечно же, современная школа далеко не идеальна и дает образование очень сомнительного качества, чаще всего, в классе даже не формируется детский коллектив. Но зато в ней в миниатюре воспроизводятся все общественные отношения. А ведь именно с ними придется иметь дело детям в дальнейшей жизни. Именно их нужно будет менять по их же собственной логике. Так что пока перспективной альтернативы современной школе для детей с аутизмом быть не может.

Система таких мероприятий, которые позволяет ребенку с аутизмом адаптироваться к школьным условиям называется инклюзивным обучением. Как исключение оно сейчас практикуется в единичных случаях в общеобразовательных школах (и родители действительно не боятся принести в школу справку с диагнозом, или того, что он поведет себя странно, и его выгонят). Организовать такую систему повсемемтно не так уж и трудно, но общество должно быть заинтересовано во всех своих членах, в том числе и в людях с аутизмом.

На данный момент ситуация абсолютно противоположная. Когда семья воспитывает ребенка с аутизмом, ей постоянно приходится доказывать, что он не «дурак», и что он не хуже других детей и имеет точно такие же права, хотя о них часто никто даже слушать не хочет слушать. В какой-то стране ситуация лучше, в какой-то хуже, но в общем и целом — это так. Родители очень быстро начинают понимать, что их дети никому, по большому счету, кроме них, не нужны, и вынуждены бороться за детей в одиночку против всего мира.

Итак, рассмотрев мифы об аутизме и изучив эту проблему, приходим к следующему выводу, что капитализм становится несовместимым с простым воспроизводством здорового человеческого индивида. Организм человека, который относится к биологическому виду homo sapiens, просто уже не может нормально воспроизводиться в современных общественных условиях, а общество не может обеспечить условия для развития людей с обусловленными системой общественного производства проблемами со здоровьем.

Конечно, сейчас тоже можно создать для своих детей особые условия (в том числе и в плане питания быта и лечения), но это, во-первых, доступно далеко не всем; во-вторых, об этом и не задумываются, пока горе не приходит в дом; в-третьих, это с каждым днем становится все труднее, а через некоторое время станет вообще невозможным, так как планету уже загадили и продолжают загаживать до крайней степени. Отдельные разрозненные родители и люди с аутизмом, которые добиваются права и возможности быть полноценными членами общества, не могут победить систему. Таким образом, решать проблему аутизма нужно в планетарном масштабе, и решение кроется в коренном преобразовании отношения человека к природе и человека к человеку. А пока получается, что отдельных детей вылечивают и развивают, но при этом детей, больных аутизмом, становится с каждым годом все больше и больше. А если брать статистику по другим заболеваниям, то оказывается, что миллионы людей постоянно умирают от давно уже излечимых болезней. В рамках капитализма по-другому и быть не может.

propaganda-journal.net