Аутизм лечение гипнозом

Практика применения гипноза, НЛП и не только

Игорь Сурков
Site Admin

Из интервью с профессором Вагифом Рахмановым:

На сегодня одной из серьезных проблем стал аутизм.

— Это патология психологического развития, при которой ребенок не проявляет интерес ко всему, что происходит вокруг, с ним сложно найти контакт, — говорит руководитель Украинского психотерапевтического реабилитационного центра (г. Днепропетровск), член Европейской ассоциации психотерапевтов, доктор медицинских наук, профессор Вагиф Рахманов. — Как правило, дети с аутизмом не реагируют на звуки. Поэтому важно определить, болен ли малыш аутизмом или у него снижен слух. Бывает, что есть и та, и другая патология. Чтобы выяснить, почему ребенок не желает общаться и замыкается в себе, недостаточно прийти на прием к врачу на 15 минут. Ведь даже кабинетная обстановка сначала выбивает малыша из колеи, и он не раскроется в полной мере. Конечно, у врачей большая загруженность, нехватка времени. Но из-за ошибочно поставленного диагноза будет назначено неправильное лечение. На это уйдет время. По нашим данным лишь пять-десять процентов родителей пытаются перепроверить поставленный диагноз, а остальные соглашаются с ним и начинают давать лекарства. Некоторые семьи ищут знахарей, экстрасенсов, колдунов, впадают в «магическое настроение» и вообще перестают заниматься самим ребенком.

— С какими болезнями путают аутизм?

— Например, детям с нарушением слуха ставят диагноз — умственная отсталость, аутизм, назначают успокоительные и сосудистые препараты, в то время как ребенка надо учить слушать и слышать. Мы часто сталкивались с подобными ошибками.

— Как исправить ситуацию?

— Чтобы поставить точный диагноз врач должен несколько дней наблюдать маленького пациента в стационаре. В моей практике так было не раз: ребенок устал в дороге, его окружают непривычные предметы, чужие люди, и при первой встрече он ведет себя, как загнанный в угол мышонок. Лишь освоившись в новой обстановке, малыш проявляет себя как личность. И я вижу, с какими проблемами нам надо бороться. Если речь идет об аутизме, то родители должны знать, что медикаментозная терапия при этом заболевании не всегда эффективна. Понадобится труд всей семьи, чтобы появился контакт с ребенком.

— В чем причина этого недуга?

— Их множество, но найти основную бывает сложно. Например, помню рассказ мамы аутичного ребенка о том, что во время беременности в семье возникали ссоры, речь не раз заходила об аборте. В конце концов родители разошлись. Повлияло ли это на психологическое состояние малыша? Думаю, да. Ситуация типичная. К факторам риска можно также отнести патологию беременности, перенесенные ребенком в раннем детстве тяжелые заболевания. Хочу обратиться к родителям: какой бы диагноз ни поставили вашему сыну или дочке, только вы сможете им помочь. Общаясь с аутичными детьми, важно соблюдать некоторые правила: прекратить излишнюю опеку, не говорить при ребенке о его негативных чертах, хвалить малыша и высказывать надежду, что завтра у него все получиться еще лучше. Эти дети особенно чувствительны к посторонним звукам во время сна и могут слышать разговоры родителей, обсуждающих свои отношения. Так можно травмировать психику ребенка. Мамам и папам наших пациентов мы советуем вести дневник, в котором ежедневно записывать даже маленькие достижения, отмечать особенности характера своего чада. Поверьте, это путь к успеху.

Зарегистрирован: 19.07.2011
Сообщения: 3378
Откуда: Самара

Случай 1.
— Сразу после рождения сын перенес двустороннее воспаление легких и отек мозга, у него случились судороги, — рассказывает Людмила, мама шестилетнего Саши. — Когда ребенок начал подрастать, мы заметили, что он нас не понимает, не слышит, не развивается, вообще не пытается общаться. В Терно-польской больнице ему поставили несколько диагнозов: задержка развития, глухота и аутизм. Саша был очень нервным, иногда казался невменяемым. Кричал, когда ему что-то не нравилось, издавал странные звуки. Что я не пыталась делать для сына, какие лекарства ни давала, результата не было. Ребенку исполнилось четыре с половиной года, когда мы узнали о том, что в Днепропетровске есть центр, где лечат нарушения слуха и речи. Руководит центром профессор Вагиф Рахманов. Родители детей, у которых были почти такие же проблемы как у нас, рассказывали чудеса: доктор возвращает слух по своей методике, учит говорить. Мы тоже решили попытать счастья.

— В чем заключается лечение?

— Профессор знакомится с ребенком и, кажется, между ними уже возникает контакт. Вообще, дети обожают Вагифа Мамедовича, хотя он разговаривает с ними строго и по-взрослому. Основа лечения — сеансы гипноза, музыкотерапия, массаж ушек, иглоукалывание. После этих процедур ребенок становится более спокойным, уравновешенным и, что удивительно, начинает. слышать. Так было и с Сашей. Кстати, доктор сразу лечит и родителей — тоже ставит иголки, ведь нервная система у многих на грани срыва. После сеанса родители должны самостоятельно заниматься детьми, выполнять определенные упражнения, например, хлопать в ладоши то с одной, то с другой стороны от ребенка, говорить слова, просить найти те или иные предметы. Саша, который раньше ничего не понимал и не слышал, начал выполнять мои просьбы, а через несколько сеансов заговорил!

— И что же он сказал?

— «Мама «дай кушать!» С каждым курсом лечения сын все лучше слышал, и сейчас слух у него в нор-ме. За два года мы прошли пять курсов по четыре недели. Успехи просто отличные: ребенок говорит, я его понимаю. Он веселый, интересуется всем новым. У нас есть надежда, что вскоре Саша пойдет в обычный садик, а затем и в школу. Наш старший десятилетний сын не мог раньше общаться с младшим братиком, а сейчас они уже вместе играют. Для меня это просто счастье, о котором я готова рассказы-вать всем. Ведь многие родители, испробовав на своем ребенке различные методы и не получив ре-зультата, опускают руки. А этого нельзя делать ни в коем случае.
«Ссоры в семье, когда мать беременна, могут сказаться на психологическом состоянии будущего ре-бенка»

Случай 2.
Богдан родился здоровым ребенком. Рано начал лепетать. В шесть месяцев самостоятельно сидел, а в годик сделал первые шаги.

— В полтора года сыночку сделали прививку АКДС — против коклюша, дифтерии и столбняка, — вспо-минает мама мальчика Алена, жительница города Казатин Винницкой области. — Через неделю на яго-дице на месте укола появился волдырь. Медсестра успокоила, мол, у малыша просто аллергическая реакция на спирт. Вскоре высыпания прошли, но я заметила, что ребенок перестал произносить слова, а только издавал странные звуки. Потом он и вовсе замолчал, стал нервным, плохо засыпал. В истери-ке Богдан мог упасть на подушку и разорвать наволочку, покусать себе руки, исцарапать до крови дес-ны. Увлечь сына игрушками, каким-то занятием было просто невозможно. Богдан убегал или дрался. Врачи выписывали ему лекарственные препараты, принимая которые ребенок постоянно хотел есть. Нам с мужем даже приходилось прятать в доме все продукты.

Я консультировалась у многих психиатров и невропатологов. Богдану делали энцефалограмму, ко-торая показала, что эпилепсии у ребенка нет. Не обнаружили у сына и шизофрении. Генетики тоже отклонений не нашли, поэтому выписали направление на медико-психологическую комиссию. Только там моему мальчику поставили диагноз аутизм. Помню, как тогда один из врачей подошел ко мне и, вздыхая, произнес: «Мамочка, ваш случай безнадежен. Если ребенок мешает жить, отдайте его в ин-тернат… »

Но Алена не сдалась. Она продолжала искать специалистов, которые согласились бы помочь. Однаж-ды по телевизору женщина увидела передачу про днепропетровский центр Вагифа Рахманова, где детей-аутистов лечат по авторской методике.

— С большим трудом мне удалось попасть с сыном на консультацию к Вагифу Рахманову, — продол-жает Алена. — На тот момент Богдану было уже девять лет, при росте 138 сантиметров он весил 55 килограммов и продолжал набирать вес.

— Мальчик был абсолютно неконтактный, — говорит руководитель Украинского психотерапевтиче-ского реабилитационного центра (г. Днепропетровск), член Европейской ассоциации психотера-певтов доктор медицинских наук профессор Вагиф Рахманов. — В кабинете он кусал и бил маму, плакал, вместо слов издавал невнятные звуки, не мог усидеть на месте. Случай был крайне тяжелым, но я решил помочь этой семье.
«В первый день лечения Богдан был похож на загнанного в угол зверька»

Курс лечения в центре Вагифа Рахманова длится две-четыре недели. У каждого пациента свой гра-фик. Люди приезжают из разных городов, знакомятся, видят, каких успехов достигают те, кто обратился с такими же проблемами. И начинают понимать, что их случай не безнадежный.

— За последние полтора года мы с сыном проходим уже четвертый курс лечения в клинике профессора Рахманова, — говорит Алена. — На первых процедурах Богдану делали массажи, иглоукалывание. Я все время находилась рядом с сыном. Вначале он сопротивлялся, а потом понял, что никто не хочет причинить ему боль, и перестал нервничать. К концу первого курса (он длился месяц) ребенок засыпал без лекарств, а ведь еще недавно это не удавалось даже с медикаментами. Постепенно мы отказались от всех препаратов, которые нам раньше назначали врачи. У Богдана появилась усидчивость, нормализовался аппетит. Ребенок перестал бояться людей.

Помню, в первый раз на занятии по музыкальной терапии сына невозможно было удержать. Богдан напоминал зверька, которого загнали в угол: кричал, кусался, щипался, царапался, хватался за все, что попадало ему под руки, и тянул меня назад в коридор. Пришлось вывести ребенка из зала. Мы с сыном вышли на улицу, сели на лавочку и оба плакали. На следующем занятии Богданчик уже сидел в коридоре, хотя и без особого интереса и удовольствия. А под конец первого курса — танцевал. И было видно, что ему это очень нравится. Страх куда-то исчез, сынок улыбался, а я смотрела и не могла сдержать слез счастья.

Случай 3.
У меня ребенок на инвалидности с детства, диагноз аутизм. С сыном мы обьездили многих бабок, знахарок, были и в Киеве, и в Крыму на дильфинотерапии-результатов не было, наоборот ребенку от большого коли-чества лекарств становилось только хуже и хуже. К Вагифу Мамедовичу мы с подругой (у нее сын с такой же проблемой) попали случайно и решили попробовать. Детям было 8 и 9 лет. После 1 курса сын стал спо-койнее, пропал ночной энурез, ушла метеозависимости, тревога и усиленный апетит. Я была приятно удив-лена. Через месяц мы приехали на 2 курс. Могу сказать уже сейчас, хотя 2 курс не закончен-у ребенка уменьшилась стереотипность движений рук и агрессия, он спокойнее, адекватнее. Мне с ним легче жить стало. и это правда. Уважаемые родиели, чьи дети в таком положении, не опускайте руки, ваши дети имеют шанс и вы должны ним воспользоваться.

Случай 4.
Моему сыну 8 лет у него аутизм.Лечились традиционными методами у неврологов и психиат-ров.Неоднократно ездили в Киев за ,,новыми ,,схемами лечения,пили таблетки,кололи уко-лы.Медикаментозное лечение видимых результатов не дало.Эфект был,но побочный — панкреа-тит,увеличение печени,ацетон,отказ от еды. От знакомых услышал о Рахманове В.М. Решил действовать.В ноябре 2009 начали лечение.Результат впетчатлил . Наладилась работа жкт,улучшился сон,проблемы с туалетом.Сейчас заканчиваем 2 курс лечения.Очень довольны.

Случай 5.
Хочу заметить, что каждый человек должен сам принимать решение, лечиться у какого то конкретного вра-ча или нет! Мы с мужем, например точно знали, что врач уже 30 лет занимаеться слухом, но поскольку проблемами аутистов в нашей стране никто серъезно не занимаеться, решили, что надо использовать любой шанс подаренный судьбой. Никакие психологи и психиатры в Украине не помогут. ОДНОЗНАЧНО! У нас нет института АУТИЗМА, как в США и соответственно нет DAN докторов (кто изучал эту проблему на научном уровне, поймет меня). Поехать за границу у нас не было возможности. Там процент выздоровления таких детей (вовремя обратившихся в раннем возрасте) составляет в среднем 70-80. Мы решили не сдаваться. Да, действительно, результаты на первом курсе лечения у Рахманова не очень нас впечатлили. Скажу честно: мы ожидали большего. Но тот факт, что ребенок стал намного спокойнее и стал крепко спать, нас очень обрадовал. Решили, что надо продолжить. Получилось. После второго курса: малыш осознанно называет меня МАМА:cry:, начал повторять некоторые слова, не боиться других людей (идет на руки), понимает обращенную речь, появился указательный жест, улучшилось повидение. Мы также понимаем, что таким детям необходима диета, занятия с психологом, дефектологом (за границей это называют АВА-терапия и работают по DAN-протоколу). Но любой граммотный специалист обязательно скажет вам, что рефлексотерапия (иглоукалывание) помагает включить собственные резервы организма. А тут уже больше зависит, какое усилие приложат к этому родители:smt219. Если пустить всё на самотек, то результат будет нулевой. И скажу честно, врач не такой ДЕСПОТ, как создаеться о нем впечатление. Я лично знаю родите-лей, детей, которых он взялся лечить за «смешные» деньги. Обладая неординарными (надчеловеческими способностями), Рахманов как то видит, у кого имеються возможности оплатить лечение, а у кого нет. И не забывайте, что человек такой «странный» по нашим украинским меркам, а для своих азербайджанцев он вполне нормальный человек. Мы это сразу поняли (нам повезло), когда попали на лечение вместе с его земляками!

Случай 6.
Моему сыну сейчас пять лет, два с половиной из которых мы живем с диагнозом детский аутизм, системное недоразвитие речи. Все это время я топтала пороги профессоров, ведущих специалистов, каждый выписы-вал новые «чудодейственные препараты» и кормил меня обещаниями: «Вот вот заговорит», «Эфффект на-ступит позже», «гиперактивность пройдет», «агрессия снимется», но время шло, а изменений ни в речи ни в поведении не происходило. Я узнала про методику лечения профессора Рахманова от своей знакомой, но благодаря советам «доброжелателей» потеряла два месяца. Чтобы лучше понять почему так рьяно я стрем-люсь помочь детям, которые страдают этим недугом я опишу в сравнительном анализе поведение своего сына до лечения и после.
До леченипя мой сын произносил два слова «мама» и «баба», но не целенаправленно а а в воздух время от времени, сейчас обращение «мама» призносится гляда на меня, новые слова «нет», «иди»,»ням-ням», когда кушает»,»вава», когда больно или стукнулся. В очереди можно было постоять не более пять минут, после лечения я могу стоять полчаса, для этого мне достаточно повторить «Ваня, жди», на ответ «нет», » нельзя» до лечения ребенок реагировал истерикой, мог упасть на пол и биться головой, после лечения он только можеть «побурчать», но сделает то что велено, до лечения категорически не садился на горшок если мне это удавалось то в его руках оставался клок моих волос, после лечения мы спокойно сидим на горшке я просто время от времени поглядываю чтоб он не вставал, мало того на последней неделе лечения он уже самостоятельно вытирал попу, заранее приготовленной бумажкой оставленной рядоь с горшочком, пусть не так качественно как нужно, но ребенок начал понимать зачем эта бумажка вообще нужна. До лечения ре-бенок писал в трусики и ходил в мокрых, на второй неделе лечения он снимал трусики, писал и одевал. Улучшилось понимание обращенной речи. стал понимать фразы : одень трусиси, сними трусики, расстегни босоножки, дай чашку, дай нож, закрой холодильник, поставь чашку на стол, нельзя, дай кепку, стой, от-неси тарелку на кухню, иди сюда, подними и еще много, до лечения эти фразы были для него не различи-мы. Начал понимать, что за запрещенные действия можно получить наказание, по этому поводу смешной случай из запрещенный действий я не разрешаю брать нож, дважды предупреждаю если он не слушается получает по попе прутиком, он это понял взял аккуратно прутик вынес в другую комнату и опять полез за ножом, так как средство наказания отсутствует можно шкодничать. Улучшилась координация движений до лечения ходить по ровной бровке он мог только с помощью моей руки и то сваливался, после лечения он ходит самостоятельно даже по наклонной поверхности.
До лечения , чтобы позаниматься с сыном минут 20 уходило на то чтобы побороть истерику и минут пятна-дцать на само занятие при этом каждое занятие он умудрялся поцарапать мне лицо, в саду смеялись:»Видно что вчера ты качественно занималась с ребенком, результат на лицо», после лечения занятия продолжаются от 40 минут до 1 часа, лицо больше не страдает, максимум он при большой неохоте работать начинает усиленно зевать, но после слов «Ваня, ты не встанешь пока не сделаешь», заканчивает задание. Благодаря усидчивости и внимательности улучшилось качество обучения, а значит что мой сын быстрее научится говорить, читать, писать, и пойдет в общеобразовательную школу, к чему стремяться все родители. Поэтому общими усилиями врача и родителей можно достигнуть максимальных результатов. Чтобы не говорили, но работа которую проводит Вагиф Рахманов по возвращению полноценных людей обществу, и снимает статус ивалидов, который нам присваивают наши «доблестные врачи», и обнадеживают родителей тем, что дети наши не иллечатся никогда, Вагиф Мамедович заслуживает огромной благодарности.
За такое короткое время такого результата я не ожидала.

Случай 7.
Моему сыну Артуру 9 лет. Диагноз: аутизм,отставание психического развитие( отсутствие речи, гипервоз-будимость,агрессия) Ребенок вот уже три года на рисполепте. В октябре попали на лечение к доктору Рах-манову и за каких-то двадцать дней ребенок начал повторять слова (ви понимаете не слоги , а слова), на-чал интересоваться окружающим миром. Чьи дети сидят на таблетках поймут какое это огромное достиже-ние, что за курс лечение мы уменьшили дозу рисполепта вдвое. Записались на второй курс. Доктор Рахма-нов не только дает надежду, он помагает осуществиться самым заветным мечтам (делает наших больных детей полноценными членами общества). После курса лечения я и сама стала другим человеком( заново научилась улыбаться,радоваться жизни)

Случай 8.
Моему сыну ставили аутизм. Ему в июле будет 6 лет. После 2х курсов моего сына назвать аутистом невоз-можно. Хотя нашли мы Рахманова В.М. позновато, 1й курс прошли в ноябре 2011г. Мы обращались ко всем профессорам Киева, были во всех речевых реабилитационных центрах нашей столицы, нам выписывали страшные препараты, но мы к счастью не на всё нашли денег и не всё решились давать. Мы занимаемся с дефектологом 2 года 6 раз в неделю. СУЩЕСТВЕННЫЕ СДВИГИ, КОТОРЫЕ СМЕЛО МОЖНО НАЗВАТЬ ВЫЗДО-РОВЛЕНИЕМ, НАСТУПИЛИ ТОЛЬКО ВО ВРЕМЯ ЛЕЧЕНИЯ У РАХМАНОВА. Не тратьте время на размышления, приезжайте и лечитесь, точнее сказать ВЫЗДОРАВЛИВАЙТЕ. Нам за рекламу не платят , я просто мама ребёнка, которого спасли. и я хочу чтоб Вашего тоже спасли.

Случай 9.
Хочу рассказать нашу историю: Сыну 4,3 года – диагноз – Аутизм (кстате уже Аутизм не ставят, а ставят ЗПР) , роды –нормальные естественные вовремя на 40-й неделе, оценили сына 8-9 баллов по шкале, про-блем особых не было, в 2 мес невролог смотрел – всё нормально, развивался ребёнок нормально: в 7 мес – сел, в 11 мес – начал ходить, в 1 год были осознанные слова – мама, вава, пока, в 1,1 мес – было отравле-ние антибиотиком и 5 дней ставили капельницу, он кричал, плакал от боли, вообщем получил стресс , потом состояние нормализовалось, но я замеала , что сын не совсем такой как все, но думала подрастёт – по-умнеет, так и врачи говорили, в 2,5 года – он знал где собака, где кот, кое-чтоспрашивал у меня , и потом мы сделали прививку, и после неё пошло ухудшение, начались истерики , речь стала уходить, начал как-то больше уходить в себя, в 3,5 года обратились к психиатрам . До лечения у Вагифа Мамедовича , лечились пол года лекарствами: Кальций Гопантенат ,Сомазина, Редазин,Рисполепт – ребёнок стал просто бешенный , до лечения таблетками агрессии вообще не было, начал бить детей, дома набрасывался на нас щепал, бил, я видела , что это не осознанно , а от лекарств, звонила врачу , говорю — что такая реакция, а она говорит, что нужно дозу успокоительного увеличивать, а это бешенство началось именно от Редазина- успо-коительное ( вначале оно держало его, а потом отпускало и он не осознавал что делает), Сомазина – силь-но растормозила – одна беготня , и крики – сын перестал смотреть даже мультики, неговоря уже про то что усадить его заниматься, перестал играть с игрушками, я решила не слушать врача и просто перестала да-вать лекарство, ребёнок немного успокоился , но начались истерики, мультики всё равно не смотрел, одна беготня взад — вперёд, детей бил, перестал кушать, вечером становился как зверёк, и поведение и взгляд такой был.
Знакомая посоветовала поехать к Рахманову, дала мне телефоны нескольких мам, кто ездил с детьми на лечение к нему – все довольны, я решила и поехала. И вот прошло почти 3 месяця после 1-го курса лече-ния и вот: прекратились такие сильные истерики ,как были раньше, стало меньше стереотипного бега (по одной линии – вперёд, назад), сон стал хороший- спит всю ночь, стало меньше приступов агрессии, можно сказать вообще почти нет, стал повторять за ними слова или слоги , смотрит мультики, фильмы и даже не-которые передачи ,пытается играть с детьми, не толкая их как раньше, стал более самостоятельным, пыта-ется и сам одеваться, стал более послушным, терпеливым, наблюдательным, стал более лучше понимать обращённую речь, выполнять задания, указательный жест улучшился, обращается к нам – мама, папа , меньше кричит, улучшилась походка – почти совсем не ходит на цыпочках, только иногда , очень редко, улучшилась мелкая моторика – наклеивает мелкие наклейки по формам, строит дорожку из палочек, крутит свободно колёсик мышки от компьютера, складывает мозайку , играет в простые детские компьютерные игры, стал более сообразительным – интересуется игрушками, которые нужно приводить в действие ( управляет машинкой на радиоуправлении), ложится спать отдельно на свою кровать, а раньше ложился только с нам , стал более опрятным и аккуратным, играет с игрушками , помогал наряжать ёлку, складывает картинки из 3-х , 4-х частей, начал кататься на велосипеде. С логопедом занимается хорошо , появился интерес к занятиям, больше повторяет, понимает смысл заданий. Ходим ещё на групповые занятия – там он тоже прекрасно занимается – клеит, рисует сам человечика, машинку, смысл картинок понимает, вопросы понимает и выполняет задания. Спасибо БОЛЬШОЕ ДОКТОРУ.

Случай 10.
В 3,5 месяца на корне языка заметили папилломку и прооперировали под общим наркозом. Вот тут и по-шло-поехало! Подозреваю, что доктора переборщили с наркозом (долго и тяжеловато отходил от него), но это лишь моё предположение. После этого все неврологи ставили диагноз: ГИП ЦНС, синдром двигательных нарушений, задержка стато-моторного и психоречевого развития.
На фоне этих выводов было сделано 2 МРТ (опять же под общим наркозом, т.к. ребёнок маленький). До двух лет – ещё две операции (шунтирование барабанных полостей и крипторхизм).
Постоянные поездки, консультации, клиники, реабилитационные центры (и в России в том числе), дельфи-нотерапия, разные бабульки-знахарки, биоэнергетики, ЛФК, массажи и т.д. и т.п. Эффект минимальный, да и то направлен на укрепление организма в целом. Было и медикаментозное лечение (цераксон, кортексин, кальция гопантенат, энцефабол, пикамилон, глиатилин и др.) Состоим на учёте у психиатра. Диагноз: ре-зидуально-органическое поражение ЦНС, ЗПР, психо-органический синдром в форме задержки психическо-го развития, органическое расстройство личности смешанного генеза с выраженной когнитивной недоста-точностью и отсутствием речи. F-07.9, 80.1, 88.0.
Короче, это всё сложно, поэтому теперь человеческим языком: сейчас нам 4 года. С трёх с половиной лет посещаем специализированный детский садик, группа ЗПР.
— Даня не разговаривает (лишь звуки и слоги с разной интонацией),
— ходить начал в 2,5 года,
— периодическое слюнотечение,
— пальцы постоянно во рту+грызёт ногти,
— тремор рук во время сна,
— плохая координация движений (нарушена и крупная и мелкая моторика),
— на горшок просится, но только дома (нужно обязательно на него сесть), т.е. на улице и на время дневного и ночного сна в памперсе,
— самостоятельно не кушает, не одевается,
— отсутствует понятие игры,
— стереотипия в действиях (тупо крутим колёсико у машинки, дёргаем замки, дверные ручки, телепаем всё, что телепается и т.д.,
— отсутствие коммуникативных качеств и контакта «глаза-в-глаза»,
— плаксивость (беспричинно ноет, капризничает, злится),
— дышит с приоткрытым ртом,
— мелкие предметы – в нос и в уши (я постоянно на стрёме),
— всё незнакомое нюхает,
— всё с земли — через рот и т.д. и т.п.
Вот с такими жалобами мы приехали 14 мая в Днепр за помощью к профессору Рахманову. А теперь – голые факты (чётко по дням, когда наблюдала изменения):
— день 1-ый: молча взял ложку и самостоятельно слопал овсянку.
— день 3-ий: резко снизилось проявление агрессии в мой адрес, ищет контакта с моими глазами, захотел достать пакетик сока — пришёл в комнату, взял меня за руку и привёл на кухню.
— день 4-ый: руки пока во рту, но ногти почти не грызёт, начал бегать (раньше это было проблематично, т.к. есть небольшая проблема со стопами), стал коммуникабельнее — попытался забрать игрушку (без агрессии, с улыбкой заглядывая в глаза товарищу по игре).
— день 6-ой: успешная попытка ходить задом-наперёд, первый раз полез по шведской стенке (раньше даже мысли такой не возникало!), агитирует меня на игру «в догонялки» (забегает вперёд, заглядывает со сме-хом в глаза и начинает убегать).
— день 7-ой: попытался выплюнуть зубную пасту (чистил зубки. Раньше глотал.), улучшилась мелкая мото-рика (держа авторучку в ладошке, большим пальчиком клацал по кнопочке, как взрослый, а раньше просто нажимал другой ладонью), резко расширился круг эмоций и голосовых интонаций (теперь один и тот же звук или слог может означать совершенно разные вещи. Значит, где-то в голове формируются и новые сло-ва, просто пока не может сказать.).
— день 8-ой: по деревянным вкладышам показал животных и фрукты.
— день 9-ый: научились договариваться (без скандала забрала из игровой комнаты), улучшилась координа-ция движений при общении с жидкостью (чашку спокойно берёт со стола, пьёт и ставит на место не разли-вая), пытается сам налить сок из пакета в чашку.
— день 10-ый: очень важно – появилось понятие «ролевых игр» (любимого Мишку садит с собой за стол, пытается ложкой накормить, суёт мордочкой в чашку, ставит ему иголочки как на процедурах. Детским мо-лоточком стучит по коленке себе и мне предварительно подняв шортики – как врач-невролог!)
— день 11-ый: появились почти успешные попытки расстегнуть «молнию» на ветровке и «липучки» на босо-ножках, просьбу «Положи на место!» выполняет беспрекословно и без психов. Гораздо внимательнее стал слушать аудиосказки или когда я ему читаю (следит за губами, беззвучно пробует повторить артикуляцию, на лице – выразительная мимика, которая соответствует моей интонации.
— день 12-ый:всё больше и больше развиваются коммуникативные качества – прекрасно играет в компании, пробует быть «заводилой», ищет контакта со взрослыми.
— день 13-ый: резко вырос уровень дисциплины и самообслуживания – сам кушает, расстёгивает босоножки, снимает и подтягивает брючки, вытирает рот салфеткой, вытирает со стола разлитый сок, убирает игрушки.
— день 14-ый: по шведской стенке до третьей-четвёртой ступеньки – без поддержки, поддерживает любые игры с детьми, терпеливо наблюдает за птицами и насекомыми, появились новые звуки, пытается произне-сти новые слова (пока непонятно какие).
— день 16-ый: на музыкальных занятиях стал пытаться танцевать (трусить попкой!) в паре с девочкой, на-чало формироваться понятие «пола» — улыбается девочкам, стесняется, трогает длинные волосы и хочет взять за руку.
— день 17-ый: есть новое слово «а-ко», что означает «открой» и показывает на дверь в игровую комнату, формируется здоровое чувство опасности и осторожности – старается обходить ямки (не всегда пока ещё удачно!), одёргивает руку при слове «Укусит!», если тянется к пчёлке на цветке.
— день 19-ый: ура! Теперь мы писяем стоя! (надеюсь, мамочки правильно поймут мой восторг!), теперь на протяжении дня нам не нужен памперс и не нужен горшок, чтобы на него сесть.
— день 20-ый (заключительный): к концу курса на 70-80% пропала стереотипия в некоторых действиях (я рассказывала в жалобах).
Вот такие у нас успехи и победы. Кстати, забыла сказать: от медикаментов мы отказались два месяца назад и возвращаться к ним не планируем – это один из главных плюсов и девиз лечения у Вагифа Мамедовича.

Случай 11.
Моему сыну сейчас 2г. 8 мес. В 1г 11 месяцев был поставлен диагноз ЗПРР, подозрение на алалию и аутизм. До года ребёнок развивался нормально, отклонения я стала замечать в 11 мес., когда он пошел. Он был слишком гиперактивный, постоянно от меня убегал, за руку не ходил, не играл ничем, ему ничего не было интересно, он всё время бежал, на речь не реагировал. Ждали улучшений до 1,5 лет. А потом начались хождения по врачам. Неврологи стимулировали речь (ноофен, пантокальцим, картексин), а улучшений не было. Ребёнок стал нервным, истеричным. Начались бессонные ночи, он просыпался и орал минут по 40, падал на пол, выгибался в дугу, стучал ногами, бил посуду, разбрасывал стулья. Думали, что это эпилепсия. Обратились к психоневрологу, сделали энцефолограмму, сказали, что ни эпилепсии, ни шизофрении нет, что это у нас истерические припадки такие. Следующим нашим шагом были генетики, анализ показал, что отклонений нет.
Лекарства мы пили, а всё без толку. Сын продолжал уписываться, стал агрессивным, дрался, говорил толь-ко на понятном ему языке и ничего не понимал. Сесть с ним позаниматься, увлечь его чем-то было просто невозможно, он или убегал, или дрался ,или кричал. Его понимание слов сводилось лишь к бытовому уров-ню: спать , кушать, на горшок, купаться, на. И всё. Добиться от него, где кошечка, собачка, мячик и т.п., я просто не могла. Дальше стало просто не выносимо, сын подрос, стал сильнее, стал добираться до всего сам. И начались кастрюли борща на ковре, битые стёкла, оборванные карнизы и истошные бесконечные истерики. Объяснения, почему этого делать не надо, сыном не принимались. Он, как будто, меня не слышал, хотя со слухом у него всё в порядке. Стал бурно реагировать на запреты.
Я сходила с ума, я очень сильно люблю своего сына, но жизнь превращалась в ужас и сплошную безна-дёжность. На стимулирующие препараты он ещё сильнее возбуждался, становился агрессивным, а пользы – ноль.
Наши знакомые проходили курс лечения у профессора Рахманова В.М. и посоветовали обратиться к нему.
Вот какие улучшения у нас после 1-ого курса и, заметьте, без каких-либо лекарственных препаратов:
1) Ушла метеозавимость.
2) На 2-ой день курса сын перестал уписываться по ночам. Теперь он просыпается ночью и идёт на горшок.
3) На 5-ый день он пришёл ко мне с пустой чашкой и сказал “Асё”(Ещё).Стал обращаться ко мне за помо-щью. Появился контакт с сыном.
4)Стал называть и показывать “Ав”(собачка), ”Пи”(цыплёнок),” Он”(слон), ”Ко”(курочка),повторяет за мной звуки. Говорит “мама”, “папа”
5)Появился указательный жест пальцем. Теперь он не кричит истерично, когда ему что-то надо, а берёт меня за руку, ведёт и показывает пальцем на то, что он хочет, и спокойно ждёт.
6)Стал бережнее относиться к вещам.
7)Стал спокойнее, ушла агрессия.
8)Стал контактнее с детьми. Активно участвует в детских играх. Любит повторять за детьми действия и зву-ки.

Мы остались очень довольны результатами, и это всего через 20 дней курса. Собираемся на 2-ой курс.
Дорогие мамы, не теряйте веры. Наши дети не обречены, им просто правильно нужно помочь. Быть мамой такого ребёнка – это очень большой труд. И очень важно именно нам принять правильное и верное решение в лечении наших детей.

www.hypnos.3nx.ru