Аутизм поддержка

Акции в поддержку людей с аутизмом пройдут по всей России 2 апреля

В рамках акции «Зажги синим» знаковые места в российских городах окрасятся синей подсветкой, чтобы привлечь внимание политиков и простых граждан к проблемам заболевания

МОСКВА, 2 апреля. /ТАСС/. Акции и флэшмобы в поддержку людей, страдающих аутизмом, пройдут в регионах России в субботу, во Всемирный день распространения информации об аутизме. Об этом сообщается на сайте благотворительного фонда «Выход», который занимается проблемами аутизма в России.

Более 10 зданий в Москве осветят синим в рамках акции информирования об аутизме

По статистике Всемирной организации здравоохранения, сегодня каждый 68-й ребенок рождается с аутизмом.

В рамках акции «Зажги синим» знаковые места в российских городах окрасятся синей подсветкой, чтобы привлечь внимание политиков и простых граждан к проблемам аутизма. Синий цвет официально принят ООН для обозначения этого заболевания.

За несколько лет проведения акции ее поддержали десятки стран, подсветив синими прожекторами сотни знаковых мест по всему миру: от Великих пирамид в Гизе до здания «Эмпайр стейт билдинг» в Нью-Йорке. Россия впервые присоединилась к акции в 2013 году. Тогда были подсвечены здание Центрального телеграфа, несколько домов на Тверской улице и еще несколько мест.

В этом году акция пройдет не только в Москве, но и в Воронеже, Новосибирске, Санкт-Петербурге, Белгороде, Костроме, Екатеринбурге, Хабаровске и других городах РФ.

Список мест, которые «зажгутся синим» 2 апреля, опубликован на сайте фонда «Выход». В Москве это будет Центральный Манеж, музейно-выставочный центр «Рабочий и колхозница», Музей Космонавтики, Планетарий. В Москве в «Гоголь-центре» 3 апреля также состоится фотовыставка в поддержку людей с аутизмом.

В пресс-службе Уполномоченного по правам ребенка в РФ также сообщили, что жители многих российских городов собираются поддержать людей с аутизмом не только подсветкой. Так, например, в Томске горожане планируют собраться на Новособорной площади и запустить в небо синие шарики. В Белгородской области пройдет велопробег, все участники которого будут одеты в синюю одежду, а в Тюмени состоится благотворительный концерт и аукцион в поддержку семей, воспитывающих детей с аутизмом.

Аутизм и статистика

Расстройства аутистического спектра (РАС) до сих пор в мире изучены мало. Не известна достоверно причина возникновения этого нарушения развития, и универсального лекарства от аутизма до сих пор нет.

Матвиенко призвала поддерживать все виды обучения и адаптации детей с аутизмом

«Аутизм — постоянное нарушение в развитии нервной системы, которое проявляется в раннем детстве и не зависит от пола, расовой принадлежности или социально- экономического статуса», — сообщается на сайте ООН.

В России Всемирный день распространения информации об аутизме начали отмечать сравнительно недавно. Благодаря активности некоммерческих и родительских организаций удалось повысить внимание к людям с этим расстройством. По статистике Минздрава, в 2014 году в РФ было официально зарегистрировано 13 806 заболевших.

«В 2015 году — 17 606 с диагнозом аутизм и атипичный аутизм. Из них 3195 диагноз поставлен впервые», — сообщили ТАСС в Минздраве.

Родители — главная движущая сила

В России, как и во всем мире, начали уделять внимание ранней диагностике и ранней помощи детям с проблемами аутизма. От этого во многом зависит будущий успех ребенка и уровень его социализации.

«Есть решение о том, что мы будем заниматься ранней диагностикой. При этом тот вариант, который сейчас обсуждается, он в значительной степени ориентирован на медицину: диагностикой будут заниматься врачи в поликлиниках, врачи-психиатры будут осматривать детей 1,5-2 лет», — сообщила ТАСС директор Региональной благотворительной общественной организации «Центр лечебной педагогики» Анна Битова.

При этом она высказала опасение, что ранняя диагностика в рамках только медицинского сопровождения детей с расстройствами аутизма может оказаться недостаточной. «Нет пока такого места, где сидят психологи для детей раннего возраста. Есть поликлиника — дети раннего возраста приходят туда, но там сидят только врачи», — добавила она.

Битова также отметила, что за последние несколько лет произошли значительные изменения в отношении системной помощи детям с аутизмом, хотя этого по-прежнему недостаточно. «Наше государство сделало огромный шаг в сторону детей с аутизмом: появились образовательные стандарты для детей с РАС, но пока еще семье, если она не в большом городе, трудно найти помощь», — добавила она.

Битова также напомнила, что ребенок с аутизмом имеет право учиться в общеобразовательном детском саду и школе. При этом, конечно, далеко не во всех учебных заведениях педагоги умеют и готовы работать с такими детьми, поэтому многим родителям приходится задумываться о частных образовательных учреждениях.

«Родители объединяться должны, чтобы открывались какие- то сервисные организации для их детей», — отметила Битова.

В некоторых регионах такая схема сработала. Благодаря обращениям родителей, в Оренбурге открыли класс для детей с аутизмом, а в Туле выделили квартиру для организации там мастерских для взрослых с аутизмом.

tass.ru

Аутизм поддержка

Ведущий исследователь аутизма публикует статью «Как поддержать меня», с контрольным списком путей адаптации, на основе фактических данных, для расширения возможностей отдельных лиц с расстройствами аутистического спектра.
С целью расширения глобальной осведомленности об аутизме и с информационно-пропагандистскими целями, исследователь аутизма и новатор Хоакин Фуэнтес, директор детской и подростковой психиатрии в Испании, опубликовал работу «Расстройство аутистического спектра: Десять советов, чтобы поддержать меня» в «Журнале Американской академии детской и подростковой психиатрии».

Доктор Фуэнтес написал документ на одну страницу — с переводом на французский, баскский и испанский языки — как инструмент для расширения возможностей людей с расстройствами аутистического спектра и, как воспитывать тех, кто работает с ними.

«Мы видим в наших странах радикальную эволюцию в развитии услуг для людей с расстройствами аутистического спектра», говорит он. «Мы считаем их полноценными гражданами, которые должны получать персональную поддержку в рамках своих общин. Мы должны обратить внимание на их надежды и мечты, когда планируем их будущее, чтобы дать им и их законным представителям все возможности для принятия решений. Способствовать их стремлению к самоопределению, удовлетворяющему взаимоотношения, полное включение в социальную жизнь, а также стремление к повышению качества жизни».
Доктор Фуэнтес обратился за помощью к молодежи, страдающей аутизмом, чтобы пересмотреть и усовершенствовать ранние варианты этого документа. Он также проконсультировался с членами Совета семейств Испании сообщества аутизма, где доктор Фуэнтес служит научным консультантом.

1. Я не «аутист». Прежде всего и всегда я — человек, студент, ребенок; и у меня есть аутизм. Не путайте меня с моим состоянием. И, пожалуйста, не используйте этот термин в негативном смысле или, таким образом, которое выражает безразличное отношение. Я заслуживаю уважения.

2. Я индивидуальность. Аутизм, не делает меня таким же, как другие людей с аутизмом. Сделайте усилие, чтобы распознать Меня, как человека, чтобы понять мои сильные стороны, мои слабости и меня самого. Спросите меня — и моих друзей и семью, если я не могу ответить — о моих снах.

3. Я заслуживаю того, чтобы получать услуги. Услуги для меня начинаются рано. Аутизм — проблема общественного здравоохранения во многих странах мира. Есть инструменты, чтобы экранировать его. Они должны быть применены в рамках скрининга для других отклонений в развитии. Если вы начнете в ближайшее время, моя жизнь будет другой — лучше! И помните, что примерно одна четверть моих собратьев и сестер «по несчастью» будет также иметь аутизм или другие проблемы. Помогите им. Они являются важной частью моей жизни.

sites.google.com

Как мальчик с аутизмом стал профессором

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Несколько лет назад я прочитала книгу «За стеной», которую написал Стивен Шор — американский профессор, один из ведущих специалистов по аутизму, который сам имеет этот диагноз.

В книге доктор Шор делится своей историей. В первые годы жизни он был невербальным ребенком, бьющимся головой о бортики детской кроватки. Но, благодаря усилиям родителей, смог пойти в школу, выучиться игре на нескольких музыкальных инструментах, окончить университет, жениться и стать всемирно известным экспертом в области аутизма, которого в том числе знают и уважают в России.

Я познакомилась с доктором Шором через «Фейсбук», и в конце декабря 2017-го года он неожиданно сообщил, что приезжает с лекциями в Лондон и был бы рад встретиться. Шор также добавил, что если родителям детей с аутизмом будет интересно, он с удовольствием сделает для них презентацию.

Я немедленно объявила об этом в соцсетевых группах, посвященных аутизму, в том числе и в русскоязычной. И вот все откликнувшиеся уже сидят в аудитории красивейшего здания лондонского кампуса Нью-Йоркского университета и слушают презентацию Стивена Шора.

Около двух часов доктор Шор рассказывал нам о своем опыте жизни с аутизмом — вплоть до бытовых деталей. Он всегда носит кепку, чтобы защитить глаза от раздражающего мерцания ламп дневного света, и всегда ходит в просторных футболках из-за повышенной чувствительности к плотно прилегающей одежде.

Он затронул множество тем: о важности занятий музыкой, о том, как сообщать ребенку о его аутизме, об отношениях с братьями и сестрами. О некоторых их них я подробнее расскажу в следующих блогах.

После основной презентации Стивена я взяла у него интервью для Русской службы Би-би-си, в котором попросила ответить на самые распространённые и противоречивые вопросы родителей детей с аутизмом.

Анна Кук: Стивен, для меня, как и для многих других родителей детей с аутизмом, вы являетесь воплощением мечты, чуда. Из неговорящего ребенка с проблемным поведением вы стали всемирно известным профессором, который ездит с лекциями по всему миру и помогает другим лучше понять аутизм. И в этом вы видите, главным образом, заслугу своих родителей. Может ли подход ваших родителей совершить подобное чудо для каждого ребенка с аутизмом?

Стивен Шор: Что касается усилий моих родителей, я бы хотел верить, что продуктивная, наполненная смыслом жизнь вполне может стать нормой, а не исключением из правил для большинства людей с аутизмом.

Вместо того, чтобы говорить о «чуде», которое произошло лишь с горсткой людей с аутизмом, давайте сделаем так, чтобы так было со всеми!

То, что делали мои родители, сейчас бы назвали интенсивной программой раннего вмешательства на дому.

Они использовали движение, музыку, сенсорную интеграцию, имитацию и комментировали все вокруг.

В те времена (более 50 лет назад) концепции раннего вмешательства просто не существовало. А сейчас нечто похожее называется методом Миллера.

Может ли это «чудо» случиться с каждым? Все находятся на разном уровне развития. Мы можем помочь родителям и педагогам установить изначальные доверительные отношения с ребенком и затем двигаться дальше.

Какие-то дети будут лучше реагировать на музыку или движения, кто-то выберет другое. К счастью, у нас сейчас есть много подходов. Мы не можем сказать, что один метод лучше другого, мы можем сказать, что какой-то метод лучше конкретно для этого ребенка.

Анна Кук: Но если это возможно, почему так много людей с аутизмом не работают, не реализуют свой потенциал, проводят годы в специализированных центрах досуга?

Стивен Шор: Это происходит очень часто. Сейчас вместо того, чтобы сконцентрироваться на способностях и возможностях человека с аутизмом, мы концентрируемся на его проблемах, ограничениях, функциональных расстройствах.

И нам нужно избавиться от «модели недостатков» — пользу признания достоинств каждого человека. Выяснить, что этот человек может делать? Какие у него сильные стороны?

Все успешные люди с аутизмом, которых я знаю, смогли применить в работе свои сильные стороны и «особые интересы», построили на этом карьеру.

Анна Кук: Какие самые распространенные ошибки делают родители детей с аутизмом?

Стивен Шор: Одна из самых распространённых ошибок — то, что родители не видят истинную причину сложного поведения ребенка и думают, что он специально плохо себя ведет.

Но дело в том, что, как правило, ребенок не пытается нарочно испортить вам день, просто что-то в окружающей обстановке происходит такое, что он не может понять.

Поэтому нам надо найти способ научить ребенка справляться с проблемами, развить в них лучшее понимание происходящего. А также нельзя забывать, что потенциал вашего ребенка с аутизмом безграничен — как и потенциал любого ребенка.

Анна Кук: Откуда родители могут черпать силы и энергию, чтобы заботиться о своем ребенке? Я получаю много сообщений из России от изможденных матерей, которые пребывают в отчаянии и не знают, как собраться и поддержать своего ребенка.

Стивен Шор: Прежде всего, родители должны позаботиться о себе, чтобы потом помочь ребенку. Во время демонстрации правил безопасности в самолетах говорят, что сначала надо надеть кислородную маску на себя, а затем — помочь сидящему рядом ребенку. Если вы сделаете наоборот и сначала начнете помогать ребенку, вы потеряете сознание из-за недостатка кислорода. Так же и здесь.

Анна Кук: Как заботилась о себе и восстанавливала свои силы ваша мама, ведь у нее было трое детей?

Стивен Шор: У моих родителей было много забот. Нас было трое — я с аутизмом, мой брат, у которого диагностировали умственную отсталость, думаю, приправленную аутизмом, и моя старшая сестра, тоже с набором проблем.

Но родители смогли найти поддержку, прежде всего — у своих родственников. Мои бабушка и дедушка переехали ближе к нашему дому, они всегда были рядом.

Также мои родители обращались за поддержкой в различные организации — тогда была Ассоциация умственно отсталых граждан США.

Я не помню, чтобы мама и папа часто посещали группы поддержки, но, по крайней мере, они заручились поддержкой близких.

Сейчас родители детей с аутизмом могут найти поддержку в различных организациях, а также у других родителей. В любой школе можно найти родителей в той же ситуации, что и вы.

Анна Кук: Один из самых сложных вопросов, которые задают родители детей с аутизмом, — диета и биомедицинское вмешательство, детоксикация. Действительно ли это ключ к улучшению состояния ребенка с аутизмом?

Стивен Шор: Cамый эффективный способ помощи ребенку — это найти подход, который бы удовлетворял нужды именно этого ребенка.

Есть дети с пищевой непереносимостью, им нужна безглютеновая и безказеиновая диета. Но не всем! Я знаю людей с аутизмом, которые едят очень ограниченный набор продуктов, накормить их — ужасная проблема. А есть люди с аутизмом на «всеядной» диете — они видят еду и все съедают.

Так что у некоторых людей есть проблемы со здоровьем, и им нужна диета, а у других нет этих проблем.

К сожалению, много есть различных «врачей», которые обещают исцеление от аутизма, если вы купите определенный крем, естественно, очень дорогой, причем только у этого человека. Такие истории портят репутацию биомедицинскому вмешательству.

Лучшие врачи, занимающиеся биомедом, прежде всего смотрят на общее состояние здоровья ребенка и медицинские проблемы. То есть, оценивают состояние ребенка с медицинской точки зрения, вне зависимости, есть у него аутизм или нет.

Анна Кук: А что касается прививок?

Стивен Шор: Проблема в том, что черты аутизма начинают проявляться у ребенка, когда «взрывается бомба аутизма», — иными словами, наступает регрессивный аутизм.

Его проявление совпадает по времени с графиком прививок — когда ребенку полтора-два года.

Но в то же время, мы не имеем четкого представления о причинно-следственной связи прививок и аутизма, и это очень важно.

Я не доктор медицинских наук, и не могу говорить от имени врачей, но здравый смысл подсказывает, что необходимо рассматривать каждый случай отдельно. Если у ребенка плохая реакция на прививки, значит, надо разбирать эту проблему с медицинской точки зрения.

Анна Кук: Специализированная школа или обычная школа?

Стивен Шор: Лучшее место для ребенка с аутизмом — там, где он будет делать успехи. В идеале каждый ребенок доложен учиться в обычной школе, потому что мир — это не спецшкола, а большое общество. Однако зачастую обычная школа не может обеспечить ребенку необходимую поддержку.

Чтобы ребенок успешно развивался, возможно, нужно поискать спецшколу. Не обязательно на все время школьного обучения. Может быть, на ближайшие пару лет, а потом он сможет вернуться в обычную школу.

Думаю, если менять систему в школе и лучше обучать учителей, которые работают с детьми с аутизмом, то нам удастся сместить фокус с так называемого «дефицита навыков при аутизме» на сильные стороны ребенка, на его способности.

Никто же не строит карьеру на том, что он делает плохо. А я заметил, что ученики с аутизмом проводят больше времени, чем другие дети, выполняя задания, которые им даются с трудом.

Анна Кук: Например, когда учителя заставляют ребенка писать прописью, а у него проблемы с мелкой моторикой? Моей дочке очень плохо дается письмо от руки, а она занимается этим ежедневно.

Да, это хороший пример. Я считаю, что лучше сместить фокус с чистописания и найти способ, с помощью которого она сможет общаться. Например, ей больше может подойти общение с помощью клавиатуры. Я знаю много людей с аутизмом, которым намного удобнее печатать, чем писать.

Анна Кук: Вы были в России, Британии, других странах. Где для людей с аутизмом самые хорошие условия?

Стивен Шор: Я посетил 47 стран с лекциями об аутизме. Лучше всего говорить не о лучшей стране, а о лучшей программе, которую в идеале можно найти в вашей стране, чтобы не переезжать, хотя, может, придется и переехать.

Почти везде, где я побывал, я заметил, что лучшие организации и программы были основаны родителями детей с аутизмом.

Родители собираются вместе, создают центр, 5-10 детей этих родителей там занимаются. Родители изучают литературу, находят лучшие программы, они сколачивают все «на коленке». И в итоге у них отлично получается, они разрастаются в большой центр. Например, в Москве есть замечательный центр «Наш солнечный мир».

Анна Кук: Но Москва — это не Россия. Я получала комментарии от матерей из российской глубинки, которые очень страдают, они находятся в изоляции, они не могут выйти на улицу. Они стыдятся своих детей, потому что подобное поведение им диктует общество.

Да, поэтому так важно просвещение! Может, надо встречаться с другими родителями, рассказывать им об аутизме. Некоторые родители носят при себе маленькие карточки с информацией об аутизме. Если вдруг в общественном месте что-то происходит, и другие люди с осуждением смотрят на ребенка, можно раздавать такие карточки.

Обычно на таких карточках написано «У моего ребенка аутизм. Он не опасен. Он по-другому воспринимает окружающий мир. И поэтому он ведет себя таким образом».

Анна Кук: Вы счастливо женаты более 27 лет, но никогда не говорите о том, есть ли у вас дети. Извините за личный вопрос.

Нет-нет, ничего такого личного. Мы решили, что не будем заводить детей и не потому, что существует вероятность, что родится ребенок с аутизмом. А если родится без аутизма? И что я буду делать с ребенком без аутизма, если я лучше понимаю аутизм?

Это просто личное решение нас как супругов. В мире тысячи, миллионы детей с аутизмом, с которыми я могу поиграть в любое время.

Анна Кук: Вы думаете, что как человек с аутизмом, вы понимаете детей с аутизмом лучше, чем нейротипичные люди?

Стивен Шор: В каком-то смысле да. Если я наблюдаю какой-то тип поведения или способ коммуникации, если я вижу чрезвычайный интерес ребенка по какому-то узкому вопросу, думаю, я понимаю такие вещи лучше.

Но в то же время, когда общаются два человека с расстройством аутистического спектра, это не означает, что они непременно понимают друг друга или нравятся друг другу. Как и люди любой группы. Например, двое русских совершенно не обязательно любят и понимают друг друга.

Стивен Шор производит впечатление доброжелательного, располагающего к себе человека. Не укладывается в голове, что много лет назад врачи настоятельно рекомендовали его родителям поместить Стивена в спецучреждение.

Если у Стивена и его родителей получилось, получится ли у меня с Лизой?

На это можно ответить знаменитой цитатой Стивена Шора: «Если вы встретили одного человека с аутизмом, вы встретили только одного человека с аутизмом».

Никакого секрета нет. Никакой «волшебной таблетки» нет. Мы должны делать все возможное, чтобы найти подход именно к своему ребенку. И знать, что даже если результаты наших занятий не всегда заметны, они есть. Качество жизни ребенка в любом случае будет лучше, чем без этих занятий. Даже если он не станет потом всемирно известным профессором.

Журналист Анна Кук живет в Англии с 2007 года. У ее старшей дочери в три года был диагностирован аутизм. Анна ведет блог «Жизнь с аутизмом» на сайте Русской службы Би-би-си.

www.bbc.com

Пресс-конференция, посвященная старту месяца всемирного распространения информации об аутизме

2 апреля — Всемирный день распространения информации об аутизме. В течение апреля фонд «Выход» проводит акции и мероприятия для привлечения внимания к проблемам людей с аутизмом и их семей.

В том числе: социальная кампания «Открой свое дверце», акция «Зажги синим», трехдневный фестиваль «Фильм Аут Фест», благотворительный киноконцерт «Волшебные мелодии» (совместно с кинокомпанией Disney) и др.

Пресс-конференция даст старт месяцу всемирного распространения информации об аутизме и открытию фестиваля «Фильм Аут Фест», организованного фондами «Выход», «Обнаженные сердца» и центром «Антон тут рядом».

Подробно о мероприятиях месяца расскажут участники пресс-конференции:

Любовь Аркус — киновед, режиссер, президент Фонда содействия решению проблем аутизма «Выход в Петербурге», создатель центра «Антон тут рядом», куратор фестиваля «Фильм Аут Фест»

Наталья Водянова — основатель Фонда помощи детям «Обнаженные сердца»

Наталья Злобина — президент Фонда содействия решению проблем аутизма «Выход в Белгороде»

Анна Португалова — директор Благотворительного фонда «Даунсайд Ап»

Вера Шенгелия — попечитель Благотворительного фонда помощи людям с нарушениями развития «Жизненный путь»

Иван Рожанский — директор Благотворительного фонда помощи людям с нарушениями развития «Жизненный путь»

Авдотья Смирнова — президент Фонда содействия решению проблем аутизма в России «Выход»

В 19.00 откроется фестиваль, в рамках которого будет показан фильм Любови Аркус «Машенька» — про девушку с аутизмом, студентку центра «Антон тут рядом».
Также готовится спецпроект, посвященный социальной рекламе: будут показаны ролики, благодаря которым общество стало понимать, что такое аутизм.

www.asi.org.ru

В поддержку людей-аутистов улицы многих городов окрасились в синий цвет

Международная акция, посвященная Дню распространения информации об аутизме, прошла в крупнейших городах мира. Центральные улицы и достопримечательности окрасились в синий цвет. К марафону присоединилась и Москва. В столице синим подсветили фасады 25 зданий.

Как воспринимают мир аутисты, и как им адаптироваться в обществе, потому что эти дети могут стать лучшими в самых разных сферах. Мы просто должны им помочь.

Преподаватель просит Лешу сесть за парту, но тут не до учебы — столько звуков вокруг! Специальный пояс нужен, потому что Коля помнит — в коридоре открыта дверь, убежит закрывать. А Матвей все время ощупывает предметы — собирает информацию о большом мире, в котором пока мало знают о таких, как он. Журналисты спросили людей на улице, чего они не знают об аутизме.

«ИЗ-ЗА ЧЕГО ЭТО МОЖЕТ ПРОИЗОЙТИ, ПОЧЕМУ ТАКИЕ ДЕТИ МОГУТ РОДИТЬСЯ?»

Аутист может родиться в любой семье. Сегодня это каждый 68-й ребенок, по данным ВОЗ. Над поиском причин бьются тысячи лабораторий по всему миру, а они живут рядом. Заходят в автобус и начинают громко кричать, вдруг петь, вдруг бежать. Их органы чувств: иногда все сразу, иногда только слух, словно вывернуты наизнанку.

Жизнь как фильм, озвучка в котором, мягко говоря, хромает. Вот проехал трамвай, а грохот я слышу только сейчас. Звук отстает от картинки. И иногда он нестерпимо громкий. И это порой сводит с ума.

Но они не сумасшедшие, просто любая коммуникация для таких людей — как сложный экзамен. Им надевают наушники, гладят, успокаивают. Это спасает при некоторых формах аутизма. Форм много — целый спектр. В нем есть место тем, кто никогда не заговорит, и тем, кто почти во всем похож на нас с вами.

Аутизм — не болезнь. У болезни есть финал. А с аутизмом живут всю жизнь. Но помочь, конечно, можно. Анна Соловьева сидит сыном в центре для детей-аутистов. Семь лет назад она придумала и открыла его сама. Тогда это была единственная возможность вытащить Андрея из скорлупы страхов и научить общаться.

«Есть такой миф про аутизм, когда говорят, что аутисты не хотят общаться, они там заперты в своем мире. Ерунда! Это полная ерунда! Как только ребенку, или взрослому человеку – неважно, человеку с аутизмом, даешь возможность. У нас есть такие вещи, допустим, в центре мы вводим ребенку систему альтернативной коммуникации. Приходят родители, говорят: «Елки-палки, вы чего наделали? Он раньше был такой удобный, такой спокойный, сидел, теперь же ему постоянно что-то нужно — то одно, то другое, то третье, то десятое», — рассказывает Анна Соловьева.

Среда для особенных людей во всем мире начинается с родительских поисков. Но в одиночку даже самым активным родителям не справиться.

«КАК ГОСУДАРСТВО ПОМОГАЕТ ТАКИМ ДЕТКАМ И ИХ СЕМЬЯМ?»

Например, вот так. Здание ресурсного центра в Воронеже делится на зоны: игровую и учебную. 15 минут позанимались, затем перерыв, чтоб не уставали.

А еще дети-аутисты ходят в обычные классы в Москве, Петербурге и Саратове. Готовят и психологов для работы с аутистами. Но это капля в море, говорят сотрудники фонда «Выход».

«Ни в одной поликлинике в России не знают, как у этого ребенка взять анализ крови, вылечить зуб, я уж не говорю про МРТ. А в международной практике есть такой опыт. Этому просто обучают врачей и медперсонал», — рассказывает президент благотворительного фонда «Выход» Авдотья Смирнова.

Еще нет ранней диагностики, возможности до двух лет понять, что ребенок — аутист. Чем больше времени упущено, тем дальше они от общества.

«МОГУТ ЛИ ПОТОМ ЭТИ ДЕТИ КАК-ТО В ОБЩЕСТВЕ НАХОДИТЬСЯ?»

В фондах могут научить детей-аутистов жить в обществе. Но сделать частью общества не могут. Это уже, в том числе, наша задача. Вот Тимофей с мамой ходит по магазинам. Продавцы злятся – он трогает витрины руками. «Хоть футболку носи с надписью: «Мой ребенок – аутист», — шутит она.

Мама Тимура из Новосибирска не отходит от него на занятиях по каратэ. Иногда нужно просто сделать перерыв, успокоить. Когда родителей нет рядом, успокоят тьюторы, то есть сопровождающие. Если бы не Татьяна, Леша бы убежал из класса, а Матвей разбил бы себе лоб.

«Нас называют пауками. Рук много. Неосознанно вырастают: вторые третьи и четвертые пары рук», — рассказывает тьютор Татьяна Тихомирова.

Вовремя протянуть руку важно и детям с легкими формами аутизма. У Кирилла синдром Аспергера. Эти дети могут шнурки не научиться завязывать, но становятся лучшими в самых разных сферах.

Будущий артист распевается в коридоре московского центра для аутистов. Это фантастическое здание построили специально для таких мальчиков и девочек, как под копирку с их же рисунков. Говорят, здесь обычные люди ориентируются с трудом, а аутисты идеально. За порогом центра все пока наоборот. Но если для них будет открываться больше дверей, все изменится.

www.1tv.ru