Аутизм работа с детьми

Вопрос-ответ. Как работать с аутичными детьми в секциях и кружках?

Рекомендации для тренеров и организаторов внешкольных занятий по работе с детьми с аутизмом

Если вы спортивный инструктор или руководитель организованной детской группы вроде скаутских отрядов, секции или детского клуба, вам могут предложить включить в вашу группу ребенка с аутизмом. Вот краткое руководство о том, как справиться с его возможными особенностями.

Участие в спортивных командах или группах скаутов и юных натуралистов популярно среди детей и подростков. Детей с особыми потребностями побуждают включаться в такие занятия, чтобы улучшить их здоровье и дать им возможность завести друзей.

Аутизм — это хроническое расстройство, которое влияет на то, как человек общается с другими и относится к людям вокруг себя. Детям с аутизмом сложно выстраивать значимые отношения с другими людьми. Их способность заводить друзей ограничена, также как и их способность понимать выражения эмоций других людей. Все аутичные дети сталкиваются с проблемами в трех областях: социальное взаимодействие, социальная коммуникация и социальное воображение. Это называют «триадой нарушений при аутизме» Дети с аутизмом часто обладают повышенным уровнем возбуждения нервной системы, неприятием изменений и/или фиксацией на определенных предметах или темах, которые их особенно интересуют, например, динозавры или поезда. Некоторые аутичные дети могут иметь также сопутствующие нарушения обучения.

Аутизм влияет на разных людей по-разному и в разной степени, поэтому трудности и типы поведения, которые вы встречаете у одного ребенка, могут очень сильно отличаться от особенностей другого. По этой причине аутизм описывают как широкий спектр расстройств. Вы могли встречать такой термин как расстройства аутистического спектра (РАС).

У некоторых детей может быть диагностирован синдром Аспергера (СА) или высокофункциональный аутизм. У детей с синдромом Аспергера меньше проблем с речью, чем у детей с аутизмом. Они часто говорят свободно и много, хотя иногда их речь может звучать очень формально и неестественно. У детей с синдромом Аспергера обычно нет трудностей в обучении, связанных с аутизмом; более того, их уровень интеллекта средний или выше среднего. Многие дети с синдромом Аспергера или высокофункциональным аутизмом ходят в обычные школы и, с должной поддержкой и поощрением, хорошо справляются с учебой и могут получить высшее образование и трудоустроиться.

Как и все дети, каждый ребенок с аутизмом отличается от другого, поэтому приведенные описания нужно принимать только за общие рекомендации. Вместе с тем, проблемы, влияющие на социальное взаимодействие, коммуникацию и воображение, вместе со стереотипным поведением, типичны для всех детей с аутизмом. Для краткости, мы используем в этой информационной брошюре слово «аутизм», называя им все расстройства аутистического спектра, включая и синдром Аспергера. Вам могут не понадобиться все стратегии обучения, приведенные ниже, но некоторые из них вы можете посчитать полезными.

Визуальная коммуникация

Распространено мнение, что связи в мозгу аутичных детей работают иначе, чем у детей с типичным развитием. В результате, они часто склонны к визуальному мышлению, и для понимания им необходимо дробить общую информацию на маленькие части. Полезным бывает снабдить ребенка с аутизмом визуальным расписанием (расписанием с картинками), чтобы он понимал, что будет происходить дальше. Например, если вы учите ребенка плавать, расписание может включать картинки того, как ребенок приезжает в бассейн, переодевается, учится плавать, играет, моется в душе, одевается и едет домой. Ламинированную копию расписания можно поместить рядом с бассейном, в доступном для ребенка месте.

Устные инструкции

Детям с аутизмом может быть сложно следовать инструкциям, которые даны всей группе в целом. Например, они не могут понимать, что «Пора входить» относится к ним, поэтому вам может понадобиться давать им индивидуальную инструкцию. Всегда сначала говорите имя ребенка: «Джонни, пора входить», чтобы привлечь его внимание и дать ему понять, что вы обращаетесь и к нему.

Говорите спокойным голосом и не кричите. Говорите медленно и разборчиво и, если вы не получаете немедленной реакции, наберитесь терпения — понимание инструкции у аутичного ребенка может занять больше времени, чем у ребенка с типичным развитием. Детям с аутизмом может быть также трудно воспринимать сразу много вербальной информации, поэтому пытайтесь разбить инструкции на очень короткие фразы и, где это возможно, сопровождайте их картинками и визуальными знаками.

Дети с аутизмом склонны воспринимать речь буквально. Просьба «подтянуться» (то есть, играть лучше) может привести к тому, что они действительно начнут подтягиваться; они не смеются над вами, просто следуют инструкции, которую вы дали. Старайтесь избегать идиом и метафор и всегда говорите то, что имели в виду. Аутичные дети могут быть поставлены в тупик такими именами и названиями, как «орленок» и могут ожидать действительно увидеть птицу, когда идут в гости к «орлятам» в первый раз. Если вы покажете им фото «орленка», это поможет разъяснить эти вещи, до того как вы придете в группу.

Когда ребенок с аутизмом попадает в новую ситуацию, он или она может очень сильно разволноваться. Детальное планирование до того, как они присоединятся к группе или начнут заниматься чем-то новым, принесет неоценимую пользу в снижении уровня тревоги.

Это можно сделать несколькими способами. Если это возможно, пригласите ребенка посетить то здание, где будет происходить событие, когда там не будет других детей. Это позволит ребенку познакомиться с новым окружением, не отвлекаясь на детский шум. За этим визитом могут последовать другие в присутствии детей с постепенным увеличением времени пребывания ребенка. Вначале родители могут захотеть остаться со своим ребенком, и им нужно позволить это, даже если это не входит в стандартную практику.

Используйте альбом с фотографиями, чтобы познакомить ребенка с местом и видом деятельности, демонстрируя картинки здания с детьми и без детей, фото руководителей группы и инструкторов, разных занятий, которые могут происходить, маршрут до и из группы и тому подобное. Может понадобиться показать их ребенку много раз, пока они не привыкнут к новым занятиям.

Один из вопросов, который может возникнуть — стоит или не стоит говорить другим детям, что у одного из членов группы аутизм. Есть «за» и «против» этого, и решение принимается вместе с родителями ребенка. Некоторые дети, к сожалению, могут дразнить ребенка, если они знают, что у него или у нее аутизм, но они могут делать это в любом случае, если они осознают, что ребенок отличается от них. Другие дети поступят наоборот и захотят дружить с ребенком с аутизмом.

Если Вы решите сообщить другим детям, важно объяснить им отличия, которые вызваны аутизмом так, чтобы им было понятно. Они должны понять, например, почему аутичному ребенку не запрещают делать то, что запрещают делать им. Часто используемая стратегия установления отношений между ребенком и группой — это создание «Круга друзей».

Другое преимущество того, что остальным членам группы известно, что у ребенка есть аутизм, состоит в том, что вы тогда можете попросить сверстников подать пример и показать аутичному ребенку, как выполнять определенное задание. Это поможет ребенку лучше понимать инструкции. Когда вы учите или показываете ребенку с аутизмом новое задание, оно должно быть разбито на маленькие шаги или этапы, что даст ребенку достаточно времени для изучения каждого из них.

Братья и сестры

Если у ребенка есть брат или сестра в той же группе, постарайтесь не рассчитывать, что они станут присматривать за ним, так как у них должна быть возможность получать удовольствие от происходящего без дополнительной ответственности. Это не значит, что вы не можете спросить их совета, если вы испытываете сложности с аутичным ребенком.

Дети с аутизмом обычно чувствуют себя комфортно в структурированной обстановке и часто хорошо выучивают правила и соблюдают их.

Аутичные дети обычно лучше воспринимают все визуально, поэтому хорошей идеей будет разместить на стене написанные или визуальные инструкции или дать из ребенку, чтобы он понимал правила группы или занятия. Они должны быть адаптированы под нужды ребенка и могут включать в себя инструкции вроде «слушай ведущего, когда он говорит». Важно установить правила с самого первого дня нахождения ребенка в группе, но это не значит, что не могут устанавливаться новые правила, если они необходимы. Все правила нужно подробно объяснить ребенку, вместе с причиной для появления такого правила, в соответствии с уровнем понимания ребенка.

Многие игры и виды спорта содержат правила и формальные условия того, как участники должны вести себя друг с другом. Они иногда могут быть трудны для понимания аутичным ребенком. Они часто хотят присоединиться к игре (например, в футбол), но не представляют, как участвовать. Хорошей идеей может быть дать ребенку партнера, который будет давать объяснения ему или ей по ходу игры. Также полезно включить в занятия такие игры и действия как плавание, скалолазание, запуск воздушного змея, бег и тому подобное — то, что не требует от ребенка быть частью группы. Некоторые дети с аутизмом предпочтут и лучше справятся с индивидуальными видами спорта, чем с командными.

У аутичных детей часто нет чувства страха, и они не всегда могут предвидеть последствия своих действий. Поэтому важно четко озвучить правила безопасности, так, чтобы ребенок их понял. Полезно дать родителю список правил в письменном виде, до того как ребенок придет в клуб, чтобы они могли изучить эти правила вместе с ребенком. Также удостоверьтесь, что вы объясняете ребенку правила перед началом любого определенного занятия. Может понадобиться сделать это много раз, прежде чем ребенок поймет их полностью.

Дети с аутизмом могут быть гиперчувствительны (слишком чувствительны) или гипочувствительны (недостаточно чувствительны) к сенсорным ситуациям, связанным со светом и звуком. Например, ребенок может чувствовать физическую боль от легкого прикосновения или сломать кость, и ничем не показать того, что ему больно. Похожим образом, они могут не переносить некоторые звуки, и им может понадобиться использовать защиту для ушей, чтобы блокировать шум, который вызывает у них физический дискомфорт. Они могут демонстрировать самостимулирующее поведение, такое как махание руками или верчение на месте, которое позволяет им чувствовать контроль над окружением, вызывающим дискомфорт.

Один человек с аутизмом так описал своё ощущение сенсорной перегрузки:

«Если я испытываю сенсорную перегрузку, тогда я просто отключаюсь — ты испытываешь то, что называют фрагментацией… Это странно, как будто бы ты смотришь сразу 40 телеканалов». (Уилкс, 2005)

Аутичному ребенку может быть также трудно слушать вас в шумной обстановке, просто потому что они не могут блокировать фоновый шум. Если возможно, предоставьте ему тихую комнату или место, куда он может пойти, чтобы успокоиться.

Проблемы с балансом могут сделать занятия, включающие баланс, такие, как некоторые виды спорта, очень трудными для ребенка с аутизмом. С другой стороны, они могут пытаться стимулировать себя через кручение на месте и качание. Диспраксия (сильная неуклюжесть) также является частым состоянием у людей с расстройствами аутистического спектра.

В большинстве случаев нет никаких причин, по которым ребенок с аутизмом не может пойти с группой на прогулку или в поход с ночевкой, но при этом важно подробно планировать такое путешествие.

Некоторым детям может понадобиться помощь один-на-один или от взрослого, или от ребенка-партнера. Если возможно, покажите ребенку фотографии или брошюру о месте, в которое он или она отправится. Если они идут в поход с палатками, хорошей идеей будет провести ночь в палатке во дворе заранее, чтобы они привыкли к этому.

Организуйте встречу с родителями ребенка и обсудите, как лучше всего поддержать его во время путешествия. Пригласите на встречу самого ребенка, чтобы он знал, каков план путешествия, и то, что руководитель группы будет заменять ему родителя, пока он будет в походе.

Позвольте ребенку позвонить домой, когда вы добрались до места. Это принесет пользу и родителям, и ребенку. Также полезно предоставить ребенку визуальное расписание, чтобы он или она всегда знали, что будет происходить дальше. Например, расписание может включать картинки автобуса, затем картинки кафе или ресторана, снова картинки автобуса, места ночевки и т.п.

— Все руководители группы должны знать правила и ожидания от ребенка и удостовериться, что они постоянно применяются.

— Ваша речь должна быть простой и понятной.

— Используйте поощрения, а не наказания (дети с аутизмом могут быть более мотивированы, если поощрение связано с их особыми интересами).

— Делитесь информацией и опытом с родителями и опекунами.

— Будьте в курсе того, что может расстроить ребенка.

outfund.ru

Аутизм работа с детьми

Присоединяясь к словам известного педагога, хочется отметить, что в последнее время число детей с психической недостаточностью и различными отклонениями в развитии увеличилось, и многим воспитателям и учителям приходится обращаться к психологам с просьбой описать виды нарушений и дать конкретные рекомендации для оказания квалифицированной помощи детям.

К нарушениям в личностном развитии относятся формирование антисоциальных мотивов (протест против подчинения общим правилам, стремление к воровству, лжи и пр.), проявление эмоциональных нарушений (неуравновешенности, страхов, агрессивности), нарушения волевой сферы (слабоволие, капризы, упрямство) и многое другое.

В данной статье будет рассмотрено такое нарушение, как ранний детский аутизм, которое относится к эмоциональным расстройствам дошкольного возраста.

Актуальность проблемы аутизма обусловлена многими причинами. С подобной патологией приходится часто встречаться педагогам общеобразовательных и специальных учреждений, воспитателям в детских домах и специалистам в области семейного консультирования. Зачастую у них отсутствуют необходимые психолого-педагогические знания и нет доступа к специальной литературе, что, конечно, мешает правильно проводить работу по обучению и воспитанию детей. Грамотное и своевременное педагогическое воздействие позволило бы большинству аутичных детей не только обучаться в школе, но и проявить одаренность в какой-либо области. Ранний детский аутизм проявляется в избирательности общения или отсутствии потребности в нем, отгороженности от внешнего мира, склонности к стереотипиям (многократному повторению одних и тех же действий) и непереносимости изменений в окружающей обстановке.

Родители или педагоги попадают в затруднительные ситуации, когда им приходится быть участниками или свидетелями тяжелых сцен, которые демонстрирует ребенок при необходимости общаться с незнакомыми людьми. Например, ребенка нужно показать врачу. Там он должен дать возможность себя посмотреть, ответить на вопросы и т.п., а он прячется за родителя (или замещающее его лицо), отворачивается, не идет на контакт, вырывается, может начать кричать или царапаться. Ни строгость, ни доброжелательное и ласковое отношение не могут его организовать.

В церковной среде такая проблема может возникнуть тогда, когда ребенку, достигшему соответствующего возраста, нужно начать исповедоваться, что ставит его перед необходимостью разговаривать с незнакомым человеком. Бывает так, что типичное для аутичного ребенка поведение воспринимается как стеснительность, проявление смирения или, напротив, упрямства и нежелания признаваться в проступках.

Аутичный ребенок не «допускает» к себе других людей, что часто вызывает негативное отношение к нему и родителей, и сверстников. Будучи дома с родными или в детском коллективе, он большей частью ведет себя так, как будто находится один или «около» детей, нередко разговаривает сам с собой, а чаще молчит. Аутичные дети не переносят взгляда в глаза, их взгляд направлен мимо или «сквозь» людей. Своеобразие проявляется также и в особенностях движений. Наряду с неловкостью и слабостью, особенно рук, для них характерны манерность и вычурность движений, склонность к гримасничанью, неожиданным и своеобразным жестам.

Отмечаются особенности и в речевом развитии. Нередко при потенциально большом словарном запасе и способности к сложным оборотам, дети не пользуются речью для общения, часто говорят о себе в третьем лице, избегают обращений к кому-либо, на поставленные вопросы отвечают односложно. Если они и стремятся к взаимодействию, то общение часто приобретает агрессивный характер. В играх преобладают стереотипные манипуляции с предметами неигрового характера (шнурками, гайками, бутылками и т.п.) или с игрушками, которые используются не по назначению. Ребенок может часами сидеть, однообразно расставляя или перекладывая предметы в определенном порядке, причем попытки оторвать его от этой деятельности вызывают бурный протест.

При потенциально сохранном интеллекте, а иногда и рано выявляющейся одаренности (музыкальной, математической) эти дети на просьбы продемонстрировать их дают негативную реакцию.

Причины этого нарушения разнообразны. Чаще всего — это органическая недостаточность нервной системы, реже — самостоятельная аномалия, на которую повлиял или длительный стресс (например, развод родителей), или недостаток общения (длительные пребывания в больнице, ситуация, когда ребенок является в семье нежданным, нежелательным и т.д.), а также индивидуальные особенности (сверхвозбудимость, инертность психических процессов и т.п.).

Аутизм может быть выражен в разной степени — от легкой как некоторое своеобразие личности, до тяжелой, приводящей к инвалидности. В любом случае необходимо отметить первостепенную важность правильной и своевременной педагогической работы, а также постоянного наблюдения врача.

С тяжелыми проявлениями детского аутизма воспитателям встречаться, как правило, не приходится — такие дети обучаются в специальных группах или психоневрологических стационарах. В случаях, когда проявления аутизма выражены не сильно, можно воспользоваться следующими рекомендациями:

  • Начальные этапы обучения любым навыкам и умениям должны проходить в эмоционально комфортной обстановке, в приятных для ребенка условиях.
  • Необходимо избегать прямых вопросов («Как тебя зовут?», «Что у тебя в руках?» и пр.), заглядываний ребенку в глаза, «тормошения» его с тем, чтобы вывести из «задумчивости», а также телесных воздействий. В контактах не должно быть давления и нажима. Рекомендуется на ранних этапах использовать выжидательную тактику.
  • Организуя общение, необходимо выяснить, какие игры доставляют ребенку удовлетворение (например то, что мяч не скачет, а катится по полу и пр.), чтобы повторить их вместе с ребенком. При этом нужно стараться смотреть не в глаза, а на игрушку.
  • Для повышения мышечного тонуса рекомендуется использовать массаж кистей рук, кончиков пальцев, лица, игры с пальцами рук и ног, сопровождая их словесными потешками, четверостишиями.
  • Когда появляются первые успехи, нередко кажется, что коррекционная работа подходит к концу. Но именно в этот момент наступает длительный этап скрупулезной работы по восстановлению у ребенка потребности в эмоциональном контакте. Форсирование этого этапа может привести к негативным последствиям.
  • Педагог должен стремиться организовать сюжетную игру, которая позволит перейти к более совершенным способам взаимодействия и активизировать речевые контакты. Желательно, чтобы партнерами аутичных детей по играм были здоровые, доброжелательные дети. Нужно постараться организовать совместные действия детей вокруг одного предмета (например, с одним куском глины, с одним сосудом воды, с мячиком). В этом случае у них возникнет необходимость сочетать свою активность с действиями партнера.
  • Разрабатывая программу занятий с аутичными детьми, нужно определить оптимальное для занятий время дня (например, если ребенок обычно возбужден во второй половине дня, занятия на это время назначать не следует). Обучение необходимо проводить в определенном и постоянном месте.
  • Речь лучше всего активизировать в процессе игры, используя наиболее выраженные интересы и пристрастия ребенка: так, например, если объектом его пристрастия являются электроприборы (это встречается очень часто), то используется именно эта тематика. Формы работы могут быть разными: подбор книг с соответствующим сюжетом, рисование на эту тему, игры с электроконструктором, в ходе которых стимулируется целенаправленное речевое взаимодействие. Ребенка необходимо упражнять в целенаправленном речевом действии, все это время побуждать, объяснять, обосновывать свои конкретные требования.

Вообще необходимо много разговаривать с ребенком, объясняя ему все происходящее вокруг, говорить новые слова, стараться вовлекать его в обсуждение планов на день, вечером вспоминать и обсуждать прошедший день.

Прогноз состояния при раннем детском аутизме неоднозначен. При грамотном педагогическом воздействии и проведении (при необходимости) медикаментозного лечения его развитие не имеет тенденции к нарастанию, психическая недостаточность не усиливается, а напротив, с годами нередко уменьшается, так, что ребенок становится более контактным, легче адаптируется среди сверстников.

www.rondtb.msk.ru

Израильские методики работы с аутистами в Красноярске. Особенные дети – особенный путь

В России до сих пор нет стандарта по образованию детей с диагнозом «аутизм». Учителя в общеобразовательной школе не понимают, что делать, когда учеником является ребенок-аутист, какой он, в чем заключается работа и как организовать занятия с детьми-аутистами. А сверстники смеются над такими детьми. Родители вынуждены отдавать своих аутят в школы для детей с нарушением интеллекта, где не учитываются особенности ребенка – чувствительность к шуму, трудности в коммуникации, привязанность к предметам. Благотворительный фонд «Живое дыхание» в Красноярске выиграл грант по сопровождению и подготовкее к учебе детей с диагнозом «аутизм» на базе общеобразовательной школы. Подобный проект реализуют в Москве, для Сибири это своего рода «ноу-хау». О своих планах и жизненных трудностях нам рассказала генеральный директор детского благотворительного фонда «Живое дыхание» Светлана Пискун.

– Светлана, сколько существует фонд? С кем он работает?

Фонд существует семь лет. Мы работаем с детскими домами, домами ребенка, помогаем малоимущим и многодетным семьям. Три года мы работаем с детьми, имеющими диагноз «аутизм».

Почему именно аутизм, а не, например, ДЦП?

Десять лет назад у меня родился ребенок, которому никто не мог поставить точный диагноз. У нас были проблемы в садике, нам говорили: «Он у вас с умственной отсталостью, он ведет себя как двухлетний». Толком с ним никто не занимался. Я стала искать хоть какую-то информацию в интернете. Но никто из мам ничего толком не знал. Ребенку было семь, когда я узнала, что у него аутизм. К этому времени пошла учиться на дефектолога, вскользь мы проходили эту тему. По сути, я сама поставила своему ребенку диагноз «аутизм», потом психиатр его подтвердил. В итоге мы потеряли много времени. Когда сын пошел в школу, занятий там практически не было, он просто туда ходил.

Израильские методики на сибирской земле

В интернете я узнала об одной организации в Израиле, где работают с аутистами. Я написала им, и мы с сыном поехали туда. Израильские методики хорошо работают, по АВА-терапии (прим. автора: АВА – терапия-методика, направленная на коррекцию аутизма. Она выявляет связь между средой и поведением ребенка, ослабевает нежелательное поведение). Сначала я думала, что эта терапия не подойдет для моего ребенка, ведь ему на тот момент было восемь лет. Но результат был сразу. Там я поняла, что с моим ребенком можно заниматься. До этого он не мог сидеть за столом, был гиперактивным, проговаривал фразы из мультфильмов. За месяц, что мы были в Израиле, прошли всю дошкольную программу и начали работать с программой для первого класса. Последние дни пребывания в Израиле я думала о том, что не смогу в полной мере заниматься со своим ребенком: у меня нет должного образования, что-то я понимаю, что-то нет. Решила, что нужно найти специалиста, который будет заниматься с моим ребенком. Но у нас в городе таких не было. Тогда я решила найти человека и обучить его или хотя бы свозить в Израиль.

Работа с детьми-аутистами в Красноярске

Как именно вы решили проблему с отсутствием специалистов в Красноярске? Как ведется работа с детьми-аутистами в Красноярске?

К этому времени ко мне «прилипились» четыре семьи. Я им говорила: давайте делать что-то. Мы написали грант, взяли субсидию. По ней поехали в Израиль, повезли туда шесть человек. Это были люди с законченным педагогическим образованием, но с детьми-аутистами они не работали. Вместе с педагогами поехали четыре семьи. Месяц они жили там – специалисты и дети с родителями. Смотрели, как нужно работать. Марина Слепян, руководитель и организатор израильского проекта, позаботилась о том, чтобы помимо теории нам давали и практику. Нам выдали свидетельство о том, что специалисты прослушали теорию и прошли практику. Сейчас мы открываем центр, где будут заниматься с нашими детьми. Команда есть, специалисты обучены. Оборудование закупается, делается ремонт, нам помогают спонсоры. Алена Ахмадова (В 2012 году закончила сертифицированный курс по подготовке специалистов прикладного анализа поведения, и в 2014 сдала профессиональный экзамен на международный сертификат ВСаВА). Сейчас она ведет первую группу – девять человек. С 28 августа начала учебу вторая группа. Цель нашей работы – не только социализация, но и инклюзивное образование наших детей. Хочется, чтобы они могли жить самостоятельно, а не в «специальном учреждении».

Помимо Алены Ахмедовой мы сотрудничаем с факультетом психологии СибУП. С первого сентября в СибУП будут обучать студентов-тьюторов, практика будет на площадке нашего ресурсно-практического центра. Мы подумываем о том, чтобы открыть курс поведенческой терапии при СибУП, проводили переговоры с Ольгой Шаповаловой (специалист по поведенческому анализу).

Класс поддержки аутистов

Светлана, насколько я знаю, вы собираетесь реализовать новый проект для аутистов – «Класс поддержки». Расскажите, в чем его суть?

Эта идея пришла ко мне еще во время моей первой поездки в Израиль. Когда приехала в Красноярск, сложно было найти человека, который был готов с нами работать. Мы нашли именно «нашего» директора, и она поехала с нами в Израиль. Месяц она была там, смотрела инклюзивные классы, школы.

Класс поддержки создан для сопровождения и подготовки к учебе детей-аутистов и их адаптации к школьной среде на базе общеобразовательной школы. Нас приняла школа № 147, она находится в Северном районе Красноярска. В этот класс будут ходить четыре ребенка-дошкольника, у каждого – свой тьютор. Министерство образования хочет лицензировать нашу программу, которую прописала Марина. Лицензирование даст нам «зеленый свет» на официальное пребывание в школе. Директор согласна с тем, чтобы дети посещали уроки физкультуры, труда, рисования, музыки. Это поможет детям научиться общаться со сверстниками.

Помимо всего прочего мы строим центр в Ермолаево.

Красноярский центр для детей с диагнозом «аутизм»

Для кого этот центр в Красноярске? Почему именно здесь?

Это центр для детей с диагнозом «аутизм». Мне многие звонят, даже с других городов, хотят приехать, чтобы с их ребенком позанимались. А разместить этих людей мне негде. Туда будет семья приезжать на временное проживание, с ребенком будут проводиться занятия по АВА-терапии и сенсорике. Хочется еще бассейн и иппотерпию. Люди ездят в Израиль, платят огромные деньги, но там ничего волшебного не делают! Да многие, как и я в свое время, не знают, куда идти. В тех же деревнях.

Вы хотите создать что-то похожее на известный израильский центр по работе с аутистами «Суламот»?

Да, что-то подобное. Хочу, чтобы родители приезжали вместе со специалистами, которые работают с их детьми. Мы покажем, как надо работать с ребенком, составим индивидуальную программу и будем курировать ее выполнение на расстоянии. Через некоторое время они приедут к нам снова. Главное – команда. Если будем все вместе, и родители, и специалисты, – что-то да получится.

Как скоро будет построен центр?

Мы хотели, чтобы нам государство выделило землю для строительства, но в итоге в 2011 году купили сами – сорок соток. Сейчас заканчиваем строить домик-сторожку, вырыли четыре котлована для домиков. Строим общественными силами – где волонтеры помогают, где спонсоры. Пока строим, формируем команду. Наши дети растут, хочется много успеть.

Многие задают вопрос: на что центр будет существовать? Я верю в лучшее. Правительство на нас стало обращать внимание. Мы – неплохая альтернатива государственным и частным центрам. В Израиле, например, 12 лет назад коммуникационные садики открывали общественными силами, но сейчас государство возвращает деньги, дает им компенсацию. Что-то да получится. Денег только не хватает.

www.sibmedport.ru

Взаимодействие детей — аутистов с семьей и специалистами

Опубликовано в журнале: «Практика педиатра» Октябрь, 2014

Л.А. Троицкая, доктор психологических наук, профессор, А.А. Беликова, зав. отделением медицинской психологии ГКБ № 1 им. Н.И. Пирогова,
В.А. Ерохина, нейропсихолог клиники «СМ-Доктор»,
И.А. Григорьева, психолог НАРЦ, М.А. Романова, психолог клиники «СМ-Доктор»,
ГБОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет», кафедра нейро- и патопсихологии факультета клинической и специальной психологии

Ключевые слова: аутизм, дети, семья, психологический климат, взаимодействие, доктора, специализированная помощь
Keywords: autism, children, family, psychological climate, coordination, doctors, special-purpose treatment

Проблема расстройств у детей аутистического спектра, несмотря на многолетние исследования, до сих пор остается актуальной и малоизученной. В разное время для объяснения аутизма предлагались различные гипотезы.

В своей первой работе Kanner L. (1943) охарактеризовал РДА (ранний детский аутизм) как особое состояние с нарушениями общения, речи, моторики, которое он отнес к состояниям так называемого «шизофренического» спектра [2]. В последующие годы РДА рассматривался как конституциональное особое состояние (Rimland B., 1964; Башина В.М., 1974). Ряд исследователей отстаивали полиэтиологичность РДА, связывая его происхождение с органическими, реактивными причинами, последствиями нарушения симбиоза между матерью и ребенком – нарушениями адаптационных механизмов у незрелой личности (Mahler М., 1952; Nissen G., 1971; Rutter M., 1982, и мн. др.) [12].

В эти же годы были выявлены аутистические симптомы в клинике больных фенилпировиноградной олигофренией, при X-ломкой хромосоме, синдроме Ретта и др.
В 90-е годы XX столетия РДА стал рассматриваться как неспецифический синдром разного происхождения [2]. В психофизиологических и клинических исследованиях возникновение детского аутизма связывают с нарушением психического тонуса (Мнухин, Исаев, 1969), уровня бодрствования (Rimbland, 1964), с низкими сенсорными порогами (Ornitz, Ritvo, 1968).

Психоанализ рассматривает аутизм как результат нарушения детско-родительских отношений: эмоциональная депривация провоцирует депрессию, страхи и другие симптомы неблагополучия (Bettelheim, 1967).

Психологические исследования аутизма в основном направлены на изучение когнитивных процессов. Центральное место в них занимает описание речевых нарушений (дисфазий, по Веберу) и связанных с ними трудностей в оперировании знаками и символами (Hermelin, O’Conner, 1970; Rutter, 1978; Rutter, Schopler, 1988). В последнее время появилось большое количество работ, посвященных трудностям формирования социальных навыков и эмоционального близкого контакта при аутизме. Особенное актуальное значение для коррекции и психологического сопровождения таких детей имеет специфика взаимодействия с семьей и специалистами.

Такая важная психологическая функция, как речь, страдает при аутизме в первую очередь в возможности ее использования с целью общения.
Несмотря на спектр эмоциональных и социальных трудностей в развитии детей с аутизмом разного генеза, очерчивается круг определенных правил и способов общения ближайшего социального окружения с детьми-аутистами.

Именно эту сторону такого многогранного и сложного взаимодействия детишек, страдающих аутизмом, с социумом мы и хотим осветить в данной статье.

РОДИТЕЛИ АУТИЧНЫХ ДЕТЕЙ О СЕБЕ И О ДЕТЯХ.
ГЛАВНОЕ – ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КЛИМАТ В СЕМЬЕ

Специалисты знают, как важна для успешной коррекционной работы с аутичным ребенком доброжелательная атмосфера в семье. Поэтому очень важно родителям создать в доме психологический комфорт. Чтобы помочь аутичному ребенку, нужно прежде всего избавиться от стереотипов. Для этого надо:

1. Избавиться от собственных амбиций в отношении своего ребенка.

Правило 1. Не предъявляйте к ребенку повышенных требований. В своей жизни он должен реализовать не ваши мечты, а свои способности.

2. Ни в коем случае не стыдиться своего ребенка.

Правило 2. Признайте за ребенком право быть таким, какой он есть. Примите его таким – с невнятной речью, странными жестами. Ведь вы любите его, пусть ваша любовь и переживает трудные времена. В конце концов, какая разница, что скажут о вашем ребенке незнакомые люди, которых вы больше никогда не увидите или тетя Дуся из соседней квартиры? Почему их мнение для вас так важно?

Правило 3. Пытаясь чему-то научить ребенка, не ждите быстрого результата. Результата вообще ждать не стоит. Научитесь радоваться даже небольшим его достижениям. Постепенно он все выучит, и еще более постепенно проявит свои знания. Запаситесь терпением на годы.

3. Параллельно с раздражением возникает чувство вины: «Почему он такой? Почему это случилось именно со мной?». «Кто виноват?» – этот вопрос звучит уже более 100 лет по любому поводу.

Правило 4. Глядя на своего ребенка, не думайте о своей вине. Лучше подумайте о том, что уж он-то точно ни в чем не виноват. И что он нуждается в вас и вашей любви к нему.

4. Раздражение родителей растет и потому, что родителям не хочется отказываться от своих планов, от своей жизни. «Я еще молода, и мой муж еще молод (если он есть, а если нет, то вы ведь хотите и свою личную жизнь нала дить), у меня (у нас) такие планы, возможно сти! И этим всем я (мы) должна пожертво вать». Не должны. Не замыкайтесь в своем мире. Не бойтесь говорить о своем ребенке.

Как показывает опыт, люди в своем большинстве гораздо более терпимы, чем это кажется на первый взгляд. Не умея самостоятельно строить отношения с людьми, общаться, он возьмет вас и ваших друзей за образец.

Правило 5. Ребенок не требует от вас жертв. Жертв требуете вы сами, следуя принятым обывательским стереотипам. Хотя, конечно, кое от чего и придется отказаться. Но выход можно найти из любой, даже самой сложной ситуации. И это зависит только от вас.

5. Попытки оказания профессиональной психологической поддержки подобным семьям в России стали делаться только недавно, они проводятся не всегда и не везде. Конечно, такая поддержка должна развиваться, прежде всего, как помощь семье в ее постоянных заботах: воспитание, обучение и введение в жизнь больного ребенка. Но не менее, а в случае, когда нет профессиональной психологической поддержки, то и более важно создание доброжелательного или хотя бы терпимого отношения к таким детям и их родителям.

Правило 6. Рассказывайте о них – пусть все знают, что такие дети есть и что к ним нужен особый подход!

Кроме того, таким семьям полезно общаться между собой. При таком общении нередко родители перестают чувствовать свое одиночество, свою обособленность и особенность. Ощущение того, что существуют семьи с такими же проблемами, не редко приободряет, а семьи, прошедшие этот путь раньше, могут помочь советом по уходу за ребенком. Родители, общаясь между собой, не стесняются своих детей, не переживают из-за их странного поведения, доброжелательно относятся к странностям других. В результате такого общения налаживаются новые дружеские связи, жизнь приобретает новые оттенки.

КООРДИНАЦИЯ РАБОТЫ СПЕЦИАЛИСТОВ И СЕМЬИ

Наверное, главным в реабилитации детей-аутистов должна быть лечебная организация всей их жизни. Понятно, что основная работа при этом неминуемо ляжет на близких – семью или тех, кто ее заменяет; а помогать им должна целая команда профессионалов.

Важную роль в раннем выявлении нарушения развития и оказании своевременной помощи может играть врач-педиатр. До достижения ребенком года семья обычно поддерживает с педиатром тесный контакт. Это позволяет врачу не только точно ставить вопросы, но и, не допуская гипердиагностики (истолкования как сложившейся патологии отдельных настораживающих тенденций развития), подсказывать приемы профилактической работы, поддерживать в родителях уверенность в их силах. Однако подобное возможно лишь в том случае, если в своей оценке развития данного ребенка врач не только ориентируется на нормы физического, сенсомоторного и речевого развития, но и внимательно относится к первым признакам эмоциональных трудностей, нарушения контакта ребенка с близкими.

С возрастом такой ребенок более других продолжает нуждаться во внимательной заботе педиатра. Прежде всего, это связано с обычной для таких детей особой физиологической незрелостью. Часто родители детей-дошкольников с аутизмом находили наибольшее понимание именно у микропедиатров, особенно хорошо знакомых с проблемами незрелости. Соматическая дефицитарность таких детей может проявляться в достаточно грубых формах: нарушении обмена веществ, аллергических реакциях, нарушениях пищеварения, в общей ослабленности, подверженности частым простудным заболеваниям. Сверхизбирательность этих детей в еде, упорный отказ то от мясной, то от молочной пищи, то, например, от фруктов заставляет думать о необходимости разработки индивидуальной диеты.

Полное или хотя бы частичное решение проблем физического здоровья такого ребенка очень важно с точки зрения перспективы его психического развития.
Поддержка педиатра важна и для того, чтобы заботы по уходу за телом не отвлекали родителей, как это часто бывает, от решения главной задачи – задачи лечебного воспитания.

В настоящее время ясно, даже если лекарственная терапия действительно необходима, она должна проводиться одновременно с психологической и педагогической работой. Вместе с тем мы должны помнить и о дефицитарности, частом органическом поражении нервной системы такого ребенка, о том, что его аутизм может формироваться в рамках других текущих заболеваний, связанных с сезонными и возрастными обострениями. Аутичного ребенка чаще, чем другого, могут подстерегать эти опасности, и для него крайне важна возможность быть под постоянным наблюдением врача-психоневролога.

В каждом отдельном случае для успеха необходим диалог специалистов, выстраивающих логику психического развития и страхующих ребенка от возможных болезненных срывов.

Психологическая помощь детям-аутистам весьма функциональна.
Во-первых, речь идет о психологической диагностике – определении доступного уровня, адекватных средств взаимодействия ребенка с людьми и средой. Во-вторых, большую роль играет психологическая помощь семье, ее поддержка в организации общего режима, установлении эмоционального климата жизни, а также обучение близких методам специальных занятий с ребенком.

Кроме того, психологи способствуют как отлаживанию взаимодействия между специалистами и семьей, так и координации действий внутри команды специалистов.
Хороший результат не может быть достигнут без выработки общего языка и согласия в оценке проблем ребенка, без определения общих целей работы.
Нескоординированность действий взрослых может очень повредить ребенку. Например, если одни работают над активацией эмоциональных контактов, а другие настойчиво требуют, чтобы ребенок был, прежде всего, правильно организован на занятиях, послушен и «удобен» дома, то конфликты в команде неизбежны, как неизбежно и появление у ребенка новых страхов, углубление его аутизма.

С другой стороны, необходимо помнить, что работа с аутичным ребенком должна продолжаться годами. Долгая совместная деятельность неминуемо предполагает как периоды успехов, общего единения и энтузиазма, так и периоды усталости, сомнений и разочарований, а значит, и осложнения отношений. В такое время очень легко отнести свою усталость и неудачи на счет друг друга – непонятливых родителей, невнимательного врача, педагога или психолога. Остается только помнить об этой опасности и понимать, что пройти через сложный период жизни все же легче всем вместе.

Основную часть психологической работы составляют, собственно, психологические занятия с ребенком, на которых специалист создает ему условия для перехода к более активным и сложным контактам с людьми, помогает формировать осмысленную, а значит, полную и связную картину мира.

Новый опыт, полученный ребенком на занятиях, последовательно закрепляется и становится основой развития его повседневных отношений с миром. Поддержка психолога остается необходимой на всем протяжении взросления, причем она должна усиливаться в периоды возрастных кризисов, при переходах к более сложным условиям жизни.

По мере взросления ребенка все более важной фигурой в команде специалистов становится педагог. Развитие способности к эмоциональному контакту позволяет приступить к работе по усложнению взаимодействия с другими людьми, развитию моторики, речи, выработке навыков бытовой адаптации, а затем и к подготовке ребенка к получению начального образования – обучению его рисованию, чтению, счету, письму. Сначала занятия организуются индивидуально, и в идеале вести их, конечно, должен педагог-специалист, знающий особенности таких детей и умеющий соответствующим образом адаптировать традиционные методы обучения.

Вместе с тем на некотором этапе педагогической работы обязательно возникает необходимость ввести ребенка в жизнь школы или специально организованного класса. И тут особое значение приобретает установление взаимодействия со школьным преподавателем. Это может быть как дефектолог, так и обычный учитель, и именно от его желания оказать помощь часто зависит успех всей дальнейшей работы.
В младшей школе с позицией учителя связано и общее отношение класса, настрой детей на поддержку или, наоборот, на выживание «не такого» одноклассника.

Многие аутичные дети производят прекрасное впечатление на первых собеседованиях в элитарных гимназиях, престижных музыкальных школах, шахматных кружках, их работами восторгаются в изостудиях, но затем, после обнаружения трудностей произвольного обучения, интерес к ним в большинстве случаев гаснет. Это тоже несправедливо по отношению к таким детям, потому что терпеливая работа с ними может дать очень интересные результаты, привести к реальным профессиональным достижениям.

И наконец, упомянем о почти экзотическом явлении нашей жизни – социальном работнике. Вот в ком испытывает огромную нужду семья такого ребенка. Даже если диагноз поставлен официально, на государственном уровне не предусмотрена социальная помощь аутичному ребенку и его семье. А нужда в квалифицированном человеке, на которого можно опереться в социальном плане, огромна: его информированность, организационные возможности, находящиеся в его распоряжении материальные средства могли бы помочь семье преодолеть состояние паники и беспомощности, справиться с бытовыми проблемами, организовать консультации специалистов разного профиля, обеспечить поиск учреждений, которые взяли бы на себя специализированную помощь. Родителям необходима уверенность, что им есть к кому обратиться при возникновении новых проблем, неизбежных в процессе возрастного и социального развития детей.

И конечно, центром всей команды является сама семья. Невозможно помочь такому ребенку, если позиция его самых близких людей лишь пассивно-страдательна. Как уже говорилось, развитие ребенка в целом искажено, и для его выправления необходима специальная организация всей жизни, должны быть продуманы все мелочи бытовых ритуалов. Особенно важны постоянная эмоциональная поддержка близких и их стремление двигаться вперед вместе с ребенком. Не следует говорить: «Мы не умеем, вы специалисты – вы и делайте, как надо». Коррекция такого ребенка – это даже не лечебное развивающее обучение, не работа с отдельными психическими сферами, проблемами, функциями (восприятием, моторикой, памятью, мышлением или речью), а лечебное воспитание – постепенное осмысление вместе с ребенком каждодневной жизни, побуждение его к более активному взаимодействию, помощь в освоении им тех форм жизни, в которых эта активность может быть реализована.

Понятно поэтому, что специалисты могут дать необходимую информацию, расчистить путь, научить, поддержать на этом пути, разрешить отдельные проблемы, но пройти его вместо близких они не могут, да и, наверное, не вправе их подменять. Это очень трудный путь, но опыт многих семей, имеющих таких детей, свидетельствует, что идущих по нему ждут не только трудности, но и подлинные радости – и часто на нем встречаются действительно счастливые люди.

ВАЖНОСТЬ КОНСТРУКТИВНОЙ ПОЗИЦИИ ВЗРОСЛЫХ

Лучшим учителем в ситуации взаимодействия с ребенком-аутистом членов семьи и различных специалистов, точнее всего подсказывающим нам, что и как делать дальше, часто становится сам ребенок.
Такая позиция способна уберечь от многих ошибок. Одной из них может стать стремление к тому, чтобы ребенок, прежде всего, был «удобным». Откликаясь на жалобы родителей, и доктор, и психолог действительно могут сделать его более спокойным, но надо отдавать себе отчет, будет ли этот успех работать на преодоление аутизма, развитие и социализацию ребенка. Другая вероятная ошибка – пытаться во что бы то ни стало подвести его под шаблон возрастной нормы. Часто на это толкает понятное стремление доказать другим людям интеллектуальные способности своего ребенка, его возможность обучаться. Однако подобная зависимость от мнения посторонних может привести к потере надежных ориентиров в работе.

Разумеется, воспитание аутичного ребенка требует от близких много душевных и физических сил, и необходимо научиться их сохранять, восстанавливать, распределять. В этом отношении огромное значение для родителей имеет установление эмоционального контакта с ребенком. Его привязанность, эмоциональная связь с ним становятся главным источником сил близких. Те родители, которые со стороны выглядят самыми стойкими, чаще всего как раз и не рассматривают воспитание ребенка как специальную трудную работу. Они не определяют для себя рубежных сроков, не сосредоточиваются на поиске какого-то идеального метода, приема, специалиста, могущего решить все проблемы. Конечно, они обычно тоже не могут избежать кризисов, но в целом им удается очень естественно жить, радуясь каждому новому шагу ребенка.

Опыт также свидетельствует, что нельзя экономить силы, замыкаясь только на проблемах. Надо всеми силами противостоять опасности аутизации всей семьи, помогать друг другу оставаться укорененными в жизни, сохранять родных, друзей, жизненные интересы и ценности. Это важно не только для поддержания стабильности, душевного равновесия, сил самих взрослых, но и для их непосредственной самоотдачи в общении с ребенком: наша способность радоваться жизни поможет и ему стать более активным, расширить круг своих интересов. Открытый дом, общение с семьями друзей, походы, путешествия — все это будет очень нужно ему в его последующих шагах по освоению мира.

РЕЗЮМЕ

Расстройства аутистического спектра в детском возрасте, несомненно, актуальная и перспективная исследовательская феноменология в психологической науке и клинической медицине. Принято характеризовать аутизм как аффективное расстройство с нарушением межличностных отношений. Однако когнитивный дефицит при аутизме является тоже одним из ведущих признаков.

Несмотря на интерес большого числа специалистов к данной проблеме и с привлечением широкого круга исследований, самыми волнующими вопросами являются социализация таких детишек в семье и обществе, а также вопрос степени их самостоятельности во взрослой жизни.

Принимая во внимание всю специфику их общения и взаимодействия с близкими взрослыми, а также с лицами, которые на протяжении всей жизни оказывают им профессиональную помощь лечебного, психологического, педагогического, социального и культурного характеров, можно отметить некоторые важные аспекты, способствующие развитию и укреплению эмоционально близкого контакта с такими детьми:
— открытость новому опыту в семье такого ребенка, желание не замыкаться на проблемах, а стараться увидеть прогрессивные моменты в совместной жизни с детьми;
— попытки пробовать всевозможные методы помощи как для ребенка, так и для родителей и семьи в целом;
— принимать как счастливую данность рождение, воспитание и развитие такого — особенного — ребенка.

Список литературы находится в редакции.

medi.ru