Аутизм в старшем возрасте

Возраст, в котором становятся родителями, оказывает разное влияние на риск аутизма и шизофрении

Данное исследование является одним из крупнейших по изучению влияния возраста родителей на риск возникновения этих состояний у детей. В 2014 году исследователи сообщили, что дети, рожденные от пожилых отцов или слишком молодыми матерями, подвержены повышенному риску как аутизма, так и шизофрении. Но соотношение «риск-возраст» варьируется от исследования к исследованию.

Ведущий исследователь Шон Байэрс, работавший в качестве докторанта в лаборатории Якобуса Бумсмы в Копенгагенском университете (Дания), сообщил: «Это исследование охватывает более трех десятилетий, имеются все возможные результаты». Работа опубликована 16 сентября 2016г. в журнале «Evolution, Medicine and Public Health».

Байэрс и его коллеги использовали датские национальные реестры для исследования медицинских историй более 1,7 миллиона человек, родившихся в период с 1978 по 2009 годы. Из этих людей 10703 имеют диагноз «аутизм» и 3817 имеют диагноз «шизофрения».

Исследователи сгруппировали людей по возрасту родителей во время их рождения. Затем оценили, как количество случаев аутизма и шизофрении изменяется в зависимости от возраста родителей.

Анализ показал, что дети, рожденные от мужчин в возрасте от 35 до 60 лет, до 24% чаще имеют аутизм, чем дети с отцами в возрасте от 31 до 34 лет. Аналогично дети, рожденные женщинами в возрасте от 32 до 46 лет, до 34% чаще имеют аутизм, чем те, которые родились у женщин в возрасте от 29 до 31 года.

В соответствии с этой тенденцией родители, которым от 15 до 30 лет, наименее вероятно имеют ребёнка с аутизмом: у мужчин в этой возрастной группе шансы на 14% ниже, а у женщин на 17% ниже, чем у родителей, находящихся в возрасте чуть за 30 лет.

Полученные результаты подтверждают выводы предыдущих исследований, в ходе которых изучались возраст родителей и риск аутизма. Однако, в отличие от предыдущих исследований, исследователи не нашли связи между возрастом отца и риском шизофрении.

Обнаружено, что дети, рождённые женщинами, возраст которых от 22 до 24 лет, имеют риск развития шизофрении на 29% выше, чем те, у которых возраст матерей чуть за 30 лет. Для детей, рождённых матерями в возрасте от 15 до 21 лет, риск шизофрении существенно выше — 76%.

«Родительский возраст влияет на риски возникновения аутизма и шизофрении в противоположных направлениях, что даёт намек на разные базовых механизмы [этих состояний]», — говорит Даниэль Вайнбергер, профессор психиатрии, неврологии и неврологии Университета Джонса Хопкинса в Балтиморе (не участвовал в исследовании).

По словам Вайнбергера, риск аутизма со стороны отца, находящего в старшем возрасте, может быть обусловлен накапливающимися со временем спонтанными мутациями сперматозоидов. Этот тип мутации может быть менее важным для риска шизофрении. (Однако некоторые сомневаются во влиянии теории старения сперматозоидов на риск аутизма.)

Исследование также выявило, что риск аутизма и шизофрении возрастает по мере увеличения разницы в возрасте между родителями, что также согласуется с предыдущими данными.

Исследователи контролировали факторы, влияющие на риск аутизма и шизофрении, такие как семейная история психиатрических состояний и осложнения при родах. Но Брайан Ли, доцент кафедры эпидемиологии и биостатистики Университета Дрекселя в Филадельфии (не участвовал в исследовании), отмечает: «Так как у возрастных матерей высокий риск осложнений (например, преждевременные роды), то контроль за этими проблемами может привести к искусственно низким оценкам последствий материнского возраста».

«В конце концов, потенциальные родители должны помнить, что шансы иметь ребенка с любым из этих двух состояний [аутизм и шизофрения] невелики», — сказал Вайнбергер. Большие эпидемиологические исследования могут выявить тенденции, но их выводы не должны диктовать решение о рождении ребёнка.

www.aspergers.ru

Портал Гнездышко

Каково это — узнать уже в зрелом возрасте, что у тебя аутизм

«Он устроен иначе, чем я и ты, этот мой ребенок. Он не любит громкие звуки, темные комнаты или, когда незнакомцы гладят его по голове.» Это первые строки стихотворения мамы, написанное о ее 11-летнем сыне, у которого синдром Аспергера.

Фото: theconversation.com

Софи Биллингтон объясняет, насколько иначе работает мышление ее сына: «Он мгновенно видит закономерности, расположение, решение задачи», но «мир осуждает» и «видит только срывы и чрезмерную реакцию». И, похоже, это стихотворение задело за живое, после того как мгновенно распространилось после публикации в Фейсбуке.

Несмотря на то, что в основном, аутизм выявляется в детстве, все больше взрослых людей обнаруживают, что у них аутизм. Эта проблема поздних диагнозов вышла в свет недавно, после того, как фотограф-натуралист и телеведущий Крис Пекам открыто рассказал о своих переживаниях.

У около 1% взрослого населения было диагностировано расстройство аутистического спектра — таким образом, этот диагноз был поставлен большему количеству людей, чем когда-либо ранее. И тем не менее, в основном, внимание концентрируется на младенцах, детях и подростках с аутизмом.

И это происходит, не смотря на тот факт, что аутизм может быть описан как пожизненное нейроразвивающееся расстройство нервной системы, характеризующееся отличиями в социальном общении с людьми и обществом, делая аутизм, тем самым, практически ярлыком для людей всех возрастов.

Не только для детей

На сегодняшний день около 700 000 человек в Великобритании имеют диагноз аутизм в том или ином виде. Но, конечно, людей, у которых присутствую симптомы, может быть гораздо больше, хотя им не был поставлен диагноз.

Эти люди не смогут получить заботу, поддержку и советы, которые даются людям с поставленным диагнозом. Вместо этого, осуждение за их поведение, вполне может привести к отчуждению, тревожности, неуверенности и сомнению в себе и в том, кто они такие и каково их место в обществе.

Также психические заболевания могут чаще встречаться среди людей с расстройствами аутистического спектра, и среди них показатели тревожных расстройств и депрессии более высокие. Эти проблемы, вполне вероятно, могли развиться из-за травли в школе, дома или на рабочем месте, и из-за того, что их считают «немного странными».

Затем есть еще одна проблема в том, что с 2013 года в Великобритании изменилось определение аутизма. Теперь синдром Аспергера — ранее считавшийся одним из отдельных подвидов аутизма — больше не диагностируют отдельно, но объединяют в «Расстройства аутистического спектра». Это может привести к тому, что некоторые взрослые люди будут чувствовать себя изолированно и неуверенно по поводу того, что же на самом деле значит их диагноз, а также какую помощь они могут получить.

Диагноз взрослому человеку

Некоторые взрослые люди, которые получили диагноз уже в более зрелом возрасте, скорее всего уже нашли способы справляться и быть невосприимчивыми к дискриминации и стереотипам.

Но это не всегда так. Некоторые взрослые с аутизмом все еще сталкиваются с пожизненными трудностями в повседневной жизни. Для них может быть очень сложно найти новую работу, знакомиться с новыми людьми или иметь близкие отношения.

Вебсайт Министерства Здравоохранения Великобритании подчеркивает, что это очень положительный шаг, получить диагноз аутизма будучи взрослым — потому, что ты сможешь получить поддержку, заботу и пособия.

Поддерживая отличия

Люди, которые получают диагноз аутизма позже, скорее всего так и продолжат страдать от психических проблем, одновременно с общественным осуждением, предрассудками и дискриминацией, которой подвергаются люди с трудностями в обучении.

Разумеется, существует множество различных точек зрения в понимании аутизма, будь то чисто медицинский взгляд или общественный, учитывающий культурные и политические факторы.

Но, вместо того, чтобы смотреть на аутизм, как на недостаток или нечто, не является «нормальным», нам следует взглянуть на него как на возможность увидеть, насколько люди разнообразны. Потому что, в конце концов, мы учимся гораздо большему, когда существуют отличия, достигаем больше и привносим больше значимости с повседневную жизнь общества.

Майкл Ричардс

Перевод: Юлия Скируха, оригинал: theconversation.com

Понравилось? Поделись с друзьями!

nest.moscow

Аутизм у ребенка: симптомы и лечение

Аутизмом назы­вают нарушение развития, характеризующееся не­способностью к нормальному общению и дефицитом языковых навыков. Эти дефекты сопровождаются наличием серьезных трудностей в восприятии и неа­декватной реакции на повседневные стимулы (на­пример, звуки), нарушением адаптации к изменени­ям окружающей среды и повседневной деятельности, а также при изменении окружающей среды и повсе­дневной деятельности по собственной инициативе. Признаки аутизма появляются еще до того, как ребе­нок достигнет возраста 2,5 лет, и сохраняются в те­чение всей жизни, хотя некоторые из симптомов мо­гут потерять свою остроту. Из каждых 10 тысяч де­тей, рождающихся ежегодно в США, двое страдают от аутизма.

Аутизм — это поведенческий синдром, то есть группа конкретных признаков, проявляющихся со­вместно. Хотя эти отклонения по-разному воздейст­вуют на поведение ребенка, синдром аутизма всегда включает в себя в большей или меньшей степени на­личие трудностей в следующих областях.

Трудности в отношениях с другими людьми.

Детям, страдающим аутизмом, трудно формиро­вать эмоциональную привязанность к родителям и другим людям. Это состояние часто проявляется уже в младенчестве — например, ребенок может безраз­лично относиться к тому, что его берут на руки, или даже не любить этого. Кроме того, страдающий аутизмом ребенок с самого раннего возраста не толь­ко не испытывает желания проявлять привязанность в виде физического контакта, но и не устанавливает визуапьных контактов с другими людьми, в социаль­ном плане не реагирует на других улыбкой или иным изменением выражения лица. Создается ощущение, что ребенок не рассматривает людей как индивиду­умов, а подчас даже и в качестве людей. Чаще всго создается впечатление, что ребенок-аутист живет в своем собственном мире.

По мере того как страдающий аутизмом ребенок растет, он обычно начинает лучше осознавать, что рядом с ним живут родители и другие знакомые ему взрослые люди и начинает устанавливать с ними не­которые эмоциональные связи и приобретать привя­занности. Однако связь с ровесниками или дружба с ними продолжают отсутствовать, как и отсутствует способность играть с ними в игры, требующие со­вместного участия и сотрудничества. Кроме того, со­здается впечатление, что дети, страдающие аутиз­мом, не знают, что такое сочувствие, они не могут «поставить себя на место других людей». С возра­стом острота этих проблем может уменьшиться, од­нако большинство детей-аутистов и в зрелом возра­сте продолжают испытывать серьезные трудности в общении.

Трудности взаимопонимания при использова­нии языка в качестве средства общения.

Нарушения языкового общения характерны для всех детей-аутистов. Хотя трудности, связанные со слухом, не являются характерной особенностью аутизма, маленьких детей-аутистов часто поначалу принимают за глухих. Эксперты считают, что детям-аутистам очень трудно обрабатывать информацию, связанную со значениями слов, речи, даже несмотря на то, что слышат они вполне нормально. Языковое развитие детей-аутистов надолго запаздывает, а в тя­желых случаях они на протяжении всей жизни ока­зываются неспособными говорить.

Если страдающий аутизмом ребенок и начинает использовать язык, то обычно, по крайней мере на первых порах, он делает это не для целей общения. Иногда кажется, что дети-аутисты получают удоволь­ствие от языка просто как от набора звуков. Харак­терной особенностью использования языка детьми-аутистами на ранних этапах является эхолалия (тен­денция повторять звуки и слова других людей). У не­которых детей повторение по принципу «эха» про­исходит сразу после того, как то или иное слово про­изнесено другим человеком. У других детей-аутистов отмечается удивительная способность запоминать целые отрывки из бесед или телевизионных про­грамм, причем удивительно надолго.

Если ребенок-аутист и осваивает правильную речь, то она зачастую перемежается грамматически­ми ошибками и изобилует другими нарушениями. Одной, очень характерной, особенностью является неумение правильно использовать местоимения. На­пример, ребенок, который просит дать ему яблоко, вполне может сказать «ты хотеть яблоко». Характер­ным для детей-аутистов является также и то, что им с трудом удается запоминать названия предметов, высказывать абстрактные мысли и использовать мета­форы.

Речь ребенка-аутиста обычно бесстрастна, моно­тонна, бесцветна, лишена эмоций и других нюансов. Если тон речи и меняется, то зачастую не к месту. Речь не сопровождается соответствующими проявле­ниями эмоций, такими как жесты или изменение вы­ражения лица; все эти проблемы сохраняются и в зрелом возрасте.

Трудности в области восприятия и реакции на чувственные раздражители.

Дети-аутисты обычно самым неожиданным обра­зом реагируют на любые чувственные раздражители, то есть на предметы и явления, которые они могут слышать, видеть, чувствовать, пробовать на вкус или обонять. Например, ребенок может безразлично от­нестись к яркому свету, но впасть в состояние рас­стройства, услышав отдаленный звук работающей у соседа газонокосилки. Раздражители, которые други­ми людьми даже не воспринимаются, могут вызвать у ребенка-аутиста всплеск лихорадочной активности или, наоборот, пассивное состояние, при котором ребенок в течение долгого времени пребывает без движения. Ребенок-аутист может никак не отреаги­ровать на полученную травму, боль. Он может не проявить и признаков страха в опасных ситуациях. В целом, как представляется, детям-аутистам лучше удается использовать осязание, вкус и обоняние, чем зрение и слух, как средство изучения окружающей среды и других людей.

Трудности приспособления к переменам в окру­жающей действительности или повседневном рас­порядке жизни, или при внесении изменений в них по собственной инициативе.

Дети-аутисты проявляют стремление к сохране­нию закрепленного порядка в своей жизни. Большие огорчения у такого ребенка могут вызвать даже не­большие изменения, например перестановка того или иного предмета мебели в квартире. Кроме того, многие дети-аутисты сильно привязываются к каза­лось бы бессмысленным предметам — например, ку­сочкам ткани, веревочке или аптекарской резинке — и очень огорчаются, если эти предметы у них от­бирают. Они также часто придумывают себе ритуа­лы, например постоянно прикасаться к определен­ным предметам в четко определенной последова­тельности.

Желание сохранить заведенный порядок жизни, возможно, также объясняет, почему у некоторых де­тей-аутистов отмечаются странные двигательные на­рушения, такие как частые, казалось бы бесцельные, взмахи руками, дерганье себя за волосы, удары себя по голове, качание, кружение, раскачивание взад-вперед или принятие «скульптурных» поз. Кроме того, дети-аутисты часто завороженно следят за предметами, осуществляющими повторяющиеся движения. Они поглощенно наблюдают за крутящимися предметами, например вентиляторами или юлой, в то время как обычные игрушки использовать в твор­ческих играх «понарошку» они зачастую не могут.

Дети-аутисты в старшем возрасте, а также взрос­лые больные, проявляют особый интерес к таким ви­дам деятельности, которые связаны с зазубриванием, например запоминают наизусть расписание поездов или исторические даты.

Трудности с сохранением равномерных темпов развития.

Темпы развития ребенка, страдающего от аутизма, обычно столь же неравномерны, сколь различна сте­пень его развития. Например, ребенок может нау­читься сидеть в очень раннем возрасте, но потом в течение многих лет не научиться ходить. Зачастую темпы развития ребенка в одной области резко от­стают от темпов развития в другой. Например, семи­летний ребенок-аутист может уметь одеваться и раз­деваться, но не знать при этом, как пользоваться ту­алетом.

Для того чтобы поставить ребенку диагноз аутиз­ма, необходимо наличие всех вышеупомянутых при­знаков. С аутизмом могут быть связаны также и дру­гие трудности. Например, считается, что около 75% детей-аутистов страдают, в большей или меньшей степени, от задержки умственного развития, что мо­жет лишь усложнить этот синдром. Кроме того, око­ло 25% детей-аутистов в итоге начинают страдать от припадков.

Около 65% детей-аутистов продолжают страдать серьезными недостатками и во взрослые годы. Обыч­но остальные способны функционировать более не­зависимо в связи с более высоким уровнем умствен­ного развития и развития языковых навыков. Однако и у этих детей отмечаются трудности общения, фун­кционирования в обществе и предметного мышле­ния. Это явление часто называется остаточным аутизмом. У некоторых детей самопроизвольно про­исходит улучшение состояния, однако, в целом, наи­лучшие перспективы открывает участие в специали­зированных интенсивных программах образования.

Несмотря на большой объем прове­денных исследований, причина аутизма так и не ус­тановлена. Специалистам неизвестно, что именно в организме срабатывает не так, в результате чего воз­никает вышеупомянутый синдром. Поскольку аутизм связан с потерей таких способностей, как восприятие и общение, некоторые специалисты выступили с предположением о возможной связи синдрома с на­рушением работы мозговых центров, ответственных за прием и переработку информации в речевой обла­сти.

Еще один вопрос, на который предстоит ответить, заключается в следующем: почему аутизм иногда сопряжен с врожденными состояниями. Сюда входят: энцефалит, менингит, задержка умственного разви­тия, ретролентальная фиброплазия, врожденная краснуха (см. краснуха), врож­денный сифилис и бугорчатый склероз. Специалисты предполагают, что эти состояния и аутизм могут вызываться общими причинами. Уче­ные-медики изучают сейчас возможность частичной зависимости аутизма от генетических факторов. Большое значение имеет то, что у родных братьев или сестер детей-аутистов аутизм отмечается в 50 раз чаще, чем в среднем. Частота возникновения других нарушений, например, нарушений речи в семьях, где есть дети-аутисты, также выше, чем в других. В том что касается причин аутизма, одно представляется ясным: этот синдром не связан с недостатками вос­питания ребенка со стороны родителей. Нет сомне­ний в том, что ребенок, страдающий аутизмом, стра­дает им уже с момента рождения, что дети-аутисты могут родиться у любых родителей, вне зависимости от того, как они воспитывают детей, и что практика воспитания ребенка никоим образом не сказывается на возникновении данного заболевания. Однако, в зависимости от того как родители реагируют на за­болевание своего ребенка, он, в пределах своей бо­лезни, может добиться больших или меньших ре­зультатов.

ДИАГНОЗ. Любого ребенка, у которого родители подозревают нарушение развития, необходимо пока­зать педиатру, специализирующемуся на нарушении развития. Хотя, как считают эксперты, признаки и синдромы аутизма в большинстве случаев проявля­ются уже с момента рождения, родители не всегда за­мечают эти признаки до тех пор, пока ребенок не на­чинает ходить или даже до более позднего возраста. У большинства детей диагноз ставится в возрасте 2-3 лет, когда очевидными становятся трудности, кото­рые они испытывают с языком и общением, в осо­бенности в сравнении со своими сверстниками.

Особое значение имеет получение точного и де­тального диагноза состояния ребенка, у которого по­дозревается развитие аутизма. Поскольку связанные с аутизмом поведенческие нарушения носят столь разнообразный характер, этот синдром очень легко принять за какое-либо иное нарушение, в особенно­сти, когда в одной области нарушение носит незна­чительный характер, а в других областях они весьма серьезны. С особой осторожностью родителям сле­дует относиться к врачам, которые с легкостью при­лепляют к их ребенку ярлык «замедленного», «стра­дающего умственной отсталостью с аутистическими тенденциями (или особенностями)». Хотя степень серьезности заболевания может быть и разной, тем не менее диагноз аутизма ставится только тогда, ког­да налицо имеются все симптоматические особенности поведения. Наилучшей клиникой для получения углубленного и точного диагноза является клиника, занимающаяся оценкой развития ребенка на базе того или иного университета. Выше вероятность того, что в таких клиниках подход к делу будет но­сить междисциплинарный характер, и, кроме того, в них обычно работают группы специалистов, подго­товленных и обученных тому, чтобы правильно иск­лючать те или иные болезненные состояния, которые легко спутать с аутизмом. К таким состояниям отно­сятся депрессия, потеря слуха, нарушения речи, свя­занные с развитием, умственная отсталость, другие нарушения развития, шизофрения (см. психоз) и не­нормально медленное развитие, обусловленное нару­шениями в окружающей ребенка среде.

На подтверждение диагноза аутизма нередко ухо­дит много времени. В течение нескольких недель, а иногда и месяцев ребенка приходится неоднократно показывать профессиональным врачам, специализи­рующимся в нарушениях развития, психиатрам, не­вропатологу (специалисту по нервной системе), ото­ларингологу (ЛОР-врач) и специалистам по патоло­гии речи (эксперт по нарушениям, связанным с язы­ком и речью). Для диагностики, скорее всего, пона­добятся физические и психологические тесты, дол­гое наблюдение за поведением ребенка, проверка его умственных способностей и проверка слуха и речи. Для проведения ряда исследований нервной системы может понадобиться госпитализация ребенка.

Если родители сомневаются относительно пра­вильности поставленного диагноза, им необходимо заручиться мнением еще одного специалиста. Кроме того, детей с диагнозом аутизм следует, по меньшей мере раз в год, повторно показывать врачу с целью адаптации программы лечения к их текущим потреб­ностям.

ЛЕЧЕНИЕ АУТИЗМА У ДЕТЕЙ

Помощь детям-аутистам можно ока­зать на основе правильного сочетания специализиро­ванных программ обучения и образования. Целью при этом является обучение максимальному исполь­зованию тех навыков, которыми они располагают, чтобы компенсировать недостатки. Необходимо по­стоянно проявлять заботу о детях-аутистах.

Для родителей очень важно как можно больше уз­нать об аутизме, о конкретной форме, которой стра­дает их ребенок. Родителям следует требовать от ди­агностов и других врачей полного объяснения всех обстоятельств.

В настоящее время не существует универсальных эффективных программ по аутизму. Класть в боль­ницы детей-аутистов, как правило, нет необходимо­сти, но тем не менее большинство экспертов соглашаются с тем, что страдающие от аутизма дети в те­чение всего года должны посещать соответствующие программы, причем начинать делать это практически с момента постановки диагноза. При выборе про­грамм родителям следует избегать таких, в которых упор делается только на один тип терапии, которые заявляют, что они приводят к поразительным успе­хам. Например, родителям следует с подозрительно­стью относиться к заявлениям о том, что, якобы, аутизм можно вылечить лекарствами. Пока что нет убедительных свидетельств того, что то или иное ле­карство может оказаться эффективным в борьбе с этим недугом. Однако некоторые лекарства могут оказаться полезными в том плане, что они позволяют смягчать симптомы, создающие препятствия для обу­чения ребенка.

Как и при выборе диагностического центра, роди­телям здесь следует искать междисциплинарную про­грамму, в которой методы лечения приспособлены к конкретным потребностям отдельного ребенка. Ро­дителям следует убедиться в реалистичности той или иной программы лечения — например, в том, что от ребенка не требуется больше, чем он способен дать или достичь. Программа должна также помогать чле­нам семьи ребенка научиться методам лечения в семье. Для этого очень важно, чтобы родители и вра­чи доверяли друг другу и уважали друг друга, часто встречались для обсуждения успехов ребенка.

В целом же, хорошая программа лечения должна отличаться наличием структуры и должна содейство­вать развитию у ребенка навыков речи и общения. Во многих программах лечения используются интен­сивные изменения методики поведения, при которых ребенка хвалят и вознаграждают, за то что он выпол­няет указания, и только иногда должным образом на­казывают за неповиновение.

Самым новым и перспективным подходом к обра­зованию и обучению малолетних детей-аутистов яв­ляется обучение их в кругу семьи. Специалисты из центра по нарушениям, связанным с развитием ре­бенка, в течение долгого времени встречаются с его родными, учат их соответствующим методикам обра­зования, стимулирования и управления поведением в кругу семьи. Обучение необходимо начинать, как только ребенку поставлен диагноз. В дальнейшем обучение дополняется поступлением ребенка в днев­ную школу.

В США, в соответствии с федеральным законом, все государственные школы должны обеспечивать образование для всех детей-инвалидов. Однако лишь в очень небольшом количестве местностей существу­ют адекватные программы для детей-аутистов. Роди­тели детей-аутистов должны объединяться для того, чтобы обсуждать имеющиеся в их распоряжении ва­рианты и изыскивать возможности получения помо­щи от государства. Кроме того, родители могут связаться с национальным обществом детей-аутистов для получения консультаций о том, как наилучшим образом организовать государственные программы обучения в местности их проживания. Эта ассоциа­ция также может поделиться своей информацией о программах ухода в воскресные дни и во время лет­них каникул, о специальных центрах лечения подро­стков и о программах, при которых соответствую­щие специалисты занимаются детьми-аутистами, с тем чтобы дать их родителям возможность какое-то время отдохнуть.

Очень трудно смириться с тем, что ваш ребенок страдает от аутизма. Нелегко также определить, что можно от ребенка ожидать, и продолжать при этом должным образом заниматься его лечением и обуче­нием в кругу семьи. Многие семьи убеждаются в том, что консультации и советы, которые они получают, сами по себе оказываются бесценным источником помощи и поддержки.

ПРОФИЛАКТИКА. Пока аутизм профилактике не поддается.

zdorovye-rebenka.ru

Вопрос-ответ. Почему никто не слышал о пожилых аутистах?

Действительно ли аутизм является «новым» расстройством, и что говорят исследования об аутизме среди пожилых

Народ, который считает «эпидемию аутизма» новым феноменом, характерным лишь для самого молодого поколения, очень любит утверждать, что, мол, не существует пожилых аутистов. Как правило, единственным доказательством этих заявлений является их личный опыт, когда они говорят: «Почему никто не слышал о пожилых аутистах? Я их не могу найти!» Такие комментарии вызывают образ того, как эти люди ходят по улицам, стучат незнакомцев по плечу и спрашивают: «Вы, случайно, не аутист?» Это не слишком хороший способ сбора данных, и лично я знаю нескольких пожилых людей с аутизмом. Вероятно, я хожу по другим улицам.

Хотя некоторые, похоже, неспособны найти аутистов 50-60 лет и старше, более методичные исследования смогли обнаружить пожилых аутистов. Эти исследования также показали, что очень часто люди, которые в прошлом получали диагноз «умственная отсталость» и оказывались в закрытых учреждениях, в наше время получили бы диагноз «аутизм». Данные этих исследований не соответствуют утверждениям об «эпидемии аутизма», в которой винят вакцины, схемы вакцинации или проблемы современного общества (токсины и химикаты, материнские антитела, загрязнение воздуха и так далее). Оказывается, проблема может быть связана и с поколением наших дедушек. Недавнее шведское исследование показало, что возраст дедушек положительно коррелирует с риском аутизма у внуков, и аутизм встречается чаще у детей, чьи деды стали родителями в 50 лет и старше.

Одно эпидемиологическое исследование по распространенности аутизма среди пожилых людей было проведено в Великобритании Национальной службой здравоохранения в 2009 году. Его авторы продемонстрировали, что уровень распространения аутизма не зависит от возрастной группы, включая группу людей старше 70 лет. В каждой из возрастных групп уровень распространения составлял примерно 1%.

Похоже, что пожилые аутисты всегда были среди нас. Британское исследование показало, что большинство из них — мужчины, никогда не состоявшие в браке. Большинство из них не имеют высшего или профессионального образования, среди них в 10 раз больше людей, так и не окончивших школу, скорее всего, они не получали не только верного диагноза, но и необходимой помощи в службах психического здоровья.

Другое исследование показало, что люди, которых сейчас считали бы аутистами, в прошлых поколениях просто обрекались на пожизненную изоляцию, никак не учитывались, либо их классифицировали под другим ярлыком, как правило, это была «умственная отсталость». Еще одно исследование показало, что такие люди могли получать диагноз «нарушение речи», но не аутизм.

Еще в 1996 году исследователь Лорна Винг проанализировала отчеты, самые старые из которых датировались 1950-ми годами, и, по ее оценкам, уровень распространения аутизма тогда составлял около 1%, что соответствует современным данным о распространении среди детей.

Я писала об этом раньше, но эта тема снова привлекла мое внимание, когда я прочла статью в журнале Scotsman. «Пожилые шотландцы с аутизмом — это «невидимое поколение», — говорится в ней. Согласно статье, Национальное общество аутизма Шотландии утверждает, что 11 600 из примерно 58 000 аутистов Шотландии старше 60 лет.

Так что даже настоящие шотландцы, вопреки превалирующему тону в дискуссиях о причинах аутизма, могут быть пожилыми и аутистами одновременно. В статье рассказывается об одном шотландце. Когда ему было за 20 лет, ему ставили самые разные диагнозы, включая биполярное расстройство и шизофрению, и только в возрасте 65 лет он получил, как он считает, первый точный диагноз — синдром Аспергера.

Неспособность и нежелание людей признать существование пожилых аутистов грозит последним нешуточными последствиями. Аутизм — это коммуникативное расстройство, а, как мы знаем, старение приводит к другим проблемам в коммуникации, включая трудности с подбором слов, проблемы с памятью и моторные трудности, связанные с речью. Представьте, что эти симптомы наложатся на уже существующее расстройство коммуникации, и вы поймете почему, как отмечается в статье, есть отдельные свидетельства, что «… врачи, работающие с проблемами старения плохо понимают данную инвалидность, и обладают очень ограниченными знаниями о том, как другие заболевания, например, деменция, могут влиять на взрослых с аутизмом».

Отказ пожилым аутистам в праве на существование не менее критичен, чем нехватка инвестиций в образовательную и поведенческую поддержку для людей с аутизмом. У этой группы людей есть специфические потребности, которые требуют нашего внимания, помимо простого признания, что они здесь, среди нас.

outfund.ru