Берет ли в армию с заиканием

Заикание и армия, берут ли в армию с заиканием?

Добрый день, с вами автор блога, Антон Таубин.

Многие спрашивают берут ли в армию с заиканием, могу ответить однозначно – БЕРУТ. Правда, скорее всего заикающегося не возьмут в какие-то элитные войска, вроде ГРУ (Государственное Разведывательное Управление) или ВДВ (Воздушно Десантные Войска). Сложно будет попасть даже в рядовую часть, вероятнее всего, заикающегося заберут в Инженерные Войска или попросту СТРОЙБАТ.

Именно перспектива попасть в стройбат подтолкнула меня начать у себя «поиски болезни», которая позволила бы мне не попасть в армию. Хотя против армии я ничего не имел и если бы не заикание, скорее всего бы пошел. Не знаю, как в армии относятся к заикам, но уверен, что ничего хорошего ждать мне не стоило, даже представить себе было противно, как я стою перед строем и корчась, пытаюсь выдавить из себя клятву (или что там читают).

Прочитайте мою книгу, в которой я рассказываю мой опыт избавления от заикания, введите ниже ваш email и получите ее, это совершенно бесплатно!

Заикание и армия в России

Вообще, при сильном заикании можно «откосить» от армии, я когда проходил комиссию в школе, старался скрывать, что заикаюсь, благо говорить почти ничего не надо было и логопеда в комиссии военкомата нет.

Я знаю случаи, когда парней не брали в армию из-за заикания, но таких случаев всего два и скорее всего это просто исключение, либо нашли еще какие-то заболевания и в сумме они дали «освобождение» от армии.

Когда я искал у себя «страшную болезнь», которая позволила бы мне не попасть в стройбат. Умный человек, специалист по поиску таких заболеваний у кого угодно сразу ответил на мой вопрос: берут ли в армию с заиканием, что логоневроз не дает белый билет и лучше бы поискать искривление позвоночника, которое чудесным образом вскоре нашлось.

Избавление от заикания

Как избавиться от заикания я на тот момент не знал, многочисленные походы к врачам, целителям, гипнотизерам традиционно не давали эффекта. В конце концов, мне удалось победить этот страшный недуг, который так отравлял мне жизнь. О том, как я это сделал, читайте в моей книге.

На вопрос: как вылечить заикание, в современной медицине нет однозначного ответа. Никакие современные технологии, дорогое оборудование и лекарства, не смогли победить такой страшный недуг как заикание. Мало того, поскольку заикание встречается всего у 1% населения, то должно повезти встретить человека, который бы успешно справился с этим недугом и поделился бы своим опытом.

При заикании врачи рекомендуют:

Лечение препаратами – многие, кто обращался к врачам с заиканием получали рекомендации принимать транквилизаторы, такие на Фенибут. По своему опыту могу сказать, что если эффект какой-то и был он этого и других похожих препаратов, то скорее всего он был связан с общей «заторможенностью» психики. Фенибут действовал на меня странно, с одной стороны была некоторая заторможенность, с другой странное возбуждение, достаточно не приятный препарат. Заикание немного уменьшалось во время приема, после курса заикание вернулось с прежней силой.

Логопедическое лечение – на мой взгляд, самый лучший способ, очень много людей справилось со своим заиканием именно благодаря ему. Многие не верят в это и не удивительно, я сам долгое время не знал, если ли вообще люди, которые справились с заиканием или нет.

А таких людей достаточно много, многие не знают, но некоторые очень известные люди заикались в детстве и в юности, но смогли успешно справиться со недугом. Под «известными людьми» я подразумеваю людей, которых не раз видел каждый человек, по крайней мере в России точно. Это такие люди как Брюс Уиллис , большинство даже не догадываются, что этот известный актер когда-то заикался, а это чистая правда. В интернете вы можете найти много информации на эту тему, я специально не буду давать здесь ссылки, поищите информацию сами, лучше всего в иностранных СМИ и интернет журналах.

Брюс Уиллис не единственный, кто справился с заиканием, из известных на весь мир людей есть и другие, кто ранее заикался, это Жерар Депардье, Самуэль Джексон, Чарли Шин, Элвис Пресли и это только те люди, которые широко известны. А сколько успешных случаев избавления от заикания мы не знаем, думаю их тысячи.

Примечательно то, что все эти люди справились с заиканием примерно одним и тем же способом – они тренировали свою речь, об этом способе подробно написано в моей книге.

Я не знаю ни единого случая, когда кто-то смог бы вылечить заикание при помощи заговоров, церковных молитв, гипноза. Я сам все это испробовал и не по одному разу и мне ничего из этого не помогло, только работа над собой и своей речью!

Но, конечно, я не могу утверждать, что эти способы вообще не помогают, возможно, кому-то и помогли, просто я об этом не знаю.

О причинах заикания

Чаще всего заикание возникает в период развития речи в 3-5 лет, по статистике, заиканием страдает 1% населения в России, по не понятным причинам в других странах этот процент может быть выше или ниже, например во Франции этот процент достигает 6%. Интересно, берут ли в армию с заиканием во Франции?

Многие, как и я, не помнят момент, когда заикание появилось. Я вот вообще не помню время из детства, когда я не заикался. Мои родители связывают заикание с ДТП, которое произошло, перед тем как я начал заикаться. Но это скорее попытка объяснить то, что никто не может объяснить (извините за тавтологию). На самом деле, начал заикаться я намного позже этого ДТП, примерно через полгода – год и тогда я не получал каких либо травм, даже не испугался, потому что не понял, что произошло. В моем случае, как и в многих других нет объективной причины, почему я начал заикаться.

zaikanieblog.ru

Значение установки заикающихся на призыв в армию при проведении военной экспертизы

В межрайонные логотерапевтические кабинеты пси­хоневрологических диспансеров Санкт-Петербурга заикающи­еся с запросами райвоенкоматов направляются для уточне­ния степени заикания дважды — в допризывном и призыв­ном возрасте, т. е. в 16 и 18 лет.

Вопросов освидетельствования допризывников мы подроб­но касаться не будем, так как, на наш взгляд, допризывники по ряду причин значительно отличаются по своим психоло­гическим особенностям от группы призывников.

Так, многим шестнадцатилетним подросткам в силу их возраста кажется, что от приписки до призыва очень много времени, а поэтому серьезно задумываться о службе в армии не стоит. Некоторые из них прямо говорят, что за два года обязательно что-нибудь изменится: либо служба в армии ста­нет только контрактной и необязательной для всех, либо они поступят в институт на дневное отделение и не будут подле­жать призыву. А если не поступят в институт, то пойдут на какую-нибудь альтернативную службу или женятся и заве­дут ребенка.

Таким образом, поведение допризывников, особенно с не­выраженным заиканием, отличается бравадой, нарочитой

небрежностью, тон ответов некоторых из них шутлив, иро­ничен, иногда просто дерзок. Такие подростки, как правило, от лечения отказываются, открыто заявляя: «Зачем же я буду лечиться, если с заиканием в армию не берут>>. Разъяснения о том, что определенные категории заикающихся подлежат призыву и в армию лучше пойти с хорошей речью, на подро­стков особого впечатления не производят.

Характерно, что эти заикающиеся на прием обычно при­ходят без родителей, определенная часть которых, видимо, живя заботами сегодняшнего дня, также серьезно не задумы­вается о том, что будет через 2 года.

Иную картину представляют допризывники с тяжелой сте­пенью заикания. Особенно не фиксируя внимания на призы­ве в армию, а, возможно, в отдельных случаях понимая, что они по своему состоянию будут признаны негодными к стро­евой службе, эти заикающиеся охотно соглашаются на лече­ние. Их цель — уже сегодня облегчить свое состояние, под­готовиться в речевом отношении к сдаче экзаменов в техни­кумы, колледжи, институты либо устроиться на работу в хорошую фирму, где требуется достаточно четкая речь.

И совершенно особым образом выглядят призывники, же­лающие поступить в военные средние и высшие учебные за­ведения либо в военизированные школы (учебные заведения милиции, пожарной охраны и пр.). Они хорошо понимают, что от заключения эксперта зависит, будут ли они допущены к вступительным экзаменам, поэтому мы нередко наблюдаем тенденцию к диссимуляции своего состояния. Призывники серьезно задумываются о своей речи в условиях сдачи экза­менов, а в дальнейшем — ив процессе учебы в военном учеб­ном заведении. Они сами обращаются с просьбой о лечении и становятся самыми дисциплинированными пациентами, се­рьезно работающими над своей речью.

Исходя из изложенного выше, в экспериментальную груп­пу были отобраны только заикающиеся призывники, направ­ленные в Городской логотерапевтический центр районными военными комиссариатами Санкт-Петербурга для уточнения степени заикания в период с 1994 по 1997год.

В конце экспертного обследования каждому заикающему­ся из экспериментальной группы был задан вопрос: «Хотите ли вы служить в армии?» При этом обследуемого просили отвечать откровенно, объяснив, что эти сведения необходи-

мы для научной работы и сообщаться в райвоенкомат не бу­дут. Ответы просили подробно и убедительно мотивировать. На основании полученных данных все 87 заикающихся были условно разделены на четыре группы.

I группа. «В армии служить хочу»

Внее вошли 7 заикающихся в возрасте от 18 до 24лет. Заикание в средней и тяжелой степени протекало на фоне различных акцентуаций личности.

В группу вошли двое мужчин. Л., 18 лет, сын старшего офицера, готовился к поступлению в военную академию. Б., 24года, окончил технический институт. По специальности инженер-программист, лейтенант запаса. Имеет жену и го­довалого ребенка. В течение длительного времени не мог най­ти работу по специальности. Семья находилась в бедственном положении, живя на небольшую материальную помощь ро­дителей. В райвоенкомате предложили службу в армии в ка­честве кадрового офицера по специальности, которая заинте­ресовала больного. При этом поставили условие в короткий срок улучшить состояние речи и направили в Городской ло­готерапевтический центр.

В группу вошли пять женщин в возрасте от 18 до 20 лет. Все они поступали в военные средние учебные заведения и направлялись ведомственными медицинскими комиссиями для уточнения степени заикания и лечения.

Мотивировка желания связать свою судьбу с армией или военизированными службами в основном сводилась к следу­ющему: призвание (больной Л.), выход из тяжелых матери­альных затруднений (больной В.), постоянная, хорошо опла­чиваемая работа, дающая существенные льготы при условии повышения квалификации — возможность служебного роста. Все заикающиеся I группы очень просили провести лече­ние как можно скорее, четко выполняли рекомендации спе­циалистов; несмотря на различное исходное состояние речи, добились положительных результатов.

У всех пациентов I группы при первичном экспертном об­следовании речи и повторном — после окончания курса ле­чения в той или иной мере наблюдалась тенденция к дисси­муляции своего состояния. Если при первичном логотера-певтическом и психологическом обследовании специалисты стремились диагностировать состояние больных, специаль-

но создавая условия, при которых можно было выявить мак­симальные речевые затруднения, то при обследовании после лечения в основном оценивалась возможность использования пациентами рекомендованных логотерапевтических приемов в различных ситуациях речевого общения, а также автома­тизация навыков психологической адаптации к названным ситуациям. Специально создавать условия повышенного эмо­ционального напряжения нет необходимости, так как боль­ной, стремясь к изменению первичного диагноза, будет чув­ствовать себя в ситуации экзамена.

II группа. «В армии служить не хочу, но если призову!, уклоняться от службы небуду»

Вэту группу вошли 12 заикающихся в возрасте от 18 лет до 21 года. По социальному положению группа достаточно однородна: учащиеся технических училищ, колледжей и без­работные, живущие на случайные заработки. Семьи в основ­ном малоимущие и неблагополучные, воспитанием детей, как правило, не занимались. К моменту призыва в армию сыно­вья для некоторых родителей (особенно матерей-одиночек) становились обузой.

В процессе экспертного обследования заикающихся обраща­ли на себя внимание их невысокое интеллектуальное разви­тие, плохая осведомленность в вопросах общего характера ив учебном материале (учащиеся технических училищ и коллед­жей), склонность к алкоголизации. У отдельных призывников, со слов матерей, имелись контакты с криминальными струк­турами и были проблемы с правоохранительными органами.

У всех призывников II группы неврозоподобное заикание в средней и тяжелой степени протекало на органической ос­нове.

Желания служить в армии никто из призывников не выс­казывал, но аргументация носила неопределенный характер, отличаясь легковесностью и некоторым безразличием («чего я там не видел?»; «а мне все равно»; «пусть другие служат»; «за­берут, так заберут, мне все едино»; «там кормят плохо»; «еще подстрелят где-нибудь»; «служить не хочу, но бегать не стану, все равно бежать некуда»; «я спать долго люблю» и т. п.).

В отличие от обследуемых, матери в большинстве случаев хотели, чтобы сыновья были призваны на действительную службу. При этом некоторые вполне честно мотивировали

свое желание («нет больше с ним сладу, пусть послужит»; «лучше в армию, чем в тюрьму»; «муж ничего не зарабаты­вает, а мне младшего еще прокормить надо, а в армии может чем-нибудь, да накормят»), другие прибегали к явно рассчи­танной на логопеда аргументации («в армии каждый парень должен послужить»; «армия сделает из него человека»; «надо отдать долг Родине» и т. п.).

От лечения призывники из II группы отказывались либо прерывали лечебный курс в самом начале

III группа. «В армии служить боюсь»

Это наиболее многочисленная группа. В нее вошли 64 при­зывника в возрасте от 18 до 27 лет. Социальный состав отли­чался значительной разнородностью: выпускники средних школ, абитуриенты, учащиеся технических училищ, лицеев, колледжей, техникумов, студенты высших учебных заведе­ний (заочных, вечерних отделений и дневных отделений, при которых нет военной кафедры), рабочие, служащие с высшим образованием, не являющиеся офицерами запаса и работаю­щие не по специальности, безработные. Родители этих при­зывников также являлись представителями различных про­фессий и специальностей.

В этой группе представлены все три степени заикания, которое протекало на фоне акцентуаций личности, различ­ных форм неврозов, невротического развития и психопатии. В ряде случаев наблюдалась аггравация речевого судорожно­го синдрома.

Причина нежелания быть призванным на действительную службу объяснялась страхом перед армией. Аргументируя свой страх, призывники использовали сведения, полученные из газет, радио- и телепередач, а также из специальной ли­тературы (Виленская Е. Ю. и др., 1997). Вот их далеко не пол­ный перечень: неуставные отношения, приводящие к тяжелым последствиям; постоянные человеческие потери в войсках, проходящих службу в регионах Кавказа; плохое питание, обмундирование, антисанитария и, как следствие, высокая заболеваемость среди рядового состава; социальная незащи­щенность пострадавших в войнах и локальных конфликтах; случаи дезертирства из армии; получившие огласку случаи недобросовестного отношения к своим обязанностям коман­диров разного ранга; «недобросовестность должностных лиц,

готовых использовать неосведомленность юношей и их малый жизненный опыт, чтобы выполнить план призыва любой це­ной» [27. С. 3] и пр.

Родители (за редким исключением) также не хотели, что­бы их дети были призваны в армию, ссылаясь, прежде всего, на состояние речи и здоровья призывника.

Приходилось наблюдать случаи, когда в одной семье мне­ния родителей по поводу призыва сына на военную службу диаметрально расходились.

Приведем пример экспертного обследования, проведенно­го в июне 1998 года.

Больной Г., 19 лет. Заканчивает кулинарный колледж. Направ­лен райвоенкоматом для уточнения степени заикания.

На приеме с матерью. Мать работает медсестрой, отец больно­го военнослужащий (прапорщик), заведует пищеблоком в одном из высших учебных военных заведений Санкт-Петербурга.

Из беседы с матерью: ребенок от первой беременности (матери было 22 года, отцу — 27 лет). Беременность на всем протяжении протекала с токсикозом, во второй половине диагностировали не-фропатию (высокое А/Д, белок в моче). В период беременности «очень часто приходилось волноваться», так как, работая медицин­ской сестрой в воинской части, где служил муж, «почти каждый день оказывала медицинскую помощь избитым солдатам». Ей было жал­ко «мальчиков», неоднократно пыталась говорить об этом с мужем. Муж, по характеру человек «жесткий и вспыльчивый», в резкой фор­ме «приказал» ей «не лезть не в свое дело». Чувствуя себя плохо, постоянно находясь в нервном напряжении, в этот период часто плакала. Особенно ее угнетало отсутствие внимания со стороны мужа, «хотя он человек неплохой: не курит, пьет только по празд­никам, все несет в дом. ».

Роды срочные, сухие, со стимуляцией (родовая деятельность почти отсутствовала), длительность родов — 12 часов. Ребенок закричал сразу, травмы в родах не зафиксированы. Масса тела при рождении — 3200 г, рост — 51 см.

Приложен к груди на следующий день, грудное вскармливание — 2 недели, потом молоко пропало. Искусственное питание перено­сил плохо (болел живот, плохо отходили газы). По ночам спал бес­покойно, часто плакал.

Перенесенные заболевания: краснуха — в 3 года, паротит — в 8 лет, частые ОРЗ, до 16 лет находился под наблюдением педиатра и врача ЛОР по поводу ларинготрахеита с астматическим компо­нентом.

В роду по материнской линии наблюдалась эпилепсия (у праба­бушки и бабушки больного), со стороны отца — шизофрения (у ма­тери отца). Речевая наследственность не отягощена.

Физическое развитие: первые зубы — в 4 месяца, стоять начал в 8 месяцев, ходить — в 12 месяцев.

Психическое развитие — без отклонений от нормы.

Речевое развитие: гуление — в пределах нормы, первые слова — после года, первые фразы — к 1,5 годам, хорошо говорил фраза­ми к 2 годам.

Звукопроизношение, по словам матери, нарушено не было. Ре­бенком был очень подвижным, непоседливым, говорил быстро.

Заикание появилось в 7 лет почти сразу после начала обучения в 1 классе. Ребенок категорически отказывался ходить в школу. По утрам «закатывал истерики», падал на пол, кричал, иногда бывали рвоты. Отец наказывал мальчика физически, насильно отводил его в школу. После очередного наказания на уроке чтения у ребенка появились «запинки». Дети стали смеяться, дразнить его «заикой». Больной начал стесняться речи, отказывался устно отвечать зада­ния, учитель опрашивал его после уроков.

Мать сразу показала мальчика логопеду по месту жительства. Занятия в течение трех месяцев положительных результатов не дали. Через год прошел курс лечения у невропатолога (были назначены фенибут и воротнички по Щербаку с бромом) и у логопеда в обла­стной больнице. Ребенок «стал спокойнее», но речь практически не улучшилась.

Мать отмечает в этот период выраженную зависимость речи от ситуации общения: с товарищами говорит хорошо, с отцом, кото­рый «до сих пор бьет сына», говорит плохо. Отца не любит, очень боится, подчиняется физической силе.

В школе учиться не хотел, «тянул на тройки», иногда «прикры­вался» заиканием, чтобы получить освобождение от экзаменов, физкультуры, каких-либо поручений. В 8—9 классах связался с плохими, «разболтанными» ребятами. Мать очень боялась, что сын может начать употреблять наркотики. Считает его человеком, кото­рый легко поддается плохому влиянию, эгоистом, трусливым, лжи­вым. Читает и смотрит только «фентози».

В колледже начал учиться лучше, проявил интерес к специаль­ности. Может дома приготовить обед. «Видимо, это у него по на­следству, от отца». Появились хорошие друзья, но девушек стесня­ется.

Отец очень хочет, чтобы мальчик пошел в армию. Договорился о том, что сына оставят по месту жительства, направят в часть, где служит отец. Там больной начнет работать поваром под его нача-

лом. В дальнейшем мечтает видеть сына поваром на кораблях, ко­торые ходят за границу. Мать ему не противоречит, хотя понимает, что муж «не генерал», и сына могут направить куда угодно. Поэто­му она не хочет, чтобы мальчик попал в армию, «так как очень хо­рошо знает, что это такое».

Из беседы с больным: в настоящее время наиболее трудно гово­рить в состоянии волнения, в магазине, по телефону (I вариант — см. приложение 2), дома с отцом.

Самооценка уровня логофобии — 3-я группа (II уровень). Экс­пертная оценка — 4-я группа (III уровень).

Данные по «Речевому опроснику»: 1-я группа — 0, 2-я группа — 15, 3-я группа — 15, 4-я группа — 19.

Заключение: у больного наблюдается логофобия III уровня.

В армию идти не хочет, так как там «дедовщина». Отцу просит об этом не сообщать.

Объективно: самостоятельная речь с заиканием на следующих звуках:

с, в, ц, ф, т, д. | тонико-клонус,

р, л > сопутствующие движения

Темп речи значительно ускорен, артикуляция нечеткая, наблю­дается свистящий сигматизм. Голос напряженный, плохо модули­рованный. Речевое дыхание нарушено. Симптом Фрешельса поло­жительный. Чтение — с заиканием в тяжелой степени. Сопряжен­ная, отраженная, автоматизированная речь — с незначительным заиканием. Ритмизированная речь — почти без заикания. Речь с аппаратом АИР — без заикания (!).

оральный праксис: нарушено раздельное надувание щек, зат­руднено движение «язык желобком»;

динамический праксис: реципрокная проба, проба «кулак — ребро — ладонь» — с выраженными персеверациями;

наблюдается скрытое левшество (—2 + 1).

Данные экспериментально-психологического обследования:

«Оптимистическое ожидание» — 26 баллов;

DFS-D — 45 баллов;

Эти данные подтверждают III уровень логофобии.

Логопедический диагноз: неврозоподобное заикание в тяжелой степени, смешанная форма, тонико-клонический тип речевых судо­рог, сопутствующие движения головы, III уровень логофобии. Стер­тая форма дизартрии.

Клинический диагноз: неврозоподобное заикание у больного, акцентуированного по истероидному типу.

IV группа. «В армии служить категорически не хочу»

Это самая малочисленная группа. В нее вошли 4 человека в возрасте от 21 года до 26 лет. Один больной окончил техни­ческий институт, в момент обследования — безработный. Двое призывников — рабочие со средним техническим образовани­ем и один заикающийся — учащийся гуманитарного коллед­жа. Все четверо пациентов страдают заиканием в тяжелой степени.

V двух больных диагностирована психопатия (шизоидная и истероидная формы), у других двух пациентов заикание протекает на фоне акцентуации личности по истероидному типу.

Отличительной особенностью больных IV группы являет­ся то, что категорическое нежелание служить в армии им внушается и полностью поддерживается семьями.

В одном случае (больной С, 26 лет, клинический диагноз: шизоидная психопатия) бабушка, воспитавшая больного, хо­рошо понимает его «странное поведение» (замкнутость, не­умение общаться с людьми, полное отсутствие друзей и зна­комых, избирательное отношение к еде — ест только то, что сам себе приготовит, остатки пищи закрывает в буфете на ключ и т. п.), считает, что он в армии, где бы ни служил, сразу погибнет.

В трех других случаях пациенты заявили, что брать в руки оружие им запрещают религиозные убеждения.

Больной Т., 24-х лет, посещает секту «Братья во Христе». Двое заикающихся и их родители являются членами секты «Свидетели Иеговы». Семьи знакомы уже несколько лет. Их сыновья вместе окончили одну речевую школу и техникум. Одна семья вовлекла в секту другую.

Аггравации заикания ни в одном случае мы не наблюда­ли. Три пациента прошли курс лечения с результатом: улуч­шение состояния речи, длительность ремиссии от 3 до 6 ме­сяцев.

Больной С. периодически посещает Городской логотерапев-тический центр в течение 4 лет. Речи уделяет мало внима­ния. Пользу, по словам больного, ему приносят индивидуаль­ные психотерапевтические беседы.

helpiks.org

Вопрос: берут ли в армию с заиканием?

Правильная дикция для службы в армии имеет особую значимость. Не похвалят того солдата, который не сможет четко отдать приказ или донести до сослуживцев полезную информацию. Именно поэтому призывник с заиканием может рассчитывать на освобождение от армейской службы и получение военного билета.

Чего ждать от комиссии?

Частое повторение отдельных звуков и слогов, заминки и остановки при попытках произнести слова или целые фразы являются характерными признаками заикания. К сожалению, для освобождения от военной службы этих симптомов недостаточно. Любой диагноз должен быть документально подтвержден квалифицированными специалистами. Заикание как диагноз выставляется логопедом или оториноларингологом.

К подобному нарушению речи могут привести различные причины, чаще вызывающие заболевание в детском возрасте.

Виды заболевания

Заикание подразделяют на три основных вида, а именно на:

Эволюционное

характерно для детского возраста, с тенденцией к усилению в пубертатный период и c последующим ослаблением. Такое заикание может носить как невротический, так и неврозоподобный характер.

Реактивное

Характерно для детей старшего возраста (чаще для подростков), реализуется на фоне негативного воздействия психогенных факторов.

Симптоматическое

Имеет вторичный характер, поэтому считается последствием поражения структур головного мозга при новообразованиях, энцефалитах и расстройствах мозгового кровообращения.

Берут ли на службу с заиканием?

При наличии медицинских документов, подтверждающих факт обращения к специалистам по поводу заикания, диагноз придется подтверждать повторно. Члены призывной комиссии имеют право после осмотра направить юношу на дополнительное обследование. Только на основании полученных результатов можно сделать вывод о его пригодности к службе в вооруженных силах. В первую очередь призывника должен осмотреть оториноларинголог и дать заключение о состоянии здоровья.

Основные критерии заикания

Согласно общепринятой классификации, заикание подразделяют на три степени:

Характеризуется нарушением речи только в состоянии возбуждения или при необходимости быстро поделиться информацией. Приостановки речевого процесса с легкостью преодолеваются, а человек не акцентирует внимание на своем дефекте.

Редко проявляется в состоянии покоя и в обычной обстановке. На фоне эмоционального напряжения заикание приобретает выраженный характер.

Дефект речи становится постоянным, а произношение часто сопровождается жестикуляцией.

При незначительных речевых расстройствах военно-врачебная комиссия выставляет призывнику категорию «Б-4». В этом случае юноша может настоять на дополнительном обследовании при условии выраженных нарушений речи.

Обследование от военкомата

Чаще всего к заиканию приводят неврозы, патологии нервной системы и инфекционные болезни. Именно поэтому придется посетить оториноларинголога, логопеда, психиатра и невролога.

В случае выявления стороннего заболевания, вызвавшего расстройство речи, освидетельствование будет проходить по определенной статье из Перечня заболеваний. Для оценки пригодности используют результаты тестирования и документацию с места работы или учебы.

По ходу обследования лор или логопед фиксируют степень выраженности речевых расстройств, так как именно этот показатель считается решающим для призыва в армейские ряды.

От чего зависит категория годности

После заполнения и передачи акта военно-врачебной комиссии ее председатель может выставить категорию пригодности. Годен ли призывник для армии напрямую, зависит от выраженности дефектов речи. В этом случае освидетельствование проводят согласно статье 88 Перечня заболеваний, в соответствии с которой юноша может быть отнесен к основным категориям:

  • при умеренных речевых расстройствах присваивают категорию «Б-4»;
  • при выраженных нарушениях речи — категорию «В».

На основании нормативного документа умеренные нарушения равносильны легкой форме спотыкания в начале предложения. Все последующие слова воспроизводятся в медленном темпе и относительно спокойно.

Следует отметить, что с заиканием призывают в вооруженные силы, если подобная аномалия оставляет речь понятной для окружающих. Поэтому получение военного билета подразумевает наличие у призывника выраженных речевых расстройств, делающих произношение неразборчивым.

При несогласии с вердиктом призывной комиссии молодой человек вправе обжаловать врачебное заключение в вышестоящих инстанциях или в судебном порядке.

vayur-rf.ru

Для тех, кому ЗА…

Упражнения, питание, советы по здоровью для тех, кто в возрасте

27 болезней, с которыми не берут в армию

Выражение «для тех, кому за» обычно подразумевает солидный возраст — за 40, за 50 и так далее. Но в данном статье рассматривается несколько иной возрастной рубеж. А именно, только мужчины, кому за 18.

То есть, парни призывного возраста. Но сама статья очень полезная, тем более, что 1 октября уже начался очередной осенний призыв. Почитайте.

Как правило, к армии стопроцентно негодны только люди с очевидными и тяжелыми патологиями, такими как умственная отсталость, шизофрения, слепота, глухота, отсутствие конечности и т.д.

В остальных случаях решается вопрос либо о лечении (тогда дается отсрочка и затем требуется повторное освидетельствование), либо о степени нарушения функции тех или иных органов.

Тяжелые нарушения функции (невнятность речи, недержание мочи и кала, сердечная недостаточность и т.д.) – повод для увольнения в запас. В спорных случаях решение остается за врачебной комиссией.

Тяжелые инфекции

Активный легочный и внелегочный туберкулез, ВИЧ-инфекция, лепра – с такими диагнозами в армию не берут. При туберкулезе и сифилисе возможно излечение, после которого потребуется дополнительное освидетельствование.

Кишечные инфекции, бактериальные и вирусные болезни, передаваемые членистоногими, риккетсиозы, гонококковая, хламидийная инфекция, некоторые микозы (заболевания, вызываемые грибами) и другие инфекции при первичном выявлении на медкомиссии послужат причиной отправки на лечение. Если инфекция не поддается лечению – призывник признается негодным для службы.

Новообразования

Злокачественные и доброкачественные новообразования служат противопоказанием к военной службе, если опухоль не подлежит радикальному удалению, есть метастазы либо значительные нарушения функции каких-либо органов.

Кроме того, не возьмут в армию тех, кто отказался от терапии по поводу опухоли. Лицам, проходящим лечение по поводу новообразований, дадут отсрочку, в дальнейшем они подлежат повторному освидетельствованию.

Лица с ожирением 3 и 4 степени не годны для службы в армии. Им предлагается пройти лечение, на время которого дается отсрочка. Если лечение не помогает, при повторном освидетельствовании делается вывод о негодности к службе.

Сахарный диабет

С сахарным диабетом любой формы и любой степени тяжести, даже при отсутствии осложнений, в армию не берут. Заболевание не лечится, а корректировать обменные нарушения в условиях военной службы не представляется возможным.

Другие эндокринные заболевания

Болезни щитовидной железы, гипофиза, надпочечников, паращитовидных и половых желез, расстройства питания, гиповитаминозы, подагра также являются противопоказаниями к службе в армии, если они сопровождаются нарушением функций соответствующих органов и не поддаются заместительной терапии. Если заболевание щитовидной железы (зоб) препятствует ношению военной формы, призывник также признается негодным к службе.

www.doctorvlad.com