Боязнь привязанностей

Страх перед привязанностью

Вопрос:
Я не хочу привязываться к другому человеку. Я боюсь, что меня могут бросить. Это уже было в моей жизни и я больше не хочу это переживать. Но я мечтаю встретить любовь. Что мне делать?

Ответ:
Именно привязанность и порождает страх. Что такое привязанность? Это когда мы сильно отождествляемся с тем, что имеем. Например, мы встретили человека, который нас радует, удовлетворяет, любит и говорит о нашей необыкновенности, и мы привязываемся к нему. Эта привязанность, это обладание, порождают контроль. Теперь нашу любовь контролирует ум. Мы контролируем этого человека, потому что прекрасно понимаем, что если он такой хороший и в данный момент любит нас, то с таким же успехом, он может полюбить и другого.

Какая теперь любовь? Мы стали полицейскими, мы стали надзирателями для человека, который проявил к нам чувства и желание быть с нами. Это произошло, потому что вошел страх. И из-за привязанности, из-за обладания потеряно то главное, из-за чего мы встретили друг друга. Мы уже не можем доверять никому. У нас нет доверия к другому, потому что мы не верим в то, что нас можно любить.

У нас существует колоссальная ущербность, инфантильность и незрелость в любви. Мы можем вести отношения только по половому признаку. То есть, когда мужчина заявляет, что любит женщину, она начинает его терроризировать. У нее теперь есть повод кричать, бесноваться, рассказывать и доказывать, как он должен с ней разговаривать, как он должен на нее смотреть и т.д.

Только была любовь, только была влюбленность, мы собрались вместе путешествовать по жизни, наслаждаться друг другом, — и все превратилось в яд. Теперь мы монотонно отравляем другого и самого себя одновременно, потому что мы искажены — на уровне подсознания постоянно присутствует страх. Вот из-за чего привязанность и обладание так мучительны. Мы сами готовим себе яд и сами его пьем. А если мы его пьем, то все, кто подойдут к нам, невольно будут пить вместе с нами.

Вначале была определенная красота, некая грация в отношениях, но любовной истории так и не получилось. Получились боль, скорбь, горечь и страх перед будущим. Если от нас уходят, и к нам подойдет другой человек – история повторится, теперь ум будет производить одно и то же постоянно. Когда бы нам ни случилась любовь или дружба, это не имеет значения, мы будем присваивать живого человека как вещь, которая должна доставлять нам удовольствие.

Человек — не вещь. Он не обязан доставлять нам удовольствие. Он может жить своей жизнью, жить с нами и разделять свою жизнь с нами. Мы будем отравлять все отношения, пока не признаем свою собственную ценность, пока у нас не появится достоинство и уважение к самому себе.

  • Страх любви — почему и у кого возникает, механизм возникновения, рекомендации
  • Неразборчивость в сексе — почему возникает у девушек и парней, подсознательные мотивы
  • Перегоревшие чувства — «пожар любви» как подделка ума, как возникают эти чувства
  • Лекарство от любви — обзор психологических методов избавления от любви, обзор базируется на реальной практике
  • Испытание счастьем — что такое счастье с научной точки зрения, положительные и отрицательные моменты счастья, о соотношении счастливых людей в законном, гражданском браке и т.д., составляющие счастья
  • Все статьи раздела психология

У нас также читают:

— Локальная инъекционная терапия ревматических болезней — история вопроса, современный взгляд и перспективы развития
— Павлов Иван Петрович — очерки об истории медицины, биографии ученых
— Мужское здоровье и половые гормоны. Долголетие мужчины. Снижение тестостерона и здоровье — мужские половые гормоны и активность, здоровье мужчины, симптомы снижения уровня гормонов, диагностика
— Артериальная гипертензия — фактор риска или индикатор риска? — материалы для специалистов

www.medicinform.net

ТОП-5 мужских фобий

Боязнь секса
Первое, что входит в мужской список фобий – это страх секса. Некоторые могут подумать, что это просто шутка, ведь секс – это то, чего мужчина желает каждый день и по несколько раз. Секс сам по себе не страшит мужчину, пугает риск оказаться не очень хорошим в сексе. Девушки могут помочь мужчинам развить подобные комплексы, например, заявив на первом свидании, что последний бойфренд был самым непревзойденным любовником. Что мужчина должен делать с подобной информацией? Некоторых мужчин такое заявление заставляет работать над собой, заниматься спортом, изучать эротические фильмы. Вот только удовольствия от секса никакого, ведь придется доказывать, что в постели ас.

Страх перед соперниками
Мужчина-собственник и порвет на куски каждого, кто заявит права на его девушку. Но вместе с тем мужчины бояться других мужчин. Это еще один страх, который дополняет список фобий мужчин. В этом есть сходство с женщиной, которая боится других женщин, коварных соблазнительниц, норовящих украсть добычу. Мужчин также терзает страх, что кроме него есть кто-то более привлекательный. Страх может проявляется в том, что мужчина будет стремиться закадрить самую сексуальную девушку, чтобы доказать свое превосходство. Этот страх может сыграть на пользу девушке, заставляя мужчин заботиться о своих возлюбленных еще больше.

Страх привязанности
Страх привязанности продолжает список фобий мужчин. Этот страх овладевает многими мужчинами. Мужчины боятся привязаться к женщине просто до смерти. Привязанность, действительно, является мощной вещью. Привязаться можно не только к человеку, но, например, к выбранному пути на работу, к кофточке, к собачке, но самой опасной привязанностью является человеческая. Привязанностью может быть автомобиль или мотоцикл или хобби, которые могут стать причиной возникновения ссор между влюбленными. Мужчина боится, что женщина будет его тормозить в его желаниях и стремлениях, поэтому, никогда не нужно показывать свою ревность к мужскому увлечению.

Страх остаться одиноким
Одиночества боятся не только женщины, но все живые существа, даже животные. Жизнь холостяка – рай, но не для всех мужчин, в особенности не для тех, о которых не может позаботиться мама, приготовив ужин, постирав одежду, уложив в кроватку. Молодые парни, которые живут вдали от матери без любимой девушки, которая будет заботиться о них, просто сдохнут и даже не от тоски, а от голода запаха кучи нестиранных носков. Другое дело, состоятельные мужчины, которые уже нажили свое с женой и не одной и желают свободы. Такие мужчины живут для себя, питаются в ресторанах, ездят к маме в деревню, на отдых за границу.

Страх перед мамой
Парни, особенно те, которых вырастила мама, очень зависят от мнения матери, боятся ее огорчить, поэтому, никогда не нужно становится и идти против матери. Парни любят эффектных женщин, но их недостаток в том, что такие женщины не боятся шумихи, что в свою очередь пугает мужчин. Мужчина в большей степени, чем женщина боится разбить сердце матери, пусть некоторые девушки считают это качеством маменькиного сынка, но этот страх вполне оправдан материнской заботой. Даже если мама живет на другом конце планеты, мужчина никогда не снимет со стены подаренную ею картину, боясь, что мама зайдет и расстроится.

m.ivona.bigmir.net

Как формируется психологическая привязанность

Психологическая привязанность живет чередой ярких и не обязательно только позитивных событий.
скачать видео

Взрослые люди умеют управлять своими привязанностями.
скачать видео

Привязанность — это связь, которая притягивает и удерживает человека рядом с кем-то или чем-то, когда его с этим не связывает ни чувство любви, ни интерес либо выгода.

К кому или к чему только не привязываются люди! К своей любимой ложке и щенку, к работе и месту жительства, к старой кофте и друг к другу. Некоторые из этих привязанностей понятны и оправданны, другие больше похожи на чудачества, часть — большая жизненная неприятность. Большинство современных людей привязаны к комфорту, к телевизору, интернету, мобильнику — ко всему этому тянет, даже когда человек понимает, что без этого обойтись можно и даже лучше бы обойтись. Люди привыкают к своему любимому креслу, к джинсам, к теннисной ракетке — это тоже варианты бытовых привязанностей. Тем более каждому знакома привязанность между людьми — дружеская привязанность, привязанность между детьми и родителями, любовная и супружеская привязанность.

Такие межличностные привязанности могут иметь разную природу: когда-то житейской, а иногда психологической привязанностью. Житейская привязанность — это привязанность к привычным удобствам и обстоятельствам жизни, иногда неготовность напрягать себя неуютом и неприятностями в случае разъезда. «Почему вы не разъедетесь, вам же трудно друг с другом? — А куда я уеду одна с ребенком? Мне уезжать некуда, квартиры нет, денег снимать квартиру — тоже нет». Более интересна психологическая привязанность — связь между людьми, проявляющаяся то в желании постоянной близости и ощущении защищенности рядом с каким-то человеком, то в боли от потери близости или страхе такой потери.

Самый известный вид психологической привязанности — это привязанность ребенка к матери, как, впрочем, и обратный вариант — привязанность матери к ребенку. По мере взросления ребенка следует различать привязанность ребенка к матери и любовь ребенка к матери. Чем более дети становятся взрослыми людьми, тем больше в отношениях должно быть любви и меньше привязанности.

Психологическая привязанность может быть как здоровой, так и больной. Здоровая (условная) привязанность — это близкая эмоциональная связь тогда, когда она нужна, и возможность легкого прекращения привязанности, когда она неактуальна. Если привязанность перестает быть мягкой, когда отсутствие предмета привязанности вызывает уже боль — говорят уже о больной привязанности. Невротическая, больная привязанность — жесткая психологическая связь, когда даже представление о существовании без объекта привязанности вызывает страх и боль, ломку на уровне души. Тем более тяжелы переживания в случае, когда человек лишается объекта своей больной привязанности.

В случаях, когда привязанность превращается в нечто, что лишает человека всякой свободы, говорится уже о зависимости, как например, зависимость от алкоголя или наркотиков.

Еще раз пройдемся по понятиям: привык к яблокам на завтрак и ем, их не замечая — это простая привычка. Привык и хочется яблоки на завтрак — это уже привязанность как разновидность привычки. Мне нельзя яблоки, сам себя ругаю, но жру яблоки на завтрак — это зависимость. Привязанность похожа на клей — если клей по типу липучки, это легкая привязанность. Если клей схватил намертво и отдирать приходится с кровью — это зависимость.

Действительно, психологическая привязанность формируется в первую очередь как привычка, просто как результат длящегося контакта, то есть повторения значимых переживаний. Если люди ранее не знакомые люди начинают жить рядом друг с другом и между ними завязываются отношения, со временем эти отношения практически неизбежно перерастают в привязанность.

Женщины, вступая в близкие отношения с привлекательным мужчиной, обычно изначально тяготеют к отношениям с привязанностями, к семье МЫ, в то время как со стороны мужчины чаще проявляется опаска и желание более дистанцированных, более свободных отношений Я плюс Я. Мудрые женщины, знающие природу возникновения привязанности, «покорно» соглашаются на отношения Я плюс Я, а иногда и лукаво сами предлагают их особо осторожным мужчинам, знают главное: с течением времени все отношения Я плюс Я естественным образом переплавляются в семью МЫ.

Если люди безразличны друг к другу, то привязанность между ними не образуется и при длительном времени контакта. Неприязненно относящиеся люди парадоксальным образом тоже привязываются друг к другу (смотри Стокгольмский синдром), быстрее всего психологическая привязанность возникает в отношениях, где фон взаимно положительного отношения чередуется с яркими моментами негативных вспышек. Чем дольше длятся отношения и чем ярче сопровождающие их переживания, тем быстрее возникает привязанность и тем крепче она становится.

Маленькие добавки дискомфорта от потери близости усиливают привязанность, однако в больших дозах привязанность либо уничтожают, либо переводят ее в формат больной привязанности.

Как привычка, психологическая привязанность формируется постепенно, однако нередки случаи, когда привязанность возникает практически мгновенно, по механизму якорения. В животном мире это феномен импринтинга, в человеческой жизни — это запечатление и влюбленность с первого взгляда. Важно понимать, что у людей подобное якорение срабатывает только в случае особого состояния человека, а именно гормональной поддержки, внутреннего психологического настроя («ее душа его искала») и специфической философии жизни, где любовная привязанность является одной из главных жизненных ценностей. Чем в большей степени человек живет на уровне человека-организма, тем чаще и легче он (она) привязывается. Человек-личность с развитым разумом и волей допускает в своей жизни только те привязанности, которые полезны, и прекращает привязанности не нужные.

Переживается привязанность разнообразно — как чувство близости, как любовь, как ощущение груза, как лишение свободы, как страх. Нередко привязанность принимает форму любви: заботимся, чтобы не потерять и слушаемся, чтобы на нас не сердились и от нас не отдалялись. Действительно, сильная психологическая привязанность очень похожа на любовь, и в жизни любовь и привязанность легко путаются, тем более что к одному и тому же человеку у нас может быть одновременно и любовь, и привязанность. Кроме того, мы зависимы от того, к кому привязаны, и поэтому, боясь его потерять, вынуждены о нем заботиться. И тогда привязанность действительно оказывается очень похожей на любовь, оказываясь любовью в добровольно-принудительном варианте.

Любовная привязанность — особый вид психологической привязанности, обычно с чертами больной привязанности, а то и зависимости от объекта любви. Главная черта любовной привязанности — это не радость и не забота, связанные с объектом любви, а любовные страдания, которыми человек когда мучается, а когда со сладострастием упивается.

Умные люди сами с удовольствием привязываются к тому, что их будет по жизни поддерживать, а также к тем людям, общение с которыми радостно или полезно. При этом, привязываясь, они предпочитают не жесткую, а условную привязанность, устроенную как карабин у альпинистов: когда нужно, мы надежно привязаны. Если привал и лучше быть свободным, карабин отщелкивается и мы — свободны.

Привязанности хороши, пока вы нужны друг другу и ваши привязанности — не больные, мягкие, скорее игровые. Если же в отношениях у вашего партнера проявляется жесткая, больная привязанность к вам, то это ситуация опасная. Как предупредить такие отношения и как себя вести, когда к вам привязываются не самые адекватные люди, смотри Профилактика больных привязанностей.

www.psychologos.ru

Психология привязанности: между тревогой и боязнью близости

О трёх моделях отношений между людьми, причинах замкнутости и тревожности, а также о том, как прошлое искажает наше восприятие мира.

Миф о самодостаточной и свободной личности, которая сама выбирает, в какие отношения ей вступать — один из самых распространённых, и в то же время самых нереалистичных. Он льстит нам, но на самом деле наши отношения с другими людьми подчиняются закономерностям, которые мы очень редко осознаём и почти не можем изменить. Они тянутся из давнего прошлого, когда представления о «свободной личности» ещё не могли прийти к нам в голову.

Почему некоторые люди кажутся отстранёнными и холодными, а другие — открытыми до навязчивости? Социальный психолог Хайди Грант Хэлворсон в книге «Меня никто не понимает!», выпущенной издательством «Манн, Иванов и Фербер», пытается ответить на этот вопрос. Она описывает три типа отношений между людьми, которые закладываются ещё в раннем детстве: надёжный, тревожный и избегающий. Публикуем отрывок из этой книги.

Я знаю двух сестёр, получивших хорошее образование и построивших успешную карьеру. Но мне кажется, они добились бы гораздо большего, если бы немного лучше общались с людьми.

У обеих проблемы из-за отсутствия необходимых социальных навыков. Одна сестра, которую я буду называть Сара, нуждается во внимании, слишком услужливая и чувствительная к отказам; другая, Эмили, — отстранённая и испытывает трудности в общении с людьми.

Сара и Эмили всегда были накормлены и одеты, их редко наказывали и даже не повышали на них голос. Но их родители, как и многие другие, были слишком заняты собственной жизнью: они очень рано поженились и завели детей. Они сами оставались детьми: хотели ходить на вечеринки и общаться с друзьями, путешествовать и участвовать в приключениях, строить карьеру и реализовывать мечты. Маленькие девочки стояли у них на пути. По крайней мере, так кажется Саре и Эмили.

Примерно половина взрослых детей в Соединённых Штатах испытывают трудности в отношениях, потому что видели только неадекватные модели в детстве. Именно тогда мы узнаём, что людям можно или нельзя доверять, и забираем эти уроки во взрослую жизнь.

Первый тип таких отношений — надёжная привязанность. Взрослые реагируют на потребности детей, поддерживают их и понимают. Ребёнок обращается к опекуну, когда грустно или страшно, но в остальном чувствует себя в безопасности, чтобы выходить на улицу и исследовать мир. Эти дети с удовольствием играют на детской площадке, пока не упадут и не поцарапают колени. Потом они бегут к маме, папе или няне и после поцелуя, объятий и медицинской помощи, счастливые, возвращаются к друзьям.

Быть отзывчивым — это не то же самое, что покупать ребёнку всё что он захочет и потакать любому капризу. Это значит проявлять заботу и привязанность, обеспечивать чувство безопасности и хорошо с малышом обращаться. Главное — постоянная забота.

Когда ребёнок чувствует, что близкие его любят, но они ненадёжны, не всегда находятся рядом и их отношение зависит от того, делает ли он всё абсолютно правильно, то, скорее всего, у него будет формироваться тревожная привязанность. Такие дети (около 30% в Соединённых Штатах) остро нуждаются в поддержке и постоянно хотят быть рядом с близкими. Они сильно беспокоятся, что близкие исчезнут, всеми способами стараются привлечь внимание воспитателей и легко расстраиваются, когда их игнорируют. Они всё утро рвутся в детский сад только чтобы закатить там истерику, отказаться играть со сверстниками и убежать от воспитателя.

Моя подруга Сара была таким ребёнком. По словам её сестры, она могла часами не отходить от родителей, которых это раздражало. Она могла устраивать сцены и портить семейные праздники, чтобы оказаться в центре внимания. Она никогда не уходила далеко от дома и сейчас живёт в нескольких кварталах от родителей, навещая их каждый день. Сара часто выговаривает родителям, что они разрушили её жизнь и что всё могло бы сложиться иначе, если бы они побольше ею занимались. А потом внезапно покупает им дорогой подарок или отправляет отдыхать, как бы «выпрашивая» взамен поддержку, в которой отчаянно нуждается.

Когда воспитатели воспринимаются как ненадёжные и ребёнок понимает, что они не поддержат, формируется избегающая привязанность. Замкнутые дети (около 20% в Соединённых Штатах) не очень хотят общаться с близкими. Их не заботит отсутствие любви и внимания, потому что они уже не ждут этого.

Таким ребёнком была сестра Сары — Эмили. По словам Сары, Эмили будто вычеркнула себя из семьи, когда ей было примерно пять лет. Она всё держала в себе, принимала собственные решения и никогда не жаловалась на недостаток внимания. Эмили выбрала колледж за тысячи километров от дома и с тех пор живёт очень далеко от родителей.

И тревожная, и избегающая привязанности — результат недостатка внимания. Эта проблема остаётся вне поля зрения социальных работников. На первый взгляд, такие дети живут хорошо: у них есть еда, одежда, игрушки и крыша над головой. Но они не получают достаточно внимания и эмоциональной поддержки. Возможно, их родители заняты или не знают, как оказывать поддержку, которую никогда не получали сами.

На примере близких в детстве формируется мнение, какими должны быть отношения с людьми, чего можно ожидать от них и стоит ли им доверять. Учёные обнаружили, что это мнение будет стабильным и повлияет на наши личные и профессиональные отношения в будущем.

Линзы тревоги

Взрослые с тревожной привязанностью могли бы описать себя так: «Другие не хотят общаться со мной так близко, как мне бы этого хотелось. Я часто переживаю, что мой партнёр не любит меня или может уйти. Я хочу стать одним целым с другим человеком, и это желание иногда отпугивает людей».

К тревоге прилагается чувство боли от предыдущего расставания. Люди слишком хорошо знают, что это может произойти снова, поэтому постоянно ищут близости и беспокоятся, что им не ответят взаимностью. Они сомневаются в себе, спрашивают: достаточно ли я хорош? Им нужно подтверждение своей значимости от других. У них не обязательно низкая самооценка, но она зависит от мнения окружающих.

Они слишком поглощены своими заботами и опасениями, чтобы действительно помочь и позаботиться так, как нужно. Самые незначительные вещи (например, вы не ответили на электронное письмо, опаздываете на встречу, не сказали комплимент) чувствительный к отказу человек воспринимает как пощёчину или проявление ваших «подлинных» чувств.

Линзы тревоги заставляют этих людей видеть отказ повсюду, потому что до смерти боятся его и пытаются его избежать. Последствия чувствительности к отказу настолько неприятны окружающим, что вызывают сильное отторжение.

Линзы избегания

Взрослые с избегающей привязанностью говорят: «Мне как-то некомфортно быть рядом с другими. Мне трудно полностью им доверять и зависеть от них. Я нервничаю, когда кто-то подходит слишком близко и часто хочет от меня большей открытости».

В детстве такие люди поняли: другим нельзя доверять, они не помогут, поэтому лучше действовать в одиночку. Замкнутые люди часто гордятся своей самодостаточностью и независимостью. Они высокого мнения о себе и небольшого обо всех остальных. Люди, которые смотрят через линзы избегания, предпочитают сохранять эмоциональную дистанцию даже в близких отношениях. Они неохотно раскрываются, потому что близость заставляет их чувствовать себя уязвимыми.

Для него это была линия, которую он не решался пересечь, а слова любви были равнозначны кошмару близости и взаимозависимости. Я не завидую женщинам, которые с ним встречались.

В детстве мы усваиваем модели отношений: можно ли доверять другим людям, помогут ли они. Примерно у половины всех взрослых надёжный тип привязанности, они готовы доверять и легко поддерживают отношения.

Взрослые с тревожным типом привязанности сильно озабочены своими отношениями. Они отчаянно хотят близости и испытывают страх, что партнёры их отвергнут. Они становятся требовательными, навязчивыми и эмоционально неустойчивыми.

Для эффективного общения с такими людьми важно избегать двусмысленности и думать о том, чтобы случайно не подать сигнал, который может быть воспринят как отказ. Будьте надёжным и терпеливым, не принимайте взрывную реакцию человека близко к сердцу. Дело не в вас.

Взрослые с избегающей привязанностью не доверяют другим людям. Они уверены, что им не помогут, поэтому избегают близости. Они не хотят быть уязвимыми и отвергнутыми. Они кажутся холодными, отчуждёнными и недружелюбными.

Для того, чтобы поддерживать связь с замкнутым человеком, помните, что отсутствие тепла с его стороны — не сигнал враждебности, а осторожность. Не пытайтесь растопить лёд излишним дружелюбием, этим вы лишь доставите ему дискомфорт. Построение отношений в таких случаях требует времени, для этого необходимо делать шаги, рассчитанные на долгосрочную перспективу.

newtonew.com

Деревня привязанностей, боязнь незнакомцев и про запреты.

Поговорите со мной о деревне привязанности, пожалуйста, а не то я слегка запуталась.
Дано: мальчик 9 месяцев. Имеется мама и папа, которые проводят с ним одинаковое кол-во времени с рождения (действительно одинаковое, ибо папа работает удалённо из дома). Я так понимаю, нас с мужем сын не делит на того, к кому больше привязан, потому что с лёгкостью остаётся наедине и со мной, и с мужем. Я могу уехать по делам на несколько часов и ребёнок всё это время радостный играет с отцом, меня встречает тоже с улыбкой и весельем. То же самое если куда-то уходит и приходит муж.

Так же имеются дедушка и бабушка ребёнка. Бабушка приезжает раз в неделю на пару часов. Дедушка гораздо реже (он вообще не очень активный дед, вроде как внука любит силнеткак, но всегда заезжал раз в две-три недели на полчаса, потискает его и уезжает). Иногда мы выбираемся к дедубабе в гости на несколько часов.
Сын всегда охотно шёл на руки к любому человеку, давал себя целовать-обнимать и общался с незнакомцем на своём, на детском языке. С 8 месяцев картина резко поменялась. Когда в гости приезжает бабушка, то ребёнок встречает её радостно, бежит на встречу и охотно идёт на руки. Но только при условии что я или муж находимся в поле его зрения. Если он нас не видит, то может начать вырываться и хныкать.
С дедушкой и того хуже: при одном только его виде сын впадает в истерику и рыдает горько-горько с градом слёз. Точно так же относится и к другим незнакомым мужчинам.

И теперь вопросы:
1. Бабушка входит в деревню привязанности или всё же нет? Как объясняется тот факт, что ребёнок ей рад и узнаёт, охотно идёт на руки, но не всегда готов оставаться с ней наедине?
2. Что делать с дедушкой? Понятно что он сам виноват и надо было чаще навещать внука, чтобы тот его запомнил. Но теперь как быть? Знакомиться и постепенно их «сводить» не получается — ребёнок ревёт от одного только его вида. Речь о том, чтобы дедушка посидел на диване пока внук играет рядом не идёт вообще. Просто ждать пока этот период пройдёт или ослабеет?

А, и ещё.
Сын стал расстраиваться когда ему что-то запрещаю. Запретов у нас, как водится, немного, но они есть. Так же есть условия «можно, но с мамой или папой, а самому нет». Например, я не пускаю ребёнка одного в ванную (там кошачий лоток, унитаз, ёршик — надо следить чтобы не схватил и не начал облизывать). Закрывая дверь перед носом сына каждый раз слышу плач и крик. Скажите, может я не права и такому малышу ещё рано ставить подобные условия? Ведь в принципе в ванную можно заходить, поэтому запрет не входить туда именно в данный момент странный, да? Поговорите со мной, я явно что-то делаю не так))

alpha-parenting.livejournal.com