Болеющий аутизмом

Содержание:

Болеющий аутизмом

14 апреля 1952 года родился Ричард Воуро. Полуслепой аутист, он стал всемирно известным художником. Воуро был савантом. Несмотря на отставание в развитии, он имел свой «островок гениальности», поражая людей своими шедевральными картинами.

Суперсила: художественные способности.

Когда Ричарду было три года, ему был поставлен диагноз «аутизм». Он не мог научиться говорить до 11-летнего возраста. У Ричарда рано проявились способности к рисованию. При этом он изображал не то, что видел перед собой, а то, что хотя бы однажды увидел в книге или телевизоре. У Воуро была катаракта и после операции он и вовсе был признан слепым, что никак не сказалось на его уникальном даре. Первая выставка Ричарда прошла, когда саванту было 17 лет.

В 1970 году выставку Воуро открывала сама Маргарет Тэтчер. В то время она была министром образования. Она не только отметила невероятный талант Ричарда, но и купила несколько его картин. Также картины Ричарда приобрел для своей коллекции Иоанн Павел II. Жизнь Ричарда Воуро и его работы стали сюжетом для нашумевшего документального фильма «С широко открытыми глазами», который вышел на экраны в 1983 году.

Друзья называли Кима «кимпьютер». Родился он уже уникальным. У младенца не было в мозгу мозолистого тело и комиссуры, соединяющих полушария, был деформирован мозжечок. Казалось бы, ему была уготована полурастительная жизнь, но поражать своими способностями Ким начал ещё в раннем детстве. Научился читать он в 16 месяцев, а до этого запоминал все, что ему читали. К начальной школе Ким уже знал наизусть 9000 книг.
Ким Пик был настоящей энциклопедией. Помнил карты всех городов, атласы которых видел хотя бы раз, мог воспроизводить по памяти любые музыкальные произведения. После выхода на экраны фильма «Человек дождя», главный герой которого был «списан» с Кима, савант получил «Оскара». Со своей любимой статуэткой он после этого не расставался, постоянно носил её с собой.
При всех своих способностях, у Кима Пика абсолютно отсутствовало абстрактное мышление (он не был способен понимать простейшие поговорки), а также была не развита координация движений. Так, ходить Ким научился гораздо позднее, чем читать — в четыре года.

Суперсила: математические и языковые способности.

Даниэль Таммет не всегда был савантом. Он рос обычным ребенком, но потом у него начали случаться эппилептические припадки, после которых он и обнаружил в себе сверхспособности.

Таммет способен совершать в голове сложнейшие вычисления, в марте 2004 года он побил мировой рекорд, за пять часов и девять минут воспроизведя число П до 22 514 знаков после запятой. При этом Даниэль не считает числа, а чувствует их. Он признавался: «Я представляю цифры в виде визуальных образов. У них есть цвет, структура, форма. Числовые последовательности предстают в моём сознании как пейзажи. Как картины. В моей голове как будто возникает вселенная с её четвёртым измерением«.
Кроме этого, Даниэль знает 11 языков, новый язык он способен выучить всего за неделю. Также Таммет придумал и свой язык, который назвал mänti.

Маленький Стивен долгое время не разговаривал. Его «языком» был карандаш. Когда он хотел есть — рисовал тарелку, хотел спать — кровать. К десяти годам он все же обрел речевые способности. Неудивительно, что первыми его словами были «карандаш» и «бумага». Коэффициент его интеллекта не превышал 30 баллов.

Подростком Стивен «засветился» в телешоу The Foolish Wise Ones. На нём он рассказал о своей удивительной способности зарисовывать любое здание по памяти. Стивен мог лишь мельком взглянуть на постройку, а затем досконально воспроизвести её на бумаге. Зрители канала BBC усомнились и специально для них журналисты провели эксперимент. Стивена «прокатили» над Лондоном на вертолете, после чего он нарисовал более 200 построек так идеально, что на него сразу посыпались заказы. Стивен стал очень известен. Он зарисовал крупнейшие города мира. Книга с его иллюстрациями стала бестселлером. Королева Елизавета II наградила саванта орденом Британской империи.

Суперсила: способность к подражанию и музыке.

Родители отказались о Лесли Лемке сразу после его рождения. Ребенок был болен церебральных параличом, с рождения имел повреждения мозга и глаукому на обоих глазах. Глаза Лесли удалили ещё в младенчестве.
Воспитала Лемке добросердечная медсестра. В её доме он и проявил свои уникальные способности. Всё началось с того, что он в совершенстве копировал разговоры других, передавая голос и тембр, и интонацию чужой речи. Дальше — больше. Услышав 1-й концерт Чайковского, Лесли Лемке подошел к фортепиано и в точности повторил. Так у него обнаружилась уникальная способность подражать не только голосам, но и безошибочно воспроизводить любую услышанную когда-либо мелодию.

Эллен Будро — слепая женщина с отставанием в умственном развитии, обладает даром игры на музыкальных инструментах, подбирая сложные произведения на слух. Это не удивительно — слух у неё не просто хороший, он у неё уникальный. Будро — единственная из всех савантов обладает редчайшей способностью к эхолокации. Слепая с детства, она передвигается, напевая себе под нос песенку. По распространению звука Эллен ориентируется в пространстве. Кроме того, она всегда знает, который час. Однажды в детстве услышав тиканье часов, она запомнила время с точностью до секунды.

Суперсила: «Кошачья живопись».

Готфрида Майнда, больного, слабого и умственно-осталого ребенка, родившегося в 1768 году, подростком отдали на обучение искусству акварели швейцарскому художнику Зигмунду Хенденбергеру. Мальчик, которого называли не иначе как «тупым кретином» рано стал проявлять способности к рисованию.
У Хенденбрегера его способности не только укрепились, но и приобрели свою неповторимую специфику. Как-то он наблюдал за маэстро, который рисовал пасторальную картину, на которой в числе других персонажей была изображена кошка. Мальчик подошел к художнику и заявил: «Это не кошка». Зигмунд Хенденбрегер вызов принял и сказал: «Нарисуй лучше».
Готфрид не только нарисовал лучше, но и сделал рисование кошек своей профессией. Кошки у него выходили как живые. Он прославился, его называли «кошачий Рафаэль». Один из его рисунков даже приобрел король Георг IV.
С кошками у Майнда было абсолютное взаимопонимание: когда он рисовал, они гуляли рядом с ним, сидели на его плечах и коленях. Для них они был «свой».

russian7.ru

Четыре мифа об аутизме, которые давно пора развеять

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Описанные ниже четыре ошибочных и чрезвычайно вредных представления об аутизме необходимо развеять, уверен автор BBC Future, написавший книгу «Нейроплемена. Наследие аутизма и более разумный подход к людям, чей разум отличается».

История аутизма — это отчасти история мифов: постулируемых под видом научных фактов медицинскими экспертами, формирующих отношение общества к этому чрезвычайно сложному заболеванию и, в конечном счете, развенчиваемых последующими исследованиями.

По этому порочному кругу мифотворчества мы ходим десятилетиями — зачастую с разрушительными последствиями для жизни аутистов и членов их семей.

Один из первых таких мифов распространил детский психиатр Лео Каннер — человек, приписывающий себе заслугу первого описания детского аутизма.

Когда я писал книгу «Нейроплемена» (NeuroTribes), то обнаружил, что Каннер был довольно неоднозначной личностью.

Для начала, его утверждение о том, что он, собственно, и открыл аутизм, беспочвенно — этой славы заслуживают его предшественники.

Кроме того, Каннер ошибался в нескольких других важных моментах. В статье, опубликованной в журнале Time в 1948 г., он обвинял родителей своих пациентов в том, что отсутствие должной любви и заботы с их стороны привело к развитию аутизма у их детей.

Этот образ «мамы-холодильника» прочно обосновался в общественном сознании — в результате два поколения аутистичных детей помещались в клиники, где их подвергали жестоким наказаниям, лишению свободы и безжалостному экспериментальному «лечению».

Сегодня мы знаем, что утверждениям Каннера относительно «холодных» матерей не имеется никаких доказательств.

Тем не менее, в обществе все еще бытуют другие, не менее пагубные мифы, связанные с аутизмом — они приводят к неправильному распределению скудных средств, выделяемых на исследования, играют роль в формулировании ошибочной социальной политики, истощают ресурсы семей больных и извращают представление общества об аутистах.

Вот четыре самых вредных мифа об аутизме, которые совершенно необходимо развеять.

Миф 1: Аутизмом раньше болели реже, чем сейчас

Интернет-форумы для молодых мам полны вариациями на тему известной страшилки, согласно которой в 1970 г. заболеваемость аутизмом среди американских школьников составляла один случай на 10 тысяч человек, а сейчас — один случай на 68 человек.

Некоторые родители и активисты ошибочно винят в этом вакцинацию, приводя в качестве научного обоснования исследование гастроэнтеролога Эндрю Уэйкфилда, который в 1998 г. предположил связь между прививкой от кори, паротита и краснухи и расстройством кишечника, окрещенным аутистическим энтероколитом.

Научных данных в пользу гипотезы Уэйкфилда не имеется — соавторы статьи, в которой она выдвигалась, впоследствии отказались от этой точки зрения, а журнал Lancet, напечатавший материал, позднее принес извинения читателям.

В действительности основная причина резкого скачка заболеваемости аутизмом в последние десятилетия заключается в том, что диагноз ставится большему количеству детей, подростков и взрослых.

Вплоть до 1980-х такой диагностической категории, как расстройства аутистического спектра, просто не существовало. Заболевание описывалось очень узко, поэтому о нем ошибочно думали как о встречающемся довольно редко – не в последнюю очередь из-за Каннера.

Каннер стремился избежать размывания признаков синдрома, первооткрывателем которого себя считал, поэтому и выступал против того, чтобы ставить такой диагноз детям, если симптоматика хотя бы слегка отличалась от описанной им в 1943 г.

Как-то он даже признался, что ставит диагноз «аутизм» лишь одному из 10 детей, направляемых к нему на консультацию.

Применительно к США такая практика означала, что вплоть до конца 1980-х родителям часто приходилось показывать ребенка девяти-десяти специалистам, прежде чем у него диагностировали аутизм.

Такие расходы могли себе позволить далеко не все представители рабочего класса и расовых меньшинств. А девочек с аутизмом психиатры обходили вниманием вплоть до конца прошлого века.

Примечательно, что в конечном счете перебороть влияние Каннера на трактовку диагноза смогла мать тяжело больной аутизмом девочки – британский психиатр Лорна Уинг, ныне покойная.

В конце 1980-х она предложила психиатрическому сообществу концепцию континуума аутистических расстройств (позднее слово «континуум» заменили «спектром»), а вскоре после этого — понятие синдрома Аспергера.

Оба новых термина получили огромную популярность в клинической психиатрии, поскольку отражали все разнообразие наблюдаемых у пациентов состояний гораздо лучше, чем ограниченная модель Каннера.

Уинг с коллегами также четко указывали на то, что аутизм — это пожизненное нарушение развития, а не редко встречающийся психоз раннего детского возраста, каким его представлял Каннер.

Когда в 2011 г. я брал для своей книги интервью у Уинг в носящем ее имя центре изучения аутизма в пригороде Лондона Бромли, она сказала, что после принятия научным сообществом концепции спектра аутистических расстройств рост диагностируемых случаев аутизма был вполне ожидаем.

Кроме того, она категорически отвергла связь аутизма с вакцинацией: «Это исключительно вопрос диагностирования».

Тем не менее, в последнее время значительное количество исследований, поддерживаемых грантами таких американских организаций, как Национальный институт здоровья, посвящено поискам потенциальных внешних факторов развития аутизма (как если бы это заболевание являлось побочным продуктом жизни в современном мире).

В то время как нужде больных и их семей в более качественном медицинском обслуживании, доступном жилье и трудоустройстве не уделяется должного внимания.

В этом смысле Америке есть чему поучиться у британского Национального общества аутизма, которое тратит львиную долю своего бюджета на улучшение качества жизни аутистичных людей и их близких.

Миф 2: Люди с аутизмом лишены эмпатии

Раньше в медицинской литературе и в СМИ аутистичных людей часто представляли в виде лишенных эмоций роботов, неспособных к сочувствию — наподобие социопатов.

Одна из первых газетных статей, посвященных синдрому Аспергера, опубликованная в 1990 г., описывала это заболевание как «болезнь людей, неспособных к чувствам», а самих больных называла «жестокими» и «бессердечными».

В действительности же люди, страдающие аутизмом, часто очень беспокоятся по поводу чувств окружающих — порой настолько, что это парализует их волю.

Но им трудно распознавать посылаемые окружающими невербальные сигналы – едва заметные изменения в мимике, язык тела и тон голоса, — которые «нейротипичные» (то есть «нормальные») люди используют, чтобы информировать друг друга о своем текущем эмоциональном состоянии.

Предположение о том, что аутисты якобы лишены эмпатии, продолжает оставаться причиной неоправданно жестокого отношения к больным со стороны общества, в том числе в виде необоснованных заявлений публичных лиц.

Достаточно упомянуть слова ведущего американского кабельного телеканала MSNBC Джо Скарборо о том, что среди страдающих аутизмом якобы очень много серийных убийц.

Было бы правильным сказать, что и больные аутизмом, и не страдающие этим недугом сталкиваются с трудностями при попытке посмотреть на мир глазами друг друга.

Использование «социальных историй» — визуализации ситуаций межличностного общения — способно ускорить процесс обучения детей с аутистическими расстройствами; нейротипичные люди, в свою очередь, могут лучше понять аутистов, проводя с ними больше времени за пределами клиник, в условиях минимальных сенсорных нагрузок.

Эмпатия — это улица с двусторонним движением.

Миф 3: Необходимо заставлять аутистичных детей вести себя «нормально»

В 1980-х психолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Оле Ивар Ловаас потряс родителей детей, страдающих аутизмом, заявлением о том, что в некоторых случаях маленьких пациентов можно сделать «неотличимыми» от здоровых сверстников в результате многолетней интенсивной работы по изменению их поведения в ходе индивидуальных занятий.

Разработанная Ловаасом программа, известная как прикладной поведенческий анализ, до сих пор является наиболее широко используемым в мире методом раннего вмешательства при аутизме.

Однако с этим методом связан ряд проблем — начать с того, что большинство семей просто не могут себе позволить (ни финансово, ни логистически) предложенную Ловаасом программу «полного погружения», которая требует участия «всех важных для пациента людей во всех значительных жизненных ситуациях».

(Врачи, практикующие данный метод, теперь рекомендуют 40 часов подобной терапии в неделю, но и такой объем остается непосильным для большинства родителей без значительной помощи извне).

Кроме того, Ловаас преувеличивал успешность своей методики. Его бывшая коллега Кристин Лорд, ведущий исследователь в области аутизма, впоследствии говорила, что его заявления о якобы удачном возвращении пациентов к «нормальному функционированию», растиражированные прессой, «не соответствуют тому, что происходило в реальности, и не могут быть использованы в качестве научного доказательства».

Более того, некоторые взрослые, страдающие аутизмом, вспоминая о том, как в детстве их принуждали копировать поведение обычных сверстников, говорят, что этот травмирующий опыт обернулся для них пожизненным чувством тревоги.

Джулия Баском пишет в своих воспоминаниях: «В детстве я страдала аутизмом. А для аутиста хуже всего не плохое обращение окружающих, а терапия».

Барри Призант, соавтор альтернативной модели обучения детей, страдающих аутизмом, недавно опубликовал книгу, в которой призывает родителей и медиков рассматривать «аутистическое» поведение ребенка-аутиста (такое как размахивание руками и эхолалия — повторение чужих слов) не как признак патологии, а как стратегию адаптации к окружающему миру, который выглядит хаотичным, непредсказуемым и пугающим.

Проблема с попытками заставить ребенка копировать поведение обычных сверстников заключается в том, что «к пациенту относятся как к проблеме, которую необходимо решить, а не как к личности, которую требуется понять», — отмечает Призант.

Такая терапия зачастую даже ухудшает состояние больного: «Гораздо полезнее попробовать понять, что именно является причиной подобного поведения».

Пытаясь понять, почему ребенок ведет себя определенным образом, родители и лечащие врачи могут научиться определять причины изменения его эмоционального состояния (а ими вполне могут оказаться такие банальные раздражающие факторы, как натирающий воротник или звук, издаваемый неисправной флюоресцентной лампой) и по возможности смягчить их воздействие.

Это может привести к долгосрочным изменениям в поведении больного, а также помочь выявить способности ребенка и трудности, с которыми ему приходится иметь дело.

Миф 4: Мы слишком часто ставим модный диагноз эксцентричным детям

Проблема с концепцией спектра, предложенной Лорной Уинг, по собственному признанию исследовательницы, заключается в том, что она «стирает грань между расстройством и нормальной эксцентричностью».

Иными словами, каждый из симптомов, проявляемый аутистами, в той или иной степени присущ и неаутистичным людям.

Аутистам свойственна самостимуляция, или стимминг (повторяющиеся движения), а нейротипичным людям — суетливые движения.

У аутистов есть фиксации и одержимости, у нейротипичных — хобби и увлечения.

У аутистов «сенсорная чувствительность» (подразумевающая в том числе и повышенную раздражительность при соприкосновении с рядом материалов) — нейротипичному человеку может просто не нравиться одежда из полиэстера.

Иными словами, между аутизмом и его отсутствием существует огромная серая зона. (Одним из любимых изречений Уинг была фраза, сказанная британским политиком Уинстоном Черчиллем: «Природа никогда не проводит четких граней, предварительно не смазав их».)

Исследователи даже придумали специальный термин для этой пограничной зоны: широкий фенотип аутизма.

Однако по большей части людей, подпадающих под это определение, в быту просто считают эксцентриками – как тот человек в пабе, докучающий собеседникам подробным рассказом о ходе какого-нибудь исторического сражения, или девочка-гот, обожающая свою кошку и наизусть цитирующая куски диалогов из любимого научно-фантастического телесериала.

В последнее время любимым занятием хипстеров стало навешивание аутистических ярлыков на добившихся известности «гиков». Не страдал ли подобным расстройством сооснователь Apple Стив Джобс? А как насчет нечеловеческой работоспособности исполнительного директора Yahoo Мариссы Майер?

Американский комик Джером Сайнфелд, например, диагностировал у самого себя аутизм после просмотра бродвейской постановки «Загадочное ночное убийство собаки» (The Curious Incident of the Dog in the Night-time) по одноименному британскому роману, где повествование ведется от лица аутистического мальчика (правда, Сайнфелд вскоре поспешил отказался от своих слов).

Вот в этом и кроется проблема: если у миллиардеров наподобие Майер или основателя Facebook Марка Цукерберга действительно аутизм, а один из известнейших в Америке комедийных актеров сам находит у себя свойственные этому заболеванию симптомы, почему же огромное количество взрослых аутистов по-прежнему с трудом сводят концы с концами?

Почему родители детей с аутизмом говорят, что им постоянно не хватает ресурсов, чтобы помочь ребенку трудоустроиться и приспособиться к самостоятельной жизни? Разве аутизм — это функциональное расстройство, а не просто «отличие от других»?

В том-то и дело, что аутизм — это именно расстройство. Настолько серьезное и всеобъемлющее, что оно влияет практически на все аспекты жизни человека, что прекрасно известно больным и их близким.

Общество хорошо справляется с задачей помощи людям с физическими недостатками, но какими могут быть аналоги пандусов для инвалидных кресел применительно к умственным расстройствам?

Мы лишь начинаем исследовать эту проблему, хотя возможности цифрового века значительно расширили список доступных вариантов, включая адаптацию программ обучения к потребностям и особенностям отдельных учащихся.

В конце концов, совсем недавно о человеке, общающемся с друзьями, набирая текст на клавиатуре, сказали бы, что он инвалид. Сейчас этим занимается любой подросток.

Книга Стива Сильбермана «Нейроплемена. Наследие аутизма и более разумный подход к людям, чей разум отличается» вышла в 2015 г. в издательстве Allen & Unwin.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

www.bbc.com

Что такое аутизм?

Аутизм – это нарушение мозговой деятельности, влияющее на нормальную социальную адаптацию и навыки общения. Страдающие аутизмом лица с раннего возраста сталкиваются с проблемами при общении и взаимодействии с другими людьми.

Признаки аутизма, равно как и его тяжесть, у разных людей могут отличаться. Наиболее распространенные симптомы описаны в соответствующем разделе данного материала. Условно аутизм на основании выраженности симптомов и результатов IQ-теста делят на «низко-функциональный» (более тяжелые симптомы) и «высоко-функциональный» (менее тяжелые симптомы).

Если у ребенка аутизм, значит ли это, что он умственно отсталый?

Многие страдающие аутизмом дети являются также умственно отсталыми, но далеко не все. На самом деле, тестировать страдающих аутизмом детей очень сложно, потому что они априори не могут отвечать на вопросы и реагировать на раздражители так же, как обычные дети. Именно поэтому эксперты составляют специальные тесты, которые позволят больше узнать о состоянии ребенка.

У некоторых детей при аутизме развиваются уникальные навыки, например, способность выполнять в уме сложные математические операции, однако это случается крайне редко.

Действительно ли количество болеющих аутизмом людей растет?

Факт заключается в том, что число зафиксированных случаев аутизма в данный момент действительно больше, чем было раньше. Однако неизвестно, связано это с реальным ростом заболеваемости, либо же просто со способностью современных родителей, учителей и врачей гораздо лучше и чаще идентифицировать симптомы.

Если у одного моего ребенка аутизм, возрастает ли вероятность того, что это нарушение обнаружится и у второго?

Статистически среди братьев и сестер детей, страдающих аутизмом, лишь около 5% рождаются с этим же нарушением. А вот вероятность развития у них других отклонений, таких как пониженная обучаемость, заметно выше: от 10% до 40%.

Если у вашего первого ребенка аутизм, и вы задумываетесь о втором, поговорите с врачом о целесообразности посещения консультанта по генетике.

Что такое синдром Аспергера?

Синдром Аспергера – это нарушение, чрезвычайно схожее с высоко-функциональным аутизмом. Как правило, страдающие им люди имеют вполне нормальный IQ, а некоторые еще и обладают каким-то выдающимися способностями или заинтересованностью в определенной сфере. Однако при нормальных языковых навыках люди с синдромом Аспергера испытывают трудности в уместном использовании тех или иных речевых конструкций или слов в реальном общении. Также у них часто наблюдаются проблемы с невербальным общением. Им сложно устанавливать зрительный контакт, понимать выражения чужих лиц и язык тела. Наконец, у таких людей иногда нарушаются обще-социальные навыки вроде развития отношений или приспосабливания к новым обстоятельствам.

Следует отметить, что, несмотря на вышесказанное, людей с синдромом Аспергера зачастую можно обучить справляться со сложностями при помощи поведенческой и коммуникативной терапии.

Каковы симптомы аутизма?

Вам следует незамедлительно обратиться к специалисту, если ребенок:

  • Избегает объятий и установления зрительного контакта
  • Не реагирует на голоса и прочие звуки
  • Не реагирует на свое имя
  • Не разговаривает или неправильно использует язык
  • Часто качается взад-вперед, крутит головой или стучит по ней
  • Долго смотрит на детали объектов, к примеру, на колеса игрушечной машины
  • Не понимает жесты и язык тела
  • Не фантазирует и не участвует в играх на воображение
  • Зациклен на порядке, рутинных процедурах и ритуалах, и очень расстраивается при нарушении или изменении привычного распорядка
  • Все время ходит со стерильным выражением лица и общается монотонным голосом
  • Часто себя травмирует и не боится очевидных опасностей

Каковы причины развития аутизма?

Врачи до сих пор не сошлись во мнении, что же является причиной развития аутизма. В рамках ряда исследований был доказан генетический фактор, свидетельствующий о том, что аутизм передается следующим поколениям. Определенные медицинские проблемы или определенные ситуации в раннем детстве также могут сыграть свою роль. Однако в большинстве случаев истинную причину установить так и не удается, поэтому ученые до сих пор усиленно изучают этот вопрос. К уже установленным фактам можно отнести то, что мальчики страдают аутизмом гораздо чаще девочек.

Существует ли вакцина от аутизма?

Нет. Более того, в рамках одного исследования было доказано отсутствие связи между аутизмом и детской вакцинацией (от кори, паротита и краснухи и т.д.)

Тем не менее, вакцинация является чрезвычайно важной составляющей здоровья ребенка. Если у вас есть какие-то сомнения в безопасности той или иной вакцины, проконсультируйтесь с врачом.

Раньше с ребенком все было в порядке. Почему сейчас у него начали проявляться признаки аутизма?

Никто пока что не знает, почему это происходит, но около 20% страдающих аутизмом детей до 1-2 лет жизни развиваются вполне нормально. А потом внезапно происходит так называемая регрессия – потеря уже имеющихся навыков, таких как способность говорить.

Как диагностируется аутизм?

Не существует каких-либо лабораторных тестов или анализов, способных идентифицировать это расстройство. Зачастую аутизм диагностируется, когда ребенок ведет себя не так, как положено для его возраста. Если врач подозревает у ребенка аутизм, он, скорее всего, предложит вам посетить детского психиатра или другого профильного специалиста, который сможет осмотреть ребенка и определить наличие или отсутствие симптомов аутизма.

Как лечится аутизм?

К сожалению, дети не «перерастают» аутизм, и это расстройство в принципе не подлежит классическому лечению. До сих пор не существует препаратов от аутизма, хотя есть лекарственные средства, способные ослабить ряд его симптомов вроде агрессивного поведения или бессонницы.

В то же время, одно исследование доказало, что очень интенсивная поведенческая и языковая терапия могут помочь некоторым детям по мере взросления улучшать свое состояние. Кроме того, по речевым навыкам и уровню интеллектуального развития конкретного ребенка можно примерно предсказать ход течения болезни. Проконсультируйтесь с врачом, какие виды медикаментозной и/или психологической терапии оптимально подойдут вашему ребенку.

mojdoktor.pro

19-летний аутист утопил в ванне племянника, также болеющего аутизмом

О том, что именно он утопил в ванне своего племянника, шестилетнего Дэвида, и выбросил его тело в мусорный бак, признался полицейским 19-летний Эндрю Хенкель из Техаса, гостивший у своей сестры в городе Линвуд, штат Вашингтон. И убийца, и его жертва страдали аутизмом, пишет 19 октября газета My SA.

Однако, по словам отца Эндрю, Рэнди Хенкеля, у его сына диагностировали синдром Аспергера – легкую форму аутизма, при которой человеку трудно выражать свои мысли, но уровень интеллекта у него, как правило, в пределах нормы. Поэтому мужчина не верит в виновность сына, которого называет «мягким, добрым, практическим идеальным ребенком».

По мнению Рэнди Хенкеля, признание в убийстве его сыном было сделано под давлением полицейских – Эндрю, говорит отец, всегда стремился сделать приятное окружающим, и доставить радость стражам порядка было его целью в этой беседе.

В то же время заместитель прокурора графства Снохомиш заверил, что у него имеются неопровержимые доказательства виновности Эндрю. Парень точно описал, как был одет погибший, и указал место, где было найдено тело.

Проживая в Техасе с родителями, Эндрю Хенкель прилетел в Линвуд 9 октября с целью навестить сестру и познакомиться с племянником. Он откликнулся на просьбу женщины посидеть с мальчиком, пока она будет на работе. С ними также остался бойфренд сестры Эндрю, который во время инцидента отсутствовал в доме. Когда же он вернулся, сына его подруги в доме не оказалось.

Хенкель сказал мужчине, что он заснул, когда они с Дэвидом играли в лего, а проснувшись, не обнаружил племянника. Однако после того, как тело ребенка обнаружилось в мусорном баке, он сознался в содеянном.

По словам Эндрю, он заманил Дэвида в ванную, окунул его голову в воду и держал там шесть минут. Убедившись, что племянник уже не дышит, он завернул тело в одеяло, засунул в картонную коробку и отнес к близлежащим мусорным бакам. Мотивы своего поступка парень объяснить не смог.

На данный момент виновника преступления выпустили на свободу по залог в один миллион долларов.

israinfo.co.il