Булимия это расстройство

Спортивная булимия: что это такое?

М ногие считают, что расстройства пищевого поведения имеют отношение исключительно к питанию, да и слово «пищевого» на это вроде как ясно указывает. Однако среди них есть подкатегория неуточнённых расстройств пищевого поведения, в которую входит такое нарушение, как чрезмерные занятия спортом.

Спортивная булимия (её также называют компульсивная спортивная активность, гипергимназия, атлетическая анорексия) относится к неуточнённым расстройствам пищевого поведения. Для неё характерны спортивные нагрузки невероятно высокой интенсивности, чрезмерные тренировки, цель которых – сжигание калорий или очищение.

Чрезмерные тренировки – это не только занятия до изнеможения, хотя во многих случаях дело ограничивается только ими. Бывает, что человек тренируется ежедневно и подолгу (от 60 минут в день), или устраивает тренировку, чтобы избежать обычных социальных ситуаций, в которых придётся есть, например, обеденного перерыва между занятиями в университете. Другими словами, к таким нагрузкам можно отнести любую спортивную активность, которая носит компульсивный характер.

Избыточные тренировки характерны для многих студентов-атлетов, и их увлечение спортом вполне невинно, однако те, кто страдает спортивной булимией, руководствуются совсем другими целями: они тренируются, чтобы сжечь калории, облегчить чувство вины после приёма пищи или приступа обжорства, порою даже для того, чтобы просто позволить себе поесть.

Спортивную булимию распознать непросто – как у себя, так и у других. Наше общество помешано на здоровье и фитнесе, поэтому людей, чьи тренировки носят компульсивный характер, часто хвалят за сильную мотивацию и самодисциплину. Действительно, если подумать, способность заниматься по два часа в день на эллиптическом тренажёре и не умереть при этом со скуки производит сильное впечатление.

Как бы то ни было, компульсивная спортивная активность – это такое же серьёзное и разрушительное заболевание, как анорексия и булимия. Для него характерны навязчивые мысли о тренировках, чувство вины, которое возникает, когда нет возможности тренироваться в обычном режиме, тренировки вместо учёбы или работы, тренировки несмотря на серьёзную травму или болезнь, зависимость самооценки от количества спортивных нагрузок.

Это расстройство чревато серьёзными последствиями для физического здоровья, включая осложнения, характерные для анорексии. Чрезмерные тренировки могут привести к потере мышечной массы, повреждениям костей и суставов. Они также могут спровоцировать снижение плотности костной ткани, выпадение волос, прекращение менструаций, женское бесплодие и даже сердечную недостаточность.

Распознать спортивную булимию может быть непросто, но забывать о ней нельзя. Если вы подозреваете у себя наличие этого расстройства пищевого поведения или думаете, что оно может быть у кого-то из друзей, обратитесь за помощью.

Об авторе: Николь Лазло ( Nicole Laszlo ) – автор статей из Йельского университета.

Перевод — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

intueat.ru

Психолог, психотерапевт в Белгороде

Булимия как расстройство приема пищи

Нередко девушки и молодые женщины приходят на психотерапию с жалобами на нарушение пищевого поведения, булимию.
Если мы обратимся к энциклопедии Кольера, то найдем такое определение данного расстройства –

БУЛИМИЯ нарушение пищевого поведения, характеризующееся в основном повторяющимися приступами обжорства, пищевыми «кутежами». Чтобы избежать ожирения, большинство больных булимией по окончании «кутежей» прибегает к тому или иному способу очищения желудка, искусственно вызывая у себя рвоту или принимая слабительные и мочегонные средства. Другие используют чрезмерные физические нагрузки или периодическое голодание.

Давайте посмотрим, чем характеризуется данное заболевание, а потому небольшой теоретический экскурс (по страницам интернета и не только).

Булимия — это болезнь и ее важно распознать вовремя. Вот признаки, наличие которых говорит о болезни:

— регулярное переедание за короткий промежуток времени, причем тайно;
-утрата контроля;
-не адекватные средства контроля веса (вызывание рвоты, прием слабительных средств, постоянные физические упражнения);
-чувство вины.

Болеют булимией преимущественно девушки и женщины в возрасте от 15 до 30 с небольшим лет.
Для начала – рассмотрим причины возникновения этого заболевания.

Причины

Среди врачей и психологов идут постоянные дискуссии о причинах возникновения булимии — физиологические или психологические. Исследования булимии находят убедительные подтверждения для обеих теорий.

Рассмотрим более подробно психологические причины, которые могут лежать в основе этого заболевания.
Корень этого заболевания, как правило, в острой нелюбви к самому себе, своему телу, отсутствии поддержки, нехватки тепла и одобрения. Развивается недуг по нескольким схемам:

1. Ребенок в детстве может не дополучать нежности, заботы, дети как бы «не доедают тепла». Как правило, итогом этого становится то, что не видя других источников радости, дети неосознанно пытаются восполнить нехватку приятных эмоций, «заедая» свои обиды, огорчения и разочарования чем-нибудь вкусненьким. Со временем это перерастает в привычку. Из-за регулярных приемов пищи, не связанных с утолением чувства голода, нарушается работа мозгового центра, отвечающего за чувство насыщения. Формируется психологический и соматический (телесный) аспект предрасположенности к развитию булимии.
2. Нередко данное расстройство формируется у подростков. Связано это с влиянием стереотипов, навязываемых современным обществом: девушка должна быть стройной, ее внешность и телесный облик обязаны соответствовать определенным стандартам. Подростки еще не умеют критически переосмысливать информацию, и, в то же время испытывают потребность управлять своей жизнью, не имея для этого достаточных возможностей. Результатом такого сочетания становятся попытки контролировать свой вес, которые подчас превращаются в «идею фикс».
3. Бывает и так, что булимия настигает людей с совершенно нормальным весом, но беда такого человека в том, что его с детства могли критиковать. Для родителей такой ребенок был постоянно «недостаточно хорош»: все делал не так, был хуже сверстников, слышал упреки в адрес своей неловкости, неуклюжести или даже прямые упреки в некрасивости. В итоге такая девушка (а чаще ситуация касается женского пола) стремится стать «как супермодель», и тогда она «всем покажет», какая она на самом деле классная, красивая и востребованная. Тело опять-таки объявляется «не таким», а дальше все идет по привычной схеме: голодовка – волчий аппетит – рвота – чувство вины – диета – снова переедание и т.д.
4. Иногда возникает эпизодическая булимия. Чаще всего это происходит тогда, когда человек активно «заедает» какую-то проблему, с которой он не хочет сталкиваться. Например, в семье взаимоотношения далеки от гармонии, и это ощущается, но человек не хочет себе признаваться в том, что есть проблема. А «смутная тревога» требует какого-то решения. И пока сознание изо всех сил делает вид, что никакой проблемы нет, тело (у которого связь с подсознанием сильнее) компенсирует тревожность возрастающим аппетитом.
5. Часто булимия связана с выраженным беспокойством о прибавлении веса. И то, что начинается как невинное желание уменьшить свой вес, для повышения привлекательности, может перерасти в проблему, с которой человек в дальнейшем будет бороться долгие годы.
6. А бывает, что клиент очень хочет контролировать свою жизнь и/или в его жизни есть человек, который осуществляет над ним нежелательный контроль (часто это кто-то из родителей). Клиент чувствует, что еда — это единственное, что он может контролировать в своей жизни и ограничения питания становятся своеобразным выходом. Однако после каждого очищения желудка человек чувствует вину, стыд, иногда – отвращение к себе. Стыд вызывает чувство утраты контроля над ситуацией. Чтобы обрести его, надо контролировать единственное, что человек может контролировать, и он снова ест и очищает желудок. Так получается круг зависимости.

Булимия — это расстройство организма личности, которая одержима одновременно двумя идеями — своим питанием и весом. Для данного расстройства характерна дихотомия (беготня по оси: переедание-рвота).

Как мы видим, причины могут быть разными. Психотерапевт помогает булимикам понять, в каких именно проблемах кроются их истоки болезни.

Характерные черты больных булимией:

1. Обычно эти люди чересчур требовательны к себе и другим, склонны к депрессии.
2. Им свойственно завышать стандарты и занижать самооценку. Для них характерна нехватка устойчивых позитивных представлений о самом себе. На сознательном уровне переедание становится своего рода ритуалом любви к самому себе и актом дарения себе заботы и тепла. Однако, на бессознательном уровне переедание (и последующее очищение) может означать деструктивную атаку на «хорошие» части собственного Я (включая телесное Я). Бессознательное чувство вины клиента отыгрывается в булимических симптомах в качестве наказания за «плохие» мысли и поступки.
3. Для клиентов, страдающих булимией, также крайне актуальной является тема зависимости от положительной оценки окружающих. Для стабилизации собственной самооценки, страдающим булимией необходимо быть уверенными в одобрении окружающих людей.
4. Ещё одной характерной чертой больных, страдающих нарушением пищевого поведения, является стремление к перфекционизму. Недостаточно теплые отношения с родителями и проблемы с отделением от них приводят к неустойчивости самооценки и трудностям при формировании зрелой, взрослой личности. Отсюда склонность к перфекционизму, зависимость от одобрения окружающих. Часто клиентки с расстройствами приёма пищи описывают себя как неудачниц, делающих все «недостаточно хорошо». Даже много работая или хорошо учась, они никогда не бывают довольны собой в достаточной степени, не уверены в собственной ценности и значимости. Желание быть совершенными идет из недостаточно сформированного и независимого образа себя.
5. Больные булимией обычно характеризуются и большой эмоциональной хрупкостью, они испытывают затруднения в контроле над собственными эмоциями. Избыточный вес нередко для них является своего рода защитой от всего, что может ранить, а еда становится заменой любых других удовольствий в жизни. Они подвержены приступам неудержимого поглощения пищи и страху потерять контроль. Страх потерять контроль над эмоциями постепенно находит разрядку в отношении к еде: здесь они позволяют себе «распускаться», и это охраняет их от того, чтобы пойти «вразнос» в других областях.

Последствия

По мере того, как заболевание прогрессирует, у женщин может нарушаться менструальный цикл. Замедляется обмен веществ. Поскольку организм старается найти питательные вещества, которые во все меньших объемах поступают с едой, значительно ухудшается внешний вид кожи, волос, ногтей и зубов. Самую большую опасность представляет собой нехватка калия — это вещество необходимо для нормальной работы сердца. Клиническими симптомами булимии может быть припухание желез на лице и на шее, эрозия эмали задней поверхности зубов, кровоизлияния на лице, припухлость слюнных желез (вид «бурундука»), постоянная болезненность в горле, воспаление пищевода, проявляющееся изжогой.

Если булимию не лечить, ее последствия окажутся разрушительными для здоровья человека.

Как избавиться от булимии

Наиболее эффективным методом в лечении булимии, можно назвать комплексный подход, включающий в себя психо- и медикаментозную терапию. В терапевтическую программу лечения булимии хорошо включать и социальные формы физической активности: тренажерные залы, аэробика и т.п.

Но основная часть решения проблемы находится все ж таки в области психологии человека, в то время как лекарственные препараты помогают снимать мешающие симптомы. Именно психотерапия является основным видом лечения, который помогает понять клиенту свою болезнь, самого себя, и разорвать замкнутый круг. Оптимальным психотерапевтическим методом лечения нервной булимии считается когнитивно-бихевиоральная терапия (познавательно-поведенческая). Хотя опять же, как правило, психотерапевт в своей работе использует комплексный подход. Кроме когнитивно-поведенческой терапии при решении определенных задач применяется семейная психотерапия, символдрама, аутогенная тренировка .

Психотерапевтическая работа направлена на определение и изменение ошибочных мыслительных моделей, мнений и психологических установок, которые могут вызвать и обострить приступы обжорства или другую крайность — полный отказ от пищи, на коррекцию представления больного об идеальном весе, способах его поддержания; оказание помощи в формировании навыков рационального питания, достижение понимания больными роли личностно — эмоциональных проблем в развитии нарушений пищевого поведения и т.д. Важным элементом терапии является и мониторинг потребления пищи.

Булимикам бывает сложно выявлять и говорить о своих чувствах и эмоциональном состоянии. Ведь это является одной из посылок, приведших к болезни – нежелание и неумение выражать свои чувства. Поэтому эта часть работы также важна для лечения.

Уже на ранних этапах психотерапии клиенты говорят о стабилизации своих чувств, улучшении настроения, изменении отношения к еде. Иногда впервые за многие годы они начинают видеть и реальную возможность справиться с проблемой булимии.

Пример (случай из практики)

Ко мне обратилась шестнадцатилетняя девушка, назовем ее Таней, старшеклассница. Вес у нее на момент обращения был — 65,5 кг при росте 161 см. Вегетарианка 1, 5 года. Родилась на Западной Украине. В связи с частыми переездами родителей, за последние несколько лет поменяла 3-и города и соответственно — 3-и школы. Проблемы с едой начались около 2-х лет назад. Это было связано с предстоящей поездкой на море. Переживала, что будет выглядеть толстой. На момент обращения, родители Тани развелись. У мамы были новые отношения. Проживала она в России. Девушка осталась с отцом. Когда Таня гостила у матери 2-е недели, она не переедала, соответственно и не вызывала рвоту. Мама предлагала дочери переехать к ней, но девушке было жалко отца, который на тот момент занимался ремонтом квартир в Москве. Понятно, что много времени его дома не было. У отца случались запои, поэтому Таня за него сильно переживала. Отец занял позицию ребенка, которому очень плохо, который очень страдает после ухода жены. Девушке пришлось рано повзрослеть, практически взять на себя ответственность за свою жизнь (а частично и отца), к которой она не была еще готова.

Таким образом мы видим, что булимия началась с беспокойства по поводу своего веса. Возможно, это бы и осталось как эпизод из жизни. Но это беспокойство легло на более серьезные эмоциональные и семейные проблемы, которые были у девушки на тот период.

В ходе работы была выдвинута следующая гипотеза: булимия – как способ защититься (крик о помощи, мне нужна поддержка). Еда как средство заедания проблем, как эмоциональная поддержка (мало тепла).

Основными задачами при лечения булимии стало решение следующих задач:

1. Возрастание способности распознавать сигналы и чувства организма.
2. Обучение физическому расслаблению и достижению спокойствия.
3. Понимание роли симптома в системе.
4. Сепарация от отца. Изменение позиций.
5. Работа с эмоциями. Выражение эмоций. Конструктивные средства управления негативными эмоциями.
6. Расширение способов решения проблем.
7. Расширение удовольствий в жизни.
8. Повышение самооценки.
9. Поиск более достойной и эффективной замены нехватки тепла и поддержки.

Анализируя этот пример, можно видеть роль и место семьи в возникновении заболевания, сделать вывод, о необходимости комплексного подхода к решению проблемы.

psy-vinda.weebly.com

Нервная булимия

О нервной булимии

  • Время от времени переедать – это нормально для большинства людей и вовсе не говорит о наличии расстройства пищевого поведения. Медицинский диагноз «нервная булимия» ставится, если приступообразное поглощение пищи и избавление от нее с помощью вызывания рвоты происходит чаще двух раз в неделю на протяжении минимум трех месяцев.
  • Приступы обжорства не связаны с чувством голода, но приводят к поглощения большого количества пищи – зачастую нескольких тысяч калорий – за короткий промежуток времени, обычно в пределах двух часов или менее.
  • Люди, подверженные приступам обжорства, обычно останавливаются только когда все съедено либо если ощущения дискомфорта или боли от поглощенного количества пищи чрезвычайно сильны.
  • Приступы обжорства сопровождаются компульсивным стремлением избавиться от поглощенной пищи или «очиститься». Наиболее частые приемы – это вызов рвоты или применение слабительных, но «чистка» может также принимать формы экстремальных диет, голодания, изнурительных физических упражнений, призванных «сжечь» калории.
  • Не всегда люди, страдающие нервной булимией, имеют избыточный вес. Большинству удается поддерживать нормальный или почти нормальный вес ценой своего здоровья.
  • Хотя и мужчины могут оказаться в этой категории, примерно 80 процентов страдающих от булимии – женщины. Заболевание достаточно распространено, и по разным оценкам от 1 до 3 процентов молодых женщин и девушек в США подвержены этому заболеванию.
  • Заболеванию часто подвержены люди, в семье которых хотя бы у одного родителя имеются психологические проблемы или зависимость. Они чаще других становятся жертвами сексуального и эмоционального насилия.
  • Люди с нервной булимией осознают, что такое поведение вредит их здоровью, однако они редко могут остановиться без посторонней помощи.
  • На что обратить внимание

  • Основным сигналом наличия нервной булимии является чрезмерная озабоченность внешним видом, весом и пищей.
  • Люди с этим расстройством поглощают большое количество пищи, особенно сладкой или крахмалистой. Они могут вставать из-за стола посередине трапезы, чтобы отлучиться в туалет. Они могут открыть кран или спустить воду в унитазе, чтобы шум льющейся воды заглушил звуки рвоты.
  • Люди, подверженные приступам обжорства, часто избегают приемов пищи перед другими людьми, предпочитая поглощать пищу в одиночестве.
  • Еще одно свидетельство наличия булимии – это необъяснимые исчезновения большого количества еды или большое количество пустых оберток или пищевых контейнеров. Однако люди с булимией часто стараются заместить недостающую еду, пока кто-нибудь не заметил ее исчезновение.
  • Можно обнаружить слабительные среди медицинских препаратов или их упаковку в мусорном контейнере.
  • Врачи часто опознают заболевание, обнаруживая признаки нарушений в желудке или пищеводе или крайнюю степень обезвоживания. Дантисты могут опознать булимию в разрушении десен и зубов, к которому она ведет.
  • Люди, страдающие этим заболеванием, могут жаловаться на боли в желудке, изжогу, хронические запоры. Также среди симптомов: хронические боли в горле, потемнения зубной эмали, отеки ступней и рук, слабость, головокружение, прекращение менструации, опухшие щеки или разрывы капилляров в глазу.

Последствия нервной булимии

  • Искусственное вызывание рвоты зачастую приводит к кишечному дискомфорту, включая язвенную болезнь и иные проблемы с желудком. Заболевание может отрицательно сказаться на состоянии легких и поджелудочной железы, а также мускульной массы и костях.
  • Частое переедание и вызывание рвоты может привести к обезвоживанию организма и потере натрия и калия. В результате электролитический дисбаланс может привести к нерегулярному сердцебиению, сердечной недостаточности, иным кардиологическим проблемам.
  • Частое переедание и вызывание рвоты отрицательно сказывается на всей биохимии организма, приводя к гормональным и нейромодуляционным сбоям, нарушениям в работе кишечника, что в свою очередь ведет к, помимо долговременных физических нарушений, серьезным эмоциональным проблемам.
  • Булимия часто сопровождается невероятным чувством вины и стыда. Люди с этим заболеванием часто страдают от сопутствующих заболеваний, таких как зависимость, беспокойство, депрессия, суицидальные наклонности.
  • ТЕСТ НА НАЛИЧИЕ РАССТРОЙСТВ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ

    Этот тест для самопроверки поможет вам принять нужное решение и, если необходимо, обратиться за помощью

    www.paracelsus-recovery.com

    «Вижу в зеркале жирную Олю из детства»: монологи людей с пищевыми расстройствами

    Я выросла в маленькой деревне в Томской области, в детстве особо не отличалась от своих сверстников. Была полноватая, но без ожирения, никогда себе не нравилась. Пробовала диеты, разгрузочные дни, овощные недели, но не могла скинуть больше 2–3 кг, потому что любила поесть и срывалась. Однажды моя учительница, узнав о моих мучениях, посоветовала вызывать рвоту после приема пищи. Объяснила, что так она поддерживает свою фигуру уже много лет, спокойно отдыхает на любых праздниках и ест, что хочет. Я решила попробовать. Сначала было неприятно, а потом привыкла и относилась к этому как к косметической процедуре: поела — в туалет — два пальца в горло. К выпускному я весила 57 кг вместо постылых шестидесяти девяти. Родители пытались запирать меня в комнате после еды, разговаривать, угрожать отправкой в стационар — все было бесполезно.

    Потом к приступам неконтролируемого обжорства и рвоты добавились приступы отказа от еды, и я начала медленно превращаться в анорексичку. На третьем курсе института, уже в Барнауле, добавились мочегонные и слабительные. Я стала весить 47 кг.

    Слабительные я принимала семь лет, из них в первые три года — ежедневно перед сном. Ночи казались адом: рези и боли в животе, рвота, утром пониженное давление и вечная тошнота. А снаружи веселая стройная девчонка, никто и не догадывался. Еда казалась грязью, от нее хотелось очиститься.

    На седьмой год болезни я начала понимать, что так дальше продолжаться не может. Около года искала врачей, но никто не брался мне помочь. Мне удалось набрать вес до 50 кг, теперь стараюсь его удерживать.

    После окончания института я вышла замуж, а потом ушла в декрет. Помню, на свадьбе терпела-терпела, не ела, а когда гости напились, то наелась и побежала в туалет. Муж знает о моей особенности, фыркает, но запереть-то меня не может. Во время беременности я перестала пить слабительные, около года не вызывала рвоту. Но целиком все равно не вылечилась, вновь начались приступы: могла до 15 раз в день избавляться от пищи. Не стало легче и после второй беременности. Я понимаю, что это заболевание, что работать с ним должен психотерапевт, но у нас в городе таких нет. В Новосибирске нашла какой-то центр, но не поверила врачу: мне кажется, делать выводы о том, что мне необходимо лечь в больницу или принимать психотропные препараты, он должен был после личной встречи, а он предложил это по телефону. Есть профильные центры в Москве, но туда я пока не могу поехать — у меня маленькие дети. Наверное, я уже смирилась — и это стало образом жизни.

    Сейчас это уже не вопрос целенаправленного похудения: я вызываю рвоту не после какой-то определенной или очень калорийной еды. Количество моих приступов зависит от эмоционального фона, от довольства собой. Сегодня я могу уплетать конфеты и пирожки, а завтра бежать в туалет от чашки чая.

    Меня до сих пор не устраивает собственная внешность, я смотрю на себя в зеркало и вижу жирную Олю из детства. Оля всегда выглядела боевой, дерзкой и уверенной в себе, а внутри была очень ранимой и чувствительной. Чтобы у моей дочери не было таких же проблем, я даю ей понимание того, что она любима безусловной любовью, несмотря ни на что.

    Я раньше не задумывалась над этим, но я всегда хотела понравиться маме. Она очень любила меня, но, кажется, перекладывала на меня свое ощущение несостоятельности. Постоянно искала во мне минусы и недочеты: то делаешь не так, это не этак. Мама была недовольна своей внешностью и сидела на диетах. Когда у меня был хороший аппетит, она закрывала от меня холодильник и говорила: «Это для твоего блага, чтобы не стала толстой».

    Говорят, с замужеством эта «дурь» проходит, — ничего подобного. Я думаю, помимо психотерапевта помочь себе можешь ты сам — и никто другой.

    Мое «женское развитие» началось позже всех в классе. До 13 лет со мной ничего не происходило, и от этого было обидно. А потом гормоны решили сыграть со мной в плохую игру. Привет, грудь третьего размера и еда «я-вся-буду-на-твоих-боках». В 14 лет при росте 160 см я весила 59 кг и решила, что надо что-то делать. Перестала есть после 18 часов (даже в Новый год), пошла в тренажерный зал (но бросила: пугали потные дядьки со штангой, которые орали на весь зал), занялась спортом дома. Похудела до 50–52 кг и, в общем, не сильно переживала до поступления в университет.

    Мои одногруппницы оказались такими красотками! Я, значит, rock-girl, а они все худышки-фифы. Я поняла, что на них внимания обращают больше. Тогда же в интернете пошла пропаганда костлявых, тощих девушек. Мне казалось, что они совершенны: никаких складочек, тоненькие ручки, ножки и торчащие ребрышки. Я нашла одну такую, которая скинула с 75 до 45 кг, и стала есть, как она: 500 ккал в день, только растительную пищу, совмещать это все с физическими нагрузками. Через 40 дней мои весы тоже показали 45 кг. И тут у меня поехала крыша: «Хочу сорок». С этого момента я практически ничего не ела, а если ела, то объедалась до тошноты, вызывая после этого рвоту или принимая слабительные препараты по пачке (до 20 таблеток) зараз. Спазмы в животе приказывала себе перетерпеть: «Я сама виновата! Я заслужила! Нужно было не косячить!» В итоге заработала проблемы с кишечником и операцию. На три месяца у меня пропала менструация.

    После очередного приема мочегонного голова у меня закружилась. Я посмотрела в зеркало и увидела желтое лицо и синие губы. Испугалась, заплакала, села со стаканом воды в руке и стала молиться, что, если все будет хорошо, я больше так поступать не буду. Стало стыдно перед мамой. После этого таблетки я больше не пила.

    Но меня качало и в другую сторону: я стала объедаться. Обратная сторона анорексии — компульсивное переедание. В эти периоды желудок просто трещал по швам. Когда я снова стала весить 52 кг, мой тогдашний молодой человек грубо сказал: «Может, хватит есть?» Стало так обидно: еще месяц назад он тащил меня к врачу и заставлял ужинать! В итоге мы расстались и еда стала единственным счастьем и главным несчастьем одновременно. Меня бросало из крайности в крайность в течение года. Я стала закрываться в себе. Дожидалась, пока все уйдут из дома, плакала и ела. И думала, что я фрик, безвольное существо, которое не заслужило быть красивой и счастливой. Только сейчас понимаю, что все то время я была прекрасна, но не было рядом человека, который бы сказал: «Маша, ты красивая и замечательная!» Хотя комплиментам я не верила и думала, что мне врут в глаза. У людей с расстройствами питания искажена реальность, они верят только собственным мыслям: «Ты толстая, ты страшная».

    Я болела пять лет. За это время не купила себе ни одной новой вещи, гоняла по кругу три кофты и одни легинсы. И вес тоже толком не сбросила. В конце концов мне надоело. Я сказала: «Да идите вы все! Не буду я больше худеть! Каждый человек создан для своего, видимо, я создана для еды. Что плохого в том, что я люблю покушать?» Перестала взвешиваться. Сняла все ограничения в питании (вес чуть прибавился, но быстро установился). Стала работать с самооценкой, помогли книги Луизы Хей и Кэмерон Диас. Стала покупать вещи своего размера. Начала тренироваться в радость, вообще дарить себе какую-то радость каждый день. Отписалась от всех худышек, начала читать сторонников боди-позитива, моделей плюс-сайз. И дала себе время, чтобы восстановиться.

    Люди с расстройствами питания не понимают, что творят, потому что у них в голове есть цель. Мама ругала меня и говорила: «Хватит уже худеть! Вот, посмотри, кости торчат», но мне это льстило, и в то же время я не верила ее словам. Она даже денег на психотерапевта дала, но мне с ним не повезло. Он, поставив мне диагноз «нервная анорексия», просто выписал парочку препаратов (антидепрессанты и для нервной системы, если не ошибаюсь), которые я должна была пить 2–3 месяца и потом прийти к нему вновь. Конечно, я не пришла.

    Очень часто девушки доводят себя до такого состояния, потому что нуждаются в любви, поддержке и похвале родителей. Видимо, и я в этом нуждалась и все время хотела услышать: «Ты такая у меня умничка». Пищевое расстройство чаще всего — это крик души и тела о том, что человек чувствует себя брошенным и одиноким.

    Психотерапия, которую я прохожу, никак не связана с отношением к еде. На сессиях этот вопрос не обсуждается совсем.

    О терапии я начала задумываться, когда родился мой сын. Весь первый год материнства я была в аду не из-за колик и плохого сна, а из-за чудовищной эмоциональной нагрузки. Я не выносила детский крик, а кричал он, по моим ощущениям, беспрерывно. Потом ему исполнился год и добавились осмысленные истерики, например, когда что-нибудь запрещают, он орет посреди улицы, и я готова отдать все, чтобы его заткнуть. Я срывалась и орала на него в ответ, потом меня отпускало и подступало жуткое чувство вины. На сдерживание себя уходило дикое количество сил, и я решила, что пора себе помочь.

    Я обратилась к психотерапевту с запросом: «Меня все бесит, хочу что-нибудь с этим сделать». Начались наши скайп-сессии, я стала рассказывать о своих проблемах, а терапевт начала спрашивать: «Что ты чувствуешь сейчас?» И этот вопрос поставил меня в тупик. Я поняла, что не чувствую ничего, даже когда рассказываю о тяжелых вещах, как будто говорю о постороннем человеке. И только потом стало получаться остановить работу мозга в такие минуты и продолжать жить в одних ощущениях: слезах, гневе, обиде и так далее. Месяца через два я «очнулась» на улице в момент, когда в очередной раз плакал мой сын, и поняла, что испытываю к нему не злость, а жалость. А потом стыд: люди же смотрят. А потом как раз злость. И для меня было открытием, что можно все это испытывать и фиксировать.

    По той же причине всю предыдущую жизнь я не чувствовала ни легкого голода, ни насыщения едой. Потратила месяц работы над собой на то, чтобы найти и ощутить состояние «я наелась», после упущения которого уже начинается работа головой: «Да я же наготовила/заказала такую вкусняшку, как же я могу наесться тремя ложками?»

    Понимать, что у меня есть лишний вес, я начала лет в четырнадцать. К тому времени проблемы, о которых я рассказываю, уже сформировались, и уже тогда можно было идти к психотерапевту. Пробовала диеты, голодание, срывалась, набирала снова, потом начала понимать, что все эти бложики вроде Лены Миро: «Ты безвольное ничтожество, если не худеешь» — направлены на развитие еще большей ненависти к своему телу. Так не похудеешь, потому что проблема не в этом. Эксперт по интуитивному питанию Светлана Бронникова говорит, что у каждого человека есть своя оптимальная точка веса и когда он отклоняется от нее более чем на 10 кг — это свидетельствует о каких-то психологических травмах.

    Помимо психотерапии в остром состоянии мне очень помогла бы поддержка близких, которые смогли бы «поработать родителями» в смысле внимания к моим ощущениям. Например, если я грущу, чтобы они сказали: «Жень, ты расстроена. Давай я сделаю то-то». Не долбить: «Хватит жрать!» — ведь от этого еще больше проваливаешься в ненависть к себе и однажды можешь ощутить, что тебя нет в этом мире. Я не любила фотографироваться и каждый раз очень удивлялась своей материализации на фотографиях — меня же «нет», по моему мнению. В первый год жизни моего сына я рыдала и жаловалась маме в трубку на трудности, а она отвечала: «И что ты хотела? Это же ребенок, дети вот такие». Мне же хотелось услышать: «Родная моя, тебе так тяжело сейчас. Я тебе так сочувствую».

    Был и паттерн заедания проблемы. Например ушло два года на распутывание клубка: как получается, что мы сидим и смотрим кино с мужем и вдруг я оказываюсь возле холодильника? А причина была в следующем: пока мы смотрим кино, наступает время укладывать ребенка. У ребенка сложный характер. Папа уложит его резко и без разговоров — а я этого очень не люблю. Если пойду укладывать я, тоже будет неприятно: пока я вожусь, муж станет спрашивать, когда же мы сядем смотреть кино дальше. И вот даже ожидание этой неотвратимой ситуации было настолько нервным, что хотелось его заесть.

    Еда — это быстрый, легальный, доступный способ сделать себе хорошо. Можно с теми же проблемами грызть ногти, расковыривать прыщики, и это у меня было. Еда — самый приятный из всех вариантов.

    И таки да, «не доешь — не выйдешь из-за стола», «мы будем есть то, что и когда надо, а не что и когда хочется» — это все в моем детстве тоже было. Хуже всего, что эти директивы отучают ребенка понимать, что он чувствует, давать этому название. Если за него решают, когда он голоден и когда сыт, связь с ощущениями атрофируется. Это ведь как мышца, ее надо тренировать. Поэтому я спрашиваю, что хотят есть наши дети (их теперь двое), готовлю именно это. И, кстати, так очень удобно.

    daily.afisha.ru