Частота встречаемости аутизма

Частота встречаемости аутизма

В связи с неоднозначными подходами к оценке аутистических расстройств в разных странах распространенность аутизма у детей колеблется от 4 до 26 случаев на 10 000 детского населения — по данным специалистов Германии [Nissen, 1971], США [Rutter M., 1981], Японии [Tanoue et al., 1988; Sugiyama, Abe, 1989], Швеции [Gillberg et al., 1992; Bohman et al., 1983], Великобритании [Letter, 1966; Wing et al., 1976; Wing, Gould, 1979] и др. В большинстве эпидемиологических исследований синдром Каннера (ядерный классический детский аутизм) составляет 2—4 случая на 10 000 детского населения. Аутистические расстройства, тесно примыкающие к синдрому Каннера, с нерезко выраженными атипичными чертами обнаруживаются в количестве 2,5 на 10 000, а с более заметным отличием составляют 3 на 10 000 детского населения. При выявлении раннего детского аутизма в группе детей 8—10-летнего возраста его распространенность увеличивается до 7—8 случаев на 10 000 детского населения [Lotter, 1966]. К настоящему времени клинические и эпидемиологические исследования аутизма у детей показали его большую встречаемость — 21—26 на 10 000 детской популяции [Gillberg Ch., 1990].

В невыборочном исследовании детей (до 7 лет) с дефицитом внимания и моторного контроля, перцепции (DAMP) дети с аутистическими чертами составили 69 на 10 000. Синдром Аспергера, так называемый высокофункциональный аутизм, обнаружен в 26 случаях на 10 000 детской популяции [Gillberg Ch., 1990]. На детской популяции школьников его встречаемость установлена в 1 % случаев [Gillberg C h., 1992].

В практике отечественной детской психиатрии отсутствуют данные о распространенности разных видов аутизма у детей; высказано мнение о крайне редкой встречаемости болезни Каннера.

Анализируя данные эпидемиологических исследований, можно отметить, что синдром Каннера наблюдается с достаточно постоянной частотой, составляя 2—5 случаев на 10 000 детского населения.

Несомненный интерес представляют данные шведских эпидемиологических исследований, на основании которых встречаемость синдрома Каннера у детей с коэффициентом интеллектуального развития (IQ) ниже 50—70 в популяционных исследованиях, проведенных с 1980 по 1991 г., соответственно не изменялась, что подтвердило стабильность верификационных оценок синдрома Каннера. Распространенность детского аутизма Каннера и аутистическиподобных состояний возросла до 11,6 случая на 10 000 детского населения, что объясняется объединением в этой группе лиц с разными типами аутистических расстройств, вплоть до аутистических психозов. Согласно скандинавско-финским исследованиям, встречаемость синдрома Каннера и аутистическиподобных расстройств также равна 11,6 случая на 10 000 детского населения [Gillberg Ch., 1995].

Касаясь распространенности аутизма среди сибсов, ряд авторов поставили вопрос о более высокой его встречаемости среди первых детей [Despert J., 1955; Rimland В., 1964] и в меньшей — среди вторых и третьих детей [Szattamari J., 1988]. Возможно, этот факт находит объяснение в отказе родителей от повторного рождения детей после появления у них первого ребенка, больного аутизмом.

Со времени описания L. Kanner аутизма обсуждается вопрос о преобладании детей, больных аутизмом, в семьях более высокого социального класса, что не находит подтверждения в последующих популяционных исследованиях [Letter V., 1966; Lord ol, 1989, и др.].

Распределение по полу детей с синдромом Каннера (мальчиков и девочек) соответствует 3:1 или 4:1 [ Kanner L., 1943; Rutter M., 1981, и др.], 16:1 [Wing L., Gould L., 1979].

Интересно, что в нашей работе [Башина В. М., 1980] среди больных ранней детской шизофренией с вялым течением распределение по полу соответствовало также 16:1, а во всей группе шизофрении с началом в раннем детском возрасте — 4:1. Это позволяет высказать суждение о влиянии разных диагностических подходов при определении детского аутизма на распределение по полу детей с разными видами аутистических расстройств. Конечно, большую значимость представляют факты о том, что чем точнее верифицирован синдром Каннера, тем постояннее в этих группах соотношение детей по полу (4:1), а чем более разными аутистическими типами расстройств представлена группа детей, тем больше соотношение детей по полу меняется в сторону 13:1, 13:1,5.

Встречаемость аутистических симптомов в круге других болезней остается малоизученной. Встречаемость синдрома Мартина — Белл (X -ломкой хромосомы) составляет 1 случай на 2000 лиц мужского пола [Froster-Iskeninus U., 1983; цит. по: Маринчева Г. С., Гаврилов В. И., 1988], однако эти цифры не отражают встречаемости аутизма у этих больных. Частота аутистических расстройств у детей с туберозным склерозом, нейрофиброматозом- не определена [Маринчева Г. С., Гаврилов В. И., 1988].

Распространенность синдрома Ретта варьирует от 0,72 до 3,5 случая на 10 000 детского населения [Skjedal О. et al., 1996; Leonard H., Bowle С., 1996]. Это расстройство наблюдается в основном у девочек (обнаружены несколько случаев синдрома Ретта у мальчиков). Больные синдромом Ретта среди умственно отсталых девочек составляют 2,48 %.

www.psychiatry.ru

Проблема аутизма в детстве по-прежнему привлекает к себе внимание. Проводятся мультидисциплинарные исследования детского аутизма, высказана концепция его многофакторности, выявлен ряд новых типов аутизма при разных заболеваниях обменного, хромосомного и органического генеза. Частота встречаемости детского аутизма составляет 26 случаев на 10 000 детского населения.

Вместе с тем в отечественной детской психиатрии специального клинического руководства по разным видам аутизма и аутистическиподобным расстройствам у детей до сих пор нет. Не налажена специализированная помощь этим детским контингентам, кроме дорогостоящей госпитальной. Недостаточное знание этой проблемы ведет к запоздалой диагностике, неточным реабилитационным рекомендациям и раннему формированию инвалидности при этой патологии.

В основу работы положен анализ результатов многолетнего наблюдения, обследования и лечения более 1000 больных разными формами детского аутизма в дневном стационаре и амбулатории Научного центра психического здоровья РАМН. Предложена отечественная классификация аутизма в детстве, соотнесенная с МКБ-10 (1994), а также представлена МКБ-10 (1995). В работе должное внимание уделено ранним признакам болезни, ее течению, дефицитарным состояниям при процессуальном детском аутизме, разработаны его патогенез и дифференциально-диагностические критерии с другой патологией ЦНС. Обсуждается раздел по так называемым аутистическиподобным расстройствам не эндогенного генеза.

В отдельном разделе рассматриваются результаты нейрофизиологического изучения разных форм аутизма в детстве, которые могут быть использованы в качестве дополнительных маркеров к клинико-психопатологическим оценкам разных видов аутизма и в плане уточнения патогенеза аутизма.

Наконец, предложены новые подходы к терапии и реабилитации аутизма в детстве.

Группа больных с аутизмом нуждается в своевременно предоставленной социально-восстановительной реабилитации, обучении, в создании для них разных видов помощи в системах здравоохранения и социального обеспечения.

Мы надеемся, что книга будет способствовать оказанию помощи детям, больным аутизмом, созданию более благоприятных условий для их реабилитации в обществе.

ncpz.ru

Семь главных проблем аутизма в России

1. Сегодня в Российской Федерации отсутствуют достоверные статистические данные о частоте встречаемости РАС и, следовательно, о количестве людей с аутизмом в стране. Плохо разработаны принципы статистического учета лиц с РАС. Когда нет надежных данных, невозможно планировать работу по созданию системы помощи людям с аутизмом, правильно оценить социальную значимость проблемы.

По этой причине сегодня в России проблема аутизма явно недооценивается. Даже по самым осторожным оценкам, в Российской Федерации не менее 350 – 500 тысяч людей с РАС различного возраста, но делается для них пока еще не достаточно, а средства массовой информации проблеме аутизма серьезного внимания не уделяют. Еще труднее определить число людей с РАС, достигших возраста 18 лет и старше. В связи с этим чрезвычайно сложно оказывать адекватную помощь, планировать систему поддерживаемого проживания, профессионального обучения и трудоустройства для взрослых с аутизмом.

2. Лучшая мировая практика показывает, что помощь детям с аутизмом должна быть комплексной при ведущей роли психолого-педагогических методов. Попытки сделать образование для детей с аутизмом исключительно инклюзивным нарушают права детей с РАС. Значительная часть родителей детей с аутизмом считают, что отсутствие специального образовательного пространства — главная проблема, мешающая получить их детям необходимое образование.

Вообще сегодня включение детей с РАС в общий образовательный процесс (инклюзия) не достаточно подготовлено и осуществляется формально: как правило, всё сводится к тому, что аутичный ребенок отправляется либо в общеобразовательный, либо коррекционный класс. Такой подход (когда нет специальной подготовки ребенка с аутизмом и всех других участников учебного процесса, нет сопровождения в условиях интегрированного обучения) создает серьезные трудности как для самого ребенка с аутизмом, который еще не готов к обучению в группе сверстников, так и для его учителей, одноклассников и родителей.

3. Сегодня в России отсутствует институт ранней диагностики и раннего вмешательства применительно к детям с РАС. Это объясняют тем, что диагноз «детский аутизм» в возрасте до 3 лет поставить невозможно. Между тем, выявление группы риска в первые 18-24 месяцы жизни – обычная практика в большинстве развитых стран. Такое раннее вмешательство на порядок повышает эффективность коррекционной работы в целом.

4. Формулировка диагноза «детский аутизм» не соответствует возрастным критериям взрослых людей с РАС. При сохраняющейся в течение всей жизни специфике аутистических нарушений и особенностях восприятия окружающего мира, взрослым людям с РАС, как и в детстве, требуется специальное адекватное диагнозу сопровождение. Тем не менее, отечественная психиатрия в подавляющем большинстве случаев без всяких объективных оснований пересматривает диагноз «детский аутизм» лицам старше 18 лет на шизофрению, умственную отсталость и т.п., что негативно сказывается как на организации специального сопровождения, так и на социальном статусе взрослого с РАС.

5. Подавляющее большинство педагогов и психологов вообще не понимают, что такое аутизм. Они не владеют специальными методами воспитания и обучения детей с РАС. Факультеты коррекционной педагогики (дефектологии) и специальной психологии не готовят специалистов по коррекции аутизма, знакомство студентов с проблемой ограничивается коротким спецкурсом, который читают далеко не везде и не всегда на приемлемом уровне. Недавно в МГППУ появилась первая в стране магистратура по теме РАС, однако практически ориентированные курсы, обеспеченные опытными, квалифицированными специалистами, единичны.

6. Люди с аутизмом всю жизнь – с рождения и до смерти нуждаются в специально организованном медицинском, социальном, психолого-педагогическом и юридическом сопровождении. Для профилактики социального сиротства и сохранения семьи такое сопровождение необходимо не только ребенку, но и всей семье, в которой он воспитывается. Касается это и организации сопровождаемого проживания, и сопровождаемого трудоустройства.

7. Наконец, мнения экспертов о методах медикаментозного лечения и психолого-педагогической коррекции аутизма разнообразны и противоречивы. Принципы межведомственного взаимодействия не определены и произвольны. Координирующая и контролирующая функция государства по отношению к коррекции аутизма фактически отсутствует, что крайне негативно сказывается на эффективности лечения, воспитания, обучения и реабилитации.

Необходимо создать национальную государственную стратегии помощи людям с РАС.

childpsy.ru

Возраст родителей и риск аутизма у детей

Результаты крупнейшего на сегодняшний день международного исследования показали, что большая возрастная разница между родителями повышает риск развития у детей аутизма. Они также подтвердили выявленную ранее закономерность, согласно которой чем старше родители, тем выше риск рождения ребенка с аутизмом.

К таким выводам авторы пришли на основании результатов анализа частоты встречаемости аутизма среди 5 766 794 детей, проживающих в Дании, Израиле, Норвегии, Швеции и Западной Австралии. Более 30 000 из этих детей имеют диагноз аутизма. Все дети родились в период с 1985 по 2004 г., наблюдение за их развитием осуществлялось до 2004-2009 г.

По словам одного из инициаторов исследования, профессора Кристины Халтман (Christina Hultman) из Каролинского института (Швеция), сбор данных, хранящихся в медицинских регистрах пяти стран, позволил создать ценнейшую информационную базу для изучения аутизма.

Более ранние работы продемонстрировали существование взаимосвязи между возрастом родителей и повышенным риском развития аутизма. Однако у специалистов осталось множество вопросов, поиск ответов на которые и был целью проведения нового глобального исследования.

Авторы идентифицировали другие ассоциированные с возрастом факторы, потенциально способные оказывать влияние на риск развития аутизма, и учитывали их при проведении анализа. При отдельном анализе влияния возраста матери по сравнению с возрастом отца они учитывали возраст второго родителя. В результате были сформулировали следующие основные результаты:

  1. Частота встречаемости аутизма на 66% выше среди детей, родившихся у отцов в возрасте старше 50 лет, чем у детей, чьим отцам на момент их появления на свет было от 20 до 30 лет. При сравнении детей, отцам которых на момент их рождения было 40-50 и 20-30 лет, данный показатель составил 28%.
  2. Частота встречаемости аутизма на 15% выше среди детей, рожденных матерями после 40 лет, по сравнению с детьми, родившимися у матерей в возрасте 20-30 лет.
  3. Частота встречаемости аутизма на 18% выше среди детей, рожденных матерями в подростковом возрасте, чем у рожденных женщинами в возрасте 20-30 лет.
  4. Частота встречаемости аутизма еще более повышается среди детей, оба родителя которых входят в старшую возрастную группу, что подтверждает вклад возраста каждого из родителей в уровень риска.
  5. Частота встречаемости аутизма также возрастает при увеличении возрастной разницы между родителями. Наиболее высокая частота характерна для детей отцов в возрасте 35-44 года, матери которых были на 10 и более лет моложе отцов. Также высокая частота рождения детей с аутизмом характерна для пар, где матери 30-40 лет, а отец моложе на 10 и более лет.
  6. Более высокий риск рождения детей с аутизмом у немолодых отцов согласуется с идеей, что количество генетических мутаций в сперматозоидах увеличивается с возрастом, и эти мутации вносят вклад в развитие расстройств аутистического спектра. В то же время факторы риска, ассоциированные с возрастом матери, до сих пор неясны, также как и факторы риска, ассоциированные с большой возрастной разницей между родителями.

    Авторы отмечают, что полученные результаты указывают на множественность механизмов, формирующих взаимосвязь между возрастом родителей и риском появления на свет детей с расстройствами аутистического спектра. Но в то же время не стоит забывать, что большинство детей, рождающихся как у молодых людей, так и у более старших родителей, развивается нормально.

    www.vechnayamolodost.ru

    Что такое аутизм?

    Понятие «детский аутизм», частота встречаемости которого в последние годы непреклонно растет, привлекает внимание все большего числа людей. Но, впервые сталкиваясь с ним, не очень понятно, что же оно из себя представляет, как проявляется, почему возникает, а проще говоря – кто (что) виноват(о) и так далее. В данной статье я хотела бы максимально просто и понятно ответить лишь на некоторые из возникающих вопросов. Однако, моя цель – не поставить точку в ответе на них, а лишь стать Вашим проводником к более подробному изучению раннего детского аутизма, поскольку глубина проблематики неисчерпаема и многие аспекты требуют своих исследователей и первооткрывателей.

    Итак, Ранний Детский Аутизм (РДА) — это нарушение коммуникации ребенка с миром, с людьми, уход в свой внутренний мир, попытка спрятаться в «панцирь», оградив себя тем самым от возможных контактов с окружающей действительностью. Появление данного заболевания приходится на ранний возраст (до 3 лет, чаще всего в период от 1,5 до 2 лет).

    Для большей наглядности, давайте вместе попробуем представить себе ребенка с таким диагнозом.

    Представим себе две картинки. На первой мы видим ребенка, лет 6-7, шагающего по улице. Увидев его, Вы можете совершенно не выделить малыша из толпы – он будет идти с мамой, держась за руку. Может не быть никаких явных физических отклонений или чего-либо, что бросится Вам в глаза. Но вдруг — и он начинает дергаться, вырывать у матери руку (объяснением этому может быть нарушение одного из привычных этапов пути, например, всегда перед занятием мама заводит малыша на детскую площадку, а сегодня не успевает — дети с РДА не выносят, когда происходит даже малейший сбой в их «программе», окружающий мир должен быть максимально постоянным), и Вы невольно присматриваетесь. И лишь тогда становится очевидно: что-то не так. Кроме попыток вырваться ребенок немного раскачивается, закрывает ухо свободной рукой. Выдает себя и его походка – она немного неуклюжа, угловата (кроме того, малыш может идти, слегка приподнимаясь на цыпочки при каждом шаге).

    На второй картинке малыш находится рядом с нами в комнате. Он ходит из стороны в сторону, подергивая руками взад-вперед или совершая другие однообразные действия (например, раскачивается всем телом, слегка переминаясь с ноги на ногу, будто пританцовывает, или берет предмет и монотонно крутит его вокруг своей оси, или кружится – стереотипных действий множество и все они индивидуальны для каждого ребенка). Но вот Вы решаете остановить его, усадить, но все Ваши попытки будут из раза в раз наталкиваться на сильный эмоциональный всплеск (ребенок может начать кричать, бить себя или проявлять агрессию по отношению к Вам, закрывать уши, его стереотипные действия становятся еще более навязчивыми и т.д.). Более того, Ваше прикосновение вызывает в нем не просто эмоциональную реакцию, оно может быть болезненно для него физически, отражаясь на его лице гримасой страха и ужаса. Вы пытаетесь заглянуть ему в глаза и сказать, что не хотите причинить вред. Но он «не видит» Вас, даже в том случае, когда малыш смотрит прямо Вам в глаза, Вы понимаете: его взгляд не адресован Вам, он как бы проходит «сквозь» Вас. Тогда Вы пытаетесь привлечь маму, но ребенок часто не разделяет мир на «своих» и «чужих», столь же тяжелым для него оказывается и контакт с матерью. С речью также возникают проблемы. Зачастую дети с РДА не говорят, либо их речь носит исключительно эхолаличный характер (ребенок повторяет заданный Вами вопрос, сказанное Вами слово), да и при наличии речи, она редко используется для коммуникации.

    Итак, давайте обобщим наши наблюдения за аутичным ребенком:

  7. Отказ от коммуникации с окружающим миром и людьми (тактильной, вербальной, зрительной);
  8. Потребность в постоянстве окружающего пространства (реакция на малейшее изменение крайне негативна);
  9. Навязчивые, стойкие стереотипные действия;
  10. Отсутствующий взгляд, ребенок смотрит «сквозь» вас.
  11. Проявляется в возрасте до 3 лет.

Это лишь краткий перечень симптомов раннего детского аутизма, более подробно о критериях можно прочитать в Американской классификации болезней (DSM-IV). Но прежде чем предполагать наличие или отсутствие аутизма, важно помнить, что лишь совокупность нескольких симптомов говорит о наличии того или иного заболевания.

Не следует забывать и о том, что диагноз «детский аутизм» может быть выставлен только специалистами. Самостоятельно диагностировать заболевание, прочитав статьи или классификации, нельзя. И помните, причин необычного, странного поведения Вашего ребенка может быть множество, понять их крайне важно. О причинах детского аутизма и вариантах помощи при данном заболевании читайте в наших следующих статьях.

psy-aletheia.ru