Что такое аутизм каннера

Типы детского аутизма: синдромы Каннера и Аспергера

Аутизм у детей начинает проявляться с самых ранних лет жизни, его сценарий развития может сильно отличаться и будет зависеть от того, какие специалисты занимаются вашей проблемой и насколько вам удастся найти подход к малышу с особыми потребностями. Как диагностируют аутизм синдром Каннера и Аспергера, чем чреваты оба заболевания и что ожидает ваше дитя в будущем — читайте в нашей статье .

Аутизм — психическое заболевание или особенность развития

Несмотря на то что на весь период обследования и лечения вашим ребёнком будет заниматься психиатр, строго говоря его состояние не является психотической болезнью. Аутизм — это отставание в развитии, расстройство, имеющее биологическую природу, по крайней мере, как считается на сегодняшний день.

Симптомы аутизма легко выявляемы из-за того, что малыш с ранних лет отличается странным поведением: его спектр эмоций довольно скуден, он часто зацикливается на одних действиях и предметах, не разговаривает и плохо идёт на контакт. Замкнутость сама по себе не является признаком умственной отсталости, но при диагностике именно этот показатель начинает выступать на первый план.

Градация болезни включает глубокое поражение личности с ощутимым умственным отставанием (Каннера) и менее заметная эмоциональная недоразвитость на фоне обычного или высокого интеллекта (Аспергера).

Спектр расстройств также включает такие формы, как синдром Ретта с подключением двигательных дисфункций (неспособность контролировать не только эмоции, но и моторику тела), синдром савант (аутизм одарённых детей) с наличием как бы отдушины человека в каком-либо виде искусства или точных наук.

К аутизму не относится ещё один специфический вид расстройства развития, хотя в названии этимология сохраняется — это высокофункциональный аутизм. Речь идёт о сохранённой способности к самостоятельному решению повседневных задач общения, в то время как нестандартные ситуации человек проходит с трудностями или вообще не может справиться с ними.

Продуктивная психотическая симптоматика у заболеваний любого вида отсутствует: дети не деградируют, не страдают диссоциацией личности, бредовыми состояниями или неспособностью отличить реальность от вымышленного мира фантазий.

Однако из-за связи болезни с нейробиологическими функциями организма и их влияния на поведение аутизм относится к области психиатрии, а не неврологии.

Как определяют аутизм у детей

Основанием для проверки будут жалобы родителей на особенности поведения их ребёнка, которые можно заметить в возрасте, когда другие дети подключаются к осознанным контактам со взрослыми и сверстниками. В первые годы жизни аутизм тоже имеет свои проявления — в играх, мимике, доходчивости контактов с людьми и пр.

Но пока ребёнок не демонстрирует речевое отставание, говорить о наличии у него синдрома аутизма рано. Заподозрив болезнь, не спешите из-за единичных странностей вести сына или дочь на приём к врачу, но и не игнорируйте их — ранняя диагностика будет проводиться как в условиях общения и экспериментов, так и с ваших слов.

Позднее выявление болезни, как правило, не представляет реальной опасности, так что если ваш малыш ещё очень мал, остановитесь на том, чтобы запоминать (записывать) конкретные симптомы, которые вы наблюдаете, а также их частоту и обстоятельства.

К симптомам синдрома Каннера относятся следующие состояния:

  • ребёнок не в состоянии поддерживать зрительный контакт с людьми, родителями и незнакомыми;
  • в его действиях присутствует некий ритуал, повторение движений в определённой последовательности;
  • неспособность оценивать обстановку и осознавать опасность или угрозу;
  • так называемая эхолалия — многократное повторение «лепечущих» звуков, звукоподражание вместо полноценной речи;
  • вспышки агрессии против близких и незнакомцев, вступающих с ним в контакт;
  • потребность переиначивать игры под себя, странные правила игры, невозможность играть с другими детьми ввиду игнорирования общих правил и назначение собственных;
  • общение с предметами и наряду с этим отказ от общения с людьми;
  • один из основных симптомов — мутизм (упорное молчание и игнорирование речи и обращений, направленных лично к нему).
  • Мутизм наблюдается в течение всей жизни, его симптомы характерны для любого возраста — с раннего детства до зрелых лет. Никакой особой демонстрации молчание не несёт, его нельзя считать умышленным, оно не относится к роду манипуляций с некой целью, например, наказать близких или привлечь внимание.

    Отказ от речи становится следствием погружения в мир собственных переживаний и грёз. Он не связан с неспособностью говорить вообще или с ограниченным набором слов, это не стеснительность, а полное отсутствие побуждения общаться словесно.

    Добиться реакции с помощью слов от ребёнка с синдромом Каннера и синдромом Аспергера в большинстве случаев невозможно, если его сознание в этот момент захлопнулось для внешних связей.

    В чём разница между синдромами Каннера и Аспергера?

    По сути, это вопрос не для диагностики и терапии, а для истории болезни, причём у разных врачей могут быть разные мнения на этот счёт. Опыт показывает, что зарубежные доктора чаще диагностируют Аспергера, наши, отечественные — Каннера, и объяснить такую избирательность можно, наверное, только традицией медицины у нас и на Западе.

    Обычно считается, что при синдроме Аспергера сохраняется интеллект, для Каннера же характерна умственная отсталость. Однако психиатрию неправильно считать точной и окончательной медицинской наукой, некоторые её определения и диагнозы нестабильны и неокончательны.

    Важно ли, какое название значится в карточке ребёнка? С одной стороны, диагноз имеет значение для оформления инвалидности и в решении вопросов дальнейшего ухода и обучения таких детей (спецшкола, интернат и пр.).

    С другой стороны, сама тактика лечения для детей с аутизмом одинакова при любом диагнозе, а зачастую проявления заболевания настолько слабы, что при поступлении такого аутиста в учебное заведение ими можно смело пренебречь и устроить его жизнь не хуже любого другого.

    В этом случае наличие любого из этих двух диагнозов будет формальным препятствием для определения в обычные школьные классы. Таким образом, необходимость в точной диагностике определяется главным фактором — нужнее ли вашему ребёнку ярлык аутиста или нет.

    Добиваться пересмотра и смены диагноза Каннера на Аспергера имеет смысл, если вы хотите избежать изоляции от обычной детской среды, и при этом уверены, что так будет лучше.

    Основы лечения: синдром Каннера и Аспергера

    Терапия аутизма будет зависеть от того, насколько сильно поражены коммуникативные способности больного и присутствует ли аффект (пропадают эмоции, уход в себя), кататония, ступор.

    Из медикаментов применяют растормаживающие средства типа высоких доз кофеина, чтобы вывести аутиста из состояния вялости, замкнутости, помочь ему начать реагировать на окружающих и речь, направленную к нему.

    На постоянной основе применяются ноотропные препараты, которые помогают укрепить клетки и сосуды головного мозга, позитивно влияют на нервную систему всего организма.

    Терапия также включает обязательные курсы психологической поддержки и развития, которые проводятся в группе и индивидуально:

  • занятия с логопедом;
  • лечебная физкультура;
  • лечебный труд;
  • музыка;
  • танцы;
  • рисование.
  • Огромное значение имеет то, насколько семья аутиста вовлечена в процесс его реабилитации. Холодность и непонимание со стороны обоих или одного из родителей сводит на нет усилия врачей и достижения самого малыша. Материнская и отцовская забота, любовь и тепло во много определяют ход самой реабилитации.

    Психическое развитие отсталого ребёнка должно происходить в благоприятной обстановке, с умеренными эмоциональными впечатлениями, в отсутствие стрессов. Кроме того, режим дня оказывает самое позитивное влияние на преодоление болезни.

    Прогноз дальнейшего состояния может делать только лечащий врач, к тому же тот, который наблюдал маленького пациента регулярно. Множество случаев из жизни показывают, что вполне реально улучшить даже тяжёлые случаи болезни, а слабые проявления сделать практически незаметными.

    mjusli.ru

    О естественном улучшении при аутизме и реальном «аутизме Каннера»

    Расстройство аутичного спектра – это клинический диагноз. Не существует лабораторных анализов, чтобы подтвердить или исключить аутизм (хотя существуют тесты для определения различных скрытых причин аутизма). Аутизм – это «синдром» (от греческого слова, означающего «бегущие вместе» — как группа лошадей, которые бегут рядом). Аутизм влияет на четыре области функционирования: социальное взаимодействие; язык; когнитивную гибкость; сенсоромоторные процессы. Симптомы в каждой из этих областей могут варьироваться от крайне инвалидизирующих до очень лёгких. Иногда проявления аутизма в одной или двух данных областях настолько мягкие, что они остаются незамеченными до постановки диагноза.

    Обычно симптомы аутизма улучшаются с течением времени, даже без какого-либо лечения. Чем выше уровень интеллекта ребенка, тем быстрее и значительнее происходит улучшение.

    Типичное развитие при аутизме может выглядеть примерно следующим образом:

    — Социальные навыки: Никакого контакта глазами > периодический контакт глазами > хороший контакт глазами, но трудности с тем, чтобы понять, когда инициировать или поддерживать социальное взаимодействие.

    — Язык: Отсутствие речи, может вести себя как глухой > речь сводится к эхолалии (повторению) и отсроченной эхолалии (копированию) > говорит хорошо, но имеет проблемы с вербальными нюансами (выдумки, вербальный юмор, тон голоса, очередь в беседе).

    — Когнитивная ригидность: Интенсивный дистресс в случае перемен или изменений привычной рутины, интенсивное махание руками и хождение на носках > одержимость специфическими темами (алфавит, компьютерные игры, механические объекты) > периодическое возвращение махания руками и хождения на носках в случае возбуждения.

    — Сенсоромоторные процессы: Крайняя разборчивость в еде, ведет себя «как глухой», настоятельно ищет сильного давления на кожу > постепенное снижение интенсивности, хотя эти особенности могут сохраниться.

    Если вы еще этого не сделали, то я рекомендую вам прочитать оригинальную статью Лео Каннера 1943 года, посвященную аутизму. В этой работе Каннер описывает все характеристики, которые мы сейчас называем аутизмом. Там же он описывает эволюцию этих симптомов:

    «В возрасте от 5 до 6 лет у них постепенно исчезает эхолалия… Шум и движения начинают переноситься лучше, чем ранее… Повторяющиеся движения принимают форму навязчивых интересов… дети начинают играть в группе, все еще не с членами группы, но, по крайней мере, они находятся на периферии рядом с группой… Все это заставляет семью поверить, что несмотря на очевидное «отличие» от других детей, происходит прогресс и улучшение». [Kanner, 1943]

    В 1971 году Лео Каннер опубликовал исследование, основанное на повторном обследовании тех одиннадцати детей, описание которых легло в его оригинальную работу. На тот момент несколько из этих детей работали на высококвалифицированной работе. Один из них получил высшее образование.

    Все это хорошо, но это также означает, что очень сложно подтвердить верность утверждений об эффективности тех или иных методов лечения, поскольку это может быть естественное улучшение состояния ребенка. Это, конечно, означает жирный знак вопроса каждый раз, когда речь идет об оценках эффективности всевозможного «лечения» аутизма. Многие такие виды лечения просто преувеличенно описывают естественные улучшения, которые бы произошли в любом случае.

    Автор — доктор Джеймс Коплан, педиатр, специализирующийся на работе с детьми с особыми потребностями.

    www.aspergers.ru

    Что такое аутизм каннера

    Распространенность синдрома характеризуется показателем 2—4 больных на 10 000 человек с преобладанием его развития у мальчиков (более чем в 2 раза).

    Клинические проявления. Развитие этого синдрома может начинаться в возрасте от рождения до 36 мес (3 лет) жизни ребенка. Его определяют аутистическая отгороженность детей от реального мира с неспособностью формирования общения и неравномерным созреванием (асинхронностью развития) психической, речевой, моторной и эмоциональной сфер жизнедеятельности. Для этого заболевания характерны явления протодиакризиса, недостаточное различение одушевленных и неодушевленных объектов. Поведение и игры аутичных детей характеризуются стойкими стереотипами, отсутствием подражания, недостатком реакции на окружающее и повышенной чувствительностью на условия как дискомфорта, так и комфорта. Форма общения с родными (особенно с матерью) — симбиотическая или индифферентная, т. е. без эмоциональной реакции, вплоть до отказа общения с ними.

    Смена привычного жизненного стереотипа, появление новых объектов и посторонних лиц вызывают у аутичных детей реакцию избегания либо недовольства и страха с хаотической агрессией и самоагрессией.

    Во внешнем облике больных детей обращают на себя внимание застывшая мимика, направленный в пустоту или как будто в себя взгляд, отсутствие реакции «глаза в глаза», но иногда возникает мимолетная фиксация взгляда на окружающих лицах и предметах.

    Моторика аутичных детей угловатая со стереотипными движениями, атетозоподобными движениями в пальцах рук, ходьбой «на цыпочках». Но наряду с этим у больных аутизмом возможно развитие достаточно сложных

    и тонких моторных актов. Речь рецептивная и особенно экспрессивная развивается слабо; отсутствуют экспрессия, жестикуляция, сохраняются эхолалии, фразы-штампы, нарушено произношение звуков, нет интонационного переноса, т. е. непрерывной мелодии речи, ритма, темпа. Голос то громкий, то неожиданно становится тихим и ребенок переходит на шепот. Произношение звука может быть разным — от правильного до невнятного, иногда с необычной модуляцией. Экспрессивная речь развивается с большим отставанием, преобладает бессвязная, эгоцентрическая речь. Больные практически неспособны к диалогу. Ребенок лишен активного стремления к усвоению новых фраз и их использованию. Нарушенный синтаксический и грамматический строй речи дополнен то интонационной вычурностью, то лепетной речью, то манерным словотворчеством. Последнее сохраняется и после первого физиологического кризового периода. В более тяжелых случаях отмечаются разрыхление ассоциаций, смещение мыслей, иногда исчезновение из фраз личных местоименных и глагольных форм; фразы становятся предельно краткими и отрывистыми.

    В связи с отмеченными особенностями речи представляет интерес процесс ее развития в этих случаях. Первые слова обычно появляются к 12—18 мес, первые фразы к 24—36 мес. Но уже в этом возрасте обращает на себя внимание, что дети не задают вопросов, не используют по отношению к себе личных местоимений, говорят о себе во втором или третьем лице и одновременно наблюдается скандирование или, напротив, напевное произношение слогов слова, незавершенность фраз, бессмысленное и невнятное повторение слов, отказ от утвердительных и отрицательных слов. У детей длительно сохраняются ранние, лепетные интонации, ударения на последних слогах слов, растянутое произношение слогов. Тем не менее дети (хотя и не все) способны запоминать отдельные четверостишия, отрывки прозы, хотя они не могут передать смысла и содержания прочитанного. В дальнейшем наряду с правильным наблюдается невнятное произношение звуков и слов. Постепенно все более отчетливыми становятся отсутствие или полное недоразвитие обобщающей и коммуникативной функции речи. Отмеченные речевые недостатки примерно в Д случаев могут преодолеваться к 6—8 годам, а в других — речь, особенно экспрессивная, остается недоразвитой.

    Особенностями детского аутизма являются относительная сохранность абстрактных форм познания действительности, которые в этих случаях сочетаются с примитивными протопатическими формами, т. е. познанием с использованием преимущественно тактильного, обонятельного и вкусового рецепторов, особенно в первичных ориентировочных реакциях. Такие реакции на звуковые и световые раздражители в раннем возрасте могут отсутствовать или резко извращены. Отсутствие указанных реакций дает повод подозревать у аутичных детей глухоту и даже слепоту.

    У больных ранним аутизмом Каннера особенно резко изменена игровая деятельность. Она нередко сводится к однообразному пересыпанию, перекладыванию предметов, постукиванию предмета о предмет, касанию ими лица, обнюхиванию, облизыванию. Обращают на себя внимание то быстрая пресыщаемость любым игровым действием, то застреваемость на одной и той же манипуляции, отсутствие сюжетности, усложнения игры, ее стереотипизация. Вместо игры дети могут ползать, ходить, иногда подпрыгивать, крутиться. После 3 лет описанное поведение иногда сочетается со сверхценным отношением к отдельным предметам (к машинкам, железкам, лентам, колесам и др.). В течение ряда лет игры обычно не усложняются, становясь все более и более стереотипными, не имеющими единого смыслового содержания.

    Имеет некоторые особенности и поведение этих детей по отношению к сверстникам и близким людям. Одни дети активно избегают своих сверстников, другие к ним безразличны, третьи в присутствии других детей испытывают страх. Отношение к близким достаточно противоречиво.

    Хотя аутичные дети находятся в симбиотической зависимости от родных, они не дают адекватной реакции на их присутствие или отсутствие. Дети могут тревожиться при отсутствии матери и при этом не проявлять реакции на ее появление. Более редкой по сравнению с индифферентной реакцией на мать встречается негативистическая реакция, когда дети гонят от себя мать и проявляют недоброжелательность к ней. Эти формы общения с матерью могут сменяться одна другой.

    Эмоциональные реакции больных аутизмом различны. Одни дети отличаются относительно ровным настроением, другие могут быть веселы, о чем свидетельствует довольное выражение лица, проскальзывающая улыбка, третьи равнодушны и не проявляют ни недовольства, ни радости.

    Для раннего детского аутизма Каннера особенно характерны отрицательные реакции на любые попытки изменить привычный жизненный стереотип — вывести на прогулку в новое место, поменять одежду, предложить новую пищу. Все указанное неизменно вызывает протест, негативное отношение, капризность и даже тревогу. Это своеобразное сочетание психической ригидности и косности с чрезвычайной чувствительностью и аффективной неустойчивостью с годами подвергается медленному, частичному смягчению, но полностью эти особенности никогда не исчезают.

    С раннего возраста при синдроме Каннера нарушается инстинктивная жизнь. Так, обращают на себя внимание изменения аппетита. Больные с трудом привыкают к новому виду пищи, на протяжении многих лет предпочитают одни и те же виды продуктов. Наблюдаются инверсия цикла сна и бодрствования, затрудненное засыпание, прерывистый сон. Мышечный тонус отличается непостоянством — он то снижен, то повышен. У одних детей практически отсутствует реакция на окружающее, у других отмечается повышенная чувствительность, проявляющаяся беспокойством, беспричинным плачем и т. п.

    Течение синдрома Каннера. Синдром детского аутизма приобретает наиболее завершенную форму в возрасте 3—5 лет. В большинстве случаев к этому времени определяются окончательная задержка в развитии инстинктивной жизни, моторики, особенно тонкой, нарушения речевого развития, игровой, эмоциональной сферы, которые и формируют аутистическое поведение в целом.

    Специфика синдрома Каннера заключается в сочетании сложных и примитивных реакций в пределах каждой функционирующей системы — феномен «переслаивания». Если на первых этапах развития ребенка это проявляется в основном в нарушении физиологической иерархии простых и сложных структур, то в последующем отмечается и в структуре вторичной задержки психического развития. IQ больных в большинстве случаев ниже 70.

    После достижения ребенком 5—6 лет проявления синдрома Каннера, частично компенсируясь, сглаживаются, но это менее всего касается нарушений умственного развития. У детей нередко формируется выраженный олигофреноподобный дефект с аутистическими формами поведения. Иногда на фоне основных проявлений синдрома Каннера возникают неврозоподобные, аффективные, кататонические или полиморфные расстройства, которые утяжеляют прогноз.

    Приведенные данные о раннем начале детского аутизма и его клинических проявлениях типичны для врожденных задержек психического развития, а отсутствие в большинстве случаев выраженных позитивных симптомов и явной прогредиентности, а также частичная компенсация к возрасту 6 лет служат основанием для отнесения синдрома Каннера к нарушениям развития, протекающим по типу асинхронного дизонтогенеза.

    Этиология и патогенез. Общепринятой концепции об этиологии и патогенезе раннего детского аутизма не существует. Наиболее распространенные представления о причинах его развития делятся на две группы — теории психогенеза и теории биологические.

    Теории психогенеза. Эти концепции возникли одновременно с описанием раннего детского аутизма Каннером, который, как уже говорилось, был склонен полагать, что аутизм является выражением врожденной неспособности детей к эмоциональному взаимодействию с окружающими (дефекта аффективного контакта). Но относительно быстро эти представления трансформировались в достаточно распространенное и сейчас мнение, что детский аутизм является следствием отсутствия в раннем детстве (со времени рождения) материнского тепла и внимания и общей аффективной положительной атмосферы. Особое значение в этом случае придается взаимодействию в системе мать — ребенок, которое неразрывно связано с постоянным воздействием самых различных раздражителей (стимулов), столь необходимых для созревания функций ЦНС. По-видимому, полностью психосоциальными взаимодействиями объяснить развитие раннего детского аутизма вряд ли возможно, однако нельзя не признать, что они, несомненно, играют значительную роль в патогенезе заболевания. Об этом, в частности, говорят факты существования чисто психогенного (депривационного) аутизма, который может развиваться, например, у детей-сирот.

    Биологические теории. В группу этих теорий входят генетические концепции, теория нарушения развития мозга, теории, связанные с действием перинатальных факторов, а также нейрохимические и иммунологические концепции. Наиболее распространенной среди них является генетическая теория. В пользу особой роли генетических факторов при раннем детском аутизме свидетельствуют следующие данные: 2—3 % сиблингов детей-аутистов страдают тем же заболеванием, что в 50 раз превышает популяционную частоту раннего детского аутизма; конкордантность по детскому аутизму в парах монозиготных близнецов, по данным разных авторов, колеблется от 36 до 89 %, в то же время в парах дизиготных близнецов она равна 0; риск развития раннего детского аутизма у второго ребенка после рождения первого с аутизмом достигает 8,7 %; у родителей детей аутистов распространенность аутистических симптомов превышает таковую в общей популяции. Несмотря на наличие столь убедительных данных, о существенной роли наследственных факторов в развитии раннего детского аутизма, модус наследования остается неизвестным. Допускается возможность наследования не самого заболевания, а предрасположения к нему. В рамках генетической теории рассматривается и роль Х-ломкой хромосомы, поскольку ранний детский аутизм сочетается с синдромом Х-ломкой хромосомы в 8 % случаев (колебания от 0 до 20 %). Однако существо этой связи еще не вполне ясно [Campbell M., Shay J., 1995].

    Теории, в которых наибольшее значение придается отклонениям в развитии мозговых структур, основаны как на сугубо теоретических представлениях о незрелости мозговых образований, так и на нейроанатомических и компьютерно-томографических наблюдениях последних лет. Если макроскопически мозг больных детей обычно не имеет каких-либо особенностей, то при микроскопии выявляется уменьшение размеров нейронов в гиппокампе, энториальной коре, миндалине, маммилярных телах и в некоторых других отделах мозга, в том числе в мозжечке (уменьшение числа клеток Пуркинье). При рентгеновской компьютерной и магнитно-резонансной томографии были выявлены уменьшение размеров лобных и височных отделов мозга, особенно слева, и расширение внутренних ликворных пространств. Предполагают, что в пренатальном периоде возможны нарушение созревания нейронов, их преждевременная и повышенная гибель, а также нарушения миграции под влиянием генетических или «экзогенных» факторов.

    К патогенетически значимым перинатальным факторам относятся различные негативные воздействия в неонатальном, во время родов и раннем постнатальном периодах. Это — кровотечения у матери во время беременности, употребление ею избыточного количества лекарственных веществ, другие токсические и инфекционные воздействия на плод. К этой группе представлений близко примыкают иммуновирусологические теории. К иммунологическим теориям относят, в частности, предположения о возможном наличии в крови матерей аутоантител (например, к некоторым серотониновым рецепторам, белкам нейрофиламент и др.), нарушающих развитие соответствующих элементов нервной ткани. Из вирусных инфекций наибольшее внимание привлекают к себе вирусы краснухи, простого герпеса, гриппа и цитомегаловирусная инфекция, которые особенно опасны на ранних стадиях развития плода.

    Нейрохимические теории ориентированы на функцию дофаминергической, серотонинергической и опиатной систем мозга. Результаты целого ряда биологических исследований дали основание предполагать, что функция этих систем при раннем детском аутизме повышена. Считают, что с гиперфункцией этих систем могут быть связаны многие клинические проявления (аутизм, стереотипии и др.) заболевания. О правомерности таких предположений свидетельствует успешное применение во многих случаях галоперидола, антидепрессантов и налтрексона.

    Нетрудно заметить, что все перечисленные теории полностью соотносятся с таковыми при шизофрении. Поэтому до сих пор не исключена возможность, что детский аутизм входит в круг эндогенных психических расстройств шизофренического спектра. Необходимо сказать, что на развитие представлений о патогенезе детского аутизма большое влияние оказали работы отечественных детских психиатров по изучению структуры нарушений развития у больных шизофренией детей, так как они отметили ряд вариантов этих нарушений, а именно типы стигматизированного (шизотипического), искаженного (шизоидного) и задержанного развития [Юрьева О. П., 1973]. К ним может быть добавлен и тип асинхронного развития, которое, как правило, сопровождается задержкой развития [Башина В. М., 1970, 1980, 1989]. С нашей точки зрения, синдром детского аутизма Каннера должен рассматриваться в континууме патологии личностного развития: конституциональные шизотипические и шизоидные варианты — промежуточные (синдром раннего аутизма Каннера) состояния — постприступные, шизофренические типы личностных изменений.

    Особое внимание придается асинхронности развития функциональных систем, т. е. дезинтегративному типу развития ЦНС при аутизме [Башина В. М., 1970, 1980, 1989; Козловская Г. В., 1996; Mahler M, 1952; Fish В., 1975, и др.].

    Некоторые авторы считали, что основные проявления раннего детского аутизма могут быть связаны с недоразвитием активирующих систем мозга [Мнухин С. С., Зеленецкая А. Е., Исаев Д. Н, 1967; Каган В. Е., 1981; Bosch L., 1962; Rutter M., 1966; Diatkine A., 1970].

    Имеются также представления о расстройствах адаптационных механизмов у незрелой личности с неустойчивостью и слабостью интеграционных процессов в нервной системе ребенка. Асинхронный характер развития при детском аутизме может иметь общие истоки с явлениями «расщепления» при шизофрении. В связи с незрелостью ЦНС последние при детском аутизме могут иметь иное клиническое выражение. Другими словами, своеобразие классического детского аутизма заключается в том, что в его структуре можно обнаружить и черты общего нарушения развития, и его асинхронность, и нарушения развития эндогенного характера. Именно поэтому детский аутизм занимает промежуточное положение в приведенном выше континууме расстройств.

    www.psychiatry.ru

    Современный взгляд на синдром Каннера: симптомы, диагностика, лечение

    Дети с аутистическим расстройством никак не проявляют любовь, привязанность, эмоции. Они погружены в себя и не любят впускать в свой внутренний мир посторонних. Главная проблема этих детей – новые люди или смена обстановки, что может вызвать сильный стресс.

    Синдром Каннера (ранний детский аутизм) и особенности поведения детей с этим заболеванием различимы уже на первом году жизни, но не все родители вовремя замечают их и обращаются к специалистам слишком поздно, тем самым теряя драгоценное время.

    Точные причины раннего детского аутизма (РДА) не установлены. Отмечена взаимосвязь с генетическими нарушениями и изменениями в работе некоторых участков головного мозга.

    Расстройства аутичного спектра

    Аутизм не медицинский термин. В профессиональных кругах принят термин – расстройство аутичного спектра. За данным термином прячется множество состояний и нарушений.

    У каждого аутиста свое отклонение, требующее индивидуального подхода. Один малыш с аутизмом может быть умственно отсталым, а другого признают лишь странным. До недавнего времени считалось, что основной причиной развития синдрома раннего детского аутизма является сильное нервное потрясение в рамках семьи.

    Зачастую ставился диагноз шизофрения, назначалось медикаментозное лечение, которое никакого отношения к истинному заболеванию не имело. В конце 80-х прошлого века пришло понимание, что такое аутизм и как корректировать данное состояние.

    Аутические детки не совсем больные в классическом смысле. Они обладают иной моделью восприятия окружающего мира, по-другому принимают эмоции и выражают их.

    Особенность такого восприятия возникает из-за дисфункции связей между участками головного мозга, отвечающих за эмоциональную сторону восприятия. Раннее выявление РДА дает возможность помочь специалистам наладить эти связи. Маленькие аутисты по сравнению с обычными детьми могут обладать талантом в узких областях, поскольку остальные области для них закрыты в связи с особенностями развития головного мозга. Они более внимательны и усидчивы.

    Ядерный аутизм

    Синдром Каннера или ранний детский аутизм (РДА), впервые был описан в 1943 году – атипичный вариант заболевания с ядерными расстройствами.

    Особенностью синдрома является быстрое проявление симптоматики, которая заметна уже на первом году жизни. Позже заболевание принимает типичное течение, поэтому проблем при диагностике не возникает.

    Ядерный аутизм Каннера отличается от шизофрении характерным признаком — болезнь начинается с игнорирования людей, при этом у дитя полностью отсутствует контакт с матерью. Постепенно симбиотическое отношение налаживается, устраняется тревожность и развивается коммуникативная связь с другими людьми.

    Причины и патогенез

    Ранний детский аутизм связан со сбоем в генетике и не относится к разряду аномалий развития вследствие душевной травмы или пробелов в воспитании.

    Данная особенность развития и восприятия окружающего мира по статистике встречается у 1 из 88 детей, причем у мальчиков она выражена больше.

    Причины развития и прогресса синдрома раннего детского аутизма кроются в работе головного мозга. В норме человеческий мозг постоянно обрабатывает информацию, поступающую от зрительного, слухового, осязательного анализаторов. Особенность аутистических нарушений состоит в том, что в этом случае отсутствует адекватное восприятие сигналов мозга.

    При синдроме Каннера одни сигналы становятся интенсивными, другие вовсе не работающими.

    При этом нет той нервно-импульсной зависимости, когда сигналы воспринимаются с определенной степенью активности. В результате нарушаются контакты человека с окружающей средой, он реагирует на нее иначе. Существует мнение, что генетическое отклонение обусловлено изменением окружающей среды, в частности воздействием токсинов. Их комбинация называется в качестве основной причины появления аутизма.

    Косвенными факторами-провокаторами раннего аутизма становятся:

    • родовые травмы;
    • внутриутробные и перенесенные нейроинфекции (энцефалит, менингит);
    • дефицитарные состояния;
    • сопутствующие заболевания ЦНС (эпилепсия).
    • Синдром Каннера неопытными врачами часто принимается за раннюю форму шизофрении, в тех случаях, когда ребенок отличается неестественным и необычным поведением, выраженным в замкнутости, зацикленности, монотонности.

      Группа риска

      Аутизм как врожденная аномалия связана с семейным фактором. Риск развития увеличивается:

    • у родителей, имеющих 1 и более детей с расстройством;
    • у идентичных близнецов;
    • у младших братьев и сестер.
    • Потенциальными факторами риска являются пожилой возраст родителей, преждевременные роды и низкий вес новорожденного.

      Общая картина поведения и диагностические критерии

      К общим признакам расстройств аутичного спектра относятся:

    • неспособность к нормальному общению;
    • повторяющееся поведение с целью аутостимуляции;
    • отсутствие воображения.
    • Признаки, которые могут заметить родители, проявляются:

    • в монотонности некоторых движений;
    • в отсутствии эмоционального ответа на эмоцию родителя (иногда эту особенность развития путают с нарушением слуха);
    • в умении четко сфокусироваться на задаче;
    • в нарушении коммуникативности и развитии речи, мутизме – упорном молчании;
    • агрессии при попытке контактировать;
    • в избегании зрительного контакта;
    • в бурной реакции, раздражительности, эмоциональной напряженности при попадании в неизвестную обстановку;
    • в отсутствии понимания угрозы и оценки обстановки, принятых социальных правил.

    Эти симптомы стоит рассматривать в тесной взаимосвязи друг с другом. В целом адекватного стопроцентного метода для диагностики не существует. Поведение рассматривается в совокупности, то есть по одному признаку диагноз не устанавливается.

    Нарушенная коммуникация

    Нарушение коммуникации зависит от тяжести расстройства. В тяжелых случаях малыш совсем не общается с окружающими, не откликается на свое имя. В легких формах ребенок может проявлять коммуникативную способность, но не для установления эмоционального контакта, а для удовлетворения потребностей в пище, уходе, движении. Такие дети не реагируют на появление интересного объекта (животного, самолета и др.).

    Умение просить – важный коммуникативный навык. Его дефицит подозрителен. Типичная реакция аутиста на новых людей – избегание, которое путается с крайней степенью стеснительности.

    Навык установления зрительного контакта особенно важен для диагностики в раннем возрасте. В норме взгляд ребенка проецируется «глаза в глаза». Если взгляд идет мимо глаз, не смотря на попытки привлечь внимание, это поможет диагностировать аутическое расстройство.

    Нормальные дети в 2,5 года должны обладать минимальным словарным запасом, а к 3-м годам уметь говорить предложениями. Аутичные дети произносят сложные фразы, услышанные от взрослых. Это называется отраженная речь, когда ребенок бессмысленно повторяет услышанное.

    С возрастом речь маленьких аутистов становится быстрой, сбивчивой, с перебиванием других говорящих. Многие дети с синдромом Каннера вообще не пользуются речью.

    Монотонное поведение

    Повторяющееся, неестественное поведение часто встречается в рамках расстройств аутичного спектра и выглядит как многократное:

  • кружение вокруг своей оси;
  • движение по одному маршруту;
  • раскачивание.
  • Необходимо отличать естественность от аномалии. Грань проходит там, где движения никак не связаны с ситуацией, возникают спонтанно.

    Диагностировать патологию помогут игрушки. У аутистов наблюдается пристрастие выкладывать детали определенным строем, вне установленного порядка. Детей заинтересует не сама игрушка, а деталь, которую хочется крутить часами. Они замещают воображение и игру монотонными движениями, которые не ведут к должному развитию.

    Перемена обстановки

    Маленькие аутисты не любят и пугаются любых перемен. Путешествие с родителями становится бедствием с чередой истерик для последних.

    Малыш характеризуется стойкими привычками. Родителям рекомендуют заранее готовить свое чадо к путешествию и смене обстановки с помощью наглядных примеров.

    Болезнь нельзя диагностировать по анализу крови, мочи или гормонам. Диагностика с определенной вероятностью проводится с 1,5 лет, а диагноз ставится, исходя из поведенческих особенностей малыша.

    Дифференциация аутических расстройств

    Аутизм классифицируют с учетом механизмов и причин развития патологии. Синдром Каннера и Аспергера — два вида нарушения, которые встречаются чаще иных и имеют свои особенности. В чем их различия?

    Синдром Каннера – собственно аутизм раннего периода. Он проявляется с первых месяцев и характеризуется отказом от контакта с матерью с первых дней жизни. Отличие состоит также в медленном развитии речи, эхолалии. Синдром сопровождается отставанием в интеллектуальном развитии. Навыки самообслуживания и двигательная активность низкие.

    Синдром Аспергера – облегченная форма заболевания, проявляющаяся с 2-3 лет. Контакт с матерью не теряется, наоборот, выражена сильная эмоциональная связь. Речь четкая, грамотная, но спонтанная или нелогичная, а интеллект соответствует возрасту либо преобладает талант. Проблем с навыками самообслуживания не наблюдается.

    Аутизм бывает первичным и вторичным. Повторный аутизм развивается на фоне других расстройств и заболеваний ЦНС, являясь осложнением.

    Правильные действия родителей – залог успешного прогноза

    Разобраться в проблеме детей родителям бывает сложно, поскольку аутические особенности воспринимаются как странности, которые со временем пройдут. Положительной динамики развития можно добиться, обнаружив характерные симптомы к 1 году. Чем раньше начата терапия, тем благоприятнее прогноз.

    При выявленном диагнозе перед родителями встает множество проблем и вопросов по организации жизни семьи и поведения ее членов. В этой ситуации важно быть стрессоустойчивыми, рациональными, организованными.

    В проявлениях РДА есть двигательные нарушения, которые демонстрируют негативизм, отказ, агрессию на себя или внешнюю среду.

    Родители должны научиться минимизировать собственные эмоции, не сталкиваться с глазами ребенка, не усиливать реакции. Необходимо проявлять много терпения и любви, а главное — понять клинику аутизма и научиться у специалистов методикам управления, воспитания и выздоровления такого ребенка.

    Оказание помощи

    В лечении РДА не применяются аппаратные методики или медикаментозная терапия. Начало решения проблемы лежит в поиске грамотного специалиста или курсов по развитию.

    Ошибка родителей — лечить свое сына или дочь медикаментозно, поскольку аутизм не является заболеванием, более того, при неправильной диагностике и психотропной терапии результаты могут оказаться плачевными. Поскольку одной причины аутизм не имеет, его лечение проводится в 2-х направлениях:

  • устранение симптоматики;
  • улучшение контакта с внешним миром.
  • Прежде чем задумываться о таблетках и стимуляторах, необходимо пройти тест на дефицит питательных веществ. Устранение дефицитарных состояний – это приведение организма в физиологическую норму, без которой организм не может полноценно развиваться.

    При выявлении скрытых патологий, вызвавших сбой, также необходимо обратиться к профильным специалистам для их коррекции.

    Домашняя терапия

    Домашнее лечение предусматривает поддержание или восстановление способностей по самостоятельному уходу, осуществлению гигиенических мер.

    Поддержание жизнеспособности ребенка занимает ключевое место. В силах родителей наладить правильное физиологическое питание.

    Особенно чувствительны дети-аутисты к молочным белкам и продуктам, содержащим глютен. К

    • ржаные, пшеничные, ячменные, овсяные изделия, в том числе сладости, печенье, хлопья;
    • молоко и молочные продукты, в том числе сливочное масло, мороженое, животные жиры.
    • Рацион составляют бобовые, рис, кукуруза, греча, орехи, грибы, растительные масла и продукты. Мучные сладости заменяются на сладкие фрукты, разрешаются какао продукты, шоколад.

      Поступая в организм глютен и казеин вызывают повышенную возбудимость, усиливают симптоматику, приводят к зависимости, что аутистам со стойкими привычками противопоказано. На безглютеновой диете состояние деток улучшается уже через несколько дней.

      Профессиональная помощь

      В плане психотерапевтической помощи к работе привлекаются семейный врач, детский психиатр, центры коррекции, педагог на дому.

      Методика коррекции разрабатывается совместно с родителями, исходя из особенностей маленького пациента и выраженности симптомов. В ходе терапии важно вести дневник наблюдений и отмечать реакции ребенка на новые события, физические показатели и раздражители.

      Существуют рекомендации в отношении игровых методик для развития аутичных детей:

    • игры должны быть простые и доступные с тенденцией к усложнению, но выполнимой задачей;
    • занятия должны быть приближенными к признакам поведения, актуальны куклы с закрытыми глазами, упражнения телесно-ориентированного пространства;
    • для игр используются простые, не яркие предметы – камешки, пластилин, шары, песок, бумага, вода, ткань.
    • Вовлечение в игру происходит поэтапно. Сначала на уровне предметов для игры, чтобы привлечь внимание к процессу, затем переходя к инструментам, при помощи которых осуществляется действие (совок, лопатка, емкость, ключ). На третьем уровне дети учатся сложным совокупным процессам – собирает конструкцию из кубиков, цветную пирамиду.

      Дети-аутисты – особенные, но они способны посещать детский сад, а затем учиться в школе. Все зависит от своевременно поставленного диагноза и раннего развития ребенка. Чтобы добиться социальной адаптации нужно долго заниматься. Это должен быть совместный и ежедневный альянс специалистов и родителей.

      neurodoc.ru