Что такое депрессия st сердца

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Российский кардиологический научно-производственный комплекс» Министерства здравоохранения Российской Федерации

Все о кардиоцентре

Лечебный процесс

Научная работа

Текущая информация

Этот раздел сайта устарел, переходите на новый сайт

Холтеровское мониторирование.

Холтеровское мониторирование – основной метод исследования сердечно-сосудистой системы в условиях обычной жизнедеятельности пациента. ОНМД располагает различными отечественными и зарубежными системами холтеровского мониторирования.

Среди зарубежных аппаратов наиболее используемой являются холтеровские мониторы фирмы «Шиллер» (Швейцария), позволяющие быстро получать точные заключения об изменениях сегмента ST и нарушениях ритма.

«Ишемические изменения тренда ST»

«Данные о нарушениях ритма»

В течение многих лет в Отделе разрабатываются диагностические алгоритмы анализа ритма сердца и ишемических изменений миокарда. Эти алгоритмы реализованы в отечественных системах холтеровского и бифункционального мониторирования (фирма ДМС Передовые Технологии) и активно используются в научной и практической деятельности. Использование этих алгоритмов позволяет точно оценивать ритмическую деятельность сердца, безошибочно выявлять нарушения ритма и проводимости, диагностировать ишемические изменения ЭКГ и оценивать длительность электрической систолы, что важно для прогноза заболевания и оценки эффективности лечения.

Оригинальные методы выявления ишемии. В автоматическом и диалоговом режимах оценивается не только смещения и наклон ST, но и изменения всей конечной части желудочкового комплекса, что увеличивает точность выявления ишемических изменений ЭКГ и позволяет проводить их дифференциацию с изменения ЭКГ при артериальной гипертонии. Особенно эффективно использование этой оценки при бифункциональном мониторировании.

Ритмозависимые изменения ST у больного артериальной гипертонией

Постоянная ритмонезависимая депрессия ST у больного артериальной гипертонией

«Депрессия сегмента ST во время подъема АД – синдром напряжения миокарда левого желудочка»

«”Немая” депрессия ST в ранние утренние часы у больного ИБС»

Новые методы анализа вариабельности ритма сердца позволяют уточнять динамику общефункционального состояния пациента. Использование анализа ВРС при бифункциональном мониторировании ЭКГ и АД позволяет более точно оценивать эффективность антигипертензивной терапии.

Нормальная вариабельность ритма при положительной динамике АД в результате лечения у больного АГ

Сниженная вариабельность ритма при чрезмерном снижении АД у больного АГ


Исследование динамики длительности интервала QT уточняет прогноз заболевания у больных ИБС. Удлиненный интервал QT может быть предвестником аритмий, угрожающих жизни больного. На длину QT у больных ИБС в сочетании с сахарным диабетом влияет уровень гликемии.

www.cardioweb.ru

Состояние сердечно-сосудистой системы у женщин с депрессией ST и метаболическим синдромом

Особенности структурно-функционального состояния сердечно-сосудистой системы у женщин с ишемической депрессией сегмента ST при наличии у них метаболического синдрома

Наблюдающийся в последние десятилетия рост заболеваемости и смертности от сердечно-сосудистой патологии среди женщин послужил причиной пристального внимания к этой проблеме и потребовал изучения особенностей ИБС с учетом существующих половых различий. Анализ предшествующих исследований по проблеме ИБС у женщин выявил, что вклад и значимость факторов риска развития ИБС у представителей обоих полов не одинаков. Ряд исследователей отмечает более серьезную значимость для женщин гипертриглицеролемии, снижения уровня ХС ЛПВП, ожирения, гиподинамии. P. Douglas, G. Ginsburg факторы риска ранжируют на три группы:

  1. большие факторы риска (СД, постменопауза),
  2. промежуточные (дислипидемия, в частности снижение уровня ХС ЛПВП, гипертриглицеролемия, АГ, курение) и
  3. малые (гиподинамия, ожирение, наследственность, возраст).

Независимым фактором риска сердечно-сосудистых осложнений у женщин является избыточная масса тела.

Результаты Фремингемского исследования свидетельствуют, что масса тела у женщин имеет статистически достоверную связь с развитием инфаркта миокарда, инсульта, сердечной недостаточности, а также с уровнем сердечно-сосудистой смертности. В исследовании The Nurses Health Study (NHS, 116000 женщин, 14 лет наблюдения) у медицинских сестер в Англии, не имевших на момент включения сердечно-сосудистых заболеваний, выявлена взаимосвязь между индексом массы тела (ИМТ) и ИБС: коронарный риск в 3 раза выше при ИМТ более 29 по сравнению с ИМТ менее 21. Ожирение тесно связано с другими факторами риска: СД, АГ. Определенное значение имеет тип распределения жировой клетчатки в теле: андроидный (мужской) тип ожирения — фактор риска ИБС, не зависящий от возраста. В предменопаузальном периоде перераспределение жировой ткани связано с повышением уровня андрогенов, что ведет к активации липопротеинлипазы жировой ткани преимущественно абдоминальной области из-за увеличения чувствительности адипоцитов к тестостерону. Дефицит эстрогенов способствует повышению периферического сопротивления сосудов, снижению синтеза оксида азота и простациклина, изменению системы гемостаза, развитию нарушений метаболизма углеводов (развитие инсулинорезистентности) и жиров (формирование андроидного типа распределения жировой ткани), изменению липидного спектра крови (повышение уровня общего холестерола, его атерогенных фракций, триглицерола; снижение содержания антиатерогенной фракции ЛПВП), которые ведут к значительному повышению риска развития ишемической болезни сердца.

В проведенное нами исследование были включены 45 женщин, у которых по данным суточного мониторирования ЭКГ выявлены эпизоды диагностически значимой депрессии сегмента ST. Основную группу (больные с метаболическим синдромом) составили 25 женщин, у которых выявлен метаболический синдром, группу сравнения (больные без метаболического синдрома) — 20 пациенток, у которых метаболический синдром не обнаружен. Все женщины не имели на момент проведения исследования гинекологических заболеваний. Достоверных различий между группами пациенток по возрастному составу, показателям репродуктивной и менструальной функции, наличию других (наследственность, курение) факторов риска развития ИБС, проводимой терапии не отмечено.

Всем женщинам выполнено суточное мониторирование ЭКГ, эхокардиография, функциональный тест с дозированной физической нагрузкой (велоэргометрическая проба, ВЭП). Части пациентов проведена однофотонная эмиссионная компьютерная томография миокарда (ОФЭКТ) с использованием в качестве радиофармпрепарата (РФП) 99mТс-метоксиизобутил изонитрила (99mТс-МИБИ) с периодом полувыведения из миокарда 7 часов. Однофотонная эмиссионная компьютерная томография миокарда миокарда проводилась по двухдневному протоколу в последовательности:

  • проба в покое (REST);
  • исследование в сочетании со стресс-тестом (STRESS).
  • В качестве нагрузочного теста использовалась фармакологическая проба с внутривенным введением в течение 4 минут раствора дипиридамола в дозе 0,142 мг/кг/мин. Скрининг коронарного кальция выполнялся при проведении мультиспиральной компьютерной томографии.

    Согласно результатам суточного мониторирования ЭКГ средние, минимальные, максимальные показатели ЧСС в дневное и ночное время, за сутки достоверно не отличались в группах исследования. Удельный вес лиц со спонтанными эпизодами депрессии сегмента ST, не связанными с воздействием провоцирующего фактора, составил в основной группе 56% (14) женщин, что больше показателя в группе сравнения (25% (5) женщин, p 2 ), индекс относительной толщины стенок левого желудочка в диастолу (ИОТС). По сочетанию показателей индекса массы миокарда левого желудочка и индекса относительной толщины стенок левого желудочка в диастолу установлен тип ремоделирования левого желудочка. Гипертрофия миокарда и нарушения геометрической модели левого желудочка выявлены во всех группах наблюдения.

    В основной группе доля лиц с эксцентрической гипертрофией левого желудочка была достоверно больше (рис. 4).

    При проведении доплерэхокардиографии в импульсном режиме с измерением пиковых скоростей трансмитрального кровотока выполнен анализ диастолической функции левого желудочка у женщин с метаболическим синдромом. По сравнению с показателями пациенток группы сравнения в основной группе установлено уменьшение скорости потока периода раннего наполнения (пик Е), увеличение скорости потока позднего наполнения (пик А) и уменьшение отношения Е/А трансмитрального кровотока, свидетельствующее о диастолической дисфункции миокарда левого желудочка.

    Однофотонная эмиссионная компьютерная томография миокарда для верификации ишемии, выявления локализации зон с ограниченным коронарным кровотоком и степени нарушения перфузии выполнена 15 женщинам основной группы и 10 пациентам группы сравнения. Дефекты перфузии обнаружены у всех женщин. Анализ величины дефекта перфузии (ВДП) — в виде процента исключенной области от общего размера миокарда левого желудочка — и локализации его по регионам кровоснабжения коронарных артерий представлен в табл. 4. У женщин с метаболическим синдромом величина дефекта перфузии с накоплением радиофармпрепарата менее 50% в регионе кровоснабжения правой коронарной артерии (30,6 ± 5,4%) и суммарное значение ВДП (21,6 ± 3,7%) были больше, проведение нагрузочной фармакологической пробы чаще (83% (10) женщин) провоцировало ухудшение перфузии миокарда по сравнению с аналогичными показателями у пациентов без метаболического синдрома (соответствующие показатели: ВДПRCA 15,4 ± 3,6% ВДПсуммарное значение 9,5 ± 2,1%, 30% (3) женщин). Введение дипиридамола женщинам основной группы провоцировало достоверный рост суммарного значения величины дефекта перфузии по сравнению с показателем при исследовании в покое (21,6 ± 3,7%, 38,7 ± 9,5%, p < 0,05) (табл. 4).

    У женщин основной группы показатель кальциевого индекса, рассчитанный по методике A. S. Agatston (AJ-130), составил 39 (19;46), по методике Volume-130 — 40 (39;54) и был достоверно выше показателей у пациентов группы сравнения (AJ-130 — 8 (7;19), Volume-130 — 6 (4;30)) (рис. 5). При оценке процентильного распределения в зависимости от пола и возраста в основной группе кальциевый индекс был выше границы нормальных показателей, определяемых значением 75-й процентили.

    • Для женщин с ишемическим смещением сегмента ST при наличии метаболического синдрома характерно усугубление ишемии (достоверно больше количество эпизодов и суммарная длительность ишемии за сутки, выявленные методом суточного мониторирования ЭКГ; больше величина дефекта перфузии миокарда по данным однофотонной эмиссионной компьютерной томографии миокарда).
    • Снижение толерантности к физической нагрузке у женщин с метаболическим синдромом является причиной увеличения доли «сомнительных» тестов в структуре результатов исследования и обосновывает необходимость внедрения дополнительных диагностических технологий.
    • Выявленное у женщин с метаболическим синдромом нарушение геометрической модели левого желудочка с развитием эксцентрической гипертрофии миокарда, сопровождающееся диастолической дисфункцией, является, согласно литературным данным, прогностически неблагоприятным фактором в отношении развития коронарных событий, в том числе жизнеугрожающих нарушений ритма, что подтверждают полученные нами результаты о преобладании у данной категории пациентов более сложных нарушений ритма (пробежек наджелудочковой и желудочковой тахикардии, аллоритмий).
    • Дипиридамол-индуцированное ухудшение перфузии миокарда с развитием «синдрома межкоронарного обкрадывания» и достоверно более высокие значения кальциевого индекса свидетельствуют об атеросклеротическом поражении коронарных артерий у женщин с метаболическим синдромом.

    ________________
    Вы читаете тему:
    Метаболический синдром: ранняя диагностика ишемической болезни сердца, особенности безболевой ишемии и инфаркта миокарда (Митьковская Н. П., Григоренко Е. А., Патеюк И. В., Статкевич Т. В. Белорусский государственный медицинский университет. «Медицинская панорама» № 9, октябрь 2009)

    www.plaintest.com

    Достаточны ли для постановки диагноза ишемической болезни сердца положительный нагрузочный тест, наличие основных факторов риска у мужчины с кардиалогией?

    Для цитирования: Лупанов В.Л., Алексеева И.А., Наумов В.Г. Достаточны ли для постановки диагноза ишемической болезни сердца положительный нагрузочный тест, наличие основных факторов риска у мужчины с кардиалогией? // РМЖ. 2004. №9. С. 543

    Вповседневной практике врач–кардиолог постоянно сталкивается с необходимостью правильной постановки или исключения диагноза ишемической болезни сердца (ИБС) у различных категорий больных. Клиническое исследование остается важным этапом в обследовании пациента с болью в грудной клетке, позволяющем врачу установить наличие ИБС с большой вероятностью.

    Диагностика ИБС при типичном течении процесса не составляет особого труда, поскольку тщательно собранный анамнез, внимательное физикальное обследование и критический анализ полученных данных позволяют диагностировать ИБС более чем в 75% случаев, а весь мощнейший инструментальный потенциал направлен на выявление заболевания лишь у 25% пациентов, у которых его течение не ук- ладывается в классические каноны [1]. Врачу важно получить четкое описание болевого синдрома в грудной клетке, выявить наиболее ха- рактерные обстоятельства, при которых возникает типичная для па- циента боль, определить ее локализацию, возможную иррадиацию, продолжительность, особенность купирования боли, определить вли- яние на нее внешних факторов.
    После сбора анамнестических данных, оценки жалоб больного, определения возможных факторов риска необходимо провести инст- рументальное обследование и правильно оценить полученные ре- зультаты. При типичной клинической картине заболевания и наличии «ишемических» изменений ЭКГ при нагрузочной пробе диагноз ИБС не вызывает сомнения и нет необходимости применения нагрузочной или фармакологической пробы с использованием ультразвукового исследования (стресс–эхокардиография) либо радиоизотопного ис- следования на гамма–камере (сцинтиграфия миокарда с таллием).
    Однако у некоторых больных с подозрением на ИБС и наличием фа- кторов риска даже проведение нагрузочной пробы и суточного Хол- теровского мониторирования ЭКГ не всегда позволяет окончательно установить диагноз, поэтому приходится прибегать к более сложным инструментальным методам стресс–визуализации миокарда и даже к коронароангиографическому обследованию.
    В статье приводится случай из практики, иллюстрирующий диаг- ностические этапы обследования и последующие выводы, позволившие исключить диагноз ИБС у мужчины с кардиалгией, артериальной гипертонией, гиперхолестеринемией и формальными признаками «ишемии миокарда» при нагрузочном тесте.
    Больной С., 46 лет, работающий инженером, поступил в отдел атеросклероза Института клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова в марте 2004 г. с жалобами на боли в грудной клетке. Боли носили нетипичный для стенокардии характер: хотя они и локализовались в левой половине грудной клетки, однако были длительными, ноющими, не были связаны с физической нагрузкой, чаще возникали при волнении, подъемах АД, не купировались приемом нитроглицерина, проходили самостоятельно.
    Из анамнеза известно, что в течение 2–х лет пациент отмечал подъемы АД до 170/100–180/110 мм рт.ст., при «рабочем» АД 140/90 мм рт.ст. Регулярной гипотензивной терапии не получал. Ноющие боли в грудной клетке отмечает около 1 года. Наследственность по ИБС отягощена: отец пациента умер в возрасте 42 лет от «острой коронарной недостаточности».
    Впервые по поводу усиления болей в грудной клетке пациент обратился к кардиологу за 1 неделю до госпитализации в кардиоцентр.
    При регистрации ЭКГ в покое «ишемических» изменений не отмечалось, имелись признаки неполной блокады левой ножки пучка Гиса и подозрения на рубцовые изменения миокарда передне–перегородоч- ной локализации (рис. 1). При проведении амбулаторно в феврале 2004 г. нагрузочного теста на тредмиле впервые выявлены признаки «безболевой ишемии миокарда» в виде горизонтальной депрессии сег- мента ST в отведениях II, III, aVF, V5–V6 до 1,5 мм при высокой пере- носимости физической нагрузки. Анализы крови и мочи были в преде- лах нормы, однако отмечался повышенный уровень липидов (холестерин – 6,78 ммоль/л, триглицериды – 3,17 ммоль/л). Поступил в кардиоцентр для уточнения диагноза и определения дальнейшей тактики лечения.
    При поступлении общее состояние удовлетворительное. Рост – 172 см, вес – 93 кг. В легких везикулярное дыхание, хрипы не выслушиваются. Тоны сердца ритмичные, шумы не выслушиваются. ЧСС – 82 в минуту, АД = 140/100 мм рт.ст. Признаков сердечной недостаточности нет.
    Общий анализ крови: гемоглобин –16,3 г/дл, эритроциты – 5,83 млн., лейкоциты – 8,6 тыс., тромбоциты – 345 тыс., СОЭ – 2 мм/ч, формула крови не изменена. В биохимическом анализе крови: АСТ – 15 Ед/л, АЛТ – 27 Ед/л, холестерин – 6,5 ммоль/л, триглицериды – 2,8 ммоль/л, (холестерин – 1,2 ммоль/л – гиперлипидемия II Б типа), липопротеин (а) – 6,2 мг/дл, глюкоза – 4,75 ммоль/л, общий билирубин – 17 мкмоль/л, об- щий белок – 74 г/л, креатинин – 98,2 мкмоль/л. Общий анализ мочи, анализ мочи по Нечипоренко и по Зимницкому без особенностей. При рентгенографии органов грудной клетки патологии не выявлено. При рентгенографии шейного и грудного отделов позвоночника отмечены признаки остеохондроза.
    На ЭКГ, снятой в покое, на фоне синусового ритма с ЧСС 56 в минуту не исключались рубцовые изменения передне–перегородочной локализации (отсутствие зубца R в отведениях V1–V2). Регистрировались также признаки неполной блокады левой ножки пучка Гиса, для которой характерно уширение комплекса QRS до 0,11, подъем сегмента ST на 1 мм (в отведениях V1–V3), снижение или исчезновение R в правых грудных отведениях (рис. 1).
    При суточном мониторировании ЭКГ регистрировался синусовый ритм с ЧСС от 51 (во время сна) до 132 (быстрая ходьба), в среднем ЧСС равнялась 73 уд/мин. Достоверной динамики сегмента SТ не отмечено.
    При ЭХО–КГ – границы сердца в пределах нормы, зон нарушенной локальной сократимости не выявлено, данных за гипертрофию сердечной мышцы, клапанный порок сердца не получено. Левое пред- сердие не увеличено – 3,7 см. Полость левого желудочка не расширена: КДР – 4,9 см, КСР – 2,5 см. Сократимость миокарда удовлетво- рительная, ФВ – 60%. Толщина стенок миокарда в пределах нормы: межжелудочковой перегородки – 1,0 см, задней стенки левого желу- дочка – 1,1 см; размеры правого желудочка в норме – 2,6 см. Началь- ные признаки диастолической функции миокарда левого желудочка.
    При проведении дуплексного сканирования экстракраниального отдела брахиоцефальных артерий, а также артерий нижних конечностей данных за атеросклеротическое поражение сосудов не получено.
    При проведении в марте 2004 г. в стационаре тредмил–теста по протоколу Брюса (на комплексе Centra фирмы «Marquette», США) на высоте нагрузки (скорость дорожки 3,4 мили/час (5,5 км/час), угол подъема дорожки 14%), были выявлены признаки «безболевой ишемии миокарда» в виде горизонтальной депрессии сегмента ST в отведениях II, III, aVF, V5–V6 до 2 мм при ЧСС 144 удара в минуту (рис. 2). При этом одышки, болей в грудной клетке, нарушений ритма сердца не было. Максимальное АД на высоте нагрузки 200/110 мм рт.ст.
    Толерантность к физической нагрузке высокая – объем работы со- ставил 9 метаболических единиц (около 1000 кгм/мин). При подсчете по данным тредмил–теста прогностического индекса Дюка – показателя, комбинирующего информацию, полученную при нагрузочном тестировании (продолжительность нагрузки, отклонение сегмента ST, наличие и выраженность стенокардии) – его величина равнялась +2, что соответствует умеренному риску (предполагаемая ежегодная смертность равняется от 1 до 3%).
    При суточном Холтеровском мониторировании ЭКГ (на аппарате Astrocard фирмы «Медитек», Россия) в ходе исследования достоверной ишемической динамики ST–T не выявлено, максимальная ЧСС – 125 в минуту. Среднесуточные показатели вариабельности ритма сердца были в пределах возрастной нормы (показатель SDNN – стандартное отклонение от средней длительности всех синусовых интервалов R–R, составил 154 мс); достоверных колебаний показателя в течение суток не отмечено.
    При суточном мониторировании АД в дневные часы максимальное АД равнялось 161/106 мм рт.ст., наименьшее АД = 128/78 мм рт.ст., среднее АД в дневные часы – 137/92 мм рт. ст. В ночные часы – максимальное АД равнялось 153/79 мм рт.ст., минимальное АД – 112/68 мм рт.ст., среднее – 131/73 мм рт.ст.
    В ходе обследования не было получено данных за симптоматический характер артериальной гипертонии (отсутствие поражения почек, крупных сосудов, эндокринной патологии и др.); у больного установлена гипертоническая болезнь.
    Учитывая молодой возраст, наличие болевого синдрома, изменений на ЭКГ в покое, «ишемических» изменений ЭКГ при нагрузочном тесте, а также основных факторов риска ИБС – гиперлипидемии, артериальной гипертонии, избыточного веса (индекс массы тела Кетле = 31), неблагоприятную наследственность по ИБС – для уточнения диагноза и определения дальнейшей тактики лечения больному была выполнена диагностическая коронароангиография (профессор Самко А.Н.). При коронарографии определялся правый тип коронарного кровоснабжения. Ствол левой коронарной артерии не изменен.
    Передняя нисходящая артерия в средней трети извита, без значимых сужений, огибающая и правая коронарные артерии с ровными конту- рами без стенотических изменений. При вентрикулографии наруше- ний локальной и глобальной сократимости миокарда не получено, ФВ – 64%.

    Учитывая наличие интактных коронарных артерий, а также то, что болевой синдром в грудной клетке носил характер кардиалгий, диагноз ИБС был исключен.
    «Ишемические» изменения ЭКГ при нагрузке, по–видимому, можно отнести к ложноположительным у пациента с гипертонической болезнью и ЭКГ–признаками нарушения внутрижелудочковой проводимости. Нарушения реполяризации при блокадах ножек могут служить причиной изменений интервала ST–T при выполнении нагрузки, однако в нашем случае отсутствует зависимая от ЧСС блокада левой ножки пучка Гиса. С другой стороны, при артериальной гипертонии нагрузка провоцирует выраженную гипертензивную реакцию, сопровождающуюся уменьшением субэндокардиальной перфузии и последующим нарушением процесса реполяризации левого желудочка; в результате этого часто регистрируются снижения сегмента ST, сходные с таковыми при коронарной недостаточности.
    Учитывая гипертоническую болезнь, пациенту рекомендован прием селективного b–блокатора бисопролола в дозе 10 мг/сут., пе- риодический прием мочегонного препарата – гипотиазида 50 мг утром натощак 1–2 раза в неделю. Кроме того, в связи с нарушением липидного обмена рекомендованы диета с ограничением приема жиров животного происхождения, поваренной соли и постоянный прием гиполипидемического препарата из группы статинов – симвастатин 20–40 мг ежедневно, под контролем уровня холестерина, триглицеридов, а также уровня трансаминаз крови.
    Пациент был консультирован невропатологом; в связи с кардиалгией, связанной с остеохондрозом позвоночника, рекомендован прием препарата целекоксиб (нестероидный препарат с противовоспали- тельным и обезболивающим действием).
    Больной выписан в удовлетворительном состоянии, болевой синдром в грудной клетке значительно уменьшился, АД стабилизировалось на цифрах 120–130/80 мм рт.ст. Больной взят на амбулаторное наблюдение, рекомендовано продолжить «агрессивное» влияние на факторы риска ИБС.
    Диагноз при выписке: гипертоническая болезнь II ст., Гиперлипидемия IIБ типа. Остеохондроз шейного и грудного отделов позвоночника, кардиалгия.
    Обсуждение
    Нагрузочное тестирование у больных с кардиалгией – это хорошо изученная общепринятая методика, которая за несколько десятилетий получила широкое распространение в клинической практике. Интерпретация результата нагрузочного теста включает в себя оценку нескольких параметров: субъективных симптомов, мощности и объема выполненной работы, гемодинамических реакций (изменения АД и ЧСС) и изменений ЭКГ. Наиболее значимыми ЭКГ–изменениями являются ишемическая депрессия и/или элевация сегмента ST более 1 мм в сочетании с болевым синдромом [2].
    Диагностическая ценность нагрузочной пробы определяется ее чувствительностью (способностью метода давать наименьшее число ложноотрицательных результатов) и специфичностью (способность метода давать меньшее число ложноположительных результатов), что зависит от интенсивности нагрузки и критериев оценки изменений ЭКГ при нагрузке. Чем выше специфичность пробы, тем лучше она определяет истинно отрицательные результаты и дает меньшее число ложноположительных. Необходимо также знать вероятность наличия заболевания у лиц с положительным тестом или возможность развития заболевания (ИБС) с отрицательным ответом (т.е. прогностическую значимость). Прогностическая значимость и сами результаты применения нагрузочного теста зависят от распространенности заболевания (высокой или низкой) в конкретной группе населения.
    Причинами депрессии сегмента ST и других нарушений реполяризации (помимо ишемии миокарда) могут быть: синдром преждевременного возбуждения желудочков; синдром ранней реполяризации желудочков; влияние симпатической нервной системы; прием психотропных препаратов, антиаритмических препаратов; дигиталиса; электролитные нарушения; гипервентиляция; гипертензия; гипертрофия ЛЖ; дисфункция ЛЖ; нарушения проводимости; постуральные изменения; тахиаритмии [3].
    Проба с физической нагрузкой позволяет получить значительно больше полезной информации по сравнению с клиническими данными лишь в группах больных с типичной и вероятной стенокардией, особенно у мужчин. Наличие неспецифических изменений на ЭКГ в покое (как в нашем случае) повышает вероятность получения ложноположительных результатов нагрузочной пробы.
    Под ложноположительным результатом понимают появление на ЭКГ признаков ишемии миокарда во время или после пробы с физической нагрузкой при неизмененных по данным коронарографии венечных артериях сердца. При этом необходимо учитывать тот факт, что под ложноположительной пробой понимают не ошибочную трактовку заключения, а клиническую ситуацию, при которой имеются формальные признаки «ишемии миокарда». Несоответствие заключения истинному состоянию коронарного кровотока может быть выявлено только при коронарной ангиографии.
    Возможность получения ложноположительных результатов нагрузочного тестирования связана с тем, что выявление депрессии сегмента ST не патогномонично для коронарной недостаточности и свидетельствует лишь о метаболических изменениях миокарда как коронарогенного, так и некоронарогенного генеза [4].
    Ложноположительные результаты нагрузочной пробы могут быть связаны с относительной или функциональной недостаточностью сердечного выброса (например, при гипертрофии левого желудочка, митральном стенозе); с нарушениями электролитного обмена (прием диуретиков); гормональными нарушениями (гиперфункция симпато–адреналовой системы, прием эстрогенов); нарушениями транспорта кислорода (различные гипоксии); недостатком или блокированием гемоглобина (при тяжелых анемиях, увеличении уровня карбоксигемоглобина); с приемом различных лекарственных препаратов (дигиталис, хинидин, резерпин и др.); физическими перегрузками, курением или даже приемом пищи перед исследованием.
    Ложноположительные пробы могут встречаться при пролапсе митрального клапана, кардиомиопатиях, идиопатическом гипертро- фическом субаортальном стенозе, при изменениях на ЭКГ в покое (синдроме Вольфа–Паркинсона–Уайта, укорочении интервала PQ, блокадах ветвей пучка Гиса) [4].
    У нашего пациента на ЭКГ регистрировались признаки неполной блокады левой ножки пучка Гиса, имелась лабильная артериальная гипертония – как возможные причины ложноположительных результатов нагрузочных проб.
    Болевой синдром в грудной клетке у пациента носил нетипичный для ИБС характер. Отсутствие типичной стенокардии при нормальной коронарограмме, даже при положительном результате нагрузочного теста, позволило исключить синдром Х (микроваскулярную стено- кардию). Этот синдром развивается в отсутствие значимого стенози- рующего поражения крупных коронарных артерий по результатам ко- ронарографии и без признаков их вазоспазма. Общим нарушением для большинства больных с синдромом Х является дефектная эндо- телий–зависимая вазодилатация мелких миокардиальных артериол. У пациента в ходе обследования и по данным ЭХО–КГ были исключены: гипертрофическая кардиомиопатия, пролапс митрального клапана, аортальный стеноз, то есть заболевания, часто сопровождающиеся болями в области сердца. Кроме того, известно, что если боль носит кратковременный, колющий характер, либо ее продолжительность не превышает 30 секунд, вероятность, что ее происхождение обусловлено ишемией миокарда, очень мала [5]. Ишемическая болезнь проявляется чаще на фоне физической нагрузки или эмоционального стресса. Болевой синдром в грудной клетке у пациента имел характер кардиалгий на фоне остеохондроза позвоночника.
    Данный клинический случай демонстрирует гипердиагностику ИБС у молодого мужчины при наличии основных факторов риска и «ишемических» изменений сегмента ST при нагрузочном тесте. Тем не менее полностью исключить наличие у пациента атипичной ИБС (до- клинический период) и возможность появления в будущем коронарного атеросклероза позволит только длительное наблюдение с проведением повторных обследований, в том числе и коронарографии. С этим связаны и меры по вторичной профилактике ИБС у пациента (со- блюдение диеты, физическая активность, влияние на факторы риска, прием гиполипидемических (статинов) и гипотензивных препаратов). Считается, что оценка ЭКГ покоя и проведение нагрузочного те- стирования оправданы лишь при изменении клинической картины за- болевания или при назначении новых лекарственных средств, т.к. польза рутинной периодической записи ЭКГ и регулярного нагрузочного тестирования, которые не обоснованы клиническими и физикальными данными, не доказана. Однако в нашем случае мы рекомендовали больному проведение повторного тестирования на тредмиле 1 раз в 6 мес., учитывая умеренный (промежуточный) уровень расчетного прогностического риска.

    Литература
    1. Беленков Ю.Н. Неинвазивные методы диагностики ишемической бо-
    лезни сердца. Кардиология 1996; №1: 4–11.
    2. Gibbons R.G., Balady G.J., Beasley J.W., et al. ACC/AHA guidelines for
    exercise testing: executive summary. A report of the American College
    of Cardiology/ American Heart Association Task Force on Practice
    Guidelines (Committee on Exercise Testing). Circulation 1997; 96:
    345–54.
    3. Лупанов В.П. Функциональные нагрузочные пробы в диагностике
    ИБС. Сердце, 2002, том 1 , № 6, 294–305.
    4. Аронов Д.М., Лупанов В.П.. Функциональные пробы в кардиологии.
    Москва, «МЕДпресс–информ» 2003 , 2–е изд, с.148–156.
    5. Сумароков А.Б. Дифференциальный диагноз болей в грудной клет-
    ке. Атмосфера. Кардиология, 2003, № 2, с.17–19.

    Зачем нужно создавать новые тромболитические препараты?

    www.rmj.ru