Что такое простая форма шизофрении

Симптомы и лечение простой формы шизофрении

Простая форма шизофрении – психическое расстройство, которое характеризуется наличием негативной патологической симптоматики. Развивается недуг медленно, поэтапно в подростковом или юношеском возрасте. Особенности развития расстройства не позволяют близким больного увидеть его первые симптомы. Иногда наличие патологии становится заметным спустя пару лет от начала формирования патологии.

Неявное течение болезни не позволяет установить четкие границы ремиссии. История изучения болезни содержит ряд теорий относительно ее существования. К. Ясперс и К. Леонард отрицали существование простой шизофрении и рассматривали эту патологию как проявление гебефренной шизофрении.

Вместе с тем, в современной психиатрии данный недуг описан в МКБ-10, где ему присвоен код F21.5. Отмечается, что носители данного вида расстройства требуют постороннего ухода, так как утрачивают способность выполнять ежедневные бытовые обязанности: мыться, следить за одеждой, готовить пищу. Кроме того, они не способны на профессиональную деятельность.

Особенности простой шизофрении

В целом простая форма шизофрении характеризуется изменениями в эмоциональной сфере и мышлении. Развитие болезни происходит постепенно. Послушные, усердные, вежливые подростки с течением времени становятся грубыми, пассивными, отказываются от общения, перестают ходить в школу, начинают бродяжничать, пренебрегают правилами личной гигиены, теряют интерес к любым видам деятельности.

Продуктивная активная деятельность сменяется размышлениями о смысле жизни, мироздания. Больных начинает интересовать история, философия, лингвистика и другие теоретические науки. В психиатрии эти проявления получили названия симптомы метафизической интоксикации. Если больные и делают что-то, то выполняют все автоматически. С течением времени они теряют способность к осваиванию нового материала, новых навыков, при этом сохраняют прежние знания и умения.

Под влиянием расстройства меняется речь, ее содержание: голос становится монотонным, мимика теряет выразительность, появляются неологизмы, замысловатость высказываний. В разговоре обращают на себя внимание такие симптомы болезни, как «соскальзывание» с темы, обрыв фраз. Больные могут часами лежать в постели и поддаваться рассуждениям. Постепенно они становятся полностью безразличными к родным, теряют интерес к семье, близким, иногда проявляют к ним ненависть и враждебность.

Продуктивная симптоматика – бред, галлюцинации, развивается редко, но в зависимости от особенностей течения расстройства она может и проявиться. Если это и происходит, то только в момент дебюта расстройства. Характерными проявлениями считаются нестойкие бредовые идеи особого значения, преследования, «оклики». В исключительных случаях история болезни может быть дополнена аффективными или кататоническими нарушениями.

В зависимости от развития патологии возможно растормаживание примитивных влечений: у больных развивается булимия, неуемная тяга к сексуальному удовлетворению, которое достигается при помощи онанирования. Лечение таких больных приносит результат, в том случае, если заболевание не запущено и не произошло формирования устойчивого шизофренического дефекта.

Классификация

При данной форме расстройства принято выделять неврозоподобный и психопатоподобный типы болезни.

Неврозоподобная простая форма шизофренического расстройства напоминает затяжной невроз, сопровождается снижением эмоциональности, демонстративным поведением, потерей интереса к прежним занятиям. Развивается обычно в период подросткового возраста.

Психопатоподобный тип чаще всего развивается у подростков мужского пола. Отличается нарастающей замкнутостью, неустойчивым настроением, странным поведением, формальным нарушением мышления.

Кроме того, в зависимости от вариантов течения расстройства, согласно МКБ-10, выделяют следующие типы заболеваний:

  • непрерывную простую шизофрению,
  • эпизодическое расстройство с нарастающим дефектом,
  • эпизодическое нарушение со стабильным дефектом,
  • эпизодическое ремитирующее расстройство,
  • неполную ремиссию,
  • полную ремиссию.
  • Диагностирование простой шизофрении

    Постановкой диагноза при простой шизофрении занимаются врачи-психиатры. О наличии расстройства у человека свидетельствуют симптомы нарастания негативных признаков шизофрении:

  • странное поведение,
  • уплощение аффекта,
  • снижение общей продуктивности,
  • утрата побуждений.
  • При этом история болезни не должна содержать продуктивные симптомы: бред и галлюцинации. На простую шизофрению, по мнению профессора В. Краснова, указывают следующие симптомы, которые должны проявляться в течение одного года и более:

  • Отчетливое изменения личности, которое характеризуется потерей интересов, влечений, бесцельностью поведения, бездеятельностью, социальной аутизацией, самопоглощенностью.
  • Постепенное развитие и углубление негативных признаков – обеднение речи, выраженная апатия, пассивность, эмоциональная сглаженность, бедность мимики, жестов, гипоактивность.
  • Отчетливый упадок учебной, социальной, профессиональной продуктивности.
  • В свою очередь В.Д. Вид и Ю.В. Попов указывают на следующие симптомы болезни:

  • Нарастание признаков расстройства на протяжении не менее 12 месяцев. В перечень проявлений патологии они включают:
    • отчетливые нарушения, проявляющиеся в снижении продуктивности поведения, социальной изоляции, утрате интересов и целенаправленности;
    • негативные симптомы – пассивность, недостаток инициативы, обеднение речи, апатия, отчетливое уплощение аффекта, обеднение мимики;
    • устойчивое и ощутимое снижение продуктивности во всех видах деятельности.
    • Отсутствие признаков гебефренной, параноидной, недифференцированной, кататонической шизофрении.
    • Отсутствие проявлений органического поражения мозга или деменции.
    • Лечение простой шизофрении

      Арсенал современных психиатров содержит большое количество медикаментозных средств, действие которых направлено на лечение шизофрений разных форм. Их применение позволяет устранить и негативные симптомы, свойственные для простой шизофрении. Лечение простой шизофрении не предусматривает обязательную госпитализацию, однако при развитии острого психоза больного помещают в клинику.

      Самыми эффективными медикаментозными препаратами в этом случае считаются нейролептические средства, которые применяются в небольших дозах. В случае развития устойчивости к ним хороший результат дает лечение с использованием методов инсулинокоматозной и электросудорожной терапии. Лечение болезни с их помощью проводится в условиях стационара.

      В зависимости от проявлений патологии дополнительно назначают:

      • антидепрессанты;
      • психосимуляторы;
      • ноотропы;
      • успокоительные лекарства, снижающие проявления недуга;
      • нормомитики, действие которых направлено на коррекцию поведения.
      • Комплексная терапия простой шизофрении предусматривает прием витаминов и БАДов.

        Для достижения устойчиво результата больным шизофренией рекомендуется придерживаться здорового образа жизни. Питание носителя расстройства должно быть полноценным и содержать все необходимые для организма компоненты. Считается, что в период обострений, поддержать лечение способна овощная диета.

        Из-за возможной вероятности усиления тяжести проявления негативной симптоматики при простой шизофрении лечение не должно содержать использование атипичных антипсихотиков нового поколения и низкопотентных традиционных антипсихотиков, применяемых для замедления течения расстройства. В случаях, когда эти группы препаратов применяют, лечение болезни дополняют лекарствами, снижающими их побочное действие.

        Большое значение имеет поддерживающая терапия в период ремиссии. Оно может быть дополнено сеансами психотерапии как для самого больного, так и для его близких, способствующими социальной реабилитации больного. Грамотный подход со стороны врача и поддержка близких помогут избежать рецидива.

        indepress.ru

        Как появляется простая форма шизофрении?

        Простая форма шизофрении относится к психическим заболеваниям, которые имеет все негативные признаки, характерные для этого вида патологии.

        Возникает чаще всего у подростков или в юношеском возрасте, развивается медленно, и имеет склонность к прогрессированию. Она протекает вначале совершенно незаметно для окружающих, и обнаруживается обычно через несколько лет, когда человек заметно меняется.

        Как отличить простую шизофрению?

        Основные симптомы заболевания при простой шизофрении, заключаются в нарушениях эмоциональной сферы и мышления.

        Эмоциональные отклонения

        Изменения личности при данном патологическом состоянии состоят в следующем:

      • Потеря интересов. Больной перестает общаться со своими друзьями, не занимается интересными ранее делами, бросает свое хобби. Работа и учеба забрасываются, человек предпочитает сидеть дома, или начинает бродяжничать. Даже если человек в таком состоянии продолжает посещать занятия, то не может усваивать новую информацию. Часто проявляется асоциальное поведение.
      • По мере прогрессирования больной теряет жизнерадостность, становится молчаливым, замыкается в себе. Окружающие события его совершенно не интересуют, развивается эгоизм, погруженность в себя. Отмечается холодное отношение к своим близким, раздражительность, временами даже беспричинная агрессивность.
      • Заметным становится обеднение мимики, появление монотонности в голосе. Часто на первое место выходят примитивные инстинкты — больной часто занимается мастурбацией, страдает от обжорства.
      • Внешний вид также претерпевает изменения. Больной шизофренией не занимается своей внешностью, ходит не опрятный, перестает мыться.
      • Иногда такие больные с головой погружаются в глубокие и сложные вопросы по философии, астрономии, психологии без особой подготовки, но все увлечение заканчивается на уровне рассуждений.
      • Все вышеперечисленные признаки не принимаются больным за отклонение, и воспринимаются им как нормальные.
      • Психическое развитие больного затормаживается, и если заболевание началось в 14−15 лет, то и спустя лет 10 он продолжает вести себя, как и в подростковом возрасте.
      • В течение какого-то времени происходит полное развитие интравертности. Человек становится полностью нелюдимым, сохраняются только самые низкие потребности (сон, еда), мышление становится стереотипным, рассуждения оторванными от реальной жизни.
      • Чем раньше начинается заболевание, тем сильнее изменения, связанные с интеллектуальными нарушениями.

        У некоторых больных развивается болезненная педантичность, коренным образом изменяется мировоззрение.

        Страдает мышление

        При попытке разговора с пациентом обращает на себя внимание обрывистость фраз, нелогичный переход на другие темы. Вербальное и невербальное общение становится бедным.

        В ходе беседы выявляются бредовые идеи, по ходу могут выявляться галлюцинации, которые не рассказываются пациентом, но по его поведению видно, что он что-то видит, или к чему-то прислушивается.

        Простая форма шизофрении отличается от прочих тем, что не имеет четких галлюцинаторных видений и устойчивого бреда.

        Диагностика и помощь при шизофрении

        Диагноз шизофрении не может быть подтвержден объективными исследованиями. Он ставится на основании анамнеза заболевания, опроса родственников, наблюдения за больным.

        Его следует дифференцировать от некоторых органических нарушений и некоторых типов психических расстройств, которые могут напоминать шизофрению. После того, как диагноз будет поставлен, требуется назначение адекватной терапии.

        Лечение простой шизофрении должно начинаться в первых признаков заболевания. К сожалению именно этот вариант болезни длительное время не замечается со стороны, а к врачу пациент попадает на стадии заметного распада личности.

        Полного выздоровления в этом случае добиться невозможно, и все методы терапии направляются на предотвращение обострения и торможение прогрессирования.

        Лечение простой шизофрении медикаментами заключается в применении стимулирующих нейролептиков.

        Для лечения больных используются также и атипичные нейролептики. Они отличаются тем, что не имеют побочных эффектов со стороны неврологии, обладают антидепрессивным действием, и оказывают положительное влияние на когнитивные функции.

        Чаще всего болезнь прогрессирует, и пациент становится инвалидом со скудной психикой и апатическим видом слабоумия, который полностью зависит от ухода и поддержки близких ему людей. В редких случаях его можно привлекать к самым простым трудовым процессам.

        Если по каким-то причинам не проводится лечение такого больного, то регрессирование личности происходит в течение пяти лет.

        vashnevrolog.ru

        Простая форма

        Клинические случаи, в общих чертах соответствующие простой форме шизофрении, на протяжении ХIХ столетия описывались многими психиатрами под различными названиями: «глупое помешательство» (Малиновский П., 1855), «раннее слабоумие» (Morel B., 1860).

        Простая форма шизофрении (schizophrenia simplex) была впервые выделена Rogue de Fursag в 1903 г. В этом же году O. Diem описал простую деменцию.

        E. Kraepelin и Е. Bleuler полагали, что существуют субклинические слабовыраженные варианты течения простой формы шизофрении. По мнению Е. Bleuler, среди больных простой формой шизофрении встречаются эксцентрики, философы, реформаторы мира и лица, доставляющие окружающим проблемы своим сутяжничеством.

        В МКБ-9 данный тип (форма) включал в себя: «постепенную, незаметную утрату характерных для здорового человека потребностей и честолюбия».

        Согласно МКБ-10 при простой форме (F20.6) отмечается медленное развитие на протяжении не менее года следующих симптомов:

      • отчетливое изменение преморбидной личности, проявляющееся утратой влечений и интересов, бездеятельностью, бесцельным поведением, самопоглощенностью и социальной аутизацией;
      • постепенное появление и усиление негативных симптомов (апатия, обеднение речи, гипоактивность, пассивность, эмоциональная сглаженность, отсутствие инициативы, бедность невербального общения);
      • отчетливое снижение социально-трудовой продуктивности.
      • Простая форма

      • В большей степени подвержены мужчины
      • Шизоидные черты характера в преморбиде
      • Дебют заболевания в детском или юношеском возрасте
      • Изменения личности после первого эпизода заболевания (ослабление и искажение влечений, проявления аутизма)
      • Медленное, но непрерывно-прогредиентное течение
      • Выраженность негативной симптоматики
      • Отчетливые признаки нейрокогнитивного дефицита
      • Рудиментарность и неустойчивость позитивной симптоматики, обычно более заметной в дебюте заболевания
      • Склонность к недостаточно адекватным и малопродуктивным занятиям (безцельное изобретательство, решение запутанных математических задач, коллекционирование ненужных вещей, построение оторванных от реальности теорий философии)
      • Снижение социально-трудового статуса, асоциальность (бродяжничество, кражи, сексуальные перверсии и др.)
      • Склонность к злоупотреблению психоактивными веществами
      • Психиатры неоднократно писали о значимости выделения диагностических критериев простой формы шизофрении. Многие, преимущественно американские, врачи говорили о редкости простой формы и ее недостаточной изученности. А.В. Снежневский с соавт. (1969, 1972) практически отказался от выделения простой формы шизофрении, полагая что simplex-синдром, может встречаться при тех формах шизофрении, которые манифестируют в юношеском возрасте. Подобная позиция привела к тому, что злокачественно текущая шизофрения была по сути дела включена в простую форму.

        По данным Е.Г. Корнетовой (2001) на долю простой формы в общей массе шизофрении приходится 11,6%. Кроме того, по ее мнению, соматотипически больные в большинстве случаев являются «диспластичными астениками». Однако наши наблюдения противоречат последнему утверждению.

        Простой шизофренией чаще страдают мужчины, чем женщины. Несмотря на то что, по мнению многих психиатров, наследственная отягощенность проявляет себя при этой форме шизофрении незначительно, некоторые ее признаки, в частности, шизоидные черты характера в преморбиде, можно обнаружить и у родственников больных.

        Внешние, провоцирующие факторы здесь играют незаметную роль. Клинические проявления ограничиваются малым кругом длительно сохраняющихся и вялотекущих симптомов.

        Преморбидные особенности личности характеризуются выраженными шизоидными чертами, варьирующими в рамках «психэстетической пропорции»: от ранимости, чрезмерной чувствительности до холодности, апатичности, «аффективной тупости».

        В начальном периоде заметно преобладание психопатоподобной (36,8%), неврозоподобной (29%) и апато-абулической (34,2%) симптоматики (Семке А.В., Корнетова Е.Г., 2000).

        Простая форма начинается постепенно с неправильного и нелепого поведения, обычно в детском или юношеском возрасте.

        Инициальный период шизофрении при простой форме обычно колеблется от полугода до нескольких лет.

        На первом этапе течения болезни психические расстройства выражаются в усилении черт, напоминающих акцентуацию личности, затем в их искажении. Выявляется отчетливое изменение личности с тенденцией к замкнутости, снижению инициативы, расстройствам мышления в виде соскальзывания, резонерства, замедления темпа ассоциаций, странности поведения, интереса к абстрактным проблемам, склонности к отвлеченной философии.

        В клинической картине заметны проявления нейрокогнитивного дефицита: рассеянность, слабость суждений, ухудшение памяти, трудности при планировании какой-либо деятельности.

        Иногда наблюдаются отрывочные бредовые идеи, транзиторные псевдогаллюцинации, кратковременные эпизоды возбуждения, слабо выраженные симптомы кататонии, более заметные в дебюте заболевания.

        Пациенты обычно не критичны к проявлениям болезни, полагая, что она в большей степени отражается на их соматическом неблагополучии.

        В отечественной литературе в рамках простой формы шизофрении описывались инертные и быстро обрастающие ритуалами навязчивые состояния, сенесто-ипохондрические и истероформные синдромы.

        Периодически возможны беспричинные смены аффекта, неопределенное беспокойство, ухудшение сна. Процесс быстро прогрессирует и больные становятся безвольными и апатичными (Семке А.В., Корнетова Е.Г., 2000).

        По мере вялого и монотонного течения болезни нарастает редукция энергетического потенциала, безволие, апатия и безучастность (Корнетов А.Н. с соавт., 1984).

        При простой форме шизофрении больной становится все более замкнутым, избегает контактов с окружающими и часто бросает работу.

        Может появиться немотивированная конфликтность, злобность, асоциальные тенденции: алкоголизация, половые эксцессы, правонарушения. Часто регистрируются дисморфофобии и сенестопатии.

        Трансформации данной формы в другие — достаточно редкое явление.

        Некоторые авторы выделяют два варианта простой формы шизофрении: «псевдоолигофренический», развивающийся в детстве и «психопатоподобный», дебютирующий в юношеском возрасте (Банщиков В.М., Амбрумова А.Г., 1962). В последнем случае больные характеризуются непрактичностью, нетерпимостью к режиму и ограничениям, причудливостью поведения. Они любят заниматься бессмысленной деятельностью, рассматривать отвлеченные философские проблемы, отличаются пустым резонерством.

        Течение процесса при простой форме шизофрении чаще вялое, чем злокачественное. В последнее время многие психиатры отмечают, что злокачественное течение простой формы шизофрении встречается сравнительно редко. Чаще наблюдается облегченный вариант течения простой формы шизофрении, характеризующийся вялым течением заболевания, психопатоподобной и неврозоподобной симптоматикой.

        Патофизиологические исследования пациентов, страдающих простой формой шизофрении, выявили ряд специфических особенностей: полное отсутствие фазовых явлений, высокую степень торможения безусловнорефлекторных реакций в сравнении с условнорефлекторными и речевыми, причем патологические изменения были выражены наиболее отчетливо у больных с отсутствием критики к своему состоянию (Петрова А.Г., 1964).

        Дифференциальная диагностика простой формы шизофрении от личностных расстройств, акцентуаций личности и аномальных реакций переживаний может представлять определенные трудности.

        Для диагностики простой формы шизофрении важно обнаружить в анамнезе наличие негативной симптоматики и рудиментарных признаков острого психоза.

        В процессе диагностики простой формы шизофрении необходимо исключить органическое психическое расстройство.

        Ранее, до появления атипичных антипсихотиков, отмечалось, что терапевтические ремиссии при простой форме шизофрении — явление редкое. Обычно они наблюдались после лечения инсулином, а не традиционными нейролептиками.

        psyclinic-center.ru

        Что такое простая форма шизофрении

        * Публикуется по изданию:
        Петрюк П. Т. К изучению клиники простой формы шизофрении // Журнал психиатрии и медицинской психологии. — 2011. — № 2. — С. 67–73.

        Простая форма шизофрении по сравнению с параноидной формой болезни не столь богата яркими отличительными признаками, в связи с чем возникают известные трудности при попытке разграничить характерные для нее симптомы и общие нозологические маркеры шизофрении. Не случайно термин «раннее слабоумие», которым B. Morel [1] обозначил состояния, схожие с простой формой, был в дальнейшем использован основоположником современной шизофренологии E. Kraepelin [2] для обозначения болезни в целом. Тем не менее, после описания O. Diem [3] dementia simplex самостоятельность и клиническое своеобразие простой формы шизофрении признали и E. Kraepelin [4, 5] и E. Bleuler [6], и многие другие, в том числе отечественные психиатры. Несмотря на мощное влияние коллег из США, где простая форма шизофрении отсутствует в группе шизофренических расстройств основного текста современной американской психиатрической классификации DSM-IV-TM [7], она сохранена в Международной классификации болезней ICD-10 [8]. Наши наблюдения и наблюдения современных отечественных исследователей подтверждают адекватность классического подхода к распознаванию простой формы шизофрении [9–12].

        Простая форма шизофрении — нечастое психическое расстройство с преимущественно негативными шизофреническими симптомами, симптомами первого ранга по K. Schneider [13]. Шизофрения данного типа развивается обычно в более позднем возрасте, чем кататоническая и гебефреническая, но раньше, чем параноидная, преморбидно у лиц с контрастными особенностями характера или у робких, пугливых, застенчивых, инфантильных. Она характеризуется постепенным развитием неадекватного поведения и социальной отгороженности, а также неуклонным снижением работоспособности. Чаще эта форма шизофрении начинается постепенно, течение её вялое, медленное, непрерывно-прогредиентное, наступление ремиссии и прекращение процесса разграничить практически невозможно, однако то и другое не исключено, на что указывают многочисленные отечественные и зарубежные исследователи [11, 12, 14–34].

        Симптоматика проявляется «характерологическим сдвигом» (чёрствость, холодность, потеря интереса к своим занятиям и привязанности к близким). В начальном периоде становления манифестной картины простой формы шизофрении обращает на себя внимание чрезмерная чувствительность, «мимозоподобная» ранимость больных, нарастание вялости, апатичности, равнодушия. Появляется склонность к длительному безделью, больные перестают интересоваться своими делами и целыми днями ничем не занимаются, проводят большую часть времени в постели. Их отличает чрезмерная возбудимость, гротескный эксцентрически-насыщенный пафос, склонность к экзальтированному аффекту. Всё окружающее они воспринимают как нечто грубое, безобразное, причиняющее душевную боль. Реальные краски, звуки, которые для обычных людей являются желанными и необходимыми сенсорными стимулами, в данном случае вызывают протест, стремление уйти в себя, формирование оппозиционного отношения к близким, раздражение и негативизм к проявлениям добросердечия, душевной теплоты. Такие больные нередко «накапливались» среди несостоявшихся художников и поэтов, карикатурно имитирующих различные нонконформистские направления в искусстве. Их творческая продукция характеризовалась фрагментарностью, утрированной стилизацией, символизмом. Отвращение к общению с людьми у этой категории больных сочетается с боязливостью, робостью, застенчивостью, которая обнаруживает микрокататонические черты в виде преходящих задержек в течении ассоциаций и мимолётных эпизодов оцепенения моторики. У этих больных своеобразная гиперестезия проявлялась в беспомощной робости, волнении перед ситуацией, требующей действия, и антипатии к любым переменам. В дальнейшем, на фоне нарастающего эмоционального оскудения, формировались устойчивые аутистические комплексы по типу «капли вина в бочке со льдом» [9, 10, 19, 22, 23, 35].

        В других случаях процесс начинается с общей вялости, лености, угрюмости, замкнутости, подозрительности. Больные становятся негативистичными, сухими, личностно бесцветными, молчаливыми. Эмоциональная тупость нарастает от третирования домашних педантичными капризами до пренебрежения и полного равнодушия ко всем атрибутам обыденной жизни. Вместе со снижением психической активности у этих больных можно отметить нелепые выходки и странные высказывания. Мышление больных постепенно деградирует, становится оторванным от действительности. Постепенное, но прогрессирующее развитие странностей в поведении, неспособность соответствовать требованиям общества, снижение общей продуктивности сопровождается эмоциональным оскудением и парадоксальными реакциями. На этом фоне возникают вспышки раздражительного недовольства, высвобождение низших побуждений, вплоть до крайней жестокости по отношению к себе и близким. Нередко тотальное бездушие больных выражалось в безжалостной жестокости, язвительности, циничном эгоцентризме, деспотичном упрямстве, враждебности к окружающим, вплоть до тяжких криминальных действий. В исходе простой шизофрении стереотипное мышление, апатия и эмоциональная тупость определяют всю картину данного расстройства. Иногда за фасадом этой симптоматики можно было выявить более или менее стойкие псевдогаллюцинации, фрагментарные бредовые расстройства.

        Однако наиболее характерным, диахроническим стержневым расстройством простой формы шизофрении является падение психической продуктивности, нарастающая редукция энергетического потенциала. При этом теряется красочность личности, грация пантомимики. Отмечается тенденция к замкнутости, одиночеству, конфузливость, «слабость» аффекта. На этом фоне появлялись неясность и нечёткость мышления, выражавшиеся в тематических соскальзываниях, избыточной вербализации с нагромождением разнообразных определений. У больных проявляется склонность к мудрствованию, резонёрству, противоречивость суждений и неспособность отличать существенное и главное от несущественного, второстепенного. В спонтанных рассказах больных отмечается склонность к накоплению мельчайших подробностей, представляющих значимость для больного. Обращает на себя внимание утрированная формальная правильность и ходульность выражений, обилие вводных конструкций, замедление темпа ассоциативного процесса, угасание громкости речи к концу фраз, сохранность способности к узнаванию юмора. Феноменологически речь выглядела тяжеловесной, неестественной, манерной и сопровождалась неадекватностью обеднённой мимики, отсутствующим взглядом. Характерным является повышение интереса к абстрактным проблемам, находящимся за рамками интересов личности, сумбурное чтение специальной литературы, экскурсы в философию, постановка необычных вопросов. Иногда больные совершают так называемые «безмолвные поступки», которые характеризуются отсутствием обоснованных мотивов и поводов в их поведении. Например, «физическая закалка» у больных приобретает характер своего рода «одержимости» или «ритуала»; нередко больные бросают интеллектуальный труд и переходят на физическую работу [36]. Наплывы мыслей перемешиваются с их задержками, «обрывами». Доминирующие отвлечённо-метафизические представления о грандиозных проблемах, жизненных коллизиях, чрезмерный анализ и сравнение поступков, ошибок, несправедливостей выступают в антитезе «Я — Внешний мир». Нередко возникают контрастные альтернативные представления, иногда проявляющиеся в виде элементов идеаторного автоматизма: параллельности, наплывы мыслей, зачастую носивших характер чуждости, насильственности. Примечательным является отсутствие стремления к реализации своих схем и символических систем, либо всё ограничивается графоманскими трактатами.

        В. Н. Краснов [11] указывает, что при простой форме шизофрении отмечают медленное развитие (на протяжении не менее 1 года) трёх признаков:

      • Отчётливое изменение преморбидной личности, проявляющееся потерей влечений и интересов, бездеятельностью и бесцельным поведением, самопоглощённостью и социальной аутизацией.
      • Постепенное появление и углубление негативных симптомов, таких как выраженная апатия, обеднение речи, гипоактивность, эмоциональная сглаженность, пассивность и отсутствие инициативы, бедность вербального и невербального общения.
      • Отчётливое снижение социальной, учебной или профессиональной продуктивности.
      • При этом галлюцинации или полно сформированные бредовые идеи любого вида отсутствуют, т. е. клинический случай не должен отвечать критериям любой другой формы шизофрении или любого другого психического расстройства. Данные за деменцию или другое органическое психическое расстройство отсутствуют.

        А. П. Чуприков, А. А. Педак, А. Н. Линёв [23] подчёркивают, что мышление у больных простой формой шизофрении формальное, аморфное; наблюдаются задержки, исчезновение, наплывы, чувство открытости, неподчиняемости мыслей. Отмечаются неопределённые ипохондрические жалобы. Возможны неврозоподобный и психопатоподобный варианты течения, простое депрессивное запустение в определении E. Kraepelin [4]. В дальнейшем наблюдается постепенное нарастание явлений психического автоматизма и апатико-абулического синдрома («падение энергетического потенциала») вплоть до простого шизофренического дефекта [23].

        Со временем снижается аллопсихический эмоциональный резонанс. Больные испытывают повышенную напряжённость, рассеянность в разговоре, неспособность поддерживать последовательное течение мысли, что приводит к временным перерывам или блокировкам в беседе: создавалось впечатление, что больной постоянно «отсутствует» в беседе либо «сосредоточен», так как он внимательно вглядывается и не моргает. У больных часто возникают затруднения в сохранении константности восприятия собственного психического или соматического «Я» и внешнего мира, что проявлялось в разнообразных психосенсорных расстройствах. Нередко больные сообщают о своеобразных чувствах безжизненности, нереальности, символичности окружающего. Это приводит к коммуникативным нарушениям и усилению аутопсихической ориентации, которая, в частности, была адресована к эндосоматическим восприятиям и обращениям. На этой основе развивались неврозоподобные ипохондрические расстройства, навязчивые нозофобии. При дисморфофобиях больные много времени проводят у зеркала, пытаются формировать своё тело посредством диеты и упражнений. Со временем ипохондричность всё более овладевает такими больными; их образ жизни начинает носить чудаческий тип.

        В случае ухода в область грёз и фантазий больные обычно заняты мировоззренческими проблемами, пронизанными мистицизмом, контрастирующими представлениями, разрушением «идеалов». Бедность и дисгармония эмоционального чувства с годами перерастает в эмоциональную тупость. Продуктивная симптоматика в виде отрывочных несистематизированных бредовых идей, транзиторных псевдогаллюцинаций, кратковременных эпизодов возбуждения, кататонических застываний бывает как бы вкраплена в нарастающие дефицитарные расстройства, которые никогда не определяют клиники простой формы шизофрении [22]. Их философские рассуждения бессмысленны и схоластичны. Возникает тенденция к соскальзыванию на побочные ассоциации. Больные отмечают нарушение единства своего «Я». «Во мне живут два человека. Один говорит «делай», другой не разрешает». Наряду с этим отмечается довольно заметное притупление высших эмоций [15].

        Бредовые расстройства и галлюцинации обычно не отмечаются, симптоматика имеет не столь отчётливый психотический характер как при гебефренной, кататонической и параноидной формах шизофрении.

        Вместе с этим, как отмечает П. Г. Сметанников [10], продуктивная психотическая симптоматика у больных простым типом шизофрении возможна в начале заболевания и обычно весьма скудная: в виде кратковременных галлюцинаторных эпизодов и нестойких бредовых идей преследования, отношения, особого значения. В дебюте заболевания она выявляется на короткое время (2–3 недели) и затем редуцируется. Впрочем, в ряде случаев возможны отдельные редкие (исчисляемые днями) «всплески» такой продуктивной симптоматики, существенно не отражающейся на поведении больных. В большинстве же случаев всё ограничивается лишь дебютными продуктивными расстройствами и далее заболевание течёт непрерывно на протяжении многих лет, проявляясь лишь собственно-шизофренической симптоматикой, и завершается специфическим для этого психического расстройства слабоумием, исходным состоянием.

        Своеобразием простого типа шизофрении, как видно из её описания, в отличие от других типов шизофрении, является отсутствие продуктивной симптоматики, которая в своей основе, в своих патогенетических механизмах (наряду с собственно патологическим) содержит и защитные тенденции (фазовые состояния, охранительное торможение и др.). Отсутствие продуктивной симптоматики при простом типе шизофрении свидетельствует о безусловном доминировании в патогенезе болезни у таких пациентов собственно-патологических церебральных расстройств и о полной капитуляции в их ЦНС (при развитии заболевания) защитных приспособительных реакций. Не случайно эта форма заболевания является самой злокачественной, всегда ведёт к ослабоумливанию (в той или иной степени) и имеет лишь один — непрерывно-прогредиентный тип течения [10].

        В ICD-10 указанная рубрика сохранена в связи с её продолжающимся использованием в некоторых странах, а также неопределённостью в данных о природе её связей с шизоидными расстройствами личности и шизотипическими расстройствами.

        Диагностика простого типа шизофрении достаточно затруднительна, поскольку требует установления в клинической картине больных медленно прогрессирующего развития характерных для резидуальной шизофрении негативных симптомов (уплощение аффекта, утрата побуждений и т. д.), но без сведений о наличии галлюцинаций, бреда или других проявлений более раннего психотического эпизода. При этом в клинической картине должны фигурировать существенные изменения поведения, проявляющиеся выраженной утратой интересов, бездеятельностью и социальной аутизацией.

        A. Kalinowski [37] выделяет следующие диагностические критерии простой формы шизофрении: а) снижение активности и инициативы; б) ограничение интересов; в) аутизм; г) нарушение контакта с окружающими людьми, вплоть до самоизоляции; д) формальные расстройства мышления; е) обеднение (побледнение) и неадекватность эмоций; ж) проявления амбивалентности; з) отсутствие чувства психической болезни (критики).

        Течение процесса при простой форме шизофрении может быть вялым, доброкачественным, «ползучим» и крайне неблагоприятным, грубо прогредиентным, ведущим к быстрому распаду. Круг симптомов широко варьирует. Согласно данным А. Г. Петровой [38], занимавшейся комплексным клинико-патофизиологическим обследованием 103 больных с простой формой шизофрении, основным её клиническим проявлением является апатико-абулический синдром, обнаруживающий тенденцию к нарастанию на протяжении всего заболевания. Начальная симптоматика в форме апатико-абулического синдрома у больных простой шизофренией встречалась значительно чаще (70,9%), чем у больных шизофренией в целом (47,7%), начальные же проявления в форме бредовых идей, страхов и галлюцинаций наблюдались реже (17,5% против 30,5%). В отечественной литературе имеются подробные описания крайне инертных, быстро обрастающих ритуалами, лишённых аффективной окраски навязчивых состояний. При простой форме отмечены сенестопато-ипохондрические состояния с выраженными в различной степени сенестопатиями, отличающимися причудливостью, вычурностью, иногда носящие необычный, гротескный характер. У женщин изредка наблюдается истерическая симптоматика в виде фантазирования, истерических припадков, пуэрилизма [9, 10, 12, 22, 39–41].

        При вялом течении простой формы шизофрении изменения личности наступают постепенно и характеризуются в первую очередь падением психической активности, бедностью аффекта, нарушением приспособления к окружающей среде, снижением уровня притязаний, аутизацией, склонностью к резонёрству.

        Грубо прогредиентный тип течения встречается реже. Для него характерен быстрый психический распад. Предшествуют ему нарастающее падение «энергетического потенциала» в понимании K. Conrad [42], эмоциональная тупость, непродуктивность, часто явления «метафизической интоксикации».

        А. В. Снежневский с сотрудниками [43, 44], отказавшись от выделения простой формы шизофрении, рассматривают описанные выше клинические явления как simplex-синдром, свойственный, по их мнению, разным формам шизофрении с юношеским дебютом. Они выделяют следующие отличительные особенности злокачественно текущей шизофрении, куда, судя по всему, входит и простая форма с грубо прогредиентным типом течения: раннее начало, появление негативных симптомов (ранее продуктивных), быстрое течение, полиморфизм симптоматики, отсутствие её системности и синдромальной завершённости, высокая резистентность к терапии и тяжесть конечных состояний («тупое» или «негативистическое слабоумие» по E. Kraepelin [4], развивающееся через 1–1,5 года после манифестации). Изложенное выше, согласно данным этих авторов, относится в равной степени к гебефренической, кататонической (люцидный вариант) и ранней параноидной шизофрении. Наблюдения Н. П. Татаренко, В. М. Милявского [45] показывают, что простая форма с грубо прогредиентным типом течения может за несколько лет привести к состоянию полного психического распада.

        А. Г. Петровой [38] была установлена зависимость между уровнем сохранности критики со стороны больного к изменениям, происшедшим с его личностью, и тяжестью процесса. Так, у больных с вялым относительно благоприятным типом течения простой формы шизофрении сохранились критическое отношение к болезни и довольно адекватные эмоциональные реакции на неё. У больных с более прогредиентным типом течения процесса имелось лишь «чувство болезни», относившееся, по преимуществу, к соматической сфере. И, наконец, у больных с грубо прогредиентным, наиболее злокачественным типом течения совершенно отсутствовали эмоциональная реакция на болезнь и критическое к ней отношение.

        Комплексное исследование больных с простой формы шизофрении с изучением ряда безусловных рефлексов (зрачковый компонент ориентировочной реакции, некоторых широко кортиколизованных вегетативных реакций) и процессов отвлечения и обобщения позволило А. Г. Петровой [38] на общем фоне преобладания реакции торможения установить ряд специфических особенностей простой формы: почти полное отсутствие фазовых явлений, высокая степень торможения безусловнорефлекторных реакций в сравнении с условнорефлекторными и речевыми. Знаменательно то, что характер и общая направленность патологических сдвигов были наиболее отчётливо выражены у больных с полным отсутствием критического отношения к болезни. Данный автор полагает, что выделенные ею клинические группы простой формы шизофрении можно с известным основанием считать стадиями болезни независимого от того, как долго они длятся.

        Поскольку психопатологические состояния при простом типе шизофрении довольно трудно поддаются терапии, необходимо учитывать, что приклеивание ярлыка шизофрении может принести больному больше вреда, чем пользы, поэтому необходимо соблюдать осторожность при постановке данного диагноза. Тем более, что простую шизофрению E. Kraepelin [46] относил к редким формам и предполагал, что она может быть начальным этапом развития других форм шизофрении. K. Leonhard [47] и K. Jaspers [48] ставили под сомнение её существование, а T. Bilikiewicz [49] наоборот, считал простую форму шизофрении часто встречающейся и служащей основой для развития других форм заболевания. Вышеизложенные противоречивые данные не позволили американским психиатрам включить её в качестве подтипа шизофрении в национальную классификацию DSM-IV-TM [7].

        Сомнения в обоснованности выделения простой формы шизофрении в какой-то степени смыкаются с указаниями самых авторитетных учёных на большие трудности дифференциальной диагностики простой формы от олигофрении и психотических вспышек на её фоне [50–52] и от постинфекционного слабоумия и последствий перенесённого в детстве энцефалита [53]. Однако лёгкие случаи олигофрении отличаются равномерной слабостью памяти суждений вплоть до неспособности к абстрактным понятиям при сохранности низших чувств и влечений и адаптационной активности в конкретной ситуации. При простой же шизофрении, напротив, грубо страдает адаптационная активность в конкретной ситуации, выражена чувственная тупость при сохранении памяти и возможности абстрактных суждений, что позволяет отдифференцировать её от олигофрении. Также и при последствиях детского энцефалита, отражающегося, главным образом, на недостаточности памяти и интеллекта, не наблюдается атаксических расстройств мышления и чувственной тупости, а напротив, налицо расторможенность, усиление низших чувств, влечений и повышенная аффективность. И хотя дифференциальная диагностика здесь весьма деликатна, всё же она оказывается практически возможной и, таким образом, не противоречит выделению простой формы шизофрении.

        Следовательно, клиническая картина, течение, острота и тяжесть и простой шизофрении, как и шизофрении в целом, чрезвычайно разнообразны, что зависит от многих этиологических и патогенетических факторов, определяется взаимодействием наследственной отягощённости, условий воспитания, типа и структуры личности, актуальной ситуацией возникновения психоза, образования, профессии, жизненного опыта, семейного положения и других факторов, что нуждается в дальнейшем тщательном исследовании.

        Литература

        1. Morel B. Traite des maladies mentales. — Paris: Masson, 1860. — 258 p.
        2. Kraepelin E. Der psychologische Versuch in der Psychiatrie // Psychologishe Arbeiten. — 1896. — Bd. 1. — S. 1–91.
        3. Diem O. Die einfach demente Form der Dementia praecox (Dementia simplex) // Archive für Psychiatrie. — 1903. — Bd. 37. — P. 111–187.
        4. Kraepelin E. Zur Diagnose und Prognose der Dementia Praecox // Heidelberger Versammlung. — 1898. — № 1. — S. 56.
        5. Kraepelin E. Vergleichende Psychiatrie // Cbl. Nervenheilk. Psychiatr. — 1904. — Bd. 27. — S. 433–469.
        6. Bleuler E. Dementia praecox oder Gruppe der Schizophreniaen // Handbuch der Psychiatrie. — Leipzig–Wien, 1911. — 420 s.
        7. Diagnostic and statistical manual of mental disorders: DSM-IV-TM. — Washington: American Psychiatric Association, 1994. — 886 p.
        8. Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств: клинические описания и указания по диагностике / Пер. под ред. Ю. Л. Нуллера, С. Ю. Циркина. — СПб: Адис, 1994. — 304 с.
        9. Сметанников П. Г. Психиатрия: Руководство для врачей. — СПб: СПбМАПО, 1996. — 496 с.
        10. Сметанников П. Г. Психиатрия: Руководство для врачей. — 6-е изд., перераб. и доп. — М.: Медицинская книга, 2007. — 784 с.
        11. Краснов В. Н. Диагностика шизофрении. Этиология шизофрении. Эпидемиология. Клиническая картина и диагностика // Психиатрия: Национальное руководство / Под ред. Т. Б. Дмитриевой, В. Н. Краснова, Н. Г. Незнанова, В. Я. Семке, А. С. Тиганова. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. — С. 443–450.
        12. Психиатрия / Под ред. Н. Г. Незнанова и др. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. — 512 с.
        13. Schneider K. L. Primare und secundare Symptome bei Schizophrenie // Fortschritte der Neurologie, Psychiatrie, und ihrer Grenzgebiete. — 1957. — Bd. 25. — S. 487–498.
        14. Нисс А. И. Об одном из вариантов простой формы шизофрении в свете психофармакотерапии // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1976. — Т. 76, вып. 1. — С. 114–121.
        15. Глазов В. А. Шизофрения: клинико-экспериментальное исследование. — М.: Медицина, 1965. — 228 с.
        16. Воскресенский В. А. О псевдоастеническом синдроме в инициальном периоде шизофрении // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1984. — Т. 84, вып. 1. — С. 70–74.
        17. Воронков Г. Л., Шевчук И. Д., Шелунцов Б. В. Шизофрения // Справочник врача-психиатра / Под ред. Г. Л. Воронцова, А. Е. Видренко, И. Д. Шевчук. — Киев: Здоров’я, 1990. — С. 123–139.
        18. Гулямов М. Г. Психиатрия: Учебник для студентов медицинских институтов и медицинских факультетов университетов. — Душанбе: Маориф, 1993. — 464 с.
        19. Гильбурд О. А. Шизофрения на Севере (этно-культуральные и эволюционные подходы). — Сургут: Дефис, 1998. — 292 с.
        20. Гильбурд О. А. Клинические маркеры и психопатологический фон шизофрении. Сообщение IV: Семиотика простой формы // Таврический журнал психиатрии. — 2004. — Т. 8, № 3. — С. 11–15.
        21. Гильбурд О. А. Социобиология шизофрении. Сообщение 3: Простая форма // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. — 2005. — № 2. — С. 16–19.
        22. Гильбурд О. А. Шизофрения: семиотика, герменевтика, социобиология, антропология. — М.: Видар-М, 2007. — 360 с.
        23. Чуприков А. П., Педак А. А., Линёв А. Н. Шизофрения (клиника, диагностика, лечение): Методическое пособие. — Киев: Б. и., 1999. — 126 с.
        24. Семке А. В., Корнетова Е. Г. К вопросу о клинике простой шизофрении // XIII съезд психиатров России: Материалы съезда (г. Москва, 10–13 октября 2000 г.). — М.: Б. и., 2000. — С. 62–63.
        25. Корнетова Е. Г., Корнетов А. Н. Простая шизофрения в фокусе конституционального учения // Журнал психиатрии и медицинской психологии. — 2001. — № 1. — С. 105–109.
        26. Напрєєнко О. К., Кутько І. І. Шизофренія // Психіатрія / О. К. Напрєєнко, І. Й. Влох, О. З. Голубков та ін.; За ред. О. К. Напрєєнка. — Київ: Здоров’я, 2001. — С. 322–352.
        27. Корнетова Е. Г. Простая шизофрения: эволюция клинических представлений // Социальная и клиническая психиатрия. — 2004. — № 1. — С. 106–114.
        28. Обухов С. Г. Психиатрия: Учебное пособие / Под ред. Ю. А. Александровского. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. — 352 с.
        29. Психиатрия и наркология: Учебник / В. Л. Гавенко, В. С. Битенский, А. К. Напреенко и др.; Под ред. В. Л. Гавенко, В. С. Битенского. — Киев: Медицина, 2009. — 488 с.
        30. Handbook of Schizophrenia / Eds. H. A. Nasrallah, D. R. Weinberger, F. A. Henns, L. E. Delisi, M. T. Tsung, J. C. Simpson, M. I. Herz, S. J. Keith, J. P. Docherty, S. R. Steinhauer, J. H. Gruzeiler, J. Zubin. — Amsterdam–New York: Elsevier, 1986–1990. — Vol. 1–5. (Every volume about 600 p).
        31. (Gelder M., Gath D., Mayou R.) Гельдер М., Гэт Д., Мейо Р. Оксфордское руководство по психиатрии: В 2 т. / Пер. с англ. — Киев: Сфера, 1997. — Т. 1. — 300 с.; Т. 2. — 436 с.
        32. Sharma T., Harvey P. D. The early course of schizophrenia. — Oxford: University Press, 2006. — 264 p.
        33. The Maudsley Handbook of Practical Psychiatry / Eds. D. Goldberg, R. Murray. — 5 th ed. — Oxford: University Press, 2006. — 256 p.
        34. Джонс П. Б., Бакли П. Ф. Шизофрения / Пер. с англ.; Под общ. ред. С. Н. Мосолова. — М.: Медпресс-информ, 2008. — 194 с.
        35. Kretschmer E. Körperbau und Charakter. — 1 Aufl. — Berlin: Springer, 1921. — 192 s.
        36. Блохина В. П. Мотивация некоторых особенностей поведения больных шизофренией // Вопросы невропатологии и психиатрии и организации психоневрологической помощи: Тезисы и рефераты докладов Запорожской межобластной научно-практической конференции (г. Запорожье, 8–10 октября 1964 г.). — Запорожье: Б. и., 1964. — С. 86–87.
        37. Kalinowski A. Kriteria diagnostyczna i rokowanie w schizofrenii prostey // Psychiatria polska. — 1980. — T. 14, № 5. — S. 497–502.
        38. Петрова А. Г. Некоторые клинико-патофизиологические особенности простой формы шизофрении // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1964. — Т. 64, вып. 1. — С. 80–84.
        39. Ротштейн Г. А. Ипохондрическая шизофрения. — М.: ГНИИ психиатрии МЗ РСФСР, 1961. — 138 с.
        40. Морозов В. М., Наджаров Р. А. Об истерических симптомах и явлениях навязчивости при шизофрении // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1956. — Т. 56, вып. 12. — С. 937–941.
        41. Косенко Е. Д. Клиника и течение простой формы шизофрении // Вопросы психиатрии. — 1968. — Вып. 1. — С. 73–78.
        42. Conrad K. Die beginnende Schizophrenic. — Stuttgart: Georg Thieme, 1958. — 315 s.
        43. Снежневский А. В. Симптоматология и нозология // Шизофрения: Клиника и патогенез / Под общ. ред. А. В. Снежневского. — М.: Медицина, 1969. — С. 5–28.
        44. Снежневский А. В. Nosos et pathos schizophreniae // Шизофрения: Мультидисциплинарное исследование / Под ред. А. В. Снежневского. — М.: Медицина, 1972. — С. 5–15.
        45. Татаренко Н. П., Милявский В. Н. Начало, формы, типы течения и исход шизофрении // Шизофрения / Т. М. Городкова, А. Н. Корнетов, С. М. Лившиц и др.; Под общ. ред. И. А. Полищука. — Киев: Здоров’я, 1976. — С. 56–90.
        46. (Kraepelin E.) Крепелин Е. Учебник психиатрии для врачей и студентов / Пер. с нем. — СПб, 1910. — Т. 1. — 468 с.; 1912. — Т. 2. — 578 с.
        47. Leonhard K. Aufteilung der endogenen Psychosen. — Berlin: Akademie-Verlag, 1957. — 526 s.
        48. Jaspers K. Allgemeine Psychopathologie. — Achte unveränd. auflage. — Berlin–Heidelberg–New York: Springer Verlag, 1965. — 748 s.
        49. Bilikiewicz T. Psychiatria kliniczna. — 5-e wyd. — Warszawa: PZWL, 1973. — 936 s.
        50. Осипов В. П. Руководство по психиатрии. — М.–Л.: Госиздат, 1931. — 596 с.
        51. Гиляровский В. А. Психиатрия: Руководство для врачей и студентов. — 4-е изд., испр. и доп. — 1954. — 520 с.
        52. (Bleuler E.) Блейлер Е. Руководство по психиатрии / Пер. с нем. — Берлин: Врач, 1920. — 542 с.
        53. Иванов-Смоленский А. Г. Очерки нейродинамической психиатрии. — М.: Медицина, 1974. — 568 с.
        54. www.psychiatry.ua