Что выпить при неврозе

что пить при неврозе

Популярные статьи на тему: что пить при неврозе

Среди хронических заболеваний органов пищеварения, распространенность которых в последние годы неуклонно растет во всем мире.

Вопросы и ответы по: что пить при неврозе

Здравствуйте дорогой врач!
Начну с того, что я считаю, что у меня обсессивно-компульсивное расстройство (невроз навязчивых состояний). Я прочитал несколько абзацев в википедии, и оказалось, что описание симптомов заболевания лежат очень близко ко мне, можно сказать на 90%. Я прошел тест на этом сайте и оказалось я набрал 20 баллов, написали что высока вероятность. Во всех вопросах я поставил( как, я понял там идут 3 степени самооценки себя по жизни: 1-здоровый, как и все; 2- имею трудности; 3-имею большие трудности), поставил почти везде второй вариант, за исключением некоторых, которые посчитал более трудными. Так вот, вопросы не совсем отвечают моим ответам, я так понимаю они общие. Если углубиться и копнуть глубже в состояние соей психики, то я расскажу. И так, я в принципе уверен, что у меня это расстройство, но я не врач, по этому и обратился к вам, вопреки тому, что описание болезни обсессивно-компульсивного расстройства (невроза навязчивых состояний) очень подошло под мою жизнь.

Я постараюсь быть максимально правильно выражаемым. Для начала скажу, что у меня проблема с дыханием. Я не важно дышу после операции по исправлению перегородки, не особенно лучше чем до операции, еще имею не выраженную аллергию на пыль, бытовых клещей, пух-перо. Присутствует сыпь на теле, на спине, без всяких выделений- возраст молодой- года. Сыпи раньше не было, появилась около 4 год назад и не проходит с учетом ее лечения. Делали 2 операции дополнительно по изьятию опухолей в мочевом пузыре; первую делали давно, вторая недавно. До сих пор плохо дышу носом, анализы на гормоны не сдавал. У меня по диагнозу врача отоларинголога или лора вазомоторный ринит, проблема с носовыми раковинами- вазотомию не делали, из-за этого говорит плохо дышу, пользовался спрей средством, закончил пользоваться- не прошло, сижу, жду, надеясь что начну дышать и оно пройдет без операционного вмешательства. Дышу хуже на одну сторону в основном, на ту, которой хуже дышал и до операции по искривлению перегороди. Был у не одного врача- перегородка стоит нормально говорят. Один врач сказал о той проблеме о которой я выше писал. Ну вот. Я дал вам историю болезней, так как посчитал, что не зависимо от вашей специальности, врачу важно знать организм пациента и через, что он проходил.

Ну а теперь конкретно о проблеме. У меня проблемы с моими пяти чувствами. Проблема состоит в определенном образе жизни. Она ограничивает меня и не дает мне функционировать полноценно и как желаю. Она проявляется, когда я смотрю, когда слышу, дышу, глотаю, когда касаюсь чего-то, в общем посредством всех моих 5 чувств- это что-то паранормальное. Как и в описании статьи о болезни обсессивно-компульсивного расстройства, я окончил высшее образование, люблю читать, не равнодушен к духовной литературе и к Богу.
И так, а теперь по одному с чувств.
1) Глаза. Бывают моменты, когда я сморю на что-либо и мне кажется, что я как-то не так посмотрел на что-либо и это на меня плохо повлияет, не знаю даже как. Всякие мысли в голову лезут, как будто бы они сами меня посещают я их даже не создаю. Приходят из нечего словно. После того, как появилась обсессия, я намеренно начинаю создавать компульсии, действия. Например начинаю считать и смотреть по несколько раз на то же самое, как будто бы иначе, что бы стало спокойнее. Например взглянуть на потолок еще раз потому, что увидел там отвратительного комара или паука, и так сделать 7 раз, потому, что Бог создал мир за 7 дней). Я понимаю, это может быть смешно спонтанно, но так и есть- и мне даже очень не смешно, когда это происходит. Потом посмотрел 7 раз и оказалось, что в роде бы стало легче. Но через время вновь тоже самое- порочный круг. Потом, я как бы верю в Бога, и часто к нему обращаюсь, я даже молюсь о проблеме постоянно, только какое-то малейшее отклонение в слове или сказал наоборот, все уже нужно перемолиться, потому, что начинаю не то что бы сомневаться, я не сомневаюсь, но начинаю думать, что если не перемолюсь, то эти мысли не оставят меня в покое, и я проверял, они не оставляли порой, тревога не пропадала, даже во время сна, а порой находил силу воли отказаться мысленно от компульсий и получалось, под неким условием для себя. Я устаю от этого регулярно, это всегда со мной. Потому, что глаза всегда со мной. Когда я могу посмотреть на старого и некрасивого человека, начинают приходить такие мысли, ага- это искушение, оно хочет, что бы я посмотрел еще раз, прочувстовал момент по другому и отбросил тревогу и я делаю это, потому, что если не сделаю, то хожу и тревожусь о том, как будто бы они на меня повлияет плохо и я там тоже состарюсь или еще что-то- вот такой бред, думаю постоянно, тяжело переключиться. Как?, если это почти во всем что я делаю. Читая книгу увидев букву, перечитываю строчку 7 раз или 12 или 3 раза, а если четыре, так нужно помолиться, говорю: ну все, это последний раз, и если смог прочувствовать момент без тревоги и с уверенностью, как бы дав себе отчет в том, что я сделал и что все нормально, то читаю дальше, а не смог, так тогда приходиться еще делать то же самое молясь перемолясь,превращая этот процесс в системы и алгоритмы: что сейчас и как делать а что потом, нужно сделать это более осознанно, и сказать такое слово, нужно выдыхать так и так, а потом вдыхать определенным образом. И ВАЖНЫЙ МОМЕНТ: я даю себе отчет в том, что это все не я и зачем я это делаю, но порой навязчивость мыслей такова, что легче сделать еще 7 раз и забыть, чем ходить и носить в себе состояние как бы неполноценности и тревоги еще несколько часов- это истощает еще больше порой, так как приходиться думать об этом во время того, как меня тревожит уже что-то третье, потом четвертое , пятое и оказывается у меня уже целая коллекция тревог по поводу чего-то за промежуток какого-то времени и так скапливается, что уже и системы сложно придумать, что бы убрать тревогу и сделать какую либо потом компульсию, а если не сделаю, то тогда еще хуже состояние, словно что-то упустил, а внутри паника: нужно срочно это сделать сейчас, а если не сделаю, то мой здравый ум даже не знает, что ответить по этому поводу после. Такое впечатление, что я человек двуличный, но доверяю своему здравому уму в то время, когда делаю компульсии, после обсессий и продолжаю цепляться за компульсии, понимая то, четко, что они мне не нужны же. Если бы были сами обсессии, то это было бы не так сложно, но компульсии порой на столько сложны, что бывало и в глазах темнело, когда доходило до того, что я задерживал дыхание не намеренно, а как то зажимало даже временами и я был в состоянии наверное гипоксии, после такого у меня часто тяжесть в голове и резкие не очень ощутимые боли в голове, раньше чувствовал как ноет в затылочной части немного, никогда раннее такого не было в жизни. Тяжело дать концентрацию и свежо соображать, порой. По утру мне легче иногда, но это в течении часа, двух, сразу отдохнувший, но немного, так как и ночью просыпаюсь. А сегодня вечером как и не первую ночь клацали мебели, то ли стол, ну в общем такое мистическое состояние было, я помолился в 3-10 ночи и после этого стало спокойнее. Когда я прочитал молитву и не одну, мне порой стает морально легче и как будто бы более легко, к стати, это определенно влияет на мой день и на мое самочувствие, но абсессии усиливаются на усталость психики, так как я не после курорта морального и длиться это уже около полугода, раньше такого не было. Началось все конкретно из того, что я много дишал, мог и в 4 утра выйти на улицу и стоять дышать систематично, при чем с высоким очень моральным напряжением и умственным, с конценрацией, так как внимание постоянно рассеивалось на что-то и отвлекалось и это усугублялось и чем больше я концентрировался и старался, тем больше был изнеможен, еще бы чуть чуть и я уже думал, что меня отправят в психушку родители, я не мог ничего с собой поделать. Сейчас мне легче, чем раньше, и возможно вы не верите, но я почему-то верю, что это от Бога, мне стало легче, ну это зависит от взглядов наверное, не знаю. Когда-то, недавно вышел из Церкви православной и сразу после этого сразу стало легче, и после того момента, как сейчас помню, мне стало легче, я просил об этом у Бога. А, так до того, стоял часами вообще и не мог с собой ничего сделать, как прервусь на пол часа, так вернусь на 4 часа. Открытая обстановка действует на меня более положительно, чем закрытая, по этому выходя на улицу и не видя толком никого мне легче немножко, но так же находит и на улице. Бывает по разному: бывают моменты среди дня, когда я чувствую себя, словно без особых проблем, появляются обсессии, но как то мог и не допускать компульсий и сразу забывать, но посещение обсессий регулярное все равно; бывали моменты, когда почти до потемнения в глазах мог выстраивать системы и дышать и не мог ничего поделать, словно надо так сделать для себя и все. Ну о глазах в принципе в общем все. Здесь же было и дыхание так же.
В остальном, в дыхании- Особенно, в касаниях к себе или чему-то так же, в том, что слышу- проще как-то, слава Богу, с глотанием есть проблемы вместе с дыханием как-то, в общем доктор я живу этим каждый час и моя радость, когда у меня бывает состояние, что я выспался, чувствую себя хорошо физически и морально, умственно, душевно, не обессиленным и могу отказать себе в компульсиях на обсессии, и если удаеться выспаться более хорошо, день немного проше, если же вообще плохо поспал, то сложнее конечно. Не поел хорошо, так же не к хорошему. А в таком состоянии сложно себя вообще контролировать полноценно: посуду помыть, так по системе, а не по системе не то что не могу морально, как то физически даже рука не двигается по другому,а если двинулась, значить нужно перемыть, 7 раз дно тарелки и кружку, 3 раза с наклоном и 3 раза встряхнуть ложку-вилку, кружку-посуду- это порой делаю в нормальном состоянии, свойственного обычному человеку, просто систематично, а порой как не удастся или зацеплюсь обо что-то, когда что-то уходить из под контроля, бывает зацепит психологически, как искушение какое-то, и тогда выбор: не делай и мучься психологически и гадай, или делай порой до изнеможения и усталости и иди дальше делать что нужно. Это меня контролирует моими страхами, моим состоянием, боязнь чего-то, я человек и имею как и многие свои переживания и страхи в жизни, это состояние играет именно ими, и казалось если бы я был бесстрашным, то оно бы в миг прошло. И были ситуации, когда приходилось переломаться психологически, ощущения конечно не приятные, как будто бы еду на горку в сто восемьдесят градусов на велосипеде, но постоянно это делать сложно и по тревоге словно не нужно, а легче когда состояние организма более хорошее и крепкое порой среди дня, тогда чуть-чуть идет прогресс и бывало, что почти целый день нет компульсий, и лишь небольшие абсессии.
Касаясь к предметам, приходиться порой касаться еще и еще раз, не важно- мыло это или книга, или еще что-то, или тряпка, которой протираю пыль, все играет свою роль, даже кусок бутерброда который запихиваю в рот должен зайти так, что бы не коснуться пальцами к губам или зубам, мол если коснусь, то мои зубы будут не таким как мне хочется- вот такой бред сам по себе в голове возникает, и если есть мужество отказать компульсии и четко осознать здравый смысл и главное- верить Богу, что он меня оберегает- то тогда отказываю компульсиям, а если психологическое состояние очень навязчивое, тогда не сдерживаюсь и поддаюсь искушению, но и так понимая то, что все нормально и это всего лишь мысли, но потом образуется каша в голове, я начинаю путаться, мое состояние становится хуже, если задерживаю дыхание- бросает порой в пот, голова устает и ничего свежо не воспринимает, и тогда по наклонной вниз обратно. У меня часто нет сил, состояние умственное часто угнетенное, так же как и моральное, физических сил так же мало, за полтора года две операции, химиотерапии не было- нет. Дышу плохо, и в основном что сейчас мне мешает жить наверное- это мое дыхание, и обсессивно-компульсивное растройство( нервоз навязчивых состояний). Доктор, я не могу ничего делать полноценно, никакого спорта- у меня слабость и я плохо дышу- это истощает и я очень устаю от этого, я рад, что я ходить по улице немного могу и что-то сьесть, что бы с голоду не умереть, никаких тяжестей, ничего не делаю, только почитать могу что-то, когда опять же таки- могу, и то не только из за навязчивых состояний, а еще из-за общего усталостного состояния и я не читаю практически в голос, так как не могу одновременно дышать носом во время чтения в голос, в чтении в уме есть хоть небольшая возможность немного подышать носом, пока не ощутил давление в этой области и заложенность, тогда сплю с открытым ртом. Я молодой парень, многие такие активные сейчас, а я просиживаю свою жизнь в 4 стенах не зная, когда это прекратиться и все же надеясь и веря в Бога. Ах да, интересно на счет душа- душ не исключение, и мытье рук, все считается, все, что не делаю, с утра до вечера и ночью, и даже ночная подушка, одеяло, и то, как это одеяло коснется ко мне, и зубная щетка. Везде раздражители. К врачу идти не хочу, так, как боюсь навредить здоровью и телу лекарствами, особенно теми, которые на мозги влияют, мне и так тяжело сейчас концентрироваться, а лекарства людей овощами делают, исходя их комментариев людей, которые знают, что колют
в психушках. Вчера думал, что сердце лопнет, так дышал, задерживал дыхание из-за того, что психологически не мог по другому- это безумие какое-то. К стати сердце, тоже моментами как-то чувствуется не так как раньше, а недавно вылечил бронхит обостренный- легкие, Богу виднее.
Вот сейчас, пока вам писал, уже раз 20 пересмотрел те самые слова в некоторых предложениях, что бы перечувствовать без тревоги и читать дальше. Со стороны тех слов, которые исходят от духовной стороны я опишу это так: такое впечатление, что меня это состояние постоянно подстрекает, знает все мои дела, все, что для меня важно. Такое впечатление, что оно приходит не от куда: я могу думать о чем-то и потом резко бац, коснулся к чему-то и на мысленном уровне- ага, так тебе и надо, а ну ка что скажешь на такой расклад? А если этого мало, так мысли закрутятся еще и по другому, обойдут хитро самого себя и найдут изьяны, с помощью которых появятся тревога и страхи. Нахожусь в постоянной борьбе со своими пяти чувствами и мозгами. Пью глицысед- замечаю, что немного после приема убирает напряжение, он антистрессовый препарат, абсолютно без привыкания и побочных эффектов, детям с 3 лет разрешается употреблять, он немного воздействует на когнитивные способности, так как он из ряда ноотропов, берется без рецепта, часто школьниками и студентами перед сессией(читал), я купил пью его, решил пить месяц, принимать курс.
Ага, и еще добавлю. Такое впечатление, что я перед тем, что бы что-то сделать на основе моих 5 чувств, должен быть в состоянии готовности и если я думаю о Боге, то это срабатывает иногда, часто, а если не думаю или не имею этого мысленного фона, то тогда сразу наступает тревога.

Добрый день! Мне 33 года. В 23 года была беременность. Не рожала, потом беременеть не пробовала, никогда не принимала ОК. В феврале месяце этого года обнаружили случайно кисту на правом яичнике. Размер 50х40 мм. За три месяца она не прошла. Не увеличилась. Лечения не было никакого, только свечи Дистрептаза в феврале. В феврале сдала гормоны щитовидки -все в порядке. В апреле я сдала онкомаркеры — все в порядке, также в апреле сдала мазок — все в порядке, воспаления нет. В апреле я пошла к другому гинекологу, на хороший УЗИ аппарат.
Она смотрела, смотрела, все показатели — матка, эндометрий, левый яичник — все ок. Предположила предварительно, что это все-таки функциональная киста, которая по каким-то причинам не уходит. Назначила Верошпирон по 1т 2р/д, Утрожестан по 1т 2р/день, Магне В6, Витамин С, Наклофен свечи на ночь. Все это с 16 по 25 день цикла.
Также отправила сдать анализы на гормоны, УЗИ молочных желез. И сказала, чтоб я не переживала сдавать прогестерон на Утрожестане, говорит, он у тебя точно будет невысокий.
Цикл у меня регулярный. Последние три месяца 28,30,27 дней.
На 20-й день МЦ я сдала:
прогестерон — 8,6 нг/мл (РИ 1,7-27,0)
тестостерон общий — 1,3 нмоль/л (РИ 0,290-1,67)
На 3-й день МЦ я сдала:
Пролактин — 36,05 нг/мл (РИ 4,79-23,3)
ЛГ -7,1 мМО/мл (РИ 2,4-12,6)
ФСГ — 5,3 мМО/мл (РИ 3,5-12,5)
Эстрадиол — 17,06 пг/мл 12,5-166,0)
17 — альфа- оксипрогестерон — 1,29 нг/мл (РИ 0,1-0,8)
Получается, что незначительно повышен Пролактин и 17- альфа- оксипрогестерон.
По УЗИ груди — в обоих нашли маленькие кисточки до 4 мм.
Пришла к гинекологу с анализами, опять сделали УЗИ — киста на месте, 49х35мм. Киста не болит.
Гинеколог анализы прокомментировала так: пролактин надо лечить, прогестерон низковат.
Вот курс лечения:
1. Алактин по 1/2 т 2р/неделю (вт, пт) вечером — 3 месяца
2. Прожестожель на молочн. железы — 3 месяца
3. Метипред по 1/2 т каждый день — 3 месяца
4. Серрата по 1т 3р/день — 1 месяц
5. Верошпирон 25мг по 1т 2р/день — с 16 по 25 день МЦ
6. Утрожестан 100мг по 1т 2р/день — с 16 по 25 день МЦ
7. Свечи Дистрептаза на ночь 6 дней во время месячных.
8. Контроль УЗИ через 3 месяца после месячных
9. Контроль пролактина 17-оксипрогестерона через 2 месяца.

Так, получается есть киста яичника, предположительно функциональная. Два анализа ПРолактин и 17-оксипрогестерон выше нормы, незначительно. Кисточки в молочных железах.
Диагноз звучит так: Киста правого яичника. Относительная гиперпролатинемия. Кисты обеих молочных желез.

Что же все-таки влияет на то, что киста в яичнике не уходит? Гинеколог говорит, что может и высокий пролактин и низкий прогестерон.
Кисты в груди? по тем же причинам?

Во-первых меня смущает, что назначили Алактин уже вот так сразу и в таких дозах при таком незначительном повышении пролактина. Читала, что его назначают постепенно повышая дозу и также отменяют.
Может ли пролактин быть повышен в связи с недавним стрессом, был точно невроз, стресс. Да и перед его сдачей ночью не очень хорошо спала, было тревожное чувство немного.
Может, стоит подождать с Алактином, и пойти пересдать пролактин в следующем цикле?
Ну очень не хочется пить вот так сходу все подряд. Есть ли здравый смысл пересдать? При этом надеюсь, что нервы все больше придут в покой, еще больше успокоюсь.
Во-вторых настораживает Метипред. Я правильно понимаю, этот препарат для понижения 17-оксипрогестерона? Повышенный его уровень может быть причиной кисты яичника, и в груди кисточек? Я читала, что это и не гормон вроде, и эндокринологи просят гинекологов оставить его в покое))).
У меня он повышен незначительно. Есть ли реальная необходимость вот так сходу за него браться и пить не простой препарат. Может стоит и его контрольно пересдать в следующем МЦ?
Слышала, что у здоровых женщин он может быть повышен чуть и беременеют при этом.
Утрожестан мне назначают, чтоб повысить прогестерон? Он действительно низковат? и может быть причиной кисты яичника и кисточек в груди?
Остальные препараты Серрата, Верошпирон, Дистрептаза — это что-то вроде вспомогательных ? Рассасывающие, противовоспалительные. чтоб помочь кисте самоликвидироваться?
Что же является причиной кисты? я так и не получила однозначного ответа. То есть причиной тому гормональный дисбаланс. А он от чего?
Прошу прокомментировать назначение препаратов при таком диагнозе и при таких анализах. Может, стоит от чего-то пока воздержаться, какие-то анализы пересдать, или что-то дополнительно сдать?
Что делать?

www.health-ua.org

Алкоголь и невроз

Алкогольный невроз – состояние, формирующееся в результате появления зависимости у человека вследствие чрезмерного употребления спиртных напитков. Всем известно пагубное воздействие, которое оказывает алкоголь на здоровье человека. Страдает не только физическая, но и эмоциональная, нравственная сторона его жизни. Чем больше человек пьет, тем ниже опускается, а со временем совершенно деградирует.

Для полноценного лечения необходимо, чтобы личность осознавала ошибку и захотела исправиться. В противном случае возникнет замкнутый круг, выйти из которого будет очень непросто. Алкоголь при неврозе категорически противопоказан. Если человек переживает сложный период в жизни, крайне не рекомендуется лечить это свое состояние алкоголем. Иначе обязательно возникнут осложнения, повлекшие за собой и другие изменения в сознании.

Неврозы и алкоголь – вещи часто взаимообусловленные. Если невроз наступил в результате чрезмерного употребления крепких напитков, проявятся определенные симптомы, которые трудно будет не заметить. Каковы же они?

Формирование зависимости

Привычка регулярно принимать спиртное приводит к развитию зависимости. У человека появляется такая неприятная проблема, как алкоголизм. При алкоголизме человек не может себя контролировать, вся его жизнь сосредоточивается на минутной слабости, а сам он делается безвольной личностью, не способной ни на что. Формирование зависимости происходит постепенно, и часто человек даже не успевает понять, что в действительности с ним происходит.

Имеющий аддикцию человек не может управлять собственной жизнью. Его близкие обязательно страдают, испытывают на себе целый букет негативных эмоций. Родственники больного алкоголизмом, как правило, пытаются вернуть его к нормальной жизни. Если это сделать не получается, то семья часто распадается. Хотя встречаются некоторые женщины, которые годами терпят возле себя мужей-алкоголиков и при этом страдают молча. В любом случае кому-то приходится платить за состояние временного забвения.

Потливость, озноб

Алкогольный невроз приводит и к другим печальным последствиям. После приема больших доз алкоголя зависимого человека нередко бросает в холод и жар. Он не может контролировать это состояние. Озноб и потливость являются закономерными проявлениями неблагополучия. Человек, который пьет, просто не может оставаться здоровым. От алкоголя страдают все внутренние органы, в первую очередь, печень.

Раздражительность

Человек, увлекающийся алкоголем, обязательно страдает сам. Он словно начинает распространять вокруг себя негативную энергию. Раздражительность накапливается и выливается в результате на окружающих. Вот почему в первую очередь страдают близкие родственники.

Человек, любящий выпить, как правило, не думает о тех, кто находится рядом с ним. Раздражительность постепенно начинает преобладать в его настроении. Прежние привычки и интересы куда-то уходят. Имеют место быть также тоска и уныние. Такое расположение духа не меняется длительное время.

Прежде чем человек осознает, что нужно что-то менять, могут уйти годы. В большинстве случаев состояние, называемое алкоголизмом, уже не вылечивается до конца. Очень редко бывает так, чтобы запойного алкоголика поддерживали близкие настолько, чтобы ему захотелось измениться всерьез и надолго. Чаще всего оказывается, что просто не для кого меняться, да и желание как таковое отсутствует.

Головная боль

Невроз, вызванный приемом больших порций спиртного, нередко становится причиной повторяющихся приступов головной боли. Тому, кто находится в зависимости, очень трудно понять, что нужно бросить пить. Он не желает меняться и не хочет тратить на это свои усилия. Чаще всего, просьбы родственников, их мольбы и слезы вообще не имеют никакой силы. Все потому, что человек впал в зависимость от собственных ощущений.

Как выясняется при подробном анализе чувств, личность просто пыталась уйти от реальности, которая ее пугала, страшила, заставляла чувствовать себя некомфортно. Внешнее неблагополучие не позволяет человеку развиваться и приводит к внутренней деградации. Алкогольный невроз, так или иначе, сопровождается периодической головной болью.

Для того чтобы развился алкогольный невроз, нужны определенные причины. Просто так, надо заметить, ничего не образуется. Когда негативных факторов слишком много, риск наступления зависимости возрастает в несколько раз. Рассмотрим их внимательнее. Как правило, они повторяются у большинства людей, страдающих какой-либо аддикцией.

Чувство ненужности

Ощущение собственной никчемности – неприятное чувство, которое пронзает душу человека. Чувство ненужности обычно проистекает из семьи. Когда личность не видит того, в чем она могла бы реализовать себя, если отношения с родственниками оставляют желать лучшего, формируется недоверие к миру. Почти всегда это состояние требует выражения.

Некоторые люди не находят ничего лучшего, чем начать «залечивать» образовавшуюся рану спиртным. Конечно, это не приводит ни к чему хорошему и не способствует развитию личности. Со временем чувство ненужности трансформируется во что-то другое, и человек попросту перестает замечать, что с ним в действительности происходит. Алкоголь всегда помогает деградировать, но никак не меняться к лучшему.

Ощущение пустоты

Чувство пустоты – еще одна причина, по которой человек начинает пить. Это такое ужасное ощущение, при котором хочется чем-то заполнить свое существование. Интеллектуальные личности стремятся к саморазвитию, к тому, чтобы заниматься искусством, созерцать прекрасные творения великих мастеров.

Люди, у которых в жизни не было ничего хорошего, как правило, начинают употреблять алкоголь. Спиртное дает им ощущение мнимой свободы, иллюзорное чувство покоя, которого на самом деле невозможно достичь в этом состоянии. Ощущение пустоты подтачивает изнутри, мешает понять свои истинные ценности и стремления. Человек перестает делать для себя и окружающих что-то полезное. Так формируется зависимость, которая приводит к известным печальным последствиям.

Алкогольный невроз обязательно нуждается в коррекции. Лечение необходимо начинать как можно раньше. В таком случае есть шанс, что человека удастся вернуть к нормальной жизни. Развитый укрепившийся алкоголизм опасен тем, что личность начинает деградировать незаметно для самой себя, а потом просто не может остановиться. Даже если человек и понимает, что причиняет вред окружающим, у нее внутри недостает ресурсов для исправления своего неудовлетворительного положения. Как следует проводить лечение? На что нужно обратить внимание?

Принятие решения

Это важный шаг, без которого не состоится никакое излечение. Прежде всего, необходимо принять взвешенное решение. Желание избавиться от пагубной привычки должно мотивировать человека начать двигаться в нужном направлении. В противном случае не будет никакого развития, а лишь плачевное хождение по замкнутому кругу. Принимая решение измениться, человек действительно берет на себя ответственность, помогает себе измениться в лучшую сторону. Трудности будут, без них никуда, но важен сам факт того, что человек почувствует в себе готовность совершенствоваться.

Проработка ценностей

На этапе воздержания от алкогольных напитков очень важно осознавать, зачем человеку это надо. Хорошо, когда внутри имеется понимание, что необходимо стараться радовать своих родных и близких людей, не заставлять их страдать. Но сначала человек должен измениться ради самого себя. Только в этом случае успех действительно будет очевидным.

Проработка собственных ценностей – важный шаг на пути к успеху. Важно понимать, зачем бросать пить. Если вокруг все плохо, значит, нужно найти собственную цель, ради которой захочется потерпеть временные неудобства. Определение индивидуальных ценностей поможет в любом случае. Как правило, этого достаточно для того, чтобы крепко задуматься и осознать ошибки прошлого.

Наполнение жизни

Неврозы, вызванные приемом большого количества алкоголя, как правило, происходят на фоне общей неудовлетворенности жизнью. Необходимо наполнить свою жизнь новым смыслом. Очень важно обозначить цель, к которой захочется стремиться изо дня в день. Это будет вести вперед, человек начнет действительно радоваться каждой маленькой победе над собой.

Наполнение жизни лучшими мотивами, стремлениями позволяет за короткое время добиться больших результатов. Чем раньше человек осознает необходимость перемен, тем для него будет лучше. Наполнение жизни новым смыслом возможно только тогда, когда в жизни присутствует какая-то цель. Пока нет главной задачи, ничего не сдвинется с места и не начнет меняться. Огонь, зажженный внутри, позволяет реализовать самую сокровенную мечту.

Медикаментозные средства

В особенно запущенных случаях для избавления от алкогольного невроза приходится прибегать к медикаментозному решению. В нем созревает необходимость не всегда, но тогда, когда человеку крайне трудно самостоятельно справиться с потребностью принимать спиртное. Медикаментозные препараты блокируют тягу к алкоголю, заметно улучшают физическое состояние. Однако они не могут мотивировать личность развиваться, не способствуют зарождению надежды и индивидуального осмысления происходящего.

Таким образом, алкогольный невроз поддается лечению. Важно только понимать, что необходимо изменить в собственной жизни.


apatii.net

Успокаивающее «оружие»

Медицинская наука второй половины ХХ века дала врачам в руки действенное оружие, с помощью которого они смогли бороться как с обычными неврозами, так и с тяжелыми психическими расстройствами. Речь идет о группе лекарственных препаратов, когда-то объединенных под общим названием «депримирующие средства».

Интерес людей к лекарствам, способным в трудную минуту снять нервное напряжение, наладить сон, улучшить настроение, вполне понятен. В современных реестрах их называют нейротропными средствами. К таковым относятся транквилизаторы, антидепрессанты, ноотропы, нейролептики, противоэпилептические средства, снотворные, анальгетики, анестетики и наркозные средства. Но в этой статье речь пойдет только о нейротропных лекарствах, успокаивающим образом действующих на нервную систему, а именно — о транквилизаторах и нейролептиках.

Ранее их называли депримирующими средствами: от латинского слова «deprimo» — подавлять, усмирять, придавливать. Сейчас этот термин употребляется редко, хотя именно он охватывает все лекарства, так или иначе угнетающие психическую деятельность: от самых слабых, вроде валерианы, до наиболее сильных — антипсихотических. Другое название успокаивающих средств, появившееся в 1957 году, — «транквилизаторы» произошло от латинского слова «tranquillare» — успокаивать. Сам термин родился в лечебном заведении для психических больных — знаменитом лондонском «Бедламе», где буйных привязывали к специальному креслу, которое и называлось «транквилизатор». Первоначально под лекарствами-транквилизаторами понимали препараты как снимающие легкое беспокойство, так и прекращающие безудержное буйство.

Шли годы, и классификация успокаивающих средств постепенно менялась. Старые понятия теряли устоявшиеся значения, появлялись новые термины. Сначала медики говорили о малых и больших транквилизаторах. Малые транквилизаторы применяли не при тяжелых расстройствах психики (психозах), а при функциональных расстройствах нервной системы (неврозах) или просто при неврозоподобных состояниях. Сейчас термин «транквилизаторы» сохранился только за этой группой препаратов. Более того, к ним стали относить еще и так называемые седативные средства (лат. sedatiо — успокоение), снижающие общую возбудимость. А термин «большие транквилизаторы» исчез совсем, его заменили понятием «нейролептики».

По современной классификации все существующие лекарства делят на 16 групп. Средства, воздействующие на нервную систему (нейротропные), относятся к группе № 9 (9.1-9.16). Под № 9.1 в ней «свалены в кучу» анксиолитики, седативные и снотворные препараты, нейролептики.

Попробуем в этой «куче» разобраться. Начнем с самых «древних», самых слабых, а потому и самых распространенных транквилизаторов — седативных средств. Они оказывают общее успокаивающее действие. К транквилизаторам их причислили совсем недавно. Некоторые из них в больших дозах обладают снотворным эффектом. К седативным относятся валериана, пассифлора, пустырник, пион, листья хмеля, зверобой. Их широко применяют при неврозоподобных состояниях, а иногда и при неврозах. В аптеках продается множество седативных смесей (корвалол, валосердин, валокордин), более эффективных, чем просто травяные экстракты, потому что в них добавлено небольшое количество сильных нейротропных или снотворных средств. Седативные смеси иногда называют сердечными средствами, хотя правильно считать их успокаивающими.

С начала XIX века в качестве седативных средств использовали препараты брома (бромиды натрия и калия), способствующие развитию процессов торможения в коре головного мозга. Бромиды считались незаменимым средством при неврозах. Однако соединения брома накапливаются в организме, вызывая симптомы отравления, и по этой причине они сейчас употребляются редко. Зато давно и хорошо известные снотворные, например фенобарбитал, барбитал-натрий и многие противогистаминные средства (супрастин, пипольфен, тавегил, доксиламин и др.), как и димедрол, в малых дозах продолжают применять в качестве седативных средств. Седативное действие оказывают некоторые производные гамма-аминомасляной кислоты, например фенибут. В качестве легкого успокаивающего средства часто используют другую аминокислоту — глицин. Фенибут и глицин оказывают умеренное успокаивающее, противострессорное действие, снимают эмоциональное напряжение, повышают работоспособность, улучшают сон. Но, несмотря на кажущуюся безобидность седативных препаратов, перед началом приема необходимо посоветоваться с лечащим врачом.

Другие, более сильные транквилизаторы относятся к группе анксиолитиков (лат. anxietas — страх; греч. litikos — ослабляющий) или лекарств, подавляющих тревогу — психически болезненное состояние ожидания беды. Тревога может возникнуть на короткий срок в связи с конкретными обстоятельствами, но может стать и беспричинной, хронической. Она бывает ажитированной (лат. аgitato — движение, волнение), то есть сопровождающейся эмоциональными вспышками, возбуждением, или депрессивной, с чувством подавленности. В отличие от седативных средств, анксиолитики применяют не при колебаниях настроения, а при настоящих неврозах. В аптеках они продаются только по рецепту, выписанному врачом-специалистом. Первый «переходный» (от седативных к анксиолитикам) препарат мепротан (мепробамат), который применяется как при неврозах, так и при неврозоподобных состояниях, был синтезирован в 1952 году. Он расслабляет мышцы (является миорелаксантом) и снимает чувство напряжения. Анксиолитики похожи друг на друга по действию, но отличаются по силе. Самые эффективные из них — феназепам и сибазон, а самые слабые — мазепам и триоксазин (их называют дневными транквилизаторами).

С помощью анксиолитиков лечат неврозы — обратимые психические расстройства, обусловленные психотравмами. Больной неврозом осознает свое состояние, хотя восприятие реального мира у него не нарушено. Иными словами, больной неврозом — это практически здоровый человек, выбитый из колеи. При психозе же происходит болезненное расстройство психики, нарушающее адекватное восприятие мира. Когда я был студентом, один профессор любил шутить: «Невроз — это состояние, при котором больной знает, что 2 х 2 = 4, но это его страшно раздражает. А больной психозом уверен, что 2 х 2 = 5, и при этом абсолютно спокоен».

Невроз может протекать по-разному: существует невроз навязчивых состояний, в том числе страхов — психастения; астенический невроз — ослабление умственной работоспособности и воли; истерический — крайняя несдержанность, стремление привлечь к себе внимание любыми способами, легкий переход от горьких слез к безудержному смеху. Главное, что неврозы еще не относятся к области психиатрии. И лекарства от неврозов соответственно не самые сильные.

Все анксиолитики первого поколения прежде всего улучшают сон, ослабляют тревогу и раздражительность, снимают повышенную утомляемость и в меньшей степени плохое настроение и навязчивые состояния. Каждый препарат имеет свои оттенки и особенности действия, поэтому его подбирают индивидуально. Бесконтрольный прием транквилизаторов может привести к серьезным, необратимым для психики последствиям. Самолечение неврозов недопустимо. Трудность в том, что один и тот же анксиолитик у одних больных снимает напряжение, у других — страх, а у третьих — тревогу. Подбор препарата — это своего рода врачебное искусство. Эффективность анксиолитиков значительно повышается при сочетании лекарственной терапии с аутогенной тренировкой.

На истории создания нейролептиков — лекарств, снимающих тяжелые психические расстройства, хотелось бы остановиться подробнее. После окончания Второй мировой войны Франция начала бесплодную борьбу по усмирению Вьетнама. Вьетнамцы вовсю использовали противопехотные мины, раны от которых очень часто вызывали травматический шок. К этому времени медикам уже было известно, что одной из причин травматического шока является выделение из клеток гистамина. В небольших количествах гистамин необходим для регуляции кровообращения в капиллярах и активации определенных отделов головного мозга. Действие гистамина не раз испытывал на себе каждый из нас. Именно из-за него на месте комариного укуса расширяются сосуды, появляется зуд и образуется волдырь. Но если гистамина высвобождается слишком много, тогда — беда. Сосуды расширяются, артериальное давление падает, мозг сначала возбуждается, а затем тормозится — наступают коллапс и кома.

В 1940-е годы прошлого века многие фармацевтические фирмы занялись поиском лекарств, которые блокировали бы действие гистамина. Среди них была и французская фармацевтическая фирма «Special», исследовавшая антигистаминную активность производных фенотиазина. Неожиданно обнаружилось, что антигистаминный препарат этого класса соединений — прометазин помимо собственно антигистаминного эффекта способен оказывать на больных успокаивающее действие, вызывать заторможенность и даже сонливость. Это действие прометазина сначала считали побочным, пока в 1950 году французский военный врач Анри Мари Лабори не указал на возможность использования тормозящего эффекта препарата в анестезиологии. С помощью прометазина и других производных фенотиазина врачам удавалось подавить гормональную реакцию нейроэндокринных желез на операционную травму. В ряде случаев обезболивающий эффект препаратов был настолько силен, что больным после операции не требовался морфин. Однако по-настоящему высокоэффективного тормозящего средства получить не удалось.

В конце 1950 года на основе 2-хлорфенотиазина было синтезировано новое соединение, ставшее известным под шифром 4560, — R.P. Позднее его назвали хлорпромазином, затем ларгактилом (впоследствии появилось не менее 30 разных фирменных наименований). Это вещество сразу же было передано для изучения в лабораторию известного французского фармаколога Ф. Курвуазье. Клиническое изучение хлорпромазина началось в мае 1951 года, когда А. Лабори впервые применил его при подготовке больных к операции. После внутривенного введения 50-100 мг препарата при выраженном обезболивающем и тормозящем действии у больных не нарушались ни сознание, ни психика, отмечалась лишь сонливость. Наибольшее впечатление на исследователя произвело то, что хлорпромазин блокировал условные рефлексы. Энтузиазм Лабори во многом способствовал быстрому «продвижению» хлорпромазина из анестезиологии и хирургии в другие области медицины, в частности в психиатрию. Первыми, кого Лабори удалось убедить попробовать хлорпромазин в клинике, были его коллеги, военные психиатры из парижского госпиталя Val de Grace.

19 января 1952 года стало днем рождения психофармакологической эры. В этот день хлорпромазин получил первый больной, страдавший тяжелым расстройством психики. Ему не помогали ни длительная госпитализация, ни шоковая терапия. Через 20 дней после начала лечения хлорпромазином он вышел из больницы практически здоровым. Сообщение об этом случае было сделано 25 февраля того же года на заседании парижского медико-психологического общества. Спустя месяц медики в больнице Святой Анны в Париже начали изучать возможности применения хлорпромазина в клинике.

В 1952 году хлорпромазин стремительно распространился по психиатрическим клиникам Европы. Этот препарат способствовал улучшению обстановки в психиатрических больницах: исчезли буйные больные, а с ними ушли в прошлое физические средства усмирения. Расширились возможности терапии психически больных, снизилось число госпитализированных, улучшилась и расширилась внебольничная помощь, уменьшились сроки лечения, возросло число людей, вернувшихся в общество и к трудовой деятельности. Начиная с 1953 года хлорпромазин разошелся по клиникам всего мира. В 1955 году его синтезировали в Советском Союзе. Препарат, получивший название аминазин, стали широко и успешно применять в психиатрии и других областях отечественной медицины. И до сих пор производные фенотиазина наряду с препаратами другого класса — бутирофенонами остаются главным оружием в борьбе против психических расстройств.

В октябре 1955 года в Париже состоялся первый Международный конгресс по применению аминазина и сходных с ним веществ в терапии психических заболеваний. На нем были подведены итоги и намечены главные пути дальнейшего развития лекарственных методов в психиатрии. Именно на конгрессе впервые прозвучал термин «нейролептики», буквально означающий «воспринимаемые нервной системой».

Сегодня в руках врачей имеется множество депримирующих средств, с помощью которых они могут как облегчать состояние слишком возбудимых здоровых людей, так и возвращать к активной социальной жизни тяжело больных.

www.7ya.ru