Деменция это психиатрия

Эпилептическая деменция

Первичная деменция возникает на фоне изначального органического дефекта головного мозга, и, чаще всего, генетически обусловлена. Вторичная деменция развивается в результате какого-либо заболевания, травмы или интоксикации. Один из видов вторичной деменции – эпилептическая деменция.

Эпилепсия – хроническое заболевание, протекающее с характерными судорожными приступами и (или) расстройствами сознания. Кроме того, при этом заболевании могут наступать личностные изменения. Деменция развивается не у всех пациентов – примерно в 20% случаев. Отмечено также, что у больных с изначально высоким уровнем интеллекта деменция развивается реже и протекает легче.

Причины эпилептической деменции

Сам эпилептический процесс может быть причиной деменции. Однако часто причинами являются повторные черепно-мозговые травмы при падениях во время приступов, коматозные состояния и длительное лечение фенобарбиталом (лекарственная деменция).

Особенности симптоматики эпилептической деменции

Для большинства видов деменции характерны нарушения памяти. При эпилептической деменции память также может нарушаться – как кратковременная, так и долговременная. Но обычно эти нарушения избирательны: больной хорошо помнит, все, что касается его самого (события, даты, факты), но не помнит других важных событий и фактов. Это связано с изменением личности по типу эгоцентризма. Он сосредоточен на всем, что касается его здоровья, успеха, текущих событий.

Еще одна особенность нарушения памяти у больных эпилептической деменцией – отсроченное воспроизведение. При чтении книги больной забывает ее начало. Но иногда, если вернуться к вопросу о содержании прочитанного не сразу, а спустя некоторое время, он может вспомнить.

Больной становится бесчувственным к происходящему с другими людьми (эмпатия), замечает ошибки окружающих (и указывает на них), в то же время сам может быть необязательным.

Мышление вязкое, конкретное, непоследовательное. Человек теряет способность отличать главное от второстепенного, вязнет в несущественных деталях. Речь вначале многословная, но тоже вязкая. Затем словарный запас уменьшается, появляются трудности с подбором слов; больной заменяет слова другими, бессмысленными, словами-паразитами. Больной злоупотребляет уменьшительными именами и названиями, становится слащавым. В то же время, это сочетается со злопамятностью, мстительностью и жестокостью.

Больным свойственная инертность мышления и действия. Они долго обдумывают события и неторопливо действуют. Но в состоянии аффекта темп действий может резко измениться. При выполнении заданий больному очень трудно переключиться с одного дела на другое. Для этого ему требуется длинная пауза. Кроме того, если предыдущий вид деятельности остался незаконченным, больной настойчиво стремится вернуться к нему.

Больные плохо осваивают новое и утрачивают старые знания и навыки.

demenciya.com

Что такое деменция ?

Деменция — это синдром, определяющими признаками которого являются непре­рывное снижение памяти и интеллекта без наруше­ния сознания, часто сопровождаемое изменениями в контроле над эмоциями, в социальном поведении и мотивации.

В отношении этих определяющих черт следует от­метить несколько важных моментов. Во-первых, ког­нитивные нарушения затрагивают как память, так и другие интеллектуальные процессы, такие как абст­рактное мышление. Нарушение только памяти самой по себе (например, в результате однократного ин­сульта, или как это может наблюдаться при корсаковском синдроме) деменцией не является, хотя на очень ранних стадиях того, что впослед­ствии оказывается деменцией, могут выявляться толь­ко нарушения памяти. Во-вторых, когнитивные нару­шения представляют собой снижение относительно прежнего уровня функционирования человека. Ины­ми словами, деменция есть приобретенное расстрой­ство (в противоположность несостоятельности в обу­чении). В-третьих, ухудшение является стойким, а не преходящим. И, наконец, человек находится в ясном сознании. Это отличает деменцию от делирия (состо­яние острой спутанности) — важное различие, когда речь идет о выяснении причин и лечении.

Деменция требует значительных клинических ресурсов

Оценка, диагностика и ведение пациентов с воз­можной деменцией требуют широкого спектра клинических навыков.

Возникают два центральных диагностических воп­роса: страдает ли пациент деменцией, и если так, то что стало ее причиной? Часто необходимо принять достаточно сложное решение — насколько глубоко следует вдаваться в выяснение причины деменции.

Ведение больного не следует просто из диаг­ноза — единого рецепта не существует. Требуется дальнейшая оценка: оценка психологического со­стояния человека, любых возможных физических заболеваний и проблем, связанных с деменцией. Например, может отмечаться выраженная депрес­сия, которая требует лечения сама по себе. Хоро­шее ведение больного требует глубокого понима­ния и творческого подхода и базируется на четком перечне проблем, разработанном вместе с пациен­том и лицом, осуществляющим уход. Обычно ключ к решению проблемы — найти ось лечения, т.е. те вмешательства, которые окажут максималь­ное благотворное воздействие.

Лечение пациентов с деменцией поднимает ин­тересные, но сложные вопросы этического харак­тера. Часто они возникают потому, что у пациента нарушено понимание ситуации (на­пример, отмечается неспособность осознать риск, угрожающий ему самому или окружающим вслед­ствие имеющихся когнитивных нарушений или на­рушений поведения).

Деменция — важная проблема здравоохранения

Она часто встречается, последствия ее ужасны. Как распространенность, так и заболеваемость заметно повышаются с возрастом. И по мере того как увеличи­вается число людей в возрасте старше 65 лет, будет возрастать число людей, страдающих деменцией.

Деменция может причинять страдание заболев­шему человеку. В особенности так обстоит дело вначале, когда чаще всего осознание болезни сохра­нено. Но осознавая болезнь или неосознавая, люди с деменцией часто находятся в дистрессе: из-за того, что не способны выполнять вещи, кото­рые они привыкли делать без усилий; из-за смуще­ния, когда они чего-то не понимают, или из-за страха оказаться покинутыми, одинокими и лишенными привычной поддержки. Даже при глубокой демен­ции могут быть дни, когда какой-то проблеск пони­мания причиняет боль. Для тех, кто скорее умрет, чем окажется низведенным до дементного состоя­ния, даже находиться в состоянии «счастливой де­менции» — чудовищная перспектива.

Деменция зачастую причиняет даже больше страданий близким заболевшего человека. Родствен­ники и друзья страдают от печального зрелища того, как любимый ими человек снижается умственно, или, что еще хуже, кардинально изменяется его лич­ность: ранее добрый и внимательный человек, на­пример, становится циничным в высказываниях и агрессивным в поведении. Уход за больным с де­менцией также изнуряет. Человек, осуществляю­щий уход, бывает изнурен бессонными ночами, постоянной необходимостью быть начеку, чтобы человек с деменцией не причинил себе вреда, или борьбой с недержанием у больного. И все это вдвойне тяжело, когда нет передышки — времени для самого себя. Даже если больной подчиняем, купание и одевание взрослого человека — это да­леко не то же, что осуществление интимного ухода за маленьким ребенком.

Деменция и нормальное старение

Модель болезни будут подтверждать как данные о наличии маркеров, характерных для болезни, так и четкое бимодальное распределение в популяцион­ных исследованиях некоторых биологических пара­метров. Однако даже явные качественные различия между людьми с деменцией и психически здоровы­ми пожилыми не обязательно исключают «гипотезу континуума». Например, вполне вероятно, что неко­торые поведенческие отклонения, встречающиеся при деменции, не наблюдаются в норме в позднем возрасте. Но поведение может изменяться скачкооб­разно (качественно) в результате непрерывных изме­нений как в нейроморфологии, так и в когнитивных нарушениях. Например, блуждание и утрата спо­собности находить дорогу домой могут начинаться только тогда, когда способность к пространственной ориентировке падает ниже определенного уровня функционирования.

Почему столь важен вопрос о том, находятся ли деменция и нормальное старение на одном конти­нууме? Huppert (1994) утверждает, что существуют три следствия из гипотезы одного кон­тинуума. Первое — это то, что диагноз деменции, по крайней мере на ранних ее стадиях, будет трудно поставить: болезнь не будет четко отличаться от нормы и придется устанавливать произвольную грань между ними (как, например, с гипертензией). Любая переменная, будь то показатели анализа крови или сканирования головного мозга либо ре­зультат теста уровня когнитивного функционирова­ния, будет ненадежной как показатель начала забо­левания, потому что на ранних стадиях она чаще всего будет в пределах нормы.

Этот аргумент не подразумевает того, что не может быть маркеров предрасположенности к де­менции (например, генетических маркеров, кото­рые, весьма вероятно, будут выявлены в ближай­шие годы). Вполне могут существовать факторы, которые значительно повышают вероятность забо­леть деменцией к определенному возрасту (иными словами, снижают возраст начала болезни). Эти генетические факторы могут быть определены с момента зачатия, и они укажут нам, если человек склонен к развитию деменции в определенном (возможно, весьма раннем) возрасте. Эти маркеры не будут маркерами ранних этапов заболевания: они будут скорее «структурными» маркерами, чем маркерами «состояния». Что гипотеза континуума предсказывает, так это то, что надежных маркеров «состояния» ранней стадии болезни не будет.

Вторым следствием гипотезы континуума яв­ляется то, что в конечном итоге каждый бы стра­дал деменцией, если бы прожил достаточно долго. Однако данные о снижении заболеваемости демен­цией в глубоком старческом возрасте говорят про­тив гипотезы (Ritchie and Kildea, 1995).

Третье следствие касается исследований. Hup­pert пишет: «Если деменция и нормальное старение лежат в пределах одного континуума, то стратегии исследований, которые пытаются понять природу или этиологию деменции, обречены на провал, если они не исследуют также репрезента­тивные выборки людей позднего возраста».

Интересно рассмотреть эти дебаты в историчес­ком контексте. Весьма вероятно, что наиболее важ­ный скачок в отношении деменции позднего возраста произошел в языке. Когда слово «сенильность» ис­пользовалось для обозначения когнитивного дефици­та в позднем возрасте, это подразумевало, что демен­ция была частью процесса старения: неприятной, но не подходящей для медицинских исследований. Ска­чок произошел, когда оказалось, что патоморфоло­гические изменения, которые отождествляли с бо­лезнью Альцгеймера (расценивавшейся тогда как пресенильная деменция), встречаются также в боль­шинстве случаев «сенильной» деменции. Таким обра­зом, наиболее распространенная деменция поздне­го возраста из «сенильной деменции» превратилась в «сенильную деменцию альцгеймеровского типа» (СДАТ), а впоследствии — просто в болезнь Альц­геймера вне зависимости от возраста. Болезни — это нечто, что нужно идентифицировать и пони­мать, и с ними должно бороться. Поэтому исследо­вания стали пользоваться уважением, когда (и, воз­можно, потому что) деменция была отождествлена в научном сознании и общественном мнении с бо­лезнью.

Окажется ли правильной гипотеза континуума или нет, важно, что болезнь Альцгеймера и демен­ции продолжают оставаться в центре внимания ис­следователей.

surgeryzone.net

Смешанная деменция и болезнь Альцгеймера

Обычно в качестве наиболее распространенных причин деменции называют болезнь Альцгеймера и нарушения мозгового кровообращения (инсульты и ишемии).

Смешанная и сосудистая деменция: взаимное соотношение

К сожалению, сосудистые поражения мозга и первично-дегенеративные нарушения нередко сочетаются. В этих случаях принято говорить о смешанной деменции.

По данным многочисленных исследований, не менее половины пациентов с болезнью Альцгеймера страдают от нарушений кровеносной системы головного мозга. Вместе с этим примерно у 75% больных с диагнозом «сосудистая деменция» наблюдаются симптомы нейродегенеративных процессов.

Связь эта вполне объяснима. Болезнь Альцгеймера долгое время (в среднем около 20 лет) протекает бессимптомно. Мозг – довольно гибкий инструмент и долгое время компенсирует негативные процессы, связанные с гибелью нейронов. Инсульт и ишемическая болезнь снижают резерв и ускоряют появление деменции альцгеймеровского типа. Обратная зависимость тоже вполне очевидна. Болезнь Альцгеймера увеличивает риск сосудистых заболеваний мозга, так как отложение бета-амилоида (сенильных бляшек) происходит как в самом веществе головного мозга, так и на стенках кровеносных сосудов, приводя к их поражению (ангиопатии).

Отчего бывает смешанная деменция?

Упервичных дегенеративных процессов и у сосудистых заболеваний немало общих предпосылок. К ним относятся:

  • носительство гена APOЕ4;
  • высокое артериальное давление;
  • атеросклероз сосудов головного мозга;
  • аритмии;
  • высокий уровень холестерина;
  • вредные привычки (неправильное питание, курение);
  • гиподинамия.
  • Таким образом, частое сочетание болезни Альцгеймера и сосудистой деменции вполне закономерно.

    Диагностика болезни

    Подозрение на смешанную деменцию уместно в тех случаях, когда появлению когнитивных расстройств по альцгеймеровскому типу (в первую очередь это нарушения памяти) предшествуют сердечно-сосудистые заболевания (гипертония, атеросклероз).

    Заподозрить смешанную деменцию позволяет нетипичный комплекс симптомов. Например, если проблемы с памятью не сочетаются с нарушениями пространственной ориентации, как это часто случается при болезни Альцгеймера, а сопровождаются проблемами, более характерными для заболеваний, связанных с дисфункцией лобных долей: это трудности концентрации внимания, нарушение способности планировать свои действия, замедленность при выполнении интеллектуальной работы.

    Лечение смешанной деменции сочетает коррекцию сосудистых факторов (в первую очередь, постепенная нормализация артериального давления, антитромбоцитарная терапия) и использование противодементных препаратов.

    medportal.ru

    Деменцией называют снижение когнитивных способностей, утрату ранее полученных навыков, которая часто происходит у людей старческого и пожилого возраста. Существуют разные причины для возникновения такого состояния: сосудистые нарушения в работе головного мозга, почечная недостаточность, неврологические нарушения и другие факторы. Для деменции характерны проблемы с памятью: пациент не помнит, где он положил те или иные вещи, он не может найти дорогу домой, у него случаются провалы в памяти. Лечение деменции в израильском медицинском центре заключается, прежде всего, в поиске причин, которые привели к заболеванию, далее проводится медикаментозная терапия, психологическая коррекции. Не стоит затягивать с визитом к специалистам – израильские методики лечения по праву считаются лучшими в мире.

    Специалисты «IsraClinic» будут рады оперативно ответить на Ваши вопросы, связанные с диагностикой и лечением в Израиле. Заполните форму заявки, мы свяжемся с Вами в самое ближайшее время.

    Память человека развивается до 18 лет : после этого возраста начинается угасание когнитивных функций. Расстройство памяти может быть вызвано широким спектром неврологических и психиатрических проблем — от органических поражений головного мозга до депрессии и тревоги.

    Причины возникновения деменции

    У многих пожилых людей со временем проблемы с памятью становятся все явнее. Наиболее сильно они проявляются после 60 лет. Говоря о причинах возникновения этого заболевания, врачи выделяют следующие:

  • Сосудистые заболевания. Инсульты значительно повышают риск возникновения деменции. Учитывая, что сосудистые заболевания встречаются очень часто, развитие деменции по причине перенесенного инсульта занимает достаточно весомое место в общем количестве зарегистрированных случаев;
  • Болезнь Альцгеймера. Данное заболевание характеризуется постепенным отмиранием клеток головного мозга, что в конечном итоге приводит к деменции.
  • Возрастные когнитивные нарушения. В процессе старения нарушаются функции мозга, отвечающие за мыслительный процесс, эмоции, восприятие, возникают проблемы с памятью.
  • Неврологические заболевания.
  • Мы перечислили основные причины возникновения деменции. Подчеркнем, что своевременная диагностика и лечение позволят отложить развитие симптомов заболевания на годы, поэтому люди, которые входят в группу риска по перечисленным выше факторам, должны наблюдаться у невролога и психогериатра.

    Диагностика деменции

    Диагностировать деменцию может только квалифицированный специалист, однако вы сами можете распознать расстройство у близкого вам человека по следующим симптомам:

  • отказ от любимых ранее хобби;
  • частая потеря ключей, зажигалок, платков и других мелочей;
  • чрезмерная забывчивость;
  • провалы в памяти;
  • потеря дороги к дому;
  • прецеденты с забыванием элементарных вещей, как то включения и выключения кранов.
  • В психиатрии принято выделять следующие виды деменции:

  • Деменции, связанные с неврологическими и сосудистыми заболеваниями (например, при болезни Альцгеймера или атеросклерозе сосудов головного мозга)
  • Деменции при болезнях внутренних органов (хроническая почечная и печеночная недостаточность)
  • Деменции при интоксикациях (например, алкогольная деменция или деменции при хронических отравлениях веществами на промышленных производствах).
  • Самым распространенным видом деменции является расстройство памяти при болезни Альцгеймера. Проявляются симптомы, как правило, у пожилых людей после 60 лет: человек забывает, куда положил очки; не помнит, что было вчера и забывает, что ел на завтрак. Однако, очень четкими остаются воспоминая о давних событиях. Так называемое расстройство кратковременной памяти характерно именно для возрастных когнитивных нарушений.

    Здесь важно обратить внимание на то, что человеку бывает непросто признаться себе в том, что он страдает от проблем с памятью. Зачастую такие люди пытаются скрыть от своих близких этот факт, возникает конфабуляция — заполнение провалов в памяти несуществующими событиями. Таким людям необходима помощь, т.к. им становится сложно ориентироваться в незнакомом пространстве, и даже выйдя на улицу, они могут не вспомнить, как вернуться домой. Они могут забыть выключить газ или закрыть дверь, забыть, как пользоваться бытовыми приборами.

    Для многих диагноз «болезнь Альцгеймера» звучит как приговор. При этом заболевании происходят изменения в коре головного мозга: нейроны (клетки мозга) видоизменяются и теряют способность воспринимать, переносить и сохранять информацию. Но своевременное обращение к врачу,современные и эффективные медицинские препараты, интеллектуальное развитие и постоянная тренировка памяти позволяет замедлить развитие болезни Альцгеймера.

    Деменция у мужчин и женщин

    Обычно деменция или слабоумие более характерна для людей старшего и пожилого возраста. В основном возникновение данного заболевания связано с тем, что в организме происходят определенные изменения: сосуды становятся более хрупкими, сужаются за счет холестериновых бляшек и артериальной гипертензии и не могут насыщать мозг в прежнем объеме.

    Иногда встречается слабоумие и у людей молодого и среднего возраста. Основные причины возникновения заболевания у молодых пациентов:

    • черепно-мозговые травмы;
    • проблемы со щитовидной железой;
    • интоксикация;
    • алкогольная зависимость;
    • генетические заболевания, например, хорея Хантингтона.
    • У мужчин деменция проявляется более ярко: значительно страдает память, когнитивные функции, возникают личностные нарушения. Но при этом эмоциональный фон у них остается в пределах нормы. Родственники больного деменцией отмечают социальную отчужденность, жестокость, холодность, равнодушие, подозрительность.

      У женщин деменция протекает с задействованием эмоциональной сферы. Нередко деменция также сопровождается сильным депрессивным расстройством. При этом женщина не стремится оборвать все контакты, она наоборот, может делиться своими симптомами с людьми, в том числе незнакомыми. Кроме того, у женщин с диагнозом деменция могут наблюдаться делюзии (бредовое расстройство): такие пациентки могут начать писать в государственные структуры, придумывая ложные поводы, портить жизнь соседям и близким.

      Отметим, что у женщин деменция может быть связана с дисфунцией или гиперфункцией щитовидной железы, поэтому для понимания причин заболевания необходимо сделать анализы на гормоны и сделать УЗИ.

      Деменция у пожилых людей

      Деменция у пожилых людей как правило является заболеванием сосудистого генеза либо вызвана нейродегенеративными заболеваниями (например, болезнью Альцгеймера). Первые симптомы деменции пожилых людей – легкая забывчивость и рассеянность. В дальнейшем симптоматика нарастает, и постепенно начинает проявляться слабоумие, которое характеризуется следующими признаками:

    • нелогичное поведение;
    • деформация характера, личности;
    • подозрительность, напоминающая паранойю;
    • ворчливость;
    • грубость;
    • неприличное поведение;
    • странные реакции на события. Например, смех вместо грусти и так далее.
    • Деменция у детей и подростков

      У детей и подростков обычно деменция спровоцирована черепно-мозговыми травмами, хроническими заболеваниями, перенесенными инфекциями головного мозга, генетические нарушениями. Наблюдаются такие симптомы:

    • потеря интереса к жизни;
    • странные идеи и увлечения;
    • агрессия;
    • навязчивость в отношениях;
    • недоверие к близким;
    • депрессивное расстройство;
    • повышенная тревожность;
    • страхи и фобии.

    Лечение деменции

    Поэтому, на вопрос «Когда прийти на прием к врачу?» есть ответ: «как можно раньше!» Чем раньше человек обратится к специалисту, тем больше вероятность того, что течение заболевания не перейдет в более тяжелую форму. Кроме того, своевременная помощь людям с нарушением памяти может значительно облегчить жизнь его родным. Зачастую такие люди не отдают себе отчет в том, что у них есть проблемы со здоровьем, пытаются вести привычную жизнь, что в их состоянии делать уже невозможно. Часто на этой почве возникают разногласия с близкими, ситуация оборачивается конфликтами и ссорами.

    Своевременное обращение к специалисту поможет научиться людям с нарушением памяти и их родственникам жить с этой болезнью, научиться справляться и находить выход из ситуации. К примеру, пациенты с деменцией могут начать записывать какие-то факты. Родственникам, в свою очередь, необходимо с пониманием и уважением относиться к таким людям, окружить их заботой и пониманием. Кроме того, врач может точно установить причину возникновения проблем с памятью – зачастую деменция может развиться из-за недостатка витамина В12, электролитических расстройств или снижения функций щитовидной железы.

    Важно понимать, что человек, который страдает деменцией, как правило не может самостоятельно оценить свое состояние. Поэтому родственникам пациента при малейших подозрениях на диагноз деменция необходимо как можно скорее обратиться к врачу: вопрос времени в этом случае принципиально важен. Чем скорее пациент попадет на прием к психогериатру, тем раньше будет назначено лечение, способоное замедлить развитие заболевания. Обращение на поздних сроках прогрессирования деменции, к сожалению, часто не приводит к значительному улучшению состояния больного.

    Современные методики в лечении деменции позволяют отсрочить проявление симптоматики заболевания, позволяя довольно длительное время сохранять бодрость, психическое здоровье и ясный ум.

    Профилактика деменции

    Как правило, специалисты индивидуально подбирают лечение и рекомендации по профилактике деменции для каждого пациента, однако есть общие рекомендации, которые дают врачи клиники «IsraClinic» своим пациентам:

  • Здоровый сон. За несколько часов до сна можно совершить прогулку, что позволит хорошо и легко заснуть, не переедать, спать при открытых окнах.
  • Здоровое питание. Необходимо правильно питаться, избегать тяжелой и жирной пищи, которая может спровоцировать формирование атеросклеротических бляшек и повлиять на общее самочувствие;
  • Здоровые эмоции. Рекомендовано увлечься хобби, которое бы приносило радостные эмоции и счастье.
  • Тренировка памяти. Чтение книг, разгадывание кроссвордов, просмотр познавательных передач отлично стимулируют когнитивные функции.
  • www.israclinic.com

    «Любая болезнь есть крест»,
    или О психиатрии начистоту

    Что представляет собой современная психиатрия, почему к страждущим психическими заболеваниями часто относятся как к прокаженным и что делать, если заболели вы сами или кто-то из ваших близких, – на эти и другие вопросы портала «Православие.Ru» ответил доктор медицинских наук, профессор ПТСГУ, заместитель директора Научного Центра психического здоровья Василий Глебович Каледа.

    – Хотелось бы, чтобы наша беседа была полезна тем, кто имеет намерение обратиться за помощью, но по некоторым причинам медлит, – или близким таких людей. Все мы знаем, что в обществе существуют определенные «страшилки», связанные с психиатрией – давайте попробуем их если не развеять, то хотя бы проговорить.

    Люди уверены, что психиатрические расстройства – это нечто крайне редко встречающееся, а потому сам факт наличия такого заболевания выводит человека за черту общества. Итак, первый вопрос: как много людей страдает психическими заболеваниями?

    – Психические расстройства встречаются достаточно часто. По имеющимся данным в Российской Федерации ими страдают около 14% населения, при этом около 5,7% нуждается в психиатрической помощи. Примерно такие же цифры мы увидим в странах Европы и в США. Речь идет о всем спектре психических расстройств.

    В первую очередь нужно упомянуть о депрессивных состояниях, которыми страдает во всем мире около 350 млн. человек, а в России около 9 млн. К 2020 году, по мнению экспертов ВОЗ, депрессия выйдет на первое место в мире по частоте заболеваемости. Почти 40-45% тяжелых соматических заболеваний, включая онкологические, заболевания сердечно-сосудистой системы, постинсультные состояния, сопровождаются депрессией. Примерно 20% женщин в послеродовом периоде вместо радости материнства испытывают депрессивное состояние. Можно сразу упомянуть, что тяжелая депрессия в ряде случаев, при отсутствии медицинской помощи, приводит к летальному исходу к самоубийству.

    В связи с увеличением продолжительности жизни и старением населения в последние десятилетия увеличивалась частота встречаемости различных разновидностей деменций позднего возраста, включая болезнь Альцгеймера и ассоциированных с ней расстройств.

    Особую актуальность в последнее время приобрели проблемы аутизма в детском возрасте (частота встречаемости в настоящее время 1 случай на 88 детей). Очень часто, когда родителя начинают замечать, что их ребенок существенно отличается в своем развитии от сверстников, они готовы идти со своей проблемой к кому угодно, только не к психиатрам.

    К сожалению, в РФ сохраняется высокий удельный вес лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией.

    В настоящее время в связи с изменением общего жизненного уклада и стрессогенностью нашей жизни возросло число пограничных психических расстройств. Распространенность так называемых эндогенных психических заболеваний, связанных в первую очередь с генетической предрасположенностью, а не влиянием внешних факторов, к которым относится биполярное аффективное расстройство, рекуррентное депрессивное расстройство, а также заболевания шизофренического спектра, остается примерно одинаковой около 2 %. Шизофрения отмечается примерно у 1% населения.

    — Получается примерно каждый сотый. А каков среди таких больных процент людей, сохраняющих социализацию? Почему спрашиваю: в общественном сознании существует некий стереотип – человек, страдающий таким заболевание, изгой, быть сумасшедшим как бы позорно.

    Ставить вопрос о позорности болезни совершенно некорректно. Недопустимо как с религиозной, так и просто с человеческой точки зрения. Любая болезнь есть крест, посланный человеку, – и каждый из этих крестов имеет свой, совершенно определенный смысл. Давайте вспомним слова святителя Игнатия Брянчанинова о том, что каждому человеку мы должны оказывать почтение как образу Божьему, вне зависимости от положения, которое он занимает, и состояния, в котором находится: «И слепому, и прокаженному, и поврежденному рассудком, и грудному младенцу, и уголовному преступнику, и язычнику окажу почтение как образу Божию. Что тебе до их немощей и недостатков! Наблюдай за собой, чтоб тебе не иметь недостатка в любви». Вот это и есть христианское отношение к человеку, какой бы болезнью он ни страдал. Вспомним и отношение Христа Спасителя к прокаженным.

    Каждому человеку мы должны оказывать почтение как образу Божьему

    Но, к сожалению, иногда бывает, что наши больные воспринимаются именно как прокаженные.

    В психиатрической литературе очень серьезно обсуждается проблема дестигматизации психически больных, то есть изменение отношения общества к психически больным и разработка такой системы организации психиатрической помощи, которая сделала бы ее доступной для всех категорий населения, и к необходимости обращения к психиатру относились бы как к обращению за помощью к любому врачу-специалисту. Диагноз “шизофрения” – это не приговор, это заболевание имеет различные формы течения и варианты исходов. Современные лекарственные препараты позволяют качественно изменить течение и исход данного заболевания.

    Согласно эпидемиологическим данным примерно в 15-20% случаев шизофрения имеет одноприступное течение, когда при адекватном лечении по существу наступает выздоровление.

    У нас, в Научном центре психического здоровья, существует много примеров, когда люди, заболев в юношеском возрасте, спустя лет 20-25 имеют и имели достаточно благополучный семейный и высокий социальный статус, женаты, у них дети, они сделали успешную карьеру, а кто-то даже и в науке, сумев защитить диссертации, получить учёные звания и признание. Есть и те, кто сделал, как сейчас принято говорить, успешный бизнес. Но нужно понимать, что в каждом случае прогноз индивидуален.

    Когда мы говорим о шизофрении и о так называемых заболеваниях шизофренического спектра, мы должны помнить, что больные этим заболеванием нуждаются в длительном многолетнем, а в ряде случаев и пожизненном приеме лекарственных препаратов. Точно также как больные сахарным диабетом первого типа нуждаются в получении инъекций инсулина.

    Поэтому никакие самостоятельные попытки отменить терапию недопустимы, это приводит к обострению заболевания и инвалидизации больного.

    Давайте поговорим о том, как происходит начало заболевания. Человек, а тем более его близкие, могут долго не понимать, что с ним происходит. Как понять, что без психиатра уже не обойтись? Мне рассказывали, как в монастырь одной из поместных Церквей привезли болящую сестру. Первое, что сделали в обители – позволили ей не принимать лекарства. Состояние больной обострилось. Потом матушка-игуменья сориентировалась, за приемом лекарств стали специально следить, но ведь и духовные лица не всегда понимают, что такое психическое расстройство.

    – Проблема выявления психических заболеваний очень серьёзная и очень непростая. Пример, который вы привели, очень характерен – в монастыре решили, что смогут своей любовью к этой больной девушке и заботой о ней справиться с болезнью. К сожалению, так бывает нередко – люди не понимают, что «наши» болезни имеют очень серьёзную биологическую основу со значимыми генетически детерминированными нарушениями. Внимательный заботливый уход, конечно, очень важен, но всё-таки обязательно требуется профессиональная помощь врачей.

    К сожалению, многие не осознают насколько это заболевание серьезно. Можно вспомнить трагическую гибель во Пскове в 2013 году отца Павла Адельгейма, убитого душевнобольным, которого вместо госпитализации послали на беседу к священнику, или гибель трех монахов в Оптиной Пустыне в 1993 году также от рук душевнобольного.

    Больные эндогенными психозами часто высказывают различные идеи неправдоподобного или сомнительного содержания (например, о преследовании, о угрозе их жизни, о собственном величии, о своей вине), нередко они говорят, что слышат внутри головы «голоса» – комментирующего, приказывающего, оскорбляющего характера. Нередко они застывают в причудливых позах или испытывают состояния психомоторного возбуждения. У них меняется поведение по отношению к родственникам и друзьям, может появиться необоснованная враждебность или скрытность, страх за свою жизнь с совершением защитных действий в виде зашторивания окон, запирания дверей, появляются непонятные окружающим многозначительные высказывания, придающие загадочность и значимость обыденным темам. Нередко больные отказываются от еды или тщательно проверяют содержания пищи. Бывает, что отмечаются активные действия сутяжнического характера (например, заявления в полицию, письма в различные организации с жалобами на соседей).

    С человеком, который находится в подобном состоянии, нельзя спорить, пытаться ему что-либо доказывать, задавать уточняющие вопросы. Это не только не действует, но и может усугубить имеющиеся расстройства. Если он относительно спокоен и настроен на общение и помощь, его нужно внимательно выслушать, попытаться успокоить и посоветовать обратиться к врачу. Если состояние сопровождается сильными эмоциями (страх, гнев, тревога, печаль), допустимо признать реальность их объекта и попытаться успокоить больного.

    Но у нас боятся психиатров. Говорят – «заколют, будет как овощ», и прочая.

    – К сожалению, в медицине лекарств, которые лечат серьезные заболевания и вообще не имеют побочных эффектов нет и быть не может. Об этом еще до нашей эры говорил Гиппократ. Другое дело, что при создании современных лекарств ставиться задача, чтобы побочные эффекты были минимальны и встречались крайне редко. Давайте вспомним онкологических больных, у которых на фоне соответствующей терапии выпадают волосы, но им удается продлить или сохранить жизнь. При некоторых заболеваниях соединительной ткани (например, системная красная волчанка) назначается гормональная терапия, на фоне которой у людей появляется патологическая полнота, но сохраняется жизнь. В психиатрии мы тоже сталкиваемся с серьезными заболеваниями, когда человек слышит внутри головы голоса как радио, включенное на полную мощность, которые его оскорбляют, дают различные приказы, в том числе в некоторых случаях выпрыгнуть из окна или убить кого-нибудь. Человек испытывает страх преследования, воздействия, угрозы жизни. Что в этих случаях делать? Смотреть, как человек мучается?

    На первом этапе лечения наша задача – избавить человека от этих страданий, и, если на этом этапе человек становиться сонливым и заторможенным, ничего страшного нет. Но наши лекарства действуют патогенетически, то есть они влияют на само течение заболевания, а сонливость – во многих случаях их побочное действие.

    Действительно, существуют какие-то превратные опасения насчёт врачей-психиатров, но надо сказать, что это не только наша уникальная российская особенность, которая с чем-либо связана, – так происходит во всем мире. Как следствие, возникает проблема «нелеченого психоза» – больные уже длительное время высказывают откровенно бредовые идеи, но тем не менее ни они не обращаются к врачу, ни их родственники.

    Особенно сильно эта проблема выражена в тех случаях, когда тематика бредовых расстройств имеет религиозную окраску. Такие больные в состоянии психоза говорят о какой-то своей миссии, о том, что они являются мессиями, посланными Богом, чтобы спасти человеческий род, спасти Россию, спасти всё человечество от духовной смерти, от экономического кризиса. Нередко они уверены, что должны пострадать – и, к сожалению, бывали случаи, когда больные с религиозным мессианским бредом кончали жизнь самоубийством по бредовым мотивам, принося себя в жертву за человеческий род.

    Среди религиозных психозов нередко встречаются состояния с доминированием бреда греховности. Понятно, что осознание своей греховности для верующего человека является этапом духовной жизни, когда он осознаёт свои недостоинство, прегрешения, серьёзно о них думает, исповедуется, причащается. Но когда мы говорим про бред греховности, то человек оказывается одержим идеями своей греховности, при этом у него исчезает надежда на милосердие Божие, на возможность прощения грехов.

    Человек оказывается одержим идеями своей греховности, при этом у него исчезает надежда на милосердие Божие

    Мы с вами помним, что самое главное, что требуется от человека, который пытается жить духовной жизнью – послушание. Человек не может сам на себя накладывать епитимью, не может без благословения как-то по-особенному поститься. Это строгое правило духовной жизни. В любом монастыре никакому молодому труднику или послушнику никто не разрешит, при всём его рвении, с самого начала исполнять полное монашеское правило или правило схимника. Его пошлют на различные послушания и чётко проговорят ему объём молитвенного делания, который ему полезен. Но когда мы говорим про больного с бредом греховности, то он никого не слышит. Он не слышит своего духовника – он считает, что священник не понимает всю тяжесть его прегрешений, не понимает его состояния. Когда священник строго говорит ему, что не разрешает читать десять акафистов в день, то такой больной делает вывод, что духовник – человек поверхностный, неглубокий, и идёт к следующему священнику. Понятно, что следующий священник говорит то же самое, и так далее, и так далее. Нередко это сопровождается тем, что человек начинает активно поститься, проходит Великий пост, наступает Пасха, он не замечает, что можно радоваться и разговляться, и продолжает точно так же поститься.

    На это нужно обращать внимание. Это рвение не по уму, без послушания, является важным симптомом психического расстройства. К сожалению, известно немало случаев, когда больные с бредом греховности из-за крайнего истощения оказывались в реанимационных отделениях в связи с угрозой жизни. Мы в Научном центре психического здоровья наблюдали случаи, когда больные депрессивным бредом виновности и греховности пытались совершить попытки самоубийства и убийство своих близких (расширенное самоубийство).

    – Возвращаясь к теме страха перед психиатрией. Конечно, у нас есть больницы – особенно в глухой провинции, – оказаться в которых и правда не пожелаешь никому. Но с другой стороны, жизнь дороже – ведь бывает, что лучше отправить психически больного родственника в плохую больницу, чем вовсе его потерять?

    – Проблема своевременного оказания медицинской помощи – не только психиатрическая. Это проблема общемедицинская. К сожалению, мы имеем немало примеров, когда человек, имея те или иные симптомы, тянет с обращением к врачу, а когда наконец обращается, оказывается уже поздно. Это касается и распространенных сегодня онкологических заболеваний – почти всегда больной рассказывает, что у него год, полтора, два года назад появились определенные симптомы, но он не обращал на них внимания, отмахивался. То же самое мы видим в отношении психиатрии.

    Однако нужно помнить и понимать: есть состояния, которые опасны для жизни. Голоса галлюцинации, как мы говорим, слуховые или вербальные нередко сопровождаются приказами. Человек слышит внутри своей головы голос, который приказывает ему выброситься в окно – это конкретные примеры – или сделать что-то с другим человеком.

    Бывают и глубокие депрессии с суицидальными мыслями, которые переживаются очень тяжело. В этом состоянии человеку так плохо, что он не слышит, что ему говорят окружающие, – он не может воспринимать их слова в силу своей болезни. Ему настолько тяжело душевно, психологически, что он не видит в этой жизни никакого смысла. Бывает, что он испытывает мучительную тревогу, беспокойство, и вот на этом этапе от асоциального поступка его может уже ничего не удерживать – ни близкие, ни понимание того, что есть мама, которая будет очень сильно страдать, если он исполнит свое намерение, ни жена, ни дети. И поэтому, когда человек высказывает мысли о самоубийстве, нужно обязательно показывать его врачу. Особого внимания заслуживает юношеский возраст, когда граница между тем, когда человек высказывает мысли о самоубийстве, и их реализацией бывает очень тонкой. Больше того, выраженная депрессия в этом возрасте внешне может не проявляться: нельзя сказать, что человек тоскливый, печальный. И тем не менее он может говорить о том, что жизнь не имеет никакого смысла, высказывать идею, что лучше из жизни уйти. Любые высказывания такого рода являются основанием для того, чтобы показать человека специалисту – психиатру или психотерапевту.

    Да, у нас в обществе предубеждение перед психиатрическими больницами. Но когда речь идёт о человеческой жизни, главное – оказать человеку помощь. Лучше положить его в психиатрическую больницу, чем потом носить цветы на известный холмик. Но даже если угрозы жизни нет, – чем раньше мы покажем больного психиатру, тем быстрее он выйдет из психоза. То же касается отдаленного прогноза течения заболевания: современные исследования показывают, – чем раньше мы начнём оказывать больному медицинскую помощь, тем он благоприятней.

    Читала в вашем интервью о вашем папе, протоиерее Глебе Каледе: «Он говорил мне о том, как важно, чтобы среди психиатров были верующие». И примерно о том же самом мы можем прочитать в письмах отца Иоанна (Крестьянкина), когда он благословлял страждущих регулярно исповедоваться и причащаться и найти православного врача-психиатра. А почему это так важно?

    – Да, отец Глеб действительно говорил, что очень важно, чтобы были верующие психиатры. Такими психиатрами, которых он знал, являлись профессор Дмитрий Евгеньевич Мелехов (1899-1979) и Андрей Александрович Суховский (1941-2012), последний из них затем стал священником. Но отец Глеб никогда не говорил, что нужно обращаться только к верующим врачам. Поэтому в нашей семье была такая традиция: когда приходилось обращаться за медицинской помощью, сначала нужно было помолиться Врачу с большой буквы, а дальше со смирением идти к тому врачу, которого пошлёт Господь Бог. Существуют специальные формы молитв не только о болящих, но и о врачах, чтобы Господь послал им разум и дал возможность принять правильное решение. Нужно искать хороших врачей, профессиональных, в том числе, когда речь идёт о психических заболеваниях.

    Сначала нужно помолиться Врачу с большой буквы, а дальше со смирением идти к тому врачу, которого пошлёт Господь Бог

    Даже более того скажу: когда человек находится в психозе, говорить с ним о каких-то религиозных аспектах бывает иногда не совсем показано, если не сказать противопоказано. В таких состояниях говорить с ним о каких-то высоких материях просто нет возможности. Да, на дальнейшем этапе, когда человек выходит из такого состояния, было бы хорошо, чтобы был верующий психиатр, но, опять же, повторюсь, требование это не является обязательным. Важно, чтобы был духовник, который поддерживает человека, который понимал бы необходимость лечения. У нас очень много психиатров грамотных, профессиональных, которые с уважением относятся к религиозным убеждениям человека и могут оказать высококвалифицированную помощь.

    А как вообще можно ценить состояние отечественной психиатрии в контексте мировой психиатрии? Она хорошая или плохая?

    – В настоящее время достижения психиатрии, которые имеются во всём мире, общедоступны любому врачу в любой части света. Если говорить о психиатрии как науке, то мы можем сказать, что наша отечественная психиатрия находится на мировом уровне.

    Проблема у нас в состоянии многих наших психиатрических больниц, нехватке некоторых лекарств для больных, которые находятся на диспансерном наблюдении и должны их получать бесплатно, а также – в оказании таким больным социальной помощи. На каком-то этапе часть наших больных, к сожалению, оказывается нетрудоспособной, что у нас в стране, что за рубежом. Эти больные нуждаются не только в медикаментозном лечении, но и в социальной помощи, уходе, реабилитации именно со стороны соответствующих служб. И вот именно в отношении социальных служб ситуация в нашей стране оставляет желать лучшего.

    Надо сказать, что сейчас в нашей стране наметился определённый подход к изменению организации психиатрической службы. У нас недостаточно развито амбулаторное звено – так называемые психоневрологические диспансеры и кабинеты психиатров и психотерапевтов, которые существуют при некоторых больницах и поликлиниках. И сейчас на это звено будет делаться большой акцент, что, конечно, совершенно оправданно.

    Василий Глебович, хочу последнее вас спросить. Вы преподаёте курс пастырской психиатрии в ПСТГУ. Что это и зачем он нужен?

    – Как мы уже говорили, психические заболевания встречаются достаточно часто, и священнику в его пастырской деятельности приходится встречаться с людьми, у которых имеются психические отклонения. В Церкви таких людей больше, чем в средней популяции, и это понятно: Церковь является врачебницей, и когда у человека случается какое-то несчастье, он приходит туда и именно там находит утешение.

    Курс пастырской психиатрии совершенно необходим. Такой курс в настоящее время имеется не только в ПСТГУ, но в Московской духовной академии, Сретенской и Белгородской духовных семинариях. О необходимости данного предмета в программах подготовки пастырей в своё время говорили митрополит Антоний (Блум), профессор-архимандрит Киприан (Керн) и многие другие выдающиеся пастыри Церкви.

    Задача этого курса – в том, чтобы будущие священники знали основные проявления психических заболеваний, знали закономерность течения, имели представления о том, какие лекарства назначаются, чтобы не пойти на поводу у своего духовного чада и не благословить его отменить лекарство или уменьшить дозировку, что, увы, случается нередко.

    Чтобы священник знал, что, как сказано в Социальной Концепции Русской Православной Церкви – а это официальный соборный документ, – есть чёткое разграничение сферы его компетенции и компетенции врача-психиатра. Чтобы он знал особенности пастырского душепопечения лиц, страдающих психическими заболеваниями. И нужно прямо сказать, что максимального успеха в ведении душевнобольного можно добиться только в тех случаях, когда он не только наблюдается врачом психиатром, но и окормляется у опытного духовника.

    pravoslavie.ru