Деменция при переломе шейки бедра

Перелом шейки бедра — это травма пожилых, которая, как правило, бывает вызвана падением. Он [перелом] может повлиять на способность человека ходить, выполнять повседневные действия и оставаться независимым. Перелом шейки бедра чаще встречается у людей, страдающих деменцией, и восстановление у них происходит труднее. Это происходит потому, что у них больший риск развития спутанности сознания и дополнительных осложнений, таких как пролежни и инфекции грудной клетки после операции. Им также труднее выражать свою боль и дискомфорт.

Мы хотели выяснить, могут ли различные способы лечения людей с деменцией после перелома шейки бедра повлиять на то, насколько хорошо они выздоравливают и на затраты, связанные с их восстановлением.

Мы провели поиск на предмет рандомизированных контролируемых испытаний, в которых сравнивали любую модель улучшенного ухода и реабилитации людей, страдающих деменцией, после перелома шейки бедра, с обычным уходом, оказываемым в условиях испытаний. Последний поиск был проведен 9 июня 2014 года.

Мы выявили пять испытаний, в которых изучили в общей сложности 316 человек с деменцией после перелома шейки бедра. В четырех испытаниях сравнивали расширенную (улучшенную) междисциплинарную реабилитацию и программу ухода, в которой различные специалисты здравоохранения работали совместно в больнице и в амбулаторных условиях или просто в больнице, с обычной стационарной помощью (уходом). В одном испытании сравнили уход в больнице, организованный специалистом-гериатром, с уходом, организованным хирургом-ортопедом.

Получены доказательства низкого качества, что расширенный (улучшенный) уход и реабилитация в больнице привели к снижению частоты некоторых осложнений, и что улучшенный уход, обеспечиваемый в условиях больницы и в домашних условиях, снижает вероятность продолжения пребывания в реабилитационных центрах или в программах ухода на дому на сроке — три месяца после выписки. Эта разница была более неопределенной на сроке 12 месяцев. Влияние улучшенного ухода и реабилитации в больнице и на дому на функциональные исходы были весьма неопределенными, поскольку качество доказательств было очень низким. Влияние организации ухода специалистом-гериатром, по сравнению с таковой под руководством ортопеда, на делирий было очень неопределенным (доказательства очень низкого качества).

Эти исследования были небольшими и с высоким риском смещения и поэтому следующие результаты следует интерпретировать с осторожностью. Исследований, рассчитанных на изучение одной из моделей ухода, не разработанной специально для людей с деменцией, было мало. Ни в одном из исследований не сообщалось о влиянии ухода на уровень слабоумия (деменции) участников или качество жизни. Все исследования имели серьезные недостатки в отношении их качества.

Мы пришли к выводу, что имеющиеся исследования недостаточны, чтобы определить лучшие способы ухода за людьми с деменцией после операции по поводу перелома шейки бедра. Однако почти по всем исходам, результаты были неубедительными, потому что исследования были слишком малы и очень низкого качества. Необходимы дополнительные исследования, чтобы установить, какие стратегии предпочтительны для улучшения ухода за людьми с деменцией после перелома шейки бедра.

Заявления о конфликте интересов

Этот обзор составляет часть грантовой программы, финансируемой Национальным Институтом Исследований в Здравоохранении (NIHR Грант, номер: DTC-RP-PG-0311-10004, главный исследователь: Fox). Авторы декларируют отсутствие каких-либо конфликтов интересов по отношению к этой работе.

www.cochrane.org

Как жить с больным деменцией?

Престарелая седая дама, сидящая за столиком в гостиной, величественно обращается к медсестре:

— Сестра! Скажите, пожалуйста, где мы сейчас находимся?

— Мы находимся в В. – сестра называет населенный пункт, где расположен дом престарелых. Дама кивает.

— Ах, в В.! Мне нужно на вокзал! Я еду к маме! Ведь завтра мне надо идти в школу!

В доме ухода это самый обычный диалог – да, 80-летнюю женщину «ждет мама», и ей «нужно идти в школу». Она уже несколько лет страдает деменцией.

Сенильная деменция – очень распространенное среди пожилых людей заболевание. К сожалению, в России о нем не принято говорить, если в семье есть такой больной – его стыдятся, родственникам трудно найти помощь, не с кем обсудить возникающие проблемы. Однако стыдиться тут нечего, деменция – такое же заболевание, как рак, инсульт или диабет, никто не виноват в том, что она возникла, и надо решать, как жить с этим дальше.

Существует несколько видов деменции, наиболее частая (от 50 до 70% по разным источникам) – болезнь Альцгеймера, которая характеризуется быстрым, злокачественным течением и постоянным ухудшением состояния. Встречается также сосудистая деменция, при которой состояние больного может в течение нескольких лет оставаться неизменным, а ухудшение наступает приступами («шубами»). Бывают также смешанные виды деменции. Изредка встречаются редкие специфические виды этого заболевания, например, болезнь Пика. Болезнь Альцгеймера может наступить уже в возрасте 50 лет (очень редко, обычно обусловлено генетически), среди 60-летних заболевает около 1%, а среди 90-летних количество людей с деменцией достигает 35%.

Основной признак деменции – снижение когнитивных функций; вначале это выражается в легкой дезориентированности (больной не может найти дорогу домой из магазина), в забывчивости, со временем нарушения нарастают. Со временем больной теряет способность обслуживать себя – забывает, как пользоваться предметами гигиены (может начать причесываться с помощью зубной щетки), как надевать предметы одежды. При этом чтобы восполнить то, что забылось (имена детей, родных, нынешнюю ситуацию), больной досоздает в мозгу собственные объяснения происходящего, часто возвращается в прошлое.

Например, больной А, 88 лет, каждое утро встает очень рано и начинает одеваться – ведь ему надо «на работу», он боится опоздать.

Дементные больные воображают, что им нужно идти на работу или в школу, что им попадет от мамы, что их ждет дома давно умерший супруг или супруга. Больные не отдают себе отчета в своем состоянии, и это затрудняет уход. Например, при попытке вымыть больного можно столкнуться с агрессией.

— Отстань от меня! Я уже мылась!

Больная полностью убеждена, что уже вымылась сама, не видит никакой необходимости в гигиенических действиях, а при попытке насильно удержать — защищается и может ударить. Агрессия у дементных больных – не редкое явление. Часто думают, что это неизбежно, и с этим ничего не поделать – ведь «он же ничего не соображает, что с него взять, просто переклинило».

Но в поведении дементных больных есть своя определенная логика, их можно понять, с ними можно вести коммуникацию. Впрочем, коммуникация с дементными больными – интереснейшая тема, о которой нужно писать отдельно.

Что делать, если вашему родственнику поставили диагноз деменции? Прежде всего, нужно понять, что это неизлечимая болезнь, и что отныне состояние больного будет только ухудшаться. Существуют препараты, которые задерживают течение болезни (например, ривастигмин, донепецил), но исследования показали, что умственная активность, тренировка памяти приносят больше пользы, чем эти препараты. Вылечить деменцию на нынешнем этапе развития медицины нельзя. Значит, наша задача – добиться того, чтобы качество жизни больного на всех этапах болезни было как можно лучше.

Чего следует ожидать? При болезни Альцгеймера довольно быстро наступает фаза, когда больной перестает осознавать свое заболевание. В то же время, потеря ориентации пугает («где я? Что это за люди вокруг?») Больной полон беспокойства, ищет ответы на свои вопросы – и не находит их. На этой стадии больные часто встают и ходят взад-вперед, причем ходить так они могут часами. Вначале эта ходьба имеет какую-то цель («мне нужно на вокзал»), потом становится совершенно бесцельной, и больной как маятник мечется от одной стены к другой.

На этой стадии особенно возрастает риск падения с переломом шейки бедра, растет также риск кахексии у худощавых больных – они тратят огромное количество калорий на ходьбу, а едят зачастую уже мало (впоследствии теряют способность пользоваться столовыми приборами и вообще есть самостоятельно). В то же время подвижность исключает развитие пролежней и благотворно влиет на многие функции организма.

Постепенно теряется способность к посещению туалета, сначала дефекация, а затем мочеиспускание становятся непроизвольными, и больному требуются прокладки или памперсы.

В уходе это, пожалуй, самая сложная стадия. Некоторые больные в этом состоянии требуют присмотра 24 часа в сутки. Они берут в руки любые предметы, рвут их, ломают, бьют, могут включить газ, устроить пожар, порезать или покалечить себя или других. Могут выйти на улицу через открытую дверь, уйти, куда глаза глядят, и не вернуться, попасть под машину.

Иногда они переживают какие-то события из прошлой жизни. Например, люди, которые в детстве пережили бомбежку, могут прятаться в шкаф при громких звуках салюта. В нашем учреждении находился бывший полицейский, который на этой «беспокойной» стадии болезни считал, что продолжает свою работу и «задерживал» других пациентов, выкручивая им руки или хватая за шиворот. У некоторых эти воспоминания можно использовать, чтобы занять больного: женщины нередко могут с удовольствием складывать белье или мыть посуду (кроме острых ножей). Бывшему мастеру можно дать в руки инструменты, молоток, гвозди (под присмотром).

Как организовать уход за таким больным в домашних условиях?

· Необходимо убрать все опасные предметы (колющие, режущие, спички) в такое место, где больной ни при каких условиях не сможет их достать.

· С беспокойным больным желательно организовать постоянный присмотр. Это могут быть родственники (по очереди) или приглашенная сиделка. Здесь все индивидуально: одна бабушка вполне может находиться дома одна и тихо разговаривать сама с собой, а другой больной – настолько тяжелый и беспокойный, что возможно, единственным выходом будет все-таки поместить его в специальное учреждение.

· Очень важно для дементных больных постоянство. Должен соблюдаться постоянный режим дня: в одно и то же время вставать, ложиться, кушать; после сна всегда туалет, одеть больного и привести в порядок. За столом больной должен сидеть всегда на одном и том же месте. Без крайней необходимости не надо передвигать мебель, особенно кровать больного.

· Если пациент склонен, например, мочиться в углах или размазывать стул по мебели, можно использовать памперсы, а поверх надевать комбинезон, который больной не сможет расстегнуть самостоятельно; такой же комбинезон можно надевать на ночь, если больной вытаскивает прокладки. Аналогично устраняются другие индивидуальные проблемы.

· Старайтесь как можно дольше поддерживать те функции, которые больной еще не утратил. Например, если каждые два часа водить пациента в туалет, памперсы могут еще долго не понадобиться. Когда пациент утратил способность пользоваться столовыми приборами, рекомендуют готовить ему так называемую fingerfood, еду, которую можно брать руками – тефтельки, цельные овощи, нарезанные сандвичи, печенье, кусочки фруктов, сыра (при желании можно раз в день кормить горячим – точнее, теплым – с ложечки). Если пациент уже разучился умываться, дайте ему после умывания полотенце – возможно, он вытрет мокрое лицо самостоятельно. Если пациент уже не ходит самостоятельно – поднимайте и ходите с ним по квартире несколько раз в день, чтобы сохранить как можно дольше мобильность и координацию движений. Все это важно по двум причинам: во-первых, вы облегчите жизнь себе, во-вторых, все эти действия – тренировка, которая будет задерживать течение болезни и переход пациента в лежачее состояние.

Рано или поздно больные перестают ходить. Их речь становится бедной, грамматически неправильной, они переходят на короткие фразы, перестают понимать обращенную к ним речь (хотя еще долго могут что-то бормотать про себя). Не узнают близких.

На последних стадиях болезни Альцгеймера (впрочем, как и других видов деменции) больной все время лежит (теряется способность к координированным движениям), перестает говорить вообще (может также говорить нечленораздельные слова и слоги, как младенец), вначале еще реагирует на приветствие движениями глаз, потом полностью погружается в себя. Иногда такие больные начинают кричать или плакать – причиной может быть какая-то хроническая боль (чтобы исключить это, следует обратиться к врачу), но может быть на этой стадии крик или плач без какой-либо причины, просто потому, что возбуждаются соответствующие отделы мозга. Врач может выписать легкий нейролептик или седативное средство, чтобы успокоить больного.

Эта лежачая стадия может длиться еще долго, годами. Смерть больных деменцией наступает обычно от каких-то осложнений или побочных заболеваний – например, пневмонии или инсульта.

Средняя продолжительность жизни больного Альцгеймером от момента постановки диагноза – 10 лет. Но бывает, что они живут и дольше.

Уход за лежачим больным в чем-то проще – он уже не поранит себя и не убежит, но в целом гораздо объемнее и тяжелее. Одному человеку с таким уходом справиться очень тяжело, желательно чередоваться и/или нанимать приходящий персонал. Принципы ухода – те же, что и за другими лежачими больными (например, парализованными).

· Очень важно следить за состоянием кожи (пролежни). Если сам больной не ворочается в постели, обязательно раз в 2-3 часа менять его положение с помощью подушек (на левую сторону, на правую, затем на спине, при этом не следует класть под углом 90 градусов, так как очень опасно давление на трохантер – выступ сбоку на бедре, там легко образуются пролежни). При появлении на коже красного пятнышка не поворачивать больного на эту сторону до тех пор, пока пятнышко не исчезнет.

· Желательно ежедневно поднимать больного и высаживать в инвалидное кресло, а на ночь или сразу после обеда опять укладывать в постель (важно для поддержания нормального кровообращения, дефекации и профилактики пролежней).

· Следить за стулом, если стула нет в течение 4-х дней – обратитесь к врачу, чтобы он выписал слабительное, которое следует давать постоянно или же в случае отсутствия стула.

· Кормить больного с ложечки можно нормальной пищей, не менее четырех раз в день,если больной уже не может нормально пережевывать пищу, можно делать пюре из любых овощей и мяса, на завтрак и ужин давать кашу, в качестве перекусов – йогурты и творожки. Поить больного можно из специального стакана с крышечкой.

· Больной должен в день выпивать не менее 1500 мл жидкости (включая чаи, кофе и суп). Необходимо следить за весом, и при снижении или большом наборе веса соответственно регулировать кормление. Снижение веса более опасно, чем его набор.

Со временем больные теряют вкусовые ощущения, последним, что они еще могут ощущать, остается вкус сладкого – поэтому дементных на поздних стадиях рекомендуется кормить сладкой пищей, можно давать им конфеты и шоколад, если нет опасности поперхнуться.

· Больного следует раз в день мыть целиком с помощью губки, по возможности раз в неделю купать в душе, голову можно мыть также в постели с помощью специального приспособления; два раза в день чистить зубы (или протирать полость рта ватными палочками, намоченными водой или чаем) и осуществлять интимный уход.

· С больным можно и нужно разговаривать, здороваться, обращаться к нему. Проявлять ласку и нежность. Теряя когнитивные функции, дементные больные сохраняют эмоциональную сферу, они нуждаются в прикосновениях, ласке, ласковом тоне. Не следует вести себя с ними, как с детьми и сюсюкать – ведь это не дети, это пожилые люди, прожившие нелегкую жизнь. Но любовь и внимание больной должен ощущать, это для него очень и очень важно.

И еще несколько замечаний по поводу ухода за дементными больными дома.

Такой уход – тяжелая работа, котора требует не только физического, но и эмоционального труда. Эта работа легко приводит к выгоранию. Особенно это опасно для родственников, которые находятся рядом с больным постоянно. Берегите себя! Обязательно отдыхайте от больного, ходите в гости, занимайтесь какими-то делами вне дома, или когда больной спит, закройтесь в своей комнате. Принимайте всю помощь, которую сможете найти. По возможности наймите сиделку. Не доводите себя до истощения – это не принесет ничего хорошего ни вам, ни больному!

И еще одно – не надо бояться этой ситуации и думать об этом, как о непреодолимом кошмаре. Пожилые люди болеют и умирают, это естественная часть нашей жизни. Можно жить нормальной жизнью рядом с дементным больным, можно смотреть телевизор, смеяться, праздновать Новый Год, гулять, и больной будет принимать в этой жизни такое участие, какое ему доступно.

trauma.ru

Деменция и перелом шейки бедра

Здравствуйте. Писала уже здесь, что бабушка страдает деменцией, всё убегала из дома, уж и сиделку ей наняла, но не уберегли, бабушка упала и получила перелом шейки бедра(( Операцию ей делать отказались, врач сказал только пастельный режим. Дайте, пожалуйста, советы, как теперь за ней ухаживать. Она ведь не просто лежачая, а с переломом, ни садиться, ни на бок повернуться нельзя. Вместо мытья теперь просто обтирания, а как с волосами быть? Пролежней пока нет, но чувствую, что не за горами, раз ворочеться нельзя, какую профилактику делать? как лечить, если возникнут?? Бабушка ещё и с деменцией, так не понимает, почему лежать нельзя, всё вставать пытается, то сесть, лежать ей тяжело, тело устаёт, она всё ворочеется, мучеется, как ей помочь? Может всё-таки на бок на здоровую сторону можно? Как ей жизнь облегчить??

Другие ссылки по этой теме:

Рекомендуем познакомиться со статьей в «Справочнике по уходу»

Елена, когда мой муж попал в аварию, мыть его было нельзя. Я покупала в аптеке шампунь для волос и для тела, его смывать не надо, просто наносится. Реально моет хорошо, волосы и тело чистые, а вид и запах лучше, чем после ванны. В то время у нас еще отключали горячую воду, так мы им пользовались все. Названия не помню, но в свое время я тоже просто зашла в аптеку, спросила и мне посоветовали.

Лена,у меня у мамы такая же проблема.у бабушки какой перелом?Я поворачивала маму на бок здоровый,садила на второй день в постели,мне сказали нужно с первого дня присаживать,обезбаливающие колите,Давно сломала?

memini.ru

Бабушка Нина, 83 года

Государство не может обеспечить достойную жизнь в домах престарелых. Но не хочет помочь и «домашним» старикам и их семьям

Людьми, которые отдают престарелых родственников в интернат, принято возмущаться. Принято провозглашать, что «старики должны жить в семьях». Вот как эта жизнь может выглядеть. И вот что может быть с нами и нашими семьями, когда мы, не дай.

Людьми, которые отдают престарелых родственников в интернат, принято возмущаться. Принято провозглашать, что «старики должны жить в семьях». Вот как эта жизнь может выглядеть. И вот что может быть с нами и нашими семьями, когда мы, не дай бог, состаримся и ослабеем телом и рассудком.

Татьяна Василишина — доцент на кафедре русского языка в Университете дружбы народов. Ее муж Сергей Чудаков (тоже доцент) раньше преподавал в Государственном университете управления. У них есть сын Костя, студент. И есть 83-летняя бабушка Нина Андреевна Шалимова, мама Сергея. Она ветеран труда, отличник здравоохранения, врач-терапевт с полувековым стажем, инвалид II группы.

У Сергея болезнь Альцгеймера. Есть такая форма — с ранним началом. За несколько лет вузовский преподаватель стал инвалидом I группы, которому нужен постоянный уход. Татьяна в семье единственный кормилец. 18-летний Костя в толстых очках, с титановой пластиной в ноге (последствия ДТП) пытается подрабатывать, но зарабатывает немного, да и должен посменно с мамой дежурить возле отца. Тем не менее до минувшей зимы жизнь у этой семьи была трудная, но возможная. А зимой начался кошмар.

Права пациента

Нина Андреевна всегда жила отдельно от сына. После смерти мужа стала слабеть и чудить. Татьяна к ней ездила через день — с юго-запада на северо-восток Москвы, возить продукты, убирать, помогать. Соседи стали жаловаться: бабушка буянит, стучит в стены, у нее до пяти утра орет телевизор… Татьяна пошла к психиатру, но тот помочь не смог: по закону психиатрическая помощь — добровольная, значит, надо добиваться разрешения на недобровольную госпитализацию через суд. Татьяна свекрови формально чужая, муж недееспособен, так что 28 декабря заявление у психиатра оставил внук Костя. Тем временем бабушке стало хуже.

2 января она убежала из дома в халате и тапочках, ее кто-то отвел в открытый магазин. Оттуда Татьяна и забрала ее к себе домой. Так у нее на попечении оказались два инвалида, из них один в остром психозе. По ночам Нина Андреевна слушала голоса и пыталась бежать — через дверь, через балкон. Балкон пришлось забить, а бабушку каждую ночь караулить. А утром Татьяне Ивановне на работу. Она звонила платным врачам, те ссылались на невозможность помощи без санкции суда. Несколько раз вызывала скорую психиатрическую, но та отказывалась ехать и направляла в ПНД за проклятой санкцией. Один раз «скорая» чудом приехала, но тоже ничего не сделала. «Сами виноваты, — сказал врач, — запустили свою больную».

Свекровь понемногу пришла в себя и потребовала вернуть ее домой. Татьяна вернула и стала опять каждый день мотаться к ней через весь город. Но весной Нине Андреевне стало хуже: она опять будила по ночам соседей, бредила, баррикадировалась дома с топором… Татьяна сходила к участковому, но милиция сослалась на ПНД и санкцию суда, без которых сделать ничего нельзя.

Судебное разрешение на госпитализацию пришло через три месяца — в начале апреля. К этому времени Татьяна и Костя чуть сами не тронулись умом, соседи Нины Андреевны тоже. С милицией и направлением из ПНД Татьяна повезла свекровь в психиатрическую больницу № 3. Там ее не приняли: «Где паспорт? Где медицинская страховка?» А их бдительная бабушка спрятала от врагов. Вот когда найдете — привозите, объяснили в приемном покое. Потом Татьяне многие говорили — надо было там оставить и уйти, сразу бы положили. Но она так не умеет.

Вместо документов Татьяна взяла справку с места жительства. Но тут Нина Андреевна упала и сломала шейку бедра. Соседи вызвали «скорую» и Татьяну. Скорая приехала, переложила старуху с пола на кровать — и уехала. Там, на кровати, без сознания, невестка ее и нашла, снова вызвала «скорую». Когда бригада все-таки приехала («К вам уже выезжали») и обнаружила перелом, Татьяна, умудренная опытом, сказала: а я соседка, документов нет. Вот справка, вот ключи от квартиры, госпитализируйте. Врачи поупирались, потом сказали: «Ладно, выносите». Татьяна бегала, искала, кто вынесет; предложила денег гастарбайтерам, которые внизу что-то разгружали. «Сестра, — укоризненно сказали гастарбайтеры, — за это денег не берут. Старикам надо помогать».

Не забирайте

Нину Андреевну положили в травматологию больницы № 36. Операцию, сказали, при сосудистой деменции делать нельзя, но первую помощь оказали. Обнесли кровать решеткой, чтобы сложная пациентка не выпрыгнула. Через неделю врач сказал: мы сделали что могли, забирайте. Забирать Нину Андреевну домой нельзя, нужно в психиатрию. Но психиатрические больницы не берут лежачих больных. Что же мне делать, спросила Татьяна Ивановна. Идите в собес, сказали в больнице. В собесе пожали плечами и сказали, что такого сложного случая у них еще не было и чем помочь — они не знают, идите в отдел опеки муниципалитета, решайте вопрос оформления в интернат. Но для этого надо признать бабушку недееспособной и оформить опекунство. Через суд. То есть еще месяца через три. А освободить койку в травматологии надо немедленно. Добрые люди от души советовали: а вы ее не забирайте. Вообще не приходите. Они тогда сами быстренько найдут, куда ее перевести.

На горячей линии Департамента социальной защиты населения г. Москвы Татьяне Василишиной сказали: нас это не касается, если пациент уже в больнице, звоните в Департамент здравоохранения. На горячей линии которого наконец ответили вменяемо: это вообще не ваше дело. Это должно решаться на уровне заместителей главврачей двух больниц. Татьяна Ивановна нашла замглавврача больницы № 36 и изложила ему дело. Нашла больницу (№ 3, которая уже как-то не приняла Нину Андреевну), куда бабушку возьмут на время оформления недееспособности. Сейчас два замглавных созваниваются, вопрос решается. Оказывается, он все-таки решаем. Правда, на дворе уже июнь.

Деньги и документы

Из 42 тысяч (зарплата Татьяны, ее пенсия и Сергея) 12 тысяч нужно на лекарства Сергею, 6 тысяч — на квартплату за их жилье и бабушкину квартиру, 3 тысячи на подгузники для двух инвалидов. Раз в полгода Сергею нужен курс церебрализина, это 12—14 тысяч, и обследования. Бесплатные поликлиники и общественный транспорт при психических заболеваниях отпадают сами собой, после одного-двух опытов, остаются платные врачи и анализы. Все это оставляет ничтожно мало на еду и другие нужды и заставляет забыть об отделениях платного ухода и наемных сиделках. Их расценки начинаются от 1000—1500 рублей в сутки — то есть как раз весь семейный бюджет на четверых.

При этом у Нины Андреевны на книжке есть пенсия (она ее изредка снимала, а с декабря 2008 года не снимала вообще) и сбережения, на такой случай и отложенные, но снять деньги с книжки, естественно, нельзя. Если Татьяна оформит опекунство — может быть, когда-нибудь опекунский совет разрешит переводить пенсию не на книжку, а в интернат. Так что копить на старость тоже не вариант: не отдадут вашим родственникам ваши деньги на ваши же нужды.

В интернат, кстати, тоже не всякого возьмут, ибо по закону за больным должны ухаживать его трудоспособные дети (это не наш случай). Можно, правда, пройти еще несколько инстанций, доказывая, например, что жизнь в одной комнате с психически больным наносит психотравму маленькому ребенку, что два инвалида при одном трудоспособном — это очень тяжело… В виде исключения, может быть, путевку дадут.

А для оформления путевки каждый больной и престарелый должен пройти четырех врачей и флюорографию, сдать семь анализов и собрать семь бумажек из разных инстанций. При недобровольной госпитализации нужны еще две бумажки — из суда и опеки. Так что Татьяне еще есть над чем поработать.

А что такое интернат, какова тамошняя жизнь и чего стоит взрослым людям решиться определить туда родителей — даже и говорить не буду.

Статистика

Все это пугающе актуально для каждого из нас, кто собирается дожить до старости. Сосудистой деменцией, как Нина Андреевна, страдают 5,4% населения России. Перелом шейки бедра случается у 15% населения. У стариков и то, и другое — чем старше, тем чаще. Болезнью Альцгеймера страдают 1,5% населения в целом, но после 65 лет эта доля начинает неуклонно расти и к 90 годам достигает 45%. Вызовы к пожилым больным с деменцией составляют более 20% всех вызовов скорой психиатрической помощи. От каждого из слагаемых этой ситуации не застрахован никто. Престарелая женщина со сломанной шейкой бедра, психозом и сыном-инвалидом — настолько не уникальный случай, что полугодовая беспомощность системы здравоохранения и социальной защиты просто непостижима.

Общей системы информации нет совсем. Чем вы можете мне помочь, кроме социальной карты москвича, спросила Василишина в собесе. «Ничем», — ответили ей. Никакой информации по социальным работникам (а он Нине Андреевне положен), бесплатным подгузникам, компенсациям и другим льготам, никаких адресов и телефонов помощи. Правда, на те же бесплатные подгузники Татьяне легче плюнуть, чем носиться по двум собесам на разных концах города со справками из бухгалтерий, а потом забирать в неудобное время неподходящую марку. Каждую крупицу информации приходится добывать неделями, переворачивать интернет, дозваниваться до не берущих трубку должностных лиц, стоять в очереди в кабинеты к ненужным людям.

Даже вопросы, которые должны решать больницы и собесы друг с другом, решают загнанные родственники. Права пациента защищаются так рьяно, что опасный для себя и других больной месяцами терроризирует окружающих и не может получить медицинскую помощь. Хотя даже в нормативных документах о неотложной психиатрической помощи черным по белому написано: в случаях, когда больной опасен для себя и других, беспомощен, не способен к самообслуживанию, когда неоказание помощи приведет к ухудшению его состояния, «отказ от оказания неотложной помощи таким пациентам становится равносилен отказу от выполнения врачебного долга» (Приказ Минздрава РФ № 108 от 8 апреля 1998 года). Но ведь кто-то должен взять на себя эту ответственность и выполнить этот долг. Но каждый повторяет: «Я не могу взять на себя такую ответственность».

В моем детстве в школах была популярна игра, самое приличное название которой было «сифак»: все перекидывали друг другу грязную тряпку. У кого тряпка оказывалась в руках, когда звонил звонок, — тот проигрывал. Вот так и кидают Нину Андреевну, отличника здравоохранения и ветерана труда: пусть ее проблемы решает тот, кто не может перекинуть дальше. Невестка не может, вот и проигрывает.

www.novayagazeta.ru

Советы по уходу за больными с деменцией

Как ухаживать за больными с деменцией

Деменция – это научный термин, обозначающий патологические изменения памяти. В народе подобные нарушения называют маразмом (угасание, греч.) или слабоумием. Деменция может быть как отдельный заболеванием, так и симптомом других болезней, например Альцгеймера. Также нарушения памяти часто являются результатом отравления химическими веществами, алкоголем. К деменции может приводить тяжелая физическая или психологическая травма.

Стадии развития болезни

Правильный уход с учетом потребностей больного деменцией

Опекуну необходимо изначально понимать, что опекаемый им человек не делает ничего назло, не досаждает вопросами специально, не симулирует. Это очень важно для правильного доверительного общения с больным. На первых этапах развития болезни очень важно установить подходящий распорядок дня и придерживаться его на протяжении всей жизни больного. Лучше сделать 5 приемов пищи, выбирая для ужина легкие блюда. Обязательно нужно следить за количеством съеденного и выпитого больным. Другие события и действия удобно связать со временем еды, к примеру прогулка – после еды, купание – после ужина, чтение – после обеда.

Нужно постараться максимально убрать лишнюю мебель из дома, закрыть опасные зоны, такие как лестницы, подвалы и т.д. Цветовая гамма комнаты, в которой будет спать опекаемый, должна быть спокойной, умиротворяющей. А вот дверь в туалет лучше сделать яркой, привлекающей внимание. Это облегчит больному задачу по обнаружению туалета в случае необходимости.

Если забывающий человек склонен к бесконтрольным прогулкам, уходам из дома, стоит обзавестись замками, которые будут сложны для больного, но просты в использовании для приходящих к нему родных. Рекомендуется располагать замки на уровне выше или ниже глаз. Для дополнительного «отпугивания» пожилого человека от идеи ухода из дома можно выкрасить входную дверь в черный цвет, сделать ее более незаметной с помощью гобелена или шторы.

Полезно надеть на руку больному умные часы или браслет с функцией отслеживания местоположения. Это во многом облегчит обнаружение пропавшего или заблудившегося человека. В карман повседневной одежды нужно положить листок бумаги с адресом проживания человека и контактным телефоном опекуна или близкого родственника.

Деньги и важные документы стоит спрятать таким образом, чтобы больной не смог найти их. Возможные юридические вопросы, связанные с имуществом, лучше решить до появления серьезных проблем с памятью у больного.

Правила безопасности для опекающего

Уже на начальном этапе заболевания опекунам следует заняться моральной подготовкой к серьезным психологическим и физическим нагрузкам. Часто люди, страдающие деменцией, особенно на поздних стадиях развития заболевания, становятся агрессивными, находятся в плену навязчивых идей, бредовый мыслей. Чаще всего такие состояния можно корректировать только с помощью медикаментов. Нужно не затягивать и обращаться к врачу для назначения лекарственных средств. Если подобная ситуация возникает впервые, например опекаемый начинает обвинять родных в постоянных кражах или попытках убийства, главное не паниковать и не злиться. Пропавший, якобы «украденный» предмет стоит поискать вдвоем. Эффективно работает прием переключения внимания с одного предмета на другой. Говорите с больным ясно и четко

Уход за подобным больным – тяжелый ежедневный труд. Чтоб быть способным кого-либо опекать, сам опекун должен быть здоров и чувствовать себя комфортно и спокойно. Ухаживающий имеет право отдыхать. Поэтому хорошим решением для сохранения психического и физического здоровья самого опекающего, будет разделение времени ухода за больным между несколькими членами семьи или несколькими людьми из персонала специализированных центров.

m.chastnyj-dom-prestarelyh.ru