Депрессия bbc

Содержание:

Депрессия на работе: уткнуться в монитор, чтобы прошел день

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Люди готовы обсуждать с коллегами личную жизнь и деньги, но не проблемы психологического здоровья. Опрос британской благотворительной организации Time to Changе показал, что в офисах все еще существует табу на подобные разговоры.

Страх потерять работу и доверие коллег не позволяли 36-летней сотруднице аналитического отдела Натали Холл рассказать им о своей депрессии и приступах беспокойства.

«Я сидела за компьютером, по моим щекам текли слезы, а я не могла их остановить.»

«Пара человек спросили меня, все ли в порядке. «Тебе точно нужно быть на работе?» Но никому не было особенно интересно.»

Как показывает опрос, проведенный британской благотворительной организацией Time to Changе, это обычная ситуация. В рабочих коллективах все еще существует табу на разговоры о психическом здоровье.

Опросив около двух тысяч британских офисных работников, в организации пришли к выводу, что они готовы обсуждать друг с другом секс или деньги, но говорить о психологических проблемах опасаются.

Маска смелости

Участников опроса просили выбрать темы, которые они готовы открыто обсуждать на работе: 36% опрошенных сказали, что готовы говорить с коллегами о физическом недомогании или травме, 26% — о недостатке денег, еще 18% готовы обсуждать секс, но о психологических проблемах готовы говорить только 13%.

В то же время 58% опрошенных сказали, что, заметив у коллеги признаки психологического напряжения или расстройства, они будут готовы обсудить это открыто, а еще 16% сказали, что расскажут начальнику.

По словам Натали, ей казалось логичным притворяться, что все в порядке, и не говорить о депрессии.

«На работе я старалась не подавать виду, потому что не хотела сдаваться, не хотела чувствовать себя побежденной, и мне было стыдно, ведь об этом не говорят,» — рассказывает она.

«Я боялась, что если скажу «у меня депрессия и приступы беспокойства», то это скажется на моей карьере и перспективах на будущее.»

«Не уволят ли меня? Не будут ли меня считать некомпетентной? Не подумают ли, что я неспособна принимать рациональные решения, что мне нельзя доверять? Меня могут оттеснить на второй план.»

Со временем психологические проблемы Натали прогрессировали до такой степени, что ей пришлось обратиться к врачу и взять больничный.

Сейчас она вернулась на работу, во многом благодаря постепенной процедуре адаптации и новому начальнику, который оказал ей поддержку. При этом коллеги, по ее словам, не знали, как с ней общаться.

«Не поймите меня неправильно, некоторые коллеги меня поддерживали, но никто не знал, что мне сказать и как помочь.»

«Я никому не говорила, потому что мне все еще было стыдно. Я ощущала себя полной неудачницей и просто отступила. Я перестала участвовать в офисных делах, шутить и общаться. Я просто опускала голову за монитор, пряталась за ним и ждала, пока пройдет очередной день.»

Как помочь коллеге с депрессией?

Чтобы поддержать коллегу, у которого психологические проблемы, достаточно обычных действий.

«Сделать тебе чаю?», «Пойдем прогуляемся?», «Хочешь выйти из офиса и выпить кофе?» — важны простые вещи.»

«Важно, что кто-то готов уделить вам время. Не пытаться решить проблему, а просто побыть рядом, это главное,» — говорит Натали.

«Когда я была на больничном, мне присылали цветы и открытки. Когда почтальон их приносил — ради таких моментов я держалась и продолжала жить дальше,» — рассказывает она.

«Не надо ничего слишком серьезного, просто уделите время и спросите, все ли в порядке, не проходите мимо. Важно действительно потратить немного времени на то, чтобы поговорить с людьми.»

«На работе мы думаем о делах, но понимаем ли мы, что происходит в жизни наших коллег?» — говорит Натали.

www.bbc.com

Депрессия: прорыв в понимании природы недуга и его лечения?

Поделиться сообщением в

Не часто приходится сообщать о революции в понимании и лечении депрессии, однако именно так медики называют одно из самых важных открытий, сделанных в психиатрии за последние 20 лет.

Суть его в том, что некоторых из нас предает наш самый главный защитник — иммунная система, которая изменяет наше мироощущение.

От этого недуга страдают 350 млн человек по всему миру, среди них — живущая в английском графстве Кембриджшир Хейли Мейсон.

«Моя депрессия доводит меня до того, что я не могу встать с кровати, не могу выйти из спальни, не могу пойти в гостиную и пообщаться с моим супругом и его детьми, — рассказывает Хейли. — Я не могу, чтобы телевизор был все время включен, меня раздражают звуки и свет, меня преследуют суицидальные мысли, я занимаюсь членовредительством, не могу выйти из дома, не вожу машину. Так что я сижу все время в четырех стенах, поскольку не могу справиться с окружающей меня действительностью».

Антидепрессанты и психологическая помощь, какой, например, является когнитивно-поведенческая психотерапия, многим людям с депрессией помогают, но есть и такие, кто не реагирует на подобные виды лечения.

Поэтому теперь ученые решили подойти к этой проблеме с другой стороны: посмотреть, не может ли иммунная система вызывать депрессию?

«На мой взгляд, мы должны мыслить радикально», — говорит профессор Эд Баллмор, заведующий кафедрой психиатрии в Кембриджском университете и возглавляющий новое направление изучения депрессии.

Воспаление и настроение

«Недавняя история показывает нам, что если мы хотим совершить прорыв в лечении в какой-то области, которая остается чрезвычайно важной в смысле причинения инвалидности и страданий, то тогда нам необходимо пойти новым путем», — рассказывает профессор.

Поэтому теперь медики изучают, не вызывает ли разладившаяся иммунная система воспаление в организме, что приводит к изменению настроения.

Как указывает профессор Баллмор, это в каком-то смысле относится к каждому из нас — стоит только вспомнить последний раз, когда у нас был грипп или простуда.

«Депрессия и воспаление зачастую идут рука об руку. Если у вас грипп, то иммунная система реагирует на это; у вас начинается воспаление, и очень часто настроение у людей тоже меняется. Меняется их поведение, они могут стать менее общительными, более сонными, замкнутыми. У них могут появиться негативные мысли, характерные для депрессии, и все это — следствие инфекции», — говорит профессор Баллмор.

Это деликатный подход, который в то же время содержит весьма существенный сдвиг в понимании природы этой болезни. Дело не в том, что мы начинаем жалеть себя, когда болеем, а в том, что химические вещества, вызывающие воспаление, напрямую воздействуют на наше настроение.

Воспаление — это часть реакции нашей иммунной системы на опасность. Это невероятно сложный процесс, который подготавливает наш организм к борьбе с враждебными силами.

Если воспаление незначительно, то тогда инфекцию можно отбить. Если воспаление большое, то оно причиняет вред, и по какой-то причине у трети всех людей с депрессией обнаруживается постоянно высокий уровень воспалительных процессов в организме. В частности, у Хейли: «У меня постоянно высокий уровень маркеров воспалительных заболеваний. По-моему, нормальный уровень до 0,7, а у меня 40, и это у меня постоянно обнаруживается в анализе крови».

Появляется все больше свидетельств того, что воспалительные процессы — это не просто что-то, что обнаруживается порой у больных депрессией, это то, что вызывает депрессию; иными словами — что иммунная система меняет работу мозга.

При чем тут артрит?

Чтобы побольше узнать об этом революционном понимании природы депрессии, мы отправились в отделение Королевской больницы в Глазго, где лечат артрит.

Казалось бы, довольно неожиданное место, но, как выяснилось, именно в подобных терапевтических отделениях доктора впервые заметили некую странную закономерность.

Ревматоидный артрит происходит, когда иммунная система атакует суставы. Врачи обратили внимание на то, что когда подобным пациентам прописываются противовоспалительные препараты для лечения вполне конкретных, затронутых артритом, проблемных зон, их настроение также улучшается.

«Когда мы прописываем эти лекарства, то видим довольно быстрое улучшение общего состояния [пациентов], а настроение повышается весьма значительно, что даже несколько несоразмерно той степени воспаления, которое поразило их суставы и кожный покров», — говорит профессор Иен Маккиннес, консультант-ревматолог Королевской больницы в Глазго.

Из этого можно сделать вывод, что настроение у этих пациентов не просто улучшилось от того, что у них стали меньше болеть суставы, а из-за каких-то других, более глубинных процессов.

«Мы просканировали мозг пациентов с ревматоидным артритом, затем дали им весьма конкретную дозу иммунотерапии, а затем вновь просканировали. И что начинаем замечать, когда даем эти противовоспалительные препараты — это весьма примечательные изменения в нейрохимической структуре мозга, — поясняет профессор Маккиннес. — Нейронные проводящие пути мозга, задействованные в возникновении депрессии, изменялись в лучшую сторону у пациентов, которым давалась иммунотерапия».

Одно возможное объяснение этого феномена заключается в том, что вызывающие воспаление химические вещества попадают в мозг и нарушают производство серотонина — ключевого нейромедиатора, ответственного за хорошее настроение.

Что лечить в первую очередь?

Для дальнейшего углубления в тему мы посетили лабораторию под руководством профессора биологической психиатрии Кармина Парианте в лондонском Королевском колледже (King’s College London). Вот уже 20 лет он собирает воедино данные о взаимосвязи депрессии и воспалительных процессов в организме.

«Примерно 30-40% страдающих от депрессии пациентов имеют высокий уровень воспаления, и именно это у этих людей, на наш взгляд, и является причиной их депрессии. Это подтверждается также и тем, что высокий уровень воспаления присутствует у тех, кто не страдает от депрессии, но находится в зоне риска». — поясняет профессор Парианте.

«В результате исследований мы поняли, что если у вас сегодня имеется какое-то воспаление, то у вас более высокий риск развития депрессии в ближайшие недели или месяцы, даже если сегодня с вами все в порядке в этом отношении», — говорит врач.

Его исследования показали не только то, что у пациентов с депрессией высока вероятность наличия воспалительного процесса, но и то, что люди с чрезвычайно активной иммунной системой слабее реагируют на антидепрессанты.

А это очень важно, так как треть пациентов с депрессией не получают никакой пользы от медикаментозного лечения.

Механизм запуска

Но тут получается некая неувязка: если действительно иммунная система, реагируя на инфекцию, впоследствии вызывает депрессию, то это не вписывается в обычный анамнез депрессивных больных.

Взять, к примеру, будущую акушерку Дженнифер Стритинг из Лондона, которая полагает, что ее проблемы с душевным здоровьем начались в 14 лет.

«У меня тогда умерла бабушка, а у моей мамы был рак груди, так что если вы спросите моего психотерапевта, то она объясняет все этим горем и тем фактом, что тогда этому должного внимания никто не уделил. Я думаю, просто слишком много на меня всего свалилось», — говорит Дженнифер.

Но профессор Парианте полагает, что именно такие тяжелые моменты в жизни изменяют нашу иммунную систему, что в дальнейшем может увеличить риск развития депрессии.

«Мы полагаем, что иммунная система — это ключевой механизм, который в результате полученных в ранние годы [психологических] травм может дать в последующие годы долгосрочную реакцию. У нас есть данные, которые показывают, что у тех взрослых, кто пережил в ранние годы трагедию, даже если у них нет в анамнезе депрессии, все равно — у них возбужденная иммунная система, и потому они находятся в зоне риска», — объясняет он.

Теперь может появиться надежда на то, что лекарства, направленные на лечение иммунной системы, окажут необходимое воздействие на тех пациентов, кто, как Дженнифер, безуспешно перепробовал все, что можно.

«Я пила сертралин, я пила прозак, потом еще что-то, потом я начала принимать циталопрам, потом мне прописали дулоксетин, и еще миртазапин. В какой-то момент я принимала сразу три разных препарата», — рассказывает Дженнифер.

Сейчас ей прописали комбинацию из нескольких препаратов, которые, кажется, дали улучшение, однако на это ушло очень много времени.

«Это все достигается методом проб и ошибок, — соглашается профессор Парианте. — Мы не можем заранее предугадать, как пациент отреагирует на тот или иной препарат. Но мы считаем, что, определив уровень воспаления по анализу крови, мы сможем выявить тех пациентов, которым необходимо более комплексное, интенсивное лечение антидепрессантами, может быть, даже комбинацией антидепрессантов и противовоспалительных средств».

В поисках нового препарата

Большинство из нас имеет в домашней аптечке противовоспалительные лекарства типа ибупрофена, однако врачи не советуют самостоятельно экспериментировать в этом направлении, пока еще не закончены клинические испытания нового метода лечения.

Крупнейшая в мире британская благотворительная организация, занимающаяся медицинскими исследованиями — Wellcome Trust объединила усилия университетских ученых и фармацевтической индустрии с тем, чтобы убедиться в правильности новой теории и поскорее разработать новый метод лечения депрессии и тест, выявляющий тех, кому необходима подобная помощь.

Возглавляет эти усилия как раз профессор Кембриджского университета Эд Баллмор, однако мы встретились с ним не в университетских стенах, а в лаборатории другого его работодателя — фармацевтического гиганта GlaxoSmithKline.

В лабораториях компании, где изучаются иммуновоспалительные процессы, ученые разрабатывают новые молекулы, которые, как они надеются, станут эффективным средством лечения воспалительных заболеваний.

На этот процесс уйдет более 10 лет, однако, как полагает профессор Баллмор, нужный препарат уже может существовать.

«В иммунопсихиатрии хорошо то, что в других сферах медицины уже существуют успешно действующие иммунологические препараты. Они уже могут быть лицензированы или находиться на поздних стадиях клинических испытаний, так что время с начала работы над этим проектом до появления лекарства, которое может изменить жизнь многих пациентов, может быть гораздо короче», — полагает профессор.

Как мы видим, поиск среди имеющихся препаратов уже принес свои плоды: те, ранние данные, полученные у больных артритом, привели к тому, что противовоспалительный препарат сирукумаб испытывается сейчас в качестве лечебного средства для страдающих депрессией.

Неужели все придет к тому, что иммунотерапевтические средства будут способны трансформировать лечение депрессии?

«Не думаю, что они станут панацеей. То есть вряд ли получится так, что каждый пациент с симптомами депрессии будет получать какое-нибудь противовоспалительное, — говорит Эд Баллмор. — Это неверно и, честно говоря, такой «унифицированный» подход к лечению психических расстройств, когда одна таблетка якобы снимает все проблемы, в прошлом уже доказал свою несостоятельность. Нам необходимо рассматривать каждый случай в отдельности, потому что не все, у кого депрессия, страдают от нее по одной и той же причине».

Помочь определить, кому из больных может помочь иммунотерапия, сможет анализ крови.

«Взять себя в руки»?

Депрессия — это заболевание, от которого страдают сотни миллионов человек, и если противовоспалительные препараты смогут помочь какому-то проценту из них, пусть небольшому, то это уже будут значительные цифры.

И если иммунотерапия докажет свою состоятельность в этом вопросе, то самым главным следствием будет то, что это изменит наше восприятие этого недуга: мы вряд ли будем думать о страдающих депрессией, что им «просто нужно взять себя в руки».

«Я терпеть не могу, когда так говорят, потому что если бы я могла, то я бы так и сделала, — говорит Дженнифер. — Точно так же, как если у человека диабет, и его уровень инсулина повышенный, а вы ему скажете: «Ой, да ладно, хватит тебе колоться».

Хейли ей вторит: «Если бы удалось доказать, что депрессия — это физическая проблема [организма], то это бы очень многое изменило. Тогда люди перестали бы относиться к депрессии как к чему-то надуманному, что происходит в голове. Тогда это перейдет в разряд реальных заболеваний, и людям будут верить».

Профессор Парианте заключает эту мысль следующим образом: «Это прорыв, потому что впервые мы показываем, что депрессия — это не только расстройство психики, на самом деле это даже не расстройство мозга, это расстройство всего организма».

Этот материал впервые прозвучал в передаче «Воспаленное сознание» на канале Би-би-си Радио-4

Война и ВПК

Все за сегодня

Мультимедиа

Как кофе борется с депрессией

Каждая чашка кофе с кофеином, выпитая за день, на 8% снижает риск развития депрессии.

Многие, вероятно, не удивляются тому, что кофе может оказывать позитивное воздействие на настроение. Мы полагаемся на эту его способность в начале дня, а также в течение рабочих будней.

Однако кофе может дать и дополнительную пользу для настроения кроме небольшой приподнятости духа сразу после приема напитка. Множество исследований показали, что кофе способен предотвратить легкую и умеренную депрессию — расстройство, поражающее около 15% населения стран с высоким уровнем дохода.

Россияне страдают без чудесного норвежского кофе

Шесть последствий отказа от кофе

Вам чай или кофе?

Мир ждет дефицит кофе

Пока не известно наверняка, как именно кофе противостоит депрессии. Однако исследователи предлагают два возможных механизма. Хотя считается, что депрессия является следствием низкого уровня серотонина, есть и другая гипотеза. Если верить ей, то депрессия — то результат плохой иммунной реакции, которая приводит к воспалению в мозге. Китайские исследователи полагают, что кофе способен уменьшить такое воспаление благодаря особой комбинации антиоксидантов.

Другая гипотеза состоит в том, что антидепрессивный эффект кофе обусловлен содержанием кофеина. Ведь это психостимулятор, повышающий бодрость и мотивацию. Когда мы просыпаемся и бодрствуем после качественного ночного сна, в центральной нервной системе мало аденозина. Однако в течение нескольких часов после пробуждения он медленно накапливается и активирует рецепторы, вызывающие сонливость, а также нехватку мотивации и энергии.

Мультимедиа

Как кофе влияет на организм?

Один механизм, предложенный китайскими исследователями, заключается в том, что кофе помогает сделать более эффективной выработку допамина. Связываясь с аденозиновыми рецепторами, кофеин повышает количество допамина. Тот, в свою очередь, связывается с допаминовыми рецепторами в полосатом теле — участке мозга, который, среди прочего, координирует принятие решений, мотивацию и восприятие вознаграждений.

Двумя типичными характеристиками депрессии являются ангедония (то есть неспособность чувствовать удовольствие) и отсутствие мотивации. Если кофе помогает повысить мотивацию и способность чувствовать удовольствие, связываясь с аденозиновыми рецепторами, это может объяснять долгосрочный эффект кофе на депрессивное расстройство.

Ссылки по теме:

Чай или кофе?

Мой утренний кофе застыл от ужаса!

Все комментарии

в ответ (Показать комментарийСкрыть комментарий)

Популярное

  • Популярное
  • Обсуждаемое
  • Россия вовсе не в упадке

    Россия опасна как никогда

    Кто сказал, что в России не улыбаются?

    Россия, извини, я не такой!

    Оказывается, Россия не так страшна

    Я мог бы быть хуже Путина

    22 июня — день ссоры людоедов

    Болельщики удивлены мягкостью полицейских

    Кикабидзе рассказал об отношении к СССР и России

    При полном или частичном использовании материалов ссылка на ИноСМИ.Ru обязательна (в интернете — гиперссылка).

    Сетевое издание — Интернет-проект ИноСМИ.RU зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 — 57642
    Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).
    Главный редактор: Дубосарский А.И.
    Адрес электронной почты редакции: info@inosmi.ru
    Телефон редакции: +7 495 645 66 01
    Настоящий ресурс содержит материалы 18+

    Произошла ошибка. Пожалуйста, повторите попытку позже.

    Здравствуйте, !

    Факт регистрации пользователя на сайтах РИА Новости обозначает его согласие с данными правилами.

    Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

    Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

    Публикуются комментарии только на русском языке.

    Комментарии пользователей размещаются без предварительного редактирования.

    Комментарий пользователя может быть подвергнут редактированию или заблокирован в процессе размещения, если он:

    • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, ущемляет права меньшинств, нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
    • призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации
    • порочит честь и достоинство других лиц или подрывает их деловую репутацию;
    • распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия;
    • преследует коммерческие цели, содержит спам, рекламную информацию или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
    • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные;
    • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
    • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений («флуд»);
    • смысл текста трудно или невозможно уловить;
    • текст написан по-русски с использованием латиницы;
    • текст целиком или преимущественно набран заглавными буквами;
    • текст не разбит на предложения.

    В случае трехкратного нарушения правил комментирования пользователи будут переводиться в группу предварительного редактирования сроком на одну неделю.

    При многократном нарушении правил комментирования возможность пользователя оставлять комментарии может быть заблокирована.

    Пожалуйста, пишите грамотно – комментарии, в которых проявляется неуважение к русскому языку, намеренное пренебрежение его правилами и нормами, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

    inosmi.ru

    Бургеры, фастфуд и сладости ведут к депрессии

    Пищевые привычки очень влияют на состояние нашего здоровья. Это доказано самыми разными учеными. Сейчас ученые проводят эксперимент: может ли изменение режима питания помочь избавиться от депрессии? И уже доказано, что может.

    Изменение режима питания может стать для многих пациентов поворотным моментом на пути к выздоровлению. В последние несколько лет стали появляться поразительные сведения о том, что жирные и сладкие продукты вредны не только для тела, но и для духа. Их потребление вызывает в мозге цепочку реакций, которая может в итоге привести к депрессии.

    Министерство обороны США финансирует исследование, в рамках которого группа бывших военнослужащих будет ежедневно получать наборы питательных продуктов. Это позволит выяснить, возможно ли таким образом сократить количество самоубийств среди отставных военных. А в ЕС в начале этого года заработал проект MoodFood («Продукты счастья»), на реализацию которого выделено девять миллионов евро. Цель проекта — дальнейшее изучение влияния различных питательных веществ на психику человека.

    Психотерапевт Фелиция Джака проводит эксперимент-исследование, ее пациенты будут не только привыкать к новому режиму питания, но и по-прежнему принимать препараты. Однако если окажется, что здоровая пища способствует их выздоровлению, а у некоторых людей — препятствует появлению симптомов болезни, это будет значить, что найден простой способ эффективно дополнить лечение психических заболеваний.

    Тело и дух

    Чтобы понять, как ваши любимые блюда могут влиять на ваше психическое здоровье, сначала следует разобраться в одном странном свойстве связи между телом и психикой, которое впервые было замечено двадцать лет назад. В то время врачи опасались, что стрессы, связанные с плохим психическим здоровьем, могут ослабить иммунную защиту организма и снизить сопротивляемость инфекциям. Однако эффект, как оказалось, был прямо противоположным: у пациентов, страдающих депрессией, иммунная система работала невероятно активно. К примеру, в крови у них наблюдалось повышенное содержание особого белка — цитокина, что обычно бывает при воспалении после болезни или травмы.

    Ученые заинтересовались этим явлением и установили, что процесс носит двусторонний характер: не только депрессия может привести к воспалению, но и воспаление, вызванное другими причинами, по-видимому, способствует развитию депрессии. Некоторые основания для установления этой связи дают имеющиеся сведения о заболеваниях, которые, как известно, вызывают образование цитокинов в организме, — таких как артрит или рак. Часто пациенты, страдающие этими заболеваниями, жалуются на депрессию еще до того, как им поставлен диагноз.

    «У людей развивается депрессия раньше, чем они узнают, что больны раком, и это можно увязать с высоким уровнем цитокина в крови», — говорит другой сотрудник Университета Дикина, Майкл Мэйс, который одним из первых начал изучать биологические основы депрессии.
    В результате хитроумного эксперимента, проведенного сотрудницей Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (США) Наоми Эйзенбергер, были получены более весомые доказательства. В рамках эксперимента здоровым добровольцам вводились небольшие частицы кишечной палочки — такой инъекции недостаточно, чтобы вызвать пищевое отравление, но она, тем не менее, стимулирует работу иммунной системы и выброс цитокинов.

    Все участники, пришедшие утром в лабораторию Эйзенбергер, были, в целом, здоровы и довольны жизнью, но в течение дня у них стали появляться ощущения, характерные для депрессии: ухудшение настроения, чувствительность к проявлениям невнимания со стороны других людей, чувство разобщенности и одиночества. А когда Эйзенбергер предложила им поиграть в компьютерную игру с настоящими денежными призами, те участники, которым был сделан укол, меньше радовались своим победам, чем остальные, и эти изменения были заметны при сканировании системы вознаграждения в головном мозге. Неспособность получать удовольствие — так называемая ангедония — это один из наиболее распространенных симптомов депрессии.

    Возможно, в процессе эволюции длительный сон во время болезни был необходим. «Когда организм борется с инфекцией, хочется сбавить темп, забиться в угол и направить все силы на восстановление, а не на прогулки», — считает врач. Но если по какой-либо причине этот эффект сохраняется на долгое время, он может привести к разрушительным последствиям: воспаление не только ухудшает настроение, но и может усугубить окислительный стресс мозга.

    Окислительный стресс, вызванный токсичными «свободными радикалами», и сам по себе может стать причиной депрессии: из-за него погибают нейроны, распадаются долговременные связи и нарушается система химических сигналов — судя по всему, такие масштабные изменения сопряжены с длительным психическим заболеванием и могут усилить его симптомы.

    Напрашивается вывод, что в таком случае депрессию следует воспринимать в совершенно ином свете — как болезнь не только души, но и тела. Если это так, то факторы риска не сводятся только лишь к стрессовым ситуациям. Как известно, плохая физическая подготовка, курение и алкоголизм тоже могут вызывать воспалительный процесс. Вполне возможно, что неправильное питание чревато тем же: установлено, что высокое содержание жира и сахара приводят к развитию жировой ткани, усугубляя воспаление и окислительный стресс. Напротив, некоторые питательные вещества, такие как кислоты омега-3, которые содержатся в рыбьем жире, и минералы, например, цинк и селен, являются антиоксидантами, способными уменьшать воспаление, уничтожать некоторые токсичные химические элементы и усиливать действие тех веществ, которые помогают мозгу оправиться от нанесенного вреда.

    Однако доказать, что некоторые виды депрессии можно объяснить неправильным питанием, оказалось не так просто. Хотя некоторые ранние исследования показали, что у людей, страдающих депрессией, часто наблюдается дефицит определенных питательных веществ, таких как цинк, и прием пищевых добавок уменьшает проявление симптомов болезни.

    В 2010 году были опубликованы итоги трех знаковых исследований, которые заставили врачей задуматься. Одно из них было проведено в Южной Европе, где медики наблюдали последствия перехода от традиционной средиземноморской кухни, в которой широко используются морепродукты, оливковое масло и орехи, к распространенному на Западе быстрому питанию. Помимо изучения риска развития сердечных заболеваний и диабета, ученые также принимали во внимание изменения в психическом здоровье 10 тыс. участников эксперимента. Разница оказалась поразительной: у тех, кто питался почти исключительно блюдами традиционной средиземноморской кухни, риск развития депрессии за этот период был почти вдвое ниже, чем у тех, кто ел менее здоровую пищу, даже с учетом различий в уровне образования и материальном положении.

    Примерно в то же время психологи, в течение пяти лет обследовавшие британских государственных служащих, обнаружили точно такую же зависимость: те, кто регулярно баловал себя продуктами с высоким содержанием жиров и сахара, были на 60% более склонны к развитию депрессии. Позже этот результат подтвердила Джака на материалах исследования, проведенного среди тысячи добровольцев в Австралии.
    Она проследила прямые взаимосвязи между определенными режимами питания, уровнем цитокинов и депрессией и доказала, что потребление оливкового масла, листовых овощей и вина уменьшает воспаление и сокращает риск депрессии примерно на 40% по сравнению с рационом, включающим в себя сладкие напитки, обработанные злаки и красное мясо.

    Хорошее самочувствие

    Влиять на этот процесс может даже вода, которую мы пьем, как показал эксперимент, проведенный недавно сотрудницей Северотехасского центра медицинских исследований (США) Ли Джонсон. Она наблюдала за психическим здоровьем населения западных территорий Техаса — сельских жителей, которые до сих пор берут питьевую воду из расположенных неподалеку источников. Основной вывод, сделанный Джонсон, заключается в том, что содержание в этой воде селена — минерального антиоксиданта, способного бороться с воспалением и участвующего в сигнальной системе мозга, — напрямую влияет на вероятность развития депрессии. У людей, пьющих воду из источников с наиболее высоким содержанием селена, стандартные показатели депрессии оказались примерно на 17% ниже, чем у жителей других районов.

    Некоторые вопросы будут изучаться в ходе следующих исследований. Пока выводы делались в основном на основе наблюдений за устоявшимся поведением людей, но ученые уже пытаются активно менять рацион участников рандомизированных исследований, чтобы определить, как он влияет на психическое здоровье.

    Конечно, успех не гарантирован; взаимосвязи, выявленные путем наблюдений, иногда рушатся на глазах при первой же попытке активного вмешательства в жизнь людей — либо из-за того, что конкретное явление имеет другое объяснение, либо ввиду нецелесообразности самого вмешательства. К примеру, люди, которым грозит депрессия, скорее всего, будут неохотно менять привычный режим питания, ведь им и так хватает других стрессов.

    Однако, точно известно, что приготовление более полезной еды уже само по себе приносит удовлетворение и придает уверенность в себе. «После этого можно поверить, что вы способны справиться и с другими трудностями и правильно реагировать на происходящее», — убежден доктор Рейнолдс.

    Как бы то ни было, полученные результаты вдохновили Фелицию Джака на проведение в Австралии нового исследования. В отличие от Рейнолдса, она попытается выяснить, помогает ли этот метод облегчить симптомы у людей, которым уже поставлен диагноз «депрессия». Участники ее эксперимента будут регулярно посещать диетолога и получать рекомендации по поводу повышения питательной ценности принимаемой пищи. На протяжении всего исследования Джака будет брать у них кровь на анализ, чтобы попытаться установить более конкретную взаимосвязь между составляющими диеты, воспалительными процессами, окислительным стрессом и симптоматикой заболевания. Если визиты к диетологу окажут достаточно сильное влияние на темпы выздоровления, по ее мнению, можно попробовать применять лечебное питание в качестве самостоятельной терапии.

    Джака считает, что с быстрым питанием уже давно пора расстаться. По некоторым прогнозам, к 2030 году почти половина американцев будут страдать от ожирения, и многие страны мира движутся в том же направлении. «Если к той массе заболеваний, которые вызваны неправильным питанием, добавить депрессию, — говорит она, — ни одна страна не выдержит такого бремени».

    www.delfi.lv