Депрессия догилева

Татьяна догилева: «андрей миронов очень любил молоденьких артисток. Мы с ним чудесно проводили время»

Сегодня известной актрисе исполняется 50 лет Разговаривая с Татьяной Догилевой, я ни на минуту не забывала, что передо мной актриса. Нет, она не играла, не манерничала, напротив, была открытой и приветливой. Но как держала паузу в нужных местах! Догилева может сыграть как угодно — смешно, лирично. Вы и сами это знаете по «Покровским воротам», «Блондинке за углом», «Забытой мелодии для флейты».

«Я терпеть не могла актерских детей и режиссерских жен»

— Вы уже несколько лет занимаетесь режиссурой, несмотря на то, что про ваш первый опыт в этом деле пресса достаточно двусмысленно писала.

— Да не двусмысленно, а камня на камне не оставили.

— Но вы человек отчаянный, если решились продолжать. Помимо желания играть те роли, которые хочется, какие у вас уважительные причины, чтобы заниматься режиссурой?

— Я ставлю не для того, чтобы играть главные роли, а чтобы стать режиссером. Мне вообще казалось, что все артисты хотят быть режиссерами. И только потом я с удивлением обнаружила, что не все. Первый раз я, видимо, от амбиций попробовала поставить. Думала, стоит мне только взяться за дело, как мир вздрогнет от появления нового режиссера. Оказалось, это не так, что стало большим уроком. Но, конечно, это и не халтура, как писали злобные существа под названием критики. Иначе спектакль не жил бы четыре года при полных залах. Театр — это почти фигурное катание, кому хотят, тому и дают призы.

— Ну, ничего, на ошибках учатся. Да у вас и без того в учителях были очень серьезные личности. Временами даже, великие: я имею в виду Петера Штайна.

— Штайн, безусловно, великий режиссер. Он нашел меня у Виктюка, когда смотрел артистов по театрам для своего проекта «Орестея».

— Вы же, кажется, ездили с «Орестеей», уже будучи в положении?

— Да вот так и получилось. Я сшила себе балахон и поставила условие, что улечу с гастролей за свои деньги, если здоровье потребует. Так до семи месяцев и гоняла, только в конце уже перестала играть Электру, потому что тяжело было кричать, большая нагрузка на низ живота. Так что Катя у меня в животе объездила всю Европу.

— Да еще с таким драматургическим материалом У нее это на характере никак не отразилось?

— Мне бы не хотелось, чтобы именно это сказалось на характере Кати, поскольку в «Орестее» идет речь об убийстве матери.

— Я исключительно эстетическую сторону имела в виду.

— Сейчас Кате 12 лет, и мы понимаем друг друга. Хотя те книги, которые я читала, моей дочке не нравятся. Кстати, сидя в животе, Катя посетила лучшие музеи мира. Я ходила по картинным галереям: во мне засела идея, что беременные должны видеть красивое. И хочу вам сказать, что ребенок довольно хорошо рисует (смеется).

— Значит, результат налицо. Характер-то у нее уже сформирован.

— Я считаю, что он от рождения сформирован. А дальше меняется так, как надо ему, а не тебе. Остается к нему только подстраиваться.

— А вы не думали, что не только характер, но и душа «готова» от рождения.

— Уверена в этом. Моя дочь не успокоится, пока не настоит на своем. Она всегда делает только то, что хочет. Сейчас занимается рисованием в студии, музыкой и хореографией.

— Вашей дочке с родителями повезло. Но вы вот пробивались сами, а рядом были дети из актерских семей. Вам не казалось, что им все легче дается?

— Я очень не любила актерских детей и режиссерских жен. Оч-чень! Но теперь понимаю, что была абсолютно не права. Например, я не любила Татьяну Друбич, потому что она жена Соловьева и, на мой взгляд, снималась, где надо и не надо. У меня сложилось к ней заведомо отрицательное отношение. Когда мы познакомились, то я влюбилась в нее. Она хлебнула слез не меньше, чем другие. Не случайно очень мало детей известных родителей удерживаются на поверхности, и не потому, что они бездарные. Слишком уж давит родительская слава и заведомое отношение.

«Олег Меньшиков — крестный моей дочери»

— Таня, но «актерский ребенок» Андрей Миронов занимал в вашей жизни отдельную страницу. Вы до «Блондинки за углом» были знакомы?

— У нас кроме «Блондинки» есть еще телефильм по рассказам Чехова «Кое-что из губернской жизни», но мы в разных сценах снимались.

— И что — сложилось?

— Конечно (смеется). Во-первых, он вообще любил молодых артисток, опекал их. А, во-вторых, он с уважением относился к хорошим актрисам. И, на мое счастье, он меня к ним причислил. Я ему нравилась. И поскольку я веселая и он веселый, то мы (кокетливо) чудесно проводили внесъемочное время.

— Вы вообще человек порыва или в узде себя держите?

— Порыва. Я была очень шальная. Но знала, до какой степени богемности могу дойти. Андрей действительно меня опекал, все время учил жить. Мы много времени проводили втроем: я, его сводный брат Кирилл Ласкари, который живет в Питере, и он. Изумительно было. Два месяца мы снимали, как раз самые романтические апрель и май, когда все цветет, когда хорошее настроение, все родственники в Москве, и охватывает чувство пьянящей свободы.

— Вы жили в «Астории»?

— Сначала я жила в «Советской», а Андрей, естественно, в «Астории». Но потом он сказал мне (интонацией Миронова): «Танечка, жить надо в «Астории». И Танечка начала жить в «Астории», доплачивая, кстати, деньги из своего кармана.

— С Олегом Меньшиковым у вас дружеские отношения?

— С Олегом мы познакомились на «Покровских воротах». Он для меня практически родственник — крестный отец Кати. А крестная мама Лена Майорова (к сожалению, в 1997 году актриса трагически погибла. — Авт. ).

— А крестный понимает, как с ребенком общаться?

— (Отрицательно крутит головой. ) Он мало с ней общается. Но подарки дарит всегда. Это безусловно. Скажешь ему: «Веди крестницу в Большой театр» — он как штык. Все заявки выполняет как пионер. Кате ее крестный нравится. Она его стесняется, но я бы сказала, что относится к нему, как маленькая женщина. Она не очень понимает, что он актер, однако реагирует как большая часть зрительниц на Меньшикова. Робеет, краснеет, смущается и спрашивает: «А когда дядя Олег еще к нам придет?»

— Вы несколько лет в кино не снимались, почему?

— Театральных предложений достаточно. И сериалы сначала не нравились. Сейчас чему-то уже научились.

— Поэтому вы согласились на сериал «Люба, дети и завод»?

— Знаете, с презрением относиться к работе — это не в моем характере. Я, например, до съемки в сериале «Люба, дети и завод» видела лишь несколько серий фильма «Моя прекрасная няня». Но меня к сериалу приучила дочка Катя, она очень большая поклонница Насти Заворотнюк. Я стала смотреть внимательнее, и мое мнение о ситуационной комедии изменилось в лучшую сторону. Что касается моего сериала, то его смотрит вся наша семья.

— Когда на роль пробуется несколько претенденток, какие эмоции возникают?

— Я как появилась в Москве молодой артисткой, меня стали вызывать на пробы. Года полтора или два я пробовалась на всех киностудиях страны и никуда не утверждалась. Поэтому была закаленным в пробах бойцом.

— Приходилось выслушивать о себе разные версии?

— Конечно. Я спокойно к этому отношусь. Сплетни начались сразу с института. Многое сочиняли.

— Так у вас и «выбор» невелик. Вы не дочка, не внучка, значит, наверняка чья-то любовница

— Было. Надо просто вырабатывать к этому иммунитет.

«Раньше мне казалось: нет ролей — нет жизни»

— А почему вы взяли для постановки Островского, а не Чехова? Вы ведь хотели сыграть Аркадину и даже обнаружили в ней некий трагизм. Хотя я его там что-то не разглядела.

— Потому что вы не артистка. Представьте, что значит играть героинь, любовь, Жанну Д’Арк, Анну Каренину А впереди тебя ждут комические старухи. Вам это не кажется трагическим?

— Ну не у всех же так.

— У героинь — у всех. Это ужасный, болезненный и страшный момент.

— Как с этим можно бороться? Что вы делали?

— Пережила чудовищную депрессию, когда у меня засверкал конец. Наше поколение все время в девочках бегало и продолжает бегать. А в тот момент как раз и театр стал разваливаться, и кино. Я увидела, что можно найти героинь помоложе и посмешнее. Но когда поняла, что попадать в сумасшедший дом из-за того, что кончились роли, просто пошло, я уже была беременна.

— Видите, как вам добрый боженька «стрелку» перевел.

— Это у меня не специально получилось. Но я по-другому стала смотреть на мир, поняла, что жизнь важнее ролей (смеется). А раньше мне казалось: нет ролей — нет и жизни.

— В этой драме актриса одинока? Никто не может помочь?

— Нет, конечно. Какое тут может быть утешение?

— Ну, не знаю. Муж рядом умный, слова всякие знает.

— Ничего не успокоит.

— Но он хотя бы понимал вас?

— Это не понять. Весь твой организм перестраивается, а это всегда болезненно.

— У вас еще нет желания отойти от джинсово-кроссовочного стиля?

— Когда одежда неудобна, я просто заболеваю. А в поездах в юбках и шубах ездить не очень-то удобно, хотя у меня, конечно, есть норковая шуба.

— У вас необычная и уютная квартира. Всегда хотели в центр переехать?

— Это у меня случайно произошло. Я много лет в коммуналке прожила. Только благодаря хлопотам Андрея Миронова получила первую квартиру в центре и поняла, что значит жить в хорошем месте. Причем еще не очень хотела туда ехать.

— Когда человек просуществовал «где-то в чем-то», он не понимает, что можно жить по-другому. Наша нынешняя квартира тоже переделана из коммуналки, которую мы выкупили. Мы приглашали дизайнера, но руководил всем муж.

— Таня, у вас сейчас вроде все определено, пришло время сформулировать философию своего нынешнего бытия.

— Я не смотрю вперед, у меня кратковременные задачи. Занимаюсь любимым делом, ставлю спектакли, играю. А философия у меня одна — чтобы ребенок был здоров и счастлив. Все остальное — переживаемо.

fakty.ua

Догилева забеременела после депрессии

По мнению Татьяны Догилевой, в том, что у нее с дочкой Катей были не всегда радужные отношения, виновата ее профессия. «Я ведь поздно родила Катю, в 37 лет. Должна признаться, что дети всегда вызывали у меня ужас, эти маленькие существа, мешающие взрослым жить. Я так долго пребывала в уверенности, что главная составляющая моей жизни – это карьера, что вообще не понимала предназначения детей. Пока вдруг в определенный момент жизнь моя не стала абсолютно пуста: работа уже не увлекала так сильно, как раньше, страна очень изменилась. Образовалась огромная пустота, был период сильнейшей депрессии, из которой я вышла самостоятельно – и тут оказалось, что я беременна», – объяснила Догилева.

Добавляло волнений Татьяне тот факт, что Екатерина росла довольно болезненным ребенком. Однако когда выросла, Катя стала настоящей красавицей. Но идти по стопам матери Догилева отказалась.

«Было время, когда дочь говорила: «Куда угодно, только не в актрисы!» И в какой-то момент она хотела дистанцироваться от меня, быть самостоятельной личностью, а не дочерью Догилевой. В принципе я не возражала – Бенджамин Спок ведь учил уважать личность ребенка! Но, видимо, все варианты фамилии, которые возникали у Кати, оказались недостаточно хороши», – цитируют Татьяну Догилеву «7 Дней».

Профессию Екатерина выбирала долго, даже доходило до смешного. К примеру, Татьяна звонила своей подруге-актрисе и спрашивала: «Слушай, а какие ты нормальные профессии знаешь?» Та отвечала: «Врач», видимо потому, что один из ее сыновей поступил учиться в медицинский. В итоге, Татьяна с Екатериной, которая прекрасно говорила по-английски и знала еще два языка, решили, что пусть она пока на год поедет в Кембридж, подтянет свой язык, а с актерством сама разберется.

Все закончилось тем, что Катя во время учебы в Лондоне поступила на подготовительные курсы театрального института, а потом успешно прошла прослушивание в Американскую академию драматических искусств.

dni.ru

Татьяна Догилева: Мы с дочерью прожили два страшных года

В интервью Sobesednik.ru актриса Татьяна Догилева рассказала, как стала актрисой и почему ее дочь едва не погибла.

27 февраля народной артистке Татьяне Догилевой исполнилось 59 лет. В этот день корреспондент Sobesednik.ru дозвонился до актрисы. И хотя разговаривать с журналистами на личные темы звезда кинофильма «Блондинка за углом» не очень любит, все же нашему изданию режиссер рассказала о том, как она стала актрисой, почему не сложилась ее цирковая карьера и как она чуть не потеряла свою единственную дочь. По словам Татьяны Анатольевны, вероятно, ее Катю сам Бог пожалел и не дал ей умереть.

Как выяснилось, свои дни рождения Татьяна Анатольевна не очень любит. Ведь в этот день от именинника ждут радости, улыбок и хорошего настроения. А это, по словам артистки, далеко не всегда получается.

«Безбилетная пассажирка» (1978) / ruskino.ru

– Поэтому остается чувство невыполненного долга. Конечно, были в моей жизни и шумные дни рождения. Раньше я любила собирать большие сборища. Но теперь обхожусь одной-двумя подругами. С утра мне уже позвонила моя дочь Катя (последние три года девушка живет за границей), мы с ней поболтали по скайпу. Она мне сказала много хороших слов, но для меня лучшим подарком было то, что у нее хорошее настроение. Я очень ее чувствую, несмотря на то, что нас разделяет такое расстояние. Сейчас она живет в Америке. Мои близкие друзья меня никогда не забывают. Но на самом деле для меня все праздничные дни достаточно проблемные, и связано это как раз таки с установкой, что в этот день ты обязательно должен быть счастлив, – смеется Татьяна Анатольевна. – А я люблю более безответственные дни.

Впервые на сцене театра Татьяну Догилеву зритель увидел в 1978 году. Сразу после окончания ГИТИСа молодой артистке дали главную роль в спектакле «Жестокие игры». Тогда же о девушке заговорили как о талантливой актрисе. А ведь родилась Татьяна Анатольевна в семье, далекой от искусства. По словам народной артистки, ее родители были приезжими провинциалами.

«Блондинка за углом» (1984) / ruskino.ru

– Выросла я на окраине Москвы вдалеке от всяких театров. Но школа была хорошая, театральные культ-походы для нас не были редкостью. Я помню, на меня производили большое впечатление эти действия на сцене, которые целиком меня захватывали. Особенно мне запомнился спектакль «Питер Пен». До слез – так их было там всех жалко.

Однако в самом начале, будучи еще совсем юной – ученицей начальной школы, – маленькая Таня мечтала работать в цирке. И для этого, к слову сказать, у нее были все данные.

– Я была активной девочкой. А тогда при школе были кружки разные. Я занималась хореографией, где проявляла чудеса гибкости, – рассказывает Догилева. – В школе нам ее преподавали до четвертого класса, а дальше надо было поступать либо в цирковое, либо в хорео-графическое. Я пошла в цирковое. И даже дошла до последнего – третьего – тура. Но меня в итоге не взяли.

«Покровские ворота» (1982) / ruskino.ru

Члены комиссии вынесли тогда будущей актрисе вердикт – несценическая внешность, что очень больно ударило по самооценке маленькой девочки.

– Я рыдала месяца два, считала, что жизнь моя кончена. Настолько была сильна мечта стать циркачкой и летать где-то там под куполом цирка, – вспоминает уже с улыбкой Татьяна Анатольевна. – А потом решила поступить в секцию художественной гимнастики при «Крыльях Советов». Выбрана была эта секция потому, что там был большой конкурс. Мне надо было доказать себе, что я могу быть лучше других. Ведь в спортивную гимнастику меня брали благодаря моей гибкости вне конкурса и сразу в сильную группу. Но мне не нравилось, что все так легко дается, поэтому пошла туда, куда сложнее пройти. И прошла. Занималась несколько лет, даже второй разряд получила.

В браке с Михаилом Мишиным у Татьяны Догилевой родилась дочь Екатерина / Александр Яковлев / Global Look Press

Но все же театр манил. Через какое-то время Татьяна Догилева попала в студию юного актера при Центральном телевидении.

– Это был сказочный мир закулисья телевидения. Я видела живьем телеведущих, артистов. Все это вызывало трепет и восторг. Но вообще, мне кажется, тогда я была лишь одной из многих девочек, которые желали непонятной профессии актрисы. Просто я больше других этим занималась, умела хорошо читать стихи и в итоге стала штурмовать двери театральных вузов. Во МХАТ меня не приняли, а в ГИТИС я поступила.

Выбору будущей актрисы родители Догилевой не противились.

– Они были людьми маленького образования, приехавшие из провинции в Москву, поэтому у них была идея фикс только одна: чтобы у меня было высшее образование. Это им казалось обязательным, – поясняет артистка. – Ну и плюс я всегда была отличницей, что их несомненно радовало. Когда я поступила в ГИТИС, мама была страшно горда тем, что я пошла в артистки. И даже собрала соседей по этому поводу. А папа оказался этим фактом не очень доволен, сказал: «Зачем ты туда пошла? Ты такая умная, тебя бы везде взяли!» Ну а дальше я их особо не подпускала к своей карьере, никогда не делилась с ними своими проблемами по учебе или в работе. И когда мама спрашивала меня, а я отказывалась отвечать, она жалобно так произносила: «Ты хоть одно скажи: тебя там не ругают?» Ну маме было не понять, что такое театр и что там в принципе все время ругают.

«Забытая мелодия для флейты» (1987) / Global Look Press

По окончании учебы Татьяна Анатольевна пришла работать в Театр Ленинского комсомола. Но в 1985 году она решила перейти в Театр имени Ермоловой. В то время туда как раз пришел новый главный режиссер Валерий Фокин.

– Я играла в очень успешных спектаклях, и все вроде бы было хорошо, но в 90-х у театра дела пошли плохо, Фокин ушел. А я долгое время была задействована лишь в одной постановке – «Наш Декамерон».

К тому времени Татьяне Догилевой было уже 36 лет. В карьере началось затишье, и она решила серьезно пересмотреть свою личную жизнь. Кстати, от отсутствия мужского внимания она не страдала. Еще в институте начинающая актриса закрутила роман с Юрием Стояновым. Но так как, по словам артистки, эти отношения мешали ее учебе, она поставила точку. И ушла. Позже, все еще будучи студенткой, она вышла замуж за осветителя Александра, с которым познакомилась на съемках фильма «Безбилетная пассажирка». Правда, их брак продлился недолго – лишь три месяца. А в более серьезные отношения она вступила через 12 лет. Ее вторым супругом стал сатирик Михаил Мишин. С ним она прожила 18 лет. От него же и родила свою единственную дочь Екатерину. Как признается сама Татьяна Анатольевна, детей она никогда особо не хотела. Но надлом в актерской профессии заставил ее пересмотреть этот вопрос. Так, в декабре 1994 года Догилева стала мамой. За этим последовал весьма долгий перерыв в карьере.

Дочь Догилевой сейчас покоряет Голливуд / семейный архив

– После рождения Кати я перестала играть в «Нашем Декамероне». Во-первых, он мне уже не по возрасту казался, во-вторых, на мой взгляд, был устаревшим. Долгое время я сидела на половине оклада в театре. Но думаю, мои семь тысяч в месяц не разорили его, учитывая мои предыдущие заслуги. Ведь все мои спектакли до этого были востребованы, – смеется Догилева. – Да, на сцену я не выходила, хоть и была в труппе, но надо сказать, что мне и не предлагали ничего. У меня были попытки поставить свой спектакль – выступить в качестве режиссера, но руководство театра эту идею не одобрило. А когда туда пришел новый художественный руководитель, меня попросили написать заявление об уходе, что я и сделала.

Так Татьяне пришлось осваивать несколько новых ролей: роль мамы и роль режиссера. Как призналась актриса, с самого начала своей карьеры она мечтала быть режиссером. И такая возможность у нее появилась. Ее первой работой стал антрепризный спектакль «Лунный свет, медовый месяц». Но критики тогда эту работу не посчитали удачной.

– Ну все сочли своим долгом написать: «Какой ужас!» Писали, что я не режиссер, и всякие другие плохие слова, которые я до сих пор помню.

Катя, осознав, что может умереть, обратилась за помощью к отцу / семейный архив

– Но я слышала, что вы не только плохие слова помните, но и всех тех, кто их писал?

– Да, всех! Поименно, – хохочет Татьяна Анатольевна. – Это настолько был болезненный удар, что у меня случился нервный срыв. А потом я просто перестала их читать. Сейчас я понимаю, что во многом они были не правы. Ведь этот спектакль был востребован и прожил 20 лет. Правда, он видоизменился, конечно. Не буду врать, я сделала очень много ошибок тогда по неопытности и глупости.

После этого начинающий режиссер поставила еще несколько спектаклей и даже фильм. Сейчас Татьяна Анатольевна затрудняется ответить, кого же в ней больше: режиссера или актрисы.

– В спектаклях, которые я ставила, уже давно не играю сама, так как возраст не позволяет играть эти роли так, чтобы не вызывать при этом жалость, – весело рассказывает Догилева. – Потом была какая-то усталость, недоверие к сегодняшнему дню. Наступило совершенно новое время. Сначала мне думалось, что я не хочу вписываться в новую реальность, что могу отдыхать. Но теперь у меня другие мысли: подумываю о том, как мне вновь найти место под солнцем. Я иду на эксперименты. Вот пошла, например, репетировать в Театр. doc в абсурдистскую пьесу «Мама».

Дочь Догилевой уже три года живет за границей. Свою маму она оставила в компании четырехлапого друга породы джек-рассел-терьер / семейный архив

А тем временем у Татьяны Анатольевны подросла дочь Екатерина. Ей 21 год. Она отучилась в американской актерской школе. И сейчас пытается пробить себе дорогу, как и другие начинающие артистки.

– После окончания школы мы отправили ее в Лондон, — рассказывает Догилева. — Это был такой эксперимент, затеянный Катиным отцом. В то время я не была уверена, что ее желание стать актрисой серьезное – она была похожа на девочку, которая не очень понимает, что значит жить этой профессией. Поэтому было решено отправить ее в Лондон на год на предварительные курсы для поступления в театральный. Я исходила из того, что если она и не станет актрисой, то хоть знание английского не потеряет, а, наоборот, только улучшит. В итоге в английские театральные школы она не поступила, но ей предложили место в американской. Мы были очень рады за нее. Школы, конечно, разные: российские и американские. Мне было интересно слушать то, что она рассказывает о том, как проходят их занятия.

Завершив двухлетнее обучение, Катя активно ходит на кастинги и ищет себе применение.

– Сейчас я задействована в двух проектах: репетирую новую пьесу Stella, в которой буду играть главную роль, и в кинопроекте, основанном на одной известной компьютерной игре, – делится Екатерина.

Сергей Маковецкий и Татьяна Догилева в ее антрепризном спектакле «Лунный свет, медовый месяц» / семейный архив

Татьяна Догилева ездила на окончание школы к дочери и во время дипломного спектакля по достоинству оценила талант Кати:

– Я ее похвалила. Безусловно, у нее еще есть недостатки какие-то, но, если бы у нее не было способностей, я бы не стала поддерживать ее в стремлении быть актрисой, а, наоборот, отговаривала бы.

Однако еще каких-то 8 лет назад в этой семье все было не так безоблачно. В их дом пришла беда: подростковое увлечение собственной внешностью чуть не обернулось настоящей катастрофой. Анорексия. В 13 лет Катя решила немного сбросить вес, но остановиться вовремя не смогла. И уже через два года ее вес не превышал 40 килограммов.

– Вы знаете, я не смогла помочь своей дочери. Все мои попытки разбивались обо что-то злобное и непонятное, – до сих пор находясь в какой-то растерянности, рассказывает Татьяна Догилева о тех временах. – Анорексия – это психическое заболевание. И здесь могут помочь только специалисты. Мы прожили 2 страшных года. И сделать я ничего не могла. А уж поверьте, я перепробовала все. И теперь я ненавижу, когда на ток-шоу или просто в диалогах начинают нападать на родителей заболевших детей с криками: «Как вы могли это допустить?» Поверьте, в нашей семье царили любовь и взаимопонимание. И когда мы поняли, что пришла беда, и я, и ее папа старались делать все, но это было бесполезно. Она нас не слушала. Мне кажется, тут нас просто Бог пожалел. Я сегодня с ужасом думаю о том, что есть девочки, которые не смогли спастись, и сегодня их родители только слезы льют.

«Свет и тень маяка» (2015) / ruskino.ru

Потому что отчаяние наше было страшным. И она дошла до страшного состояния. Но как-то так случилось, что она сама обратилась за помощью к папе. Она попросила его отправить ее в больницу. То есть она тоже поняла, что дела совсем плохи. Потому что отказывалась вообще от всего: психологов, больниц, диетологов. Она всех воспринимала как врагов. И вот она совершила такой поступок.

Долгое время Катя старалась не говорить на эту тему. Слишком тяжело ей давались воспоминания. И даже фотографии тех времен она постаралась выкинуть. Остались лишь некоторые.

– Не потому, что стеснялась, просто не видела смысла. Теперь мне кажется, что чем больше говорить об этом, тем лучше – если кому-то моя история поможет, то я буду счастлива, – признается девушка.

В 13 лет девочка, весившая 65 килограммов, пришла к решению, что ей пора похудеть. Ее первоначальная цель была весьма безобидной – скинуть 5 килограммов. Однажды в интернете она наткнулась на группу, посвященную моделям и анорексичной худобе. Катя решила вступить в нее.

Катя Догилева / семейный архив

– В то время я как раз попробовала свою первую диету. И уже успела скинуть пару килограммов. Выложила свои фото в альбом «до и после». Реакция участников стала для меня шоком, – вспоминает Екатерина. – Совершенно незнакомые мне люди комментировали мой внешний вид далеко не самым приятным образом… Было ужасно обидно, просто до слез. Я удалила фото и в скором времени решила целенаправленно худеть. Все начиналось постепенно, со здоровых диет и адекватных целей: со своих 65 кг я хотела дойти до 60, потом до 58… Я нравилась себе и окружающим все больше и больше, это для меня было в новинку, остановиться становилось все сложнее. После 54 кг я решила дойти до круглых 50 и остановиться. Наверное, тогда родители стали понимать, что что-то не так.

Катя стала есть все меньше. По воспоминаниям Татьяны Догилевой, за целый день ее дочь могла съесть одно яблоко и выпить кофе без сахара.

– У меня появилась слабость, я жила на сахарозаменителях и обезжиренных йогуртах. Вес уходил все сложнее, и, когда я дошла до 45 кг, он практически встал, – продолжает девушка. – Я могла не есть по несколько дней, хотя родители умоляли меня пожалеть себя и съесть хоть что-нибудь. Я слышала их, понимала, что они хотят как лучше, но ничего поделать не могла. Я выбрасывала приготовленные мамой завтраки, если она уходила с кухни, говорила, что все съела, шла на всевозможные хитрости… Когда вес встал около цифры 40, организм решил, что всё, хватит. У меня начались приступы булимии, я стремительно набирала вес и ничего не могла с собой поделать. Поверьте, это страшно, когда тебя не слушается твое же собственное тело. Я была в жесточайшей депрессии, ненавидела себя, все потеряло смысл. Вся моя жизнь развивалась вокруг еды, и выхода из замкнутого круга не было. Тогда я поняла, что больше не могу так, что схожу с ума, и попросила родителей отвезти меня к врачу. Раньше я и слышать не хотела о врачах, видела в них врагов, желающих раскормить меня… Теперь же я хотела одного – избавиться от зависимости. Я пролежала в больнице около месяца, и да, мне это помогло. Не столько терапия или процедуры, сколько смена обстановки и режима.

– Потом Катя сама все анализировала. Эти интернет-группы схожи с сектами. Девочки друг друга зомбируют, – уверена Татьяна Анатольевна. – Тогда я и не понимала, какую опасность может представлять интернет. Я же человек докомпьютерной эпохи. Да и родители меня всегда учили, что читать чужие письма нельзя. Но теперь мне так не кажется – можно, лишь бы твой ребенок не попал в беду.

Татьяна Догилева с дочерью / семейный архив

Сегодня в семье Догилевых все наладилось. Катя – начинающая и весьма симпатичная актриса. И уже вовсю пробует себя на американских театральных сценах. Но ее мама все же надеется, что к лету дочь вернется домой. А где именно начинать свою карьеру на серьезном уровне, для Екатерины не так важно, лишь бы предложения были интересными.

Сценарий к фильму «Интердевочка» был написан специально для Догилевой и назывался «Фрекен Танька». Свое согласие на съемки Татьяна Анатольевна дала. Однако режиссер картины в главной роли увидел другую актрису.

Главную роль в «Интердевочке» вместо Догилевой сыграла Яковлева / kinopoisk.ru

В 2000 году Догилева решилась на круговую подтяжку лица. Она одна из немногих, кто говорит об этом свободно: «А как это можно скрыть, если все видно? Сейчас, на мой взгляд, нет ни одной актрисы, кто не делал бы что-либо со своим лицом. С тех пор я к таким кардинальным мерам не прибегала. Сейчас пока пытаюсь похудеть. А там видно будет, может, и решусь на что-нибудь. А может, останусь возрастной артисткой. Таких нынче мало, потому что все страшно борются за молодость».

Татьяну Анатольевну можно часто увидеть в районе, где она живет, гуляющей со своей собакой: «Меня узнают, у нас прекрасные отношения с другими собачниками. Они уже привыкли ко мне, как к части местного пейзажа». От людей она не прячется. И лишь спускаясь в метро, надевает черные очки и платочек.

sobesednik.ru

Сбежавшая из ада

Во времена финансового кризиса проблемой для многих становится депрессия.

Как распознать ее симптомы? Кто и почему впадает в непреодолимую тоску? Почему мы стыдимся психических заболеваний?

Сегодня на эти вопросы мужественно отвечает человек, испытавший на себе весь ужас психического заболевания. Бойкая, жизнерадостная на экране и в жизни, она никогда не думала, что когда-нибудь ей поставят диагноз — «глубокая депрессия». Известная актриса Татьяна Догилева рассказала, как ей удалось выкарабкаться из многолетнего кошмара.

Российская газета: Татьяна Анатольевна, слово «депрессия» в последнее время стало одним из популярных. Друзья в депрессии, экономика в депрессии. Как вам кажется, так ли страшна депрессия?

Татьяна Догилева: Я сама лечусь от этого заболевания. Причем мои дела были так нехороши, что пришлось обратиться к врачам. Мне был поставлен диагноз «глубокая депрессия, острый период».

РГ: В чем это проявлялось?

Догилева: Я никого не хотела и не могла видеть. Вообще не понимала, как живут люди. У меня стали трястись руки, прыгать давление. И физически стала ослабевать. Рыдала с утра до ночи. Если вынуждена была играть спектакли, меня просто физически тошнило.

РГ: Как в таком состоянии вы умудрялись выходить на сцену?

Догилева: Ну вот так. Все спектакли приобрели трагический оттенок, даже комедия. Мне все виделось в черном свете. Самый ад моей болезни пришелся на лето, а летом спектаклей все же поменьше. Осенью меня отвели к доктору.

РГ: То есть это состояние, из которого самому уже не выбраться?

Догилева: Да, сами вы ничего не можете сделать. Я делала все: ходила в бассейн, пыталась заниматься спортом. В конце концов я достаточно сильный и волевой человек. Но мне становилось все хуже, уже начала ощущать себя инвалидом. Эта болезнь опасна тем, что развивается незаметно. Ты борешься, пытаешься противостоять ей разными способами. Слава богу, мне помогли врачи.

Многие думают, что депрессия — это смена настроения. Но это жестокая болезнь. Потому ни в коем случае нельзя себя до этого доводить. Она лечится очень тяжело, врагу не пожелаешь. Теперь я всем советую пристально наблюдать за своим настроением, состоянием и если станет совсем плохо, то надо обязательно обращаться к врачам, без них не справиться.

РГ: Но у нас сложился довольно скверный образ врача-психиатра. А с психиатрической лечебницей и вовсе связаны страшные ассоциации.

Догилева: Согласна, само название «психбольница» звучит страшно, но я пошла именно туда. И готова была делать все что угодно. То есть мое состояние было таково, что его нельзя было терпеть.

РГ: И все-таки зачастую люди просто боятся обратиться к врачу. Любой специализации. К сожалению, доктора, которые помогут, а не навредят, — сегодня большая удача. Как думаете, где найти хорошего доктора?

Догилева: Согласна, таких докторов мало. Мне помогла моя подруга, которая побывала в таком же состоянии. Она месяцами лежала в различных клиниках Европы, но ей становилось только хуже. Наконец, ее отвели в психбольницу к опытному врачу, которая сразу поставила ей диагноз и подобрала терапию. Только тогда она стала жить полной жизнью.

Думаю, чтобы найти такого врача, надо просто у всех спрашивать. Люди почему-то скрывают свои заболевания, особенно психические. Но в них нет ничего стыдного, как и в любой другой болезни.

РГ: Действительно, о психических расстройствах принято умалчивать. С чем, на ваш взгляд, это связано?

Догилева: Даже не знаю, что вам сказать. Мне уже было не до стыда. Я всем говорила и всех просила, потому что просто умирала. Было так плохо, что никакого стыда я не испытывала. Теперь у меня есть два доктора, на которых я просто молюсь. Самым большим страхом для меня было вернуться опять в депрессию. Наверное, нужно больше писать об этом. Ведь мало кто знает, что плохое настроение — часто не каприз, как принято думать. Может, узнав больше о болезни, люди перестанут стыдиться и диагноза.

РГ: В бытовом понимании депрессия — это грусть и тоска. Как думаете, быть в печали больше свойственно русскому человеку?

Догилева: Да сегодня вся Европа сидит на антидепрессантах! И там это уже давно в порядке вещей. Видимо, такова наша жизнь. Я тоже раньше и тосковала, и грустила, но это бывало несколько дней, а потом случалось что-нибудь хорошее и настроение менялось. А тут я потеряла все, только плакала. Казалось, жизнь ужасна и жить незачем. Понимаете, с плохим настроением можно справиться: мне, например, очень помогали йога и пилатес, но во время болезни я просто не могла туда ходить.

РГ: Как вы себя сейчас чувствуете?

Догилева: Врачи говорят, что именно весной эти болезни обостряются. Но сегодня мне намного лучше. Сейчас я на лекарствах, и, думаю, не обойдусь без них еще долго. Хотя, видите, уже могу спокойно говорить о том, что со мной произошло. Раньше об этом не могло быть и речи. Я хожу в театры, играю. Появились творческие планы, которых раньше не было, потому что я уже решила завязывать с профессией. Единственное, мне ни в коем случае нельзя переутомляться. А так, я наполнена огромной радостью, что выскочила из этого ада.

РГ: Что вас сегодня радует?

Догилева: То, что я не пребываю в этом состоянии. Снова смеюсь, хохочу. Радует, что могу общаться с людьми, что наладились отношения с близкими. Радуют встречи с подружками. Вчера вот была в немыслимом восторге, посмотрев балет «Светлый ручей». Я в упоении от хорошей погоды, от запаха весны. Все хорошее радует. А больше всего радует, что я могу этому радоваться.

rg.ru