Депрессия горюющего

Про горевание

Стадии горевания при переживании потери:

отрицание и шок
стадия агрессии /злость/
стадия вины /торгов/
стадия горя
принятие

Стадии горя могут идти не последовательно друг за другом, а параллельно.
Задача горя — отпускать ситуацию и восстановление границ горюющего. Потеря близкого человека нарушает установившийся порядок жизни, и главная задача горя — восстановить равновесие жизни горюющего.

Первая стадия — отрицание и шок.
Стадия отрицания нужна для смягчения ситуации, первоначальной ориентировки в новой ситуации.
Правильному протеканию первой стадии очень мешает надежда. Она фиксирует человека на этой стадии отрицания, и процесс горевания не продолжается. Надежда поддерживает стадию отрицания.
При патологичном протекании первой стадии человек резко отрицает произошедшее. «Не хочу слышать об этом.» Когда пытаются сохранить обстановку, как при умершем, это застревание в первой стадии, отрицание произошедшего, символическое приглашение умершего обратно.
Ритуал похорон, видение умершего в гробу, прощание с ним — все это направлено на разрушение надежды, что ничего не случилось. Похороны — это соприкосновение с грустной реальностью, тяжелый, но необходимый ритуал.

Стадия агрессии.
Злость естественный ответ на боль. Человеку больно от потери близкого — он злится. Это нормально. Злость направлена на изменение ситуации и снижение боли. Тут злость — такой природный анестетик. Злость помогает догоревать, и разрушить связи с утраченным объектом.
При патологичном протекании этой стадии происходит подавление злости. Тогда человек застревает на второй стадии горевания и дальнейшего процесса не происходит.

Стадия вины.
Вина как бы возвращает горюющего к первой стадии отрицания, вина дает надежду, что можно что-то исправить. Чем больше скрытой агрессии к умершему, тем сильнее вина.

Стадия горевания, отпускания и прощения.
На этой стадии происходит восстановление целостности границ горюющего, окончательная ориентировка в изменившейся реальности. Признак правильного прохождения завершающей стадии горевания — любовь и благодарность к умершему. При патологичном проживании этой стадии возникает депрессия или панические атаки, а так же жалость к себе.

На любой стадии горевания горюющий потихоньку отпускает умершего, разрывает связи с ним. Восстановление своих собственных границ при процессе горевания похоже на заживление ран.

Конечно же, процесс горевания редко проходит безболезненно, но, я думаю, чем прочнее границы человека, чем устойчивее и самостоятельнее он себя чувствует в жизни, тем спокойнее протекает процесс горевания. У самодостаточного человека меньше вероятность застрять на одной из стадий горевания и недопрожить горе.

Специалисты говорят, что при правильном протекании всех стадий, процесс горевания длится примерно год. Чем опасно застревание на одной из стадий горевания? Тем, что процесс горевания может затянуться на долгие годы. Не прожитые, не выпущенные наружу эмоции, связанные с потерей, будут вырываться наружу в самые неожиданные моменты, или же полностью заблокируются, вызывая длительную депрессию у горюющего.

www.b17.ru

Депрессия горюющего

Непростая для многих людей миссия — поддержать человека, который перенес утрату. Смерть и трагические события в нашей культуре воспринимаются зачастую как выпадающие из повседневной реальности, противоречащие ей и даже в чем-то неприличные. И эта культура предлагает нам не так много подходящих способов оказать поддержку. Большинство этих способов — из прошлого, у многих они ассоциируются с устаревшей, «бабушкиной» речью. Поэтому и проявить сочувствие другу или коллеге, у которого умер близкий человек, бывает очень неловко. Просто сказать «соболезную» или «сочувствую» для многих оказывается слишком формально, а найти какие-то неформально звучащие слова — непростая задача. Ведь для того, чтобы быть искренним, нужно суметь описать свои чувства, а они бывают весьма сложными, чтобы сказать об этом в двух словах.

Другая задача поддержки в таких ситуациях — проявить свое понимание чувств другого человека. Но об этих чувствах мы можем только догадываться — у каждого своя, индивидуальная реакция на утрату. И сложность понимания этой реакции в том, что мы можем приписать человеку не те эмоции, которые он испытывает. И даже начать на него давить своими представлениями о том, что он должен испытывать. И тогда поддержка обернется для переживающего утрату дополнительными неприятными эмоциями — он может почувствовать давление на себя, непонимание со стороны окружающих и неразделенность своих чувств.

В нашей культуре считается, что лучше самостоятельно догадаться о том, что чувствует другой человек, чем спросить. Согласно этому предрассудку, мы должны быть телепатами, а иначе можно приобрести репутацию непонятливого и бесчувственного человека. Под влиянием этого стереотипа, многие люди играют в своеобразную коммуникативную угадайку со своим окружением, часто рискуя не угадать и попасть в ситуация неодобрения. Тогда как более надежный способ понять другого человека — проявить интерес к его переживаниям и желаниям. Необязательно задавать лобовые вопросы вроде «Что ты чувствуешь?» или «Что ты хочешь?» Можно спросить «Как ты сейчас?» или в какой-то другой форме обозначить свое внимание — главное, обозначить его.

С другой стороны, можно найти и плюсы в ситуации, когда культура скудно предлагает готовые формулы поддержки. Ведь готовые варианты действительно могут производить впечатление неискренности, потому что они типовые, а у каждого человека переживания уникальны. И, возможно, гораздо важнее проявление искреннего внимания, пусть и неловкое, чем искусное утешение, за которым может не считываться искренность. Поэтому и в этом тексте мы не будем рекомендовать готовых формул и правильных фраз, а скорее дадим информацию для лучшего понимания того, что может происходить с переживающим утрату, и как можно отнестись к этому бережно и с вниманием.

Что же может чувствовать понесший утрату человек? Как можно эти чувства понять и разделить? Доподлинно мы не можем этого знать, потому что вряд ли есть одна на всех реакция на утраты. Но есть в этой реакции моменты, которые могут оказаться универсальными, общечеловеческими. Психологи пытались выявить универсальные для разных людей черты горевания. Так появились психологические теории переживания утраты. Исследователи этого состояния выделяют несколько этапов горевания, каждый из которых неизбежно переживает, согласно этим териям, горюющий. И общая задача горевания — прожить все эти этапы, не застревая на одном из них. Иначе человеку бывает сложно вернуться к прежней жизни или начать новую — застревание на одном из этапов горя может привести в негативным эмоциональным и телесным симптомам.

Первый этап — реакция шока и протеста. Человек не принимает утрату — психика отказывается фиксировать этот факт. На житейском языке говорят: такое не умещается в голове; в это невозможно поверить и т.п. И на стадии шока эти слова приобретают не фигуральный, а буквальный смысл. При застревании на этой стадии человек живет так, словно бы ничего не случилось. Он может говорить о покойном как о живом, может отрицать очевидные для других людей факты. На окружающих это может производить пугающее и гнетущее впечатление. Часто в таких случаях окружение начинает сомневаться в психическом здоровье человека. Нельзя, конечно, сказать, что это благоприятное психическое состояние, но оно естественно для утраты. Вряд ли будет полезно для человека в таком состоянии, если его будут переубеждать в том, что он отказывается признавать. Любое давление здесь может принести вред. В такие моменты важно просто присутствовать рядом с человеком, реагировать на его пожелания. Скорее всего, психика сама справится с принятием случившегося. Излишне суетливая или настойчивая забота, преувеличенное внимание тоже могут раздражать переживающего утрату.

После этапа принятия, по логике теоретиков, должна следовать агрессивная стадия. Потерпевший утрату может в явной или скрытой форме переживать злость, гнев и подобные эмоции. Эти переживания могут быть направлены на окружающих, на случайных людей, на врачей, на работников ритуальных агентств, на священников, да и на высшие силы. Кому-то бывает важно найти виноватого и излить на него свой гнев. Кому-то casino может казаться, что окружающие не понимают всей глубины горя и ведут себя неподобающе и даже кощунственно. На этой стадии может возникать ощущения изоляции, отделенности от других людей. Вряд ли будет полезно для переживающего горе, если друзья или родственники будут его активно успокаивать или переубеждать. Возможно, полезно будет сказать, что вы понимаете эмоции этого человека, что на его месте вы могли бы чувствовать похожее. Важно сфокусироваться именно на эмоциях, говорить о них, а не о фактах и аргументах. А пострадавшим от агрессии можно потом вкратце объяснить состояние горюющего в его отсутствии.

В некоторых теориях горевания также выделяют стадию торга — когда горюющий словно бы торгуется с судьбой, пытаясь вернуть утраченное, пойдя на какие-то условия. Это может выглядеть весьма иррационально со стороны, но вполне логично для горюющего. Например, это могут быть мысли о том, что «если бы я все делал правильно, то мама была бы жива». Или даже в форме «если я исправлюсь, то все вернется, как было». Так может происходить переход на следующую стадию горевания — депрессивную. Чувство вины, самоупреки, направленная на себя агрессия — естественные для этой стадии процессы. Часто бывает, что окружающие активно переубеждают обвиняющего себя в том. Такие переубеждения могут только способствовать усилению чувства вины и ощущения изоляции. Любые, даже кажущиеся абсурдными, идеи горюющего имеет смысл выслушивать без спора. И то только после того, как человек оказывается выслушанным, можно предложить свое, альтернативное видение ситуации. Например, если горюющий считает, что мало сделал для покойного, то можно сказать, что вы можете понять такой ход мыслей, но вам сложно с ним согласиться, потому что знаете, как много делал ваш собеседник. В таких обсуждениях может быть полезным фокусироваться не на категориях «на самом деле» — не на фактах и обстоятельствах, а говорить о мыслях и чувствах — о том, как человек оценивает факты и обстоятельства.

Впрочем, и без чувства вины на депрессивной стадии может хватать непростых переживаний — печали, уныния, тоски, скорби, опустошенности, беспомощности и т.п. Окружающим бывает сложно видеть человека в таком состоянии, особенно если оно длится долго. Для горюющего может быть полезно, если к любым его переживаниям отнесутся с пониманием, сколько бы они не длились. Другое дело, что вы можете озвучивать свои эмоции по отношению к состоянию горюющего. Например, можно сказать, что вы беспокоитесь и переживаете за него, и предложить свою помощь. Или можно озвучить свое желание что-то сделать для горюющего, а если в ответ будет получен отказ, то можно предложить обращаться к вам в дальнейшем, когда понадобится. Можно более подробно расспрашивать об эмоциях, а также о том, что именно их вызывает — какие мысли и воспоминания. Может быть полезно, если горюющий не отказывается, обсуждать эти мысли и воспоминания. Бывает полезно спросить, как к этим мыслям отнесся бы покойный, как бы он утешил горюющего.

Четвертая стадия горевания — адаптация к новой ситуации, постепенное ее принятие и формирование новых привязанностей. Собственно, начало новой жизни. Для человека, переживающего предыдущие стадии, может звучать кощунственно даже идея о том, что возможны новые привязанности и новая жизнь — без ушедшего человека. Тем не менее, психика человека чаще всего способна пережить утрату и адаптироваться к новым условиям. Конечно, след горя останется в жизни человека, но уже не в качестве непереносимой травмы, а в качестве горького, но обогащающего опыта. Культура разных народов предлагает много способствующих такому проживанию горя традиций, в рамках которых память о покойном может быть выражена в ритуалах и символах, да и сам процесс прощания приобретает символический характер. Например, это традиция поминок, посещения кладбищ в определенные дни, проведение церковных молебнов. В некоторых культурах есть традиция «уголков памяти» или memory boxes, где хранятся памятные предметы, фото, документы покойного. Создание личных ритуалов памяти — это возможность перевода эмоционального страдания изнутри вовне, его выражения и символизации. Вы можете рассказать горюющим о тех способах хранить память, которые известны вам. А чтобы это не было воспринято как навязчивость или давление, лучше делать это в нейтральной форме рассказа, а не в форме советов или рекомендаций.

Кроме классических подходов к гореванию, в современной психологии и психотерапии существуют постмодернистские подходы к переживанию утраты. Так, нарративные психотерапевты скептически относятся к идее о том, что все люди переживают одни и те же процессы горевания — к тому, что все должны пройти через этапы переживания, описанные психологами-модернистами. У каждого человека переживание утраты индивидуально, и зависит от множества разных факторов, каждый из которых учесть невозможно.

Кроме прочего, переживание горя зависит от культурных норм, которых часто бессознательно придерживается человека. Это не только общекультурные представления, распространенные в той или иной стране, но и более локальные, принятые в конкретной местности, в конкретной социальной группе, в семье. Особенности горевания связаны с отношением к смерти. Собственно, не во всех культурах смерть считается трагедией и поводом для сильного горя. Например, в индуизме смерть — радостной событие, потому что усопший освобождается от тягот жизни. На отношение к смерти влияют религиозные идеи, а также те значения, которыми наделяется смерть в конкретной культуре.

Зачем нужно это знать? Когда мы пытаемся поддержать понесшего утраты человека, выразить свое сочувствие, мы исходим из своего понимания смерти и отношения к ней. Мы словно бы примеряем его ситуацию на себя и приписываем эту реакцию этому человеку. А она может сильно отличаться от того, что мы представили. Во-первых, представления о смерти, о том, как к ней относиться, у этого человека могут быть совсем иными. Для кого-то смерть обессмысливает и обесценивает жизнь, а для кого-то придает ей особую ценность и смысл. А для кого-то смерть может означать что-то совсем иное, о чем мы не знаем.

Кроме того, реакция на утраты очень сильно зависит от конкретной ситуации. Реакция на смерть человека, несколько лет лежавшего парализованным, может радикально отличаться от реакции на смерть молодого полного сил человека, неожиданно погибшего. А может и не отличаться — в том то и проблема, что житейская логика необязательно будет здесь работать. Часто бывает, что родственникам пожилого и долго болевшего перед смертью человека, говорят что-то вроде «Он долго болел» или «Что ж поделать, это было ожидаемо». Это сомнительные утешения, ведь родственник в такой ситуации может чувствовать глубокое горе, потому что у него были очень близкие отношения с ушедшим. Если же в отношениях не было близости, то необязательно переживание утраты будет острым. И если мы приписываем человеку страшное горе и ведем себя с ним соответствующе, то мы этим можем оказывать на него давление, ставить в неловкое положение. Иногда даже возникает осуждение со стороны окружающих, у которых есть свои представления о том, как должен вести себя перенесший утрату, что он должен чувствовать. Вряд ли такое отношение может помочь другому человеку, даже если он не убивается от горя — у него могут быть тихие, внешне незаметные эмоции, но они тоже достойны уважения.

Процесс горевания, как и поддержка горюющего — это не только психологический, но и социальный процесс, в котором много подспудных негласных норм. И поведение всех участников этого процесса оценивается на соответствие этим нормам. В одних кругах не принято показывать каких-либо эмоций, а принято стоическое отношение к трагедии. Стороннему наблюдателю это может показаться циничным хладнокровием. В других кругах приняты громкие и неистовые рыдания, сродни ритуальному плачу. И для постороннего человека это может выглядеть неуместно и даже пугающе. Поэтому, если вы хотите оказать поддержку горюющему, полезнее будет ориентироваться на его представления о том, что уместно. Об этом можно спросить — например, задать вопрос, что для него будет сейчас лучше.

Одна из особенностей постмодернистского психологического подхода к утрате — необязательность полного прощания с ушедшим человеком (как это постулируется в классических теориях утраты). Необязательно прощаться, ведь близкий человек ушел из жизни родных и друзей не полностью, а только физически — он остался в жизненных историях и воспоминаниях. И попрощаться можно только с физическим присутствием – для того, чтобы привыкнуть к другим формам присутствия умершего человека в жизни родных и друзей. Хорошей поддержкой для горюющего может оказаться расспрашивание о тех историях, связанных с ушедшим, в которых есть что-то светлое и утешительное. Можно спросить о том, какие истории о близком человеке сейчас хочется вспоминать горюющему. Также можно спросить, какие истории о себе самом хотел бы слышать покойный — как он хотел бы, чтобы его вспоминали. Такая необычная для нашей культуры форма вопросов может помочь преодолеть ощущение потери — сохранить психологическую связь с ушедшим. А поддерживающему — наладить эмоциональную связь с горюющим. И это может стать одним из неординарных и искренних способов поддержки, которых так иногда не хватает.

www.nosuicid.ru

Помощь горюющему человеку

Дата публикации 01 апреля 2009 . Опубликовано в Статьи по психологии

Помощь горюющему человеку –– задача весьма деликатная и требующая большого душевного такта. Окружающие люди могут сделать многое для того, чтобы облегчить человеку его горе и помочь пережить несчастье. В то же время, неосторожное слово или неуместный поступок могут сильно ранить горюющего. Часто за этим стоит элементарное незнание, как нужно себя вести.Одним из вариантов неправильного поведения с горюющим человеком является эмоциональная отстраненность от него и избегание разговора об утрате и вызванных ею чувствах.

Помимо этого встречается немало различных неадекватных действий по отношению к потерпевшему утрату, чаще в форме некорректных или ранящих высказываний. К примеру, таких как: «Ну, ты еще молода, и снова выйдешь замуж » или «Не плачь, ей бы это не понравилось» и т.п. Неуместные высказывания, порожденные непониманием горя или желанием заглушить его лишь усугубляет ситуацию. Несвоевременные высказывания, не учитывающие текущие обстоятельства или психологическое состояние переживающего утрату, проецирующие высказывания, переносят на другого человека собственные представления, чувства или желания. Среди разного рода проекций особенно выделяются две: проекция своего опыта, например, в словах: «Ваши чувства мне так понятны». На самом деле любая потеря индивидуальна, и никому не дано в полной мере познать страдание и тяжесть утраты другого. Проекция своих желаний, когда сочувствующие говорят: «Тебе надо продолжать свою жизнь, надо почаще выходить, тебе надо кончать с трауром», –– они просто выражают свои потребности. Самые распространенные «убийственные клише», связанные с утратой, которые встречаются в речи: «Вы должны бы уже справиться с этим», «Вам нужно чем-то занимать себя», «Время лечит раны», «Будь сильным», «Тебе нужно держаться» –– все эти словесные установки загоняют горе в подполье.

Итак, чего действительно не следует делать в общении с горюющим человеком.

–– Отстраняться от человека, лишая его своей поддержки;

–– Рационизировать позитивные аспекты смерти, внушать позитивные выводы из утраты;

–– Упоминать, что смерть можно было предотвратить неким образом;

–– Сравнивать реакции горя потерпевшего утрату с горем других знакомых вам людей;

–– Рассуждать о своем горе, чтобы показать вашу печаль;

–– Пугаться интенсивных эмоций и уходить из ситуации;

–– Пытаться говорить с горюющим, не затрагивая их чувств;

–– Применять силу ( сжимать в объятиях, хватать за руки и т.п);

–– Расценивать отказ горюющего от разговора или от предлагаемой помощи как личный выпад против вас или против ваших взаимоотношений с ним;

Теперь нам понятно, чего не следует делать по отношению к человеку, находящемуся в скорби.

Тогда встает следующий вопрос: а что же нужно делать по отношению к нему?

Что говорить?

Начните с признания ситуации. Например: «Я слышала, что твой …. умер «. Используйте

слово «умер», а не какой-либо эмфемизм ( «ушел» , «покинул» и т. п.) Это покажет, что вы открыты к разговору о том, как человек действительно себя чувствует. Выразите свое участие. Например: «Я очень расстроен, что это случилось». Будьте неподдельны в вашем общении и не скрывайте своих чувств. Например: «Я не знаю, что сказать, но я хочу, чтобы ты знал, что я переживаю вместе с тобой». Спросите, как он или она себя чувствует, и не предполагайте, что вы знаете, как потерпевший утрату человек чувствует себя в каждый конкретный день. Избегайте говорить человеку: «Ты такой сильный». Это подталкивает его к тому, чтобы сдерживать свои чувства. Предложите свою поддержку. Например: «Скажи мне, что я могу сделать для тебя».

Что делать?

–– Будьте с горюющим ( даже если вы не знаете, что сказать). Просто присутствие кого-либо рядом может быть очень утешающим. Будьте с ним, чтобы слушать и давать поддержку. Однако не следует принуждать кого-либо говорить, если он не готов к этому.

–– Будьте хорошим слушателем. Принимайте любые выражаемые чувства и сопереживайте горюющему вместо того, чтобы советовать, как ему справиться с утратой или преуменьшить значимость потери. Помогите понять, что все переживаемые чувства — нормальны.

–– Предложите помочь с поручениями, покупкой продуктов, домашним хозяйством. Если ваши предложения отклоняются, помните, что при этом не отклоняют вас или вашу дружбу.

–– Продолжайте предлагать поддержку даже после того, как начальный шок прошел. Восстановление требует длительного времени. Следите за своим собственным здоровьем

эмоциональным, физическим, духовным. Оно необходимо для продолжения полноценной жизни и помощи понесшему утрату.

–– Безусловно, поддержка и сочувствие окружающих предельно важны для горюющего человека. В то же время общение с ним в некоторых случаях становится слишком тяжелым и даже разрушительным для того, кто ему сопереживает и пытается помочь. Если человек осознает, что он сделал все, что было в его силах, но это никогда не удовлетворит горюющего, то ему следует отступить на время в сторону. Здесь не имеется ввиду, что нужно бросить человека наедине с его горем. Скорее, речь идет о том, чтобы ограничить бессмысленную трату душевных сил. Чрезмерное участие, с одной стороны, эмоционально истощает сопереживающего, с другой стороны, оказывается бесплодным для горюющего и даже, возможно, подкрепляет его болезненную реакцию на потерю.

–– Если горюющий человек начинает злоупотреблять алкоголем или наркотиками, не заботиться о здоровье, то вам или кому-либо из близких следует посоветовать ему обратиться за профессиональной помощью.

www.vitamarg.com

Как помочь пережить потерю близкого человека?

Горе – это внутреннее переживание потери, а также связанные с этим мысли и чувства. Специалист по проблемам социальной психиатрии Эрих Линдеманн посвятил целую работу такому эмоциональному состоянию, назвав его «острым горем».

Психолог перечисляет 6 признаков или симптомов острого горя:

1. Физическое страдание – постоянные вздохи, жалобы на потерю сил и истощение, отсутствие аппетита;
2. Изменение сознания – легкое чувство нереальности, ощущение увеличения эмоциональной дистанции, отделяющей горюющего от других людей, поглощенность образом умершего;
3. Чувство вины – поиск в событиях, предшествующих смерти близкого, свидетельств того, что не сделал для умершего все, что мог; обвинение себя в невнимательности, преувеличение значимости своих малейших оплошностей;
4. Враждебные реакции – утрата теплоты в отношениях с людьми, раздражение, злость и даже агрессия в их адрес, желание, чтобы они не беспокоили;
5. Утрата моделей поведения – торопливость, непоседливость, бесцельные движения, постоянные поиски какого-либо занятия и неспособность организовать его, потеря интереса к чему бы то ни было;
6. Появление у горюющего черт умершего, особенно симптомов его последнего заболевания или манеры поведения – этот симптом находится уже на границе патологического реагирования.

Переживание горя индивидуально, но, вместе с тем, оно имеет свои фазы. Безусловно, длительность и их последовательность может варьироваться.

1. Шок и оцепенение

«Не может быть!» – такова первая реакция на весть о смерти близкого человека. Характерное состояние может длиться от нескольких секунд до нескольких недель, в среднем оно продолжается 9 дней. Человек испытывает ощущение нереальности происходящего, душевное онемение, бесчувственность, физиологические и поведенческие нарушения. Если утрата оказывается слишком ошеломляющей или внезапной, следующие за ней шоковое состояние и отрицание случившегося иногда принимают парадоксальные формы, заставляющие окружающих сомневаться в психическом здоровье человека. Это не говорит о помешательстве, просто психика человека не в состоянии вынести удар и на какое-то время стремится отгородиться от ужасной реальности, создав иллюзорный мир. На этой стадии горюющий может искать в толпе умершего, разговаривать с ним, «слышать» его шаги, ставить на стол лишний столовый прибор. Вещи и комната покойного могут сохраняться в неприкосновенности на случай «возвращения».

Чем и как можно помочь человеку в фазе шока?

• Разговаривать и утешать его совершенно бесполезно. Он все равно вас не слышит, а на все попытки его утешить лишь скажет, что чувствует себя хорошо. В такие моменты хорошо бы постоянно быть рядом, ни на секунду не оставляя человека одного, не выпуская его из поля внимания, чтобы не пропустить острое реактивное состояние. При этом не обязательно с ним разговаривать, можно просто молча быть рядом.

• Иногда бывает достаточно одних тактильных контактов, чтобы вывести человека из тяжелейшего шока. Особенно хороши такие движения, как поглаживания по голове. В этот момент многие люди чувствуют себя маленькими, беззащитными, им хочется заплакать, как они плакали в детстве. Если вам удалось вызвать слезы, значит, человек переходит в следующую фазу.

• Нужно вызвать у человека любые сильные чувства – они способны вывести его из шока. Очевидно, что состояние большой радости пробудить не просто, но здесь подходит и злость.

2. Гнев и обида

Могут длиться от нескольких дней до 2-3 недель. После того, как факт утраты начинает признаваться, все острее ощущается отсутствие близкого человека. Переживающий горе вновь и вновь в уме прокручивает обстоятельства его смерти и предшествовавшие ей события. Чем больше он думает об этом, тем больше у него возникает вопросов. Человеку трудно смириться с потерей. Он силится постичь случившееся, отыскать тому причины, задавая себе массу разных «почему»: «Почему именно он?», «Почему (за что) на нас свалилось такое несчастье?», «Почему не удержал/ла его дома?», «Почему не настоял/ла обратиться в больницу?». Гнев и обвинение могут быть направлены на судьбу, Бога, на людей. Реакция гнева может быть направлена и на самого умершего: за то, что покинул и стал причиной страданий; за то, что не написал завещания; оставил после себя кучу проблем, в том числе материальных; за то, что допустил оплошность и не смог избежать смерти. Все эти негативные эмоции вполне естественны для человека, переживающего горе. Просто это реакция на собственную беспомощность в данной ситуации.

3. Стадия вины и навязчивости

Человек, страдающий от угрызений совести по поводу того, что он был несправедлив к умершему или не предотвратил его смерть, может убеждать сам себя, что если бы только была возможность повернуть время вспять и вернуть все назад, то он уж точно вел бы себя по-другому. При этом в воображении может неоднократно проигрываться, как бы все тогда было. Переживающие утрату нередко истязают себя многочисленными «если бы», приобретающими порой навязчивый характер: «Если бы мне знать…», «Если бы я только остался…» Это тоже вполне обычная реакция на утрату. Можно сказать, что здесь принятие борется с отрицанием. Почти каждый, потерявший близкого человека, в том или ином виде чувствует вину перед умершим за то, что не предотвратил его уход; за то, что не сделал чего-то для умершего: недостаточно заботился, ценил, помогал, не говорил о своей любви, не попросил прощения и т. д.

4. Стадия страдания и депрессии

Продолжительность от 4 до 7 недель. То, что в последовательности стадий горя страдание оказалось на четвертом месте, не означает, что сначала его нет, а потом оно вдруг появляется. Речь идет о том, что на определенном этапе страдание достигает своего пика и затмевает собой все прочие переживания. Это период максимальной душевной боли, которая порой кажется невыносимой. Смерть любимого оставляет в сердце человека глубокую рану и причиняет сильнейшие мучения, ощущаемые даже на физическом уровне. Страдание, которое испытывает человек, не является неизменным, а, как правило, наступает волнами. Слезы могут подступать при всяком воспоминании об умершем, о прошлой совместной жизни и обстоятельствах его смерти. Поводом для слез может стать также ощущение одиночества, покинутости и жалость к самому себе. В то же время тоска по умершему совсем необязательно проявляется в плаче, страдание может быть загнано глубоко внутрь и находить выражение в депрессии. Несмотря на то, что страдание подчас становится невыносимым, горюющие могут цепляться за него (как правило, неосознанно), как за возможность таким образом удержать связь с умершим и засвидетельствовать свою любовь к нему. Внутренняя логика в этом случае бывает примерно такова: перестать горевать – значит успокоиться, успокоиться – значит забыть, забыть – значит предать.

Чем можно облегчить страдания горюющего?

• Если в продолжение первой фазы следует постоянно быть вместе с горюющим, то здесь можно и нужно дать человеку побыть одному, если он этого хочет. Но если у него возникнет желание поговорить, необходимо всегда быть в его распоряжении, выслушать и поддержать.

• Если человек плачет, вовсе не обязательно его утешать. Что такое «утешение»? Это попытка сделать так, чтобы он не плакал. У нас есть безусловный рефлекс на чужие слезы: видя их, мы готовы сделать все, чтобы человек успокоился и перестал рыдать. А слезы дают возможность сильнейшей эмоциональной разрядки.

• Можно ненавязчиво приобщать человека к общественно-полезной деятельности: озадачить работой, начать загружать домашними делами. Это дает ему возможность отвлечься от основных переживаний.

• И, конечно, человеку надо постоянно демонстрировать, что вы понимаете его утрату, но относитесь к нему, как к обычному человеку, не делая ему никаких поблажек.

5. Стадия принятия и реорганизации

Может длиться от 40 дней до 1-15 лет. Как бы ни было тяжело и продолжительно горе, в конце концов человек, как правило, приходит к эмоциональному принятию потери, чему сопутствует ослабление или преобразование душевной связи с умершим. При этом восстанавливается связь времен: если до того горюющий жил большей частью в прошлом и не желал (не был готов) принять происшедшие в его жизни перемены, то теперь он постепенно возвращает способность полноценно жить в окружающей его действительности и с надеждой смотреть в будущее. Человек восстанавливает утраченные на время социальные связи и заводит новые. Возвращается интерес к значимым видам деятельности, открываются новые точки приложения своих сил и способностей. Приняв жизнь без умершего близкого, человек обретает способность планировать собственную дальнейшую судьбу уже без него. Тем самым происходит реорганизация жизни.

Основная помощь на данном этапе состоит в том, чтобы способствовать этому обращению к будущему, помогать строить всевозможные планы.

То, как будет протекать процесс переживания утраты, насколько интенсивным и длительным будет печаль, зависит от многих факторов.

• Значимость умершего и особенности взаимоотношений с ним. Это один из самых существенных моментов, определяющих характер горя. Чем ближе был ушедший из жизни человек и чем сложнее, запутаннее, конфликтнее были отношения с ним, тем тяжелее переживается потеря. Обилие и важность чего-либо не сделанного для покойного и, как следствие, незавершенность отношений с ним особенно усугубляют душевные терзания.

• Обстоятельства смерти. Более сильный удар наносит, как правило, неожиданная, тяжелая (мучительная, длительная) и/или насильственная смерть.

• Возраст умершего. Смерть пожилого человека обычно воспринимается как более или менее естественное, закономерное событие. И напротив, бывает сложнее смириться с уходом из жизни молодого человека или ребенка.

• Опыт потерь. Прошлые смерти близких людей связаны невидимыми нитями с каждой новой утратой. Однако характер их влияния в настоящем зависит от того, как человек справлялся с этим в прошлом.

• Личностные особенности горюющего. Каждый человек неповторим, и его индивидуальность, безусловно, проявляется и в горе. Из множества психологических качеств, стоит выделить то, как человек относится к смерти. От этого зависит и его реакция на утрату. Как пишет Дж. Рейнуотер, «главное, что продлевает горе, – присущая людям очень цепкая иллюзия гарантированной надежности существования».

• Социальные связи. Присутствие рядом людей, готовых подержать и разделить горе, существенно облегчают переживание утраты.

Часто близкие в своем стремлении поддержать делают только хуже. Так, что же не следует говорить в общении с горюющими людьми:

• Несвоевременные высказывания, не учитывающие текущие обстоятельства или психологическое состояние переживающего утрату.
• Неуместные высказывания, порожденные непониманием горя или желанием заглушить его: «Ну, ты еще молода, и снова выйдешь замуж», «Не плачь – ей/ему бы это не понравилось» и т. п.
• Проецирующие высказывания, переносящие на другого человека собственные представления, чувства или желания. Среди разного рода проекций особенно выделяются две:
а) проекция своего опыта, например, в словах: «Ваши чувства мне так понятны». На самом деле любая потеря индивидуальна, и никому не дано в полной мере познать страдание и тяжесть утраты Другого.
в) проекция своих желаний – когда сочувствующие говорят: «Тебе надо продолжать свою жизнь, тебе надо почаще выходить, тебе надо кончать с трауром» – они просто выражают свои собственные потребности.
• Кроме того следует отдельно выделить наиболее часто употребляемые клише, которые, как кажется окружающим, облегчают страдания горюющего, а на деле мешают ему должным образом пережить горе: «Вы должны бы уже справиться с этим», «Вам нужно чем-то занимать себя», «Время лечит все раны», «Будь сильным», «Не следует давать волю слезам». Все эти словесные установки загоняют горе в подполье.

www.domashniy.ru