Депрессия является заболеванием

Содержание:

Учёные: депрессия является физиологическим заболеванием

Учёные медицинской школы при Университете Мичигана обнаружили, что депрессия может быть не психологической проблемой, а настоящим физиологическим заболеванием. /epochtimes.ru/

Исследователи изучили ткани мозга умерших людей, часть из которых при жизни страдали депрессией. Оказалось, что мозг депрессивного человека имел уровень белка FGF9 на 32% больше, чем здоровый. Это говорит в пользу версии о том, что депрессия является физиологическим заболеванием.

Чтобы подтвердить свои предположения, учёные провели эксперимент на мышах. Исследователи ввели в кровь грызунов протеин FGF9 и проследили за их поведением. Оказалось, что мыши стали малообщительными, тревожными и менее активными.

По мнению специалистов, на основе полученных знаний, можно создать препарат, воздействующий на FGF9 и таким образом излечить человека от депрессии.

Учёные: после смерти человека сознание продолжает жить

Учёные давно ломали голову над тем, что происходит с человеческим сознанием после смерти. Некоторые специалисты говорили, что оно умирает вместе с остановкой сердца. По мнению других, сознание живёт ещё некоторое время. /epochtimes.ru/

Facebook делает женщин старше 30 лет несчастными

Фото: pixabay.com/ CC0 Public Domain

Учёные из Университета Окленда в Новой Зеландии провели исследование, чтобы выяснить, кто чаще всего посещает Facebook. /epochtimes.ru/

Устрицы могут стать источником опасных вирусов

Устрицы. Фото: pixabay.com/CC0 Public Domain

Китайские учёные из Шанхайского океанологического университета пришли к выводу, что устрицы могут стать причиной разных заболеваний. /epochtimes.ru/

Для молодожёнов могут ввести тест на ВИЧ

Фото: pixabay.com/CC0 Public Domain

Депутат Госдумы от Чеченской республики Магомед Селимханов внёс в Госдуму законопроект, обязывающий молодожёнов перед свадьбой сдавать тест на ВИЧ-инфекцию. Документ опубликован на сайте Госдумы. /epochtimes.ru/

Характер руководителя влияет на здоровье подчинённых

Фото: Kumar Appaiah/flickr.com/CC BY-SA 2.0

Учёные из Гарвардского университета выявили зависимость между характером руководителя и состоянием здоровья подчинённых. Оказывается, скверный характер босса пагубно отражается на самочувствии сотрудников. u/

Болезнь Альцгеймера может быть заразной

Фото: pixabay/ CC0 Public Domain

Группа британских нейрофизиологов выяснила, что болезнь Альцгеймера может быть заразной. Оказывается гормон, вызывающий болезнь, можно перенести при некоторых медицинских операциях. /epochtimes.ru/

Дети, храпящие во сне, имеют плохую успеваемость в школе

Учёные выяснили, что дети, которые храпят по ночам, плохо учатся. /epochtimes.ru/

Учёные: стресс на работе страшнее пассивного курения

Фото: Techniker Krankenkasse/flickr.com

Американские исследователи недавно выяснили, что стресс на работе более вреден, чем пассивное курение. /epochtimes.ru/

Генетический тест поможет узнать продолжительность жизни человека

m.epochtimes.ru

Депрессия является повседневной проблемой людей Эстонии

Просите о помощи! Во всем мире от депрессии, которая является одной из основных причин нетрудоспособности, страдает около 400 миллионов человек. Да и у жителей Эстонии она проявляется все чаще. В 2013 году депрессию диагностировали примерно на 20 процентов чаще, чем в 2000 году. Семейный врач, доцент кафедры семейной медицины Тартуского университета Кадри Суйя знакомит нас с только что завершенным аудитом депрессии и расскажет, как выявлять и лечить это заболевание.

Депрессией называют ставшее постоянным чувство угнетенности и подавленности, которое негативно влияет на повседневную жизнь человека. „У всех у нас могут быть дни, когда настроение плохое и все валится из рук, но это еще не депрессия, — разъясняет Кадри Суйя, — Признаками депрессии являются жалобы на ухудшение настроения, пропажу интересов и радостей жизни, потерю энергии, нередко сопрождающуюся нарушениями сна, проблемы с концентрацией, измения аппетита, снижение самооценки, появление чувство вины и мыслей о причинении себе вреда”. Суйя добавляет, что стороннему наблюдателю и даже самому страдающему не всегда бывает легко опознать признаки наступления депрессии. „При появлении подозрений обязательно следует обратиться к врачу”, — считает она.

Имеются упущения в части наблюдения за ходом лечения пациентов

Диагностирование и лечение депрессии производит врач. „Начать следует со своего семейного врача”, — подчеркивает Суйя роль семейного врача как первого и самого важного консультанта по части здоровья. В Эстонии имеется возможность обратиться к психиатру напрямую, без направления семейного врача, но нередко это означает существенно более длительное ожидания приема, поскольку к семейному врачу можно попасть в течение нескольких дней. „Если кто-то из наших близких начинает поговаривать о самоубийстве или о других видах причинеия себе вреда, то следует обратиться к врачу при первой же возможности”, — объясняет опытный доктор.

В 2011 году в Эстонии было составлено руководство для семейных врачей по лечению депрессии. В конце прошлого года Больничная касса заказала клинический аудит депрессии, чтобы выяснить, в коей мере соблюдается руководство по лечению депрессии, как на самом деле обстоят дела с первичным диагностированием и лечением депрессии. Аудит проводили уполномоченные аудиторы Общества семейных врачей Эстонии, в том числе и доктор Суйя. В течение 2016 года в рамках аудита была изучена работа 35 случайно выбранных центров семейных врачей, в каждом из которых были изучены и проанализированы истории болезни несколько случаев диагностированной в 2015 году депрессии. Всего были проанализированы 240 историй болезни, 66 процентов из которых касались женщин и 34 процента — мужчин. Средний возраст пациентов составил 44 года.

В результате аудита выяснилось, что в большинстве случаев принятые врачами меры соответствовали разработанному руководству. Треть пациентов семейные врачи направили дальше — половину к психиатрам, половину к психологам. Более половины пациентов получило от семейного врача рецепт на антидепрессанты. Аудит нашел также возможности для улучшения отслеживания за ходом лечения пациентов. „Депрессию за один визит к врачу не вылечишь,- поясняет Суйя. — К сожалению на повторный визит пришло только чуть более половины пациентов”. Тут доктор Суйя призывает врачей обязательно приглашать посетивших их пациентов на повторный визит, а пациентов убеждает обязательно посещать врача, если такой прием назначен. „Посетить врача в случае назначенного визита следует даже в том случае, если уже чувствуете себя полностью здоровым”, — говорит она.

Депрессию следует лечить

Для лечения депрессии есть несколько возможностей. Бывает, что люди боятся принимать антидепрессанты, а то и вообще лекарства. К счастью они не всегда необходимы. В более легких случаях для выздоровления бывает достаточно изменить уклад жизни, воспользоваться приемами самопомощи. В других случаях бывает необходимо посетить психолога. „В Эстонии можно получить бесплатную помощь психолога получив направление от семейного врача” — говорит Суйя, призывая обращаться к семейному врачу. Доля психологических и психосоциальных причин депрессии весьма существенна. „Для лечения депрессии используются различные способы терапии. Методы психологической терапии примерно столь же эффективны как и прием антидепрессантов в случае лечения легких и средних форм депрессии, а иногда и в случаях лечения тяжелых форм этой болезни. Понятно, что регулярное посещение сеансов прихотерапии предполагает активное сотрудничество со стороны пациента”, — подчеркивает врач.

Вторым распространенным способом лечения является лечение антидепрессантами. Его используют для лечения средней и тяжелой формы депрессии, но нередко и для лечения ее легких форм. „Но, как и при любом другом лекарстве, лечение может сопровождаться побочными явлениями, — поясняет Суйя. — Они, как правило, незначительны и проходят со временем. Имеется множество различных лекарств, так что у врача имеется возможность подобрать лекарство для каждого пациента, исходя именно из его потребностей и особенностей”. Бывает, что в начале курса лечения требуется использовать успокаивающие и снотворные медикаменты. Последние к антидепрессантам не относятся и от депрессии не лечат.

Суйя поясняет, что выбор способа лечения индивидуален и должен производится вместе с лечащим врачом. Необходимо помнить, что лечение депрессии процесс длительный и нередко составляет 6–12 месяцев, а иногда даже дольше. „Поначалу необходимо посещать врача часто, каждую неделю-две. Потом, когда лечение уже скажется, то существенно реже”, — уточнила она.

Близкие могут способствовать лечению

Для тех, кого это не затрагивало, депрессия является трудно понимаемым заболеванием. Бывает так, что и сами пациенты не согласны с поставленным диагнозом, поскольку они недооценивают серьезность своего положения или уверены, что депрессия является нормальной реакцией на определенные жизненные ситуации. Иногда ее считают, так сказать, болезнью образа жизни или просто проявлением лени. Суйя считает, что при депрессии очень важна поддержка близких людей. „Иногда для оказания помощи даже не надо ничего предпринимать, достаточно просто быть рядом. Очень важно не осуждать больного и не давать оценок”, — говорит она. Нередко при депрессии больной хочет просто оставаться в кровати, но, к сожалению, это не помогает. „Начинать помогать близким можно с поведенческих изменений, например с занятий, которые раньше нравились заболевшему и доставляли ему радость, — приводит пример Суйа. — Полезной является любая физическая активность, начать можно с простых пеших прогулок. Может помочь любая творческая деятельность, например занятия искусством, рукоделием, поделками или танцами. Положительно сказываются занятия с домашними животными или даже простое пребывание на природе. Снизить напряжение и тревожность помогают дыхательные упражнения и упражнения по расслаблению”.

Заболевшие не боятся просить о помощи

Суйя приводит выявленное в результате аудита наблюдение, что ложные понимания и предубеждения в отношении депрессии в Эстонии заметно сократились. „Поскольку медики занимаются депрессией все больше, то и информированность общества в отношении этой болезни возросла соотвественно. Люди больше не боятся говорить о депрессии и просить о помощи при необходимости”, — радуется она. Положительно и то, что постоянно расширяются возможности ее лечения. „Возможности получения психологической помощи и доступность приемов самопомощи в Эстонии заметно улучшились. У нас имеется соответствующее международным стандартам руководство по лечению депрессии, соблюдение положений которого обеспечивает качественное лечение”. Результаты проведенного аудита все же указывают на необходимость обеспечения последовательности лечения и необходимость предложить медицинским работникам дополнительное обучение, чтобы унифицировать качество лечения. „Учитывая широкое распространение депрессии, эта тема является весьма актуальной, поскольку речь идет не о каком-то редком заболевании, а болезни с которой врачи сталкиваются каждый день”, — уверяет опытный семейный врач и руководитель проводившей аудит команды доктор Суйя.

Для информации:

  • Для получения помощи следует обратиться за советом к семейному врачу.
  • Полный текст результатов аудита можно прочесть на сайте Больничной кассы.

В Эстонии можно получить бесплатную помощь психолога по направлению семейного врача.

m.postimees.ee

Является ли депрессия заболеванием? (Часть 2): Великие дебаты

Как упоминалось в моей предыдущей статье, есть некоторые неотъемлемые проблемы с применением модели медицинского или болезни к психическим расстройствам вообще и к депрессии в частности. Если вы будете следовать этой ссылке, это приведет вас к увлекательной, живой и интеллектуально стимулирующим стенограмме теледебатах с участием PT блоггер д-ра Питера Крамера, д-р Томас Сас и другие на спорный вопрос о том, является ли депрессия это болезнь.

Одной из проблем мышления депрессии и других серьезных психических расстройств как биологических заболеваний является философская. Если понимать, что депрессия является биологическим заболеванием, например, туберкулезом, не делает ли это жертвой заболевания, косвенно способствуя сопутствующему менталитету жертвы? Является ли человек страдающим депрессией, как Иов Ветхого Завета, невинной жертвой сатанизма сатаны? Или мы играем какую-то роль в процессе переживания и увековечения депрессии? И в физическом состоянии, если на то пошло. Если нет, мы мало что можем с этим поделать. Но если это так, это также означает обладание способностью побеждать или хотя бы уменьшать депрессию (и, в некоторой степени, другие психические и физические симптомы) путем активного участия в процессе заживления.

Это особенно важно при лечении депрессии. Подавленные пациенты уже склонны чувствовать себя бессильными, безнадежными и беспомощными. Рассказывая пациенту (или им рассказывая), что у него или она есть «болезнь» депрессии, они попадают в совершенно зависимое положение: если депрессия является биологическим заболеванием, все пациент может сделать, чтобы помочь себе, послушно принимать лекарство назначенный врачом. Или оставаться подавленным. Но какое влияние оказывает эта пассивная роль на личные возможности пациента? Как это влияет на то, как он или она чувствует себя в депрессии, что это значит и что можно сделать по этому поводу? Да, один из способов помочь себе через большой депрессивный эпизод – принять антидепрессант, как это предписано. Это начало. Но это только начало того, что должно быть трудным путешествием самопознания, движущегося сквозь тьму депрессии и отчаяния в поисках и выполнении своей судьбы.

Эта экзистенциальная загадка ответственности вырисовывается особенно в судебной психологии. Многолетняя философская проблема личной ответственности вписывается в самую резкую и наиболее яркую направленность в системе уголовного правосудия. Например, основой защиты безумия является философский запрос, касающийся личной ответственности. Тем не менее, психиатрия и психология позволили в последнее время индивидуальной ответственности за поведение, которое постепенно размывается. Как общество мы стали рассматривать людей как несчастные жертвы обстоятельств: плохие гены, биохимический дисбаланс, неблагополучные семьи, физическое или сексуальное насилие, бытовое насилие, алкоголизм и другие зависимости, нищета, расизм и т. Д. Как сказал один лютеранский министр, «мы, кажется, считаем, что если наше поведение биологически определено, то гены, которые мы наследуем, а не мы сами, несут ответственность за то, что мы делаем. Столкнувшись с момен- тами морального кризиса, мы часто стремимся к козлу отпущения наших генов ». Модель болезни депрессии играет именно эту тенденцию. С другой стороны, должен ли ответчик, страдающий каким-то явно биологически обусловленным медицинским заболеванием или изнурительным неврологическим состоянием, нести полную ответственность за свои действия? Например, восемь лет назад безумный человек пытался пробиться в кабину коммерческого авиалайнера во время полета. Позднее сообщалось, что он страдал в то время от острого энцефалита, вирусного воспаления головного мозга. А что из-за шизофренического или маниакального или глубоко подавленного человека, совершающего злые дела? Если психоз и депрессия рассматриваются просто как биологически обусловленные заболевания, такие как энцефалит, могут ли такие пациенты законно утверждать, что депрессия, как и дьявол, заставила их это сделать?

Депрессия может быть вызвана физиологически или гормонально, как, например, при гипотиреозе. Сезонное аффективное расстройство (SAD) демонстрирует мощное влияние факторов окружающей среды, таких как недостаточное воздействие солнечного света на биологическое регулирование настроения. Хроническое лишение сна может также усугублять и вызывать депрессию. Но депрессия и ее сопутствующая биология также могут быть вызваны психологически, травмой, потерей, отчаянием, нарциссической травмой и невозможностью представить себе значимое будущее. В других случаях было хроническое подавление того, что я называю даймоном ; отрицание «негативных» или неприемлемых эмоций, таких как гнев или ярость, негодование, печаль или, для некоторых, сексуальность. Пациент так сильно зажимал крышку настолько бессознательно, что он или она больше ничего не чувствуют. Результаты депрессии. Депрессия – и любая лежащая в основе биология – не является причиной этого состояния, а скорее следствием. Биология влияет на психологию, поскольку психология влияет на биологию. Эти два неразрывно переплетаются.

Моя точка зрения заключается в том, что депрессия обычно имеет психологическое, экзистенциальное и духовное значение. Это не просто результат плохих генов или биохимии. Отклонение этой возможности значения оказывает плохую услугу человеку, страдающему от депрессии. Это лишает пациента возможности найти и выполнить свою судьбу. Чтобы победить Гидру. Убить убитого человеком Минотавра и освободиться от беззаботного лабиринта депрессии. Эта героическая конфронтация с депрессией не является отрицанием биологического аспекта депрессии. Это зрелое, реалистичное принятие и трансцендентность биологии. Биология, в случае депрессии и других психических расстройств, не является, как сказал Фрейд, судьбой. Биология – наша судьба. Судьба – это то, что мы делаем с этой судьбой. Быть биогенетически и темпераментно склонным к депрессии или биполярному расстройству или шизоаффективному расстройству может быть судьбой. Но это не обязательно должно диктовать свою судьбу. Это остается ответственностью человека. И экзистенциальная свобода, чтобы превзойти судьбы и участвовать в создании своей судьбы.

Это отнюдь не романтизация депрессии. Депрессия разрушительна. Но это признание того, что даже ядовитый демон депрессии, как и в случае страданий в целом, может обладать определенными искупительными качествами. Например, в некоторых случаях депрессия может быть своего рода принудительной интроверсией, когда сознательная личность становится чрезмерно экстравертной. Это то, что Карл Юнг назвал компенсационным качеством бессознательного. Эго преодолевается, утоплено, побеждено депрессией. Следовательно, эго, уже не владеющее в своем собственном доме, становится еще более унылым по поводу потери власти, престижа, рациональности и контроля. Но в психологическом плане здесь есть что-то важное. Депрессия требует иного отношения со стороны эго, особенно в том, что касается отношений с бессознательным. Потенциально, здесь многое можно узнать об ограничениях нарциссического эго, интеллекта, рациональности и необходимости большего уважения к силе бессознательного. – то, что выходит за пределы эго. Это духовный кризис. Это может показаться романтикой депрессии хардкорным научным рационалистам, которые стремятся уменьшить депрессию до самых основных биологических структур и демонизировать ее как болезнь. Но на самом деле это фундаментальная психология глубины, о которой я говорю, феноменологическое описание психодуховного процесса, к которому бесчисленные пациенты храбро представили и нашли свое спасение.

Также не наблюдается давно отмеченная корреляция между симптомами биполярного расстройства (ранее маниакально-депрессивная болезнь) и творчеством, как описано, например, в исследовании психолога Кей Редфилда Джеймисона « Прикосновение к огню» , наивной романтике депрессии. Это феноменологический факт. То, что существует связь между творчеством и безумием или психопатологией, всегда было ясным. Эта интимная взаимосвязь также рассматривается в моей книге « Гнев, безумие» и «Даймоника»: «Психологический генезис насилия, зла и творчества». Художники всех типов страдают от серьезных эмоциональных расстройств, таких как депрессия или биполярное расстройство. Романист Герман Мелвилл, сам депрессивный тип, предлагает в Moby-Dick, что творческое величие «есть только болезнь», и что такие индивидуумы «совершаются с помощью определенной болезненности». Поэтому Мелвилл рассматривал творчество как побочный продукт депрессии, безумия или психическое расстройство! Вот почему многие художники избегают психиатрического лечения и психотерапии, опасаясь (по моему мнению, ложно, как и поэт Рильке), что если их демоны будут отправлены, их творчество тоже будет уменьшено.

До психоаналитической революции Зигмунда Фрейда все психические расстройства рассматривались и рассматривались как биологические заболевания, обычно связанные с так называемыми «наследственными красками». Какими бы ни были его недостатки, Фрейд оказывал на первый план роль психологии в исследовании и психотерапевтическом лечении психопатологии , Юнг развил и продемонстрировал влияние бессознательного в формировании, увековечении и психотерапии психических расстройств всех видов, включая маниакально-депрессивную болезнь и психоз. То, что так увлекательно и тревожно, – это то, как сегодня мы достигли полного круга, насколько исторический маятник вернулся к предфрейским восприятиям психического заболевания. Это реакционная, редукционистская и регрессивная тенденция с разрушительными последствиями для пациентов, потребителей услуг по охране психического здоровья. Действительно, я утверждаю, что эта тенденция к биологическому фундаментализму отражает основополагающее отрицание и отсутствие утонченности в отношении роли психологии в формировании психических расстройств и многих физических заболеваний.

Сегодня мы участвуем в битве за сердца и умы публики в отношении относительных ролей биологии и психологии, природы и воспитания, генов и травматических стрессоров в развитии и лечении психических расстройств. Здесь я борется за потребность депрессивного пациента в более , не менее , психологии. Но если, например, широкая общественность и специалисты в области психического здоровья принимают, как многие уже имеют, буквальное материалистическое понятие депрессии как болезни или самопровозглашенный «научный фундаментализм» эволюционных психологов, таких как блоггер Сатоши Каназава, который с ужасом утверждает что воспитания (или их отсутствия) оказывает ноль, нада, молния, никакого влияния на развитие личности и психопатологию – эта борьба будет потеряна. На какой стороне вы? Я приглашаю всех вас присоединиться к дебатам!

ru.psy.co

Выберете регион и затем страну

Общие контакты

Наша компания представлена в более чем 57 странах мира. Если вашей страны нет в списке, то перейдите к нашим общим контактам.

Депрессия — это серьезное медицинское заболевание, которое связано с такими симптомами как уныние, утрата способности радоваться жизни, снижение уровня энергии, трудности концентрации и суицидальные мысли.

Обзор информации о депрессии

Депрессия — распространенное медицинское состояние, связанное с широким спектром эмоциональных и физических симптомов. Эти симптомы могут в значительной степени влиять на повседневную жизнь. Люди, страдающие от депрессии, утрачивают способность контролировать настроения и чувства, практически постоянно испытывая угнетенное состояние. Следовательно, у них могут возникать проблемы с работой, учебой, и/или поддержанием семейной жизни и социальных контактов.

Депрессия может развиться у каждого человека, однако различные социальные и биологические факторы могут увеличивать риск развития заболевания. Кроме того, тяжелый жизненный опыт, например, болезнь, безработица или тяжелая утрата, могут спровоцировать появление депрессии у некоторых людей.

Симптомы

Депрессия поражает людей различным образом, однако данное состояние больше, чем просто кратковременное ‘плохое настроение’. Вследствие изменений химических процессов в мозге, люди с депрессией могут испытывать длительные приступы печали и тревоги, у них могут появляться необъяснимые приступы боли, они могут страдать от плохого качества сна и/или отсутствия интереса к жизни и энергии. Эти симптомы могут персистировать в течение многих недель, месяцев или лет.

В наиболее тяжелых случаях депрессия моет стать причиной суицидальных мыслей и членовредительства.

Данные статистики

Депрессия встречается в разных регионах мира у людей всех возрастных и социальных групп, у мужчин и женщин. Депрессия обычно впервые появляется у людей в возрасте 20–25 лет. 2

Оценки распространенности заболевания очень различны, однако в большинстве стран 8–12% людей сталкиваются с симптомами депрессии в течение жизни. 2

Всемирная Организация Здравоохранения в настоящее время причисляет депрессию к наиболее тяжелым заболеваниям, вызывающим нетрудоспособность, при этом тяжелая депрессия относится к той же категории инвалидности, что и последние стадии рака. 3 Депрессия — самое распространенное заболевание в странах со средним и высоким доходом населения. 3 В одном исследовании было установлено, что до 65% людей, страдающих от депрессии, считают свое состояние тяжелым, вызывающим недееспособность. 4 Несмотря на это, многие люди с депрессией остаются без медицинской помощи. 4

В поисках диагностики и лечения

Очень важно, чтобы люди с симптомами депрессии обращались за профессиональной помощью.

Депрессия может быть диагностирована врачом, который спросит о симптомах, повседневной жизни и отношениях в семье. Может быть также проведен физикальный осмотр для исключения других состояний. После того, как поставлен диагноз, может быть рекомендовано сочетание разных методов терапии, включая применение лекарственных препаратов, консультирование, социальную поддержку, физические упражнения и методы самопомощи.

Очень важной частью общей терапи является поддержка друзей или членов семьи. Близкие люди человека с депрессией должны стимулировать его обращение за помощью, а также обеспечивать постоянную положительную поддержку его усилий.

www.lundbeck.com

Органические депрессии

В широком смысле слова под органическими депрессиями понимают широкую и неоднородную группу депрессивных расстройств, развивающихся вследствие морфологических изменений головного мозга, вызванных разнообразными патогенными факторами: травмами, хроническими интоксикациями, сосудистыми, дегенеративными процессами, нейроинфекциями, эпилепсией. Иногда к органическим относят также и депрессии, развивающиеся в связи с острыми интоксикациями и заболеваниями внутренних органов, хотя последние правильнее обозначать как симптоматические депрессии.

Основными характеристиками органических депрессий являются:
— преобладание тоскливо-раздражительного или тоскливо-апатического аффекта с ипохондрическими и астеническими жалобами;
— наличие дереализационной, психосенсорной (нарушения схемы тела) симптоматики и вегетативных расстройств;
— наличие т.н. психоорганической симптоматики: истощаемости внимания, ухудшения когнитивных способностей, снижения памяти, эмоциональной лабильности, эксплозивности;
— наличие симптоматики, соответствующей неврологической или соматической патологии;
— наличие причинно-следственной связи между депрессивным синдромом и основным заболеванием: временной разрыв между ними не должен превышать нескольких месяцев;
— течение органической депрессии соответствует динамике основного заболевания: при улучшении неврологического или соматического состояния депрессивная симптоматика редуцируется.

Органические депрессии. Собственно органические депрессии включают в себя сенильную (дементную), атеросклеротическую, посттравматическую и эпилептическую формы. Они обычно характеризуются монотонным, однообразным тоскливо-раздражительным аффектом и, одновременно, эмоциональной лабильностью. У таких больных часто немотивированно или по малейшему незначительному поводу развиваются дисфорические реакции. Иногда они начинают плакать даже без какой-либо внешней причины. Постепенно в структуре депрессивного аффекта все больше выдвигаются на первый план явления апатии и аспонтанности, а содержание депрессивных переживаний становится «пустым». В структуре органических депрессий значительное место занимают стертые дереализационные переживания, астения, явления вегетососудистой дистонии и т. н. психоорганическая симптоматика (истощаемость внимания, ухудшение памяти). Кроме того, такие больные жалуются не только на сниженное настроение, но и на частые головные боли, головокружения, периоды какой-то несообразительности или оглушенности, общую слабость, онемение в конечностях. При проведении неврологического и инструментальных параклинических обследований выявляется соответствующая церебральная симптоматика. Описанный вариант органической депрессии является прогредиентным и «типичным». Он соответствует текущему травматическому, сосудистому, дегенеративному или эпилептическому процессу. Чаще же картины, характеризующиеся матовым тоскливо-недовольным настроением, энергическими нарушениями, отдельными дереализациоными симптомами, ипохондрическими жалобами и вегетососудистой лабильностью. Такие депрессивные расстройства могут возникать через много лет после перенесенного органического поражения нервной системы, провоцироваться различными сомато- или психогенными факторами. Однако квалификация этих депрессивных расстройств как однозначно органических вызывает сомнения. Возможно, что такое неблагоприятное сочетание остаточной, минимальной мозговой дисфункции и других провоцирующих факторов, по крайней мере у части больных, способствует возникновению и затяжному течению эндогенной депрессии. В целом динамика органических депрессий отличается затяжным или хроническим характером. Однако и у таких больных могут наблюдаться отчетливые депрессивные фазы, феноменологически трудно отличимые от соответствующих проявлений классической эндогенной депрессии. Органические депрессии, в зависимости от доминирующей в их клинической картине симптоматики, могут квалифицироваться по МКБ-10 либо как «органическое депрессивное расстройство» (F 06.32), либо как «органическое тревожное расстройство» (F 06.4).

Соматогенные (симптоматические) депрессии развиваются вследствие соматических, эндокринных заболеваний, токсических, в том числе и медикаментозных, воздействий. Манифестация и редукция депрессивной симптоматики в этих случаях тесно связаны с течением основного заболевания. При соматических депрессиях в их клинической картине превалируют неврозоподобные и субпсихотические состояния астено-депрессивной, тоскливой, тревожной и апатической структуры. Однако возможны и развернутые собственно депрессивные синдромы. Наиболее часто такие депрессивные расстройства наблюдаются при сердечно-сосудистых, онкологических заболеваниях, бронхиальной астме, язвенной болезни, гепатите, циррозе печени, сахарном диабете, постинфекционных состояниях, инфекционном мононуклеозе, системной склеродермии, уремии, гипоксических синдромах, гиповитаминозах, гипотиреоидизме, гипокалиемии, гипонатриемии, гиперкальциемии, при применении стероидных гормонов. Соматогенные депрессии, в [зависимости от преобладающей в их клинической картине симптоматики (депрессивной, астенической или тревожной), в соответствии с МКБ-10, классифицируются как «органическое тревожное расстройство» (F 06.4), «органическое депрессивное расстройство» (F 06.32), «органическое астеническое расстройство» (F 06.6).

Сосудистые депрессии сформируются при гипертонической болезни, дисциркуляторной энцефалопатии, в постинсультном периоде, после острых динамических церебрально-сосудистых нарушений. По клинической структуре сосудистые депрессии отличаются стертой тоскливой симптомати кой с эмоциональной лабильностью, плаксивостью, тревожностью, астенией, склонностью к дисфориям, истериоформным реакциям и ипохондрическим построениям с большим количеством соматических жалоб. Для больных сосудистыми депрессиями характерны жалобы на головные боли, головокружения, шаткость походки, различные парестезии, периоды оглушения сознания, а также на снижение памяти, внимания и работоспособности. Течение сосудистых депрессий чаще приобретает затяжной характер, с выраженными колебаниями интенсивности болезненной симптоматики, которые нередко прерываются острыми тревожно-фобическими приступами. Классифицируются сосудистые депрессии по МКБ-10 так же, как и соматогенные (F 06.32; F 06.4; F 06.6). При неблагоприятном течении сосудистых церебральных нарушений депрессивные расстройства могут расцениваться как проявления «органического расстройства личности» (F 07) и даже — «сосудистой деменции» (F 01).

Дементные депрессии развиваются при текущих дегенеративных или сосудистых заболеваниях головного мозга: болезни Альцгеймера, Пика, Гентингтона, Паркинсона, при сосудистом и сенильном слабоумии. На начальных стадиях слабоумия депрессивная симптоматика стерта и маскируется психоорганическими расстройствами. Такие больные жалуются не столько на тоскливое настроение, сколько на одиночество, ненужность, заброшенность. Они мрачны, ворчливы, пессимистичны, слезливы, избегают общения, склонны подчеркивать, что являются только обузой для своих детей, постоянно говорят о смерти. Затем в структуре депрессивной симптоматики начинают превалировать тревожные, ипохондрические построения, сочетающиеся с нарастающей интеллектуально-мнестической недостаточностью, подозрительностью, отдельными бредовыми идеями отношения, ущерба и обнищания, галлюцинаторными эпизодами и нарушениями ориентировки. Такая депрессивная симптоматика протекает прогредиентно, начинается исподволь, а манифестирует, обычно, после воздействия каких-либо стрессовых факторов: смерти супруга, перемены места жительства или даже после легкого соматического заболевания. В соответствии с МКБ-10, дементные депрессии классифицируются как «деменция с депрессивными» (F Ох.хЗ) или «смешанными симптомами» (F 0х.х4). В более легких случаях, на начальных этапах развития дементирующего процесса депрессивные расстройства расцениваются как часть клинической картины «органического развития личности» (р 07.8).

Вариантом дементной депрессии является Достаточно редкое заболевание неизвестной этиологии — злокачественная прссинильная депрессия (болезнь Крепелина). Она характеризуется галопирующим течением, сочетанием тревожно-ажитировацной; кататонической онейроидной симптоматики с быстрым нарастанием деменции и смертельным исходом в течение года. При применении нейролептиков в ряде случаев отмечается более благоприятный прогноз. Заболевание относится к группе пресинильных деменций (р 03).

Алкогольные (наркоманические) депрессии наблюдаются у больных алкоголизмом и наркоманиями и обычно развиваются в состояниях абстиненции (F1х.54). Для их клинической картины характерны преобладание эмоциональной лабильности, тоскливо-дисфорического аффекта и плаксивости. От таких депрессивных состояний следует отличать стойкие, монотонные депрессии, развивающиеся вследствие длительного употребления Наркотических веществ («резидуальное аффективное расстройство» (F 1х.72 по МКБ-10)) и «наркоманические маски» соматовегетативных депрессий (F. 45). Депрессивные расстройства у этих больных могут развиваться и в случаях появления у них психотической симптоматики (F 1х.54).

Нейролептическая депрессия возникает как следствие терапии нейролептиками. Она обычно протекает на фоне экстрапирамидных расстройств: акатизии, дискинезии. Может Сопровождаться незначительным обострением галлюцинаторно-бредовых построений. Собственно депрессивная симптоматика в этих случаях характеризуется сочетанием тоскливо-апатического и Тревожного аффектов с психомоторной заторможенностью, которая сменяется периодами суетливости. Традиционно нейролептическую депрессию связывают с длительными курсами приема аминазина, но она может развиваться и при назначении других нейролептиков. Некоторые авторы отождествляют нейролептическую и постшизофреническую депрессии, объясняя их возникновение констелляццеи ряда факторов: наличием депрессивной симптоматики, изначально входящей в структуру бредового приступа, депрессогенным эффектом нейролептиков, а также с психогенным и интоксикационным моментами. Согласно МКБ-10, может кодироваться двойным шифром, включающим как код основного психотического расстройства, вызвавшего необходимость назначения нейролептической терапии, так и код злокачественного нейролептического синдрома (G 21.1). Например, в случае параноидной Шизофрении, осложненной нейролептическим синдромом с депрессивной симптоматикой, можно использовать код F 20.0/G 21.1.

psyera.ru