Депрессия при потере ребенка

Горе и утрата

Всем людям на протяжении жизни приходится встречаться со смертью, которая является частью самой жизни. И мы называем утратой событие потери, т.е. саму смерть. Сильные эмоции, переживаемые человеком, когда он лишается близкого, любимого человека в результате его смерти называются горем. Горе — это также процесс, при помощи которого человек работает с болью утраты, вновь обретая чувство равновесия и полноты жизни. Горе — процесс необходимый, и его нельзя считать проявлением слабости, так как это способ, посредством которого человек восстанавливается после ощутимой потери. Для людей, переживающих горе в общем виде описаны несколько стадий, носящих универсальный характер. При этом необходимо помнить, что все люди уникальны и их процессы изменчивы, а значит, и стадии могут проживаться в другом порядке, важно лишь, чтобы они все были прожиты.

  • Стадия шока и отрицания утраты: в первые 48 часов шок от перенесенной утраты и отказ поверить в произошедшее могут быть очень сильными эмоционально это иногда выражается в страхе потерять членов семьи и друзей. В течение первой недели необходимость проведения похорон и другие хлопоты занимают все мысли, и чувство утраты может переноситься чисто автоматически. Оно может сопровождаться ощущением «упадка» и эмоционального и/или физического истощения. Очень часто этот период времени люди описывают, употребляя выражение «автопилот». Психика человека защищает от непереносимого еще в этот момент переживания смерти, с которым невозможно смириться, действуя, аналогично анестезии. Мы одновременно «и знаем и не знаем» о случившемся. Поверить в реальность потери, полностью ее прочувствовать еще невозможно. Наша память сохраняет очень мало подробных деталей происходящего в это время, лишь знание того, что должно быть сделано. Шок обычно проходит через пять-шесть недель, но может длиться и дольше, в зависимости от умения человека защищаться от болезненных ощущений.
  • Стадия сильных эмоций, начало работы горя: Когда прекращается действие отрицания, снимаются все последствия шока и осознается реальность потери, человек может переживать сильные эмоции, такие как раздражение, страх, раскаяние и пронзительное одиночество. В этот период пересматривается прожитая жизнь, и люди очень удивляются, обнаружив сколь сильно они зависели от умершего. Осознание этого может привести к потере уверенности в себе и ощущению неадекватности. На этой стадии спектр переживаемых в это время эмоций достаточно широк; человек чувствует утрату и плохо контролирует себя. Вот некоторые из возможных переживаний данного периода:
    • Изменения сна.
    • Панический страх.
    • Изменения в аппетите, сопровождающиеся значительными потерей или приобретением веса.
    • Периоды необъяснимого плача.
    • Усталость и общая слабость.
    • Мышечный тремор.
    • Резкие смены настроения.
    • Неспособность сосредоточиться и/или вспомнить.
    • Изменения сексуальной потребности/активности.
    • Недостаточная мотивация.
    • Физические симптомы страдания.
    • Повышенная необходимость говорить об умершем.
    • Сильное желание уединиться.
    • Отдельно важно сказать о том, что эта стадия характеризуется появлением гнева и враждебности: раздражение обычно начинается на шестой неделе после смерти близкого человека и длится около двух недель. Иногда оно изливается наугад, иногда на кого-то конкретно. Чаще всего мишенями являются бог, врачи, священник и умерший. Обычно человека охватывает смятение от силы нахлынувшего на него раздражения, он считает, что так не подобает вести себя, но избавиться от этого чувства не может. В этом случае бывает полезно отреагировать их с помощью специалиста.

    • В следущие 3 — 4 месяца работа горя продолжается, начинается цикл «хороших и плохих дней». Повышается раздражимость и снижается терпимость в отношении фрустрации. Не исключаются вербальное и физическое выражение гнева, ощущение эмоциональной регрессии, рост соматических жалоб, особенно инфекционного и простудного характера, из-за подавленности иммунной системы.
    • С наступлением шестимесячного срока начинается депрессия. Тяжесть пережитого ослабевает; но не эмоции. Годовщины, дни рождений, праздники особенно тягостны, они вновь несут с собой депрессию. Депрессия собирает все эмоции и усиливает их, добавляя чувство беспомощности и безнадежности. Люди жалуются на то, что «не чувствуют» больше рядом с собой своих любимых или хотят «быть с» ними. Семья и друзья опасаются суицида, но перенесшие утрату обычно выражают это состояние как: «Я не буду с собой ничего делать, но если смерть придет ко мне этой ночью, я не прогоню ее». Людям, потерявшим близких, часто снятся яркие сны (или они грезят наяву), в которых они видят и/или слышат ушедших от них близких людей. Может быть и беспокойство, выражаемое, например, такими словами: «Где сейчас мой любимый?» или «Счастлив ли он/она?», «Как может он/она пребывать в мире, зная, что я так страдаю?» или «Будем ли вместе, когда я умру?». Иногда это обретает форму страха перед божьей карой, которая может повлечь за собой дополнительные потери. Многие глубоко обеспокоены возможностью «забвения» своих любимых, что выражается в том, что вряд ли они смогут вспомнить, как этот человек улыбался или его голос. Также возможны переживания чувства вины и страха: иногда вина реальна, часто надуманна или преувеличенна, но относиться к ней всегда необходимо с большой серьезностью. Смерть усиливает проблемы, которые когда-либо имели место во взаимоотношении, и малозаметные прежде камешки преткновения превращаются теперь в непреодолимую преграду. Слово «должен» не сходит с уст, превращаясь в заклинание: «Я должен был сделать это» или «Я не должен был этого делать». Со временем рациональное объяснение смягчит чувство вины, но обычно оно возвращается до тех пор, пока не наступит полное избавление от страдания. Страх: Страх многолик. Это может быть и страх спать в той же постели или комнате; боязнь оставить жилье или продолжать жить в том же доме. Люди боятся одиночества, которое приходит вместе со смертью, и в то же время боятся завязать новые отношения. Здесь может быть и опасение никогда больше не испытать радости или веселья так, чтобы оно не сопровождалось чувством вины. Для человека, который чувствует себя очень неуверенно без своего близкого, жизнь полна страхов, и каждый день по сути тяжкое испытание временем.
    • Излечение памяти: Все перенесшие тяжелую утрату люди живут между хорошими и плохими воспоминаниями. Временами кажется, что настало время самобичевания, поскольку в памяти воскресают все негативные аспекты взаимоотношения. Однако и более счастливые моменты оказываются слишком болезненными, и так может продолжаться много месяцев, пока не наступит примирение, поскольку излечение кроется в самих воспоминаниях. Когда эти воспоминания станут приносить меньше страданий, человек вновь обретет способность воспринимать окружающий мир в его реальности. Первая годовщина смерти может быть либо травмирующей, либо переломной, в зависимости от последствий пережитых за год страданий. Во время следующих полутора — двух лет боль потери становится терпимей и человек, переживший утрату близкого, понемногу возвращается к прежней жизни. Здесь происходит «эмоциональное прощание» с умершим, осознавание того, что поскольку этого человека забыть невозможно, то больше нет необходимости наполнять болью утраты всю свою жизнь. Именно в этот период времени исчезают из словарного запаса слова «тяжелая утрата» и «горе»; жизнь берет свое.
    • Принятие: Существует различие между принятием реальности смерти, здесь же и «эмоциональное прощание», и забвением умершего. Как и любая серьезная травма, смерть близкого человека оставляет на душе рубец, шрам. Со временем боль утихает, и, в конце концов, к ране можно прикасаться, вспоминать и принять, как уже прожитую, новую часть этой жизни. На это может уйти два и более года, в зависимости от эмоциональной близости данного человека с умершим.

    Важно помнить, что стадии переживаемого несчастья, могут меняться. Люди будут двигаться в его пределах, иногда возвращаясь на стадию первых часов, а затем перепрыгивая обратно в реальность. Это нормально и ожидаемо. Важно ориентироваться в какой именно стадии находится человек и осознавать, что в зависимости от момента работы горя и от личности человека, он нуждается в разных поддерживающих мероприятиях (см. Рекомендации людям, находящимся рядом с переживающими утрату).

    www.depressia.com

    Как помочь пережить потерю близкого. Советы психолога

    Авиакатастрофа в Казани унесла жизни 50 человек. Пережить случившееся несчастье многочисленным родственникам погибших помогают психологи МЧС России. Но не обойтись и без поддержки близких и друзей.

    Когда погибают чьи-то родственники, мы зачастую не можем найти нужных слов, не знаем, как вести себя в такой ситуации. О том, как облегчить боль утраты, АиФ.ru рассказала начальник отдела центра экстренной психологической помощи МЧС России Лариса Пыжьянова.

    Говорите правду

    Наталья Кожина: Лариса Григорьевна, когда люди теряют близких, сложно подобрать какие-то слова… И всё же, как можно поддержать человека?

    Лариса Пыжьянова: Люди очень боятся такой ситуации, они не знают, что говорить. Слова должны быть естественными, если вам что-то хочется сказать и это идёт от души, то скажите. Не стоит суетиться вокруг человека и стараться занять его разговором. Если он молчит, вы видите, что ему плохо, просто сядьте с ним рядом, если он к вам повернётся и начнёт говорить сам, то слушайте и поддерживайте. Бывает, что человеку просто надо выговориться, не мешайте ему сделать это.

    – Какие фразы лучше вообще не произносить?

    – Нельзя говорить «успокойтесь», «не плачьте», «всё пройдёт», «вы ещё устроите свою жизнь». Дело в том, что в момент, когда человек узнал о гибели близкого, это кажется невозможным. Всё остальное будет восприниматься как прямое оскорбление и предательство умершего. Мы (психологи МЧС России) всегда говорим только правду, и эта правда заключается в очень грамотном информировании человека о том, что с ним происходит, и что будет дальше. Людям часто кажется, что они сходят с ума, они пугаются собственных реакций. Это может быть агрессия, истерика, а бывает, наоборот, полное спокойствие.

    Будьте рядом

    – Лариса Григорьевна, как вести себя коллегам, друзьям тех, кто потерял родных?

    – Первые 3–4 месяца после гибели — это период острого горя, когда сложнее всего. Здесь важно, чтобы рядом были близкие и друзья. Часто бывает, что в первые дни человека окружают вниманием и заботой, особенно до 9 дней, а потом все возвращаются к своей привычной жизни. И человек, потерявший близкого, оказывается в вакууме, у него возникает ощущение, что его бросили и предали. У меня были люди, которые говорили мне: «Когда всё было хорошо, друзья были рядом. А сейчас все боятся заразиться моим горем, кому нужен вечно плачущий человек?». Это ещё больше усугубляет состояние.

    Надо говорить человеку: «Мы рядом с тобой, и мы будем столько, сколько понадобится». Будьте постоянно в контакте с тем, кто переживает утрату. Да, у каждого есть свои заботы, но всегда можно позвонить и узнать, как дела, зайти поговорить. Когда проходит период острого горя, у человека может возникнуть потребность говорить об умершем, рассматривать его фотографии. Не отстраняйтесь от него, слушайте, задавайте какие-то вопросы, как бы неловко это ни казалось.

    – Некоторые советуют поменять обстановку, уехать куда-нибудь, вы поддерживаете этот метод?

    Родители на него могут возложить все те надежды, которые не успел выполнить погибший ребёнок. Но в открытую, безусловно, лучше этого не говорить, а преподнести всё более мягко: «Подумайте о своём состоянии, вы должны восстановиться за этот год, для того чтобы родился здоровый ребёнок».

    Не торопите

    – Сейчас предстоит очень сложный момент — опознание и похороны, часто бывает, что кого-то из родных стараются оградить от организационных моментов, это правильно?

    – На самом деле, особенно тяжело приходится тем, кто не может принять участие в решении всех важных моментов после гибели человека. Иногда нам говорят: «Жена не поедет, ей очень тяжело, она не будет принимать в этом участие». Это неправильно. Надо по максимуму задействовать всех близких в процессе первых дней подготовки к похоронам и решении каких-то вопросов. Это важно, когда человек находится в активной деятельности, ему становится легче от того, что он что-то делает в последний раз для своего близкого, не надо отгораживать его от этого и говорить: «Отдохни, поспи, мы сами всё сделаем». Наоборот, вовлекайте человека как можно больше.

    – Как понять, что человек, потерявший близкого, сам не сможет справиться с утратой, и ему нужна помощь специалиста?

    – Любые реакции, которые происходят в первый год (полтора) после смерти близкого — нормальные. Это может быть агрессия, депрессия, перепады настроения. Почему мы берём именно этот промежуток времени? За 12 месяцев человек в одиночку переживает всё то, что он раньше переживал вместе со своим близким: отпуск, день рождения, Новый год и т.д. После года, максимум полутора лет — становится легче. Но если даже спустя это время человек не может вернуться к обычной жизни, значит, нужна помощь специалиста. Всё, что происходит до года — это норма, и об этом надо предупреждать близких и работодателей, потому что человек может начать хуже работать. Но всё наладится, дайте ему время. Ещё есть такой момент, когда в окружении начинают говорить: «Всё, уже прошло много времени, давай, возвращайся к жизни». На самом деле каждый переживает своё горе по-разному, одному надо 1–2 месяца, другому нужен год, и это абсолютно нормально.

    www.aif.ru

    Как пережить смерть детей

    По словам людей из близкого окружения Андрея Разина, продюсер «Ласкового мая» после внезапной смерти сына находится в тяжелом психологическом состоянии. Напомним, о трагедии в семье Александра Разина сообщила в социальной сети певица Наталья Грозовская.

    Публикация от Андрей Разин «Ласковый Май» (@razin_andrei_lm) Янв 18 2017 в 5:34 PST

    Сложно себе представить чувства отца, потерявшего 16-летнего сына. Однако Разин-старший, в отличие от многих товарищей по несчастью, не прервал связь с внешним миром. Он достойно держит удар судьбы. В частности, продолжает общаться с прессой, благодаря чему трагедия не обросла нелепыми слухами, как это часто бывает. Например, на своей официальной страничке в Instagram Разин опубликовал фотографию Александра и поделился своими чувствами, которые сейчас испытывает.

    Публикация от Андрей Разин «Ласковый Май» (@razin_andrei_lm) Мар 11 2017 в 8:44 PST

    Когда в семью приходит внезапная смерть, это всегда горе. Однако потеря собственного ребенка – это, пожалуй, самое страшное, что может случиться в жизни человека. Эта утрата поистине невосполнима. Смерть детей – это противоестественно. Ведь дети – наше продолжение, поэтому их смерть становится смертью части нас. Она лишает родителей будущего, словно поворачивая время вспять.

    Бывает, что ребенок уходит из жизни после тяжелой и долгой болезни. Но даже в этом случае родители зачастую оказываются не готовы к столь страшному исходу. Надежда на чудесное исцеление живет в них до последнего вздоха любимого ребенка, а после его смерти они неустанно задают себе вопрос – сделали ли они все от них зависящее, чтобы спасти свое дитя.

    Невозможно запретить чувствовать. Проживание горя требует немало времени и сил на восстановление, и контролировать этот процесс невозможно. Чем горе сильнее, тем труднее и дольше этот процесс восстановления протекает. Чтобы помочь людям, пережившим потерю ребенка, редакция издания Dni.Ru обратилась к специалистам-психологам.

    Психотерапевт, директор Консалтинговой компании «Путь к истоку» Игорь Лузин убежден: равно как и другим людям, на которых обрушилась трагедия, Андрею Разину ситуацию горя нужно прожить. «Буквально – отгоревать. Позволить горю выйти, не замыкаться, поплакать, – говорит эксперт. – Второй, очень важный момент – хорошее окружение, поддержка близких. Очень важно, чтобы Андрея поддержали – друзья, и знакомые, и его, и сына».

    Также должно быть достаточное количество сна. «Когда уровень стресса зашкаливает, защитные механизмы хорошо работают во сне. При первой возможности лучше всего поспать», – советует Игорь Лузин.

    Верующие люди находят успокоение в молитве. «На уровне души мы не умираем. В плане духовном душа сына была призвана в другое пространство, где будет происходить ее дальнейший рост и дальнейшие уроки. Физического воплощения этого тела не будет, и это больно и тяжело. Но процесс жизни идет в формате вечного круговорота. Верующему человеку в это ситуации очень поможет молитва, либо медитация. Очень важна духовная помощь. Хорошо, если в окружении Андрея есть уважаемый духовник, психолог, психотерапевт. Такой человек возможно своим присутствием, спокойствием, советом даст поддержку, которая сейчас очень важна», – полагает специалист.

    Часто тема смерти ребенка так небезопасна и болезненна, что о ней предпочитают не говорить. В результате вокруг скорбящих родителей образуется вакуум, что дает им повод думать, что от них все отвернулись от них по непонятной причине.

    Бывает, что пары, потерявшие ребенка, проживают свое горе вместе. В результате общей трагедии их отношения закаляются, и супруги становятся сильнее, ближе, сплоченнее. Но даже для полностью поддерживающих друг друга пар такая утрата – очень тяжелое испытание.

    Бывает, что «осиротевшие» родители не делятся друг с другом своими переживаниями, замыкаются в себе. Они пребывают в растерянности – не знают, ни как поддержать партнера, ни как самим принять помощь близких. Каждый проживает свое горе в одиночку. В итоге между супругами вырастает стена непонимания, и обиды множатся и накапливаются, как снежный ком.

    Муж и жена словно отгораживаются друг от друга «колючками», которые дополнительно «ранят», но и эти новые душевные раны не отвлекают от душевной боли. Несчастные родители словно соревнуются между собой, выясняя, чье горе «больше». Особенно ярко это проявляется, если имел место несчастный случай, произошедший в присутствии или по оплошности одного из супругов. И тогда один только вид партнера, словно красная тряпка для быка, становится раздражителем и постоянным напоминанием о произошедшей трагедии. И тогда супруги, вместо того чтобы объединиться и помогать друг другу, наоборот, начинают друг друга винить в случившемся. В итоге формируется замкнутый круг, выбраться из которого без помощи специалиста практически невозможно.

    Важно понимать, что это тоже один из способов пережить последствия трагедии. В гневе винить друг друга – естественный этап проживания горя. Нужно постараться в этой ситуации отделить гнев от от супруга, которому тоже нужна поддержка и плечо.

    Когда у скорбящей пары есть другие дети, то смысл жизни находится автоматически. Никуда не денешься – младшие члены семьи требуют внимания и заботы, и родители волей-неволей вовлекаются в жизненный круговорот, который не дает им уйти в себя. Но если умерший ребенок был единственным, то зачастую супруги принимают решение в кратчайшие сроки родить другого малыша. И здесь очень важно, чтобы это произошло уже после того, как пройдены все стадии «горевания» – чтобы ребенок появился на свет желанным и любимым, а не просто как попытка отчаянья, как замена прежнему чаду. Ему сложно будет проживать свою собственную жизнь, если он заранее будет нагружен неоправданными ожиданиями родителей.

    Опасным моментом может стать так называемое «застревание» на одном из этапов проживания горя. В этом случае закономерные фазы проживания утраты перестают естественным образом сменять друг друга, останавливаясь на одной из них. Например, в доме могут годами сохранять в неприкосновенном виде комнату и вещи умершего малыша. Родители словно отрицают сам факт смерти. Они не готовы «отпустить» ребенка, и словно все время ждут его возвращения. Происходит как бы отрицание самого факта смерти. При этом процесс горевания даже не начинается.

    По мнению клинического психолога, эксперта-психоаналитика Дамиана Синайского, потеря ребенка – это очень тяжкое испытание. В его практике был случай, когда отец ребенка, попавшего в реанимацию, разговаривал со Смертью. «Возьми меня, а ребенка оставь живым», – просил мужчина.

    «Время останавливается, жизнь останавливается, и все 24 часа больно. Нужно принять эту боль такой, какая она есть – во всей ее кровоточивости и незаживаемости. Не бегать от нее, не испытывать чувства вины, стыда, отчаяния. Если нужно плакать – плачьте, если нужно кричать – кричите. Не нужно себя сдерживать. Это та боль, которую нужно излить», – полагает специалист.

    Психолог напомнил, что ежегодно в мире корпорации несут убытки на сумму более 200 миллиардов долларов из-за людей, переживших горе. «У таких работников снижена концентрация, отсутствует мотивация к успеху. Работодатели должны это учитывать и, возможно, в такой период давать отпуск. Это и выгодно, и помогает соблюсти нравственность», – добавил эксперт.

    Бывает, что в семье существуют запреты на проявление эмоций. Родственники, под страхом собственной смерти либо от растерянности при виде убитых горем родителей, начинают давать женщине, потерявшей ребенка, банальные и бестактные советы, например: «Смирись», «Будь сильной», «Не реви», «Жизнь продолжается», «Другого родишь, какие твои годы!», «Во времена войны тоже детей теряли и ничего, пережили», «Бог дал, бог взял!». А бывает, что несчастную мать прямо обвиняют в смерти собственного ребенка: «Почему не уследила?, «Как ты могла?»

    В случае, когда друзья или родные говорят формальные вещи, либо не хотят погружаться в чужие переживания, можно пересмотреть отношения и прекратить неприятное общение, чтобы не испытывать дополнительную боль, советует Дамиан Синайский. «Не винить себя, что не проследили. На первом этапе проживания горя нужно быть честными перед собой. Дать волю чувствам – поплакать, обняться, помолчать, Помочь друг другу выразить чувства. Говорить, обсуждать, вспоминать – речь изживает боль», – убежден психолог.

    Все психологи сходятся в одном мнении: для переживших потерю исключительно важно не замыкаться в несчастье. Необходимо понимать, что происходит. Человеку нужно осознать и получить право на признание своих переживаний и на свое горе, принять свою потерю. Хорошо, когда есть возможность обратиться за советом к тому, кому доверяешь, чтобы излить душу, выговориться и быть услышанным. И конечно, крайне важно помочь убитым горем родителям найти новые смыслы, чтобы жить дальше.

    Пишите, звоните, предлагайте помощь. Не стесняйтесь – «дергайте» за ниточки, вовлекайте в какие-то совместные события. Человек, переживший потерю ребенка, может замкнуться в себе – выводите его из этого состояния.

    И вовсе не обязательно проводить вместе все время. Достаточно будет помощи «на коротких дистанциях», но крайне важно, чтобы она была непременно на первой, самой острой стадии горя, и особенно, если о ней попросят. Возьмите на себя часть забот по организации похорон, общение с сотрудниками морга или кладбища и так далее.

    Говорите, вспоминайте. По мнению психологов, многократное повторение рассказа о случившейся трагедии помогает пережить горе. Не случайно этот прием применяется в работе с посттравматическим стрессовым расстройством у людей, выживших после терактов, катастроф или стихийных бедствий, а также участников боевых действий.Однако спрашивать и говорить о случившемся стоит лишь в случае, если потерявший свое дитя сам хочет вспоминать о горе.

    Пройти весь путь горя

    «Очень важно быть с близкими и с теми, с кем можно говорить, – подчеркивает психолог, член Европейской федерации психоаналитической психотерапии Ксения Каспарова. – Самое главное, чтобы человек своими чувствами делился, чтобы он говорил, все вспоминал, до мельчайших подробностей. Это нормально. Это работа горя, которая должна обязательно пройти».

    Смерть ребенка – это всегда противоестественно. Как и любую потерю, пережить очень тяжело. Переживший утрату должен понимать: все, что он чувствует – и боль, и отчаяние, и гнев – это нормально. Важно помнить, что процесс горевания состоит из нескольких этапов и занимает достаточно долгое время. Такая серьезная рана не может зажить в один день.

    По словам Ксении Каспаровой, родители, потерявшие ребенка, первое время находятся в состоянии физического шока. На этой стадии у них могут отмечаться такие явления, как ощущение кома в горле, резкая боль в груди, бессонница, потеря аппетита. По мнению специалистов, такие физические явления вполне естественны и в каком-то смысле помогают психике справляться с потерей. По сути, на первых порах человек телом переживает горе «телом».

    Во время стресса выделяется адреналин, который может привести к спазму периферических сосудов. Человеку может показаться, что он замерз и его знобит, и к этому добавляется ощущение внутренней дрожи. В этом случае может помочь чашка чашка горячего чая и теплый плед, но это принесет лишь временное облегчение.

    Сильнейший стресс может привести скорбящего к регрессу. Он становится слабым и беспомощным. Следовательно, в этом случае можно прибегнуть к «детским» способам утешения. Для кого-то будет полезным посидеть в тишине. Кому-то важно, чтобы его обняли и поплакали вместе. Часто помогают поглаживания по спине или голове, а также тихие, баюкающие слова близкого человека.

    Следующим этапом является отрицание. Например, узнав о потере, человек кричит в ужасе – «Нет, нет!». Это тоже своего рода способ психики справиться с горем, не допуская информацию о том, что произошло. Иногда так бывает что головой человек понимает: беда случилась. Но сердце никак не может это принять.

    Следующая стадия – гнев. Он может быть направлен на внешний мир – на врачей, на водителя, ставшего виновником несчастного случая. Иногда такой гнев относится также к умершему человеку – «бросил», «оставил», «ушел». А порой этот гнев направлен на самого себя: человек испытывает чувство вины, непрерывно прокручивает в голове разного рода варианты, его мучают мысли – что он мог сделать, как он мог предотвратить трагедию. И эти мучительные, ужасные мысли не дают покоя.

    Следующий этап горевания можно назвать «торги», или «сделка». Это означает, что человек обещает высшим силам или друзьям, что он сделает что-то конкретное, если произойдет чудо и ребенок оживет. Это бессознательная попытка вернуть безнадежно потерянное также помогает психике справиться со стрессом.

    Последняя стадия – депрессия и принятие, когда приходит осознание потери. Принято считать, что все эти стадии человек переживает в течение года. «Если горе не было патологичным, осложненным, то его острый период обычно длится от пяти до девяти месяцев, а весь процесс горевания занимает не меньше года», – говорит Ксения Каспарова.

    Есть путь – работа горя, – и он должен быть обязательно пройден. К сожалению, его невозможно ни объехать, ни обскакать. И даже если вы сворачиваете с этого пути, все равно придется вернуться и прожить его, чтобы «отгоревать».

    Дальше все индивидуально. Иногда человек решает сделать что-то в память об умершем ребенке. Например, написать стихи издать фотоальбом, смонтировать фильм. Бывает, что на этом этапе пережившие потерю родители организуют благотворительные фонды в пользу осиротевших детей или бездомных животных.

    Существуют опасные симптомы, при которых крайне важно вовремя обратиться к специалистам за медикаментозной терапией или психологической помощью. Это касается прежде всего суицидальных мыслей, когда переживающий горе человек говорит, что не хочет жить или даже предпринимает попытки покончить с жизнью.

    Это прежде всего депрессия, сопровождающаяся резкой потерей веса – более пяти килограммов за одну-две недели; нарушения сна; отрешенное состояние, когда человек не реагирует на происходящее либо производит повторяющиеся действия. Тревожным сигналом служит неадекватность поведения – например, истерический смех, разговоры о ребенке, как о живом, навязчивые мысли или подчеркнутое спокойное равнодушие.

    По статистике, 90% потерявших ребенка родителей могут испытывать проблемы со сном. У половины из них могут отмечаются зрительные и слуховые псевдогаллюцинации. Случается даже полная бессонница. Специалисты предупреждают: нельзя заглушать боль алкоголем или наркотиками. Могут помочь успокоительные травы. В острый период следует обратиться к психиатру, который, в отличие от психолога, имеет право назначить медпрепараты, которые помогут психике справиться со стрессом. Однако делать это нужно крайне осторожно и лишь в крайних случаях.

    экстренная психологическая помощь

    В столице действует «Московская служба психологической помощи населению» Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы. Психологическая помощь предоставляется бесплатно.

    Кризисное очное консультирование; выездная кризисная помощь (на дому), работа бригад быстрого реагирования в связи с чрезвычайными ситуациями с пострадавшими и их родственниками.

    Телефон (499) 177-34-94 с 09:00 до 21:00

    051 – бесплатный телефон неотложной психологической помощи

    Порядок набора номера: с городского телефона 051* – бесплатно. С мобильного телефона 8-495-051* – оплачиваются только услуги оператора связи согласно тарифному плану.

    dni.ru