Депрессия видное

ГБУЗ МО
Видновская районная
клиническая больница

Депрессия — это не просто хандра, усталость от работы, плохое настроение или «нервный стресс», а за¬болевание, которое существенно затрудняет жизнь че¬ловека и способно вызвать ряд серьезных негативных последствий — от ухудшения отношений в семье, про-дуктивности в работе, безрезультатного хождения по врачам и приема ненужных лекарств до полного выпаде¬ния человека из обычной жизни и попыток самоубий¬ства. Чем раньше депрессия распознана, тем менее тя-желыми будут ее последствия.

Если с какого-то времени у вас все валится из рук, жизнь перестала доставлять удовольствие, простые ре¬шения превратились в проблему, задумайтесь — не яв¬ляется ли это проявлением депрессии? Зная хотя бы ос-новные симптомы, распознать ее не так уж трудно.

Важно начать с прямого ответа на вопрос, есть ли у вас или вашего близкого ее симптомы, а не с поиска объяснений этого состояния, поскольку в жизни каждого из нас всегда или почти всегда происходят события, ко-торыми при желании можно объяснить наше сниженное настроение.

Если речь идет о ком-либо из ваших близких, пона¬блюдайте за его внешним видом и поведением — о на¬личии депрессии будут свидетельствовать грустное вы¬ражение лица, малословие, тихий, без модуляций голос, мрачный юмор, замедленность движений или излишняя суетливость, согнутая спина, сухость кожи, безразличие к своей внешности, утрата способности бороться за свои интересы, особенно если ранее эти проявления были человеку несвойственны.

Для более формализованного выявления у себя де¬прессии попробуйте ответить «да» или «нет» на следую¬щие вопросы.

  • потерю энергии, усталость?
  • потерю интереса к жизни?
  • отсутствие уверенности в себе?
  • чувство безнадежности?
  • Если вы дали на любой из этих вопросов хотя бы один положительный ответ, ответьте на следующие пять вопросов.

    Обнаруживаете ли вы у себя:

    1. неспособность к концентрации внимания?
    2. потерю веса вследствие сниженного аппетита?
    3. ранние пробуждения по утрам?
    4. заторможенность?
    5. более тяжелое состояние по утрам, чем к вечеру?

    Если вы дали три и более положительных ответа — можно с достаточной уверенностью утверждать о наличии у вас депрессии, которая требует лечения.

    Если ваши подозрения о наличии депрессии подтверждаются, необходимо не теряя времени обратиться к врачу и начать лечение.

    www.vidnoe-bolnica.ru

    Скрытая депрессия

    Скрытая депрессия (матовая, стертая, латентная, депрессия без депрессии, соматизированная, псевдопсихосоматическая форма атипичной психической депрессии, упущенная, туманная и др.) — особый вариант депрессивного состояния, выражающийся преобладанием в клинической картине «соматических эквивалентов» подавленного настроения в виде функциональных расстройств органов и вегетативной системы, в то время как собственно аффективные нарушения, скрытые соматической симптоматикой, остаются на втором плане и могут быть выявлены лишь при соответствующем исследовании. Подобные состояния Д.Д.Плетнев в 1927 г. описал под названием соматической циклотимии, а Е.И.Краснушкин в 1947 г. — циклосомии.

    Среди соматизированных психических расстройств видное место занимают сенестопатические явления — разнообразные боли, парестезии, ощущения жжения, локализованные в различных частях тела. Не меньшую роль играют вегетативные расстройства: головокружения, тахикардия, приступы сердцебиения, сухость слизистой полости рта, анорексия, дискинезии желчных путей, запоры, снижение веса, гиперестезия мочевого пузыря, гипергидроз и др. Наряду с этим наблюдаются ипохондрическая готовность, страхи, навязчивости и другие неврозоподобные нарушения — «психические эквиваленты депрессии», склонность к злоупотреблению алкоголем и наркотиками — «токсикоманический эквивалент депрессии», нарушения сна, снижение активности, половые расстройства и другие нарушения витальных функций организма. В.Ф.Десятников (1978) разграничивает следующие субсиндромы скрытой депрессии: наркоманический, обсессивно-фобический, агриппнический (с упорной бессонницей), гипоталамический (вегетовисцеральный, вазомоторно-аллергический, псевдоастматический), а также алгически-сенестопатический с рядом вариантов последнего — абдоминальным, кардиалгическим, цефалгическим, паналгическим. Приведенная классификация не отражает всего многообразия проявлений скрытой депрессии. Не учтены, в частности, сексуальные расстройства, явления гиперсомнии, иногда встречающиеся в клинической структуре депрессии; анорексия, а также редкая, но возможная при депрессии булимия; упорная обстипация, аменорея и т. д. Кроме того, не проводится четкое различение соматизированной и атипической форм депрессии.

    Пациенты со скрытой депрессией большей частью наблюдаются врачами-интернистами, в основном терапевтами и неврологами. Не является, однако, редкостью их появление у «узких» специалистов. Так, одна из наблюдавшихся нами пациенток неоднократно обращалась к окулисту с жалобами на исчезновение слез. Из диагнозов, установленных таким больным врачами соматического профиля, особенно часто фигурируют «остеохондроз», «невропатия», «вегетодистония», «невроз», «нейродерматит», «бронхиальная астма, астматоидный бронхит», «ревматический артрит», «гастрит». Иногда подозревается симуляция болезни.

    Решающее значение для диагностики скрытой депрессии имеет выявление собственно аффективных расстройств. Они сводятся к нерезко выраженному понижению настроения с преобладанием безрадостности (настроение типа unlust), ангедонии, потере удовольствия от жизни, пессимизму, чувству безнадежности. Наблюдаются также тревожность, раздражительность, слезливость, явления болезненной психической анестезии, повышенная впечатлительность, ранимость, чрезмерная мнительность. Формируется особое отношение к болезни, имеет место повышенная лабильность проявлений болезни под влиянием психогенных воздействий. Более чем у половины больных имеют место суицидальные мысли и попытки, значительно реже — стремление использовать вторичную выгодность расстройств.

    Как правило, предъявляются жалобы на ухудшение внимания, памяти, притупление умственной деятельности (рассеянность, несобранность, неумение поддержать разговор, хорошо продумать и свободно выразить мысль и т. д.). Снижается репродуктивная память — больные отмечают, что не могут в нужный момент вспомнить хорошо известные им сведения.

    Они констатируют также ослабление побуждений, потерю интересов в различных сферах жизни и деятельности, обеднение эмоциональной жизни и большей частью рассматривают это как признаки болезни. Могут встречаться симптомы деперсонализации и дереализации, отдельные обманы восприятия, в частности галлюциноиды.

    В целом распознавание скрытой депрессии основывается на следующих признаках:

    начало заболевания часто не связано с влиянием психогенных, соматогенных и экзогенно-органических факторов;

    фазное течение. В анамнезе можно встретить указания на повторяемость периодов недомогания, слабости, нервности, сниженного настроения, выраженных нарушений сна и прочих расстройств, свойственных данному варианту депрессии. Длительность фаз составляет месяцы и годы. Могут иметь место эпизоды легкой гипомании;

    наследственная отягощенность по линии аффективных психозов. Симптоматика заболевания пробанда может иметь значительное сходство с болезненными расстройствами, наблюдающимися у ближайших родственников;

    витальный оттенок сниженного настроения («тяжесть на душе, сердце ноет, щемит, сдавливает. ») с упорными нарушениями сна, анорексией, снижением либидо, ощущением упадка сил;

    суточные колебания настроения и самочувствия (ухудшение по утрам, в первой половине дня, со спонтанным улучшением во второй половине дня, к ночи — «вечерние интервалы»);

    наличие в психическом состоянии указаний на явления идеаторного и психомоторного торможения, нарушения репродуктивной памяти, симптомы болезненной психической анестезии, деперсонализации, дереализации;

    наличие суицидальной готовности;

    общесоматические и вегетативные расстройства при скрытой депрессии не укладываются в клиническую картину ни одного определенного соматического заболевания. Тем не менее существуют формы скрытой депрессии, обнаруживающие значительное сходство с проявлениями соматических заболеваний. Термин «маскированная депрессия (ларвированная, депрессия в маске)» адекватен именно для данных форм.

    Их генезис остается неясным, в качестве гипотезы могут рассматриваться по меньшей мере три механизма:

    скрытая депрессия выявляет субклиническую соматическую и неврологическую патологию, то есть служит причиной ее декомпенсации, манифеста;

    скрытая депрессия сочетается с реальными соматическими синдромами (бронхиальная астма, нейродерматиты, аллергические явления, заболевания суставов), патогенетически связанными с депрессивным состоянием. Эффективное лечение депрессии может иметь результатом полную ликвидацию психосоматических синдромов и компенсацию явной и субклинической соматической патологии. И в том и в другом случае речь идет о сложных этиопатогенетических зависимостях и необходимости сохранения широких подходов в трактовке реальной патологии;

    скрытая депрессия имитирует соматические нарушения вследствие своеобразия внутренней картины болезни. Долго болеющие пациенты, размышляя о своем самочувствии и читая специальную литературу, находят рано или поздно аналогии собственного состояния с каким-нибудь телесным заболеванием. В последующем свои жалобы они искажают в соответствии с принятой ими моделью болезни и тем самым устанавливают сходство с ней. В данном случае следовало бы, очевидно, говорить не о скрытой, а об ипохондрической депрессии. Терапия антидепрессантами способна улучшить состояние пациентов, особенно в той его части, где она не затрагивает ипохондрических трактовок и тех нарушений, которые приближаются к конверсионным (при истерической депрессии), то есть вытекающим из болезненных ожиданий; положительная реакция на антидепрессанты (диагностика ех juvantibus).

    С целью выявления скрытой депрессии у больных, предъявляющих только соматические жалобы, Кильхгольц предлагает врачам-интернистам краткий опросник. Большинство утвердительных ответов предполагает наличие депрессии. Эти вопросы могут быть полезны и начинающему практиковать врачу-психиатру:

    psyclinic-center.ru

    Психотерапия

    У каждого из нас бывают периоды в жизни, когда не помешает консультация психолога, хотя зачастую мы стесняемся сознаться в этом даже самим себе. Нам кажется, что признать подобную проблему – значит расписаться в собственной слабости.

    Однако умение при необходимости обратиться за помощью к профессионалу – это признак психологической зрелости и нравственной силы. Ведь даже, казалось бы, неисчерпаемый потенциал человеческой психики все же не безграничен: ежедневные рутинные заботы, чрезмерные нагрузки, переживания, стрессы, болезни – все это влияет на наше душевное равновесие и приводит к эмоциональному выгоранию. И это еще полбеды: за психологическими проблемами очень часто следуют физиологические, так называемые психосоматические заболевания. А помочь в такой ситуации может только квалифицированный врач-психотерапевт.

    Психотерапия оказывает лечебное воздействие на психику, а следовательно, и на организм в целом, помогает избавиться от целого ряда психосоматических и душевных проблем.

    Опытный врач-психотерапевт медицинского центра «Президент-Мед» поможет вам:

    • В период депрессии
    • В случае фобий
    • При расстройствах сна
    • При панических расстройствах
    • При расстройстве настроения
    • При стрессах (в том числе хронических) и в случае нарушения адаптации
    • При болевых синдромах
    • В случае депрессии во время беременности и в послеродовой период
    • При эмоциональных проявлениях вегетативных расстройств, обусловленных сбоем вегетативной регуляции различных внутренних систем (сердечно-сосудистой, дыхательной, нервной, пищеварительной, эндокринной и т.д.)

    Психотерапевт медицинского центра «Президент-Мед» поможет вам научиться задавать себе правильные вопросы, понять, принять и полюбить себя. Помните: в эмоционально сложные жизненные моменты обычного участия друзей и близких недостаточно – вам необходима именно квалифицированная профессиональная помощь. Психотерапевт на консультации дает каждому пациенту не просто «выговориться», но в первую очередь помогает разобраться в себе.

    Специалисты медицинского центра «Президент-Мед» в области психотерапии умеют найти подход к каждому из пациентов. Уважение к личности, строгая конфиденциальность и твердое следование этическим правилам психотерапии – вот основные принципы работы наших врачей.

    Возможны как индивидуальные, так и семейные консультации.

    Записаться на консультацию психотерапевта можно по телефонам:

    8 (495) 541-76-30 или 8 (498) 547-15-42 – Видное
    8 (499) 182-15-74 – Ярославское шоссе
    8 (499) 618-60-10 – Коломенская

    prezident-med.ru

    Активизм изнутри

    Попытки изменить мир и не сойти с ума. Внутренняя сторона общественной работы. Душевное здоровье и эмоциональная устойчивость активисток и активистов. Культура социальных движений. Переводы статей, обзоры книг, размышления.

    Климатическая депрессия реальна

    Блог ПЕРЕЕХАЛ!

    От депрессии и злоупотребления наркотиками до суицида или пост-травматического стрессового расстройства, изменения климата наносят ущерб человеческой психике. В первую очередь, риску подвержены ученые и активисты, занимающиеся этой темой. Это табуированная сфера, говорят исследователи и делятся намеками на то, как с этим бороться.

    Пармезан, конечно, не первая, кто испытывает уныние из-за изменений климата. От депрессии и злоупотребления наркотиками до суицида или пост-травматического стрессового расстройства, растущее количество исследований в относительно новой сфере психологии глобального потепления утверждает, что изменения климата нанесут довольно значительный ущерб человеческой психике из-за все более разрушительных штормов и более длительных засух. Для любого защитника природы эмоциональный стресс, испытываемый быстро-изменяющейся Землей, может привести к достаточно существенным беспокойствам.

    Как пишет Наоми Кляйн в своей последней книге «Это все меняет: Капитализм против изменений климата», «Нам, вероятно, не стоит удивляться, что некоторые климатологи немного напуганы радикальными последствиями своих исследований. Большинство из них просто тихонько измеряли ядра льда, запускали климатические модели и изучали окисление океана. И в итоге обнаружили, как выразился Австралийский климатический эксперт и писатель Клайв Хамильтон, что осторожно сообщая новости о глубине нашей общей климатической проблемы, они ‘невольно нарушили политический и общественный порядок’». Довольно большое давление, неправда ли?

    Лиз Ван Састерен, судебный психиатр из Вашингтона и со-авторка отчета Национальной Федерации Природы, называет эту эмоциональную реакцию «пред-травматическим стрессовым расстройством». Этот термин она выбрала для описания психического расстройства в результате того, что люди готовятся к худшему, до того, как оно происходит в действительности.

    «Это сильная озабоченность мыслями, которые мы не можем выбросить из головы», — говорит Ван Састерен. И для некоторых, эта озабоченность простирается далеко за пределы офиса. «Ежедневные раздражители, такие как родители или супруги, имеют место и они приемлемы», — говорит она. «Но когда вы говорите о тысячах лет последствий и о биологических видах, интересоваться тем, правильное ли у вас обмундирования для футбола или о том, не забыли ли вы что-нибудь в школе, довольно сложно».

    Еще более климатологов уязвляет, когда их предостережения о климатической катастрофе, кажется, никто не слышит. «Как бы вы себя почувствовали? Вы показываете эту информацию кому-нибудь, а они говорят, что не верят вам, как будто это вопрос веры», — говорит Джеффри Кьель, старший ученый по изучению изменений климата в Национальном центре атмосферных исследований в Боулдере, США. «Я тут не о религии говорю, а о фактах. Это как если бы врач сделал детальнейшие наблюдения состояния чьего-то здоровья и пришел к выводу, что этому кому-то нужна операция, а тот человек смотрит на врача и говорит: ‘Я вам не верю’. Как бы врач почувствовал себя в этот момент, не подумал, а именно почувствовал?».

    «Я представляю, что если бы ученые начали говорить о том, как они себя чувствуют в связи с изменениями климата и как это тяжело, то те, кто критикует теорию изменений климата, подхватили бы эту информацию и использовали бы ее любым способом, чтобы доказать, что вы не может доверять такой науке», — говорит он.

    Поэтому естественно, что многие климатические ученые и активисты часто ощущают огромное давление, направленное на то, чтобы сдерживать свои эмоции, даже когда они не выступают перед публикой. Для таких активистов как Майк Тидвел, основатель общественной организации Климатическая сеть Чизапика, США, и автор книги «Разрушительная волна: Странная погода, будущие Катрины и гонка за спасение прибрежных городов Америки», быть на передовой означает быть искренним и страстным по отношению к вашему делу. Но, хотя активистская среда, возможно, и более толерантна к проявлением эмоционального стресса, чем научная, личная цена этой работы, в основном, не обсуждается.

    Итак, как же все-таки климатологи справляются со стрессом? Ван Састерен предлагает несколько «советов по выживанию в условиях климатической травмы» для тех, кто работает в этой сфере. К ним относятся медитация и психотерапия, также как и особое внимание к поддерживанию границ между работой и личной жизнью. Но еще она говорит, что быть искренними не менее важно. «[Не] верьте, что вы неуязвимы», — пишет она. — «На самом деле, признание того, через что вы проходите, делает вас более устойчивыми».

    Немного искренности может быть более чем полезным. Несколько честных разговоров о том, насколько у нас все плохо, может быть именно тем, что нужно климатическому движению. В марте Брентин Мокк писал для Grist, что чтобы действительно донести до людей важность глобального потепления, а не расхожую мысль, что «изменения климата – это такая штука, которая произошла однажды по телевизору с этими бедняками в Бруклине», возможно, стоит, когда уместно, отказываться от ограниченного словаря «только фактов» в пользу более эмоционального языка. Другими словами, он утверждает, что ученые должны начать использовать слова на букву Б. «Простите мой французский, но если ученые ищут более понятный язык, чтобы передать важность изменений климата, нет более понятного слова, которое объясняет важность и срочность, чем БЛ*ТЬ», — пишет Мокк. — «Ученым надо говорить больше этих не-научных истин, неважно насколько они неудобны или грязны».

    Климатические скептики никуда не исчезнут в ближайшем будущем. Но в то время, как такие глобальные организации как МГЭИК подтверждают факт, что существует 95% достоверность вины человечества в глобальном потеплении, исследования не приносят желаемого результата. Возможно, пора тем, кто серьезно занимается климатологией, рассказать об эмоциональных страданиях, или, в крайнем случае, тем, кто занимается психическим здоровьем, начать более усердно исследовать психологию изменений климата. И если они обратятся именно к ученым, это может стать хорошей возможностью для лучшего понимания климатической психологии, говорит исследовательница психо-социологии и консультантка Рене Лертзман, член Альянса климатической психологии.

    «Это табуированная тема», — говорит Лертзман, добавляя, что пробиться через принятую в научных кругах неразговорчивость непросто. «Мы только начинаем в этом разбираться. Сфера психологии изменений климата все еще очень, очень молода. Я верю, что существуют глубокие и непризнанные, непонятые пока психологические последствия того, что я называю пребыванием на передовой. Необходимо уделять гораздо больше внимания людям на передовой и тому, получают ли они поддержку».

    activism-inside.blogspot.com

    Депрессия из-за кризиса: постоянный стресс и как с ним бороться

    Сложная экономическая ситуация обострила психологические проблемы и стрессы, с которыми сталкиваются жители московского региона. Эксперты рассказали РИАМО о нарастании общего тревожного фона и «финансовых фобиях», провели аналогии с Диким Западом и посоветовали, где искать поддержку.

    Скрытые страхи

    Фото: flickr.com, Drew Leavy

    Кризис — это такое время, когда человек теряет ориентиры в жизни, когда непонятно, где искать поддержку, а то, что казалось незыблемой опорой и «твердой землей под ногами», оказывается чем-то зыбким и ненадежным.

    Экономический кризис вполне может перерасти в психологический — вопрос в том, адекватно ли оценивает ситуацию сам человек, как он справляется с натиском внешних факторов и с внутренней «потерянностью», да и осознает ли ее вообще.

    «Мой опыт и опыт моих коллег показывает: пока что нет пациентов, которые приходят с запросами, связанными непосредственно с кризисом. Есть ли у людей опасения из-за нынешней экономической обстановки? Конечно, да, как и переживания, связанные с любыми другими внешними инфоповодами», — рассказывает психолог Клинического госпиталя на Яузе Ольга Кузнецова.

    Подобные факторы, по ее мнению, несомненно повышают общую тревожность общества. Специалист считает, что люди пока что находятся в состоянии отрицания происходящего и до конца не осознают ситуацию.

    Начальник отдела психологической помощи ГБУ «Московская служба психологической помощи населению» Галина Леонтьева отмечает, что независимо от ситуации в стране на первом месте остаются семейные проблемы и отношения с детьми. Всего в учреждение в 2014 году поступило 140 тысяч обращений, в 2015 году — около 200 тысяч. Согласно прогнозам, в 2016 году ожидается порядка 240 тысяч обращений.

    «Как и 10 лет назад, к нам обращаются, прежде всего, люди с семейными проблемами. Семья остается для человека самой главной „болью“, если с ней что-то происходит. А вот депрессии, страхи, фобии, стрессы — одним словом, проблемы психологического здоровья на третьем месте», — поясняет Леонтьева.

    Здесь наметилась любопытная динамика: в 2015 году выросло число обращений по этим проблемам. Состояние обратившихся в Московскую службу психологической помощи более тяжелое, чем три года назад. По мнению эксперта, это последствия череды кризисов и глобальных стрессовых ситуаций.

    «Около трети обращающихся за помощью — это люди в депрессивном и стрессовом состоянии, имеющие страхи и фобии. Тенденция роста таких обращений стала заметна в 2015 году: по сравнению с 2013 годом, их количество увеличилось в два раза. А число обращений именно из-за стресса за этот период выросло в четыре раза», — констатирует Леонтьева.

    Психологическое состояние горожан постепенно ухудшается из-за непростой общей экономической ситуации, страха потерять работу и лишиться источника доходов. В ходе беседы с психологом вскрываются новые страхи: «как это повлияет на мою семью, как это коснется моих детей?» Леонтьева считает, что на этой почве усугубляются все проблемы, возникает общая тревожность, усиливается стрессовое состояние.

    Осознание ситуации

    Фото: flickr.com, Victor

    Уже апреле-мае 2014 года, когда кризис еще не был заметен, результаты мониторинга социально-психологического состояния москвичей показали, что многие горожане морально готовы к снижению качества жизни, рассказывает старший научный сотрудник института социологии РАН Анна Мытиль.

    «По сравнению с 2008 годом, в 2014 году оценка москвичами своего благополучия в целом увеличилась. Однако практически все ее составляющие за это время ухудшились: снизился уровень материальной обеспеченности (с 4 баллов по десятибалльной шкале до 3,9 балла), социальный статус (с 4,9 до 4,7 балла), уменьшилась возможность реализации жизненных планов (с 4,9 до 4,6 балла). За это время увеличился только один показатель: москвичи стали лучше понимать суть происходящих событий», — рассказывает эксперт.

    Однако понимание ситуации, по ее мнению, тесно связано с нарастанием фобий и неприязнью в отношении психологической помощи. С конца 2008 года по начало 2014 года в три раза (с 24% до 71%) выросла доля москвичей, считающих, что в России обращаться к психологам не принято. В два раза (с 11% до 22%) увеличилось количество убежденных в том, что человек должен сам решать свои проблемы, а к психологам ходят только слабые и больные люди. Получается, что чем серьезнее социально-экономические проблемы, тем меньше шанс, что россияне станут обращаться за помощью.

    «Чем неэффективнее работа государственных институтов, призванных решать проблемы валютных ипотечников и людей, потерявших бизнес, доход или квартиру, тем более желанными являются обращения граждан в психологические службы. Иначе возникают ассоциации даже не с годами Великой депрессии в США, а просто с Диким Западом», — отмечает Мытиль.

    Как показывает статистика обращений в психологические службы и частные практики столицы, в 2015 году наметилась тенденция роста их числа. Ряд специалистов отмечает увеличение количества новых клиентов.

    «За последние два месяца 2015 года и в 2016 году на 30-40% возросло число клиентов, которые пришли к психологу впервые. Самые частые запросы — это панические атаки, проблемы со сном и, как следствие, плохое самочувствие и тревожность. Люди жалуются: „не могу нормально работать; все бесит; не время менять работу, но здесь оставаться невозможно“ и так далее», — рассказывает психолог, гештальт-терапевт Эка Кадагидзе.

    Чтобы справиться с ситуацией, важно признать, что она существует, уверена Леонтьева. По мнению специалиста, если вы испытываете стресс, но продолжаете делать вид, что все хорошо, то проблема не решается, а вы загоняете себя в еще больший тупик — уровень стресса растет, появляется чувство безвыходности, безнадежности.

    «Как только вы признаете наличие проблемы, сразу появятся варианты ее решения», — считает психолог.

    Психология помощи

    Фото: flickr.com, Alan Clark

    Эксперты не спешат называть ситуацию критической. Конечно, из-за предрассудков людям бывает сложно «оправдать» траты на психолога, тем более, когда общая финансовая ситуация так нестабильна. Однако любой москвич и житель Московской области, работающий в столице, может обратиться в Московскую службу психологической помощи населению и получить услуги бесплатно.

    «Я не хочу сказать, что сейчас все прекрасно. Времена непростые, но их нельзя сравнить с „лихими“ 90-ми. И страна, и социальные службы в более хорошем состоянии. Наша организация была создана „по итогам событий“, когда город понял, что нужна единая служба психологической помощи», — говорит Леонтьева.

    Одной из превентивных мер по профилактике перерастания экономического кризиса в психологический является антикризисная программа Московской службы психологической помощи. Она была открыта 1 ноября 2014 года, когда экономическая ситуация начала заметно ухудшаться.

    Как пояснила Леонтьева, программа включает в себя индивидуальные консультации психолога и тренинги с антикризисной тематикой. Внимание уделяется антистрессовой и релаксационной работе, реабилитационным мероприятиям, повышению профессиональной компетентности.

    «Это наш ответ на актуальный запрос Москвы, на сложившуюся ситуацию. Мы предлагаем такую программу, чтобы люди не чувствовали себя одинокими, чтобы понимали, что они не оставлены один на один со своими проблемами», — заключила специалист.

    riamo.ru