Дети звезд с аутизмом

Появление в семье малыша с синдромом Дауна, аутизмом или ДЦП – серьезное испытание для родителей. С этим сталкиваются и звезды. Герои этого материала не только не отказались от своих детей, но и сделали все, чтобы окружить их заботой и любовью, став примером для многих родителей.

В Международный день человека с синдромом Дауна рассказываем о звездных мамах и папах, которые воспитывают детей с синдромом Дауна и другими особенностями развития.

Содержание:

Эвелина Бледанс: сын Семен

Эвелина Бледанс не стала скрывать от общественности то, что ее сын Семен родился с синдромом Дауна. Об этом она узнала во время УЗИ на 14 неделе беременности. Медики предложили сделать аборт, но актриса с мужем Александром Семиным решили, что сохранят жизнь малышу.

Супруги рассказывают, что когда впервые увидели своего ребенка, то были на седьмом небе от счастья. Врачи тем временем сообщили, что опасения по поводу здоровья младенца подтвердились, и спросили: «Вы будете его забирать?» «Я считаю, что это уголовное преступление – задавать родителям такой вопрос! Тем более, когда роженица еще на столе», – возмущается отец малыша.

Теперь Эвелина и Александр делают все возможное, чтобы жизнь их сына Семы была полноценной и насыщенной, а также хотят изменить отношение людей в целом к «солнечным» детям. Актриса нередко выходит в свет вместе с маленьким сыном, выкладывает его фотографии в соцсетях, охотно рассказывая об очередном достижении мальчика, и отвечает на вопросы других родителей, воспитывающих малышей с таким же диагнозом.

«Мы собственным примером показываем, что таких деток можно и нужно любить, обожать, что они красивые, смышленые и веселые», – говорит Эвелина.

Ирина Хакамада: дочь Мария

В 42 года Ирина Хакамада родила долгожданного второго ребенка – дочку Марию. Еще во время беременности Ирины ее малышке был поставлен диагноз – синдром Дауна.

«Мы с мужем очень сильно хотели совместного ребенка, и поэтому вопрос о рождении Машеньки даже не стоял. Это выстраданный, очень желанный плод нашей любви. Мы, конечно, залезли в Интернет и выяснили, что такие детки, как наша будущая малышка, очень умные, самостоятельные, они могут быть счастливы. Если приложить усилия, у них все может получиться. Тогда в чем проблема? Мы готовы были приложить усилия», – вспоминает Хакамада.

В 2004 году на долю Ирины и ее супруга выпало еще одно тяжелое испытание. Вдобавок к синдрому Дауна врачи диагностировали у их пятилетней дочери рак крови. Оправившись от шока, родители решили не сдаваться и бороться за здоровье ребенка до конца. После длительного курса химиотерапии случилось чудо: девочка пошла на поправку, победив тяжелую болезнь.

Сейчас Мария учится в колледже на керамиста, а в свободное время занимается в театральной студии. В 2016 году стало известно, что у девушки есть возлюбленный – чемпион мира по жиму штанги лежа среди юниоров Влад Ситдиков.

Кстати, Мария и Влад снялись в клипе для благотворительного проекта фонда «Синдром любви». В ролике молодые люди вместе с другими попытались развенчать стереотипы о людях с синдромом Дауна. Видео набрало более 200 тысяч просмотров.

Сама Ирина говорит о дочке: «У меня есть такое волшебное дитя. Я сделала все, чтобы она была счастливой, и продолжаю это делать».

Данко: дочь Агата

У певца Данко (настоящее имя – Александр Фадеев. – Прим. ред) и его жены Натальи Устюменко в 2014 году родилась вторая дочь, которую назвали Агатой. У малышки был диагностирован ДЦП (детский церебральный паралич) и мультикистоз головного мозга. «Врачи сказали, что девочка безнадежна – она не сможет ни говорить, ни ходить, ни узнавать родителей и никогда не станет полноценной личностью», – рассказал артист в эфире передачи «Пусть говорят».

Мать певца – Елена Леонидовна – советовала ему и его супруге отказаться от больной дочери, опасаясь, что они не только не справятся с таким тяжелым испытанием, но и не смогут уделять время старшей – Соне. Врачи тоже придерживались такого же мнения, однако родители решили поставить ребенка на ноги, несмотря ни на что.

Мама Агаты создала аккаунт в Instagram, в котором рассказывает о жизни и реабилитации дочки. Также там есть ссылка для тех, кто хочет материально помочь малышке с лечением, ведь все процедуры стоят недешево. На данный момент девочка уже прошла курсы лечения в нескольких специализированных клиниках, и это дало первые результаты: малышка научилась есть из бутылочки, держать голову и смеяться. Для нее это большое достижение! Она также прошла несколько сеансов иглоукалывания, благодаря чему обрела спокойный сон.

Данко и Наталья активно общаются с другими родителями, детям которых был поставлен такой же диагноз. Главное – не опускать руки и верить в лучшее, считают они.

Светлана и Федор Бондарчук: дочь Варвара

Если сын Светланы и Федора Бондарчук практически всегда был на виду, то об их дочери Варе долгое время ничего не было слышно. Только в 2012 году Светлана откровенно рассказала в интервью о том, что ее дочь родилась намного раньше срока и в связи с этим у нее серьезные проблемы со здоровьем – ДЦП (детский церебральный паралич).

По словам Бондарчук, у них в семье не принято употреблять такое слово как «болезнь». «Наша Варя просто особенная. Фантастический, веселый и очень любимый ребенок! Она моментально располагает к себе всех людей. Не любить ее просто невозможно. Она очень светлая. Варя, к сожалению, много времени проводит не в России; ей там проще учиться, проще проходить реабилитацию», – отметила звезда.

«Сколько Варечка перенесла операций на позвоночник, сколько страданий – это уму непостижимо! – рассказала в интервью близкая подруга родителей девочки Ольга Слуцкер. – Когда у тебя в доме стоит маленькое инвалидное кресло детское – это… не приведи Господь с этим жить ежесекундно, когда у тебя не здоров ребенок. Но Федор и Светлана умеют держать удар. Они показывают, что нужно позитивно относиться к жизни, что бы ни происходило, как бы тяжело ни было».

Родители, несмотря на развод, продолжают вместе заботиться о дочке. Долгое время она проживала в Германии, а сейчас находится в Америке. Москва же, по мнению Светланы, совершенно не приспособлена для людей с ограниченными возможностями.

5 мая Варе исполнилось 16 лет. В этом же месяце вышел документальный фильм, посвященный 50-летию Федора Бондарчука. В киноленте он признался, что считает дочку своей главной опорой. «Она совершено светлый человек, просто солнечный. У нее отличная память, она мне может стихи книгами целыми рассказывать. Поэтому, когда устаю, не хватает жизненных сил, я прихожу к Варе – и все складывается!» – рассказал режиссер.

Константин Меладзе: сын Валера

В три года Валере, младшему сыну Константина Меладзе и его бывшей жены Яны, поставили диагноз аутизм. Эта новость повергла родителей мальчика в шок, ведь до двух с половиной лет он был обычным активным малышом: ползал, бегал и даже говорил.

К трем годам у мальчика начался регресс, но мама с папой не сразу это поняли. Поначалу они думали, что ребенок просто капризничает, а он все больше терял приобретенные речевые и коммуникативные навыки.

«Это не приговор, это – расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется. Я говорю о тяжелой форме аутизма, – поделилась эмоциями Яна с «Комсомольской правдой». — Таких деток можно обучать. Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество «инаковых» не принимает, не признает. Но, когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера – и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка».

Мама Валеры не опускает руки: она ежедневно занимается с сыном, консультируется у зарубежных врачей и обменивается опытом с другими родителями, столкнувшимися с той же проблемой. Она даже открыла в Киеве специальный центр АВА-терапии (Applied behavior analysis – прикладной анализ поведения), чтобы помогать детям с таким диагнозом.

«Коммуникация и взаимодействие с другими людьми у мальчиков и девочек с расстройством аутистического спектра почти не складываются. Но, представляете, полтора года назад у моего сына все-таки появился друг. У Ивана и Валерьяна одинаковые диагнозы, и то, что ребята смогли наладить общение, настоящее чудо», – поделилась она в интервью StarHit.

Анна Нетребко: сын Тьяго

Как и в случае с сыном Константина Меладзе, ребенку оперной певицы Анны Нетребко Тьяго врачи поставили диагноз аутизм в три года. «Раньше я объясняла его молчание тем, что в нашем доме разговаривают на четырех языках, и малышу трудно приспособиться к этому. Он говорил только тогда, когда ему что-то требовалось. Мы забили тревогу, лишь заметив, что сын не реагировал, когда к нему обращались», – рассказала Анна в программе «Пусть говорят».

Нетребко призналась, что пережила шок, узнав диагноз, но быстро взяла себя в руки и начала действовать. Первым делом она переехала в США, где обратилась за помощью к лучшим специалистам. Врачи ее обнадежили: у Тьяго легкая форма аутизма и, если с мальчиком постоянно заниматься, отклонения в его развитии будут практически не заметны. Так оно и вышло.

Сегодня 8-летний сын звезды оперы ходит в школу (где учатся не только дети, похожие на него, а также абсолютно здоровые ребята) и с успехом осваивает сразу два языка: английский и русский.

«Для тех, кто спрашивал, говорит ли Тьяго по-русски – отвечаю: говорит. Будучи аутистом он не разговаривал до 4 лет, и никто не обещал, что он заговорит вообще. Но, дай Бог здоровья педагогам и терапевтам института АБА в Нью-Йорке, которые с ним работают! Результат налицо. И первый язык его – английский!» – рассказала Анна.

Оперная певица также отмечает, что не боится говорить о том, что ее сын – аутист. Она хочет, чтобы на примере Тьяго все мамы, которые столкнутся с подобным, убедились, что эта болезнь – не приговор.

deti.mail.ru

Звезды, которые воспитывают особенных детей

Часто люди боятся открыться новому, неизвестному. Особенно в нашей стране, где такая тема, как «дети с особенностями развития», вообще долгое время была под запретом. Много лет нам внушали страх диагнозы «синдром Дауна» или «ДЦП», но факт остается фактом: эти детки − не растения, они тоже хотят любви, заботы и ласки. Неопытные родители часто оставляют их в роддоме, думая, что ничем не смогут им помочь. Сегодня о таких проблемах наконец стали говорить открыто, и большой вклад в это сделали наши звезды. Они не побоялись рассказать стране свою историю и стать примером для многих других, кто столкнулся с такой же проблемой, за это им низкий поклон.

Наверное, первыми звездными родителями, которые открыто рассказали о своем «необычном» ребенке и начали активно доказывать общественности, что он имеет право на нормальную жизнь, стали Эвелина Блёданс (46) и ее муж Александр Сёмин (37). Когда у них родился сын Семён (3) с синдромом Дауна, они даже не думали оставить его или скрывать от посторонних глаз. Наоборот, Эвелина полностью изменила образ жизни, чтобы воспитывать ребенка. У маленького Семёна даже есть своя популярная страничка с соцсетях. Мальчик растет веселым и счастливым.

В свое время история о том, что у звезды Лолиты Милявской (52) родилась девочка с аутизмом, облетела всю страну. Одни женщины сочувственно вздыхали, другие перешептывались. Но Лолита сделала все, чтобы обеспечить будущее своей дочери Евы (16) и уж точно никогда не стеснялась ее. Когда певица родила, врачи сначала поставили неверный диагноз – «синдром Дауна», а потом уговаривали ее отдать ребенка в детский дом. Но в итоге Ева выросла в своей семье и живет полноценной жизнью на два города – Москва и Киев.

Ирина Хакамада (60) и Владимир Сиротинский (59) вырастили двоих замечательных детей: сына Даниела (37) и дочь Марию (18), которой при рождении поставили диагноз «синдром Дауна». Для Ирины и Владимира это был долгожданный ребенок, и они сделали все, чтобы ее жизнь была счастливой. Долгое время Ирина предпочитала скрывать свою личную жизнь от общественности, но сегодня она активно публикует в Instagram снимки, где ее дочь танцует и веселится, показывая своим примером, что такие дети – это чудо, а не проклятие.

Старшему сыну знаменитого актера Коллина Фаррелла (39) Джеймсу (12) поставили диагноз «синдром Ангельмана». Для этой болезни характерна задержка психического развития, нарушение сна, припадки, непроизвольные движения, частый смех или улыбки. Актер решился рассказать об этом только в 2007 году.

Джон Траволта (61) и его жена Келли Престон (53) в 2009 году потеряли своего старшего сына Джетта (1992-2009). Мальчик с детства был болен синдромом Кавасаки, а также ему диагностировали аутизм. Таким людям часто не удается дожить до старости, поэтому нужно ценить каждую минуту, проведенную с ними.

Всемирно известная оперная дива Анна Нетребко (44) и уругвайский певец Эрвин Шротт (43) в 2008 году стали родителями сына и назвали его Тьяго (7). В три года мальчику поставили диагноз «аутизм». Анна приняла решение переехать в США, где самые лучшие врачи и специалисты занимаются ее сыном. Сегодня малыш делает огромные успехи! Анна впоследствии решила связать свою судьбу с музыкантом Юсифом Эйвазовым (38). По словам певицы, мальчик и ее возлюбленный нашли общий язык, хотя Тьяго скучает по отцу и каждый день общается с ним по Skype.

В 2006 году после выступления в Лас-Вегасе Тони Брэкстон (48) со слезами на глазах призналась, что за час до концерта ее младшему сыну Дизелю (12) диагностировали аутизм. Сегодня Тони активный участник благотворительной организации, помогающей детям с аутизмом.

Комедийный актер Сергей Белоголовцев (51) не унывает и в жизни. Его второй сын Евгений (26) родился с диагнозом «ДЦП». Но у родителей не опустились руки, и они в прямом смысле слова поставили сына на ноги. Он окончил школу для одаренных детей и Институт театрального искусства. Сергей так говорит о своем сыне: «Люди, отмеченные печатью этого недуга, гораздо добрее, талантливее и глубже, чем некоторые из нас».

Вряд ли кто-то мог представить себе, что знаменитый Рэмбо, американский актер Сильвестр Сталлоне (69), прошел через такие испытания: его старший сын Сейдж (1976-2012) умер в возрасте 36 лет, у актера остался только младший сын Серджио (36), страдающий аутизмом. Когда мальчик родился, родители решили оставить ребенка и воспитывать его, несмотря ни на что, но прессе Сталлоне его показывать отказался.

Джон К. Макгинли

Популярный актер сериала «Клиника» Джон К. Макгинли (56) воспитывает троих детей, его сын Макс (18) от первого брака родился с синдромом Дауна. Актер открыто рассказывает о своем ребенке, который живет полной жизнью, как обыкновенный подросток.

Популярный советский актер Алексей Баталов (87) был кумиром всех женщин того времени, но мало кто подозревал, что у него и его любимой жены Гитаны Леонтенко (80) растет дочь с синдромом ДЦП. Общество в то время не принимало таких людей, но любовь родителей помогла девочке окончить школу и стать сценаристом.

У певца Александра Фадеева (46), более известного как Данко, в 2014 году родилась дочь Агата с синдромом ДЦП. По словам артиста, многие советовали ему отказаться от ребенка, даже родная мать. Его гражданская жена Наталья Устюменко попала в больницу на позднем сроке беременности с обильным кровотечением. Врачам удалось спасти девушку, но им также пришлось сообщить семье неутешительный диагноз. Сегодня родители с любовью и заботой воспитывают свою дочь, а Данко даже решил открыть центр реабилитации для детей с особенностями развития.

peopletalk.ru

10 звезд, которые воспитывают особенных деток

Появление ребенка с отклонениями в развитии — это большое испытание для каждой семьи. И родители, вышедшие из него с честью, достойны похвалы и уважения. Многие, воспитывая малыша с особыми потребностями, пересматривают все взгляды на жизнь, обретая мудрость и человеколюбие, которых раньше не имели.

Иногда особенные детки появляются и в семьях знаменитых людей. Не последней причиной тому — поздние беременности и не самый здоровый образ жизни. Но иногда это — просто испытание, которое послано, чтобы человек переменился.

Вот пример 10 знаменитых родителей, имеющих детей с отклонениями в развитии, и успешно совмещающих их воспитание с карьерой.

Ирина Хакамада

В 2004 году Ирина многих удивила своим решением родить в 42 года. На свет появилась дочь Маша, у девочки был диагностирован синдром Дауна.

Дэвид и Виктория Бекхэм

У сына четы Бэкхем Ромео — эпилепсия. Он крайне болезненно реагирует на вспышки фотокамер — это моежт спровоцировать припадок. Однако на данный момент 13-летний мальчик выглядит вполне здоровым и в промежутках между обострениями отлично себя чувствует.

Лолита Милявская

В 1999 году у Лолиты родилась дочь Ева. Девочка появилась на свет раньше срока (певица была только на 6 месяце), и с рождения врачи поставили ей страшный диагноз — синдром Дауна.

Эвелина Бледанс

«Солнечный» сын Семен стал одновременно радостью и испытанием для Бледанс. Став мамой во второй раз в 43, актриса призналась, что еще на 14 неделе медики предупредили ее об аномалии в развитии плода. Но Эвелина с мужем решили оставить ребенка, не смотря на синдром Дауна, и, судя по всему, ни разу о своем решении не пожалели.

Колин Фаррел

У сына Фаррела Джеймса — синдром Ангельмана, редкое нейрогенетическое заболевание. Не смотря на то, что ребенок существенно отставал в развитии от сверстников (ходить он начал только к 4 годам), звездный папа не нарадуется на успехи малыша и считает возможным его полное выздоровление.

Сильвестр Сталлоне

У Серджио Сталлоне диагностировали аутизм в возрасте 3 лет. Ранее этот диагноз ставили и старшему сыну в семье, однако он оказался здоров.

Тони Брэкстон

Американская певица Тони Брэкстон воспитывает сына Дизеля с аутизмом. По словам звезды, для детей с подобной особенностью крайне важна ранняя диагностика, ведь именно в их случае врачи среагировали недостаточно оперативно.

Джон Траволта

Джетт, сын Джона Траволты, страдал аутизмом с рождения. Хотя родители делали все возможное для его полноценного и счастливого детства, мальчик прожил совсем недолго: в возрасте 16 лет он умер от синдрома Кавасаки.

Джон МакГинли

Американский актер, известный более всего по роли доктора Кокса в сериале «Клиника», имеет сына Макса с синдромом Дауна. Не смотря на развод с матерью ребенка, МакГинли принимает активное участие в жизни Макса.

Константин Меладзе

Долгое время Константин и его жена Яна скрывали недуг сына Валерия. Однако после развода экс-супруга продюсера призналась, что их сын болен аутизмом в тяжелой форме. «Нет, это не приговор, это расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится,» — призналась в своем интервью Яна.

Источник фото: социальные сети.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора статьи.

www.moirebenok.ua

COSMOPOLITAN

Эвелина Бледанс, Ирина Хакамада и другие звезды, у которых растут особенные дети

Никто не застрахован от рождения « особенного ребенка»: ни простая многодетная мама , ни знаменитая артистка. Мы нашли немало примеров звезд , которые стали родителями детей с особенностями развития , и , несмотря на свой статус , они сталкиваются с такими же проблемами , как и остальные.

Эвелина Блёданс

Сын Семен , 3 года , синдром Дауна

1 апреля 2012 года в семье артистки Эвелины Блёданс и продюсера Александра Семина родился мальчик Семен. Родители знали о диагнозе своего будущего сына еще до его рождения , но приняли решение не прерывать беременность. Эвелина и Александр стремятся изменить стереотипы людей о детях с синдромом Дауна. Они мечтают на примере собственного сына доказать , что такие малыши могут быть полноценными членами общества: артистка часто выходит в свет вместе с маленьким Семеном и выкладывает фотографии своей семейной жизни в Instagram ( и от лица Семы тоже).

Лолита Милявская

Дочь Ева , 16 лет , аутизм

Фрэнк Синатра , Григорий Лепс и другие звезды , связанные с криминальным миром

Четыре истории любви Александра Абдулова

Лолита Милявская родила свою единственную дочку в браке с Александром Цекало в 35 лет. Ева родилась недоношенной , и ей поначалу тоже поставили диагноз « синдром Дауна», который оказался ошибочным. Позже у девочки выявили аутизм — врожденную психологическую замкнутость. Плюс к этому у девочки были проблемы со зрением и речью. Сейчас Ева ходит в школу наравне со сверстниками и мечтает стать артисткой , как ее мама. Но пока девочка не покорила сцену , она живет в Киеве вместе с бабушкой: Лолита хочет оградить дочку от лишнего внимания прессы.

Федор Бондарчук

Дочь Варвара , 16 лет , отставание в развитии

Супруги Федор и Светлана Бондарчук никогда не скрывали факта рождения своей младшей дочери Варвары , но большую часть жизни девочка , которая родилась раньше срока , провела за границей , где легче получить необходимую медицинскую помощь и образование для особенных детей. Свой 15-й день рождения Варя прилетела отмечать в Москву , и с тех пор Светлана все чаще делится фотографиями дочери.

Сильвестр Сталлоне

Сын Серджио , 36 лет , аутизм

У младшего сына актера Сильвестра Сталлоне и его первой жены Саши Зак диагностировали аутизм в три года. Лечением и адаптацией мальчика занималась мама , в то время как Сталлоне зарабатывал деньги на достойную реабилитацию сына. Средств хватило и на то , чтобы открыть исследовательский фонд по аутизму. Сейчас взрослый Серджио живет замкнуто , но самостоятельно , а его знаменитый отец до сих пор помогает ему.

Ирина Хакамада

Дочь Мария , 18 лет , синдром Дауна

В 2006 года бывший политик Ирина Хакамада создала межрегиональный фонд социальной солидарности « Наш выбор», который помогает инвалидам всех возрастов. На это Ирину подтолкнул собственный пример — рождение девочки с особенностью развития. Маша появилась на свет , когда Хакамаде было 42 года ( отец девочки — финансист Владимир Сиротинский). Чуть позже у девочки вдобавок к синдрому диагностировали рак крови , который удалось победить.

Колин Фаррелл

Сын Джеймс , 12 лет , синдром Ангельмана

Генетическая аномалия , именуемая синдромом Ангельмана , проявляется в виде задержки умственного и психического развития , нарушения сна , припадков. В том , что его первенец страдает этим заболеванием , актер Колин Фаррелл признался спустя четыре года после его рождения ( мама мальчика — канадская модель Ким Борденейв). Несмотря на сложности в воспитании беспокойного мальчика , Фаррелл признается , что Джеймс стал для него подарком , а отцовство — лучшая работа за всю его жизнь.

Константин Меладзе

Сын Валерий , 10 лет , аутизм

Теперь уже бывшие супруги Константин и Яна Меладзе начали замечать странности своего младшего сына , когда тому было три года. Внешне он ничем не отличался от сверстников , но был очень замкнутым ребенком. Диагноз ребенка семья скрывала , а впервые заговорить о болезни мальчика решила Яна Меладзе в своем первом интервью после развода с продюсером. «Наше общество „инаковых“ не принимает , не признает. Но когда у ребенка появляются первые успехи , просыпается надежда , вера — и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка», — рассказала бывшая жена Меладзе « Комсомольской правде».

Анна Нетребко

Сын Тьяго , 7 лет , аутизм

Как и в случае с сыном Константина Меладзе , ребенку оперной певицы Анны Нетребко , которого она родила от бывшего гражданского мужа , певца Эрвина Шротта , поставили диагноз « аутизм» в три года. По словам певицы , поводом для беспокойства стало молчание сына: он не реагировал , когда к нему обращались , а сам говорил только тогда , когда ему что-то требовалось. Анна признается , что испытала шок , узнав о диагнозе , но сейчас она убеждена , что аутизм — обычная болезнь , которая лечится реабилитацией и лекарствами. Сейчас Тьяго живет и занимается с терапевтами в Нью-Йорке , а его знаменитая мама охотно делится с другими родителями опытом и советами.

Тони Брэкстон

Сын Дизель , 12 лет , аутизм

О диагнозе своего младшего сына от музыканта Кери Льюиса певица рассказал публично: в 2006 году она расплакалась прямо на сцене , признавшись , что ее сыну слишком поздно диагностировали аутизм. Она стала замечать неполадки в развитии мальчика , еще когда тому было 9 месяцев , и в тот момент ему можно было оказать более эффективную помощь. И все же историю Дизеля можно назвать историй успеха: сегодня 12-летний мальчик ходит в школу с обычными детьми , а сама Тони активно финансирует исследования в области аутизма и представляет организацию Autism Speaks.

Сергей Белоголовцев

Сын Евгений , 26 лет , детский церебральный паралич

Младшие дети Сергея и Натальи Белоголовцевых — близнецы Саша и Женя — родились семимесячными , но только у маленького Жени были обнаружены серьезные проблемы со здоровьем: сразу четыре порока сердца. Когда малышу было чуть меньше года , он перенес первую операцию , после которой начались осложнения и развился ДЦП. Здоровье Жени было хрупким , а развитие нестабильным. Он боролся за жизнь до восьми лет и пошел на поправку только благодаря круглосуточной заботе родителей. Сейчас Женя не просто здоров — он успешно строит карьеру. Евгений окончил школу для одаренных детей и поступил в Институт театрального искусства , рекламы и шоу-бизнеса , а в прошлом году сын Белоголовцева стал ведущим рубрики в программе « РАЗные новости» на телеканале Раз Т. В. .

Несмотря на успехи своего сына , Сергей Белоголовцев очень зол на российскую медицину: «Мы все время утыкаемся только в одно: полную беспомощность отечественной медицины , ее полную косность , нежелание и неспособность нам помогать», — признался Сергей на шоу « Пусть говорят» два года назад.

www.cosmo.ru

Особенные дети звезд пробивают стену безразличия

Знаменитости открыто говорят о проблемах своих детей-инвалидов. Наталья Водянова — не единственный боец, который борется за уважение к людям с особенностями развития.

Инцидент, произошедший с сестрой модели Натальи Водяновой Оксаной, которая страдает аутизмом и ДЦП, поднял волну негодования в обществе. 27-летнюю девушку, которая присела отдохнуть в кафе вместе со своей няней, унизительным образом выдворили из заведения, потому что она якобы отпугивает посетителей. Владелец кафе уже принес извинения семье Водяновой, однако этот случай пролил свет на серьезную проблему нашего общества – а именно на неприятие людей с особенностями развития и нежелание улучшить их жизнь среди нас.

Самый популярный вопрос, который задавали в последнее время Водяновой, — почему же она не увезет свою сестру из России туда, где общество относится к инвалидам с терпением и уважением. «Для Оксаночки, как и для многих людей, рожденных с аутизмом, преодоление языкового барьера — это невыполнимая задача. Я уехала и смогла финансово поддерживать семью уже, когда Оксана была подростком, и этот шаг нам был уже недоступен», — признается супермодель.

Между тем, Наталья Водянова активно борется за позитивные изменения ситуации в стране. В 2004 году она основала собственный фонд «Обнажённые сердца». Эта организация создала в десятках городов по всей России игровые площадки и службы поддержки семьи, которые оказывают помощь детям с нарушениями развития. Примечательно, что первый такой Центр Наталья открыла в родном Нижнем Новгороде, где она сама родилась, и где живет ее сестра Оксана.

Водянова – не единственная знаменитость, которая, благодаря ситуации в своей семье, предпринимает конкретные шаги по улучшению жизни инвалидов в целом. Многие звезды перестали умалчивать о своих детях с особенностями развития и пытаются донести до общества собственным примером, что эти люди тоже имеют право на нормальную жизнь.

Три года назад в семье Эвелины Бледанс и ее мужа, продюсера Александра Семина, родился ребенок с синдромом Дауна. В многочисленных интервью актриса откровенно рассказывает о своем сыне Семене, ходит с ним на светские мероприятия, путешествует и активно делится с мамами таких же «солнечных» детей советами по их развитию. У Семы даже есть своя страничка в «Инстаграме», за которой с удовольствием следят больше 170 тысяч подписчиков.

«Нам пишут, что уже не боятся родить такого ребенка. Пишут, что хотят познакомить своего обычного малыша с ребенком с синдромом. Другие делятся, что у них пропала брезгливость к такому же человеку, живущему по соседству. В общем, эта проблема в нашей стране потихонечку-потихонечку, но уходит. И это очень радостно!» — говорит Эвелина в интервью журналу «Счастливые родители» .

Политик Ирина Хакамада тоже не скрывает свою дочь Машу, у которой синдром Дауна. Мама с дочкой часто появляются на совместных фотографиях в «Инстаграме» Ирины, и по всему видно, что девочка живет полной и счастливой жизнью. Рождение ребенка с особенностями развития подтолкнуло Хакамаду в 2006-м на создание межрегионального общественного фонда социальной солидарности «Наш выбор».

Певица Лолита Милявская пережила непростой период — в 1999-м ее новорожденной дочери Маше врачи поставили диагноз аутизм. Звезда воспитала девочку сама вместе со своей мамой. «В тот тяжелый период мне помог профессор с мировым именем Андрей Петрухин, детский невролог и член Королевского медицинского общества Великобритании, — делится Милявская в одном из интервью. — Он взял на руки Евку, которой на тот момент было около года, подбросил вверх несколько раз, потом положил обратно в кроватку и сказал: «Мамаша, спите спокойно, с вашим ребенком все в порядке». Сейчас она свободно болтает по-английски, плавает, обожает читать стихи. Мальчишки ходят за ней табунами. Так что мы победили болезнь!»

В семье продюсера Константина Меладзе растет ребенок с особенностями развития. У 10-летнего Валерия тяжелая форма аутизма. «Таких деток, как Валерик, можно обучать. Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество «инаковых» не принимает, не признает, — делится с прессой мама мальчика Яна Меладзе. — Но, когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера — и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка».

Оперная певица Анна Нетребко, в 2008 году родившая сына Тьяго, тоже считает, что аутизм – не приговор. О том, что ее ребенок не такой, как все, Анна поняла лишь через три года после родов. «Есть методики, которые развивают таких деток до нормальных стандартов, — оптимистично заявила Анна в эфире шоу «Пусть говорят». — Просто нужно время, по прошествии которого Тьяго станет как все обычные дети. Все будет у сына в порядке!» К слову, ради сына Нетребко переехала в США, где по ее мнению школы лучше приспособлены для обучения детей с аутизмом.

Светлана Бондарчук, которая является мамой ребенка с особенностями в развитии, устраивает благотворительные аукционы в поддержку центра помощи страдающих аутизмом «Антон тут рядом» и других некоммерческих организаций. Супруга знаменитого режиссера Федора Бондарчука открыто говорит о том, что в нашей стране требуется развитие условий для особенных людей.

«Все дело в том, что у нас в стране не очень комфортные условия для людей с особенностями развития. У нас до сих пор не оборудованы ни музеи, ни театры, ни кафе… — возмущается Светлана в интервью сайту Woman’s day , возвращаясь к инциденту с сестрой модели Натальи Водяновой. — Возможно, теперь эта история многих заставит задуматься и многие начнут понимать, что такие люди есть среди нас. И если мы их не видим, не значит, что их нет. Нужно создавать условия. Было бы правильно, на мой взгляд, продумывать это на этапе строительства того же кинотеатра, развлекательных центров и так далее. Я уверена, что подобные случаи происходят с людьми постоянно, и пусть Наташа меня простит, но, может быть, хорошо, что все это произошло именно с ее сестрой. Это хотя бы заставит людей, которые могли бы так поступить, одуматься».

www.starhit.ru