Диагнозы психоза

Факты о психозах

Как ставится диагноз?

Диагноз «психоз» ставится врачом или терапевтом в сотрудничестве с больным и его семьей. Когда подтверждается наличие психотических симптомов, врач как можно более точно устанавливает диагноз. Однако важно понимать, что клиническая картина болезни часто меняется, прежде всего в первые год или два, на протяжении которых около 40 процентам больных ставится другой диагноз. Многим больным психозом на протяжении всего заболевания ставят различные диагнозы, что приводит к большой неуверенности, а также к ошибкам в лечении. Знание своего собственного диагноза — важный фактор для смелого отношения к заболеванию!

Какие диагнозы/причины необходимо исключить?

Следующая таблица познакомит Вас с обзором важнейших дифференциальных диагнозов.

Делирий: Делирий развивается на фоне абстинентных расстройств при медикаментозной, наркотической, алкогольной зависимости или зависимости от других веществ, а также вследствие травмы мозга.

Заболевания обмена веществ: Заболевание щитовидной железы и другие заболевания обмена веществ могут вызывать психозоподобные состояния.

Индуцированный психоз: Психоз развивается вследствие приема психотропных веществ, напр. ЛСД или конопли и т.д.

Дегенеративные заболевания: Психозоподобные состояния возникают на фоне множественного склероза.

Интрацеребральные опухоли: Опухоли головного мозга могут быть причиной возникновения психотических симптомов.

Неврологические заболевания: Даже такие заболевания как эпилепсия или болезнь Паркинсона могут сопровождаться психотическими симптомами. Вызывают психотические симптомы и инфекции центральной нервной системы, например, энцефалит или менингит.

Инфекции: инфекции центральной нервной системы, например, энцефалит или менингит могут вызвать психотические симптомы.

Черепно-мозговая травма: Черепно-мозговая травма мож

www.psihos.ru

Диагноз: истеричка

Поскольку назвать или дать сколько-нибудь позитивную направленность моим отклонениям от нормальности тяжело, то я представляю их себе в виде жемчужного ожерелья, которое я даже с некоторой доли гордости вынуждена носить, поскольку хоронить себя стало скучно. Периодически я снимаю его и перебираю жемчужины как четки, эта за депрессию, эта за страх, а эта моя самая любимая — истерия. Порвать ожерлье не получается, бусинки нанизаны на прочную нить, вот и бреду по кругу. Пытаюсь смотреть на себя с некоторой иронией, потому что ситуацию стандартной не назовешь, только этим и сохраняю остатки здравого смысла в периоды просветления. Забиваю эфир балетом, как в советские времена, и хожу везде в сопровождении, как под конвоем и в шлеме, чтобы при падении головой не стукнуться. Почтальоны очень пугаются, сначала собаки, а потом меня.

Согласно одно из версий в мифологии, Атлант должен был держать небесный свод в наказание за свои деяния, я ношу мои жемчужины не знаю за что, но для меня мир не так далек от мифологии. В моем заоблочном мире задолбленный лекарствами мозг как апофиоз сопротивления выключается. Только так мы можем сбежать от цепких лап безумия и боли. Для мозга это единственный способ выжить, а я прилагаюсь к нему. Вот я решила узнать, куда мой мозг может перенести меня, в какой еще неизведанный для меня мир, поскольку остановить его я не могу. Он как хороший двигатель работает 24 часа в сутки, даже во сне, а в качестве еды он потребляет информацию, которую я ему скармливаю. Нет информации, главным блюдом становлюсь я. Я и мои возможности сопротивлятся тают. Я не знаю, что меня ждет, но моим близким становится все труднее быть со мной. Я решила написать для них, что я такое, что меня ждет и как меня использовать. Особой осторожности не требуется. Я уже разбилась, а вот остались ли осколки, я и попытаюсь понять. Я всегда считале депрессию болезнью безвольных нытиков, пока не попала в ловушку, расставленную самой жизнью.Три болезни, как Атланты землю, держат меня крепко и не дают сбежать в пампасы здравого смысла. Но мой мозг делает попытки к бегству. От последней попытки бежать остался синяк на виске и боль в плече. Я не собираюсь анализировать и использовать специальные термины или слова, смысла которых сама не понимаю. Историю болезни можно писать непонятным подчерком. Моя жизнь так тесно смещана с историей болезни, что я сама не понимаю, где начинается одна и заканчивается другая. Приходиться выкручиваться, переписывая медицинскую историю на свой лад.

Психозы — яркие проявления психических заболеваний, при которых психическая деятельность больного не соответствует окружающей действительности, отражение реального мира в сознании искажено, что проявляется в нарушениях поведения, появлении паталогических симптомов и синдромов. Болезнь имеет биологическое происхождение, то есть возникает в результате нарушения обмена ряда веществ в головном мозге. Страдать психическим расстройством — примерно то же самое, что болеть диабетом, язвенной болезнью или другим хроническим заболеванием. Душевная болезнь не является признаком душевной слабости. Душевнобольные люди не могут усилием воли устранить симптомы болезни, так же как усилием воли невозможно улучшить зрение или слух. Психические болезни не заразны. Заболевание не передается половым путем или воздушно-капельным, поэтому невозможно заболеть психозом, тесно общаясь с больным, но можно впасть в депрессию. Согласно статистическим данным случаи агрессивного поведения среди душевнобольных встречается реже, чем среди здоровых людей.

Психоз можно вылечить, если вовремя принять необходимые меры. Появление психоза способствует психофизическим нарушениям, влияние которых можно уменьшить. Необходимо срочное медикаментозное лечение. Меня интересуют две формы реактивного психоза: истерические психозы и реактивная депрессия — остро развивающееся депрессивное состояние, характеризующееся подавленным настроением, тоской, психомоторной заторможенностью или возбуждением, тревогой, на высоте развития психоза возможно возникновение бреда, галлюцинаций и суицидальных тенденций. Психогенный или реактивный психоз — представляет собой нарушение психического уровня, которое возникает вследствие воздействия сверхсильных потрясений, психических травм, эмоционально значимых для личности. Клинические варианты реактивных психозов: реактивная депрессия, истерические (диссоциативные) реактивные психозы. Термин «диссоциативные» в настоящее время объединяет ряд расстройств, которые ранее считались истерическими, включая и собственно диссоциативные и конверсионные типы расстройств.

Люди, пережившие психоз, чаще становятся жертвами, чем преступниками. Приступы агрессии возможны, но их легко можно предугадать. Поведение больных можно предсказать, но то, что другие называют реальностью, угнетает их. Личность остается собой, она живет одновременно в нескольких реальностях и принимает мир иначе, чем раньше. Моя другая реальность существует по другим нормам и правилам. Там я более свободна в выборе и у меня нет привязанностей. Я могу наплевать на все и сделать или подумать о совершенно диких вещах, которые в реальной жизни проходят у меня за линией дозволенного.

Проблемы возникают в семья и при отсутствии в них психически больных. Появление психоза обусловлено многими факторами, и поведение родителей роли не играет. То есть мои предки получают индульгенцию. Впрочем я сама и мой муж тоже по отношению к дочери. Психоз можно рассматривать как кризис, во время которого человек теряет контанкт с окружающей действительностью, чувствует себя потерянным, переживает напряжение. Может нарушится восприятие, часто речь и мышление бродят по другим тропкам, чем обычно. Мысли становяться разорванными и с трудом собираются в вменяемую и пригодную для понимания речь. Ты теряешь себя, не понимаешь кто ты и где кончается твоя личность и начинается другая. Как не странно, психоз чаще заставляет ненавидеть себя, но одновременно получается заглянуть за границу реальности и увидеть мир другим, неожиданным и вдруг начать рисовать.

Основными симптомами психоза можно разложить по полочкам, вот проявление этих симптомов может быть неожиданно разным, поскольку мы рождаемся не под копирку. Одним из симптомов можно назвать то, что собственные мысли перестают быть твоими, их как будто «вложили» в твою голову, или неожиданно все пропали. Возможен вариант подключения звуковой аппаратуры, то есть твои вдруг начинают слышать окружающие. Если ты начинаешься бороться за мир во всем мире и утверждать, что это возможно — это бред, совершенно ошибочные убеждения, которые не соответствуют действительности. Или вам может казаться, что секретная служба вашей или чужой страны заинтересовалась вашими передвижениями, ваша жена спит с соседом, ваш кот контролирует и руководит вашими действиями, а еще вы проснулись и почувствовали себя графом. В большинстве случаев так проявляется болезнь. Так называемые бредовые идеи — суждения, умозаключения, не соответствующие действительности, полностью овладевающие сознанием больного, не поддающиеся коррекции путем разубеждения или разъяснения. Встречается бред ревности, изобретательства, величия, реформаторства, иного происхождения, любовный, сутяжнический. Значительно интереснеен бред преследования или бред воздействия со стороны экстрасенсов, инопланетян, спецслужб с помощью излучения или бред ущерба, когда кажется, что тебе постоянно подсыпают яд или крадут и портят вещи. Потеря возможности внятно излагать свои мысли, те которые еще остались, часто пугает. Я хожу постоянно с блокнотами и клеющимися листочками и стараюсь записывать, так проще. А на бумаге потом даже бред выглядит логично и солидно.

У меня солидный набор галлюцинаций. Картинки в стиле импрессионизма и в голове работает радио, что означает недостаточно хорошую работу мозга: он неправильно интерпретирует внутренние переживание и превращает их во внешние стимулы. Пять — шесть раз в день я играю в игру:»Море волнуется раз» и превращаюсь в статую. Если рядом бродит псина, которая чувствует меня лучше, чем я сама, то она начинает возвращает меня в человека, так больше шансов, что с ним поиграют в мячик. Мои родные начинают меня теребить и не дают насладиться высоким искусством. А вот в одиночестве я обычно теряю час или полтора. Часто после подобной заморозки я начинаю суетливо носится и делать все подряд и особенно то, что не надо, а потом впадаю в апатию от мысли, что делаю бесполезные вещи.

Часто проявлением психоза может быть слабая эмоциональная реакция, не соответствующая ситуации. Например, поехали мы как-то на море на машине с собакой. Я обычно сижу на заднем сидении, чтобы в случае необходимости успокаивать и гладить расшаливщегося в багажнике пса. На обратном пути домой, мой ненаглядный лабрадор положил голову на спинку сидения и мне на плечо, чтобы удобнее было выпустить наружу из желудка завтрак. Собака большая, организм молодой, кушаем мы очень хорошо. Я оказалась просто покрыта с плеч до колен рвотной массой. А запах!! Знакомая дама, сидевшая с нами в машине, сказала, что была потрясена тем как спокойно я отреагировала на весьма неординарное событие. И реагировала я на него еще минут 20 до дома. Кофточку так и пришлось выбросить. На самом деле я просто не знала, что делать, а может психоз в данной ситуации просто помог. Не всегда же болезнь во вред.

У меня меняется настроение от печали до эйфории, то есть то ощущение которое я могу квалифицировать для себя на данный момент как эйфория, но оно далеко от того, как это было раньше, всего за несколько секунд. Ни одна машина не в состоянии разогнаться до 100 км/ч за это время. Бред, галлюцинации и расстройство поведения — это позитивные симптомы психоза. Негативные: обеднение чувст, безволие, нарушение мышления. Часто психозу характерно отсутствие интересов и энергии, бедность словарной речи и телодвижений. Физические болезни крайне редко могут стать причиной психоза. Проблему представляет диагноз расстройство личности, который очень сложно отделить от симптоматики психоза, а также необычные способности личности, которые ничего общего с болезнью не имеют, но могут выглядеть подозрительно. Иногда, только по реакции на антипсихотические средства становится ясен диагноз. Длительность психического состояния длится от нескольких часов или суток, в тяжелых случаях до 1-2 месяцев.

Теперь о видах психоза. Для тех пациентов, которые пережили единственный эпизод, диагноз скорее всего так и будет звучать как ‘острый психоз’. В противном случае вот основные болезни, которые можно представить как ‘неорганический или функциональный психоз’: шизофрения: шизоаффектное расстройство; аффектный психоз; психоз, вызванный приемом наркотиков. Иногда можно предположить появление психоза по следующим продромальным признакам ( от греч. promodos — предвестник): трудности с концентрацией внимания; ослабление мотивации и общая слабость; подавленность; бессоница; нежелание общаться с друзьями и семьей; подозрительность; раздражительность и повышенная эмоциональность; проблемы в выполнении рабочих функций. Но скорее не сами признаки, а их интенсивность и длительность свидетельствуют о перерастании душевного равновесия в то или иное расстройство психики.

Симптоматика посттравматического психоза завосит от места, которым стукнулся, формы удара (сотрясение или ушиб) и степень дефекта мозга. При сотрясения преимущественно поражаются основание мозга и столовая часть. При ушибе — локальное повреждение сосудов и вещества на поверхности полушарий. Непосредственно после травмы наблюдается нарушение сознания. После восстановления сознания можно наблюдать различные расстройства от вестибулярных до проблем с памятью. Острые травматические психозы склонны к волнообразному течению, непродолжительностью и склонностью к самопроизвольниму разрешению. В течение нескольких месяцев после перенесенной травмы сохраняются головокружение, тошнота, потливость, головные боли, тахикардия, утомляемость, чувство жара, а также нарушение координаций движений. У части больных травматическая болезнь приобретает хроническое течение. Тогда многие симптомы психоза становятся спутниками по жизни. Характерно улучшение состояния после отдыха, однако любая новая нагрузка вновь вызывает резкую декомпенсацию. Описывают острые психозы, возникающие в отдаленном периоде травматической болезни. Типичные проявления таких психозов — периодически возникающие галлюцинации, нарушение восприятия размеров, формы окружающих предметов и своего тела, а также чувство измененности, нереальности окружающего. Нередко бредовые высказывания больных тесно связаны с расстройством памяти и интеллекта. Более стойким расстройством может быть депрессия.

К факторами риска психоза ученые чаще всего относят генетическую предрасположенность и всевозможные побочные факторы при раннем развитии (инфекции, родовые травмы, частое употребление антибиотиков в младенческом возрасте). Врачи больше знают о социальных факторах, так как конкретные гены не объясняют момент наступления психоза. Факторы, побуждающие психоз: злоупотребление психоактивными медикаментами и стрессовые, шоковые события в жизни. Когда я сама для себе пыталась объяснить, почему я, а не соседка, то выстроила следующий ряд: самоубийство бабушки, болезнь дочери, иммиграция, аварийная посадка самолета, ограбление и работа в другой стране после почти двенадцати лет на домашнем хозяйстве (даже нахождение среди людей целый день было для меня шоком). Ни один из факторов не является решающим, существует так называемая модель, согласно которой каждый из факторов действует на центральную нервную систему и вызывает симптомы психоза. Побуждающие факторы проще контролировать: техники самоконтроля, поднятии уровня самооценки и уверенности в себе снижают вероятность заболевания.

Психоз — это не диагноз, а сочетание симптомов, указывающих, что у человека галлюцинации, бред или определенные отклонения в поведении. Убедившись, что болезнь неорганического происхождения (вызвана не физическими причинами), психоз нужно квалифицировать. В моем случае установление диазноза заняло почти три года. Я прошла кое-какие обследования, но чаще обходилось просто консультациями у различных врачей. Надо сказать, что даже при наличии соматических жалоб и совсем не психических диагнозов, у меня все дороги шли к психиатру. Но даже при отсутствии диагноза в случае раздражительности, злости, подозрительности и для стабилизации настроения вам могут выписать медикаменты, так что в очередь, сукины дети!

Прогноз после первого эпизода целиком зависит от качества лечения и происхождения болезни. Лечение должно быть комплексным: медикаменты и психотерапия в сочетании с поддержкой близких и друзей, и в данном случае лечение может проводится дома. Я нахожусь дома, потому что в больнице я сижу одна в состоянии депрессии и боюсь всего. Не самый благоприятный фон для терапии. После первого психоза при надлежащем лечении выздоравливает более 50 % пациентов. Начинать лечение рекомендуют с успокаивающих препаратов и снотворного, а антипсихотические лекарства лучше в любом случае через 48 часов после кризиса. Современные медикаменты делятся на две группы: невролептики и нетипичные антипсихотические лекарства нового поколения. Невролептикам уже 50 лет и они были действенны для снимания симптомов болезни: агрессия и импульсивность, а постоянный прием наполовину снижал риск рецидива. Еще один плюс старых лекарств — дешевизна. Существенной разницы в эффективности между этих двух групп не выявлено, но у нового поколения типичными побочные явления — повышение веса и сексуальные расстройства, а у старых — расстройства двигательного аппарата. При правильной дозировке в зависимости от особенностей пациента действие большинства лекарств одинаково. Испытательный период у препаратов составляет месяц, только тогда можно говорить о переносимости и эффективности. Средняя продолжительность лечения от 3 до 6 месяцев. Поддерживающая терапия длится год после первого эпизода, 2-5 лет — после второго, и иногда дольше. Психосоциальные формы лечения и поддержка семьи часто играют решающую роль в лечении. Я принимаю оланзапин и мои побочные явления: отсутствие менструальных кровотечений, чувствительность к свету, сухой рот, резкая смена настроения, запоры, но галлюцинаций меньше. Золотое правило — наибольшая польза и наименьший вред часто не работает, поэтому мелкие неудобства приходится терпеть. Лекарств, которые в моем случае, не давали побочных эффектов, мне не попадались. Причем ты сам принимаешь решение о том, хочешь ли ты принимать эти препараты или врач, спрашивая у тебя мнения, просто симулирует и поощеряет волеизъявление пациента. Хотя после трех недель бессоницы спрашивать у меня хочу ли я принимать снотворное напоминало издевательство. На тот момент я готова была душу продать, причем дешево.

Дифференциальная диагностика реактивных психозов, в том числе различных вариантов депрессий, проводится с шизофренией, эндогенными депрессиями. Против шизофрении свидетельствуют отсутствие личностной прогредиетности (развитие психической болезни с нарастанием позитивных и негативных симптомов) и признаков нарушения мышления, аутизма, выход из психоза с сохранением всех основных свойств личности, адекватной эмоциональности. Психогенный психоз (или реактивный психоз) синоним: затяжной реактивный параноидный психоз. Для всех реактивных психозов характерна триада Ясперса: связь расстройства психического травмой по времени ее возникновения, отражение психотравмирующийся ситуации в клинической картине психоза, выздоровление после прекращения воздействия психотравмирующей ситуации.

Основная причина реактивных психозов — это воздействие самих психотравмирующих факторов, мощность различных душевных потрясений и трагических событий глубоко воздействующих на личность больных. Клиническая практика показывает, что психические реакции на одну и ту же ситуацию могут быть различными у разных лиц. Даже один и тот же больной может по-разному реагировать на одну и ту же ситуацию в разные периоды времени. Все же «факторы обстановки» играют определенную роль в возникновении и развитии реактивных состояний. Важное значение в этиопатогенезе (совокупность знаний о причинах возникновения и механизма развития болезни) принадлежит «патологически измененной почве». В этом смысле говорят о психической астенизации (переутомлении, эмоциональном напряжении, черепно- мозговые травмы, тяжелые ранения, соматические заболевания, алкоголизм), что и служит зачастую неблагоприятным фоном, который ослабляет сопротивляемость по отношению к психотравмирующим моментам. При лечении реактивных психозов применяются антипсихотические сопутствующие психотические средства в комбинации с антидепрессантами.

Начало и сохранение конверсионных симптомов обычно связано с психическими факторами, такими как стресс. Диагноз основывается на анамнестических сведениях после исключения соматических заболеваний. В переводе на русский: если вы ослепли, но с точки зрения тела все функции работают нормально, зрачок не поврежден, никаких отклонений при обследовании не обнаружено, то вам к психиатру. Конверсионные или диссоциативные симптом — симптом (слепота), предполагающий соматическое заболевание (например, глаукому), но возникающий при отсутствии соматической паталогии (признаков глаукомы) и продуцируемый скорее подсознательно, чем умышленно. Такие симптомы являются выражением психологического конфликта или психологической потребности (например, «уйти» от психосоциального стресса). Термин «конверсия» (буквально «превращение», «преобразование») относится к причине расстройства, которая будучи чисто психологической, выражает себя не на психологическом уровне (скажем, тревогой), а соматическими (телесными) симптомами.

Пациенты с диссоциативными расстройствами обычно отрицают проблемы и трудности, которые очевидны для других. Каждое из отдельных расстройств характеризуется собственным перечнем клинических признаков, среди которых наиболее общими являются частичная или полная потеря памяти на недавние, важные события, сопровождающиеся растерянностью, потере или резкое снижение произвольных движений, утрата ощущений и чувственного восприятия, потеря чувства личностной идентичности и осознавания окружающего. Для больных типичны трудности в осознании и выражении своих эмоций — алекситимия.

Конверсия — процесс, в результате которого отвергнутое психическое содержание превращается в телесные феномены, процесс и механизм разрешения внутрипсихологического конфликта путем образования соматических симптомов, сопровождающихся моторными, сенсорными, визуальными и другими расстройствами, которые однако не обнаруживают под собой некое заболевания тела, предполагаемое при подобной симптоматике. Расстройство, ранее именовавшееся истерией, скорее бегство от себя. Конверсионные симптомы часто имитируют такие неврологические заболевания как потеря чувствительности, которая может включать резкое сужение поля зрения, слепоту, глухоту, утрату обонания или отсутствие чувствительности в различных частях тела. Возможны и более сложные формы поведенческих проявлений расстройств, как например, у меня, в виде нарушения координации, припадки, очень похожие на эпилептические и эпизоды потери сознания по типу обморока, а также каталепсия.

Каталепсия часто называется в медицине «восковой гибкостью», паталогически длительные сохранения определенной позы. Каталепсию рассматривают как следствие максимально выраженной внушаемости. Она часто сочетается с другими проявлениями повышенной внушаемости, такими как повторение увиденных жестов, повторение услышанных слов.

Обморок — приступ слабости, головокружения, потемнения в глазах с последующей утратой сознания (полной потери сознания, в принципе, может и не быть, но опять — это не мой вариант), обусловленный кратковременным малокровеим головного мозга.

Изолированное конверсионное расстройство встречается редко. Обычно оно развивается внезапно в ситуации стресса, например, травмы, смерти любимого человека или какой-нибудь ужасной ситуации, может быть все вместе. Симптомы могут сохраняться годами и трансформироваться в реальные органические нарушения. Симптомы недоступны волевому контролю пациента и не могут быть объяснены наличием психофизического процесса (параллелизм психофизический — дуалистическое решение проблемы отношения сознания и тела, согласно этому решению процессы, происходящие в мышлении и бытии (психические и физические процессы), строго соответствуют друг другу и во времени и в содержании, но совершенно не взаимодействуют между собой). Симптомы достаточно очерчены и своебразны, для них характерно внезапное появление в период значительного психологического стресса. Диссоциация означает происхождение симптомов от недостаточного взаимодействия между различными психическими функциями и проявляется симптомами психических нарушений, например, психогенная амнезия (при этом типе амнезии внезапно утрачивается память на события, как правило, личностного характера, пациенты обычно бесцельно бродят туда-сюда и часто утрачивают ориентацию во времени и пространстве; большинство подобных состояний заканчивается внезапно).

Психические симптомы легко принять за проявление другого психического расстройства, например, диссоциативный ступор, который наблюдают также при депрессии и шизофрении. Диссоциативные конверсионные расстройства не обусловлены соматическими неврологическими заболеваниями, воздействием психоактивного вещества, не явлаются частью другого психического расстройства. Исключение соматического заболевания и другого психического — главное условие для диагностики диссоциативных (конверсионных) расстройств. Соматические расстройства (симтомы) связаны с патологией определенного органа или системы. Соматические (вегетативные) симптомы: учащенное сердцебиение, приливы жара или холода, потливость, холодные и влажные ладони, ощущение «кола» в горле, чувство нехватки воздуха, боли в груди, тошнота, понос, боли в животе, сухость во рту, головокружение, предобморочное состояние, мышечные подергивания, вздрагивания, напряжение и боль в мышцах, учащенное мочеиспускание, снижение либидо, импотенция. Больные этим расстройством не осознают, какая психологическая основа обуславливает их нарушения, поэтому они не могут управлять ими произвольно.

Диссоциативные судороги, как правило, проходят без потери сознания, больные сохраняют память на события этого периода, не характерны стереотипность движений. Пациенты редко ударяются головой во время падения, судорожные движения театральны и всегда возникают в присутствии других лиц; при диссоциативных судорогах не наблюдается циноза, непроизвольных мочеиспусканий и дефекации, прикуса языка. Но все это опять выборка. У меня есть все из вышеозначенного списка, но нет эпилепсии.

Диссоциативные расстройства чаще всего обнаруживают в возрасте до 40 лет. Прежде всего необходимо по возможности устранить травмирующие обстоятельства либо смягчить их влияние. Иногда положительное воздействие оказывает перемена обстановки. Главное место в лечении диссоциативных расстройств отводится психотерапии, в частности рациональной. Пациенту необходимо деликатно объяснить, что симптомы вызваны не соматическим заболеванием, а психическими причинами, например, можно сказать больному, что у него все в порядке, что все болезненные симптомы со временем пройдут и ему показано лечение с помощью психологических методов.

Термин «диссоциация» был предложен в конце 19 векс французском психологом и врачом П. Жане, который заметил, что комлекс идей может отщепляться от основной личности и существовать независимо и вне сознания (но может быть возвращен в сознание при помощи гипноза).

Обычно существует значительная степень сознательного контроля над памятью и ощущениями, которые могут быть выбраны для непосредственного внимания и над движениями, которые надо выполнить. Предполагается, что при диссоциативных расстройствах этот сознательный и избирательный контроль нарушен до такой степени, что он может меняться ото дня ко дню и даже от часа к часу. Степень потери функции, находящейся под сознательным контролем, обычно трудно оценить. В происхождении расстройств играют роль биологические, психологические и социальные факторы. Биологические факторы включают значение наследственности и конституциональные особенности личности. Имеют значение перенесенные заболевания, чаще расстройства приходятся на кризисные периоды, возраст пубертата, а также на климактерический период. К психологическим факторам относятся демонстративные черты в преморбиде, перенесенные в детстве психические травмы и лишения, повышенная внушаемость и сексуальная дисгармония супружеской пары. Кроме того, психология диссоциативных расстройств включает механизм условной приятности и желательности симптома — личность получает благодаря своей болезни какой-то выигрыш, например, удержание рядом объекта любви. К социальным факторам относится диссоциированное воспитание, включающее противоречивые требования матери и отца к ребенку, также стремление личности к рентной установке. Диссоциативные состояния, которые сохранялись в течение 1-2 лет перед обращением к психиатру, часто резистны к терапии.

Данное расстройство является крайним проявлением диссоциации — крайним проявлением механизма психологической защиты, при котором человек начинает воспринимать происходящее с ним так как будто это происходит с кем-то посторонним. Этот механизм полезен, так как он позволяет человеку защититься от избыточных, непереносимых эмоций, но в случаях чрезмерной активации данного механизма проявляются диссоциативные расстройства. Помимо основных симптомов у пациентов с диссоциативным расстройством идентичности также могут наблюдаться депрессия, попытки суицида, резкие перемены в настроении, фобии, панические атаки, расстройства сна и питания, другие диссоциативные расстройства, в редких случаях галлюцинации.

Страх заключается в чувстве внутренней напряженности, непосредственной опасности для жизни в ожидании угрожающих событий, действий. К числу патологических страхов относятся такие, которые характеризуются отсутствием психологической обоснованности или чрезмерной интенсивностью, длительностью, не соответствующих силе или вызвавшей их причине. Медицинский текст для меня как рисунок на канве, который я наполняю своими нитками и раскрашиваю своими цветами. Для лечения страхов требуется определить в рамках какого психического расстройства они проявляются. Если страхи превращаются для человека в проблему и мешают его повседневной жизни, они уже рассматриваются как фобии. Одной из самых популярных является социальная фобия, которая проявляется в виде страха — стать центром внимания окружающих его людей. В данном случае присутствует ощущение, что на него все смотрят, оценивают каждое его слово и смотрят как он себя ведет. Тем самым для людей с этой проблемой становится трудно входить в места, где находится большое количество людей, потому что они постоянно ощущают на себе взгляд. Проявление фобии сопровождается рядом соматических проявлений, таких как сухость во рту, сильное потоотделение, сердцебиение, дрожь в теле и др. Побочным эффектом социальной фобии может быть возникновение панических атак. Чаще всего людям, страдающим социальной фобией оказывается не под силу в одиночку справиться с данной проблемой. Рекомендуемым лечением является, прежде всего, психологическая помощь, которая может помочь разобраться в сути этого страха, причинах его возникновения. Кроме того, специалист подскажет оптимальный путь избавления от фобии.

Бессоница — нарушение функции сна. Обычно бессоница проявляется в двух видах: бессоница первой фазы сна — трудность заснуть изначально и бессоница второй фазы — пробуждение посреди ночи и трудность снова заснуть. Бессоница может провоцировать усталость, подавленность, снижение внимания, плохое настроение. Одна из основных причин — депрессия.

Паническое расстройство — это заболевание, протекающее в виде спонтанных, эпизодически возникающих приступов интенсивного страха, сопровождающихся разнообразными неприятными ощущениями: сердцебиение, боль в груди, чувство нехватки воздуха, головокружение, головная боль, дрожь, потливость, тошнота,чувство жара или озноба, онемение или покалывание на коже. В период приступа паники человек испытывает неопределенное чувство тревоги или конкретный страх. К ним относятся страх смерти, развития тяжелого заболевания, внезапной потери сознания в одиночестве, когда он останется без помощи, страх сойти с ума, совершить неадекватные действия. Приступ паники, как правило, оканчивается ощущением общей слабости, резкой потливости, обильным мочеиспусканием. Вне приступов паники может оставаться повышенная тревожность с ожиданием нового приступа. Приступы паники нередко сочетаются с агорафобией — боязнью находится в определенных местах или ситуациях, создающих сложности в случае развития приступа паники.Типичными страхами являются страх езды в транспорте, страх попадания в толпу или страх оставаться дома в одиночестве. В выраженных случаях болезни человек активно избегает этих ситуаций, боится один оставаться дома или выходить на улицу без сопровождения. Приступы паники в типичных случаях продолжаются не более часа и могут возникать с различной частотой — от одного в несколько месяцев до практически ежедневных. У больных с паническим расстройством нередко выявляются депрессивные нарушения. В развитии панического расстройства играют роль как биологические так и психологические факторы. Имеются данные о роли наследственности. Среди психосоциальных факторов основное внимание уделяется особенностям развития в детском возрасте, стереотипу поведения родителей, наличию ситуаций, провоцирущих развитие детской тревожности. Лечение панического расстройства включает как медикоментозные так и психотерапевтические методы. Подбор индивидуальной схемы лечения возможен только после тщательного обследования и проводится с учетом всех особенностей заболевания.

Диссоциативная амнезия: основной чертой явлаятся потеря памяти, особенно на важные недавние события, которая не вызвана органическим психическим заболеванием и слишком выражена, чтобы ее можно было объяснить обычной забывчивостью или усталостью. Амнезия обычно сконцентрирована на травмирующих событиях, таких как несчастье, случай или неожиданная тяжелая утрата, и обычно является частичной и избирательной.

Диссоциативный ступор диагностируется на основании выраженного уменьшения или отсутствия произвольных движений и нормальных ответных реакций на внешние раздражители, такие как свет, шум, прикосновение, однако обследование не обнаруживает явной физической причины. Кроме того имеет место явная очевидность психогенной причины в виде недавних стрессовых ситуаций или проблем.

Считается, что все и психоз и истерия имеют общие психологические механизмы развития. Сущность патоморфоза истерии, который отмечался во второй половине XX века, заключается в уменьшении и даже исчезновении классических форм истерического психоза с явлениями «двигательной бури» и т.д. Они заменились явлениями конверсии (более мягкими проявлениями, в ряде случаев протекающими по типу соматоформных расстройств. В настоящее время выделяется ряд вариантов истерических реактивных психозов. Не всякий психоз развивающийся после психологической травмы можно рацвенивать как реактивный, в ряде случаев психическая травма выступает лишь как провоцирующий фактор, способствующий выявлению уже существующего в скрытой форме заболевания либо его обострению. Психогенные заболевания (реактивный психоз) в большинстве случаев имеют тенденцию к обратному развитию. Психические расстройства возникают после психологической травмы, то есть имеется четкая временная связь между этими явлениями. Особые конституционально-преморбидные свойства личности определяют гамму оттенков реактивной депрессии

Расстройство настроения — одно из наиболее частых проявлений самых различных психических и соматических заболеваний. В отличие от аффективных психозов, начинающихся спонтанно, в большинстве своем не зависящих от сложившися жизненных обстоятельств, многие психиатры наблюдали приступы тяжелой тоски, вызванные тяжелой психической травмой. Для обозначения такого заболевания обычно используется термин «реактивная депрессия», однако самостоятельность данной болезни продолжает оспариваться. Но любой приступ депрессии обусловлен сочетанием особой конституционной (наследственной) предрасположенности и неблагоприятной жизненной ситуации, хотя соотношение этих факторов у разных больных может существенно различаться, что имеет большое значение для определения прогноза.

Депрессия — это психическое расстройство с нарушением аффекта (чувственное, эмоциональное состояние, переживаемое человеком). Депрессия может быть результатом драматических переживаний, например, потери близкого человека, работы, общественного положения. В таких случаях речь идет о реактивной депрессии, она развивается как реакция на некое внешнее воздействие. Согласно некоторым теориям, депрессия иногда возникает при чрезмерной нагрузке мозга в результате стресса, в основе которого могут лежать как физиологические, так и психосоциальные факторы. Другие формы депрессии мне не интересны, поэтому только о том, что является общим для все форм болезни. Депрессивные симптомы разделаются на типичные (основные) и дополнительные. К основным относятся: подавленное настроение, на зависящее от обстоятельств, в течение длительного времени; ангедония — потеря интереса или удовольствия от ранее приятной деятельности; ярко выраженная утомляемость, «упадок сил» и стабильность этого состояния. Дополнительные симптомы: пессемизм; чувство вины, бесполезности, тревоги и страха; заниженная самооценка; неспособность концентрироваться и принимать решения; мысли о смерти и самоубийстве; нестабильный аппетит, отмеченное снижение или прибавление в весе; нарушенный сон, присутствие бессоницы или пересыпания. Сначала ощущаются слабовыраженные сигналы в виде проблем со сном, раздражительности, отказа от нормального выполнения обязанностей. Если эти симптомы в течение двух недель усиливаются, то обычно это свидетельствует о начале болезни либо ее рецедиве, хотя полностью она проявится через два месяца, а то и позже. Случаются разовые приступы. В отсутствии лечения депрессия может привести к попытке самоубийства. Установлена связь депрессии с уменьшением длины теломеров, с которыми также связаны процессы старения организма (теломер — концевые участки хромосом, характеризуются отсутствием способности к соединению с другими хромосомами или их фрагментами и выполняют защитную функцию).

Все применяемые для лечения депрессии препараты имеют те или иные побочные эффекты, и их использование без назначения врача не рекомендуется. Современные антидепрессанты приводят к ремиссии только в 40-60% случаев. Антидепрессанты не действуют сразу — чаще всего антидепрессивный эффект проявляется по истечении 2-3 недель, в некоторых случаях через два-три месяца. Препарат и его дозировка для каждого пациента определяется индивидуально. И это, как правило, долгий и мучительный процесс методом тыка, поскольку реакцию предсказать невозможно. После наступления стабильного улучшения прием препарата продолжается как минимум 4-6 месяцев, иногда несколько лет. Вероятность рецидива в этот период крайне высока. Кроме этого, возможен синдром отмены после прекращения приема (реакция организма, возникающая при прекращении или снижении приема лекарственного средства и проявляющаяся ухудшением состояния пациента, развитием симптомов или состояний, на устранение которых было направлено действие препарата, а порой и возникновение качественно новых симптомов или состояний, отсутствующих у пациента прежде).

При неверном подборе антидепрессанта без учета преобладания в его действии стимулирующего или седативного компонента, прием препарата может привести к ухудшению состояния: при назначении стимулирующего антидепрессанта — к обострению тревоги, усилению суицидальных тенденций; при назначении седативного препарата — к развитию психомоторной заторможенности (вялости, сонливости) и снижению концентрации внимания.

При депрессии средней и легкой тяжести могут использоваться в качестве средств первого выбора не только психотропные средства, но также и небиологические виды терапии. Например, может использоваться как основной метод психотерапия, без применения психотропных средств. Также психотерапия и фармакотерапия могут применяться в сочетании. При тяжелой депрессии показаны либо фармакотерапия, либо сочетание фармакотерапии и психотерапии. Поведенческая терапия при депрессии помогает пациентам планировать приятную деятельность, избегать неприятной, болезненной деятельности. Когнитивная терапия, которая обычно комбинируется с поведенческими методиками, помогает идентифицировать когнитивные искажения депрессивной природы, мысли, излишне болезненные и пессемистичные, препятствующие потенциально полезной активности. Интерперсональная терапия определяет депрессию как медицинское заболевание, сосредоточена на связи между настроением и социальными ситуациями или жизненными обстоятельствами и обучает пациентов социальным навыкам.

Исследования показывают равную эффективность когнитивной и интерперсональной психотерапии в сравнении с фармакотерапией. Когнитивно-поведенческая и интерперсональная терапия способны обеспечивать профилактику рецедивов вне острого периода в качестве поддерживающей терапии. При применении когнитивной терапии у больных депрессией менее вероятны рецидивы расстройства, чем при применении антидепрессантов, и обнаруживается устойчивость к истощению триптофана, предшественника серотонина. С другой стороны, эффективность психоанализа лишь ненамного превышает эффективность медикаментозного плацебо. Эффективный курс психотерапии в долгосрочной перспективе возможно более полезен, чем фармакотерапия, поскольку он обучает пациента. Последний приобретает навыки преодоления депрессии, учится распозновать ее приближение, предотвращать развитие ее рецидива. В процессе психотерапии происходит нормализация эндокринных показателей, даже без использования медикаментозной поддержки. Психотерапия обладает собственным терапевтическим эффектом, повышает эффективность фармакотерапии, улучшает семейные отношения и профессиональный статус больного. В качестве мишеней психотерапевтического воздействия выделают расстройства настроения, мышления, поведения, мотивационные и физиологические симптомы. Среди аффектных симптомов — печаль, чувство вины и особенно тревога особенно чувствительны к психотерапевтическому воздействию.

По некоторым данным, физические упражнения при лечении депрессии могут быть значительно более эффективны, чем антидепрессанты, а еще более эффективно применение этих двух методов в совокупности. Отмечалось, однако, что в опубликованных статьях по влиянию упражнений на большое депрессивное расстройство были выявлены методологические слабости.

Поджимающий срок кажется более обтекаемым, если вы вооружены сумкой печенья? Верно, что пища успокаивает. Но когда жизненные стрессы становятся невыносимыми и начинает все чаще беспокоить тревога, надо срочно что-то менять. Тем более, что все, что вы едите, заставлает вас еще больше беспокоиться. Вот поэтому, «противотревожная» диета может помочь вам выбрать правильные продукты, чтобы оставаться спокойным и противостоять стрессам — даже когда вы сталкиваетесь с напряженными для вас ситуациями. Комплекс карбоновых кислот действует как транквилизаторы, увеличивая количество серотонина (медиатора, который успокаивает наш мозг). Они входят в состав фруктов и пищевых продуктов из цельного зерна, и данные продукты нужно употреблять, чтобы сохранить баланс этих важных для организма веществ. Триптофан — предшественник серотонина, который оказывает успокаивающий эффект на организм. Триптофан содержится в таких пищевых продуктах, как индейка и молоко. Кофеин может вызвать нервозное состояние и беспокойство. Лучше заменить чашку кофе чашкой успокаивающего травяного чая, как например, ромашковый чай, который поможет утром взбодриться. Хроническое обезвоживание — даже небольшое — может вызвать чувство беспокойства. Именно поэтому надо включать в рацион большое количество воды, часто с лимоном или содой, добавляемой, для повышения тонуса организма. Частое, дробное питание может помочь в регуляции уровня сахара в крови. Данная противотревожная диета предлагает разнообразие здоровых закусок, для уменьшения неприятных ощущений, сопровождаемых понижением сахара в крови.

Недавно заговорили о наличии «гена депрессии». Вскоре выяснилось, что одни и те же генетические особенности наблюдаются при различных психических расстройствах, и предрасположенность к депрессии стали объяснять работой нескольких генов. Генетики доказали, что у людей, склонных к возникновению депрессии, изменен определенный ген на 4-й хромосоме и на Х-хромосоме, связанной с полом. У женщин таких хромосом две, а у мужчин — одна. Не обойдем вниманием и тот факт, что у людей с выявленной генетической предрасположенностью к депрессии отмечается недостаточность функций глюкокортикоидных рецепторов (чувствительных окончаний) нервных клеток некоторых структур мозга. Иными словами, у этих клеток мозга понижена сопротивляемость к стрессу. У людей, организм которых генетически, биологически предрасположен к депрессии, могут под влиянием воспитания сформироваться неадекватные методы механизмы психологической защиты. Таким образом, психологические и сициальные факторы всегда идут рука об руку, разделить их непросто, и система круговой поруки понятна даже неспециалисту.

Психологи выделяют среди людей типы личности с определенным характером, набором свойств и способов реагирования на внешние воздействия. Некоторые исследователи отмечают, что по больше части склонны к развитию депрессии три типа личности:»статомическая» личность, отличающаяся трудолюбием, аккуратностью и утрированной совестливостью; «меланхолический тип», характеризующийся стремлением (во многом чрезмерным) к порядку, постоянству, педантизму, повышенной требовательностью к себе и добросовестностью при выполнении полученной работы; «гипотимная личность» со склонностью к сниженному настроению, тревоге, чувству неуверенности в себе и ощущению собственной неполноценности, этот тип личности обычно обладает и положительным качеством — особым талантом сопереживания, которое, однако, тоже может оказаться чрезмерным, приносящим не меньше вреда, чем пользы.

Изменение естественных биологических ритмов организма также могут способствовать развитию депрессии. Имеется в виду прежде всего ритм «сон-бодрствование», ритмы суточного изменения температуры тела, артериального давления, выделения гормонов. Причина этих нарушений может скрываться в нервных центрах, находящихся в области лимбической системы мозга. В рамках теории «биологических ритмов» снижение продолжительности сна и нарушение нормальной электрической активности мозга в этот период объясняются десонхронизацией физиологических функций мозга. Считается, что изменения в соотношении фаз сна возникают из-за снижения активности систем мозга, чувствительных к медиатору серотонину. Нормализация цикла «сон-бодрствование» всегда ослабляет проявления депрессии. Немаловажно и то, что соблюдения нормального ритма приема пищи и ряда других привычных ритмов повседневной жизни способствует восстановлению сна, и как следствие, улучшению состояния. В настоящее время для лечении депрессии с успехом используются препараты, восстанавливающие суточный ритм.

Если работа клеток головного мозга обеспечивается действием веществ-медиаторов, то выполнение физиологических функций организма в целом контролируется другими биологическими активными веществами, которые именуются гормонами. Их вырабатывают железы внутренней секреции. При развитии депрессии наблюдается изменение гормонального фона. Хотя, надо признать, порой нелегко установить первичный источник этих изменений. Возможно, не в порядке железы и от этого страдает психика, возможно, и наоборот — длительная реакция на стресс и колебания настроения привели к изменениям в работе желез, это особенно типично для щитовидной железы, точнее оси «гипофиз-щитовидная железа».

Как известно, центральным органом, контролирующим выработку гормонов, является гипоталамус. Он расположен в головном мосге. Обнаружено, что у пациентов с выраженной депрессией гипоталамус постоянно стимулирует гипофиз, важнейшую железу внутренней секреции, также находящуюся в головном мозге. При депрессии нарушается выделение гормона роста, вырабатываемого гипофизом в период сна. Это, вероятно, приводит к расстройствам цикла сна-бодрствование. Нарушается выделение и другого гормона — мелатонина, который вырабатывается эпифизом — железой, расположенной в промежуточном мозге. Этот гормон регулирует развитие половых желез и выработку гормонов-кортикостероидов, которые вырабатываются надпочечниками и регулируют минеральный обмен в организме, а также обмен белков, жиров и углеводов. Ученые регистрируют отчетливое повышение содержания кортизола в крови людей, страдающих тревогой. Кроме того, организм больного депрессией не способен адекватно реагировать на стресс из-за нарушений в окончаях нервных клеток, чувствительных к кортизолу. Роль гормональной системы в развитии депрессии подтверждает и тот факт, что нередко ее причиной является недостаточность щитовидной железы. Мозг человека очень чувствителен к дефициту вырабатываемых ею гормонов. Отмечено, что в определенных случаях устойчивая к лечению медикаментами депрессия теряет свою резистентность при совместной терапии антидепрессантами и тироксином, гормоном щитовидной железы.

У больных с тревожной депрессией электрофизиологические исследования выявили повышение тонуса симпатического отдела вегетативной системы. Причем этот тип депрессии связан как с недостатком серотонина, так и норадреналина.

Электрическую деятельность мозга изучают с помощью метода электроэнцефалографии, в свое время позволившего открыть особые ритмы в работе мозга как во время бодрствования, так и сна. При депрессии выявляются специфические изменения этих ритмов. Рассогласование биоэлектрической активности характерно для сниженного настроения с признаками раздражительности, тревоги и тоски. Депрессия нередко возникает нередко при нарушениях в определенных зонах полушарий головного мозга. Так, «тоскливая депрессия» с расстройствами сна наблюдается при поражении височного отдела правого полушария, а «тревожная депрессия» с уменьшением или исчезновением сновидений — при поражении левого полушария. В целом же при депрессии время сна сокращается, в то время как его латентная («подготовительная») фаза увеличивается. Отметим, что исследования структуры сна сегодня считается наиболее точным методом диагностики депрессии. Изменяется также внутренняя структура сна, его фаз (сокращаются третья и четвертая фазы сна). Наблюдается при депрессии и нарушения во взаимодействии полушарий головного мозга. Единственным полезным делом, которое сделали для меня врачи в центре эпилепсии — это энцефалограмма, которая показала, что у меня наличиствуют только две первые фазы сна.

Согласно одной из теорий, тревога, по всей видимости, связана с повышенной активностью систем мозга, чувствительных к серотонину. При затяжной тревоге эти системы чрезмерно активны и постепенно «устают»: в них может снизиться уровень не только серотонина, но и в дальнейшем в других системах и уровень норадреналина, что в конечном итоге приводит к развитию депрессии. К слову, ряд антидепрессантов нового поколения эффективны именно благодаря своему комплексному воздействию на содержание в синаптических щелях обоих медиаторов.

У больных с повышенным уровнем тревоги и раздражительностью окончание нервных клеток мозга, чувствительных к серотонину, функционируют на минимально допустимом уровне. В нормальных, не травмирующих психику условиях этот недостаток практически (или почти) не проявляется. Но стоит возникнуть стрессу — и способность контролировать тревогу и агрессивность резко падает. В неблагоприятных ситуациях у людей с признаками тревожно-депрессивного состояния возникают ощущения напряженности и дискомфорта. При этом активизируется деятельность эндокринных органов, а именно системы гипоталамус-гипофиз-надпочечники, и усиливается выделение гормона стресса-кортизола. Угнетение тканей нервной системы, чувствительных к серотонину, под воздействием кортизола происходит быстрее и глубже, чем у человека с нормальным, то есть высоким уровнем деятельности нервных клеток, чувствительных к серотонину. Это и объясняет потерю больным способности управлять тревогой и агрессивностью. В свою очередь, повышенная тревога и агрессивность влияют на общее настроение, усугубляя дальнейшее развитие депрессии.

Другая теория развития депрессии во главу угла ставит нарушения регуляции в системах мозга, чувствительных к норадреналину. Согласно более позднему представленю, имеются два пути развития депрессии. Один из них связан с истощением норадреналина и предполагает лечение определенными антидеприссантами, ранее такими, как дезипрамин или имипрамин, сегодня — митразапин и дулокситин. Другой связан с дефицитом серотонина и, соответственно, ориентирует на терапию типа избирательных блокаторов обратного захвата серотонина — сертвалин, флуоксетин и др. Кроме того, допускается, что антидепрессанты оказывают терапевтическое влияние путем облегчения передачи как норадреналина, так и серотонина. Последние исследования в области физиологии мозга показывают, что система, чувствительная к норадреналину, оказывает существенное влияние на систему, чувствительную к действию серотонина. Нервные клетки первой из них отчасти контролируют скорость высвобождения серотонина из клеток другой системы. В механизмах развития депрессии может играть значительную роль еще одно биологически активное вещество мозга, считающееся предшественником норадреналина — дофамин, принимающий участие в регуляции моторной сферы, формировании некоторых поведенческих реакций и обладающий психостимулирующим эффектом. Кроме того, замечено, что к депрессии может привести прием медикаментов, понижающих уровень дофамина, в частности раунатин. Снижение уровня дофамина наблюдается и при некоторых неврологических и соматических заболеваниях. Развитие депрессии может усугубляться также низким содержанием в мозге эндорфинов. Эти биологически активные вещества, обладающие свойствами как передатчиков нервного импульса, так и гормонов, отвечают за восприимчивость человека к болевым ощущениям. Действительно, болные депрессией хуже переносят боль из-за недостатка эндорфинов, порог восприятия боли у них снижен.

При депрессии обнаружено снижение содержания в определенных системах мозга гамма-аминомасляной кислоты. Это вещество, выделяясь в кровь, понижает уровень тревоги. Вследствие этого происходит дезорганизация во взаимодействии нервных клеток, которые осуществляют обработку поступающей в мозг информации и интеграцию двигательной и регуляторной активности. Многие нейробиологические теории возникновения депрессии делают «ставку» на недостаток ралучных медиаторов — химических веществ, с помощью которых возбуждение передается от одной нервной клетки головного мозга к другой. Между отростками нейронов — нервных клеток головного мозга ь имеется узкий промежуток, щель, называемая синапсом, через которую и попадает сигнал другой клетке. Прохождение нервного импульса через синапс от одной клетки к другой осуществляется с помощью того или иного медиатора. Прежде, чем медиатор проявит активность, сообщение должно изменить свою форму — из электрического импульса перейти в химический сигнал. Медиаторы накапливаются в передающем отростке нервной клетки, называемом аксоном, высвобождаются из него и через щель цинапса поступают к отросткам (дендритам) другой нервной клетке. Каждый медиатор имеет особую химическую структуру, подобную «разъему» для определенных, принимающих контактов. После передачи сообщения от одной клетки к другой «разъем» открепляется от контакта-рецептора, и медиатор возвращается в щель синапса, где либо разрушается под воздействием специальных веществ, либо захватывается обратно передающей клеткой.

В последнее время ученые считают, что особую роль в механизмах развития депрессии играет уменьшение плотности и чувствительности принимающиющих рецепторов, с которыми соединяются молекулы норадреналина и серотонина в процессе передачи импульсов. В целом же, среди биологических теорий происхождения депрессии в наши дни главенствует теория, согласно которой депрессия возникает из-за недостаточного количества одного из медиаторов. Развитие психофармакологии, эффективность антидепрессантов нового поколения во многом подтверждают справедливость этой теории. На ее положениях отчасти основана практика монотерапии — тщательного подбора и эффективного использования одного препарата. Такая практика позволяет с одной стороны, значительно снизить проявление нежелательных побочных эффектов действия лекарственного средства, а с другой — предоставляет врачу возможность тонкого, строго индивидуального подбора дозировки препарата и безопасной схемы его применения.

Одним из важнейших факторов формирования депрессии — стремление к полному совершенству во всем. При этом планка притязаний поднимается практически на недосягаемую высоту, а оценка собственных успехов и достижений остается заниженной. К этому добавляется неумение расслабляться. Любопытно, что один из самых авторитетных врачей минувшего века Зигмунд Фрейд считал причиной депрессии обращение гнева человека на самого себя. Отсюда такие ее симптомы, как самообвинение и самобичевание, представляющие, по мнению Фрейда и его последователей, вытесненный в подсознание гнев на других людей. Среди других важных социальных факторов, способствующих развитию депрессии, выделяют современную урбанизацию с ее неблагоприятной экологией и лавинами информационных потоков. возросшую миграцию населения и даже увеличение продолжительности жизни.

Эффективность лечения зависит от ее клинической картины и адекватности терапевтических мероприятий. Биологическое лечение включает в себя фармакологическую терапию. Могут использоваться также: электросудорожная терапия, лишение сна, фототерапия, диетическая терапия, терапия лекарственными травами, эфферентные сорбиционные методики и другие биологические способы воздействия на организм больного человека. Помимо антидепрессантов используются транквилизаторы, нейролептики, витамины, гормоны, антиоксиданты, соли лития, медикаменты, улучшающие метаболизм клеток мозга, влияющие на иммунную систему и другие лекарственные средства.

Общим же для всех видов депрессий является изменение самоотношения, изменение в восприятии своего прошлого и настоящего, а также мира вокруг, когда все начинает видеться в пессемистических тонах. Депрессия лишает человека связи с будущим, ориентиров на будущее. Психотравма лишает людей надежд и сил видеть завтрашний день, когда перспективы сулят только неблагополучие, ожидаемые страдания, неудачи, боль, отчаяние, крах начинаний. Для каждого травма своя. В случаях депрессий, вызванных травмирующими событиями эффективность препаратов минимальна. Здесь особенно показана психотерапия, направленная на осознавание неуспешных стратегий, поиск ресурсов, внутренних и внешних, осознание истинных проблем и причин депрессий, заключающихся в подавлении важных человеческих потребностей. Депрессия показывает, что существует нечто, угнетающее человека и требующее, чтобы он устранил это. Человек, находящийся под гнетом депрессии не доволен собой, не доверяет себе, не хочет видеть действительность, он теряет собственную глубину. Депрессия часто может быть связана с болезнями, традиционно именуемыми психосоматическими.

Важно, что «легкие» депрессии совершенно нормальны, если они наступают после периодов большого напряжения, так они позволяют организму отдохнуть. Но если они затягиваются, это — свидетельство неблагополучия. Не имеет смысла уговаривать больного расслабиться в веселом обществе, отправиться в дальние страны, утверждать, что все не так уж плохо и скоро пройдет, бессмысленно рассказывать, что и с вами такое было, требовать от больного, чтобы он взял себя в руки и не опускался, игнорировать возможности самоубийства и признаки подготовки к нему. Имеет смысл показать больному, что его любят, что к нему внимательны, хотят помочь. Быть готовым к перепадам настроения, осторожно помогать ему вернуться к себе, стать самим собой, помочь страдающему исследовать историю своей жизни, и вместе с ним найти истинные причины душевного расстройства. Оптимально, когда подобную помощь оказывает квалифицированный психотерапевт. Парадоксально, что в некоторых случаях, чтобы выздороветь нужно не бороться против депрессии, но, напротив, впасть в нее, лишь в глубине своего бытия возможно противопоставить себя тому, что так долго угнетало. И если пройти через депрессию с проводником, окунуться в нее, такое путешествие позволит наполнить смыслом эти тяжелые переживания, жизнь вновь засверкает красками, которые, возможно, давно забыты.

Что делать, если депрессией страдает близкий вам человек? Не следует игнорировать и запрещать жалобы, плоские, утешительные или тривиальные высказывание никому не нужны. Попытки развеселить выглядят жалко. Подчеркивайте сиюминутноать депрессивного состояния, внушая надежду на окончание депрессии. Не призывайте к проявлениям воли больного из серии: Вы должны взять себя в руки! Вы могли бы, если бы захотели! Не допускайте, чтобы больной чувствовал себя беспомощным и виноватым человеком. Вера и чувство ответственности тоже могут сходить погулять. Освободите депрессивного человека от необходимости принимать решения, особенно важные. Ведите себя уверенно, спокойно и ровно. Сами организуйте поход к врачу и сопровождайте больного. Разгрузите больного в отношении его личных и служебных контактов. Не изменяйте кардинальные привычки больного. Не настаивайте на отпуске, особенно если отсутствуют признаки выраженной депрессии. Покажите свое сочувствие и понимание, поддерживайте больного в выполнении его собственных насущных и реальных задач. Обращать внимание на все то, что ему удается сделать, не позволяйте себе при этом триумфальных интонаций. Следите за регулярным соблюдением режима больного, ритмичным распределением дел в распорядке дня. Не допускайте чтобы больной по утрам залеживался в постели, ложился спать рано и оставался один. Следите за тем, чтобы больной ухаживал за собой. Избегайте наигранной веселости. Не делайте упреков и замечаний. Старайтесь стимулировать дыхание больного. Не упоминайте о прошлых успехах больного и не занимайтесь самолечением, обратитесь к врачу-психиатру. Помните, что депрессия — это болезнь, при которой нужно сочувствие, но ни в коем случае нельзя погружаться в болезнь вместе с больным, разделяя его пессемизм и отчаяние. Нужно уметь сохранять определенную эмоциональную дистанцию, все время напоминая себе и больному, что депрессия — это преходящее эмоциональное состояние. Исследования показали, что депрессия особенно неблагоприятно протекает в тех семьях, где делается много критических замечаний в адрес больного. Старайтесь дать понять больному, что его состояние — это не его вина, а беда, что он нуждается в помощи и лечении. Старайтесь не концентрироваться на болезни близкого человека и привносить положительные эмоции в свою жизнь и в жизнь семьи. По возможности старайтесь вовлечь больного в какую-то полезную активность, а не отсраняйте его от дел.

Депрессия ни в коей мере не является проявлением слабости характера. Это серьезное заболевание, которое сопровождается нарушениями всех психических и даже телесных (сон, аппетит, вес тела) функций человека. Утрата или снижение волевых качеств — один из симптомов депрессивного заболевания. Поэтому не следует советовать человеку, страдающему депрессией, «взять себя в руки» — он не может преодолеть болезнь без медицинской помощи. Правильный выбор средств лечения в каждом конкретном случае требует оценки множества особенностей состояния пациента. Из всех психических нарушений депрессия лучше других поддается лечению. Около 80% пациентов, получивших адекватное лечение, полностью излечились от депрессии. Депрессия — причина 70% всех самоубийств.

Не случайна склонность людей, испытывающих трудности и стресс изыскать для себя способы развеяться и отвлечься. Но важно, чтобы минуты удовольствия не были перегружены нереалистическими ожиданиями или спровоцированы чувством отчаяния, так как тогда они ухудшают дело, вызывая чувство вины и снижение самооценки, и попросту подвергая организм чрезмерной неожиданной пусть и приятной нагрузке (ведь нельзя месяц поститься, а потом съесть целый торт). А значит, удовольствия надо дозировать, практиковать их регулярно, сделать их нормой жизни, а не пытаться втискивать в расписанный по часам недельный «отдых».

И для того, чтобы сделать первый шаг подходят самые просты вещи: найти скамейку в парке, сесть и наблюдать жизнь; лежа в гамаке, созерцать звездное небо; качаться на волнах в океане; пойти, куда глаза глядят; в полной тишине читать книгу; вздремнуть на солнышке; принять ванну при свечах; спать, спать, спать до изнеможения; посмотреть фильм французского режиссера; помассировать ступни; заняться любовью под дождем; станцевать грязные танцы; посидеть в тишине; безудержно рассмеяться. На самом деле психотерапевт должен стремиться к тому, чтобы пациент обратил внимание на самого себя и искал пути адекватного восприятия самой ситуации. Особенно нежелателен разговор с пациентом о симптомах его состояния, гораздо важнее подчеркнуть зависимость их выраженности от различных ситуаций, вести разговор об особенностях характера и взаимоотношений с окружающими людьми. Сострадание психотерапевта обычно усиливает у пациента ожидание помощи, попытка ослабить выраженность симптомов ведет к их усилению, утешение — к безутешности. Важно привести пациента к необходимости самопомощи, а не утешать его, показать ему важность принять себя таким, какой он есть. По мнению большинства исследователей наиболее эффективна при лечении депрессии когнитивная терапия, фокусирующаяся на коррекции особенностей мышления пациентов, страдающих депрессией. В основе когнитивного подхода лежит утверждение:»Эмоции и поведение человека определяются тем, как он оценивает мир». То есть, если в глубинах подсознания у человека есть убеждение «мир недружелюбен», то и поведение его и эмоции будут соответствующие: как можно себя хорошо и комфортно чувствовать себя в том месте, где к тебе заранее плохо относятся? Но мало кто готов признать наличие у себя такого убеждения, а между тем оно, или подобное ему, приводит к развитию тревоги и депрессии. Выявление этих базовых установок, их коррекция и выработка нового способа мышления и есть задача, которую совместно на сеансах успешно решают психотерапевт и пациент. На первых сеансах пациент объясняет взаимосвязь мыслей, эмоций, поведения на примере его собственного опыта. Далее учат распознавать, отслеживать, фиксировать свои негативные мысли в специальном «Дневнике автоматических мыслей». После этого, совместно с терапевтом, записанные автоматические мысли анализируются и выявляются иррациональные (неправильные и нелогичные). Специальными техниками работы с автоматическими мыслями выявляются базовые убеждения: в нашем примере это было базовое убеждение, что мир недружелюбен. Следующий этап — коррекция иррационального базового убеждения и выработка нового, адекватного и реалистичного. В ходе всей этой работы ответственность за собственное состояние постепенно передается в руки самого пациента. А к окончанию терапии пациент начинает играть роль психотерапевта по отношению к самому себе, самостоятельно подвергая сомнению собственные прогнозы или выводы, умело проводя их коррекцию.

Я не рискну давать советов другим, но получаю их часто. Самые распространенные: стабильный режим дня, избегать употребление алкоголя, нужна помощь психолога и не менять самому дозировку лекарства. Психолог у меня паршивый, а остальное делаю. Дальше рекомендуется обращать внимание на то, что вызывает стресс и заранее готовиться (да они просто издеваются), и как приложение список ситуаций, которые могут вызвать стресс: изменения в режиме дня; потеря или разлука с близкими людьми; важные события (переезд); дни рождения и отпуск; новая работа или заваленные экзамены; новые друзья и болезнь близких. В принципе, надо просыпаться и сразу готовиться, а то и во сне быть тоже готовым, что, например, у соседей трубу прорвет или кот подерется, или собака оближет. Когда жить — непонятно. Дальше следует определить, что именно вам помогает выстоят в буре житейских неурядиц и перемен. Занятия физическими упражнениями или медитацию — не предлагать. При медитации я ухожу в мой другой мир и меня не вытащить, а к физическим упражнения, я с такими приступами способна редко, хотя кручу тренажер в каждый свой светлый день.

Самое страшное — ожидание. Страшно, как в детстве, придет страшный зверь и скажет: БУ! Различить в этом страшном ожидании признаки рецидива очень тяжело. Эмоциональная волна захлестывает и анализировать не получается. Напряжение и так не отпускает, депрессия — старый друг, концентрация отсутствует, а про нормальние питание и сон я уже три года как забыла. Странные мысли? Весьма размытая категория, поскольку многих гениев считали нестандартными и неординарными людьми. Мои мысли кажутся мне самой вполне адекватными ситуации, а вам?

Поход к врачу для меня как кастрация. Потихоньку отсекают мои хотелки и заменяют синтетическими, которые вызваны лекарствами. Даже в самой страшной ситуации я не хочу идти туда, где мне плохо, страшно и безнадежно, Я лечу как птица и меня сжигает драконова пламя, а я — не феникс, и после нескольких перерождений до меня доходит: помощи не ждать. Мой любимый человек так боится, что меня у него отберут, что в любой ситуации пытается оставаться позитивным и конструктивным, а поэтому вырезает из моих диалогов при передаче их доктору некоторые интимные детали. Я верю только ему и только ради него и дочери глотаю таблетки, которые не дают мне сделать с собой непоправимое. Хотя здесь речь идет даже не о вере врачу, как человеку, поскольку мне очень нравятся оба мои врача и я не отказалась бы иметь их в подругах, но их квалификация, как врачей, не внушает мне доверия. Как говорит муж, нельзя наполнить уже полный стакан, но вот вылить все из своего и подставить под кран не могу. А вдруг воду опять выключили?

Реакция семьи на болезнь была однозначной: мы любим тебя любой. Я сводила дочь к своему психологу и убедилась, что она не испытывает чувства вины. Любимый мужчина балансирует на грани оптимизма, а мама просто делает вид, что все хорошо. Я думаю, что большинство, как и мы, не решается говорить о приговоре и живет надеждой. Когда надежда уходит, приходит открытость. Дальше делать вид, что ситуация временная, просто невозможно. Именно тогда достигаются договоренности о разделении обязанностей и встает вопрос: что делать? Преувеличенная опека и контроль не способствуют выздоровлению и могут спровоцировать рецидив. По статистике пациенты, находящиеся в ситуации преувеличенной опеки или критики, в 55% процентах случаев проходят через болезнь еще раз. Ребекка Вулис, консультант по проблемам брака, семьи и детей, советует близким следующее:

Не расспрашивайте о бреде и не обсуждайте никакие детали бреда. Не пытайтесь убедить или заставить отказаться от бреда.

Не говорите близкому, что то, что вы от него услышали — глупо и ошибочно, если он сам будет вас просить. Однако в таком случае будьте очень осторожны.

Если близкий челивек предрасположен, спокоен, спрашивайте у него нейтрально, с уважением. Попробуйте ответить на любое высказанное недредовое замечание, отвлеките разговор на другую тему или четко выскажите желание поменять тему.

Если вас просят прокомментировать бред, то вы можете прикинуться незнайкой или высказать свое мнение по этому поводу с акцентом на уважение мнение больного. Но если тема вызывает сильные эмоции лучше обратить внимание на чувства (страх, злость, беспокойство, скорбь) и предложить помощь в преодолении эмоциональной бури с вопросом: Чем я могу помочь?

В период галлюцинаций человек часто выглядит так, словно он видит то, что не видите вы. Вы можете чутко и спокойно спросить что именно произошло и что за видения посетили близкого вам человека. Вы выигрываете информацию и решаете, что с ней делать. Лучше заранее договориться о том, как лучше вести себя в подобной ситуации, что надо сделать, чтобы положение было контролируемым. Самим пациентам рекомендуется работать с психологами, увеличить дозу антипсихотических лекарств, попытаться игнорировать видения и звуки или отвлечься вязанием.

Ни в коем случае не следует надсмехаться над больным или показывать растерянность, испуг. Принижать ощущения человека говорить о том, что они нереальны или сомнительны и уж точно не стоит вступать в дискуссию по тематике бреда или галлюцинаций.

У людей, перенесших психоз, появлается большая вероятность самоубийства, особенно в первые четыре года после первого эпизода психоза. О степени риска свидетельствуют определенные факторы. Самое первое — мысль, желание без плана или попытки его совершить. Затем — попытка. Человек придумывает план нанесения вреда самому себе, который завязан на мысле о самоубийстве. Часто это крик о помощи, на который надо отозваться. Затем следует обратить внимание на признаки, предупреждающие о самоубийстве. К ним относятся преувеличенная импульсивность или ранние попытки. Огромное чувство вины или совершенно упавшая самооценка (обесценивание собственного Я), а также безнадежность являются тревожными симптомами. Иногда пациенты слышат голоса, которые приказывают им убить себя. Депрессивные состояния редко проходят сами по себе, поэтому если вашему близкому человеку стало вдруг легко и светло, то бегите вместе к врачу. Конкретный план самоубийства говорит сам за себя и его мы обсуждать не будем, также как составление завещания. Если шестнадцатилетний подросток вдруг заговаривает об отдаче после его смерти компьютерных игрушек младшей сестре, на это следует обратить пристальное внимание.

Что же делать вам, нормальным, желающим жить и петь? На любую сиптоматику реагируйте серьезно, особенно у депрессивных больных. Постарайтесь получить обещание не приводить план в действие и свяжитесь со службой спасения. В любом случае обратитесь за помощью к квалифицированному врачу, но имейте в виду, что обещание не всегда сдерживается. Я сначала очень серьезно относилась к своим словам и манипуляцией чувствами к моим близким, но после определенного порога мне стало все равно. Я поняла, что слова — ветер, а инстинкт самозащиты у моих близких, в отличие от меня, развит хорошо и без меня они выживут. Так что, будьте внимательны!

Мой совет: почитайте побольше о диагнозе, который поставлен больному, поговорите с психиатром и договорутесь о сигнальных словах, но не берите на себя слишком много, вы не в ответе за решения другого взрослого человека. Трудно научится различать, когда человеку становится плохо, где он переходит границу и различать эту границу. Помнить о том, что сейчас за чего говорит и руководит болезнь. Я думаю, что близкие больного нуждаются в поддержке психологов не меньше, чем пациенты, от них на 80% зависит выздоровление.

Десоциализация может достигать различных уровней, от мелкой дезориентации в социальных ситуациях, до полной потери связи с социальной средой. В случаях сильной дессоциальности личность зачастую уже не может восстановить утраченные ценности нормы и роли в полном объеме. Причины могут быть самыми разными: длительная болезнь, отпуск, психическое расстройство, изоляция и тому подобное.

Для меня эта статья, как взгляд в пропасть. Ты стоишь на краю и думаешь о том, как в нее долго падать. Я не врач и далека от мысли, что могу вылечить себя сама. Я просто пытаюсь понять и простить себя.

www.anuta.org