Дмитрий смирнов депрессия

Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым. Эфир от 8 декабря

На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва. Передача из Москвы. Эфир от 8 декабря 2013 года.

Добрый вечер, дорогие телезрители! Добрый вечер, братья и сестры! Мы с вами в прямом эфире передачи «Беседы с батюшкой», и сегодня вечером у нас в гостях протоиерей Дмитрий Смирнов.

— Батюшка, добрый вечер.

— Здравствуйте, отец Александр! Здравствуйте, братья и сестры!

— Батюшка, давайте начнем с вопросов, уже поступивших на наш сайт: «В святоотеческой литературе и Ваших проповедях крайне часто употребляется термин «трезвение» как крайне желательное состояние для духовной жизни христианина, раскройте его значение в применении к жизни современного мирянина».

— Трезвение – производное от рассуждения, некая к ней ступень. Рассуждение – очень высокая добродетель, которую святые отцы ставили даже выше любви, так как любви может достичь каждый, а рассуждения — не все.

Но первой ступени рассуждения – трезвения должен стремиться достичь каждый христианин. К сожалению, очень часто на первых порах христианской жизни человек впадает в некую эйфорию, но она и оправданна. Ведь человек открывает для себя целый новый мир, испытывает некоторое вполне законное очарование тем, что окунается в двухтысячелетнюю традицию, начинает осмысленно читать Священное Писание, сталкивается с церковными «объектами»: храм, священник, облачение, хор, иконы; для чтобы исследовать каждый из них, нужны десятки книг. Человек в это погружается, и его это переполняет.

Многие люди, столкнувшись с церковностью, перестают читать светские книги, они кажутся им пресными. А есть еще и благодатная жизнь, и Божия благодать воздействует не только на дух, но душу и тело человека. И он преображается даже внешне — весь лучится. В жизни его совершаются десятки чудес, и он чуть не летает, а летать еще не имеет. И часто то, что новообращенный человек воспринимает как действие благодати Божией, на самом деле является душевным восприятием, опосредованным к ней прикосновением. Всегда есть опасность принять одно за другое, восторг душевный за действие благодати Божией.

Трезвение дает человеку возможность твердо стоять на ногах, тогда он в безопасности. Трезвение воспитывается покаянием. Обычно человек, который лишен его, воспринимает покаяние формально, себя греховным не ощущает, ведь в душе у него радость, покой, удовольствие. Это законно, но известная доля трезвения необходима, иначе он может попасть в беду и даже повредиться в уме.

— А что значит трезвиться? гасить в себе эту радость?

— Нет, нужно идти путем покаяния, молиться Богу, внимать своим помыслам и чувствам и не придавать большого значения этой радости. Призывающая благодать Божия приподнимает человека. Потеря покаянного чувства — путь неправильный. Надо идти царским путем, не надо отвергать радость погружения в мир церковности, но без покаянного чувства – это опасно. Как, например, преизбыток сахара может вызвать диабет. Один мой друг таких людей именовал «сладкоежками»: сам он пришел к Богу взрослым человеком, поэтому хорошо разбирался в такой опасности. Особенно опасно это для тех, кто ранее использовал различные индийские практики, которые напрямую ведут к прелести, что, в свою очередь, может закончиться психическими расстройствами. Трезвение от слова трезвость. Трезвость необходима человеку.

— Нередко человек, особенно новоначальный, вкусив такой радости от Бога, начинает всех зазывать в Храм, всем давать советы.

— Не нередко, а часто. Это и есть свидетельство потери трезвости. Такие люди удивляются, почему их не слушают, воспринимают как досаждающих, но они таковы и есть, так как нетрезво ставят перед собой задачу. Не будем забывать, что нечто подобное было и с апостолами, когда они, получив дар Святого Духа, имели вид, будто напились сладкого вина, подчеркиваю сладкого. Пришествие благодати Божией было для них новое явление, и они не знали, что с этим делать и как справляться.

— Вопрос телезрителя: «Как относиться к просьбе родственников невесты, которые просят благословить бракосочетающихся не иконой Спасителя, а иконой архангела Уриила. Мы совершенно не знаем такого архангела, как нам быть? Не опасно ли это?»

— Ничего опасного нет, мы почитаем все девять чинов ангелов. Но можно узнать, почему они настаивают именно на этой иконе, может быть, это икона их предков. Благословлять можно любой иконой, не надо вкладывать в это никакой магии.

— Как отличить уныние от обычного невроза и депрессии?

— На взгляд это довольно трудно, но депрессия лечится. Если не лечится медикаментозно, то это уныние, а если отходит после приема лекарств или седативных чаев, то, значит, просто депрессия. Бывает и смешанное: сперва уныние, потом депрессия. Как часто алкоголизм является следствием психического заболевания, которое надо лечить. Недаром врачи-наркологи одновременно и психиатры, а в психиатрических лечебницах лечат от алкоголизма. Сама попытка решения душевных проблем с помощью алкоголизма – как правило, свидетельство серьезного психического заболевания. Если человек использует алкоголь как самый доступный антидепрессант, дающий расслабление, на самом деле ему необходима психиатрическая помощь.

— Поясните, пожалуйста, что значит – искушать Бога, и чем это грозит человеку?

— Конечно, искусить собственно Бога нельзя, для этого надо понимать, что слово искусить – значит испытать. Бог – наш Отец и учитель, а не ученик, и мы не экзаменаторы. Когда человек по гордости испытывает Бога, то ставит себя выше Бога, что может грозить ему и болезнью, и даже безумием.

— А как можно искушать, испытывать Бога?

— Приводить примеры искушений, все равно что действовать подобно бабушке из анекдота, что учит внука словам, которые нельзя произносить в приличном обществе. Я не буду делать этого, ограничившись словами: «Не искушай Господа Бога твоего». Испытывает, искушает только Бог человека. Каждого человека и каждый день. И в этом нет ничего плохого, ведь этими испытаниями Бог обучает нас.

— Ропот – это тоже некое искушение, испытание Бога?

— Ропот – форма испытания Бога и попытка поставить себя на Его место, когда ты знаешь лучше Бога, что тебе нужно и как поступать. Ропот – недовольство Богом, высказанное вслух или про себя. Либо недовольство людьми, начальством. Но Церковь учит, что отношение к нам начальства надо тоже воспринимать как Божие попущение и встречать его в христианском всеоружии.

— Допускает ли Церковь развод с мужем, если жена оставит его из-за грубого к ней отношения?

— В перечне причин, допускающих развод, такой нет. Необходимо установить причину самой этой грубости. Если выдали силком замуж, связали, привезли в ЗАГС, то это одно, а если муж раньше таким не был, то, может быть, жена сама чем-то провоцирует его?

— Часто женщины, выходя замуж, думают, что смогут перевоспитать своего избранника…

— Женщины так не думают, скорее всего, это аргумент в беседе с мамой. На самом деле, им просто «дико охота замуж», даже есть такое правило русского языка — «уж, замуж, невтерпеж».

— Нам пишут: «Выходила замуж за выпивающего человека, будучи уверенной, что смогу его перевоспитать, но дальше пошло так, что расстались».

— Потому что это искушение Бога – хотеть перевоспитать взрослого человека. Я не знаю ни одного такого примера. Случается, что на закате лет мужчина перестает пить. Но обычно бывает иначе. Любой нарколог скажет, что обычно доза все прибавляется и прибавляется, пока не дойдет до инсульта.

— А если из жалости? «Кому он такой нужен, все от него отвернулись…»

— Нельзя строить семью из чувства жалости. Раз он никому не нужен, зачем же за него замуж? Продолжайте его жалеть, это хорошее чувство. Но семья – это домашняя Церковь, и ее надо строить. Дети будут либо стесняться отца-пьяницу, либо сопьются сами. Надо думать о будущих детях, а не только о своем желании выйти замуж хоть за кого-нибудь. Я считаю, что лучше вообще не выходить замуж, чем выходить даже за пьющего «слегка».

— Вопрос телезрителя: «Я учусь в пятом классе, моя одноклассница постоянно пытается вынуждает меня говорить грубые слова. Подходит и говорит нехорошие вещи про мою сестренку, провоцирует сказать грубость. Мне хочется ответить ей так, чтобы она больше никогда ко мне не подходила, как мне поступить правильно?

Второй вопрос такой: меня выбрали для участия в конкурсе «Мисс Гимназия», можно ли участвовать в таком конкурсе не из желания быть первой, а потому, что это интересно?»

— Конечно, участвуй, но не придавай большого значения школьным конкурсам, чтобы это не было из тщеславия или гордости. Победишь – хорошо, не победишь – еще лучше, даже гораздо полезнее.

По поводу девочки: от нее надо бежать, как от чумы, потому что она завидует тому, что ты лучше воспитана, а у нее тогда два пути – или стать такой, как ты, или более легкий путь – заставить сквернословить тебя так же, как она. Поскольку последний путь легче, она выбирает именно его. Я бы, когда она подходит к тебе, резко поворачивался в обратную сторону и убегал. Если же она хочет сесть с тобой за парту, надо поднять руку и попросить учительницу пересадить тебя. Когда спросят «почему?», то надо ответить громко и четко, что эта девочка заставляет произносить такие слова, которые не должны звучать в приличном обществе и которые ты никогда произносить не будешь.

— Вопрос с сайта: «Как справиться с чувством лютой ненависти. На исповеди исповедуюсь, раскаиваюсь, ничего не помогает, ненависть все больше». Ненависть к очень многим, указан целый список категорий людей, под который попадают едва ли не все.

— Суровое дело. Можно порекомендовать пост, который должен состоять из строго уставного поста и молчания. Видимо, покаяние – еще преждевременно. Пока надо посадить себя на цепь молчания и поститься. Следующее упражнение – начать молиться, лучше с поклонами. Когда человек укрепится и в этом, можно начать читать последование об умножении любви. И только потом – покаяние и частое причащение. Причащаться же в таком состоянии, как сейчас – смертоубийственно.

— Вопрос с сайта: «По какой причине можно уходить в монастырь? Считается ли грехом уход в монастырь только потому, что ты чувствуешь себя лишней и что тебя никто в миру не понимает?»

— Это означает, что человека обуревает гордость. Такой человек и в монастыре не приживется или проживет не более четырех месяцев. Все ему будет не так: смотрят не так, говорят не так, послушания не те, не та погода, не те запахи. От себя ведь не убежишь.

Причины идти в монастырь – любовь к Богу и к молитве. Потому что в монастыре этим заниматься удобнее, чем в миру. Меньше мирских дел, нет ответственности за мужа, детей, их питание и воспитание. Ты, Бог и молитва. Кто все это любит, тот и должен идти. А от несчастной любви в монастырь не идут.

— Некоторые пытаются спрятаться в монастыре от мирских искушений, от того, что там меньше всяких безобразий.

— Не меньше, все те же, но там их острее видно на фоне монашеской жизни.

— Вопрос телезрительницы: «Я поздно поняла свою ошибку: мне тоже было «замуж невтерпеж», к тому же я забеременела от своего будущего мужа. Сначала жили счастливо, несмотря на то, что ребенок родился больной. Но увидев по телевизору талантливого музыканта, я вдруг поняла, что таким должен был быть мой избранник и теперь все время думаю о нем. Не знаю, как мне идти на исповедь, ведь при живом муже я люблю другого».

— На исповедь надо идти ногами. Есть пословица: «Два раза наступить на одни и те же грабли». Вы хотите сделать именно это, хотя и на другие, однако все равно получив при этом по лбу. Только теперь удар будет гораздо сильнее. Если бы я Вас не жалел, то сказал: «Попробуйте». И тогда через два года Вы бы позвонили нам в эфир и сказали фразу, которую я слышу каждый день: «Батюшка Дмитрий, как же Вы были правы, и какая я была дура, что Вас не послушала». Вы не хотите нести тот крест, который сами себе создали, готовы бросить строительство на полдороге и выйти замуж еще раз, хуже, чем в первый. Спаси и сохрани Вас Господь, Матерь Божия упаси эту восторженную женщину.

— Как побороть в себе чувство влюбленности и привязанности?

— Очень просто. Три месяца не видеть и не слышать. Даже помыслы отгонять. Как помысел придет, сразу же: «Господи, спаси и сохрани».

— Что такое судьба?

— Не знаю. Вспомнил! У язычников, греков и римлян, были такие богини. Но мы – люди крещеные. Если женщина, которая нам только что звонила, пойдет за «известным музыкантом», то и получит «судьбу». Испортив жизнь, можно ее еще ухудшить, затем запить и стать совсем несчастным, сказав, что это судьба.

— Если младенец родился больным, то часто говорят, что у него, видимо, такая судьба.

— Не судьба, а крест. Крест есть у всех. Если кто-то судьбой называет крест, то это вопрос терминологии. Человек просто не понимает, зачем это ему дано.

— Вопрос телезрительницы: «Перед Причастием Святых Христовых Таинств христианин в Таинстве покаяния раскаивается в своих грехах и обязуется впредь с Божией помощью блюстись от них. Священник отпускает ему грехи и с обязательством не грешить допускает до Таинства Причастия. Но как может человек обещать не повторять грехи, будучи сам в этом не уверен, особенно человек, который борется с алкоголизмом. Получается, человек врет не только себе, но самому Богу – и с этим идет к самому Таинству Причастия? С другой стороны, как христианину справиться со своими грехами, если не причащаться?

— Человек должен иметь волю каяться и желание исправиться. Священник смотрит, действительно ли он их имеет. Если священник видит, что такого намерения нет, то он может и не допустить до Причастия. Наше дело – показать волю исправиться. Решать должен священник, мирянин иметь искреннее желание исправиться.

— А может быть так, что Богу угодно, чтобы человек боролся с каким-то грехом всю свою жизнь? Не потому, что человек каялся неискренне.

— Конечно, может. Мы рассматриваем только ситуацию, когда человек кается искренне, и перед священником, который его хорошо знает.

— Вопрос телезрительницы: «У меня внук трех лет, его мама причащается редко, а мне хотелось бы чаще причащать внучка, но в храме говорят, что если мать причащается редко, то и внуку нельзя. Ребенок же не виноват, что мама не ходит в Церковь, а его лишают общения с Господом».

— Вы возьмите и усыновите себе трехлетнего ребенка, водите его в Церковь, причащайте, воспитывайте. А у этого ребенка есть мама, и она должна решать. Вы же хотите все решать по-своему. Человек упрямый не очень подходит для Царствия Небесного.

— Вопрос: «Как в школе готовить детей к семейной жизни? Как правильно проводить такие беседы и с какого возраста?»

— Если человек не понимает, с какого возраста проводить такие беседы, человек профессионально не готов к этому. На предмете «Семья» я бы преподавал и кулинарию, и домоводство, и плотницкое дело, а не только вопросы «отношений». Говорил бы о том, кто такой «отец», «мужчина» и что требуется от ребенка двух, трех и пяти лет, а не спрашивал, с какого возраста готовить к семейной жизни.

— Вопрос телезрительницы: «У меня большое горе: сын убил отца. В душе я простила его, но перешагнуть через это не могу».

— Горе не перешагивают, его переживают. Вряд ли есть «упражнения», чтобы его забыть. Надо молиться об упокоении несчастного отца и успокоении души этого еще более несчастного сына. Надо молиться и нести свой крест.

— Вопрос: «Если Бог заповедал: «Нехорошо быть человеку одному», почему многие мужчины предпочитают холостую жизнь?»

— Потому что совершенно безразличны к заповедям Божиим. Для них Бог не авторитет. Люди говорят: «Что-то такое есть». Одно дело знать конкретно или «что-то». Если Бог – это «что-то», то это не вера. Для христианина заповеди Божии важны, а для таких людей авторитет не Бог, а «я хочу». А когда умирать, то уже «не хочу».

— Батюшка, нам пора прощаться.

— Всего доброго, до свидания. Будем живы-здоровы, в следующее воскресение увидимся.

Гость передачи: протоиерей Дмитрий Смирнов.

Ведущий: прот. Александр Березовский.

tv-soyuz.ru

О депрессии. Часть 1.

22.09.2016 08:19:21

Беседа на Радио «Радонеж»

О депрессии

Беседа Евгения Никифорова с психотерапевтом Евгенией Петровной Беляковой. Часть 1

-Уважаемые радиослушатели! Сегодняшняя наша встреча посвящена часто встречающимся, но порой малообъяснимым явлениям нашей внутренней жизни. Мы все порой переживаем чувства душевного неудобства, расстройства, отчаянья, уныния, испытываем раздражительность, подозрительность. Часто не можем разобраться в сонме этих чувств. Они толкают нас на поступки, нам несвойственные, и на исповеди мы признаемся: бес попутал. Вот об этом — где бесы, где болезнь, а где наши грехи — мы и побеседуем сегодня с известным психотерапевтом, нашим автором Евгенией Петровной Беляковой.

-Здравствуйте, Евгений Константинович.

-Уважаемая Евгения Петровна, давайте с Вами попытаемся разобраться в некоторых странных и малопонятных вещах. Они бывают довольно мучительны, отнимают у человека силы – а справиться с ними очень трудно. Природа многих из них нам неизвестна. Как отличить, например, плохое настроение от уныния? Где грань между унынием как греховным состоянием и унынием как проявлением болезни? Мы не можем разобраться и тем самым — не можем понять, как подойти к этим болезненным явлениям, как вылечить страдающего человека.

— С удовольствием расскажу. Есть такое всем известное слово: «депрессия». Этим словом сейчас спекулируют СМИ, не зная, что оно означает. Оно обросло мифами и легендами, что каждый третий человек испытывает депрессию, что время депрессии настало именно сейчас. Вот с этим надо разобраться, потому что иногда неточное слово может быть губительным. Потому что человек не понимает, что с ним. Итак, что же это такое?

Начнем с того, что депрессия настоящая, в отличие от просто плохого настроения — это заболевание. Это душевная болезнь. И с этим не следует шутить. Это заболевание довольно гадкое.

-А в чем гадость? Оно развивается, усугубляется, не дает работать, жить?

-Вот сейчас расскажу. Я помню, у меня дочь, так как росла в семье психотерапевта, когда маленькая была — прибегает и говорит: у меня депрессия. Это в семь лет! Я ей говорю – нет, дорогая у тебя плохое настроение. Она мне: мама, а как ты отличаешь? Я ей говорю: у тебя триады нет. Какой триады? – посмотри в справочнике. А ты можешь объяснить? Я говорю: могу, но тогда ты не запомнишь. А если в справочник залезешь — тогда поймешь. Вот она с тех пор это слово просто так, впустую не упоминает.

Итак, депрессия — это изменение биохимии мозга. У человека перестают вырабатываться эндорфины – вещества, отвечающие за счастье, за радость. За душевный подъем. Они перестают вырабатываться. И мало того — вырабатывается всякая другая пакость. Само слово «депрессия» в переводе с латыни значит «угнетение». Угнетенный мозг. Депрессия может настигнуть грешников и праведников независимо от материального положения, здоровья, положения в обществе, образа жизни. Депрессия — это как онкология: ведь никто из богатых людей или святых подвижников не может гарантировать, что онкологии не будет. Это болезнь.

-Но есть же причины к изменению биохимии мозга? Или мы генетически обречены на то, чтобы страдать?

-Вот Вы абсолютно правильно поняли: это генетика. Это наследственное заболевание. Есть семьи, где депрессия гуляет. Есть семьи, где ее не бывает вообще. Вот, приходит какой-то тяжелый период в жизни, люди плачут — но депрессии у них нет. Они справляются с обстоятельствами без депрессии. Что же это такое? И мы плавно собственно переходим к той триаде, о которой я упоминала. В ней три компонента: психиатрический-

1) Эмоции становятся вялые, жухлые, бледные, тусклые. У человека появляется ощущение потерянности, одиночества. Он его гонит, пытается себя переубедить – обычно безрезультатно. При чем тут понимание? Он не виноват, это биохимия. Изменилась биохимия мозга. Утрачено ощущение удовольствия от самых простых вещей. Вот, любил человек кататься на велосипеде, а теперь — никакого кайфа. А зачем и назад поставил, в тягость ему стало. Воля слабеет. Человек пытается себя возбудить. Мало того, родственники, пытаясь помочь, как правило, играют отрицательную роль. Биохимию мозга в руки не возьмешь! Ему говорят: возьми себя в руки, у тебя же нет ничего страшного или плохого. Возрадуйся! Еще и на комедию потащат, чтобы развлечь. А вот это вообще опасно. Были случаи, что человек наблюдает, как все вокруг смеются над комедией — а ему не дано. Он понимает, что не может радоваться, что неадекватен. И ему делается еще хуже. Часто после комедий происходят самоубийства. И нарастает чувство тоски, или, по-научному — дистимия. Это когда ничто не доставляет удовольствия. Родственники кажутся далекими, убогими. Бывает раздражение параллельно тоске. Но бывает тоска экзистенциальная, когда перед человеком встают серьезные вопросы: что ты успел в этой жизни, что не успел? Это совсем другое. А здесь все вызывает отвращение.

2)Мало того, депрессия захватывает еще и мышление. Мысли двигаются медленно, еле-еле. Исчезает сосредоточенность. Вот, человек умел раньше сосредоточенно, продуктивно работать. Что-то понимать. А тут — все стало даваться с трудом. Перечитывает одну и ту же фразу и понимает, что он не соображает, о чем речь. Медленное течение мыслей. Иногда человек замечает, что стал хуже соображать. Но когда депрессия тянется годами — то он уже забывает, что когда — то соображал легко и быстро. Соображать — это не значит выдумывать какие-то новые идеи. Ему становится сложно даже концентрировать внимание.

3) Апатия, усталость. Когда человек с этой усталостью просыпается и засыпает. Вот, пошел в отпуск. Казалось бы, отдохнул там, а отдых не приходит. Биохимия мозга продолжает диктовать свое. И усталость продолжается. На второй день после отпуска думает: да что ж такое, как будто и не отдыхал! Вот она вам и триада.

Человек начинает все видеть и думать в мрачном свете. И его сбить с этого, развернуть в другую сторону невозможно. Он так чувствует.

-Но мы — то хотели бы сбить, вывести человека из этого состояния. Что здесь возможно сделать? Просто утешениями, как вы говорите, и какими-то житейскими пожеланиями типа «возьми себя в руки» здесь ничего не сделаешь. Что все — таки предпринять?

Ну, во-первых, чтобы было понятно: вы, как врач, скажите, насколько сейчас распространена депрессия среди наших соотечественников?

-Страдающих депрессией всегда было некое процентное соотношение со здоровыми людьми, которое природа удерживает. Вот сколько было — столько и осталось. От нее страдают процентов 20 населения, ни больше, ни меньше. Я вам точных цифр сейчас не назову. Это много. Другое дело — что это лечится. Надо дойти до врача психиатра, показаться ему и начать принимать антидепрессанты. А мы с вами говорили, что у нас страна типа Зимбабве. Очень боятся таблеток. Эти странные мифы – что я подсяду. Но это же не кокаин! Не наркотик. Человек с антидепрессантов может сняться в любой момент. Другое дело — что пролечиться надо. Потому что депрессии тянутся годами. Как психиатры про них говорят: сколько больно — столько и надо лечиться. Потому что антидепрессанты биохимию разворачивают в правильном направлении. Вот они только это и делают. Они не несут чего-то своего. Они просто биохимию пытаются заставить работать правильно.

— А что это за антидепрессанты? Это то, что мы покупаем витамины «антистресс»?

-Нет, это так и называется. Есть такие таблетки. Иногда ампулы, их колют, когда совсем острое состояние. Это не антистресс. Я вообще плохо понимаю, что такое антистресс. Вот антинапряжение — это то, что человек всегда расслаблен.

Антидепрессанты есть прямо такая группа. Можно залезть в интернет посмотреть. Выписывает только врач! Ты не можешь прийти и сказать: дайте каких-нибудь антидепрессантов. Врач — если будет хороший врач — будет подбирать. Узнает, сколько вам лет, мужчина или женщина, ваше телосложение, вы толстый, вы полный, вы тонкая маленькая старушка, вы подросток. То — есть какой вы? Будет подбирать. И плюс еще депрессий много разных видов. Мы сейчас немножко по ним пройдемся.

Перед этим я хотела прочитать стихи известного советского поэта (не буду называть фамилию). Он фронтовик, прошел ВОВ. Вот он описывает депрессивное состояние: «Досрочная ранняя старость похожа на пораженье. А, кроме того — усталость, а также на отражение лица в сероватой луже. В измытой водице в ванной. Все звуки становятся глуше, все краски темнеют и вянут. Куриные вялые крылья мотаются за спиною. Все роли мои вторые являются предо мною. Мелькают, а мне не стыдно, а мне все равно, все едино. И слышно, как волосы стынут и застывают в седины».

Вот это «все равно, все едино» очень типично для депрессии: «Я выдохся, я как город, открывший врагу ворота, а был я юный и гордый солдат своего народа. Теперь я лежу на диване, теперь я хожу на вдувания, а мне приказы давали, потом ордена давали. Все, как ладонью, прикрыто сплошной головною болью. Разбито моё корыто, сажусь в него сам с собою. И я читаю газеты и книги до середины, но мне наплевать на это. Мне все равно, все едино».

Вот замечательное описание большим поэтом своего состояния. Я глянула, что там была за депрессия. Оказалось — там была депрессия на фоне онкологии. И может быть, что депрессия выскакивает на фоне каких-то заболеваний, когда человек теряется. Вот, обнаружили онкологию — и он понимает, что скоро смерть. Сейчас онкология лечится, но первые мысли у человека будут о смерти. Естественно, что здесь уже не просто настроение портится, здесь оно приходит. Если, опять же, человек склонен к депрессии.

Как это выглядит внешне? Мимика становится очень бледная, и голос, по интонациям – тоже. Я, например, к себе на группу отбираю по телефону. Мне не надо видеть человека я очень хорошо слышу интонации. Они монотонные. Вот с этим человеком разговаривала, только что он о радостном говорил радостно, о печальном — печально. А этот про все монотонно. Да, было хорошо, — сказал и выдохся. Я прошу вспомнить мне какой-нибудь эпизод из жизни, когда было замечательно. «А вот у меня родился сын, и я почувствовал (монотонно) такое счастье». «Счастье» проговаривается таким страшным голосом, что ты понимаешь, что какое там счастье — там сплошное несчастье. То есть когда я спрашиваю: давно депрессия? — Человек обычно очень удивляется: какая депрессия? Я говорю, что за час нашего разговора у вас голос не зазвенел, не заиграл, не запел. Когда человек о чем-то говорит, что его задевает, трогает, волнует — у него меняются интонации. Хочет он этого — не хочет, они меняются. Вот теперь мы с вами опять возвращаемся. Что если у вас в семье наблюдаются признаки, но они были дня 3-4, потом прошли. Это еще не депрессия. А вот когда это месяц, два, три — это оно. То- есть мы берем по длительности. Потому что иногда депрессия — это как раз признак здоровья. Слушайте, когда у человека умер близкий, любимый. Вот если у него не будет депрессии — это будет странно. Естественно, что он начинает плакать. Это как раз естественная реакция человека на утрату.

Бывает депрессия, когда человек потерял работу. Понятно. Встает проблема выживаемости его, семьи. Может быть депрессия.

Депрессия такая называется реактивная депрессия. Реакция на какие-то конкретные вещи. Несчастная любовь, например. Мы можем много чего перечислять, это когда что-то произошло, и реакция организма была вполне естественной. У человека пришли страшные мысли о смерти, о том, что все бессмысленно, и так далее. Это как раз нормально.

-Но с этим же мы сталкиваемся практически ежедневно в крупных мегаполисах! Мы постоянно испытываем это чувство постоянной зависимости от работодателя: уволят- не уволят, найду я работу — не найду. Как и с ипотекой. Валютная она — не валютная, деньги прогорят — не прогорят. Что делать? Как быть с детьми? Мы постоянно находимся в громадном напряжении. Как здесь выйти? Одно дело — я понимаю, вот как вы говорите, 20 % людей, это много. И понятно, что нужно идти к врачу. Но когда у тебя такая апатия, такое нежелание встать с постели, и так далее. Как себя заставить пойти к доктору, или если нас слушают заинтересованные родственники — как им быть, чтобы подвинуть его дойти до врача?

-Очень хороший вопрос. Во — первых, надо — повторюсь — понимать, что это болезнь. Ну, когда у человека грипп — вы кашляете, не хотите, но кашляете. Мы что делаем? Начинаем лечиться. Потому что это очень неприятное состояние. И мы понимаем, что это болезнь. Не я есть такой, а заболевание. И как человеку с депрессией понять, что это не он в таком унынии, а это всегда именно заболевание. Вот мы сейчас продолжим дальше, какие бывают депрессии. Природа подарила нам некое количество энергии, желаний, некий драйв, кураж. Если его нет — и человек очень долгое время вялый. Более того, я вам могу сказать, что обстоятельства могут измениться, получил миллионное наследство, а настроение такое же. Порадовался три минуты, такой бум в болоте произошел. Потом думает: зачем все это? Все равно все умрем.

Или еще хуже: что я с этим буду делать? То — есть мы с вами говорим про то, что если в течение месяца или больше у вас такое состояние, то имеет смысл забить тревогу и все — таки, чтобы иметь надежду, обратиться к врачу. После приема антидепрессантов через месяц происходит пробуждение. Оказывается, что все не так плохо, есть надежды, иллюзии. Все хотят сразу, но надо время.

Депрессия в легкой форме: у человека плохое настроение, но он преодолевает себя, работает, справляется. Средняя форма, средней тяжести — у нас говорят. Еще справляется, но уже плохо. Есть выраженная форма. Вот здесь — дотащить до врача. Иногда родственники очень запускают. Все взывают: возьми себя в руки! Конечно, на ранних стадиях она лучше лечится. А когда несколько лет длится. Это же тоже надо понимать, что она — как дырка в зубе. Не залечится сама, не остановится. Будет потихоньку зуб запускаться до последнего.

-Скажите, вот вы говорите: найти хорошего врача. Понятно. Это такой совет. Именно психиатра. Можно, скажите для начала, пойти в поликлинику?

-Да. Я не знаю, сохранились ли сейчас в поликлиниках ставки психиатров. Но диспансеры есть, и там точно примут. И там не могут оставить без помощи, это однозначно.

-Диспансер — это бесплатно.

В поликлинике можно узнать, есть ли психиатр. А так — в диспансер.

-Вначале, насколько я знаю, надо идти к терапевту, а он уже дальше направит.

-Можете прийти к нему и сказать: у меня триада. Прямо по учебнику. Я с трудом хожу, с трудом разговариваю, я не хочу ничего. При тяжелых формах человек уходит к себе в комнату закрывается, перестает общаться, лежит и мечтает о смерти. Вот такие греховные мысли. И иногда он эту мечту реализует. Потому что ему реально очень плохо, и он не понимает, что это болезнь. Там, в основном, душевная боль.

Итак, смотрите, мы делим депрессии на реактивные. Они, как правило, краткие. Это то, что испытываем все мы, когда плачем, сожалеем. Особенно — когда умирают близкие люди, когда ты понимаешь, сколько ты не сказал ласковых слов, сколько ты не сделал для него. Вот когда ее нет — это уже странно.

И есть депрессия эндогенная, внутренняя. А вот это чисто биохимия. Она закручивается на пустом месте. Обычно у меня пытаются выяснить, но ведь какой-то толчок должен быть. Не обязательно. Биохимия — вещь наследственная. Это значит что и у папы, и у мамы, и бабушки, и у троюродного дедушки где-то она гуляла. То — есть у людей повторялись эти состояния. И плюс имейте в виду воспитание в семье. Ходит мама по дому, как в воду опущенная. Уголки губ — книзу, есть такое понятие: «депрессивная маска». Вот от нее это нежелание жить и тоска и исходят. Она не понимает, что у нее депрессия. Она справляется с какими-то обязанностями, но дети-то в этом растут. Мало того, что у них химическая наследственность, плюс еще воспитание. Там вот 90%, что это щелкнет. И возможно, в подростковом возрасте. Когда как раз биохимия у нас резко меняется, и мы превращаемся из маленьких детей во взрослых людей, и там идет гормональный фон. Он скачет во все стороны. И на этом фоне может закрутиться такое. Почему говорят о самоубийствах подростков? Потому что они случаются как раз на этом фоне. И плюс у него где-то в памяти на подсознательном уровне вечно каменное, вечно несчастное лицо бабушки или мамы. Она не делает этого специально, она так чувствует.

-А эти дети, подростки — они же все невероятно нуждаются в любви! И от чего они плачут, и отчего у них истерики? Прежде всего — от того, что меня не любят. Наверное, я подкидыш. Они вообще мне неродные, если так со мной поступают.

-И плюс еще маленький нюанс, что мама и себя не любит. Мама никого не любит. Мама депрессивная. Мама вдрызг больная. Маму бы подлечить. И всю семью предупредить, что ребята, у вас могут быть такие же состояния, это не ваша вина, это болезнь, попробуйте полечиться. А у него, действительно, ощущение, что не любят, и вот тут — то биохимия и закручивается. То — есть это эндогенная депрессия, внутренняя. Не нужны никакие причины, она просто приходит и не всегда уходит.

-Но все — таки уходит?

-Вы знаете, без лечения. У подростков — да, но там вообще туда — сюда шарашит гормональный фон. Где-то у него прошло, а года через 3-4 на пустом месте щелкнуло. Проснулся в плохом настроении, подумал, что все безнадежно, и оно опять начало набирать обороты. Часто люди это многие годы терпят, считая, что у него такой характер, что он так создан. А он не так создан. Он создан для другого.

Еще один стих, это уже у нас на группах пишут. Вместо того, чтобы убегать от заболевания, мы пытаемся его точно описать. У нас есть такая штука: стихосложение. Это уже как терапия. Вот вам описание. Кстати, сам человек — врач. И только попав в группу, он понял, что у него давняя депрессия. «Пленочка тонкая, мир отделившая, льдом по узоре. По стекляшке узор нарисованный. Жизнь отболевшая, краска застывшая, чувства в холодную вечность спрессованы. Жуткая вечность, в ней жизнь обесценена. Смерть обезмолвлена, страсть обескровлена. Небо забыто, и крылья разменяны. Холодно, Господи, как же мне холодно! Вою — мой вой о стекло разбивается вдребезги. Ненависть жалко, беззубая, склабится мерзкая. Смысла ищу, но он там, по ту сторону холода, смерть позову — прилетят лишь голодные вороны. Больно мне, Господи, как же мне больно и холодно!».

У меня горло перехватывает каждый раз. Вот когда человек так описал — я не могу не понять, что она прошла. Понятно, что у нас есть свой психиатр, который, если надо — препараты выписывает. Но когда человек вот это увидел в своем описании — очень точном таком — он хотя бы понимает, что это не он виноват.

-То- есть для нас очень важно: прежде всего, быть честными перед самими собой.

-Это самое сложное, Евгений Константинович.

-Это нужно ясно понять, и хорошо, когда все — таки есть вторая голова. Одна хорошо, а две лучше. Вот, врач и есть вторая голова. И очень хорошо, когда есть врач, который поможет с этим разобраться. Но покопаться в себе православные всегда готовы. Подготовка к исповеди, пишем большие списки наших согрешений. И важно понять, что от чего происходит. Хотя уже даже просто проговорить — это крайне полезно.

-Знаете, даже посчитать: сколько дней я в таком состоянии? Потому что иногда человек не задумывается об этом. А когда начинается простой анализ, он говорит: Господи, да я уже год, такой хожу. Мало того, что люди сами с депрессией, они вокруг себя — ну, я в ауру не верю, я человек прагматичный. Но то, что с ним тяжело общаться и детям, и взрослым — он не понимает этого. То- есть, вы с ним никак не можете выйти на одну волну.

-Мне тоже не нравятся псевдоиндуистские словечки, как аура. Наш язык просто не выработал подходящего слова.

-Но, скажем так — ощущение. Когда ты с человеком — то чувствуешь, что больше не хочешь. Кстати, люди тоже где то на очень глубоком подсознательном уровне понимают, что с ним что-то не то. Он понимает, что от него люди шарахаются. И это ему лишний козырь, что он — недоделанный, плохой. Что с ним что-то не то. Вот бы понять, почему люди убегают?

-Спасибо большое, Евгения Петровна, я думаю, что многие должны усвоить главное. Если позволите, я резюмирую. Это болезнь, это не мы, не наш грех, в конце концов. Это связано не с чем-то внешним. Это произошло — не можем знать, почему — по Божию промыслу так получилось. Но помочь такому человеку возможно. Как говорят наши святые: и болезнь от Бога, и врачи от Бога.

-Хотелось бы, чтобы врача искали. Родня помогала.

radonezh.ru