До депрессия то счастье

Содержание:

Нет счастья в жизни? Пройдите тест на депрессию

Как поставить себе диагноз без психотерапевта

Депрессией сегодня стало принято называть любое недостаточно бодрое состояние духа или минимальное уныние. И хотя в серьезных статьях всегда пишут об основных симптомах депрессии — а они впечатляющие, многие из нас то и дело заявляют по поводу и без: «Я в депрессии». Тест, который мы предлагаем пройти сегодня, поможет понять, что все не так плохо — или насторожиться и обратиться к психотерапевту.

Повесть Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки» начинается с трагической истории о том, как герой почитал медицинскую энциклопедию и нашел у себя симптомы абсолютно всех болезней, которые были в ней описаны, кроме воспаления коленной чашечки. Если вы подвержены такому же эффекту и уже уверены, что пребываете в депрессии, то я могу вас успокоить: скорее всего, это не так. Если бы у вас действительно была настоящая серьезная клиническая депрессия, то вы бы все свободное время лежали лицом к стенке, а не читали научно-популярные статьи.

Тем не менее разработано множество опросников, позволяющих более или менее объективно оценить текущее состояние духа. С одним из них я работала в университете, пока писала диплом. Вообще-то я просто предъявляла своим испытуемым всякие звуки и исследовала их энцефалограммы, но депрессия может нарушить межполушарную асимметрию и исказить результаты, так что я подбирала для своего диплома только счастливых людей (и, между прочим, это оказалось гораздо сложнее, чем я думала — по результатам опросника отсеялась тогда куча народу, включая и меня саму).

Тест «Далеко ли до депрессии?»

Итак, предлагаю вниманию почтеннейшей публики шкалу Бека, один из тестов для доврачебной оценки выраженности депрессии, — в том варианте перевода, который использовался на кафедре высшей нервной деятельности СПбГУ.

В каждой группе утверждений нужно выбрать то, которое точнее всего описывает ваше состояние за последнюю неделю, включая сегодняшний день. Прежде чем сделать выбор, нужно прочитать все утверждения. Если вы никак не можете выбрать одно из утверждений, то разрешается отметить сразу два (хотя обычно такой необходимости не возникает).

  • Я не чувствую себя несчастным
  • Я чувствую себя несчастным
  • Я все время несчастен и не могу освободиться от этого чувства
  • Я настолько несчастен и опечален, что не могу этого вынести
  • Думая о будущем, я не чувствую себя особенно разочарованным
  • Думая о будущем, я чувствую себя разочарованным
  • Я чувствую, что мне нечего ждать в будущем
  • Я чувствую, что будущее безнадежно и ничего не изменится к лучшему
  • Я не чувствую себя неудачником
  • Я чувствую, что у меня было больше неудач, чем у большинства других людей
  • Когда я оглядываюсь на прожитую жизнь, все, что я вижу, — это череда неудач
  • Я чувствую себя полным неудачником
  • Я получаю столько же удовольствия от жизни, как и раньше
  • Я не получаю столько же удовольствия от жизни, как и раньше
  • Я не получаю настоящего удовлетворения от чего бы то ни было
  • Я всем не удовлетворен, мне все надоело
  • Я не чувствую себя особенно виноватым
  • Довольно часто я чувствую себя виноватым
  • Почти всегда я чувствую себя виноватым
  • Я чувствую себя виноватым все время
  • Я не чувствую, что меня за что-то наказывают
  • Я чувствую, что могу быть наказан за что-то
  • Я ожидаю, что меня накажут
  • Я чувствую, что меня наказывают за что-то
  • Я не испытываю разочарования в себе
  • Я разочарован в себе
  • Я внушаю себе отвращение
  • Я ненавижу себя
  • У меня нет чувства, что я чем-то хуже других
  • Я самокритичен и признаю свои слабости и ошибки
  • Я все время виню себя за свои ошибки
  • Я виню себя за все плохое, что происходит
  • У меня нет мыслей о том, чтобы покончить с собой
  • У меня есть мысли о том, чтобы покончить с собой, но я этого не сделаю
  • Я хотел бы покончить жизнь самоубийством
  • Я бы покончил с собой, если бы представился удобный случай
  • Я плачу не больше, чем обычно
  • Сейчас я плачу больше обычного
  • Я теперь все время плачу
  • Раньше я еще мог плакать, но теперь не смогу, даже если захочу
  • Сейчас я не более раздражен, чем обычно
  • Я раздражаюсь легче, чем раньше, даже по пустякам
  • Сейчас я все время раздражен
  • Меня уже ничто не раздражает, потому что все стало безразлично
  • Я не потерял интереса к другим людям
  • У меня меньше интереса к другим людям, чем раньше
  • Я почти утратил интерес к другим людям
  • Я потерял всякий интерес к другим людям
  • Я способен принимать решения так же, как всегда
  • Я откладываю принятие решений чаще, чем обычно
  • Я испытываю больше трудностей в принятии решений, чем прежде
  • Я больше не могу принимать какие-либо решения
  • Я не чувствую, что выгляжу хуже, чем обычно
  • Я обеспокоен тем, что выгляжу постаревшим или непривлекательным
  • Я чувствую, что изменения, произошедшие в моей внешности, сделали меня непривлекательным
  • Я уверен, что выгляжу безобразным
  • Я могу работать так же, как и раньше
  • Мне надо приложить дополнительные усилия, чтобы начать что-то делать
  • Я с большим трудом заставляю себя что-то делать
  • Я вообще не могу работать
  • Я могу спать так же хорошо, как обычно
  • Я сплю не так хорошо, как всегда
  • Я просыпаюсь на 1–2 часа раньше, чем обычно, и с трудом могу заснуть
  • Я практически вообще не сплю
  • Я устаю не больше обычного
  • Я устаю легче обычного
  • Я устаю почти от всего того, что я делаю
  • Я слишком устал, чтобы делать что бы то ни было
  • Мой аппетит не хуже, чем обычно
  • У меня не такой хороший аппетит, как был раньше
  • Сейчас мой аппетит стал намного хуже
  • Я вообще потерял аппетит
  • 19 (отвечать на этот вопрос нужно, если вы не пытались худеть специально):

  • Если в последнее время я и потерял в весе, то очень немного
  • Я потерял в весе более 2 кг
  • Я потерял в весе более 4 кг
  • Я потерял в весе более 6 кг
    1. Я беспокоюсь о своем здоровье не больше, чем обычно
    2. Меня беспокоят такие проблемы, как различные боли, расстройства желудка, запоры
    3. Я настолько обеспокоен своим здоровьем, что мне даже трудно думать о чем-нибудь другом
    4. Я до такой степени обеспокоен своим здоровьем, что я вообще ни о чем другом не могу думать
    5. Я не замечал каких-либо изменений в моих сексуальных интересах
    6. Я меньше, чем обычно, интересуюсь сексом
    7. Сейчас я намного меньше интересуюсь сексом
    8. Я совершенно утратил интерес к сексу
    9. Подсчет результатов

      Если вы не просто пролистали опросник Бека, а выбрали варианты ответов, то теперь нужно подсчитать сумму баллов — они соответствуют номерам утверждений.

      Если вы набрали 0–9 баллов, у вас все хорошо.

      Если вы набрали 20 баллов и больше, то речь может идти о депрессии. Это ни в коем случае не означает, что я пытаюсь поставить вам диагноз. Это означает, что будет очень хорошо, если вы сможете отыскать в себе готовность сходить на консультацию к психотерапевту — хотя бы один раз, просто на всякий случай.

      Самый интересный результат — от 10 до 19 баллов. В этой ситуации у вас еще нет депрессии, но вы рискуете в нее угодить. Хорошая новость в том, что идти к врачу пока не обязательно — у вас еще сохраняются силы для того, чтобы самостоятельно улучшать свою жизнь. (Как это делать, можно почитать здесь) И имеет смысл внести это в список первоочередных задач, даже если у вас очень много работы, — хотя бы потому, что если с вами таки случится депрессия, то работа тоже пострадает.

      www.7ya.ru

      Депрессия: жизненное безвкусие или компрессия чувств?

      Поделиться сообщением в

      Внешние ссылки откроются в отдельном окне

      Внешние ссылки откроются в отдельном окне

      25 лет назад на Западе впервые поступил в продажу антидепрессант прозак или, как его еще называют, «таблетка счастья», предписанный улучшать настроение и лечить депрессию.

      Препарат первоначально разрабатывался для понижения давления, однако в ходе испытаний выявилось другое его полезное свойство: у небольшой группы добровольцев с легкой формой депрессии заметно улучшалось настроение.

      Разрекламированное новое лекарство показалось вдруг волшебной пилюлей, способной разгрузить терапевтов, осаждаемых унылыми ипохондриками, страдающими от «всего и ничего», а где пилюля — там и болезнь, для которой она требовалась.

      Спустя пять лет после появления прозака на Западе вышел роман Элизабет Вурцель «Нация прозака» (а вскоре последовал и фильм), в котором американская журналистка подробно описывает свою депрессию.

      Тренд, как всегда, заложили звезды и прочие знаменитости, которые стали ошарашивать публику сначала подробностями своих психотерапевтических сессий, затем длинным списком принимаемых медикаментов, призванных помочь преодолеть очередной «жизненный кризис».

      Как за век до этого девушкам положено было падать в обморок, а пылким юношам страдать от чахотки, так и признаться в депрессии стало почти что модно, особенно у «креативной» братии.

      Насморк на войне?

      Где же пряталась депрессия до этого и почему мы практически ничего не слышали о ней в Советском Союзе? Или советским людям депрессия была классово чужда, или срабатывал эффект «насморка на войне»: когда семья живет впятером в одной комнате, за едой приходится отстаивать часовые очереди, а в туалет идти со вчерашней газетой, тогда как-то не до депрессии?

      Доктор медицинских наук, профессор Борис Положий из Института имени Сербского развеял мои сомнения на этот счет, сказав, что депрессия диагностировалась и в СССР, хотя, по сравнению с западными странами, по статистике депрессивных расстройств регистрировалось меньше, что отчасти связано с традицией отечественной психиатрии, не выделявшей депрессию в рамках другого какого-то психического расстройства.

      Однако с конца ХХ века наметилась общемировая тенденция роста числа пациентов с депрессивными расстройствами различной природы – и Россия здесь не исключение, свидетельствует врач.

      «Отношение к этому достаточно серьезное, в том числе и к медикаментозному лечению депрессий, — поясняет профессор Положий. – Единственное, на что мы не идем, в отличие от, допустим, Соединенных Штатов, так это мы не рекомендуем врачам общей практики заниматься депрессиями, потому что все-таки назначение антидепрессантов и лечение депрессий – это задача, требующая определенной специализации».

      Впрочем, как говорит психиатр, сейчас и в России ратуют за то, чтобы участковый врач мог хотя бы распознать депрессию и направить пациента к специалисту.

      «А то, что депрессии остаются нераспознанными, невыявленными – это проблема, потому что, увы, часто исход тяжелой, нелеченой депрессии — это суицид, а в этом отношении наша страна еще не на самом благополучном месте в мире», — говорит психиатр.

      Компрессия чувств

      В Британии действительно не только диагностика депрессии, но и ее лечение (не в особо тяжелых случаях) — это прерогатива семейного врача, а не психиатра. И если еще несколько десятилетий назад пойти к врачу с жалобами на уныние считалось признаком «слабости характера», то сейчас получить антидепрессант, как говорит живущая в Лондоне и пожелавшая остаться инкогнито Н., очень несложно.

      Н., оставшаяся после развода с маленьким ребенком на руках в стесненных финансовых обстоятельствах, почувствовала, что ей необходима какая-то подмога, и ее семейный врач тут же прописал ей антидепрессант циталопрам. Однако ее удивило то, что этот препарат выписывают для любых состояний — и депрессии, и синдрома тревожных состояний, и при приступах тревоги, не подбирая лекарство под конкретного человека.

      «Эти препараты призваны выравнивать твое состояние; ты перестаешь чувствовать тревогу, боль, депрессию, но в то же время они выравнивают и твои положительные чувства – нет ярких эмоций ни в одну, ни в другую сторону; они не лечат», — признается Н.

      А способны ли вообще антидепрессанты «вылечить» депрессию или иное психологическое состояние?

      «У большинства людей, которых я здесь вижу с депрессией, она спровоцирована социальными ситуациями, тем, что человек потерял работу, что у человека нет хорошего жилья, или муж алкоголик – то есть ситуации, которые таблетка никогда не излечит, — поясняет британский семейный доктор Марина Диэл. – Поэтому здесь таблетка — это как палочка тем, кто хромает, чтобы ты немножко смог преодолеть какие-то хоть мелочи, дает тебе немножко больше энергии, чтобы справляться и по-другому посмотреть на вещи».

      Прозак и сходные с ним антидепрессанты относятся к селективным ингибиторам обратного захвата серотонина (СИОЗС) и действуют следующим образом: они замедляют выведение из мозга так называемых «нейромедиаторов» (химических веществ, помогающих передать импульс между нервными волокнами), в частности, серотонина, так называемого «гормона радости».

      Как полагают, его нехваткой порой и обуславливается депрессия, однако эксперименты показали, что не всегда снижение уровня серотонина приводит человека к депрессии, так что сколько конкретно серотонина нужно человеку для счастья и в нем ли дело, ученые не знают, поэтому неудивительно, что у многих людей существует предубеждение против приема подобных препаратов.

      Интернет-диагностика

      По данным Фонда психического здоровья (Mental Health Foundation), в Британии у каждого четвертого британца в любой отдельно взятый год можно диагностировать то или иное психическое отклонение, а по данным американского Национального института психического здоровья (National Institute of Mental Health), 10% страдают от депрессии в той или иной форме.

      Легко ли ее диагностировать? Скорее нет, чем да, полагает Марина Диэл, поскольку это достаточно субъективная оценка, как со стороны врача, так и пациента.

      Чего греха таить: сейчас зачастую диагноз нам ставит вовсе не врач, а интернет. На сайте netdoctor.co.uk я нашла тест Гольберга и, ответив на вопросы, выявила у себя «легкую форму депрессии». Однако другой тест — на сайте depressedtest.com, где вопросник больше, — диагноз не подтвердил. Можно ли доверять такому способу диагностики?

      Конечно нет, говорит московский психолог Наталья Ярошук.: «Единственный большой плюс этого в том, что для человека, который в чем-то сомневается, это будет лишний повод куда-то обратиться».

      В то же время, как говорит Наталья Ярошук, грамотный врач-психиатр, психотерапевт и даже психолог депрессивного больного вычисляет сразу по внешнему виду, поскольку болезнь «вытекает» наружу и в позе, и в выражении лица, а иногда даже и в одежде.

      «Одним из проявлений депрессивного состояния является ослабление мышечного тонуса, ослабление энергетики», — говорит она.

      Как тут не вспомнить прямо противоположный «диагноз» доктора Чехова, данный им, по признанию Бунина, декадентам: «Какие они декаденты! — говорил он, — они здоровеннейшие мужики, их бы в арестантские роты отдать. «

      История Лены

      Живущая в небольшом английском городке Лена пришла к своему семейному врачу накрашенная в боевом «прикиде» и положила перед ним лист бумаги A4 с перечисленными на нем симптомами – ей было трудно вслух говорить о своем состоянии. Доктор отправил ее восвояси, посоветовав бегать ежедневно по часу, что тоже, как ни странно, является одним из способов преодолеть уныние, известных еще со времен Горация, так как при физической нагрузке вырабатываются эндорфины («гормоны радости»).

      У Лены не было каких-то сиюминутных причин впасть в депрессию — на поверхности все было не так уж плохо, но она внутренне переживала эмиграцию в Англию, сопровождавшуюся не только ухудшением социального статуса всей семьи, но и финансовыми тяготами, и была недовольна новой работой, где обстановка сложилась не самая приветливая.

      С третьего захода Лена добилась назначения антидепрессанта, который с первой же половинной дозы вызвал у нее приступ панической атаки.

      «Я пошла на работу и вдруг почувствовала, что со мной что-то происходит: меня затрясло, начался приступ, а я работала с людьми и мне пришлось убежать в комнату для сотрудников», — рассказывает Лена.

      Лене дали подышать в пакет – этот метод снятия приступа, наверное, виденный многими в основном в американском кино, основан на том, что человек дышит выдыхаемым им углекислым газом и таким образом уменьшает поступление кислорода (увеличивающего при гипервентиляции стресс и напряжение) в мозг.

      «В институте [в Советском Союзе] у меня было четыре года медицины и нам выдали диплом «медсестры гражданской обороны», но вот этого я не знала – что нужно делать в таких случаях», — удивляется моя собеседница.

      И врачи, и пациенты подчеркивают, что антидепрессанты — не аспирин, они начинают действовать не сразу, да и воздействие их неодинаково на разных людей, поэтому и препарат, и дозу надо подбирать индивидуально.

      «Антидепрессанты в самом начале могут дать очень сильный побочный эффект, поэтому с ними надо быть очень осторожными, — предупреждает Лена. – Потому и происходят самоубийства, и приступы, и разные неприятные вещи, потому что врачи прописывают, как они прописывают всем, но у всех людей разные организмы и разная реакция на медикаменты».

      Н., принимавшая антидепрессант короткое время, признает, что таким, как она — людям, которые любят все держать под контролем, быть «в себе» — очень сложно принимать таблетки, от которых зависит твое эмоциональное состояние и владение собой.

      «Ты чувствуешь, что ты отдаешь контроль таблетке, и это твою натуру еще больше раздражает», — говорит Н.

      Психологические костыли

      Лене в конце концов подобрали лекарство, которое она принимает вот уже много лет (тоже начав с меньшей, чем было рекомендовано, дозы) в периоды ухудшения состояния, например, зимой, когда мало солнечного света и трудно заставить себя встать с кровати и пойти на работу.

      Считается, что антидепрессанты не вызывают химического привыкания, в отличие от транквилизаторов. Но, может быть, можно говорить о психологической зависимости?

      «Скорее всего да, хотя и не на сто процентов, — отвечает профессор Положий, — потому что иногда болезни тоже приспосабливаются к препаратам, вот тогда приходится менять препараты, еще какие-то методы применять».

      Больные с тяжелым рецидивирующим течением болезни вынуждены постоянно в небольшой дозе применять антидепрессанты как профилактическое средство, хотя плюсы и минусы такого подхода, как говорит психиатр, по-прежнему активно обсуждаются.

      «Нельзя исключать и психологическую подоплеку: человек уже просто боится этого состояния и предпочитает принимать препараты», — говорит психиатр.

      С другой стороны, проведенный в 2008 году эксперимент на кафедре психологии в университете английского города Халл показал, что пациенты с депрессией так же хорошо реагировали на таблетку-плацебо, как и те, кто принимал антидепрессанты.

      В результате этих исследований ученые под руководством профессора Ирвина Кирша пришли к выводу, что прозак и другие подобные ему антидепрессанты нужны только для больных с тяжелой клинической формой депрессии.

      Где взять силы?

      Как же помочь самому себе? Лена за долгие годы борьбы с депрессией, которая, по ее словам, обусловлена не только социально-психологическими, но и генетическими, и даже сезонными факторами (это называется сезонным аффективным расстройством — САР) выработала свои рецепты. «Даже если совсем не хочется двигаться, хотя бы сделать пальчиковую гимнастику с утра, помассировать голову, руки-ноги и шею, — рассказывает она. – А если совсем плохо, посмотрите в зеркало и увидите, какое у вас выражение лица: уголки рта опущены, глаза полуприкрыты, то есть выражение очень неприятное…»

      Многие, не понаслышке знакомые с депрессивным состоянием, свидетельствуют, что через силу преодолевали себя, каждый по-своему: физическими упражнениями, прогулками, голоданием (под присмотром специалиста), чтением только юмористической литературы или просмотром исключительно комедий.

      Одна женщина призналась, что в особо тяжкие периоды ей очень помогали прогулки возле соседней с домом школы: звонкие голоса детей, выбегавших на перемену, их беспричинный хохот заряжали ее хоть малой толикой радости жизни.

      То, что депрессии сейчас регистрируется чаще, вряд ли удивительно. Как указывают врачи-специалисты, на фоне потери для многих смысла и ценностей жизни не может не возникать депрессии, причем происходит это не только на постсоветском пространстве, где в одночасье рухнула огромная страна, но и по всему миру.

      Глобализация, миграция, эмиграция; когда бывшие доктора наук становятся монтерами и полотерами, когда оставшиеся в своей собственной стране превращаются в забитых маргиналов, когда юность длится до ботоксной старости, а жизнь все никак не начнется — все это не способствует душевному здоровью.

      Другой вопрос, надо ли при каждом повороте судьбы или его отсутствии кидаться к аптечке? Как говорили древние римляне, что нас не убивает, делает нас сильнее.

      www.bbc.com

      Депрессия и счастье: интервью и советы доктора Вайля

      Доктор Эндрю Вайль, легендарный натуропат, автор многочисленных бестселлеров

      Депрессию называют банальной простудой, когда речь идет об эмоциональном здоровье.

      Действительно, это заболевание встречается необычайно часто.

      Но последствия невылеченной депрессии могут быть значительно тяжелее, чем невылеченного насморка.

      Причиной депрессивных расстройств ученые называют дисбаланс химических медиаторов в головном мозге. Но практики интегративной медицины резонно замечают: в корне лежит дисбаланс мыслей и привычек, делающий человека уязвимым перед депрессией.

      Одна из причин, которые заставили доктора Эндрю Вайля (Andrew Weil) издать бестселлер «Спонтанное счастье» — колоссальное количество запросов о депрессии на его сайте, — DrWeil.com.

      Доктор Вайль уверен, что внедрение здоровых привычек для тела, духа и разума – это ключ к профилактике депрессии и ее успешному лечению. Именно здоровые привычки и гармония с собой должны вернуть человеку радость, смысл жизни и настроение на завтрашний день.

      Как и остальные книги легендарного натуропата, «Спонтанное счастье» предлагает простую и гениальную комбинацию научной мудрости и практической ясности. Советы доктора Вайля всегда теплые и личные. Книга богата мудрыми, курьезными и смешными историями от людей, победивших депрессию и готовых поделиться бесценным опытом.

      — Доктор Вайль, всегда ли депрессия – это плохо?

      Настроение человека должно изменяться. Мы просто обязаны переходить от позитивного к негативному настроению, это часть природы. Я не возвышаю депрессию, но легкая и умеренная подавленность помогает внутренней фокусировке человека на решении проблем. Поэтому депрессивные расстройства часто встречаются у творческих людей.

      — Депрессия сегодня на подъеме?

      — Да, действительно, мы являемся свидетелями беспрецедентной по масштабам эпидемии депрессивных расстройств. В нашей стране люди преимущественно страдают легкой и умеренной депрессией. По моему мнению, как минимум на четверть это вина фармацевтической индустрии.

      Среди других факторов депрессии в западном обществе: углубляющаяся социальная изоляция, разъединенность человека с природой, ежедневные информационные перегрузки.

      В обществе охотников и собирателей Вы не найдете ни единого случая тяжелой депрессии.

      Что отличает этих людей?

      Они ежедневно заботятся о выживании рода, они едят иначе, спят иначе, развлекаются иначе, они всегда чувствуют прочную поддержку своего племени.

      Отгораживание от людей и природы – вот настоящие корни депрессии западного человека!

      — Женщины более склонны к депрессии, чем мужчины?

      — Да. Гормоны играют важную роль.

      До полового созревания болезнь в равной степени поражает девочек и мальчиков. После этого заболеваемость депрессией у девочек резко возрастает.

      Действительно, женщины более склонны к депрессивным расстройствам. Для них особенно важно поддерживать жизненное равновесие и следовать перечисленным здоровым привычкам.

      — Почему Вы всегда говорите о влиянии разума на тело?

      — Потому что это важнейшая функция разума.

      Структура и функции мозга постепенно меняются под влиянием Вашего способа мышления и восприятия, а мозг управляет всем Вашим телом.

      Большая часть психиатров сегодня рассматривают мозг с позиции химии. Дать таблетку, переключить химические процессы в мозге и добиться «успеха» в лечении. Но даже лекарства недостаточно хорошо справляются с депрессией. Физическая активность и рыбий жир – и те работают значительно лучше!

      Можно сделать много естественных вещей, чтобы облегчить депрессию. Я был потрясен исследованиями, которые доказали позитивные эффекты чувства благодарности на больных депрессией. Действительно, давно забытое нами чувство благодарности!

      — Что могли бы советовать врачи при легкой и умеренной депрессии?

      — Перед рефлекторным выписыванием рецепта на антидепрессанты им следовало бы проанализировать образ жизни пациента. Нужно рассмотреть все возможности немедикаментозного лечения, оставляя таблетки как последний вариант. К сожалению, выписать рецепт проще.

      Тяжелая депрессия угрожает жизни пациента и, возможно, требует от врача немедленного медикаментозного лечения. Но даже здесь остается окно для коррекции образа жизни. Только врач своими знаниями и авторитетом может свернуть эту гору. Он должен вникать в проблемы людей.

      — Вы рекомендуете практику осознания для лечения депрессии. Что это такое?

      — Осознание (Mindfulness) – это практика полного сосредоточения на текущем моменте.

      К примеру, осознанный прием пищи подразумевает наслаждение процессом вдали от телевизора и не за рулем в автомобильной пробке. Это медленное, всепоглощающее смакование. Кстати, одной из причин эпидемии ожирения является еда на ходу. Осознание и здесь придет на помощь.

      — Может ли практика осознания лечить депрессивные расстройства?

      — Данная практика появилась с подачи самого Далай-ламы, буддистских монахов и ведущих нейробиологов Запада. Это необычное сотрудничество помогло научно доказать, что медитация и прощение изменяют функции мозга. С тех пор учение легло в основу терапии.

      Осознание сегодня интегрировано в программу когнитивно-поведенческой психотерапии (CBT), став мощным инструментом в лечении депрессивных расстройств. Эта техника отличается выгодным соотношением стоимость/эффективность и быстрыми результатами.

      — Есть ли смысл периодически устраивать себе «медиа выходные»?

      — Навязчивое обновление новостных лент и общение со смартфонами все больше напоминает аддиктивное поведение.

      Люди нервничают, чувствуют беспокойство в отсутствии гаджета и сети, становятся тревожными, отвлеченными и беспомощными.

      Правда в том, что для получения адекватной информации о внешнем мире достаточно кратковременного просмотра информационных ресурсов. Остальное, по большей части, является симптомами нашей зависимости от виртуального мира. Поэтому «медиа выходные» — отличная возможность вернуться в реальный мир и расслабить нервную систему.

      — Полезна ли тишина для эмоционального благополучия?

      Многие люди не знают, насколько сильно влияет шум на нервную систему. Тишина действительно приносит пользу, и это еще один плюс «медиа выходных».

      — Что Вы лично делаете ради эмоционального благополучия?

      — Я каждый день, несмотря на свой возраст, пытаюсь работать физически и проводить время на природе. Всегда обеспечиваю себе полноценный сон. Соблюдаю противовоспалительную диету на основе омега-3 кислот и фруктов. Я медитирую и выполняю дыхательные упражнения.

      С момента написания последней книги о депрессии я стараюсь быть благодарным и не забывать хороших людей. Их на самом деле очень много.

      Есть мнение, что депрессия заразна.

      Так вот, счастье тоже.

      Желаю Вам заражать окружающих только счастьем!

      Доктор Томас Робинсон (Thomas Robinson) – известный американский хирург, профессор хирургии на медицинском факультете Университета Колорадо. Выпускник Стэнфордского университета. Специализируется на лапароскопической и эндокринной хирургии, оперативном лечении грыж брюшной стенки и геморроя.

      Доктор Уильям Бердсли (William Beardslee) – заведующий отделением психиатрии Детской больницы Бостона, профессор детской психиатрии, преподаватель Гарвардской школы медицины. Доктор Бердсли на протяжении многих лет занимается вопросами влияния психических заболеваний родителей на психоэмоцио.

      medbe.ru