Доклад по теме шизофрения

Шизофрения

Шизофрения — психическое заболевание не установленной этиологии, склонное к хроническому течению, проявляющееся типичными изменениями личности больного и различными по степени выраженности другими психическими расстройствами, приводящими часто к стойким нарушениям социальной адаптации и трудоспособности. При этом заболевании больные становятся замкнутыми, утрачивают социальные контакты, у них отмечается обеднение эмоциональных реакций. Вместе с этим наблюдаются различной степени выраженности расстройства ощущений, восприятия, мышления и двигательно-волевые нарушения.

Общая клиническая характеристика
Шизофрения как отдельное заболевание впервые была выделена немецким психиатром Э. Крепелином. Он взял группы больных, которые ранее описывались с диагнозами: гебефрении (Е. Геккер), кататонии (К. Кальбаум) и параноидов (В. Маньян), и, проследив их катамнестически, установил, что в отдаленном периоде у них наблюдалось своеобразное слабоумие. В связи с этим Э. Крепелин объединил эти три группы болезненных состояний и назвал их ранним слабоумием (dеmеntiа рrаесох). Выделив отдельное заболевание на основе исхода в слабоумие, Э. Крепелин в то же время допускал и возможность выздоровления. Такое известное противоречие в принципе классификации обращало на себя внимание и критически оценивалось.

В последующем швейцарский психиатр Е. Блейлер (1911 г.) предложил новый термин для названия этого заболевания — «шизофрения». Е. Блейлер считал, что для этого заболевания наиболее характерен не исход в своеобразное слабоумие, а особая диссоциация психических процессов личности, ее специфическое изменение в результате болезненного процесса. Им были выделены первичные и вторичные признаки заболевания. К первичным он относил утрату больным социальных контактов, аутизм, обеднение эмоциональности, расщепление психики (особые нарушения мышления, диссоциация между различными психическими проявлениями и т.д.). Все эти психические нарушения квалифицировались как изменение личности по шизофреническому типу. Этим изменениям отводилось решающее значение в диагностике шизофрении.

Другие психические расстройства, определенные Е. Блейлером как вторичные, дополнительные, проявляются сенестопатией, иллюзиями и галлюцинациями, бредовыми идеями, кататоническими расстройствами и т.д. Эти расстройства он не считал обязательными для шизофрении, так как они встречаются и при других заболеваниях, хотя отдельные из них могут быть более свойственны шизофрении.

Были выделены и описаны отдельные формы шизофрении. К трем классическим формам: гебефренической, кататонической и параноидной — была добавлена четвертая форма — простая. В последующем были описаны и другие формы: ипохондрическая, периодическая и т. д. Формы выделялись на основе ведущего синдрома. Однако, как показали клинические наблюдения, психопатологическая симптоматика, типичная для той или иной формы шизофрении, не отличалась стабильностью. Заболевание, проявляющееся на первых этапах как простая форма, в последующем могло обнаруживать психопатологические признаки, свойственные параноидной и другим формам.

Психопатологические проявления шизофрении отличаются большим многообразием. По своим особенностям они подразделяются на негативные и продуктивные. Негативные отражают выпадение или извращение функций, продуктивные — выявление особой психопатологической симптоматики: галлюцинаций, бреда, аффективного напряжения и т.д. Их соотношение и представленность в психическом состоянии больного зависят от прогредиентности и формы заболевания.

Для шизофрении, как отмечалось, наиболее значимыми являются своеобразные расстройства, характеризующие изменения личности больного. Выраженность этих изменений отражает злокачественность болезненного процесса. Эти изменения касаются всех психических свойств личности. Однако наиболее типичными являются интеллектуальные и эмоциональные.

Интеллектуальные расстройства проявляются в различных вариантах нарушениями мышления: больные жалуются на неуправляемый поток мыслей, их закупорку, параллелизм и др. Им трудно постичь смысл прочитанного текста книг, учебников и т.д. Отмечается тенденция улавливать особый смысл в отдельных предложениях, словах, создавать новые слова (неологизмы). Мышление нередко бывает расплывчатым, в высказываниях происходит как бы соскальзывание с одной темы на другую без видимой логической связи. Логическая непоследовательность в высказываниях у ряда больных с далеко зашедшими болезненными изменениями приобретает характер речевой разорванности (шизофазия). Эмоциональные нарушения начинаются с утраты морально-этических свойств, чувства привязанности и сострадания к близким, а иногда это сопровождается неприязнью и злобностью. Снижается, а со временем и пропадает полностью интерес к любимому делу. Больные становятся неряшливыми, не соблюдают элементарного гигиенического ухода за собой. Существенным признаком заболевания являются также особенности поведения больных. Возникновение замкнутости, отчужденности от близких, странности в поведении — необычные поступки, манера поведения, которые ранее были не свойственны личности и мотивы которых нельзя связывать с какими-нибудь обстоятельствами.

Типичны также для шизофрении и различные своеобразные сенестопатические проявления: неприятные ощущения в голове и других частях тела. Сенестопатии имеют вычурный характер: больные жалуются на ощущение распирания одного полушария в голове, сухость желудка и т. д. Локализация сенестопатических проявлений не соответствует болезненным ощущениям, которые могут быть при соматических заболеваниях.

Расстройства восприятия проявляются преимущественно слуховыми галлюцинациями и часто различными псевдогаллюцинациями различных органов чувств: зрительными, слуховыми, обонятельными и т.д. Из бредовых переживаний возможно наблюдать также различные формы бреда: паранояльный, параноидный и парафренный, на ранних этапах — чаще паранойяльный. Весьма характерен для шизофрении бред физического воздействия, который обычно сочетается с псевдогаллюцинациями и носит название синдрома Кандинского-Клерамбо — авторов, описавших его.

Двигательно-волевые нарушения многообразны по своим проявлениям. Они обнаруживаются в виде расстройства произвольной деятельности и в форме патологии более сложных волевых актов. Одним из ярких видов нарушения произвольной деятельности является кататонический синдром. Кататонический синдром включает состояния кататонического ступора и возбуждения. Сам по себе кататонический ступор может быть двух видов: люцидный и онейроидный. При люцидном ступоре у больного сохранена элементарная ориентировка в окружающем и его оценка, в то время как при онейроидном сознание больного изменено. Больные с люцидным ступором после выхода из этого состояния помнят и рассказывают о событиях, происходивших в тот период вокруг них. Больные с онейроидными состояниями сообщают о фантастических видениях и переживаниях, во власти которых они находились в период ступорозного состояния. Ступорозные состояния, так же как и кататонические возбуждения — сложные психопатологические нарушения, включающие различные симптомы.

Более сложные волевые акты, волевые процессы также претерпевают различные нарушения под влиянием болезни. Наиболее типичным является нарастание снижения волевой активности, завершающееся апатией и вялостью, причем выраженность волевых расстройств, как правило, коррелирует с прогредиентностью заболевания. Однако у отдельных больных может наблюдаться повышение активности, связанной с теми или иными болезненно обусловленными идеями и установками. Так, например, в связи с бредовыми идеями и установками больные способны преодолевать исключительные трудности, проявлять инициативу и настойчивость, выполнять большую работу. Содержание болезненных переживаний бредовых идей у больных может быть различным. Вместе с тем оно отражает дух времени, те или иные социально значимые явления. Со временем происходит видоизменение содержания психопатологических проявлений болезни. Если в прошлом в высказываниях больных часто фигурировали нечистая сила, религиозные мотивы, колдовство, то теперь новые достижения науки и техники.

Вопрос о распространенности шизофрении среди населения — это важный вопрос, как в научном, так и в практическом отношении. Трудность ответа на него заключается в том, что пока не представляется возможным полностью выявить этих больных среди населения. Это связано прежде всего с отсутствием надежных данных для понимания сущности шизофрении и диагностических критериев к ее определению. Имеющиеся статистические данные и результаты эпидемиологических исследований позволяют сделать вывод, что показатели ее распределения почти идентичны во всех странах и составляют 1-2% от общего населения. Первоначальное предположение, что шизофрения реже встречается в развивающихся странах, не подтвердилось. Результаты исследований, специально проведенных в развивающихся странах, выявили сходное число больных шизофренией на 1000 населения с числом больных шизофренией в европейских странах. Отмечается лишь различие в представительности тех или иных видов клинического проявления заболевания. Так, среди больных, проживающих в развивающихся странах, чаще встречаются острые состояния со спутанностью сознания, кататонические и т. д.

Шизофрения может начаться в любом возрасте. Однако наиболее типичный возрастной период для начала развития шизофрении составляет 20-25 лет. В то же время для отдельных начальных клинических проявлений шизофрении существуют свои оптимальные сроки. Так, шизофрения с параноидным проявлением начинается чаще в возрасте старше 30 лет, с неврозоподобной симптоматикой, расстройствами мышления — в подростковом и юношеском возрасте. У лиц мужского пола заболевание начинается раньше, чем у женщин. Кроме того, и в клинической картине заболевания имеются различия в зависимости от пола больных. У женщин заболевание протекает более остро, чаще и выраженнее представлена различная аффективная патология…

Скачать полностью реферат: «Шизофрения» бесплатно.

www.webmedinfo.ru

Симптомы шизофрении

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Воронежская государственная медицинская академия имени Н.Н. Бурденко» Росздрава

Выполнил студент педиатрического

факультета 608 группы Камышанская О.А.

Шизофрения — одно из наиболее частых психических заболеваний. Распространенность шизофрении по данным одного из районов г. Москвы — 6 на 1000 населения, заболеваемость — 2 на 10 000 населения. По данным американской литературы заболеваемость на 1000 человек равна 7,2 (в 1984 г.), а из всех живущих в США людей больны или в течение своей жизни заболеют шизофренией примерно 3,7 млн. человек (1,5% населения). В каждый данный момент времени шизофренией больны около 1,8 млн. человек, что составляет 1% от общего числа взрослых старше 18 лет. Это число равно всему населению штата Западная Виргиния, (по данным Э. Фуллер Торри).

В целом в нашей стране болезненность всеми формами шизофрении составляет до 9,59 на 1000 населения (Шмаонова Л.М., Либерман Ю.И., 1979 г.) в психиатрических стационарах около 2/3 больных имеют диагноз шизофрения, а на учете в психоневрологических диспансерах с этим диагнозом находятся 1/5 всех больных.

В клинической подготовке врача общего профиля необходимость изучения шизофрении определяется тем, что в результате современной психофармакологической терапии около 2/3 больных постоянно находятся вне больницы, на амбулаторном лечении в психоневрологических диспансерах и обращаются за помощью к врачам любых специальностей.

Так как шизофрения имеет тенденцию к хроническому течению с нарастанием у больного особого вида изменений личности и нарушением адаптации в обществе (снижение или полная утрата трудоспособности, возникающие общественно опасные действия), социальное значение ее велико.

Актуальность темы «Шизофрения» для врача общего профиля видна из следующего примера: на прием к врачу-терапевту пришел больной с жалобами на боли в области желудка и кишечника жгущего или тянущего характера, на тошноту и расстройство стула, возникающие независимо от приема пищи. При более подробном расспросе выясняется, что боли иррадиируют в различные участки тела, вызывая там с трудом описываемые больным болевые ощущения. Больной тревожен, напряжен, подозрителен. Он убежден в том, что у него какое-то тяжелое соматическое заболевание, (возможно рак), которое вызвано его сотрудниками. Считает, что он уже больше года подключен к специальной аппаратуре, а сотрудники проводят над ним эксперименты, специально вызывая у него все выше описанные неприятные ощущения. Одновременно они (сотрудники) испытывают его характер, действуя на его мысли, внушают посторонние мысли, его мысли становятся известны окружающим. Они могут отнимать его мысли, останавливать их, ускорять. Иногда он слышит внутри головы незнакомые «голоса», комментирующие его поступки, объясняющие его ощущения. Две недели назад обратился к терапевту по месту работы. Врач общего профиля должен решить следующие вопросы:

Какую дополнительную информацию необходимо использовать для подтверждения предположения о наличии у больного шизофрении?

Как квалифицировать настоящее состояние больного (определить психопатологический синдром)?

Какие психопатологические симптомы, выявленные у больного, подтверждают диагноз?

4. Какую помощь необходимо оказать больному?

Анализируя данный случай, можно высказать суждение по этим вопросам.

1. Для постановки диагноза необходимы анамнестические сведения, говорящие о длительности и типе течения заболевания, об особенностях личности больного, а также данные соматоневрологического обследования. Больной в течение последних 2-3 лет изменился по характеру: стал замкнутым, грубым с родными, безразличным к окружающему. В течение последнего года постоянно выключает радиоприемник, телевизор. Со стороны соматической и неврологической сферы патологических отклонений не обнаружено.

Настоящее состояние больного можно квалифицировать как параноидный синдром (синдром Кандинского-Клерамбо).

Наличие изменений в характере в виде замкнутости, снижения активности и работоспособности; наличие расстройств мышления, псевдогаллюцинаций и бреда физического воздействия подтверждают диагноз шизофрении, непрерывно текущей, параноидной.

Установив диагноз параноидной шизофрении, необходимо вызвать на консультацию психиатра и госпитализировать больного в психиатрический стационар.

Таким образом, без знания клинических проявлений и закономерностей течения шизофрении, без умения выявить психопатологическую симптоматику у больного, сформулировать синдромальный и нозологический диагноз в приведенном выше клиническом примере было бы невозможно.

Уметь распознать признаки шизофрении.

Уметь определить тип и форму шизофрении.

Уметь ориентироваться в синдромальных проявлениях шизофрении.

Уметь правильно выбрать тактику ведения больных с подобной патологией.

Уметь оказать необходимый объем медицинской по мощи при неотложных состояниях в рамках шизофрении.

Дня достижения цели необходимо решить следующие задачи:

Знать клинические проявления шизофрении.

Уметь выявить при объективном обследовании больного психопатологические симптомы и определить психопатологический синдром.

Уметь провести анализ течения болезни; уметь про вести дифференциальный диагноз шизофрении.

Овладеть тактикой оказания помощи больному ши зофренией, знать основные методы лечения шизофре нии.

Знать меры по предотвращению общественно опас ных действий больных шизофренией.

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УЧЕНИЯ О ШИЗОФРЕНИИ

Заслуга обоснования шизофрении как единого самостоятельного заболевания принадлежит великому ученому и выдающемуся реформатору в области психиатрии Э. Крепелину. Обновив и углубив описание параноидного слабоумия, данное еще Маньяном, Э. Крепелин в 1896 г. сблизил его с описанными ранее Е. Hecker (1871) и К. Kahlbaum (1890) гебефренией и кататонией. Крепелин ввел понятие «раннего слабоумия» ( dementia praecox ), описал симптомы заболевания и основные закономерности его течения. Были выделены 5 форм раннего слабоумия — простая, гебефреническая, кататоническая, параноидная и циркулярный психоз. Э. Крепелин заложил основы нозологического подхода в психиатрии в целом и применительно к шизофрении в частности.

Значительный вклад в понимание природы и клиники шизофрении внес швейцарский психиатр Е. Bleuler . Его психопатологические исследования шизофрении (1911 г.) убедительно показали нозологическое своеобразие этой болезни. Он доказал, что болезнь не всегда начинается в молодом возрасте и что при ней речь не всегда идет о слабоумии (хотя и не исключает его), а об особом основном расстройстве — «психическом расщеплении», откуда и произошло затем быстро закрепившееся название болезни «шизофрения». Выделение таких признаков, как особые расстройства мышления, аутизм, амбивалентность, аффективные диссоциации, расширяло диагностические возможности. Со временем понятие «слабоумие» сменилось представлением о своеобразном дефекте, а термин «ослабоумливающий процесс» уступил место понятию прогредиентности. Шизофрению стали считать заболеванием, включающим в себя и тяжелые, прогредиентные, и более благоприятные, в том числе мягкие, вялотекущие формы. Концепция раннего слабоумия — шизофрении быстро распространилась в Германии и России, проблему изучали представители московской психиатрической школы, в частности В.П. Сербский, и возражали против фатального прогноза, обязательного ослабоумливания при этом заболевании. Во Франции, где всегда были сильные синдромологические тенденции, долгое время не признавалась нозологическая самостоятельность шизофрении. В американской психиатрии в последние десятилетия доминирует взгляд на шизофрению как на проявление личностных реакций с их психоаналитической трактовкой. В психиатрических школах США, придерживающихся клинической ориентации, диагноз ставится путем вычисления процента из стандартной шкалы в 10-12 симптомов.

В российской психиатрии выделились 3 направления в трактовке шизофрении. А.Л. Зпштейн, А.С. Чистович, П.Е. Вишневский и др. не признавали нозологической самостоятельности шизофрении и трактовали её как неблагоприятные исходы затяжных инфекционных психозов. Петербургская психиатрическая школа в лице П.А. Останкова, В.П. Осипова И.Ф. Случевского и др. исходила из несомненной нозологической самостоятельности шизофрении, трактовала её в духе крепелиновского клинико-биологического направления, дигностировала на основе специфической симптоматики и распознавала в виде 4 основных форм. Школа А. В. Снежневского в диагностике, распознавании болезни первостепенное значение придавала закономерностям трансформации психопатологических синдромов у больных шизофренией. Исходя из этого основного положения, ею утверждается решающее значение типа течения и типологии шизофрении, изучения ее патогенеза и решения вопросов ее терапии и прогноза. Эта точка зрения остается ведущей в настоящее время.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙ И ПОЛОЖЕНИЙ

ШИЗОФРЕНИЯ — хроническое, прогредиентное психическое заболевание, характеризующееся диссоциативностью психических функций, т.е. утратой единства психических процессов (единства между мышлением, чувствами и волей) с быстро или медленно развивающимися изменениями личности особого типа (снижение энергетического потенциала, прогрессирующая интравертированность, эмоциональное оскудение, атактическое мышление) и разнообразными продуктивными психическими расстройствами.

В зависимости от особенностей течения шизофрения может проявляться неврозоподобными, аффективными, психопатоподобными, бредовыми, галлюцинаторными, псевдогаллюцинаторными, гебефреническими, кататоническими расстройствами, помрачением сознания (обычно онейроидного типа). Шизофрении не свойственны пароксизмальные эпилептиформные синдромы, а также признаки психоорганического синдрома. Возникновение личностного дефекта тесно связано с различными, колеблющимися в своей интенсивности, перечисленными выше продуктивными изменениями и симптомами. Хотя продуктивные симптомы болезни неспецифичны для шизофрении, их сочетание с особым личностным дефектом приводит к образованию характерных для этого заболевания синдромов и закономерности их динамики.

Шизофренический дефект — различные степени шизофренического слабоумия, начиная от снижения уровня личности до действительной деменции.

В картине шизофренического психоза и в непсихотических дефектных стадиях болезни выявляется типичная дискордантность психических функций — рассогласование и дисгармоничность мышления, эмоций, моторики (своеобразное «расщепление» — термин, от которого произошло название болезни: «шизо» — по-гречески «расщепляю», а «френ» — «душа»). Диссоциативность психических функций придает особую «шизофреническую» окраску всему поведению больных, которым свойственны также тенденция к интроверсии и общее оскудение эмоциональных реакций. Сохранность формальных интеллектуальных функций дополняет своеобразие этих больных.

Исключительный полиморфизм клинических проявлений шизофрении и различие в исходах заболевания связаны не только со стадией развития болезни (инициальная, манифестная, конечная), но и с типом ее течения (непрерывным, приступообразным, приступообразно-прогредиентным), а также с преморбидными особенностями личности, с полом и возрастом индивида в начале заболевания.

К одним из общих проявлений диссоциативного процесса при шизофрении относится несоответствие психической деятельности внешним раздражителям, что проявляется в поведении больных. Оно становится неадекватным условиям жизни, окружающей обстановке, неправильным, непонятным. Поведение больных не определяется ни их прежним жизненным опытом, ни текущими событиями и обстоятельствами. Раздражители внешней среды вызывают случайные, непредвиденные реакции. Возникает потеря «смысла и чувства реальности».

У больных появляется аутизм — состояние, характеризующееся сочетанием интравертированности («жизнь в самом себе») с созданием оторванного от реальности мира, а часто и противоречивого ему круга представлений и понятий, при стремлении ограничить контакты с окружающими людьми. Особенностью аутизма больных шизофренией является духовная бедность, создающая впечатление внутренней спутанности.

Нарушение единства психики, расстройство внутренней связи психических процессов проявляется в мышлении больных и, соответственно, в их устной и письменной речи. Нарушается логическая стройность, правильность структуры и целенаправленности мышления. Изменение мыслительных процессов связано прежде всего с нарушением (ухудшением) избирательности актуализируемых знаний (дезактуализация мышления), что проявляется в расширении круга привлекаемых из памяти сведений за счет латентных, малозначимых, но объективно присущих, свойств предметов. Причудливость, странность, необычность обобщений больных объясняются своеобразием мышления, структуры мыслительной деятельности, при которой наряду с правильностью формальнологической стороны изменяется круг абстрагируемых знаний: латентные, малозначимые свойства предмета уравниваются с «сильными», теоретически и эмпирически значимыми свойствами предметов. Мышление отрывается от действительности, становится непродуктивным — резонерство. При нём утрачивается координация не внутри фразы или предложения, а между предложениями и целыми блоками предложений. Больной в конце концов теряет первоначальную тему. Нарушается путь познания: от простого, конкретного больные переходят к отвлеченному, но возврат к конкретному на основе обобщения, объединения чувственного и абстрактного не удается, и они становятся глубокомысленными резонерами.

works.doklad.ru

Рефераты по медицине
Шизофрения

КОСТРОМСКОЕ МЕДИЦИНСКОЕ УЧИЛИЩЕ

Нервные психические болезни

РЕФЕРАТ НА ТЕМУ:

“ШИЗОФРЕНИЯ”

Преподаватель: Стенькова Э. Т.

СОДЕРЖАНИЕ

1. ПРИЧИНЫ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ..2

2. СИМПТОМЫ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ. 6

3. ШИЗОФРЕНИЯ. 8

4. ДИАГНОСТИКА. 10

Причины психических заболеваний

Психические болезни, или расстройства психической деятельности человека, какой бы природы они ни были, всегда обусловлены нарушениями работы головного мозга. Но не всяякое нарушение приводит к психическим эаболеваниям. Известно, например, что при некоторых нервных заболеваниях, несмотря на то, что повреждающий процесс локализуется в головном мозге, психических расстройств может и не быть.

При психических заболеваниях, в отличие их от заболеваний внутренних органов, преимущественно нарушается адекватное отражение действительности. Так, если человек не узна ет привычной обстановки, принимает ее за нечто другое, а окружающих его людей рассматривает как злоумышлеников или врагов, если этот человек наряду с реальным восприятием находится во власти зрительных и слуховых галлюцинаций, если его охватывает без видимой причины страх или состояние безудержного веселья, то налицо искаженное отражение реального мира и соответственно этому неправильное поведение — бегство от мнимых врагов, агрессивное нападение на воображаемых противников, попытки к самоубийству и т. п.

Это примеры выраженного психического заболевания, при котором нарушена способность правильной оценки происходящего вокруг больного и с ним самим. Психические заболевания многообразны по своим формам и степени выраженности. Наряду со случаями, когда психически больной не сознает своей болезни, могут быть другие варианты: критическая самооценка утрачивается лишь частично, или наблюдается двойственное отношение к своему страданию («я болен, но в то же время и здоров»), или при наличии достаточной критики у человека выявляются неправильные, не вытекающие из ситуации формы поведения.

Психические заболевания весьма распространены, число психически больных на всем земном шаре достигает 150 млн., причем в связи с увеличением продолжительности жизни отмечается тенденция к росту этого числа. Причины психических заболеваний разнообразны. Среди них существенную роль играют наследственные факторы.

Однако возникновение и развитие психоза в ряде случаев обусловлены сочетанием наследственного предрасположения с неблагоприятными внешними факторами (инфекциями, травмами, интоксикациями, травмирующими психику ситуациями). Внутриутробные повреждения плода в связи с болезнью и травмами матери во время беременности могут быть причиной задержки психического развития ребенка, эпилепсии и других психических болезней.

Известно также, что отрицательно влияют на потомство пьянство родителей, зачатие в нетрезвом виде (даже одного из супругов) или употребление алкоголя во время беременности. Причиной психических заболеваний часто служат интоксикации, травмы головы, болезни внутренних органов, инфекции. С интоксикациями, например, связаны хронический алкоголизм и наркомания среди инф. заболеваний, вызывающих психозы,- энцефалиты, сифилис мозга, бруцеллез, токоплазмоз, сыпной тиф, некоторые формы гриппа.

В происхождении неврозов и реактивных психозов основную роль играют психические травмы, к-рые иногда только провоцируют наследственную предрасположенность к болезни. В происхождении психических заболеваний определенную роль играет комбинация причинных факторов с индивидуальными

особенностями человека. Например, не у всех лиц, страдающих сифилисом, развивается сифилитический психоз, и только у небольшого числа больных атеросклерозом сосудов головного мозга возникает слабоумие или галлюцинаторно-бредовой психоз.

Развитию психического заболевания в этих случаях могут способствовать предшествующие основной болезни травмы мозга, бытовые интоксикации (от алкоголя), некоторые болезни внутренних органов, наследственная отягощенность психическим заболеванием. Пол и возраст также имеют определенное значение в развитии психических болезней. Так, например, психические расстройства у мужчин встречаются чаще, чем у женщин. При этом у мужчин чаще наблюдаются травматические и алкогольные психозы, у женщин — маниакально-депрессивный психоз и инволюционные (предстарческие) психозы, депрессии. Это, вероятно, объясняется не столько биологическими свойствами пола, сколько социальными факторами. Мужчины в силу сложившихся традиций чаще злоупотребляют алкоголем, и в связи с этим, естественно, у них и чаще наблюдаются алкогольные психозы. В такой же мере не от биологии пола, а от социальных условий зависит преобладание у мужчин психозов травматического происхождения.

Что касается возраста, то совершенно очевидно, что многие психические болезни наблюдаются только у детей, или только в пожилом возрасте, или преимущественно в каком-либо одном возрасте. Частота ряда заболеваний, напр. шизофрении, достигает максимума в возрасте от 20 до 35 лет и явно падает к старости.

Как многообразно действие причинных факторов, так многообразны формы и типы психических заболеваний. Одни из них возникают остро и носят преходящий характер (острые интоксикационные, инфекционные и травматические психозы). Другие же развиваются исподволь и протекают хронически с нарастанием и углублением тяжести нарушения (нек-рые формы шизофрении, старческие и сосудистые психозы). Третьи, обнаруживаясь в раннем детстве, не прогрессируют, вызванная ими патология устойчива и в течение жизни больного существенно не изменяется (олигофрения). Ряд

психических заболеваний протекает в форме приступов или фаз, оканчивающихся полным выздоровлением (маниакально-депрессивный психоз, нек-рые формы шизофрении).

Существующее предубеждение о роковом исходе психических заболеваний не имеет достаточных оснований. Эти заболевания не однородны по диагнозу и прогнозу; одни из них протекают благоприятно и не приводят к инвалидности, другие — менее благоприятны, но все же при своевременно начатом лечении дают значительный процент полного или частичного выздоровления. Следует предостеречь против представления о психических заболеваниях как явлениях позорных, которых надо стесняться. Именно с этими заблуждениями связаны несчастные случаи с психически больными, а также появление запущенных форм психозов, с трудом поддающихся лечению.

Симптомы психических болезней.

Наиболее частыми симптомами психических 6олезней являются галлюцинации, бред, навязчивые состояния, аффективные расстройства, расстройства сознания, расстройства памяти, слабоумие.

Галлюцинации — одна из форм нарушения восприятия окружающего мира. В этих случаях восприятия возникают без реального раздражителя, реального объекта, обладают чувственной яркостью и неотличимы от существующих в действительности предметов. Встречаются зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые и осязательные галлюцинации. Больные в это время действительно видят, слышат, обоняют, а не воображают, не представляют.

Бред — ложное суждение (умозаключение), возникающее без соответствующего повода. Оно не поддается разубеждению, несмотря на то что противоречит действительности и всему предшествующему опыту заболевшего. Бред противостоит любому самому вескому доводу, чем отличается от простых ошибок суждения. По содержанию различают: бред величия (богатства, особого происхождения, изобретательства, реформаторства, гениальности, влюбленности), бред преследования (отравления, обвинения, ограбления, ревности); бред самоуничижения (греховности, самообвинения, болезни, разрушения внутренних органов).

Навязчивые состояния — непроизвольно и непреодолимо возникающие мысли, представления, воспоминания, сомнения, страхи, влечения, движения, болезненный характер к-рых осознается, критически оценивается и с к-рыми субъект постоянно борется.

Аффективные расстройства — расстройства, связанные с нарушением настроения. Их разделяют на маниакальные и депрессивные состояния. Для маниакальных состояний характерны повышенное радостное настроение, стремление к деятельности, ускорение темпа мышления, для депрессивных — пониженное, тоскливое настроение, замедление мышления.

Расстроиства сознания — преходящие кратковременные (часы, дни) нарушения психической деятельности, для к-рых характерны частичная или полная отрешенность от окружающего, различные степени дезориентировки в месте, времени, окружающих лицах, нарушения мышления с частичной или полной невозможностью правильных суждений, полное или частичное запамятование событий, происходящих в период расстроенного сознания. Расстроиства памяти выражаются в снижении способности запоминать,

сохранять и воспроизводить факты и события. Полное отсутствие памяти называется амнезией.

Слабоумие — необратимое обеднение всей психической деятельности, сопровождаемое утратой или снижением полученных в прошлом знаний и навыков. Слабоумие бывает врожденным или возникает в результате перенесенных заболеваний.

ШИЗОФРЕНИЯ

ШИЗОФРЕНИЯ — психическая болезнь с тенденцией к хроническому течению. Причина заболевания неизвестна, нередко отмечается наследственная передача.

В зависимости от формы шизофрения наблюдаются различные проявления расстройства психики — бред, галлюцинации, возбуждение, обездвиженность и другие стойкие изменения, прогрессирующие по мере развития болезни. Первые симптомы не вполне специфичны: сходные расстройства могут быть и при других психических болезнях. Однако в последующем наступают стойкие изменения психики или, как их иначе называют, изменения личности. Они-то и характерны для шизофрении. Тем не менее степень их выраженности зависит от формы, этапа (раннего или позднего) течения болезни, темпа ее развития и от того, течет ли болезнь непрерывно или с улучшениями (ремиссиями).

На самых ранних этапах болезни, как правило, еще до возникновения выраженных явлений психоза, эти стойкие и все нарастающие изменения психики выражаются в том, что больные становятся малоразговорчивыми, необщительными, замыкаются в себе; они теряют интерес к своей работе, учебе, к жизни и делам своих близких, друзей. Больные нередко удивляют окружающих тем, что ими овладевает интерес к таким областям знаний и к таким занятиям, к которым они ранее не испытывали никакого влечения (философия, математика, религия, конструирование). Они становятся равнодушными ко многому из того, что раньше их волновало (семейные и служебные дела, болезнь близких), и, напротив, повышенно чувствительными к пустякам. Одни больные при этом перестают уделять внимание своему туалету, становятся неопрятными, вялыми, опускаются; другие напряжены, суетливы, куда-то уходят, что-то делают, о чем-то сосредоточенно думают, не делясь с близкими тем, что их в это время занимает. Нередко на задаваемые им вопросы отвечают длинными путанными рассуждениями, бесплодным мудрствованием, лишенными конкретности .

Подобные изменения у одних больных наступают быстро, у других исподволь, незаметно. У одних эти изменения, нарастая, составляют основное в картине болезни, у других вскоре возникают иные симптомы, т. е. развиваются различные формы заболевания.

Учитывая разнообразие проявлений болезни, диагноз шизофрении может поставить только врач-психиатр. Своевременная постановка диагноза необходима для правильного и успешного лечения и создания больному щадящих условий труда и быта. Несмотря на то, что причина болезни неизвестна, она поддается лечению. Современная психиатрия располагает широким выбором лечебных методов (медикаментозных, психотерапевтических, трудотерапевтических), позволяющих воздействовать на шизофрению . Сочетание этих методов с системой мер по восстановлению трудоспособности и способности к активной жизни в коллективе дает возможность добиться длительного отсутствия проявлений болезни.

Больные шизофренией вне обострений сохраняют трудоспособность, могут жить в семье, находясь под регулярным наблюдением психиатра. О состоянии больного, о возможности амбулаторного лечения или о необходимости госпитализации, о сроках пребывания в больнице может судить только врач. Оценка состояния больного как им самим, так и его родственниками часто ошибочна.

Распространены предрассудки в оценке происхождения шизофрении, особенно начавшейся в молодом возрасте. Ее причинами считают половое воздержание и избыточные умственные занятия. Попытки устранить действие этих «причин» чреваты тяжелыми последствиями для больного и его близких. Самолечение, «домашние средства» часто ведут к обострению процесса. При уклонении от лечения несоответствие поведения ситуации, вероятность импульсивных поступков и действий под влиянием галлюцинаторных переживаний или бредовых убеждений учащаются, степень опасности больного для самого себя и окружающих увеличивается.

Необходимы постоянное и регулярное наблюдение специалистов и строгое соблюдение врачебных рекомендаций. Как все психические болезни, шизофрения связана с ограничением выбора профессии. Вопросы выбора и смены специальности, работы должны решаться совместно с психиатром и в интересах больного.

Диагностика психических заболеваний

Диагностика психических заболеваний в младенчестве остается трудноосуществимой и малодоступной. Тем не менее по данным ретроспективного анамнеза, представленным в работах известных отечественных и зарубежных детских психиатров, нарушения психомоторного развития и различные неврологические отклонения, в том числе и двигательные, в раннем детстве обнаруживаются у 65-80% детей, больных шизофренией, ранним детским аутизмом, олигофренией и другими заболеваниями. В общей картине психических заболеваний у детей раннего возраста им принадлежит заметное место. В младенчестве они нередко затушевывают патологию собственно психических функций, приводя к ошибочной диагностике, в связи с чем их распознавание и правильная клиническая оценка приобретают диагностическое и лечебное значение.

Двигательный анализатор в первый год жизни ребенка является зоной интеграции и перекодирования поступающих афферентных импульсов и определяет общее поведение ребенка. Между его созреванием и психическим развитием ребенка, как правило, имеется тесная связь.

Изменения в сроках приобретения двигательных навыков, с одной стороны, указывают на отклонения в созревании нервной системы, а , с другой стороны, могут отражать нарушение формирования связей двигательного анализатора со зрительным, слуховым, кинестетическим и психическими функциями, искажая организацию простых движений,сложных двигательных актов или двигательное поведение в целом. Можно полагать, что онтогенез моторики и его отклонения не только отражают процесс созревания нервной системы, но и служат индикаторами имеющейся или формирующейся психической патологии и могут быть выявлены. Эта гипотеза была положена в основу проведенного исследования.

Наше сообщение основано на результатах 10-летнего перспективного комплексного наблюдения за нервно-психическим развитием и динамикой неврологических симптомов у 103 детей от больных шизофренией родителей с динамическим психиатрическим и неврологическим обследованием. 46 детей поступили под наблюдение в возрасте 1-12 месяцев, остальные — в возрасте 1-3 лет. В качестве контрольных групп служили 30 детей, перенесших перинатальную гипоксическую энцефалопатию, и 38 больных детской шизофренией, независимо от генетической отягощенности.

Спустя 5-7 лет наблюдения проведена психиатрическая квалификация психического состояния детей от больных шизофренией родителей, в результате которой дети основной группы были разделены на 4 подгруппы: заболевшие шизофренией и ранним детским аутизмом (30 человек), дети с формированием шизоидной психопатии (33 человека), дети с другими психическими расстройствами нешизофренического круга (15 человек) и 25 детей оставались психически здоровыми. В этих подгруппах проведен сравнительный анализ локомоторного развития и двигательных нарушений во взаимосвязи с возникновением эндогенного процесса.

С позиции психиатрии раннего возраста впервые использованы эволюционно-неврологический метод и традиционное неврологическое обследование, а также разработаны другие неврологические приемы к изучению психической патологии в младенчестве. Для облегчения диагностики создана методика и схема оценки неврологического и психического развития детей первых лет жизни.

В ходе динамического наблюдения у детей с эндогенной психической патологией в 94% выделен особый тип формирования локомоторики. Его характеризует искажение постурально-моторной спирали развития и значительная задержка формирования двигательных навыков на фоне диффузной мышечной гипотонии и при отсутствии парезов. У подавляющего большинства детей данный тип локомоторики сочетался с диссоциацией психического развития как отдельных психических функций ,так и в их совокупности. На первом году жизни у детей с шизофренией и ранним детским аутизмом выявлялся характерный симптомокомплекс нарушений развития, нейро-психическая дезинтеграция, имеющий большую клиническую ценность: недостаточность адаптационных реакций, вегетативно-инстинктивные дисфункции, изменение общей активности , нарушение ориентировочных реакций, искажение эмоциональных реакций и отсутствие стремления к общению, отклонения в формировании предречевых этапов речи, нарушения постурально-моторного развития вплоть до задержки или искажения общего процесса нервно-психического развития. У здоровых детей данный тип формирования локомоторики не установлен ни в одном из наблюдений.

Двигательные нарушения, обнаруженные у всех заболевших шизофренией и ранним детским аутизмом детей и у большинства детей с формированием шизоидной психопатии, были условно систематизированы в следующие симптомокомплексы: своеобразные нарушения локомоторного развития, изменение общей двигательной активности,расстройства мышечного тонуса, синдромы экстрапирамидных нарушений, атактические расстройства, речедвигательные нарушения, патологические психомоторные феномены, пароксизмальные состояния, которые обнаружили большую связь с возникновением эндогенного психического заболевания. Двигательные неврологические симптомы у детей с шизофренией и ранним детским аутизмом имели ряд особенностей: они, как правило, были двусторонними; степень выраженности двигательных расстройств имела ундулирующий характер и зависела от психического состояния ребенка; с возрастом двигательная недостаточность уменьшалась.

Неспецифичность неврологических симптомов в первые два года жизни часто создает трудности в дифференциальной диагностике при разграничении обнаруживаемых двигательных нарушений от неврологических заболеваний, в частности атонически-астатической формы детского церебрального паралича, реже спастической диплегии и гемипареза, врожденной патологии обмена с поражением ЦНС и рядом других заболеваний. Это сходство связано прежде всего с задержкой редукции безусловных рефлексов мезенцефально-стволового уровня, значительным отставанием в формировании цепных туловищных рефлексов и реакции выпрямления, диффузной мышечной гипотонией, общим двигательным статусом, напоминающим неспецифический синдром «вялого ребенка». При отсутствии парезов, при формальной сформированности эфферентного звена моторики, первичного мотонейрона,

«бездеятельными» оказываются высшие системы интеграции, анализа, афферентного синтеза поступающей афферентной и эфферентной информации, что в результате приводит к двигательным нарушениям, симулирующим органическую неврологическую патологию.

На 1-м году жизни в общей картине отклонений нервно-психического развития ребенка более наглядно выступали как РАССТРОЙСТВА дезорганизация постурально-моторного развития и симптомокомплексы преходящих двигательных и вегетативно-инстинктивных дисфункций, тогда как нарушения психических функций чаще оставались незамеченными. Они становились очевидными и выступали на первый план обычно после 2-х лет.

studentmedic.ru