Доклад по великой депрессии

Великая Депрессия в США 1929-1933 годов. Тяжелый американский кризис

Великая Депрессия в США 1929-1933 годов. Тяжелый американский кризис

Великая Депрессия (great depression) – продолжительный экономический кризис в мировой экономике, начавшийся в США в 1929 году, а затем и в других странах мира. Официально закончился в 1940 году, но реально экономика США стала восстанавливаться после Второй мировой войны. Определение Великая Депрессия обычно употребляется именно по отношению к США, к остальным странам применяется определение мировой экономический кризис. Этот кризис затронул практически все развитые страны Запада.

Великая Депрессия была синхронная, всеобъемлющая и затронула все отрасли мировой экономик. По сути, это был мировой экономический кризис, но свое название он получил благодаря эмоциональному состоянию, в котором пребывало общество. Люди действительно погрузились в состояние депрессивного оцепенения.

Причины Великой Депрессия в США

С точки зрения экономической теории Великая Депрессия 1929 года в США наступила вследствие перепроизводства товаров и нехватки денежной массы для покупки этих самых товаров. Так как деньги были привязаны к золоту, а количество этого металла ограничено, возник дефицит денег, а затем и дефицит платежеспособного спроса на товары и услуги. Далее по цепочке работает «принцип домино»: резкое падение цен (дефляция) на товары, банкротства предприятий, безработица, заградительные пошлины на импортные товары, падение потребительского спроса и резкое падение уровня жизни.

Началом Великой Депрессии в США считают 29 октября 1929 г., так называемый «черный вторник». Фондовый рынок обрушился, за один день акции упали на 10 млрд. долларов, что означало исчезновение кредитных денег в размере 10 млрд. долларов. Из-за этого падения фондового рынка 20-25 млн. человек в США понесли убытки.

Есть другая точка зрение о причинах Великой американской Депрессии. Великой Депрессии предшествовал бурный рост американской экономики. Так, с 1917 по 1927 национальный доход США увеличился почти в 3 раза. Было освоено конвеерное производство, бурно развивался фондовый рынок, росло число спекулятивных операций, дорожала недвижимость. Рост производства товаров требовал увеличения денежной массы, а доллар был привязан к золоту.

Перед началом Великой Депрессии золотые запасы США увеличивались не так стремительно, как развивалась экономика. Это обстоятельство привело к появлению скрытой инфляции, так как правительство печатало новые деньги под бурный рост экономики. Тем самым была подорвана обеспеченность доллара золотом, нарастал дефицит бюджет, а ФРС снижал учетную ставку.

Возникла ситуация, когда рост производительности труда в промышленности уменьшился, а количество псевдоденег (векселей, расписок и тд.), наоборот выросло. Этот дисбаланс в экономике и привел к «черному вторнику» 1929 года.

Последствия Великой Депрессии для США и мира

Великая Депрессия в США 1929-1933 годов, выраженная в цифрах, выглядит удручающе.
Уровень промышленного производства в 1933 г. упал на 46% по сравнению с 1929 г. После Великой Депрессия 1929 года промышленность США была отброшена более чем на 20 лет назад, к уровню 1911 г.

ВНП США за 1929-1933 года упал в 1,85 раза с 103.9 до 56 млрд. долларов. Объем безработицы вырос с 3.2% до 25% в 1933 году, что составило около 12.8 млн. человек.
По данным американской Ассоциации по исследованию проблем труда, число безработных было значительно выше — около 17 млн. Около 2.5 млн. человек остались без жилья.

Разорилось около 135 000 компаний, доходы корпораций упали на 60%.
Общая капитализация рынка упала в 4.5 раза с 87 млрд. долл. до 19 млрд. долл. Фермерская недвижимость упала в цене более чем 10 раз. Разорилось около 897 тыс. фермерских хозяйств, т.е. 14.3% от общего числа.

Под удар Великой Депрессии попали и другие страны Запада, такие как Германия, Франция, Великобритания, также пострадали страны Центральной и Юго-Восточной Европы (Япония еще в 1927 году), страны Азии и Латинской Америки.

works.doklad.ru

Великая депрессия в США (1929-1933 года)

Крах «эры процветания» в США ускорили американские средства массовой информации и правительство. Сначала американские газеты сообщили о не­скольких скандальных мошенничествах с дутыми предприятиями. Затем министерство торговли выступило с заявлением о том, что перспективы американской экономики не столь безоблачны. Реак­ция рынка была быстрой: 24 октября 1929 г. резко упали курсы всех акций. Чтобы остановить панику, промышленники и финансисты стали скупать акции. На время курс удалось стабилизировать. Но 28 октября падение возобновилось, особенно страшным был «чёр­ный вторник» 29 октября 1929 г. Так началась Великая депрессия.

С октября 1929 г. по июль 1932 г. потери от падения курса акций исчислялись 74 млрд долларов — больше, чем весь мир был должен США. Безработица выросла до 6 млн человек, в 1932 г. безработных было уже 17 млн — им стал каждый третий.

Ситуация усугублялась отсутствием в США социального законо­дательства: не существовало ни пенсий по старости, ни пособий по безработице. Миллионы людей потеряли купленные в кредит това­ры, реальной стала угроза разорения и даже голода. Чтобы распла­титься с долгами, приобрести продукты питания, люди шли на ры­нок, где продавали за бесценок свои вещи. Это сделало неизбежным новый виток падения объёмов производства, очередные банкротст­ва предприятий, дальнейший рост безработицы.

В такой обстановке состоялись выборы, на которых Республи­канскую партию представлял действующий президент Герберт Гу­вер, Демократическую — губернатор штата Нью-Йорк Франклин Делано Рузвельт.

Франклин Рузвельт (1882—1945) родился в семье со­стоятельного землевладельца и предпринимателя, получил элитное образование в Гарвардском университете, занялся политикой и уже в 1910 г. был избран сенатором от штата Нью-Йорк. С 1921 г., переболев полиомиелитом, он пере­двигался в инвалидной коляске, но продолжал вести актив­ный образ жизни и остался в политике.

Рузвельт был единственным из губернаторов, кто организовал ведомство по оказанию социальной по­мощи безработным в своём штате. В качестве предвы­борного лозунга он пообещал американскому народу «новый курс». Франклин Рузвельт подарил американ­цам надежду: люди верили, что тот, кто сумел одолеть неизлечимую болезнь, сумеет справиться с Великой депрессией. Материал с сайта http://doklad-referat.ru

Рузвельт выиграл почти во всех штатах. Хотя до марта 1933 г. президентом оставался Гувер, его уходящая администрация не дела­ла решительных шагов для преодоления кризиса. Экономическое положение страны ухудшалось. Казна стремительно пустела, по­шли слухи о возможной девальвации доллара. Вкладчики начали изымать свои деньги, что создавало угрозу массового закрытия бан­ков. Первый банк закрылся в середине февраля, к началу марта за­крылись все банки страны. Это вызвало шок в американском обще­стве. У домохозяек не оказалось денег для покупки продуктов, путе­шественники застревали в других странах. В холодную зиму люди, оставшиеся без жилья, ночевали на улицах, укрываясь старыми газетами («одеялами Гувера»), стояли у ночлежек и тюрем, прося впу­стить их переночевать. Страна ждала начала президентства Руз­вельта с тревогой и надеждой.

doklad-referat.ru

Великая депрессия (мировой кризис 1929-1933 гг.)

Экономическое процветание 1920-х гг. на Западе сопровождалось быстрым ростом стоимости акций ряда компаний. Многие американцы, среди которых были не только представители среднего класса, но и рабочие, покупавшие на часть заработка акции предприятий, спешили вложить деньги в ценные бу­маги. В большинстве случаев игра на бирже представляла собой чис­тую спекуляцию. Создавались грандиозные финансовые пирамиды, которые рано или поздно должны были рухнуть.

Американское правительство было убеждено, что экономика до­стигла значительных успехов благодаря последовательному прове­дению в жизнь принципов экономического либерализма и поощре­ния частной инициативы, предусматривавших невмешательство го­сударства в экономику. Власти полагали, что свободная рыночная экономика способна на саморегуляцию, а функции государства со­стоят лишь в создании максимально благоприятных условий для де­ятельности предпринимателей.

В октябре 1929 г. произошёл катастрофический обвал курса ак­ций на Нью-Йоркской фондовой бирже, приведший к банкротству владельцев ценных бумаг. Так начался финансовый кризис, охва­тивший вскоре весь мир. Он отразился на промышленности, сель­ском хозяйстве, общественной жизни. Остановилось производство на фабриках и заводах стран Запада, обанкротились банки и про­мышленные компании. Курсы акций промышленных компаний упали на 87%. Волна безработицы захлестнула миллионы людей, крестьяне и фермеры разорялись. Сжигались посевы, вырубались плодовые деревья, забивался племенной скот, уничтожалось сырьё и продовольственные товары.

В США в 1929—1933 гг. производ­ство в обрабатывающей промышлен­ности упало более чем на 53%. Силь­нейший удар пришёлся по автомо­билестроению: производство машин сократилось на 80%. Потерпели крах более 110 тыс. торговых и промышлен­ных фирм, 19 крупных железнодорож­ных компаний, разорились свыше 11 тыс. банков. В целом промышлен­ность США за годы кризиса оказалась отброшенной на уровень 1905—1906 гг. Источников доходов лишились 34 млн человек. На биржи труда и за бесплат­ным супом выстраивались бесконечные очереди. Безработные в США не полу­чали помощи от государства. Отсутст­вие какого-либо социального страхова­ния вынуждало их нищенствовать и го­лодать. Но и те, кто сохранил работу, испытали на себе удар кризиса: зара­ботная плата рабочих уменьшилась на 60%. Представители среднего класса, помимо работы, теряли и свои сбереже­ния. Бездомные, оказавшиеся на улице из-за неспособности опла­тить жильё, считали за благо попасть в тюрьму за бродяжничество хотя бы на сутки, чтобы получить кров и похлёбку.

Кризис в аграрном производстве разорил более мил­лиона фер­меров, лишив­шихся своей земли и вынужденных искать средства пропитания в городах, и так заполненных безработными.

Жертвами кризиса оказались также страны, экономически связанные с Западом. Разрушались международные торговые связи. Уровень мировой торговли сократился на 2 /3. Падение цен на сырьё и продовольствие ударило по странам-экспортёрам этих това­ров. В то же время снижение доходов и уровня жизни населения стран Азии, Африки и Латинской Америки не позволяло людям приобретать в прежних масштабах продукцию, выпускаемую в раз­витых странах. Это нанесло дополнительный удар по экономике Запада. Материал с сайта http://worldofschool.ru

Кризис 1929—1933 гг. (в США его назвали Великой депрессией) существенно отличался от циклических кризисов XIX — начала ХХ в. Он возник в то время, когда происходило обновление технической и технологической базы экономики, начало развиваться про­изводство товаров массового потребления. Экономический кризис, охвативший весь мир (кроме СССР с его локально-замкнутым народным хозяйством), означал также кризис принципов либераль­ной экономики. Оказалось, что в XX в. в условиях Великой депрес­сии механизмы рыночного саморегулирования работают плохо. Чтобы понять это, потребовалось четыре года массовой безработи­цы, нищеты, спада производства, банкротств.

На смену экономическому процветанию 1920-х гг. пришёл самый тяжёлый в истории капиталистического хозяйства кри­зис. В большинстве стран Запада он был преодолён путём осу­ществления мер государственного регулирования экономики и социальной сферы. Эти меры проводились в условиях сохра­нения демократии, на основе волеизъявления большинства народа.

worldofschool.ru

Великая депрессия и нынешний кризис в США

Федеральное агентство по образованию

ФГОУ ВПО «Сибирский федеральный университет»

Институт филологии и языковой коммуникации

Факультет современных иностранных языков

Кафедра восточных языков

Великая депрессия и нынешний кризис в США

Студентки 4 курса 31 группы

Великая депрессия 1929-1933гг

Американский кризис 2008г

Сходство и различия двух кризисов

Экономический кризис, поразивший мировую экономику в 2008 году, часто сравнивали с Великой Депрессией. Кризис вызвал сотни тысяч маленьких трагедий, лишив людей домов и сбережений, накопленных в долларах США

Зная о событиях, которые происходили в прошлом веке, невольно проводишь аналогии с сегодняшним мировым финансовым кризисом. Все опять началось в США, все опять началось с финансового сектора, а затем перекинулось на реальную экономику, фондовый рынок обрушился, потребительский спрос падает, безработица растет, деньги обесцениваются…

Насколько те события напоминают нынешние?

Данная работа посвящена финансовым кризисам, произошедшим в США. Объектом исследования являются американский кризис 1929-1933гг., также известный как Великая депрессия, и кризис нынешнего периода.

Целью исследования – найти схожесть и различие между кризисом прошлого века и нынешнего.

Метод исследования – сопоставительный и описательный анализ экономики данных периодов.

Объект, предмет, цель и метод обусловили постановку следующих задач:

— рассмотреть период Великой депрессии;

— рассмотреть кризис 2008года;

— изобразить основные события в виде таблицы;

Данная работа состоит из 2частей, введения, заключения и списка литературы.

1. Великая депрессия 1929-33 гг.

Великая Депрессия занимает уникальное место в истории США. И до Депрессии США переживали многочисленные экономические кризисы, однако ни один из них не продолжался более двух лет. Великая Депрессия оказалась втрое дольше всех известных историкам и экономистам кризисов прошлого.

Вообще, под Великая Депрессией (great depression) понимают продолжительный экономический кризис в мировой экономике, начавшийся в США в 1929 году, а затем и в других странах мира. Официально закончился он в 1933 году, но реально экономика США стала восстанавливаться после Второй мировой войны. Определение Великая Депрессия обычно употребляется именно по отношению к США, к остальным странам применяется определение мировой экономический кризис.

В 1929 году авторитетный экономист Йельского университета Ирвинг Фишер заявлял, что США уверенно движутся к невиданному и долговременному процветанию. Тем не менее, спустя пять дней после этого заявления рухнул американский фондовый рынок и страна вошла в период самого страшного и продолжительного кризиса в своей истории.

В начале 1920-х в Америке случилась первая после I мировой войны рецессия, однако она была непродолжительной и легко преодолимой. После этого власть сторонников консервативных экономических взглядов привела к бурному росту в США в середине 1920-х годов. Однако, начиная с середины 1926 года, начали появляться первые признаки разворота тенденции. Сначала принялся сокращаться объём жилищного строительства — как обычно, рынок недвижимости в период роста взлетел и достаточно быстро насытился. Затем стали падать объёмы продаж автомобилей — и в этой сфере люди, имевшие достаточно денег, успели закупиться. Наконец, с конца года начали сокращаться уже и производственные инвестиции.

После этого экономика вступила в обычную для такого развития событий фазу “болтанки”, которая не обещала ничего особо драматичного — ну да, циклический кризис, но сколько их было. В 1927 году финансовые власти США, как и следовало ожидать, начали предпринимать стандартные меры по противостоянию рецессии. Федеральная резервная система (ФРС) США предприняла мощный накат кредитной эмиссии на экономику. Меры эти спровоцировали неорганизованные колебания в течение примерно полутора лет, по прошествии которых в начале 1929 года был зафиксирован достаточно заметный рост потребительского спроса. Победа? Увы…

Львиная доля дополнительных денег ушла на фондовый рынок, который с конца лета 1928 года полетел наверх со страшной силой. На бирже играли огромные массы народа: к осени 1929 года акциями владели около четверти американских семей, а полтора миллиона человек непрерывно спекулировали акциями через посредство брокерских компаний (население США тогда составляло 120 миллионов человек). Росли цены на все акции без разбору — на реальные финансовые результаты и показатели платёжеспособности компаний никто не обращал внимания. В целом по разным участникам экономического процесса в США происходил колоссальный рост задолженности — все, кто мог, брали кредиты для игры на бирже.

Такое развитие событий убедило власти США в том, что ситуация выправляется и новая волна роста уже не за горами. В августе 1929 года умиротворённый ФРС начал политику ограничения безумно раздутой денежной массы. Осенью, однако, стало ясно, что ФРС попросту обманула рынок: “сжатие” кредита случилось на фоне не улучшения, а скрытого ухудшения финансового состояния многих должников. Американские банки оказались в крайне сложной ситуации: в 1926-1929 годах они с трудом справлялись с резким увеличением вала невозвратных кредитов, а тут ещё и процентные ставки подняли. Часть должников не могла немедленно вернуть взятые кредиты, но могла их рефинансировать — то есть брать новый кредит и из него расплачиваться по старому. Теперь же из-за подскочивших процентных ставок они не могли этого сделать и просто прекращали выплаты по ранее взятым займам. Особенно много таких неудачливых должников было среди компаний финансового сектора, которые до этого бездумно залезали в долги, уповая на бешеный рост цен на акции.

Крупнейшие банкиры США отреагировали соответственно: они вывели все свои деньги с фондового рынка, переложив их в золото, после чего 24 октября 1929 года вообще перестали выдавать финансовым компаниям какие-либо кредиты со сроком погашения более одного дня. Наступил мгновенный паралич финансово-кредитной системы, ответом на который стал катастрофический обвал фондовый биржи Нью-Йорка 28 и 29 октября 1929 года. Такое развитие событий положило конец иллюзиям насчёт окончания кризиса.

Огромные сбережения людей вмиг обратились в пыль, а за этим с полугодовой задержкой случился крах всей кредитной пирамиды — отдавать-то занятые деньги стало нечем теперь уже почти всем. Понятно, что последовали массовые разорения банков, навыдававших кучу кредитов, которые теперь попросту превратились в ничто.

Когда стало ясно, что кредитная политика ФРС потерпела крах, власти снизили налоги, увеличили государственные расходы, не останавливаясь перед созданием самого большого за всю предшествующую историю США дефицита бюджета мирного времени. Но всё было бесполезно, ибо политика властей США в 1920-е годы сделала невозможным успешное вмешательство государства в ход развития кризиса. Причин тут несколько — и главные из них следующие.

Прежде всего, как уже говорилось выше, для преодоления кризиса нужно, чтобы масштабы спровоцированных государством дополнительных расходов были выше, чем величина естественного падения расходов частных. Но вот это-то как раз и было невозможно: политика всяческих “монетаристов” означает минимизацию функций государства и одновременно стимулирует быстрый рост производства и общественного дохода. В результате к концу 1920-х годов частные расходы настолько превосходили государственные, что никакое увеличение последних не могло и близко сравниться с потерями от снижения первых.

И только в 1933 году, когда физические масштабы экономики США сжались до двух третей предкризисного уровня (а в текущих ценах даже до половины), массивные государственные вливания наконец-то стали заметны — и привели к изменению ситуации. Да и то случилось это далеко не сразу, несмотря на брутально советские мероприятия президента Рузвельта (принудительное замораживание цен, доходов и объёмов производства). Но “слабое государство” было далеко не единственной причиной тяжёлого развития событий. Усугубило снижение частных расходов социальное расслоение: более 40% населения США ещё до великой депрессии жило ниже уровня бедности.

Наконец, едва ли не главная причина, по которой в 1928-1929 годах не случилось разворота ситуации в сторону роста. Как уже отмечалось выше, основа выхода из кризиса после нескольких лет энергичного вмешательства государства — это реализация отложенного спроса, который накопился за время кризиса. А вот его-то и не было: бурный взлёт потребительских затрат в 1924- 1926 годах позволил всем, у кого были деньги, купить себе и дом, и автомобиль — в результате весь спрос на эти ценности был удовлетворён, и на будущее ничего не осталось.

Именно поэтому даже беспрецедентная накачка экономики деньгами была бесполезна: ну купили американцы немного колбасы и много акций, а толку- то? Раздуванием неустойчивого спроса на повседневные товары экономику не вылечишь — и тем паче это не может сделать всеобщее сумасшествие на почве биржевой игры, которое к тому же происходит взаймы.

В великую депрессию производство в тяжёлых отраслях промышленности от сталелитейной до автомобильной сократилось в 4-5 раз. Урожай основных зерновых культур (пшеницы и кукурузы) снизился в 1.5-2 раза. Разорилось около 5500 банков и примерно 1 млн. ферм. Около 25% трудоспособного населения были безработными, а ведь было ещё несколько миллионов “почти безработных”. Если учитывать членов их семей, то к 1933 году безработные составляли около половины населения США. Люди готовы были делать всё, что угодно и за любые деньги, лишь бы хватило на пропитание и кров.

Впрочем, с кровом было плохо: многих людей выселили из свежекупленных домов из-за того, что они не смогли выплатить кредит – напомню, что дефляция наносит страшный удар по должникам, поскольку номинально они платят столь же, но в реальности каждый доллар стоит со временем всё дороже и дороже. Катастрофическое снижение частных доходов привело к массовому голоду, от которого только в одном Нью-Йорке умерло от 5 до 10 тыс. человек. Акции протеста нарастали быстро и агрессивно: в 1933 году в забастовках участвовало более 1 млн. человек, обычным делом стали массовые “голодные марши на Вашингтон”.

Вот для выхода из такой тяжелой ситуации президент Рузвельт выдвинул ряд мер, названный «новым курсом Рузвельта». Основной идеей плана Рузвельта служило вмешательство государства во все сферы жизни общества.

Государство регулировало производство, отношения между предпринимателями. Целью было восстановление покупательной способности населения. В первую очередь правительство восстанавливало банковскую систему.

В 1933 году функционирование банков было остановлено, а в последствии их количество было сокращено на 15%, объем активов банков возрос на 37%. Важной мерой по преодолению Великой Депрессии была организация общественных работ, организованной Администрацией общественных работ (PWA) и администрацией гражданских работ. На этих работах было одновременно задействовано более 3 млн. человек. Работы были направлены на строительство инфраструктуры и освоение территорий. Таким образом, меры предпринятые для выхода из депрессии 1929-1933 годов оказались действенными и американская экономика стала оправляться, а начавшаяся вторая мировая война стала толчком к бурному развитию экономической мощи Америки.

И только вышеописанные меры администрации Рузвельта, сработавшие на крайне низком уровне состояния экономики, помогли стране хотя бы выжить — а реальный рост обеспечила II мировая война.

А теперь можно перенестись в наш век, но в ту же страну.

2. Американский кризис 2008 года

Этот кризис не стал второй Великой депрессией, как полагали эксперты, но все же напомнил о ней. Благодаря информационным технологиям, нам, студентам, можно в какой-то мере представить общую картину произошедшего, происходящего и делать свои «маленькие» выводы.

Начнем с того, что в 1992-99 годах наблюдался бурный экономический рост. Прирост инвестиций заметно опережал рост доходов. Фондовый рынок летел вертикально вверх, причём на нём играло 50% населения.

В 2000году к власти приходит Буш. В это время с мая того года по июнь 2003г. ключевая процентная ставка в США опустилась с 6,5 до 1%. Дешевые деньги должны были работать, и банки нашли им применение. Ненадежным, с плохой кредитной историей и просто малоимущим американцам впервые посчастливилось взять кредит для покупки дома.

Но самое главное, что дешевыми кредитами пользовались не только те, кому негде было жить. Кредиты брали и спекулянты, надеясь перепродать жилье. Если в начале 2000-х годов доля Доу Джонс не превышала 10% общего количества взявших ипотечные кредиты, то к началу 2007 года эта цифра выросла почти до 25%. В целом на сегодняшний день в США выдано ипотеки на сумму в $3 трлн, в то время как почти 1,5 млн американцев объявили о своем личном банкротстве, либо готовятся это сделать в ближайшее время.

Но это продолжалось недолго. Людей на радостях, купившие дома и оказавшихся не в состоянии за них платить, росло и росло, так что банкам пришлось отобрать у людей дома, условия покупки снова ужесточили.

Следом за ипотечными банкирами проблемы возникли у инвестиционных банков, которые, пользуясь возможностью, накупили ипотечных облигаций. Дело в том, что банк, выдавая кредит на жилье, тут же страхует его невозврат, часто продавая долги со скидкой другим финансовым институтам. К началу кризиса ипотекой были забиты под завязку инвестиционные портфели всех крупнейших мировых инвестиционных банков, в том числе и европейских. Поэтому кризис мгновенно выплеснулся за пределы США.

Держатели закладных ценных бумаг, лишившиеся платежей недобросовестных заемщиков, попытались реализовать заложенное имущество, но оказалось, что обеспечение ипотечных кредитов значительно ниже стоимости долга. Компании принялись подсчитывать свои убытки, — писали в специальном отчете эксперты ИК «Церих Кэпитал Менеджмент».

Далее ипотечный кризис спровоцировал кризис ликвидности в американских банках. Из-за недостатка наличности банки перестали кредитовать реальный сектор экономики и потребителей. Одной из первых пострадавших отраслей стала автомобильная промышленность. Крупнейшие мировые производители стали сокращать свое производство откуда вырос уровень безработицы.

Одним словом, перепроизводство и потребительский бум, сменившийся ростом цен и резким падением спроса. Перегрев фондового рынка и рост числа виртуальных финансовых инструментов, не имеющих под собой реальной основы (деривативы). Зависимость мировой экономики от одной резервной валюты – доллара. Низкие ставки по кредитам и перегрев кредитного рынка. Совокупность перечисленного повлекло за собой финансовый кризис нынешнего периода.

3. Сходство и различия двух кризисов

Можно изобразить основные процессы, происходившие тогда и сейчас в виде таблицы:

«Великая депрессия» 1929–1933 гг. в США

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

УО «БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Кафедра экономической истории

на тему: “Великая депрессия” 1929 – 1933 гг. в США

По своему характеру и происхождению мировой экономический кризис начала 30-х гг. был циклическим кризисом перепроизводства. Однако его исключительная разрушительная сила объяснялась тем, что к действию традиционного механизма циклического развития капиталистического хозяйства присоединились новые факторы долговременного характера, отражавшие глубокие сдвиги в капиталистическом способе производства на стадии империализма. Главным из них был общий кризис капитализма, начавшийся в годы первой мировой войны.

Ускоренное первой мировой войной развитие государственно-монополистического капитализма повлекло за собой быстрый рост концентрации производства и капитала. На этой основе произошло новое громадное усиление позиций монополий и их роли в хозяйственной жизни, что обусловило невозможность восстановления в полном объёме довоенных экономических отношений даже после ликвидации военного механизма государственного регулирования экономики. В обстановке кризиса начала 30-х гг. вполне проявились как отрицательные последствия анархии нерегулируемого капитализма, так и результата засилья монополий в экономике.

Всеобщий характер экономического кризиса начала 30-х гг. проявился в двух аспектах. Во-первых, в той или иной степени кризис захватил все капиталистические страны. Во-вторых, он выразился в его универсальности – кризис охватил все сферы капиталистического хозяйства.

Таким образом, уникальность мирового экономического кризиса 1929 – 1933 гг. вследствие действия всех вышеперечисленных факторов была выражена в редком сочетании ряда черт: 1) его необычайной глубины, 2) его продолжительности и 3) всеобщего характера.

ПРИЧИНЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА 1929 – 1933 ГОДОВ

Господство монополий в экономике империалистических стран не было главной и единственной причинной Депрессии – произошло переполнение рынка одинаковой, однотипной продукцией.

Резкий рост концентрации и централизации производства и капитала, характерный для периода стабилизации 20-х годов, способствовал громадному усилению мощи корпоративного бизнеса.

В то же время значительно ослабло государственное регулирование. Это вновь усилило произвол крупных корпораций, их бесконтрольные действия в сфере экономики. В обстановке нерегулируемого капитализма функционирование корпоративного капитала имело особенно неблагоприятные последствия.

В 20-ые годы отчётливо проявились не только сильные, но и слабые стороны капиталистической стабилизации:

снижение темпов развития, а иногда даже и падение производства в традиционных сферах экономики (добыча угля, судостроение, лёгкая промышленность);

недогрузка производственного аппарата;

высокий уровень безработицы (число безработных в 1924 – 1929 годах колебалось от 1,5 до 2 млн. человек);

кризис перепроизводства, начавшийся в сельском хозяйстве ещё в 1920 г. и не преодолённый до конца 20-х годов.

Всё это в конечном счёте привело к накоплению условий перепроизводства в отраслях, тесно связанных с потреблением. Вследствие неравномерного распределения доходов сравнительно низкий уровень покупательной способности широких масс населения явно не соответствовал высоким производственным возможностям экономики. Слабая социальная защищённость основных групп общества существенно ограничивала возможности производственных инвестиций, тормозила процесс технологического переоборудования производства и вела к тому, что всё большая часть капиталовложений направлялась не в производство, а в спекуляции на бирже, что ещё больше усилило непрочность экономической конъюнктуры к концу 20-х годов. В 1924 г. расходы на капитальное строительство составляли 76 % всех капиталовложений, а в 1929 г. их доля сократилась до 35 %.[2, c.151]

Неблагоприятно сказывалось и расстройство международной финансовой системы в итоге тех крупных изменений, которые произошли в годы первой мировой войны. США, превратившиеся тогда в одного из основных международных кредиторов, поставили в финансовую зависимость основные страны Западной Европы. Недостаточность финансовых ресурсов в большинстве из них в первые послевоенные годы настоятельно требовала нормализации международной торговли, свободного доступа европейских товаров на американский рынок, но обострение империалистической конкуренции после первой мировой войны привело к усилению протекционизма во внешней торговле, росту таможенных пошлин и в США и в Западной Европе, что стало причиной невозможности уплаты долгов Соединённым Штатам.

Англо-французский блок пытался решить эту проблему за счёт репарационных платежей Германии. В какой-то мере Америка поддерживала эти планы, хотя официально всё время отрицала связь между репарациями и военными долгами. Однако путь к нормализации финансовой системы оказался несостоятельным, ибо финансовые возможности Германии были явно недостаточными, а предоставление ей свободы в международной торговле противоречило интересам её конкурентов. К тому же политическое руководство Германии систематически саботировало уплату репараций, поэтому крупнейшие страны Запада ради обеспечения уплаты репараций вынуждены были время от времени предоставлять Германии новые крупные кредиты по планам Дауэса, Юнга, что в конечном счёте ещё больше усиливало расстройство международной финансовой системы и непрочность капиталистической стабилизации 20-х г. Наконец, наступление в 1929 г. экономического кризиса совпало по времени с переходом от повышательной к понижательной фазе третьего большого цикла экономической конъюнктуры.[1, c.180-182]

В США ситуация усугублялась тем, что эта страна, в отличие, например, от Англии и Франции, не имела колоний, куда бы можно было сбывать излишек продукции.[4, c.27]

2. СОРОК ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА «ВЕЛИКОЙ ДЕПРЕССИИ»

2.1 Биржевой крах

Первые удары кризиса разразились 24 октября 1929 г. («чёрный четверг»), когда в США началась беспрецедентная биржевая паника. В тот день на нью-йоркской бирже было продано 12,8 млн. акций, т.е. в 1,5 раза больше, чем когда-либо ранее. За несколько недель до потрясения биржу сильно лихорадило. Группа нью-йоркских банкиров во главе с президентом крупнейшего банка США Митчелем поддерживала дыхание биржи миллионами, как кислородными подушками. Митчель заверял, что промышленность и банки находятся в превосходном состоянии. Известный авторитет – профессор Ирвинг Фишер предсказывал новое большое повышение курса ценных бумаг.

Но его предсказания оказались пустыми, и через несколько дней, 29 октября, («чёрный понедельник») был достигнут новый пик спекулятивного ажиотажа, когда из рук в руки перешли 16,4 млн. акций. Курс ценных бумаг на нью-йоркской бирже стремительно покатился вниз.

С сентября по ноябрь 1929г. стоимость акций, котировавшихся на нью-йоркской бирже, понизилась более чем на половину. За это время индекс 25 самых солидных промышленных акций, публикуемый газетой «Нью-Йорк Таймс», упал на 53%. Крах 24 и 29 октября уничтожил немало «бумажных» состояний. 50 млрд. долларов как бы испарились в результате биржевой паники. Если на 1 октября 1929г. стоимость акций, котировавшихся на Уолл-Стрит, достигла 87 млрд. долл., то всего лишь через месяц, к 1 ноября, она упала до 55 млрд. долл., или на 37%. Но это было только началом. Падение курса акций продолжалось почти безостановочно более трёх лет. К марту 1933г. их общая стоимость составила лишь 19 млрд. долл., т. е. Сократилась по сравнению с 1929г. примерно в 4,5 раза.[3, c.286]

Результатами биржевого краха явились:

Массовое бегство европейских капиталов, втянутых в биржевую игру на Нью-Йоркской бирже, в результате чего стал падать курс доллара.

Паника, охватившая мелких держателей акций, вложивших в них свои сбережения.

2.2 Падение промышленного производства

Биржевой крах 1929 г. был одним из первых внешних проявлений глубочайших кризисных процессов, происходивших в экономике США. Он вызвал огромные потрясения во всей хозяйственной жизни страны. Гигантская разрушительная сила экономического кризиса проявилась прежде всего в падении промышленного производства.

Общий индекс промышленной продукции с мая 1929 г. по июль 1932г. упал со 126 до 56 пунктов.

По сравнению с докризисным уровнем 1929 г. общий объем продукции американской промышленности упал в 1930 г. до 80,7%, в 1931 до 68,1% и в 1932 до 53,8%. Период с лета 1932 г. до весны 1933 г. стал периодом наибольшего углубления кризиса. И только весной 1933 г. уровень промышленного производства США начал медленно расти, знаменуя собой начало перехода экономики из кризиса в длительную депрессию.

Самое сильное падение выпуска продукции в годы экономического кризиса имело место в отраслях тяжелой промышленности. Это объяснялось прежде всего тем, что позиции монополий были там особенно прочными и сокращение производства в их руках явилось основным средством не допустить чрезмерного падения цен и поднять на высокий уровень свои прибыли. В результате добыча угля сократилась за 1929 – 1932 гг. с 543 млн. до 321 млн. т, или на 42%, а выплавка стали упала за эти годы с 61,7 млн. до 15,1 млн. т, т.е. более чем в 4 раза. Летом 1932 г. сталелитейная промышленность была отброшена к уровню 1901 г., а выплавка чугуна упала даже до отметки 1896. Из 285 доменных печей, числившихся тогда в стране, действовали всего 46, сталелитейные заводы были загружены лишь на 12% своей производственной способности. Производство легковых автомобилей сократилось с 3 млн. в 1929г. до 600 тыс. штук в 1932г.[2, c.152]

Наряду с тяжёлой промышленностью кризис сильно ударил по лёгкой промышленности, окончательно разорил хлопчатобумажные предприятия Новой Англии, которые и до кризиса отступали перед новыми текстильными фабриками Юга. По словам историка А. Невинса, «ткацкие станки южных текстильных фабрик покрылись паутиной».

В 1932 году швейная промышленность была загружена всего на 30%.

2.3 Влияние кризиса на сельское хозяйство

Кризис вызвал резкое падение товарных цен, особенно на продукты сельского хозяйства. Цены на важнейшие продукты земледелия и скотоводства упали в 1932г. в 2-3 раза по сравнению с 1929г. Соответственно денежные доходы фермеров сократились за эти годы с 11312 млн. долл. До 4748 млн. долл., или на 58%.

Положение фермеров осложнялось тем, что цены на товары промышленности снизились в годы кризиса значительно меньше, чем на продукцию сельского хозяйства.

Даже в наиболее благоприятные годы стабилизации широкие массы трудящегося фермерства оставались за бортом «просперити». Теперь же, с наступлением промышленного кризиса и новым, еще более сильным обострением кризиса перепроизводства в сельском хозяйстве, большинство из них оказалось на грани полного разорения.

В этих условиях для большинства фермеров стала крайне затруднительна регулярная уплата фиксированных издержек производства: земельной ренты, процентов по задолженности и налогов (в 1932 г. они поглощали до 40% валового фермерского дохода). Всё это привело к повальному разорению фермеров. В США появились посёлки фермеров, которые перешли на местный натуральный обмен и не пользовались деньгами в течение двух лет.

Разорившийся фермер волновался, протестовал. В сельскохозяйственных районах образовались комитеты действия для борьбы с продажей ферм с молотка за неуплату долгов. К весне 1933г. на всём центральном западе – от штата Небраска до границ Канады – участились вооружённые столкновения между фермерами и полицией, в которые неоднократно вмешивались регулярные войска.

Активную роль в этой борьбе играла Лига объединенных фермеров, руководимая коммунистами. На Юге с 1931 г. действовал Союз кропперов-издольщиков (арендаторов земли в США, главным образом в южных штатах, в то время среди них было много бывших рабов).

Борьба фермеров принимала различные формы. Летом 1932 г. начались так называемые «фермерские забастовки». Фермерская забастовка означает прекращение продажи сельскохозяйственных продуктов торговым компаниям, поставляющим в города молоко, масло, сыр и другие продукты. Она является протестом против грабежа, производимого спекулянтами и перекупщиками, против низких цен на продукты сельскохозяйственного производства и высоких цен на промышленные товары. Забастовки часто приводили к вооружённым столкновениям с полицией и войсками.

2.4 Социальные последствия

Широчайшие размеры приобрели в годы кризиса разорение и банкротство промышленных, торговых и финансовых предприятий и фирм. По официальным данным, в 1929 – 1933 г. произошло около 130 тыс. коммерческих банкротств.

Кризис с огромной силой ударил и по банковской системе страны. За 4 года кризиса прекратили существование 5760 банков, т.е. пятая часть всех банков США, с общей суммой депозитов в 3,5 млрд. долл.

Невероятно тяжелы были социальные последствия кризиса. Национальный доход страны, составлявший в 1929 г. 86,7 млрд. долл., упал в 1933 г. до 40,3 млрд. долл., т. е. более чем в два раза.

По подсчетам организации американских экономистов – Ассоциации по исследованию проблем труда, число безработных в США к началу 1933 г. составила 16,9 млн. Это означало, что в период наибольшего обострения экономического кризиса каждый третий рабочий был лишен занятости. Очень широкое распространение получила частичная безработица. По данным Американской Федерации труда (АФТ, образованная в 1886 г.), в 1932 г. полностью занятыми оставались только 10 % рабочих.

Массы безработных и члены их семей лишились всяких средств к существованию. Многие люди оказались перед реальной угрозой голодной смерти. В стране, где было принято работать и самому решать свои проблемы, ни на кого не надеясь, люди не могли реально помочь себе сами. Они теряли веру в себя, свои силы. Начиналась психологическая депрессия.

Миграция безработных вносила свои коррективы в демографическую структуру США. Основной поток людей, лишившихся работы, направлялся из промышленных районов Северо-Востока в Калифорнию («золотой штат»), где была возможность получить за изнурительный труд в сельскохозяйственных угодьях местных латифундистов место в бараке и скудный стол.

Отдельные промышленные центры лишились больше трети своего населения. Детройт покинуло около 150 тыс. человек. Никто, разумеется, не мог подсчитать, сколько людей кочевало по дорогам страны в поисках работы, пристанища и хлеба, однако полагали, что их число достигло в 1932 г. 2 млн. человек.

Почти вдвое выросла эмиграция. Нью-йоркское отделение Амторга, известившее о наборе квалифицированных специалистов для работы в Советском Союзе, буквально осаждалось желающими отправиться за океан. Положение людей, сохранивших работу, было не лучшим. К постоянному гнетущему чувству неуверенности в завтрашнем дне и боязни потерять работу, примешивалось то, что им постоянно понижали зарплату. Это имело место во всех отраслях промышленности. Даже по данным официальной статистики, среднегодовой заработок рабочего сократился в 1933 г. по сравнению с 1929 г. на 30%, жалование служащим – 40 %, а выплаченные сократились в общей сумме всего на 3,4 %. Например, среднегодовой заработок рабочего обрабатывающей промышленности сократился с 1551 долл. в год в 1929г. до 1086 долл. в 1933г. Таким образом, сокращался общий фонд заработной платы американских рабочих, который за годы кризиса сократился реально примерно на 60%. Это означало, что процесс обнищания вновь возобновился с наступлением кризиса.

В период кризиса наблюдалось резкое обострение социальной активности людей. Рабочие, фермеры, студенты, женщины, просто неработающая молодежь, афроамериканцы – вот далеко не полный список участников этих движений. Молодежь проявила также исключительную активность. В основном ее борьба сосредоточилась вокруг закона о молодежи, который был внесен в конгресс, но так и не был принят. Центром молодежного движения стал Конгресс американской молодежи.

Еще более интенсивно развивалось в этот период движение безработных. В июле 1930 г. прошел первый общеамериканский съезд безработных. Съезд создал Национальный совет безработных, который объединил деятельность советов безработных на местах. Летом же 1930 г. Коммунистическая партия предложила законопроект о социальном страховании, получивший название «рабочего билля». Он предусматривал выплату пособий по безработице, старости или болезни в размере средней заработной платы промышленного рабочего. Эти требования нашли отклик у людей, т.к. выражали желания большинства.

Рабочие заявляли о себе путем стачек. Всего за 1930 – 1932 гг. в стране бастовало около 850 тыс. рабочих. После некоторого спада стачечное движение возобновило свою деятельность со второй половины 1933 г.

В 1931 г. происходили кровавые бои в основных угольных районах. Отдельные стачки против массовых увольнений рабочих, в которых участвовало от 5 до 20 тыс. шахтёров, тянулись с середины 1930 г. Летом 1931 г. число бастующих доходило до 50 тыс. человек. Горняки выбросили лозунг: «Бастуй против голодной смерти». В районе стачки, переполненном вооружёнными силами шахтовладельцев, трещали пулемёты. Десятки людей были убиты и ранены. Число арестованных превысило 1 тыс. человек, а количество избитых и пострадавших от газов – 2 тыс. человек.

В декабре 1931 г. состоялся первый национальный поход голодных на Вашингтон, в нём приняли участие 1500 делегатов от безработных. 7 декабря, в день открытия очередной сессии Конгресса, большая группа участников похода прошла по улицам столицы, требуя от Конгресса и президента принятия закона о введении федеральной системы социального страхования.

В декабре 1932 г. представителями безработных был организован второй национальный поход голодных в столицу США с требованиями к Конгрессу принять чрезвычайные меры помощи рабочим и фермерам.

Другим важным событием социальных движений стал поход ветеранов первой мировой войны летом 1932 г. Ещё в 1924 г. конгресс США постановил уплатить бывшим солдатам, участникам войны, по одному доллару за каждый день действительной службы как компенсацию за неаккуратную выдачу жалования в военное время. Но вместо денег ветераны получили сертификаты, которые должны были быть оплачены спустя 20 лет. С 1930 г. эти сертификаты могли быть заложены только за половину их нарицательной стоимости.

Бывшие солдаты потребовали выплаты бонуса, т.е. компенсации за их службу в армии во время военных действий. В июне 1932 г. в Вашингтоне собралось по разным оценкам около 25 тыс. ветеранов и членов их семей. Палата представителей решила удовлетворить их требования. По настоянию президента сенат отверг билль о выплате бонуса. Это всколыхнуло движение ветеранов – они стали требовать еще и введения системы социального страхования. Тогда по приказу Гувера войска разогнали ветеранов. Участников похода разогнали, а их лагерь сожгли.[5, c.227]

3. ПОЛИТИКА ПРЕЗИДЕНТА ГЕРБЕРТА ГУВЕРА И ЕГО РЕСПУБЛИКАНСКОГО КАБИНЕТА

3.1 Первые мероприятия, направленные на борьбу с кризисом (октябрь – декабрь 1929 г.)

С самого начала экономического кризиса, в 1929 г. президент Гувер провел ряд встреч с лидерами делового круга. 5 декабря в Вашингтоне собираются 400 руководителей крупнейших банков и трестов США. Гувер выступает перед ними с 8-миллиардной программой капитального строительства в 1930 г. Правительство берёт на себя строительство на сумму в несколько сот миллионов долларов. Резервные банки обещают с помощью снижения учётной ставки и покупки на рынке ценных бумаг удешевить кредит. Представители промышленников обязуются в целях сохранения покупательной способности не сокращать число рабочих и не снижать заработной платы. Решение конференции, как и политика резервных банков, исходили из теории, гласящей, что промышленные кризисы наступают вследствие недостатка капитала. Гувер считал, что затраты на выполнение его плана будут несравненно меньше и будут использованы гораздо целесообразнее, чем издержки кризиса 1921 г.

С 1930 года печать и члены Конгресса заговорили о безработице как об общенациональной проблеме. Они отвергали все предложения о государственной помощи безработным и тем более введении федеральной системы страхования. Но президент и члены его кабинета, основываясь на идеологии «твёрдого индивидуализма», решительно возражали против использования государства для непосредственного регулирования экономики и социальных отношений. Они отвергали все предложения о государственной помощи безработным и тем более введении федеральной системы страхования. В лучшем случае деятели республиканской администрации соглашались с тем, что в экстраординарных условиях кризиса для помощи безработным могут быть использованы средства муниципалитетов и штатов, обычно же они возлагали эти функции исключительно на частную благотворительность. Вся практическая деятельность республиканского правительства в этой сфере свелась к организации в небольших размерах общественных работ.

В марте 1931 г. Гувер накладывает вето на создание национальной системы помощи безработным. Президент США рекомендует Красному Кресту и филантропическим обществам собрать добровольные пожертвования для помощи нуждающимся.

В аграрном секторе также были предприняты некоторые меры. В 1929 г. было создано Федеральное фермерское управление, которое начало скупку сельскохозяйственных товаров, чтобы не допустить слишком сильного падения цен. За 15 месяцев, с 15 июля 1929 г. по 15 октября 1930 г., управление израсходовало 378 млн. долл. На изъятие с рынка излишков зерна и хлопка. За это время цена бушеля пшеницы снизилась с 1,18 долл. До 61 цента, а фунта хлопка – с 16 до 7 центов. Таким образом правительство пыталось вывести из кризиса аграрный сектор. К середине 1931 г. на правительственных складах скопились огромные запасы пшеницы и хлопка. Операции этой организации принесли немалые выгоды верхушке крупного фермерства и особенно монополистическим посредническим компаниям, в распоряжении которых находились основные запасы продукции. Однако сосредоточение крупных товарных запасов без надежды на выгодный сбыт оказывало крайне неблагоприятное влияние на рынок. Когда же во второй половине 1931 г. фермерское управление прекратило закупки и начало распродажу своих собственных запасов, это привело к полной дезорганизации сельскохозяйственного рынка и к еще большему ухудшению положения основной массы фермерства.

3.2 Новый тарифный билль Смута

Новый тарифный билль, установивший самые высокие в истории Америки таможенные пошлины, был внесён в Конгресс ещё весной 1929 г., через два месяца после прихода Гувера к власти. В течение года принятие тарифа наталкивалось на непреодолимые препятствия в Сенате. 8 марта 1930 г. президент Гувер обещал, что «кризис исчезнет в течение 60 дней». 1 мая того же года, ссылаясь на телеграфные донесения губернаторов и мэров, Гувер уверял, что кризис уже остался позади. Он просил об одном – одобрить тариф.

В конгрессе появились новые аргументы: «Если высокий тариф хорош в годы «просперити», — почему более высокий тариф не должен быть ещё лучше во время кризиса». Новый тариф, утверждали его сторонники в Конгрессе, забронирует большой внутренний рынок целиком для американских фабрик и заводов. Как только тариф будет применён, колеса промышленности завертятся полным ходом. Почти все европейские государства отправили протесты в Вашингтон. В самой Америке свыше тысячи экономистов подписали коллективный протест. Но протесты не имели эффекта. 17 июня 1930 г. новый тариф, названный тарифом Смута, стал законом. Вслед за США другие страны одна за другой воздвигали запретительные таможенные барьеры. Сократившийся и без того экспорт США начал катастрофически падать. Таможенная стена Смута, окружившая Америку, не вернула «просперити», а, наоборот еще более углубила кризис.

Таким образом, экономическая политика президентства Гувера в первые же месяцы кризиса была далека от принципов политики laissez-faire (невмешательства государства в экономические дела).[6, c.504]

3.3 Возвращение к принципам «американского индивидуализма»

В начале 1930 г. наблюдалось некоторое улучшение в производстве и на бирже. Но попытка искусственно оживить экономику с помощью вливания миллиардов долларов в производство мола, однако, в лучшем случае лишь временно смягчить, но отнюдь не ликвидировать кризис. В мае 1930 г. происходит новый крах на бирже. Гувер признаёт свою беспомощность, он кается, что временно отступил от принципа невмешательства правительства в экономику, от философии «американского индивидуализма». Исходя из того, что «экономические болезни нельзя лечить законами», Гувер рекомендует Конгрессу полагаться на великодушие времени.

В течение года, с середины 1930 до середины 1931 г., президент США воздерживается от лечения экономики. Он старается не нарушать естественного хода событий искусственными мероприятиями. Не нужно, по его мнению, мешать организму капиталистической экономики самому бороться с болезнью. Но «болезнь» затягивается, кризис усугубляется, а конца не видно.

3.4 Политика в сфере финансов

На теории недостатка капитала основывалась политика резервных банков, политика удешевления и расширения кредита с помощью снижения учётных ставок. Так поступали резервные банки во время хозяйственных депрессий 1924 и 1927 гг. Так они действовали во время кризиса 1929-1933 гг. В августе 1929 г. учётная ставка Нью-Йоркского резервного банка дошла до 6; в ноябре того же года она понизилась до 4,5, в мае 1930 г. — до 3, в декабре- до 2, а в мае 1931г.- до 1,5. В 1930-1931 гг. политика снижения дисконтного процента ещё больше углубляла кризис. Дисконтный процент достиг небывало низкого в истории резервных банков уровня, а товарные цены не переставали падать

Сам президент Гувер до середины 1931 г. старался выдержать курс, взятый им после первых неудач борьбы с кризисом, курс на невмешательство в естественный ход событий. Он даже не реагировал на крах Банка Соединённых Штатов в конце 1930 г. К началу третьего года кризиса США стали перед угрозой массового банковского краха. В сентябре 1931 г. лопнули 305 банков, а в октябре – 520. Гувер опять приглашает крупнейших банкиров на совещание в Вашингтон. В результате этого совещания в октябре 1931 г. организовалась Национальная кредитная корпорация с капиталом в 500 млн. долл. для спасения от краха промышленных, финансовых, торговых и железнодорожных компаний. В начале 1932 г. национальная кредитная корпорация была заменена Реконструктивной финансовой корпорацией (РФК). Капитал РФК постоянно увеличивался и вскоре дошёл до 3800 млн. долл. РФК было поручено и оказание помощи сельскому хозяйству. Но Гувер направил государственные миллиарды на выручку крупнейших финансовых, страховых и железнодорожных компаний. Наметившееся повальное банкротство банков удалось несколько затормозить.

Стихия кризиса, наконец, разразилась со всей силой в банковской системе.

Спасательная затея РФК завершилась эпидемией банкротств весной 1933 г. В США потерпели крах в 1933 г. – 2700 банков с депозитами в 2875 млн. долл. Как попытка искусственно оживить производство и кредит, сделанная в конце 1929 г. и в начале 1930 г., имела своим последствием обострение кризиса в 1931 г., точно так же искусственное поддержание РФК пошатнувшихся банков в 1932 г. неизбежно должно было закончиться банковской катастрофой в 1933 г.[3, c.305]

Этим и закончилась тщетная попытка Гувера воздвигнуть плотину против стихии кризиса.

Деятельность РФК свидетельствовала о том, что в период кризиса 1929 – 1933 гг. в США вновь началось усиление государственно-монополистических тенденций. Однако пока у власти находилась республиканская администрация, эти тенденции обнаруживались лишь эпизодически, а главное, они проявлялись в форме государственного субсидирования, а не в форме непосредственного государственного регулирования. Они не распространялись на сферу социальных отношений.

4. ВЛИЯНИЕ КРИЗИСА НА МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ США

Кризис ослабил позиции США в ряде стран. Размеры старых инвестиций за границей сокращались. Экспорт новых капиталов из Нью-Йорка приостановился. Престиж доллара упал. Европейские должники прекратили платежи по военным долгам. Все эти события происходили постепенно, по мере нарастания и углубления кризиса. В 1930 г. заграничные инвестиции США ещё увеличились примерно на 1 млрд. долл.

4.1 США и страны Западной Европы

Президент США считал своей заслугой мораторий по долгам. Но этот шаг был использован европейскими должниками против Америки.

Со времени заключения Версальского договора Вашингтон категорически отрицал наличие какой-либо связи между военными долгам и репарациями. Европейские должники, наоборот, как и во время принятия плана Юнга, добивались оформления этой связи. США не были в состоянии силой заставить союзников платить военные долги. Союзники же платили Америке не свои деньги, а номинально германские. Германия получила для этой цели в США 4 млрд. долл. Пока Америка финансировала Европу, дискуссия о связи репараций и долгов не имела практического значения. Другая ситуация создалась к концу второго года экономического кризиса, когда Нью-Йорк

xreferat.com